Okopka.ru Окопная проза
Войтенко Сергей
Хроника одного поиска

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.95*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они шли в ночной мгле, ломая, промокшими за день валенками, тонкий мартовский ледок. Иногда, с окраины села, рассеивая серость, взлетала осветительная ракета. И тогда над полем проносились кровавые пунктиры трассеров дежурного пулемёта. Каждый из них хотел жить и выйти к своим. Но никто из них не знал и знать им было не дано, что Судьба уже беспощадно поделила их на живых, пленных и мёртвых.

  Готовя этот материал к размещению на Окопке, я не стал ничего менять. Оставил ошибочные версии, поспешные выводы и неподтвердившиеся сведения. Потому что - Окопка не то место где надо стараться казаться лучше, чем ты есть на самом деле. Пусть этот путь остаётся таким, каким я его прошёл и продолжаю идти.
  
   Часть I. 2004 - 2007 г.г. Начало.
  
   Всё началось с бланка старого извещения размером в половину тетрадного листа. С лохматыми краями, истёртого на сгибах и пожелтевшего от времени. Стандартный бланк. В июне 1943 года сотрудник военкомата вписал в соответствующие графы необходимые сведения, и простая бумажка превратилась в документ. Безжалостно и без эмоций, этот документ сообщал, что красноармеец ПП 334 Раухвергер Борис Израилевич, верный воинскому долгу и присяге, вступил в бой 16 марта 1943 года и пропал без вести в боях за город Харьков.
   Это был мой дед.
   К моменту, когда отсканированная копия этого бланка попала ко мне в руки, из рассказов мамы, я знал следующее.
  
   Рождённого в 1908 году, деда призвали сразу. Летом 1941 года. К тому времени семья проживала в годе Старый Оскол, тогда ещё Курской области. Попал он служить в одну из частей НКВД, в Подмосковье, в город Подольск. Военный человек - человек подневольный: где и какую службу нести - решать не ему, а его командирам. Что это была за часть - ни бабушка, ни, тем более, моя мама, тогда 9-ти летняя девочка, конечно, не знали. Известно было только, что периодически он выезжал в командировки на фронт, которые, по словам заехавшего как-то сослуживца, были очень опасны.
   В июле 1942 война подошла к Старому Осколу. Бабушка, с четырьмя детьми, 13-ти, 9-ти, 3-х и полутора лет, никаких шансов эвакуироваться не имела. Немцы прорвали фронт и события развивались стремительно. Кто пошустрее, из начальства, укатил на служебных грузовиках. Простой народ остался под немцем. Здесь, если можно так сказать, повезло. Гарнизоном в Старом Осколе стояли венгры. По рассказам бабушки, к мирному населению они, не в пример немцам, относились терпимо. Кроме того, бабушке удалось устроиться работать в пекарню. Смерть от голода ей и её четырём детям грозила, но не до конца - из пекарни удавалось, иногда, выносить немного теста.
   В конце января - начале февраля 1943 года начались бои на подступах к Старому Осколу. Венгров сменили, рвавшиеся из окружения, немцы. Город в течение нескольких дней подвергался артиллерийскому и миномётному обстрелу. Ну и бомбёжки, конечно.
   Все эти дни, вплоть до освобождения 5 февраля, бабушка с детьми сидела в погребе. После того, как всё затихло, они выбрались на поверхность и местность вокруг себя не узнали. Всё было перепахано снарядами, минами и бомбами.
   Зарытый в саду сундучок с документами и фотографиями, найти не удалось из-за изменения ландшафта. Всё пропало.
   Через несколько дней после освобождения бабушке принесли телеграмму от деда: "Выезжаю на Валуйки буду проездом". Это означало, что эшелон пройдёт через Старый Оскол. Дед не знал и знать не мог, уцелела его семья в оккупации или нет и, видимо, подал рапорт о переводе в одну из частей, воевавших вблизи Старого Оскола. Иначе объяснить содержание телеграммы и последующие события невозможно.
   Больше от него, до самого извещения, никаких известий не было.
   Мама, правда, вспоминает, что где-то осенью 1943 года бабушку вызвали в военкомат и передали ей конверт, в котором были семейные фотографии деда . Все фото с обгоревшими краями... Объяснять особенно ничего не стали. Сказали только, что часть, в которой служил дед, попала в окружение и, готовясь к прорыву, штаб части уничтожил документы. Теперь эту местность освободили и передают то, что нашли и опознали.
   Бабушка и сама, ходя в ближайший лес за дровами, находила убитых. Если при них были документы, то их передавали в военкомат. Может, так же произошло и с фотографиями и документами, которые были при деде? Кто теперь знает?
   Два послевоенных запроса в ЦАМО: Центральный Архив Министерства Обороны - ничего не дали. Оба раза ответ был стандартным: в списках погибших и от ран умерших не числится. Я не знал тогда, ЧТО, на самом деле, означает этот ответ.
  
   Вот и вся информация, которой я располагал перед началом своего поиска.
   Так получилось в круговерти этой жизни, что я был единственный в нашей родне, у кого были возможности хоть что-то узнать. Задачу я ставил перед собой простую: установить, хотя бы ориентировочно, место гибели или захоронения деда. Если повезёт, то найти могилу. Найти сослуживцев, учитывая, прошедший с того времени 61 год, шансов у меня не было.
   Располагая номером полевой почты, схему поиска я представлял себе следующей. В Справочнике, на сайте soldat.ru, по имеющемуся номеру я устанавливаю часть или соединение. Затем подымаю, размещённые в Интернете, мемуары, описывающие события марта 1943 года под Харьковом и устанавливаю место, где мог погибнуть мой дед 16 марта. В быстром успехе, по причине своего дилетантства, я не сомневался.
   Набрав в поисковике Справочника, указанные в извещении, три цифры я тут же получил ответ " 26 ск", то есть 26-й стрелковый корпус. Очень хорошо! Запустил поиск в Сети всех ссылок на это соединение и так же быстро получил ответ: всю войну, с июня 1941 года по май 1945-го, данный стрелковый корпус находился на Дальнем Востоке и, конечно, участия в боевых действиях под Харьковом никогда не принимал.
   В создавшейся ситуации можно было предположить следующее: либо в извещении номер ПП указан ошибочно, либо ошибка или неполные данные в справочнике, либо и то и другое одновременно.
   Для начала пришлось перечитать аннотацию к справочнику. Здесь меня ожидала неожиданность. С 6-го февраля 1943 года вводилась новая система нумерации полевых почт. Цифр в номере могло быть и четыре, и пять. Для трёхзначных номеров, как в моём случае, впереди стояли два нуля.
   Слегка обескураженный этой информацией, я принялся за сканированную копию извещения. Редактором фотографий вырезал изображение номера ПП и принялся его обрабатывать. Контрастность, гамма цветов, негатив, специальные эффекты. В результате всех этих манипуляций, за последней цифрой "4", справа внизу, начал просматриваться участок дуги. То есть, в номере ПП могла быть и четвёртая цифра из следующего набора: 0, 2, 3, 5, 6, 8 или 9.
   Может быть, была и пятая, но этот участок документа был очень сильно повреждён временем. Практически не читаем. К тому же, нельзя было отбрасывать вариант с пропуском нулей в начале и в конце номера. Общее количество возможных вариантов приближалось к семи десяткам.
   Все варианты я набрал в поисковике Справочника. Получилось две страницы с расшифровками номеров ПП.
   К тому времени я уже был знаком с мемуарами Москаленко "На Юго-Западном направлении" и представлял себе, что искать нужно среди частей и соединений 40-й, 69-й и 3 танковой армий. О том, что в боях принимали участие части и соединения фронтового подчинения, а также соединения соседней 6-й армии Юго-Западного фронта, я конечно, тогда не знал.
   Также я был знаком с воспоминаниями, тогда ещё молодого старшего лейтенанта, командира батареи истребительного противотанкового артиллерийского полка (ИПТАП), В.С. Петрова "Прошлое с нами". Ему пришлось, небольшой колонной из четырёх машин, с двумя повреждёнными орудиями, выбираться из окружённого Харькова, прорываться через немецкий авангард в Ново-Покровке и, наконец, выйти к своим на юго-западной окраине Чугуева.
   Из образовавшегося перечня номеров ПП я первым делом отбросил те номера, что явно не соответствовали времени и месту действия. Соединения и части, не входившие в состав Воронежского фронта или существовавшие в более раннее или в более позднее время. Тыловые части, специальные части связи, всякие управления и крупные штабы.
   В результате такой селекции остались несколько номеров. Они принадлежали соединениям, которые могли участвовать в интересующих меня событиях или соединениям и частям, установить местоположение которых, в нужный период времени, я не мог. Либо тем, о которых я ничего не знал.
   На этом этапе поиска моё внимание привлекло упоминание в мемуарах Петрова 17-й отдельной стрелковой бригады НКВД. Ничего не найдя об этом соединении в Интернете, я обратился за помощью на форум сайта soldat.ru. Уже на следующий день по электронной почте я получил исчерпывающий ответ.
   Вкратце, в пересказе, полученная информация выглядела следующим образом.
   Бригада была сформирована летом 1942 года в составе пяти стрелковых батальонов (с 206 по 210-й) и батальона боевого обеспечения. Общая численность составляла около 5.5 тысяч человек. Предназначалось соединение для выполнения задач охраны тыла и в Харьков, после его освобождения 16 февраля 1943 года, было введено для охраны крупных промышленных предприятий и, прежде всего, Харьковского тракторного завода.
   Ситуация, однако, сложилась так, что уже в начале марта один из батальонов бригады был привлечён к боевым действиям в Мерефе, куда 6 марта прорвалась немецкая разведка на бронетранспортёрах.
   По своим боевым возможностям бригада представляла собой стрелковое соединение без тяжёлого вооружения. Без усиления артиллерийскими и миномётными частями противостоять элите немецких вооружённых сил - танковым дивизиям 2-го танкового корпуса СС, бригада, конечно, не могла. Да и тактических навыков, необходимых для ведения успешного оборонительного боя, как в полевых, так и в городских условиях, у военнослужащих бригады не было.
   Судьба отвела бригаде всего неделю. 10-го марта начались бои на северной и северо-западной окраинах Харькова, а уже 12 марта, остатки 206 батальона бригады были окружены в районе Холодной горы. Командир батальона, не имея связи с командованием бригады, принял рискованное, но, как оказалось, правильное решение и повёл батальон на прорыв в северо-западном направлении, через тылы, наступавшей в городе, танковой дивизии "Адольф Гитлер". Уже на следующий день батальон вышел в расположение 107 сд в районе села Казачья Лопань.
   К 15 марта, в ходе уличных боёв, бригада оказалась в окружении, да ещё и рассечённой на две части: остатки трёх батальонов во главе с командиром бригады полковником Танкопием на южной окраине города и 210-й батальон с батальоном обеспечения под командованием начальника штаба бригады подполковника Зевягина - в районе тракторного завода.
   Получив, 15-го марта, приказ на выход из окружения, обе группы к утру 17-го вышли к своим. Командир бригады погиб уже при переправе через Северский Донец у села Мохначи.
   Несколько забегая вперёд, скажу, что с командиром бригады вышло около 600 человек. Ещё около 300 вышло с начальником штаба. Плюс 206 батальон. Это из числа пяти с половиной тысяч первоначальной численности.
   Прочитав это сообщение, я нашёл и скопировал карту - "километровку" с участком местности от южной окраины Харькова до села Мохначи на правом берегу Северского Донца. Карта говорила: если прорыв начинать с наступлением темноты и успеть без боестолкновений пройти местность до речки Уды, то за ней - громадный лесной массив. По нему, если без обоза, за день можно пройти, оставшиеся до Северского Донца, 12 - 16 километров. Так что, шансы были.
   Ход событий начал понемногу проясняться, но оставался громадный пробел - я не знал номера ПП ни самой бригады, ни её батальонов. Вполне могло случиться так, что мой дед не имел никакого отношения к этому соединению.
  
   Следующий прорыв в поиске наступил после того, как я попал на сайт "Весь Харьков". Там, в главе, посвящённой событиям марта 1943 года, я впервые встретил перечень частей и соединений, участвовавших в обороне города и затем, пробивавшихся из окружения. Это были: 19 сд, 303 сд, 62 гв.сд, 86 танковая бригада (тбр) и 179 тбр. Ну и 17-я осбр НКВД, конечно.
   Проверка, имевшихся у меня номеров ПП, показала, что из всех этих соединений только отдельная моторазведрота 303-й стрелковой дивизии имела подходящий номер ПП - 03343. Это уже было достаточно достоверное совпадение.
   Осуществив поиск по ссылкам на эту дивизию, я установил, что она принимала непосредственное участие в боях за Старый Оскол, затем наступала на Обоянь и с 13 февраля, приказом командующего Воронежским фронтом, передавалась из 40-й армии в 38-ю. К концу февраля дивизия находилась во фронтовом резерве. Вся эта информация не противоречила той, которая была у меня до начала поиска. Оставался только один вопрос: как в середине марта дивизия оказалась в Харькове?
   Следующим прорывом, сопровождавшимся целым водопадом информации, стал для меня харьковский сайт dalizovut.narod.ru. Именно на нём я нашёл книгу Гладкова "На огненных рубежах". Автор, и это явно было видно из того, как он излагал ход событий, пользовался архивными материалами на уровне донесений или журналов боевых действий. Изложение материала сопровождалось описанием рубежей и боевых действий с точной привязкой по времени. Это была находка.
   Вкратце, в изложении Гладкова, события развивались следующим образом.
   Непосредственно в городе и на его окраинах вели боевые действия 19сд, 303сд, 86 тбр, 179 тбр, 17 осбр НКВД, отдельные артиллерийские полки. При этом, находившаяся у Обояни, 303 сд, получив приказ 4 марта, уже вечером 8-го марта своими передовыми подразделениями вступила в бой с частями танковой дивизии "Дас Рейх" у местечка Люботин. В 1943 году - это в 20-ти километрах от западной окраины Харькова. 62-я гв.сд держала оборону в районе Мерефы, прикрывая город с юго-запада. В стыке с ней, на её левом фланге, на рубеже речки Мжа, держали оборону чехословацкий батальон и 25 гв.сд Юго-Западного фронта.
   Здесь я должен заметить, что полководец, придумавший эту операцию и руководивший её осуществлением - фельдмаршал Манштейн, планировал обойти Харьков с юга и с севера, форсировать Северский Донец и уже на его восточном берегу замкнуть клещи окружения.
   Однако. Однако южную часть клещей замкнуть не удалось. 6-я танковая дивизия 48 танкового корпуса была остановлена на рубеже речки Мжа до вечера 13 марта. Кроме того, немцы очень не хотели вводить танковые дивизии в город, так как боялись повторения Сталинграда. Всё это, вместе взятое, привело к импровизации. Город пришлось обходить с севера и после этого наносить удар по его восточной и юго-восточной окраинам. Только Лейбштандарт "Адольф Гитлер" пробивался в городе своими штурмовыми группами с севера на юго-восток.
   В результате уличных боёв, обхода города с востока и юго-востока частями танкового корпуса СС и выходу к юго-западным окраинам города 11-й и 6-й тд 48-го танкового корпуса, к полудню 15 марта сложилась следующая обстановка.
   В районе тракторного завода оборонялись 179 тбр, остатки 210осб и оббо 17-й сбр НКВД, в районе станции Основа - подразделения 19сд, далее по восточному берегу реки Уды до северной окраины Безлюдовки - 303-я сд, Безлюдовку, фронтом на юго-запад, юг и юго-восток обороняла - 62-я гв.сд. Немного восточнее Безлюдовки, у хутора Котляры, оборонялись части 86 тбр и 315 сп 19-й сд. Туда же, к Безлюдовке, отошли из района паровозостроительного завода и остатки 3-х батальонов 17-й сбр НКВД.
   Около 15 часов по рации 62-й гв.сд был получен приказ на выход из окружения. В 22.00, после пятиминутного артиллерийского налёта, соединения и части пошли на прорыв по маршруту Безлюдовка - Васищево - Лизогубовка - Мохнач. 1-я группа - 303-я сд и батальоны 17-й сбр, 2-я группа - 86 тбр и 19-я сд. Прикрытие - 62-я гв.сд.
  Весь следующий день, 16-го марта, шли бои в лесном массиве южнее реки Уды и 17-го марта части вышли к своим на участке 25-й гв.сд соседнего Юго-Западного фронта.
   Не менее успешно прорвались и части, окружённые у тракторного завода. Только они прорывались на восток и 17-го марта вышли к своим на восточный берег Северского Донца между Старым Салтовом и Чугуевым.
   Вот такая вот картина получалась в книге Гладкова, изданной в 1984 году. Всё организовано, с группами прорыва и прикрытия.
  
   Полученная информация давала ответы на некоторые вопросы, но, как это часто бывает, порождала новые. Я продолжал поиск в надежде отыскать подробности, воспоминания, уточнения. Медленно, понемногу, мозаика событий начала изменяться.
  
   Первыми я нашёл короткие воспоминания офицера связи 179 тбр лейтенанта Антонова, потом командира 1-й роты 390 танкового батальона 179 тбр старшего лейтенанта Загаюнова. Его батальон, по Гладкову, входил в группу прикрытия.
   Антонов в ночь прорыва с 15-го на 16-е марта 1943 года был послан командиром с двумя Студерами и 8 военнослужащими бригады по маршруту выхода. Они пробрались через совхоз им. Фрунзе, по дороге украв у немцев, спавших без охранения, две бочки топлива. Через два часа к совхозу подошли основные силы бригады и три часа вели бой. Утром 17-го марта бригада переправилась на восточный берег Северского Донца. В принципе, ничего нового.
   Загаюнов начинает свои воспоминания, вероятно, с 17-го марта, когда он оказался в карьере, возле Лизогубовки. Это в двадцати километрах от района тракторного завода, где должна была находиться его группа прикрытия. Как он там оказался вместе с остатками батальона, Загаюнов не говорит. Единственным предположением, согласовывающим все события, было следующее: группа прикрытия не вошла в прорыв вслед за основными силами 179 тбр и отошла, или была отброшена, на юго-запад, к Лизогубовке. При этом Загаюнов вспоминает, что в течении дня 17-го в карьере собралось около 600 человек, причём некоторые командиры уже были в штатском. На следующий день они пошли на прорыв под огнём нескольких немецких пулемётов через речку Уды. Прорвались. В лесу напоролись на немецкую артиллерийскую батарею. Перебили прислугу. У встреченных немецких обозников забрали сахар и им питались два дня. 20-го вышли к своим. При переходе линии фронта были обстреляны. Своими.
  
   После прочтения воспоминаний лейтенантов из 179 тбр у меня зародились первые сомнения в версии Гладкова.
  
   Потом в Справочнике полевых почт я нашёл номера 17 сбр НКВД. Ни один из них и близко не подходил к искомым 334??.
  
   Потом я нашёл отсканированную копию "Фронтовой иллюстрации" номер 6 за 2004 год. Историк Алексей Исаев, чьему перу принадлежали материалы выпуска, подробно излагал ход интересующих меня событий. С прекрасными картами, фотографиями и с широким использованием архивных материалов. Панорама событий, без мифотворчества и идеологических заплётов, к интересующему меня периоду 15-го - 16-го марта выглядела следующим образом.
   Приказ на выход из окружения был получен в 15.00 15 марта по, единственной уцелевшей в окружённых войсках, рации 62-й гв.сд. Далее приказ передавался по принципу " извести соседа". Такими соседями были 303-я сд, части 19 сд, 86 тбр, остатки 17-й сбр НКВД. 179 тбр и части, окружённые в районе тракторного завода, получили такой же приказ в 20.00. Вероятно, в танковой бригаде уцелели рации.
   Самое главное. Судя по материалам "Фронтовой иллюстрации" Исаева, в окружении могли оказаться также 350-я сд, 253-я сбр, 104-я сбр, 195-я тбр. В числе окружённых частей и соединений, могла быть и 48-я гв.сд. Всё это, вместе взятое, значительно расширяло область поиска.
   Первое опровержение я получил по 195-й тбр. Соединение было в числе соединений 15 тк, которые в первых числах марта вырвались из окружения под Кигечёвкой и были отправлены на переформирование. Это следовало из воспоминаний заместителя командующего корпуса по технике А.А.Ветрова.
   253-я сбр упоминалась у Петрова и по состоянию на 8-е марта 1943 бригада отошла за речку Мжа. То есть, в последующем к юго-западной окраине Харькова. Так что, её нахождение среди окружённых соединений не опровергалось.
   104-я сбр не упоминалась ни в одном из источников. Как будто, она растворилась во времени и пространстве. Навсегда.
   С 48-й гв.сд и 350 сд ситуация на 15-е - 16-е марта была неясной. Ни мемуаров, ни ссылок, ни упоминаний. Хотя так не бывает. Что-то должно было остаться. Единственное упоминание было у Петрова. Какие-то подразделения 350 сд отходили через боевые порядки 62 гв.сд юго-восточнее Мерефы.
   48-я гв. сд крайний раз упоминается у Гладкова 4-го - 5-го марта, в связи с боями на рубеже речки Мжа. Отбили одну атаку, вторую. Немцы отбомбили рубеж, провели артподготовку и ломанулись правее - через боевые порядки 350-й сд в Староверовке. И прошли. Повернули на запад, чтобы ударить по тылам 48-й и напоролись на противотанковый район. Атаковали раз, другой. Не получилось. Обошли и потянулись к Люботину. Нашим ничего не оставалось, как отходить к юго-западной окраине Харькова.
   Но ничего нет по 16-му марта. По той дате, что так интересовала меня.
   Потом мне попались мемуары о 8-й артиллерийской дивизии и, оказалось, что её полки, сражавшиеся южнее Харькова, также могли оказаться в городе и на его окраинах.
   Не слишком прояснили ситуацию и воспоминания связиста из 1-го гвардейского кавалерийского корпуса - Олимпиева. Единственное, что заслуживало внимание это то, что до 19-го марта мост через Северский Донец в Старом Салтове был свободен. То есть для частей, прорывающихся на восток, был шанс переходить реку не по льду, который едва держал только людей, а по мосту. Значит, был шанс вывезти технику.
   Совсем по-новому заставляли взглянуть на ситуацию воспоминания командира 73-го гв.сп 25-й гв.сд майора Штыкова и командира этой же дивизии генерал-майора Шафаренко П.М.
   В этих мартовских боях дивизия остановила 6-ю танковую дивизию немцев у Тарановки, а затем у Змиёва на рубеже речки Мжа. Во многом, именно благодаря этому соединению, немцам не удалось замкнуть южные клещи вокруг Харькова. Если бы это произошло, то шансов выбраться из города и его окраин практически бы не было.
   14-го марта положение полков дивизии сильно осложнилось. Немцы вышли на тылы. Соседи справа - чехословацкий батальона и подразделений 62-й гв.сд в ночь на 14-е марта, в соответствии с приказом, отошли. 62-я гв.сд - в Безлюдовку, чехи - на восток в Терновую и дальше на юг к Мохнач.
   15-го марта 25-я гв.сд, отбивалась от немцев, с каждым часом рискуя быть окружённой и расчленённой на отдельные полковые очаги обороны. В середине дня был получен приказ пробиваться на восток, к Мохнач и удерживать этот населённый пункт, способствуя выходу из окружения частей из-под Харькова.
   Полк Штыкова к утру 16-го вышел к Мохнач и, по словам командира полка, выбил немцев из села. Командир дивизии в своих мемуарах об этом бое не вспоминает. Приблизительно в 18.00 немцы начали артиллерийскую подготовку и на несколько дней, до 21-го марта, село превратилось в арену кровопролитных боёв с переменным успехом. После 21-го марта немцы окончательно захватили северо-западный берег Северского донца.
   Штыков ни одним словом не упоминает о выходящих из окружения. Его командир дивизии, упоминает о том, что вплоть до 21-го марта люди из Харькова продолжали выходить. Но факт остаётся фактом: 16-го марта утром, в конечном пункте маршрута выхода из окружения, в селе Мохнач, уже были немцы.
  
   Следующим шагом были материалы о судьбе командира 350 сд - полковнике Звереве. После того, как 5 марта немцы прорвались через боевые порядки дивизии в Староверовке, разгневанный командующий 3-й танковой армией генерал-лейтенант Рыбалко, отстранил от командования дивизией генерала Гриценко и назначил на эту должность полковника Зверева.
   Военная судьба Зверева складывалась драматически. Командуя 190 сд, он попал в плен под Уманью в августе 1941 года. Выдал себя за красноармейца по фамилии Шевченко и через некоторое время бежал. Возможно, но это только догадка, был отпущен немцами, которые в то время практиковали такие меры по отношению к военнослужащим - украинцам. 6-го сентября он перешёл линию фронта и две недели проходил проверку. Не был репрессирован, но проверяющие не рекомендовали использовать его в действующих частях. Только в декабре 1942 года, после службы в запасной стрелковой бригаде, его назначают на должность зам.командира 127 сд, а потом переводят в штаб 350сд офицером по особым поручениям.
   22 марта, как было указано в материалах, в селе Лизогубовка он сдастся в плен вместе с начальником штаба дивизии и командиром артиллерийского полка. Потом будет служба в РОА у Власова, отличия при формировании 2-й дивизии РОА, звание генерал-майора и крест в награду. Потом неудачная попытка увести дивизию в американскую зону, попытка самоубийства при задержании, суд и смерть в петле. Но всё это будет потом.
   А сейчас, сам факт того, что штаб 350 сд 22 марта оказался в Лизогубовке порождал новые вопросы. А где дивизия и как она выходила из окружения?
  
   Следующей была информация о командире арьергардной 62-й гв.сд. полковнике Зайцеве. В ночь с 15-го на 16-е марта, он был тяжело ранен. Весь день 16-го адъютант укрывал его в поле между Лизогубовкой и Терновой. Под вечер, они укрылись в крайней хате на околице Терновой и адъютант ушел искать помощь. Днём 17-го немцы взяли в плен раненного полковника. Кстати, начальник штаба дивизии так же был ранен, но его смогли вынести. Почему полковник Зайцев оказался в поле, в стороне от маршрута движения, без своего штаба, без комендантского взвода, вообще, без дивизии?
  
   В моём поиске наступил момент, когда область моих знаний расширялась вширь, а не вглубь. Перечень частей рос, но подробностей не добавлялось. Для каждого соединения я проверял номера полевых почт, но ничего совпадающего, хотя бы частично, не попадалось. Наконец, новая информация перестала поступать совсем.
   Я понял, что попал в информационный тупик.
   К тому времени у меня назрел целый ряд вопросов, на которые я не находил ответов.
   1. Как выходили из окружения 350-я сд, 48-я гв.сд, 253-я осбр, 104-я сбр, полки 8-й, к тому времени, 3-й гвардейской артиллерийской дивизии ?
   2. Каким был маршрут выхода второй группы, в состав которой входили подразделения 19 сд и 86 тбр? Почему в начале прорыва, как утверждает Гладков, группа должна была брать хутор Федорцы, расположенный гораздо ближе к тракторному заводу, чем к Безлюдовке, в районе которой сосредотачивались основные силы окружённых?
   3. Почему командир 4-й батареи 595-го иптап старший лейтенант Петров, по его словам, в ночь с 15-го на 16-е объезжавший по полю Безлюдовку, а потом берегом реки - Уды и Терновую, ничего не говорит о звуках боя? Ведь именно в это время шёл бой за Васищево и Терновую?
   4. Как проходил прорыв? Что, вообще, происходило 16-го и 17-го марта? Почему 16-го не вышли к Мохначу?
   5. Как в действительности проходил прорыв третьей группы в составе 179 тбр и подразделений 17 сбр?
   Были и другие вопросы, но они не носили принципиального характера.
  
   Мой поиск длился уже полтора года. Я стал завсегдатаем поисковых и исторических сайтов. Пытался выуживать хоть какие-то крохи полезной информации, следил за новостями и темами на форумах. Постепенно я понял, что нужны качественно другие источники информации. Понял, как по-дилетантски я делал своё дело. Понял, что мемуары, особенно изданные до конца восьмидесятых - это самый ненадёжный источник. Не потому, что люди писавшие их, хотели что-то утаить или исказить, хотя, возможно присутствовало и это, а потому, что, во-первых, всё ими написанное проходило цензуру, во-вторых, время играло с их памятью, а в-третьих, никто не любит писать о поражениях, окружениях и отступлениях. Ни наши, ни немцы.
   Кстати, немецкие мемуары, я имею в виду Манштейна и Меллентина, вообще, не давали какой-нибудь ценной информации. Манштейн был очарован красотой плана операции и лишь вскользь отметил, что не всё удалось. Основные причины, конечно, погода и Гитлер. Первая мешала немцам всегда, так же как и второй, всё время пытавшийся исказить претворение в жизнь решений гениального полководца Манштейна. Начальник штаба 48-го танкового корпуса Мелентин скромно умалчивает о том, что дивизии его корпуса неделю топтались на месте не в силах преодолеть оборону стрелковых дивизий Красной Армии и, фактически сорвали воплощение в жизнь задумки гениального Манштейна .
   Более того. И первый и второй писали свои мемуары по заказу англичан, не имея доступа ни к оперативным документам той поры, ни к архивам. Поэтому так много у них размышлений на общие темы, откровенной пропаганды немецкого военного гения и описаний бытовых мелочей.
  
   Вообще, читая Меллентина в той части, где он очень кратко описывает участие его 48-го тк в боях за Харьков, хочется спросить, покойного, правда, генерала: " Господин Меллентин, вот, по донесениям танковых дивизий вашего корпуса, на 8 марта боеготовыми в обеих дивизиях были 73 танка, а по состоянию на 10 марта - уже 35.
  Вот эти недостающие 38 танков они, что в мартовских лужах утонули или вам всё-таки накостыляли по шее в Ракитной, Соколово и Тарановке? И где эти "орды большевиков", с которыми вы воюете, когда в эти дни вашему корпусу противостояли, ослабленные двухмесячными боями, стрелковая дивизия, стрелковая бригада и два десятка пушек?". Только не ответит генерал. Ушло его время.
  
  
   Думая, что мне не удастся найти ещё что-нибудь, я решил систематизировать то, что у меня было и, в процессе этой систематизации, выяснилось, что я многого не знаю. Повторяю, нужны были качественно новые источники информации. И это время пришло.
  
   Первым делом я обнаружил на одном из сайтов отсканированную копию книги французского автора Бернажа " Харьков. Январь-март 1943. Контрудар танкового корпуса СС".
   В книге было достаточно много фотографий, боевые донесения и приказы. На них автор и построил изложение материала, описывая события день за днём. Прежде всего, меня интересовали 15-го и 16-го марта.
   Я позволю себе прокомментировать написанное в этой книге.
   Итак. 15-е марта.
   " После победоносных боёв к северу от Рогани дивизия СС "Тотенкопф" прорвалась в Чугуев в ночь с 14-го на 15-е. Несмотря на активное сопротивление, к полудню город очищен от неприятеля. Таким образом, окружение Харькова завершилось на востоке".
   Постойте, постойте. По словам старшего лейтенанта Петрова, командира батареи 595-го иптап, он прорвался к своим на окраине Чугуева ранним утром 16-го марта и город ещё не был захвачен. А что если Петров ошибся в дате на один день и из окружения он выходил в ночь с 14-го на 15-е? Тогда всё становится на свои места. Он не упоминает о боях по прорыву окружённых частей, потому что ночью 14-го они ещё не получили приказ на прорыв. 15-го утром он промчался мимо немецкого авангарда в Ново-Покровке. Тот и должен был там находиться, потому что в полдень 14-го они были в восьми километрах от Ново-Покровки - в Терновое, где и настигли обоз чешского батальона. Значит, площадь Дзержинского в Харькове вместе со своей батареей Петров оставил днём 14-го. Всё согласуется.
  Далее. "Советские части, оказавшиеся между танковым корпусом СС и 48-м танковым корпусом, пытаются бежать к юго-западу и юго-востоку".
   Этот пассаж объяснить очень трудно. Собственно говоря, все окружённые части находились между танковым корпусом СС и 48-м тк. Видимо, какие-то подразделения отходили на юго-запад к Безлюдовке, где держала оборону относительно боеспособная 62-я гв.сд. Кстати, факт отхода остатков трёх батальонов 17-й бригады НКВД находит подтверждение во фразе "...один батальон Красной Армии отходит в направлении Безлюдовки".
   Абсолютно было непонятно, какие подразделения могли отходить на юго-восток, то есть в сторону Чугуева. Кто это был?
   " Последовавшее затем сражение отличается особой ожесточённостью. Но танки, штурмовые орудия и зенитки эффективно поддерживают наступающие подразделения, которые с боем переходят от одного завода к другому, и этот путь усеян уничтоженными советскими танками. В полдень весь промышленный комплекс оказывается в руках усиленного полка "Дер Фюрер". Разведывательный батальон Курта Маейра подходит к заводу с востока. Теперь установлено соединение с подразделениями дивизии "Лейбштандарт", сражающейся в Харькове".
   Я так понимаю, что это, не отличающееся складностью перевода и изложения, описание захвата Харьковского тракторного завода. Там держала оборону 179-я танковая бригада. По словам, упоминавшегося выше, старшего лейтенанта Антонова, офицера 179-й тбр, бригада вошла в Харьков 9-го марта, имея боеспособными 24 танка, а на прорыв пошла с 12-ю танками. Как потерянные 12 танков, причём, не все на территории завода, могли "усеять" 6 километров заводской территории, я себе представляю слабо. Скорее всего, немцы, по старой своей традиции, чтобы придать вес своему успеху, посчитали "уничтоженными" и танки, собранные на заводе для ремонта. Но факт остаётся фактом: к полудню 15-го марта наши части были вытеснены с территории завода. Скорее всего, на северо-запад, по направлению к обозначенному на карте 1943 года хутору Немышля.
   Следующее предложение, относящееся к событиям 15-го марта, поставило меня в тупик. " Около 2000 советских солдат убегают с завода в южном и юго-восточном направлении".
   Во-первых, 2000 человек по меркам того времени - это почти половина стрелковой дивизии. Что это за соединение? Во-вторых, как это стрелковое соединение может "убегать" от танковых частей? В-третьих, местность там холмистая, со множеством оврагов и ручьёв. Как можно было, вообще, посчитать количество отступающих да ещё и бегущих? Скорее всего, какое-то крупное подразделение действительно отступило в южном и юго-восточном направлении. К станции Рогань и к Чугуеву.
   И в заключении." В 17.00 вторая атака полка "Дер Фюрер" на Лосево увенчивается успехом".
   Посёлок Лосево - это жилой район напротив тракторного завода. Их разделяет шоссе на Чугуев. Кто оборонялся в Лосево и отбил первую атаку этого самого усиленного полка "Дер Фюрер"?
  
   16-е марта.
   "Ночью и на рассвете боевая группа Хармеля (полк СС "Дойчланд") отбрасывает
  несколько тактических групп противника, пытавшегося осуществить прорыв. Последние намеревались окружить Терновую, но их атаки захлебнулись, а три танка Т-34 были уничтожены".
   Терновую, как мы знаем, никто окружать не собирался. В этом направлении прорывались 19 сд с 86 тбр. Танковая бригада понесла тяжёлые потери в уличных боях в Харькове. Там же, 14 марта погиб и командир бригады подполковник Засеев. Три упомянутых танка - это, скорее всего, всё, что оставалось у бригады. Существуют, так и не найденные мною, мемуары заместителя командующего 3-й танковой армии генерал-майора Белова Е.Е. - единственного из военачальников армейского звена, оставшегося с окружёнными частями. В книге Гладкова приводится отрывок, в котором генерал-майор вспоминает бой в самой Терновой, где гранатами удалось поджечь несколько немецких машин и танков. Белов утверждает, что части, с которыми он выходил из окружения, прорвались через Терновую.
   Кто здесь неправ, то ли немцы, не захотевшие оглашать в донесении факт прорыва, то ли генерал-майор Белов, желавший осветить в несколько героическом виде прорыв из окружения, теперь уже не установить. В любом случае, через Терновую или обтекая её, части 19 сд, и 86 тбр из окружения вышли.
   То, что упомянуто "несколько тактических групп", говорит о том, бои шли по южной части периметра окружения, скорее всего и в Лизогубовке, расположенной на той же дороге в Чугуев, что и Терновая, только на пару километров западнее.
   Далее следует упоминание о группе 179 тбр. "В секторе Лосевского тракторного завода (юго-восточнее Харькова) два советских полка, у которых имелось от 8 до 10 танков, больше не реагируют на немецкий огонь".
   Во-первых, не два полка, а танковая бригада с остатками двух батальонов 17-й бригады НКВД. Во-вторых, танков перед прорывом у них было 12. В-третьих, как они могут реагировать на немецкий огонь, если они к тому времени уже были километрах в двадцати от тракторного завода, на подступах к Непокрытое (Шестаково)?
   И последнее упоминание о боях 16-го марта.
   "...боевая группа Кума (полк СС "Дер Фюрер") приготовилась к атаке, при поддержке танков и штурмовых орудий. Усиленная реактивно-миномётным дивизионом корпуса, она атакует Лосевский тракторный завод, и к 9 часам этот завод очищен. Советские части, которые были там окружены, попытались прорваться на восток и северо-восток к Рогани, Прелестному, Байраку."
   Я, вообще, перестал что-либо понимать. В полдень 15-го тракторный завод уже взяли. Зачем его ещё раз штурмовать, да ещё и с реактивно-миномётным дивизионом? Какие части могли оказаться на территории завода, если все "убежали" ещё 15-го? Рогань находится на юго-востоке от тракторного завода, а не на северо-востоке. Кто пытался прорваться на восток и северо-восток 16-го утром?
  
   В общем и целом книга Бернажа породила во мне большие сомнения. Если немцы относительно правдивы в своих донесениях, то это противоречит официальной версии, изложенной в книге Гладкова. Если Гладков прав, то тогда немцы безбожно привирают. Возможен был и третий вариант, когда обе стороны, в своих донесениях вышестоящему командованию излагали ход событий в выгодном для себя свете.
  
   Где-то в конце 2006 года я попал на сайт, который представлял собой объединённую базу данных безвозвратных потерь в Великой Отечественной войне. Сайт находился в процессе разработки, еженедельно обновлялся и к моменту, когда я начал с ним работать содержал около 30% от объёма информации, предназначенной для ввода. Первые же попытки поиска дали свои результаты.
   Алгоритм моей работы был прост: в поисковике я набирал номер соединения или подразделения, дату выбытия. В полученных результатах, просматривая списки убитых и без вести пропавших, я отбирал названия населённых пунктов, которые иногда указывались в определённой графе.
   В начале информации было немного. Постепенно, она накапливалась и, в течение 2007 года мне удалось, наконец, систематизировать материал.
  
   Несколько пояснений. " Нет записей" - означает, что боевых донесений данного соединения о безвозвратных потерях с конкретной датой нет. "Населённые пункт не указан" - означает, что в донесении место гибели или место, где военнослужащий пропал без вести - не указано. В отдельных донесениях - таких целые страницы.
   В сопроводительных записках к некоторым донесениям указано, что сведения собраны путём опроса вышедших из окружения. Поэтому, в целом ряде случаев, дата означает, когда человека видели живым в последний раз, что, конечно, может отличаться от реальной даты гибели, ранения или пленения.
  
  11.03.1943.
  303 сд. Нет записей.
  19сд. Харьков.
  62-я гв.сд Нет записей.
  86тбр. Коротич.
  179 тбр. Населённый пункт не указан.
  25 гв.сд. Тарановка.
  48 гв.сд. Сухая балка, Мокрая балка.
  350 сд. Мелиховка
  253 сбр. Безлюдовка, Чугуев.
  
  12.03.1943.
  303 сд. Нет записей.
  19сд. Харьков.
  62-я гв.сд Мерефа.
  86тбр. Харьков, Кочеток, Кицевка.
  179 тбр. Харьков.
  25 гв.сд. Тарановка.
  48 гв.сд. хутор Зайки, Сороковка.
  350 сд. Населённый пункт не указан (медсанбат)
  253 сбр. Чугуев, Каменная Яруга.
  
  13.03.1943
  303 сд. Нет записей.
  19сд. Основа, Харьков.
  62-я гв.сд Нет записей.
  86тбр. Нет записей.
  179 тбр. Харьков.
  25 гв.сд. Тарановка.
  48 гв.сд. Хотомля, Старый Салтов.
  350 сд. Рябухино
  253 сбр. Нет записей.
  
  14.03.1943
  303 сд. Хутор Котляры.
  19сд. Основа, свх.Микояна.
  62-я гв.сд Нет записей .
  86тбр. Район Харькова.
  179 тбр. Харьков, Непокрытое, Васищево, Старый Салтов.
  25 гв.сд. Населённый пункт не указан.
  48 гв.сд. Свх. Ленина, Новодоновка, хутор Заики, Харьков.
  350 сд. Лизогубовка
  253 сбр. Район тракторного завода.
  
  
  15.03.1943
  303 сд. Хутор Котляры.
  19сд. Рогань, Основа, Харьков .
  62-я гв.сд Лизогубовка .
  86тбр. Северная окраина свх. Им. Сталина, Чугуевский район.
  179 тбр. Свх. Им. Фрунзе, Васищево, Старый Салтов.
  25 гв.сд. Населённый пункт не указан.
  48 гв.сд. Станичное.
  350 сд. Лизогубовка, Рябухино.
  253 сбр. Район тракторного завода.
  
  16.03.1943
  303 сд. Нет записей.
  19сд. ХТЗ, Рогань, Федорцы, Безлюдовка, Васищево, Алексеевка, Красная Поляна .
  62-я гв.сд Островерховка, для большинства записей населённый пункт не указан.
  86тбр. Район Харькова.
  179 тбр. Свх. Им. Фрунзе, Васищево, Старый Салтов, Харьков.
  25 гв.сд. Мохначи, Левковка.
  48 гв.сд. Нет записей.
  350 сд. Жихарь, Васищево.
  253 сбр. Свх.им. Фрунзе, Васищево, район ХТЗ, Чугуев, Песчаное, хутор Федорцы.
  
  17.03.1943
  303 сд. Район Харькова.
  19сд. Лазуковка, лес 2 км. севернее Скрипаи.
  62-я гв.сд Населённый пункт не указан.
  86тбр. Нет записей.
  179 тбр. Хутор Немышля, Харьков (плен).
  25 гв.сд. Нет записей .
  48 гв.сд. Нет записей.
  350 сд. Лизогубовка.
  253 сбр. Н.Петровка
  
  18.03.1943
  303 сд. Район Харькова (плен).
  19сд. Нет записей.
  62-я гв.сд . Нет записей.
  86тбр. Нет записей.
  179 тбр. Населённый пункт не указан.
  25 гв.сд. Мохначи.
  48 гв.сд. Нет записей.
  350 сд. Лизогубовка.
  253 сбр. Кочеток
  
  19.03.1943
  303 сд. Нет записей.
  19сд. Харьков (плен).
  62-я гв.сд . Населённый пункт не указан.
  86тбр. Нет записей.
  179 тбр. Нет записей.
  25 гв.сд. Нет записей .
  48 гв.сд. Нет записей.
  350 сд. Шубино.
  253 сбр. Нет записей.
  
  20.03.1943
  303 сд. Безлюдовка (плен).
  19сд. Лес возле Безлюдоски (плен) .
  62-я гв.сд . Нет записей
  86тбр. Нет записей.
  179 тбр. Нет записей.
  25 гв.сд. Населённый пункт не указан.
  48 гв.сд. Нет записей.
  350 сд. Населённый пункт не указан, Староверовка.
  253 сбр. Нет записей
  
   Разумеется, что к данным материалам необходимы комментарии. По каждому соединению.
  
   303 сд.
   В сопроводительной записке к единственному донесению, относящемуся к марту 1943 года, разъяснено, что все документы дивизии уничтожены при выходе из окружения. В донесении указаны только офицеры штаба дивизии. 14 марта на хуторе Котляры погиб начальник штаба дивизии подполковник Метляев и ещё три офицера. 15 марта, там же, 6 офицеров штаба пропали без вести. Так что, на прорыв дивизия пошла практически без штаба.
   В сентябре и в декабре 1945 года, уже после окончания войны, из дивизии поступили донесения о пропавших без вести за период с 07.1942 по 04.1943. Конечно, без указания населённых пунктов. Просто пропал солдат в период с июля 1942 по апрель 1943 и всё.
   Благодаря человеку, заинтересовавшемуся моим поиском, но назвавшим себя только ник-нэймом Gunner, я получил фотографии обелисков в Мохначе. Есть там и начальник штаба 849 полка 303 сд. Значит, по крайней мере, головной отряд дивизии до Мохнача дошёл.
   Как и почему произошла смена командира дивизии 14 марта, мы, наверно, не узнаем никогда.
  
   19 сд.
   Неожиданности начинаются в донесениях за 15 и 16 марта. Район ХТЗ и Рогань - это 1310 полк и некоторые другие подразделения, сопротивлявшийся в посёлке Лосево. Они прорывались на юго-восток.
   16 марта указаны Безлюдовка, Васищево, Красная поляна. Это маршрут выхода 303 сд. Причём, небольшое село Красная Поляна - это уже южный берег Уды.
   В этот же день: 4 офицера и 12 бойцов 88-й отдельной разведроты 19 сд пропали без вести в районе Безлюдовка, в окрестностях Васищево пропали без вести бойцы 92-й отдельной роты связи и " в районе Харькова пропал без вести" начальник штаба дивизии подполковник Смирнов Г.Й. Кстати, в донесении точно указано, что15 марта штаб дивизии находился на станции Основа.
   То, что село на северной окраине Харькова времён 1943 года - Алексеевка, так же указана за 16 марта 1943 года, свидетельствует об оставшихся в окружении подразделениях 32-го или 315-го стрелковых полков. Самое удивительное - что кто-то оттуда всё-таки вышел.
   Записи за 17 марта ещё неожиданней. Лазуковка - это хутор на западной опушке мохначского леса. Попасть туда можно из села Красная Поляна. Значит, 16-го в Мохнач не пробились. "Лес 2 км севернее Скрипаи" - это либо группа, отходившая на Рогань, либо те подразделения дивизии, которые по официальной версии Гладкова, прорывались вместе с 86 тбр. Но о танковой бригаде мы поговорим позже.
   Запись от 20 марта " Лес возле Безлюдовки" говорит о том, что какие-то подразделения продолжали подтягиваться из города, или не успели за основной группой 15-16 марта.
   Общий вывод по 19 сд: к моменту прорыва дивизия была разделена на несколько частей. В районе железнодорожной станции Основа, в районе ХТЗ, в районе посёлка Лосево и, вероятно, мелкие подразделения в самом городе. В таких условиях, говорить о едином управлении дивизией, наверно, не приходится.
   Потери дивизии за март месяц составили 651 убитый и 1883 пропавших без вести.
  
   62 гв.сд
   В донесениях дивизии названия населённых пунктов практически не встречаются. За три дня с 15 по 17 марта, то есть за время выхода из окружения, дивизия потеряла только пропавшими без вести около 700 человек. Из них большую часть - 17 марта. Потому что, идти в этот день пришлось через боевые порядки 6-й танковой дивизии.
   Крайне неразборчиво записаны названия двух сёл за 16 марта. Если первое название ещё можно интерпретировать, как Островерховка, то второе " Старовед, Харьковской области" - никак. Скорее всего, это название записано с искажениями.
   В целом, учитывая тот факт, что, начиная с 20-го марта, записей нет, можно предположить, что к этому времени, основные силы дивизии, или то, что от неё осталось, вышли из окружения.
  
   25 гв.сд.
   Никаких сюрпризов или неожиданностей в донесениях о потерях нет. Всё совпадает с мемуарами командира 73-го гв.сп. майора Штыкова и командира дивизии генерал-майора Шафаренко.
  
   48 гв.сд
   Источники, в которых упоминается это соединение - карта, напечатанная во "Фронтовой иллюстрации" Исаева и история 3-й танковой армии. Теперь же, из таблицы видно, что после тяжелейших боёв 4-5 марта дивизия, стараясь остаться в своей полосе, отходила на север, к Люботину и далее на восток - к Харькову. Видимо, часть подразделений успела принять участие в уличных боях 10 и 11 марта. Но уже 12 марта указаны два хутора на восточной окраине Харькова (Заики и Сороковка), а уже 13 марта - населённые пункты на восточном берегу Северского Донца. Видимо, уцелевшие части и подразделения дивизии, двигаясь перпендикулярно направлению движения немецких танковых колон, проскочили по тылам немцев к реке, на восток.
   В любом случае, после 15 марта донесений о потерях нет. То есть, остатки дивизии вышли из окружения на восточный берег Донца до 16марта своим маршрутом. Хотя, ещё 14 марта какие-то подразделения продолжали бои в Харькове.
  
   350 сд.
   Вообще-то, рассказ об этом соединении заслуживает отдельной статьи. Успешно наступавшая в январе и первой половине февраля, дивизия дважды оказалась на пути контратакующих немецких группировок. В конце февраля - начале марта, чудом избежав котла под Кегичёвкой, дивизия оказывается в составе 3ТА. 5 марта именно через её боевые порядки в Староверовке, немцы прорываются на север и пытаются окружить, обороняющуюся правее, 48 гв.сд. В результате боя в Староверовке дивизия, скорее всего, была расчленена и её подразделения начали отход на северо-восток, к Мерефе и на восток, к рубежу реки Мжа.
   По 350 сд материалы наиболее информативны. Подтверждается сообщение Петрова о том, что 8 марта части 350 сд отходили через боевые порядки 62 гв.сд в районе хуторов Кравцово, Тросное. В период с 10 по 15 марта встречаются упоминания о Лизогубовке, хотя село было пройдено немцами только утром 14-го марта, Рябухино и Мелиховка - это на восток от Староверовки, 10 марта - Безлюдовка, очевидно, это результаты бомбёжки, поскольку до вечера 15-го в Безлюдовке немцев не было, и быть не могло.
   13 марта в Рябухино погибает заместитель командира одного из полков, майор Михайлов В.М. Отмечены потери в Рябухино и 15 марта.
   14 марта впервые в донесениях появляется населённый пункт Лизогубовка. Именно в этот день, утром, воспользовавшись тем, что 62-я гв.сд и батальон чехословаков были отведены с рубежа реки Мжа, в село вошли немцы. Видимо, в селе находились какие-то подразделения 350 сд.
   16 марта указаны Жихорь и Васищево. В этот день арьергардные части 62 гв.сд вели бои между Васищево и Лигогубовкой, следовательно, подразделения 350 сд шли, как бы, в след за основной группировкой, прорывающейся из окружения.
   Следующие 2 дня "камнем преткновения" для подразделений дивизии стало село Лизогубовка. 17 марта в окрестностях села пропал без вести начальник штаба дивизии подполковник Орешников И.Н.. Там же, инструктор политотдела капитан Гуляев Н.Н., погиб и оставлен на поле боя. 18 марта пропал без вести командир полка майор Рогачко И.Д. и ещё 53 военнослужащих из управления 350 сд.
   Известно, что командир дивизии - полковник Зверев попал в плен вместе с начальником штаба и командиром артиллерийского полка. Только при этом указывается 22 марта. Теперь понятно, что произошло это не 22-го, а 17-го.
   Наконец, 19 марта указано село Шубино - это уже берег реки Уды.
   Особым трагизмом наполнено донесения за 20 марта. В Староверовке ещё оставались подразделения 350 сд и продолжали нести потери. А линия фронта проходила уже по Донцу, до которого было минимум 35 километров по немецким тылам. Кроме того, летний, 1942 года, приказ Верховного Главнокомандующего никто не отменял. То есть, отход с позиций без приказа расценивался как воинское преступление и виновные несли наказание по всей строгости того времени. А если связи нет и приказ на отход ты не можешь получить в принципе? А если вокруг одни немцы?
   В целом, исходя из вновь открывшихся обстоятельств, можно предположить, что в результате боя в Староверовке дивизия была расколота на несколько групп. Одна из них отходила на северо-восток, через реку Мжа, в город. Вторая через Мелеховку и Рябухино отступала на восток на рубеж Безлюдовка - Лизогубовка. Третья группа осталась окружённой в Староверовке. Очевидно, что ни одна из этих групп приказа на отход не получила.
   Как бы там ни было, но после 20-го марта донесений о потерях дивизии - нет. Кто мог - вышел, кто не мог - тот остался, попал в плен или погиб. Поскольку дивизия не была расформирована, то, значит, её знамя вынесли. Кто и как это сделал мы, наверно, уже не узнаем...
  
   86 тбр.
   Данных, противоречащих, установленным ранее фактам, не получено. В донесении N0152 от 09.05.1943 указано, что, по состоянию на 01.04.1943, ещё 48 человек числятся как пропавшие без вести 14.03.1943 в Харькове. Единственное, что непонятно, это записи за 12 марта, в которых указаны два села в излучине Донца, северо-восточнее Чугуева: Кочеток и Кицевка. В этот день бригада вела бои в городе. Видимо, данные потери относятся к каким-то частям обеспечения бригады и понесены в результате бомбёжки, потому что 12 марта немецких частей в данном районе не было.
   Донесения о потерях заканчиваются 16 марта. Следовательно, к 17 марта подразделения бригады вышли из окружения. Чего нельзя сказать о подразделениях 19 сд, с которыми бригада прорывалась в одной группе. Или не было никаких групп? И почему-то, ни даты, ни населённые пункты с 19 сд не совпадают?
  
   179 тбр.
   Я не ожидал никаких неожиданностей в информации об этом соединении. Единственное, что требовало объяснения - как командир роты 390 тбн Загаюнов оказался в Лизогубовке. Тем не менее, вопросы нарастали как снежный ком.
   14,15,16 марта в донесениях фигурирует Васищево. Значит, после окружения бригады 13 марта в районе тракторного завода какие-то подразделения 390 тбн оказались отброшенными или отошли в район Безлюдовки.
   Также 14-16 марта в донесениях указан Старый Салтов. Абсолютно непонятно, как 14 и 15 марта в Старом Салтове могли оказаться подразделения бригады. 16 марта - да, поскольку в ночь на 16-е пошли на прорыв вдоль салтовской дороги в направлении совхоза Фрунзе, но 14-го?
   14 марта в донесении указано село Непокрытое. В соответствии с информацией Гладкова, Непокрытое части бригады достигли утром 16-го. Какие подразделения бригады были 14-го в Непокрытом?
   Далее. Пройдя Непокрытое, бригада повернула на юг, в лесной массив. Так пишет Гладков. Как же тогда быть с информацией, указанной в донесении, о том, что 16-го бригада была на северо-восток от Непокрытого - в Старом Салтове? И какой смысл был поворачивать на юг, в лесной массив, если в Старом Салтове был мост через Донец, по которому можно было провести оставшиеся танки и автомашины?
   17 марта в донесении указан хутор Немышля. Это на берегу ручья Немышля, на северо-запад от тракторного завода. Значит, в прорыв пошли не все? Или часть не прорвалась?
   Поразительно, но 16 марта в донесении указан Харьков. Кто-то ещё сражался в самом городе, либо не имея возможности соединиться с основными силами бригады, либо не получив приказ на прорыв.
   После 18-го марта в донесении записей нет. Видимо, к этому времени, все кто мог - прорвались.
  
   253 сбр.
   Скажу честно: очень долгое время информации об этом соединении не было вообще. Последнее, по времени, упоминание о бригаде встретилось у Петрова, где он сообщает, что 7 марта части бригады отошли от Старой Водолаги в направлении Ракитное. Я предполагал, что в последующем, отойдя в город, бригада, повторяя путь 48 гв.сд, ушла на восток, к Старому Салтову. Однако, меня ждал сюрприз.
   В соответствии с донесением N093 от 09.05.1943, за март месяц, бригада потеряла 449 человек убитыми и 138 пропавшими без вести. Учитывая ситуацию, это приемлемый уровень потерь, если учесть, что на 6 марта в бригаде было около 2000 человек. В соответствии с тем же донесением, события, как бы разбиваются на два этапа.
   9, 10-го марта - Ракитное, Мерефа. 11-го, 12-го - Безлюдовка, Чугуев, Каменная Яруга. То есть, бригада отходила на восток и, учитывая, что 12-го немцев ни в Безлюдовке, ни в Чугуеве не было, то потери несла только от бомбёжек. Далее, 13-го, 14-го, 15-го марта записей о потерях нет.
   И вдруг! 16 марта около 80 человек из состава бригады погибли или пропали без вести в пяти, достаточно удалённых друг от друга населённых пунктах: совхоз им. Фрунзе, Васищево, район ХТЗ, Чугуев, Песчаное (в 4км на юго-восток от Непокрытое). 16-го же, в районе совхоза им.Фрунзе, погиб командир бригады полковник Крутихин.
   Видимо, какие-то подразделения бригады оставались в городе и 16 марта пытались прорваться либо по маршруту 179 тбр: ХТЗ - совхоз им, Фрунзе - Непокрытое, либо по маршруту основной группы: Васищево - Лизогубовка - Мохнач. Часть же бригады вела бои в районе Чугуева.
   Указанное в донесении от 17 марта село Н.Петровка, если я не ошибаюсь, находится в 6 километрах на северо-запад от Непокрытого (Шестаково). Следовательно, подразделение 16 марта участвовавшее в бою у совхоза им. Фрунзе, могло не прорваться к Непокрытому и пытаться обойти его севернее. Через эту самую Петровку.
   Указанное 18-го марта село Кочеток, находится северо-восточнее Чугуева. Поскольку 18-го марта в Чугуеве уже 3 дня как были немцы, понятно, что какая-то группа обходила Чугуев.
   Начиная с 19-го марта, записей о потерях нет. Можно предположить, что подразделения бригады, выходившие последними, успели до 19-го марта перейти Северский Донец по мосту в Старом Салтове. Потому, что после 19-го этого уже было сделать нельзя.
  
   Донесений о потерях 104сбр и артиллерийских полков, в том числе и 595 иптап Петрова в базе данных нет. То ли документы были уничтожены в окружении, то ли писать донесения было некому. Извещения в адрес военкомата, видимо, выслали, а донесений не составляли. Единственное, что удалось разыскать по 104-й осбр - несколько упоминаний этого соединения в списках военнослужащих, освобождённых из плена. В графе "Место пленения" там упоминается Харьков и район Харькова. И даты: 12-е и 16-е марта.
  
   Заканчивая работу с Объединённой базой данных, совершенно случайно, я наткнулся на "Боевой путь 3-й гвардейской танковой армии", изданный Воениздатом в 1982 году. Это потом, после Харькова, армия станет гвардейской, а пока, она просто "3-я танковая". Новой для меня информации было немного. Особый интерес представлял перечень частей и соединений, оборонявшихся к югу от Харькова, около Мерефы, на рубеже речки Мжа. Это те, части, которые после 13-го марта отходили либо в город, на южных и юго-восточных окраинах которого уже полыхали уличные бои, либо на восток, в сторону Основы, Безлюдовки и Васищево. Последнее было занято немцами 14-го марта.
   Так вот. В "Боевом пути...", кроме упомянутых выше дивизий упоминаются 104-я осбр, 253-я сбр и 195-я тбр. 195-ю тбр должны были ещё в начале марта вывести на переформирование и упоминание о ней, как попавшей в окружение, было для меня неожиданностью. Я проверил наличие донесений этого соединений в Объединённой базе данных и нашёл только два упоминания: один из военнослужащих бригады был пленён 18 (!) марта в Васищево, второй 16-го марта под Харьковом. Донесений бригады о безвозвратных потерях найти не удалось. Тем не менее, стало очевидно, что какие-то подразделения бригады были в числе окружённых частей и соединений.
  
   Если мы посмотрим "Боевой состав Действующей армии" на 1-е апреля 1943 года, то есть через две недели после происходивших событий, то увидим, что все, я подчёркиваю, все соединения, вышли из окружения. Включая артиллерийские полки 8-й артиллерийской дивизии. Часть из них, такие как, 62 гв.сд, 303 сд, 48 гв.сд, 253 сбр, 595 иптап занимали оборону по берегу Северского Донца. Часть находилась во фронтовом подчинении, то есть на переформировке. Ни одно из соединений не было расформировано, значит, знамёна вынесли. Ни один из вышедших из окружения командиров соединений не был смещён со своей должности. Целый ряд солдат и офицеров были награждены.
   Вообще, судьба командного состава соединений, упомянутых на этих страницах, могла быть прослежена по Справочнику командного состава, размещённого на сайте soldat.ru. Что я и сделал. Ниже приведены результаты поиска. Устанавливая фамилии, я всё-таки надеялся, что кто-то из них дожил до конца войны и смог рассказать в своих мемуарах о пережитом. Но, оказалось, что даже у командира полка в марте 1943 года было немного шансов дожить до конца войны.
  
   303 сд. С 18.02.1943 по 13.03.1943 командир дивизии Ладыгин И.И. После выхода из окружения, командовал 121 сд. Тяжело ранен 22.07.1944.
   С 14.03.1943 по 28.12.1944 - Федоровский К.С. Умер от ран 28.12.1944.
   845 сп. С 18.02.1942 по 22.06.1943 командир полка Быков В.В. Судя по дате - из окружения вышел. Дальнейшую судьбу установить не удалось.
   847 сп. С 18.02.1942 по 08.05.1943 командир полка Чепурной А.М. Судя по дате - из окружения вышел. Дальнейшую судьбу установить не удалось.
   849 сп. Кто командовал полком в марте 1943 установить не удалось. С 08.04.1943 командир полка Исаков М.К. Погиб в октябре 1943.
  
   19 сд. С 11.11.1942 по 06.06.1943 командир дивизии Гоголицын Г.А. С февраля 1944 - командир 10-й запасной стрелковой бригады.
   32 сп. С 03.10.1942 по 08.04.1943 командир полка Салопович М.Д. Судя по дате - из окружения не вышел. Судьба неизвестна.
   315 сп. С 14.10.1942 по 08.04.1943 комнадир полка Рубан Н.А. Судя по дате - из окружения не вышел. Судьба неизвестна.
   1310 сп. С 02.02.1943 по 08.09.1943 командир полка Левада С.Д. Вынес на себе знамя полка. В сентябре 1943 умер от ран.
  
   62 гв.сд. С 18.04.1942 по 17.03.1943 командир дивизии Зайцев Г.М. Тяжело раненым пленён в Терновое 17-го марта. После освобождения в мае 1945 года прошёл проверки и был восстановлен в Вооружённых Силах.
   182 гв.сп. С 15.01.1943 по 18.03.1943 командир полка Антонов Г.С. Вероятно был ранен. С 18.03.1943 полком командует Егоров Г.Н. (погиб), а с 18.07.1943 до своего ранения 10.11.1943 - снова Антонов Г.С.
   184 гв.сп. По 11.04.1944 командир полка Луценко П.С. С 11.04 по 28.08.1944 - командир 206 гв.сп. 69 гв.сд. Дальнейшая судьба неизвестна.
   186 гв.сп. С 04.1942 по 21.06.1943 командир полка Коркишко Н.С. С июля 1943 по январь 1944 - коандир 44 гв.сд. С 01.1944 по 05.1944 - командир 172 сд. Однако, по данным командира дивизии Мошляка в момент прорыва полком командовал Диденко П.А. Он же командовал полком с 07.1943 до своей гибели в январе 1944.
  
   25 гв.сд. С 08.04.1942 по 01.08.1943 командир дивизии Шафаренко П.М. Впоследствии последовательно командовал 119 гв.сд, 33 сд, 23 гв.сд. Выжил. Написал мемуары.
   73 гв.сд. 1942 - 19.08.1943 командир полка Штыков Н.Г. Ранен 19.08.1943. С января 1945 - командир 26-го воздушно-десантного полка. Закончил войну в Чехословакии. Написал мемуары.
   78 гв.сп. С 01.07.1942 по март 1943 полком командовал Билютин К.В. Вероятно, был ранен 26.02.1943. В августе 1943 - командир 6 сд. С сентября 1943 - командир 25 гв.сд. Вышел в отставку в 1947. Скончался в 1975.
   81 гв.сп. По данным командира дивизии и командира 73-го гв.сп , во время прорыва полком командовал Мелентьев А.П. По Справочнику командного состава - с 27.08.1942 по 12.1943 полком командовал Казакевич П.К. Однако, по данным Штыкова, Казакевич погиб 16.02.1943.
   350 сд. С 07.03 по 17.03 командир дивизии Зверев Г.Ф. Сдался в плен. Служил в РОА. В мае 1945 захвачен при попытке уйти в американскую зону оккупации. Судим. Казнён в 1946.
   1176 сп. С 18.09.1942 по 08.03.1943 командир полка - Комаринский Ф.Я. Ещё в 1947 числился пропавшим без вести. Кто командовал полком при выходе из окружения - установить не удалось.
   1178 сп. Полная неразбериха в Справочнике . Возможно, с 18.09.1942 командиром полка был Фролов Г.Н. однако эта информация недостоверна. Фролов Н.Г. ранен 21.08.1943.
   1180 сп. Точно установить не удалось. С 13.08.1942 по 09.04.1943 командиром полка в Справочнике числится Туголуков С.А. И там же с 18.09.1942 по 18.05.1943 Хмелевский И.И. Оба вышли из окружения, потому что уже 29.04.1943 Туголуков числится командиром полка (не указано какого), а Хмелевский с 18.05.1943 до своего ранения 23.01.1944 - командиром 1178 сп 350 сд.
  
   179 тбр. С 17.11.1942 по 22.05.1943 командир бригады Ружкин Ф.Н. С 11.06.1943 по 22.07.1943 - командир 15-го танкового корпуса ( с 06.08.1943 - 7-й гв. тк). С 12.01.1944 по 14.07.1944 - командир 11 тк. Снят с должности за неудачные действия корпуса под Ковелем. После войны - командующий АБТ Южно-Уральского ВО. С 1947 - в отставке.
  
   86 тбр. С 05.02.1942 по 14.03.1943 командир бригады Засеев В.Г. 14.03 погиб в уличном бою в Харькове. С 15.03 по 27.05.1943 бригадой командовал Вылегжанин А.Т.
  
   253 сбр. По 16.03.1943 бригадой командовал Крутихин А.П. Погиб 16.03 в районе совхоза им. Фрунзе при прорыве из окружения. Похоронен на поле боя.
  
   104 сбр. С 08.09.1942 командиром бригады числится Стадух Е.Н. Однако, согласно ОБД, он умер от ран 02.09.1942. Больше ничего установить не удалось.
  
   Вот, в основном, и всё, что удалось найти и проанализировать.
  
   Остаётся ещё один, очень болезненный и тяжёлый, вопрос: о потерях. Для того, чтобы подсчитать их по донесениям, понадобилось бы несколько месяцев. Полученные цифры всё равно не были бы точными, поскольку основное количество - это без вести пропавшие. Человек мог считаться без вести пропавшим, а на самом деле выйти из окружения на другом участке и не попасть в свою часть. Мог остаться на оккупированной территории и быть потом повторно призванным. Мог попасть в плен и, пережив всё мыслимое и немыслимое, быть освобождённым, опять призванным и погибнуть уже в 45-м. Или вернуться домой с пожизненным клеймом бывшего военнопленного. Кстати, в списках освобождённых из плена, военнослужащих упомянутых соединений, мне встретилось не больше двух десятков.
   От приблизительных оценок, в отличие от того, как это делает в своих книгах профессор Соколов Б.В., я решил отказаться. Прибавлять и отнимать сотни человеческих судеб у меня не поднялась рука. В качестве примера уровня потерь, я хотел бы привести то, что более или менее известно. 17-я осбр НКВД начала боевые действия, будучи полностью укомплектованной, до штатной численности в 5500 человек. Из окружения же вышли около 600 в группе командира бригады и ещё 300 в группе начальника штаба бригады. Плюс остатки 206 батальона. То есть, уровень потерь, по сравнению с первоначальной численностью, составлял около 80%.
   Здесь, правда, необходимо заметить, что все соединения, о которых я рассказывал, вели активные боевые действия с середины января. Так что в окружение в середине марта они попали сильно ослабленными. Попытки пополниться за счёт населения призывного возраста на освобождённых территориях проблемы не решали, так как боеспособность такого контингента была практически равна нулю.
  
   Так что, многое, очень многое могло случиться с человеком в те времена.
  
   Когда поступление новой информации прекратилось и на сайте Объединённой базы закрыли доступ к поиску по полям (дата, место, воинская часть и т.д.) я посчитал свой поиск законченным. Мне очень хотелось добраться до леса между речками Уды и Северский Донец возле села Мохнач. Пройти пешком от Лизогубовки до Мохнача, вглядеться в эту землю, в которой остались те, кто очень хотел жить, хотел победить в этой жуткой войне и кому досталась совсем иная судьба "без вести пропавшего".
  
   Совсем недавно у меня появилась возможность отсканировать копию извещения на сканере с высоким разрешением. То есть, получить очень качественное изображение с возможностями последующей обработки.
   В жёлто-абрикосовых тонах старой потрёпанной бумаги проявился бледно фиолетовое изображение четвёртой цифры. Это была восьмёрка. Следовательно, необходимо было проверить всего лишь десять вариантов: 3348?. Понадобилось несколько минут, чтобы по Справочнику полевых почт проверить все десять комбинаций. Из всей "десятки" единственной и слабой надеждой оставалась комбинация п.п.33489 - 566-й отдельный батальон связи. Но где он находился в марте 1943 года и кому был подчинён, я пока не нашёл.
  
   Я не был разочарован. Может быть, это всё игра сканированных изображений? Может быть, я где-то ошибаюсь? Может запросить военкомат в Старом Осколе: какие цифры полевой почты были на извещении номер 423 от 19 июня 1943 года? Но, в Старом Осколе, у военкомата нет электронной почты и придётся писать обыкновенное письмо... Да и ответят ли?
  
   А ведь всё началось с копии бланка старого извещения.
  
   Часть 2. 2008-2010 Продолжение 1
  
  566-й отдельный батальон связи нашёлся в составе 23-й армии. На Карельском перешейке. Понятно, что никакого отношения к событиям марта 1943 года под Харьковом он не имел.
   Я ошибался. Либо в самом начале пути, либо где-то по дороге сворачивал не на ту тропинку. Надо было всё начинать сначала.
   Скорее по привычке, чем по необходимости, я продолжал поиск, накапливая информацию. Наступил момент, когда я понял, что надо систематизировать свои знания и, может быть, в результате этой работы удастся найти ключ к разгадке.
   Составил таблицы, изложил свои мысли и размышления. Получилась целая статья. Стало очевидным, что такой материал может быть полезен тем, кто, как и я , ведёт свой личный поиск, вылавливая по крупицам необходимые данные.
   После того как материалы были размещены в Интернете, я решил сделать паузу в поиске, чтобы потом свежим взглядом оценить полученные результаты. Также я не исключал возможности того, что кто-то ушёл дальше меня и своими комментариями поможет мне найти выход.
   Реакция читателей на публикацию оказалась для меня несколько неожиданной. Меня просили помочь в поиске. На удивление, мне всё удавалось. Даже, по казалось бы, совсем "глухим" делам лета 1941 года. Один из поисков запомнился мне особо.
   О человеке, в установлении судьбы которого меня просили помочь, было известно только то, что до лета 1940 года он был военнослужащим литовской армии, проходил службу в Каунасе (его фотография в форме тех времён прилагалась) и погиб или пропал без вести в 1943 году. При этом, призывался в Красную Армию почему-то из Казахстана. Люди просили узнать хоть что-нибудь. Русским языком никто из родственников не владел.
   В результате изысков выяснилось следующее. Как военнослужащий одного из артиллерийских полков бывшей литовской армии человек попал в состав корпуса, который был сформирован на базе этой самой армии. Потом был сослан в Казахстан. В 1942 году при формировании 16-й Литовской стрелковой дивизии добровольно призвался. Материалов по этой дивизии сейчас достаточно. В том числе и достаточно откровенных воспоминаний ветеранов. В том числе и о боях февраля - марта 1943 года, когда дивизия начала боевые действия.
   Как потом оказалось, человек прибавил к своей фамилии и имени литовские окончания и поэтому прямой поиск по ОБД не давал результата. Однако, у него было довольно редкое отчество и по этому отчеству, номеру дивизии и приблизительной дате гибели удалось установить всё. И дату, и место захоронения.
   Все пояснения и вся информация уместилась на одном листе. Плюс, я приложил к материалам фрагмент карты-километровки с указанием населённого пункта в котором, согласно документов, человек был похоронен. Передал.
   Вечером я возвращался с работы, когда "мобильник" отыграл свой ринг-тон и не опознал номера звонившего. Я всё-таки ответил и услышал как сквозь плач женщина благодарила меня на английском, говорила о том, что они обязательно поедут в Россию посетить могилу, что я так много сделал для их семьи.
   Мне было неловко, вокруг были люди, да и сам я не считал, что в течении недели (столько длился поиск) сделал что-то значительное.
   Результатом этого звонка было то, что я продолжил свою работу. Проверяя обновления на сайтах, запуская поисковики в надежде найти новую информацию, по прежнему работая с ОБД.
   Постепенно выяснилось, что мною оказались незатронутыми несколько направлений поиска.
  
   Во-первых, это части и подразделения армейского подчинения. Пока, даже дислокации штаба 3-й танковой армии не прослеживались.
   Во-вторых, это соединения и подразделения 15-го и 12-го танковых корпусов, подразделения 111-й сд, 184-й сд, 219 сд, части усиления и корпусного подчинения, попавших в начале марта в окружение у Кегичёвки, вышедших из него и к моменту рассматриваемых событий 9 - 20 марта якобы выведенных на переформирование. Успели это сделать или нет уверенности у меня не было.
   В третьих, это соединения Юго-Западного фронта, занимавших оборону по левому берегу Северского Донца. Ведь упоминает же командир 25-й гв.сд генерал-майор Шафаренко о полке 152-й стрелковой дивизии, участвовавшей в боях 10-15 марта в районе Змиёва. А 113 сд? Это ведь её батальон оборонял Рогань 13-го марта. А потом? Что делала дивизия?
  
   После нескольких мучительных попыток найти что-нибудь в ОБД, поскольку там отсутствует единая система аббревиатур для обозначения воинских подразделений, частей и соединений и все они называются так, как записано в донесениях, например, стрелковая бригада может быть найдена по "стрелк.бр" и не найдена по "сбр", удалось найти донесение штаба 3-й ТА, относящееся к данному периоду. Итак.
   Общие потери в период с 10-го по 30-е марта 1943 года штаба и ниже перечисленных частей армейского подчинения составили, согласно донесения, 142 человека. Из них непосредственно штаб понёс потери 10-го марта в 5-ти километрах западнее Чугуева. Это бомбёжка.
  
   1245-й иптап.
   Наконец-то я нашёл данные по этому полку. 10-е марта - Соколово, 11-е марта - Харьков, район ХПЗ и Мерефа, 14-е марта - посёлок Основа и Печенеги, 15-е марта - проспект Сталина (район ХПЗ), посёлок Основа, район ХПЗ. Всё. Скорее всего, судя по разбросу мест гибели военнослужащих, 1245-й иптап, так же, как и 595-й, был раздёрган по батареям.
  
   39-й отдельный бронеавтомобильный батальон.
   13-го марта - Рогань, Чугуев, 15-го марта - район Харькова.
  
   136-й отдельный полк связи.
   10-го марта - Харьков (Халтурина), 12-го марта - Харьков, 13-го марта - Чугуев, Купянск (бомбёжка). Скорее всего, полк выскочил из Харькова до окружения.
  
   507-й отдельный батальон связи
   10-е марта - Харьков, 11-е марта - Харьков. Больше данных нет. Наверно, успели...
  
   71-й армейский полк ПВО.
   11-го марта - Малиновка (под Чугуевым), 12-е марта - Каменная Яруга, Зарожное,14-го марта - Чугуев, 16-е марта - Волчанск. Полк не попал в окружение и, судя по названиям населённых пунктов и датам, прикрывал штаб армии ( в дополнение 2-3 марта - Мерефа, 5-6 марта - Основа).
  
   Отдельная рота Особого Отдела НКВД армии.
   2-го марта в Мерефе при бомбёжке потеряли одного человека. И всё. Никаких окружений.
  
   19-й армейский трофейный батальон.
   14-го марта потеряли в Малиновке (под Чугуевым) 5 человек. На войне, как на войне: 3-е отравились метиловым спиртом, а двое погибли при бомбёжке. В окружение батальон не попал. Да и какие трофеи при отступлении?
  
   182-й армейский мото-инженерный батальон.
   12-го марта в Харькове пропали без вести 12 человек. Это, скорее всего, подрывная команда.
  
   319-й армейский полк ПВО.
   6-го марта - Харьков-Сортировочная, 7-го - Борки. Полк в окружении не был. Где был пока немцы бомбардировками разносили город и заводы? Кто ж теперь ответит...
  
   233-й армейский запасной полк.
   9-го марта - потери на марше под бомбёжкой в Васищево. 10-е, 11-е,12-е марта - Харьков (12-го проспект Сталина 104) - пропали без вести. Когда запасные части бросаются в бой, значит воевать больше уже некому...
  
   407-й отдельный гвардейский миномётный дивизион.
   19-го марта в Старом Салтове погибли при бомбёжке 6 человек. О других потерях донесений нет. Беранж пишет о том, что между Терновой и Лосево были захвачены в качестве трофеев 4 установки "катюш". Может быть, это одна из батарей дивизиона. Снарядов нет, горючего нет. Куда денешься? Бернаж, правда, не пишет были установки подорваны или нет. Но это уже не имело никакого значения...
  
   Отдельная армейская трофейная рота.
   2-го марта в Новой Водолаге потеряли 5 человек. Больше потерь нет. Я не совсем понимаю зачем в дополнение к трофейному батальону иметь в составе армии ещё и отдельную трофейную роту. Неужели такое количество трофеев?
  
   По тем частям, которые попали в окружение я проверил номера полевых почт и ничего не нашёл. Значит, у меня просто расширился круг неизвестного.
  
   По частям и соединениям, вышедшим из окружения под Кегичёвкой я не ожидал
  какой-либо новой информации. Просто проверял своё предположение: мало ли что? Кроме того, интересовавшие меня соединения прорывались из окружения после изнурительных боёв и мой опыт подсказывал, что данных будет немного или это будут листы донесений с фамилиями пропавших без вести без указания дат и населённых пунктов. Однако, результаты поиска содержали в себе неожиданности.
  
   15-й танковый корпус.
   195-я танковая бригада. Есть попавшие в плен 16-го марта под Харьковом и 18-го в Васищево. Либо какие-то подразделения оставались в городе, либо это те, кто с 3-го марта продолжал выходить к своим.
   88-я танковая бригада. 178 человек пропали без вести 3-го марта. 10-го марта - Русские Тишки, 11-го - Чугуев. И всё. Скорее всего, бригада не попала в окружение.
   113-я танковая бригада. 495 человек пропали без вести в начале марта в районе Медведенка. Это при 1038 человек штатной численности и после двухмесячных боёв. От бригады, скорее всего, остался только штаб и тылы.
   12-й танковый корпус. Данных о потерях в период с 9-го по 20-е марта в Харькове и его окрестностях - нет. Скорее всего, корпус действительно успели отвести на переформирование. И только единицы продолжали двигаться на восток, попадая в плен и 10-го, и 14-го, и 16-го, и 17-го, и 18-го, и 20-г о марта на длинном пути от Шляховой до Харькова и Змиёва.
  
   Что касается стрелковых дивизий, входивших в ударную группировку 3-й танковой армии и попавших в окружение вместе с танковыми корпусами, то, судя по сохранившимся материалам, вся штабная документация была уничтожена. Есть только данные по попавшим в плен. Известно, что остатки дивизий к 6-му марта вышли в район Ракитное. 219-я сд уже к 14-му марта была в Курской области. А вот военнослужащие 111-й и 184 стрелковых дивизий попадали в плен на территории Харьковской области и в районе Харькова вплоть до 27-го марта. Всё таки пытались выбраться...
  
   В целом, с достаточной уверенностью, можно утверждать, что соединения ударной группировки 3-й танковой армии успели отвести на переформирование и участия в боях 10- 20 марта в Харькове и округе они не принимали.
  
   Поиск в третьем направлении: в отношении соединений, оборонявшихся по Северскому Дону , если так можно сказать, на внешнем фронте окружения, был более простым. Донесения соединений за этот период, с 15-го по 24-е марта имелись в ОБД и носили достаточно полный характер. Если начать с наиболее угрожаемого, с Чугуевского направления, то ситуация выглядела следующим образом.
  
   113-я стрелковая дивизия.
   Оставив 13-го марта Рогань, отходила к Чугуеву. 14-го марта понесла потери в Веденском и Терновое, видимо в столкновении с передовым отрядом, мимо которого промчался с остатками своей батареи старший лейтенант Петров. 15-го марта в донесении (25 чел.) указан Чугуев и Терновое. Это косвенно подтверждает, что немцы были в Чугуеве именно в этот день и Петров в своих мемуарах ошибся на один день. 16-го марта (9 чел.) : Печенеги, Сороковка, Тетлега. От Сороковки до ХТЗ, по прямой, 10 км. Части, прорывавшиеся из Харькова через совхоз Фрунзе на Непокрытое, оставили Сороковку в стороне, а там ещё 17-го были свои. 17-е марта (147 чел.) - Сороковка, Пятницкое, Каменная Яруга. Именно в этот день началась смена танковых частей СС подразделениями 106-й пехотной дивизии и 48-го танкового корпуса. Видимо, чтобы прикрыть это, немцы усилили нажим в восточном направлении, всё ещё надеясь выйти на плечах отступающих на восточный берег Северского Донца. Последующие 5 дней , с 18-го по 23-е, шли бои за село Тетлега. Согласно донесению, за эти дни дивизия потеряла 117 человек. Как убитыми, так и без вести пропавшими.
   Следующий день, 23-е марта, учитывая состояние дивизии и условия в которых она оказалась, стал трагическим. Согласно донесения, потери в этот день составили 742 человека. В основном, без вести пропавшими. Что произошло? Об этом можно только догадываться. В донесении за следующий день, 24-го марта, впервые упоминается населённый пункт на левом берегу Северского Донца - Мартово (в донесении Мартовая). Значит, 23-го марта дивизия отходила за реку. В конце марта, как правило, лёд в этих местах уже вскрыт и начинается паводок. Необходимо было либо готовить переправу, либо переправляться по дамбе в Печенегах. А до неё от Пятницкого около 15-ти километров. Следовательно, столь высокие потери дивизии могут быть объяснены тем, что переправиться через реку было невозможно. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями.
   В течении 24-28 марта дивизия потеряла уже на левом берегу 46 человек, причём часть из них 24 марта в Комсомольском. Не пытались ли немцы создать плацдарм на левом берегу, переправившись через Донец вслед за отступающими?
   Видимо, часть окружённых на правом берегу в Пятницком и Зарожном всё-таки вырвалась и переправилась, принеся с собой известия о без вести пропавших. В донесении за 25 марта указана Пятницкое, а за 26-е - Зарожное.
   Всего за март дивизия потеряла 597 человек убитыми и 862 без вести пропавшими. Учитывая тот факт, что численность дивизий при тех обстоятельствах никак не превышала 5-6 тысяч можно себе представить, что из строя выбыли практически все, кто был в непосредственном соприкосновении с противником. Остались только штабы и тылы.
  
   169-я танковая бригада 2-го танкового корпуса.
   Вместе со 113-й дивизией это соединение вынесло на себе всю тяжесть боёв 16-го 23-го марта в районе Каменная Яруга - Зарожное - Тетлега - Пятницкое. Потери бригады за этот период составили, по донесению, 87 человек. Именно за бой 16 марта в Каменной Яруге (по другим данным 17 марта в районе Тетлега) командир танка Николай Романович Ириков получит посмертно звание Героя.
  
   244-я стрелковая дивизия.
   15 марта дивизия потеряла 26 человек в Каменной Яруге и хуторе Юрченко. Это на фланге с 113-й сд. Вплоть до 21 марта дивизия вела боевые действия в лесу западнее Эсхар и потеряла за эти 5 дней 132 человека. 19-го и 20-го марта в донесении указывается Мохначи. Командир 25-й гв.сд генерал-майор Шафаренко, и его командир полка подполковник Штыков упоминают в своих мемуарах 244-ю стрелковую дивизию. В частности, 914 стрелковый полк.
   21-го марта, как я уже знал, 25-я гв.сд оставила Мохначи и немцы по всей полосе обороны дивизии вышли к берегу реки. К тому же, они уже 5 дней как были в Чугуеве. Подразделения 244-й сд, сражавшиеся на правом берегу, оказались под угрозой окружения. Ударив со стороны Мохначи и Чугуева, противник мог отрезать дивизию от реки. Что, видимо, и произошло, поскольку дивизия потеряла в этот день в лесу западнее Эсхар, в основном без вести пропавшими, 284 человека. И ещё 52 человека 23-го марта.
   Дивизия сделала что могла, сохраняя выходящим из-под Харькова, шанс переправится через Донец. По крайней мере, до 21-го марта.
   В целом, за февраль-март дивизия потеряла 883 человека.
  
   152-я стрелковая дивизия.
   Свой вклад дивизия внесла, в основном, 15-го марта. Бои шли в Зидьках (около Змиёва), Панской Тарнавке (на современных картах отсутствует), Шелудёвке (это уже левый берег) и Гинеевке (возможно, станция). Потери за этот день составили 122 человека.
   Видимо, оборонявшийся в окрестностях Змиёва, полк Штыкова из 25-й гв.сд, ввиду своей малочисленности не мог обеспечить правый фланг дивизии и ей пришлось заботиться о себе самой.
   В последующие три дня, дивизия отражала попытки противника переправится через Северский Донец в районе Коробовых хуторов и потеряла при этом, в общей сложности, 53 человека. Но это уже было другое направление. Хотя, если бы немцам удалось форсирование на этом участке, они выходили во фланг 25-й гв.сд и вышедшим из окружения 62-й гв.сд и 303-й сд. Так что, свою роль 152-я дивизия сыграла.
  
   И ещё одно соединение о котором необходимо упомянуть.
   16-го марта войска, прорывавшиеся через совхоз Фрунзе, подошли к большому селу Непокрытое. Там уже шёл бой. Село оборонял 1-й гвардейский кавалерийский корпус. Вернее, его остатки. Корпусу досталось еще в феврале - начале марта на балаклейском направлении и под Харьков его бросили, как пожарную команду. Именно потому, что в селе шёл бой, часть выходящих из окружения частей и пыталась идти в обход. Вот такой там был эпизод. И если бы не воспоминания Олимпиева ( на iremember.ru) проходившего службу в 4-м отдельном кавалерийском дивизионе этого корпуса, то мы бы так никогда и не узнали об участии этого соединения в описываемых событиях.
  
   В целом, складывалась парадоксальная ситуация - чем более прояснялась общая обстановка, тем менее я продвигался в своём поиске. Пока, в очередной раз, не остановился совсем. Я уже начал подумывать о том, что время засыпало наносным песком и унесло с талыми водами все следы и, видимо, не судьба мне что-либо разузнать, когда Судьба, или Случай, что иногда в нашей жизни одно и тоже, всё изменили.
  
   В мае 2009 года, совершенно случайно, я узнал, что в Старом Осколе живёт человек с которым мы вместе учились в одной группе - Николай Сапрыкин. Через общих знакомых я попросил его, при случае, если возможно, посмотреть оригинал извещения в старооскольсоком военкомате. Может быть, получится?
   Через день в моей электронной почте был ответ. 33429 - номер полевой почты той части которая выслала извещение. Имя, отчество и фамилия совпадали полностью и на извещении стояла подпись моей бабушки, удостоверяющая получение копии.
   Уже через минуту, по Справочнику на soldat.ru, я установил, что этот номер принадлежал 32-му стрелковому полку 19-й стрелковой дивизии. Всё совпало. Полк вынес на себе все лишения уличных боёв в Харькове, прорывался из посёлка Основа по маршруту Безлюдовка - Васищево - Лизогубовка - лес - Мохначи. Фамилии деда не было в донесении дивизии о безвозвратных потерях? Ну и что? Извещение послали, а в донесение не внесли. Такое сплошь и рядом встречаешь, работая с ОБД.
   Потом я открыл отсканированное изображение извещения и долго высматривал можно ли было принять завитушку чернил за часть цифры два. Сравнил с двойкой, которая была написана в номере извещения. Вроде похоже. Но как бы я себя не уговаривал, а в целом, догадаться, что это "двойка" было очень трудно. На "восьмёрку" очень похоже, а вот на "двойку"... О том, что последняя, пятая, цифра - это "девятка", даже догадываться было нельзя. Всё-таки, "скан" сыграл со мною злую шутку и я почти всё это время шёл не туда.
  
   "Вот и всё" - думал я. Оставалось только позвонить Николаю и поблагодарить его за помощь и участие, за сердечную доброту и отзывчивость.
  
   Острота ощущений от поиска, конечно, снизилась. Я бы даже сказал, наступило какое-то опустошение. Была цель, более менее были известны пути её достижения и вот всё закончилось.
   Так я думал тогда.
  
   В декабре этого же, 2009-го года, просматривая очередное обновление на militerra.lib.ru, я с удивлением обнаружил, изданную ещё в далёком 2007 году книгу Шеина о боевом пути 3-й танковой армии. Когда-то в Интернете я натыкался на фрагменты этой работы. Почему-то, они были представлены "вордовскими" файлами и носили какой-то подготовительный характер. Помню, что особой ценности они для меня не представляли, поскольку интересующий меня период там был описан довольно скупо. Тем не менее, интересно было бы глянуть: может что-то новенькое?
   Я был очень приятно удивлён, поскольку в книге оказалась масса графического и справочного материала. Автор явно работал с оперативной документацией армии и охотно цитировал её на страницах своей книги. Итак.
   Командующий армией получил разрешение штаба фронта на оставление Харькова утром 15-го марта. Направление для прорыва было выбрано Малиновка - Граково. То есть несколько южнее Чугуева. Там, в районе Эсхара, на правом берегу Донца вела бои 244-я сд. Это был кратчайший путь к своим.
   Таким образом, соединения, прорывавшиеся в направлении Старого Салтова, действовали попреки приказанию командующего армией. А может они его не получили? И 179-я тбр не принимала по рации приказа в 20.00 15-го марта? Потому и пошли на северо-восток?
   Очень ценными оказалось упоминание о том, что к исходу 14-го марта 104-я осбр, о которой я не имел почти никакой информации, занимала район Лялюки (сейчас это в двух километрах на юго-запад от окраин посёлка Лосево в районе ХТЗ), 253-я осбр - Кулиничи (в двух километрах на север от ХТЗ, фактически - восточная окраина Харькова), а многострадальная 48-я гв.сд ещё 9-го марта была отведена в район Основы для приведения себя в порядок.
   Автор утверждает, что 350-я сд, о которой мы так много говорили, оборонялась вместе с 303-й сд в районе Жихарь - Безлюдовка. Поскольку в этом разделе книги есть некоторые несоответствия донесениям дивизий о потерях, то я не был склонен принять эту точку зрения. Скорее всего, в оперативных данных армии были неточности. Тем более, в такой обстановке. Тем более, что в дивизиях и бригадах практически не осталось средств связи и доложить о своей дислокации они, скорее всего, не могли.
   Все танки, оставшиеся в 15-м и 12-м танковых корпусах, а их было аж 32 штуки , были переданы 5-го марта в 195 танковую бригаду, продолжавшей боевые действия совместно с 253-й осбр. И, судя по тому, что в ОБД есть данные за 16-е и 18-е марта, разделившей с ней свою судьбу.
   В книге со ссылкой на ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 4487, д. 66, л. 87. приведён состав соединений вышедших из окружения. Просто цитирую:
  
   "Преодолевая сопротивление противника, части армии вышли в южном направлении до 5000 чел. и в северо-восточном направлении до 3500 чел. 62-я гвардейская стрелковая дивизия вышла, имея без тылов около 2500 чел... 350-я стрелковая дивизия кроме тылов, ранее выведенных из боя, вышла единицами. 17-я бригада войск НКВД вышла в составе свыше 1000 активных штыков и направлена на оборону по восточному берегу р. Северский Донец на участке Старый Салтов, Хотомля. 303-я и 19-я стрелковые дивизии имеют свыше 1000 активных штыков. 48-я гвардейская стрелковая дивизия имела в своем составе к 18 марта 200 активных штыков".
  
   Тех, кому интересно детальное описание состояния 3-й танковой армии на 17-е марта, я отсылаю к первоисточнику. Чтобы не забивать текст длинными цитатами.
  
   Ясные и чёткие результаты поиска оказались абсолютно другими 16-го января 2010 года. В это день на ОБД были размещены данные по 17-й отдельной бригаде ВВ НКВД. Поступили они из РГВА. Того самого архива из которого в самом начале моего поиска мне ответили, что все данные по Великой Отечественной - в Центральном архиве Министерства Обороны. Либо сотрудница РГВА, готовившая мне ответ, не знала, что хранится в их архиве, либо просто нажала Reply и отправила стандартный ответ. Что можно сказать по этому поводу? Чтоб было ей счастье и чтоб никогда не пришлось ей заниматься поиском.
  
   Данные о бригаде были представлены несколькими донесениями и самое главное из них было от декабря 1943 года. В нём содержались наиболее полные данные.
   Обработка полученной информации заняла несколько дней. По предварительным данным, изложенным ранее, бригада выходила из окружения в трёх направлениях: 206-й осб на Казачью Лопань (северо-запад), 207-й, 208-й, 209-й осб по главе с командиром бригады - Мохначи (юг) и 210-й осб и оббо - во главе с начальником штаба на Непокрытое (северо-восток). Теперь, по данным донесений, предстояло проверить эту версию. Результаты я решил представить побатальонно.
  
   206-й осб.
   До 11-го марта потерь не имел.
   11 марта. Харьков (Лысая Гора) - 9 человек.
   12 марта. Харьков - 54 человека.
   13 марта. Харьков, Полевая, Чугуев, Лосево - 130 человек. Полевая - это 10 км лесами на северо-запад от Лысой Горы, в 8-ми километрах на запад от Дергачи. Значит, это и есть день прорыва. Немцы уже были в центре города, а батальон - на его западной окраине. Более того, немцы были в Дергачах уже 10-го марта.
   14 марта. Красный (идентифицировать не удалось), Коробки - 6 человек. Коробки - это деревушка в 4-х километрах на север от Полевой. Вообще-то, это уже была полоса 69-й армии. Командовавший ею в это время генерал-майор М.И. Козаков в своих мемуарах пишет, что в ночь на 11-е марта его штаб менял месторасположение. Причём так, что 11-го марта он оказался в местечке Козачья Лопань, а это почти 25 км от Дергачей, и потом в Микояновке ( Октябрьский) - это ещё 22 км на северо-восток. Линия фронта до 18марта проходила по рубежу Казачья Лопань - Прудянка - Липцы. Получается, что от Коробки, куда батальон вышел в этот день до линии фронта оставалось ещё по прямой 20-25 километров. Это ночь ходьбы. В лучшем случае. Или день. С раненными.
   15 марта. Коробки - 1 человек. Скорее всего, в этот день отдыхали и собирали отставших. Видимо, и сил идти не было, и не знали обстановку. Село там маленькое, глухое, в стороне от дорог.
   16 марта. Раненные эвакуированы в Волчанск. Я не могу прокомментировать эту запись в донесении.
   18 марта. 1 человек. Населённый пункт не указан.
   20 марта. 1 человек. Населённый пункт не указан.
   Больше записей нет. Есть только данные об убитых под Дергачами, но без даты.
   Наиболее достоверным, наверно, будет предположение о том, что остатки батальона до начала немецкого наступления на Белгород 18 марта успели дойти до Северского Донца и переправиться.
   Всего в период с 10.03 по 01.04, то есть за 20 дней, согласно донесения, батальон потерял 301 человека. Как мы увидим ниже, к этой цифре надо относится осторожно. Не всё так просто было в то время.
  
   207-й осб.
   В соответствии с предварительными данными, батальон почти весь остался лежать на улицах и в парках Харькова. Практически вся информация о потерях относится только к начальствующему составу. От майора до сержанта. И только в одном случае указано место гибели - 17-е марта совхоз им. Фрунзе. Ни Васищево, ни Лизогубовка, ни Мохначи, а всё тот же совхоз на северо-восток от Харькова. Так что? Не было 17-й бригады в группе с 303-й сд как писал Гладков?
   11 марта - 1 человек, 12 марта - 43, 13 марта - 11, 14 мата - 2, 16 марта - 6, 17- марта - 6 (совхоз им.Фрунзе). Всего - 63 человека старшего, среднего и младшего начальствующего состава. Это в батальоне. Учитывая тот факт, что общих данных по батальону нет, можно предположить, что вышли из его состава - единицы. Основная запись об убитых - "оставлен на поле боя". Никто никого не хоронил.
  
   208-й осб.
   Данные о потерях полные. Только населённые пункты почти не указаны. Однако косвенные выводы сделать можно. Итак.
   6 марта - 2 человека. Это немецкая разведка заскочила на пару часов в Мерефу. 208-й батальон, по предварительным данным, именно с этого числа принимал участие в обороне Мерефы.
   7 марта - 3 человека, 8-е марта - 8 человек, 9-е марта - 1, 10-е марта - 2 человека.
   11 марта - 42 человека. Батальон перекинули в город. И началось.
   12 марта - 40 человек, 13 марта - 92 человека, 14 марта - 22 человека, 15 марта - 5 человек. Если указан населённый пункт - то это Харьков.
   16 марта - 157 человек! Это день прорыва. В основном - пропавшие без вести.
   17 марта - 22 человека. Совхоз им. Фрунзе! Значит, всё-таки в группе с 179 тбр на Непокрытое (Шестаково).
   18 марта - 20 человек.
   19 марта - 1 человек.
   Всего в донесениях указаны 417 человек.
  
   209 осб.
   4-го апреля 1943 года командир 209-го отдельного стрелкового батальона майор Кальник написал объяснительную записку по поводу потерь, понесённых его батальоном в период с 8-го по 15-е марта и за время выхода из окружения. Потери понесены в городе Харьков, посёлке им. Фрунзе и в посёлке Михайловский. Согласно этого документа, подписанного также начальником штаба батальона, потери составили:
   убитыми - 33 человека;
   пропавшими без вести - 113 человек;
   ранеными (отправлены в госпитали) - 61 человек;
   вышедшими из окружения и зачисленными в состав других частей - 45 человек.
   Итого: 252 человека.
   Если судить по датам, то основные потери были понесены 16-го марта. В день прорыва.
   Что можно сказать? Посёлок Михайловский - это, скорее всего, современная Михайловка в 6-ти километрах на запад от Непокрытое (Шестаково) и километрах в 10-12 от того самого совхоза на северо-восток. И прорывались они из района ХТЗ - хутор Немышля. В одной группе с остатками 207-го и 208 батальонов.
  
   210 осб.
   Командир батальона майор Чебоев Захар Урустанович пропал без вести 16-го марта и, может быть, поэтому данных по батальону сравнительно мало и только по начальствующему составу.
   10 марта - 1 человек, командир взвода пешей разведки.
   11 марта - 2 человека, Харьков (ипподром).
   13 марта - 8 человек, 14 марта - 1, 16 марта - 11 человек, все - Непокрытое.
   И всё. Начали на северной окраине Харькова, прошли весь город и прорывались на Непокрытое.
  
   Отдельный батальон боевого обеспечения (оббо).
   Потеряли 25 человек начальствующего состава и только для двоих указано, что 14-го марта в районе ХТЗ.
   Наиболее достоверной версией, объясняющей полученные данные, на мой взгляд, является следующая. Бригада выходила 16-марта единым соединением в том же направлении, что и 179-я танковая бригада. Через совхоз им. Фрунзе, через Непокрытое, на Старый Салтов. В результате боёв в совхозе, Непокрытом и Михайловке бригада, понятно, что кроме 206-го батальона, разделилась на две группы и в таком составе вышла из окружения. Может быть, отдельные военнослужащие или мелкие подразделения выходили в составе других соединений, но основной костяк - именно так.
   И ещё. В популярных материалах о боевых действиях бригады в марте 1943 года мне неоднократно приходилось сталкиваться с утверждением, что командир бригады полковник Танкопий был смертельно ранен осколком снаряда при переправе через Северский Донец и его тело перенесли и похоронили на восточном берегу, а потом уже перезахоронили в Харькове.
   Так вот. Согласно донесения, полковник Танкопий был убит 16-го марта и "оставлен на поле боя". Так что, кто и где хоронил полковника первый раз, мы скорее всего, уже не узнаем.
  
   Работая с материалами декабрьского, 1943-го года, донесения Управления кадрами украинского округа ВВ НКВД я наткнулся на данные по 204-му осбр 16-й бригады ВВ НКВД. Батальон понёс потери в Харькове 10-го, 11-го, 13-го, 14-го марта. И ещё 16-го "в районе Харькова". Это подразделение ранее нигде не упоминалось. Возникает вопрос: какую задачу выполнял 204-й отдельный батальон в городе, где уже находились 5 батальонов 17-й бригады?
   Услужливый "Гугль" и тут подсказал ответ. На сайте с интригующим названием police-ua.com я нашёл информацию о том, что:
   "С 18 февраля по 10 марта 1943 года 204-й отдельный стрелковый батальон в г. Харьков нес гарнизонную службу, охранял Правительство УССР, ЦК КП(Б)У.
   С 10 по 17 марта 1943 года 204-й отдельный стрелковый батальон участвовал в обороне г. Харьков, вывел из строя около 900 гитлеровцев, 3 танка, 1 самоходную артиллерийскую установку, 6 бронемашин, 11 минометов, 9 автомашин с пехотой, 14 пулеметов..., батальон из окружения выходил отдельными группами".
   Я не буду комментировать эти цифры. Я там не был. А насчёт гарнизонной службы, то, скорее всего, так оно и было.
  
   Совсем уж неожиданным для меня были данные о потерях Управления ВВ НКВД Украинского округа. 15-го марта пропал без вести в районе Безлюдовки начальник штаба Управления полковник Крылов Виктор Федорович. В этот день в Безлюдовке немцев ещё не было. Как там оказался полковник? Не успел 13-го проскочить на Чугуев? Более того. Управление несло потери 11-го и 14-го марта в самом городе и 16-го опять же "в районе Харькова". Я не могу себе представить, чтобы организация такого уровня оставалась в городе во время жесточайших уличных боёв. Что делали там эти люди?
  
   И наконец.
   Абсолютно не задумываясь о возможных результатах, почти автоматически, я набрал в поисковике данные. На странице относящейся к 209-му отдельному стрелковому батальону бригады, я нашёл своего деда. Просто набрал его данные в поисковике сайта так, как я это делал годами, изо дня в день. Совпало всё. Даже довоенный адрес в Старом Осколе.
   Теперь надо было разрешить противоречие с номером полевой почты. Это удалось сделать за несколько минут. Копии извещений на военнослужащих бригады содержали номер полевой почты - 33429. Значит, 32-й СП 19-й сд имел этот же номер, но в другое время. К сожалению, в Справочнике он был указан без даты.
   Но ведь в самом начале поиска я проверял по Справочнику номера полевых почт подразделений бригады! Ну и что? В разное время эти номера могли быть разными и без привязки к конкретной дате эта информация могла только запутать. Что, в общем-то, и произошло со мной.
  
   В селе Михайловка Харьковского района (по переписи 2001 года там проживало 12 человек - 4 мужчин и 8 женщин) есть братская могила. Похоронено 57 человек. Вот туда мне и надо добраться. Может быть, в следующем году удастся побывать на Украине и обязательно приехать в Михайловку. Цветы положить на могилу и 100 грамм выпить. Помянуть.
  
   Я распечатал страницу из донесения, объяснительную командира батальона и фрагмент карты. В ближайшие выходные приехал к маме. Показал, рассказал. Она долго молча смотрела на листы. Потом заплакала. Тихо. Еле-еле. И сказала:
   - Маме, где-то перед тем как пришло извещение, приснился сон. И видела она нашего отца. Он, в одной гимнастёрке, копал какую-то яму. И она его спрашивает: "Борис! Что ты делаешь? Зачем ты роешь эту яму?". А он отвечает: "Да ты не волнуйся, Тося, я тут недалеко от вас. И село тут такое, серое".
   Мама помолчала, разглядывая копии и потом добавила: "Жаль, сёстры не дожили".
   И тут я понял, что опоздал со своим поиском. Ничего не изменить, ничего и никого не вернуть в маминой жизни. В ней навсегда останется память о безотцовщине, о голодном детстве, нищей юности и молодости, прошедшей в бедности. О жизни без отца.
  
   Вот и всё. В полном соответствии с постулатом "ищущий да найдёт" я разыскал то, что хотел. И воинскую часть и, скорее всего, место гибели и захоронения. На этом можно было бы и поставить точку. Первоначально, садясь за продолжение своего рассказа, я так и хотел закончить его на этом месте. А потом подумал, что будет не совсем честно, если я не продолжу. И вот каким образом.
   Воспоминания, отрывок из которых, относящийся к рассматриваемым событиям, я приведу ниже, принадлежат Борцовой (Шаблыкиной) Татьяне Андреевне - в марте 1943 года младшего врача 1310-го стрелкового полка 19-й стрелковой дивизии. Того самого полка, который сражался на северо-восточной окраине у хутора Залютино, а потом в районе вокзала. Запись интервью с Татьяной Андреевной появилась на сайте iremember.ru 3-го мая 2009 года. Давайте послушаем очевидца событий.
  
   "Выгрузились на станции Валуйки и пешим ходом, в валенках по талому снегу, пошли в Харьков. Здесь наша санчасть расположилась на Холодной горе, недалеко от тюрьмы, личный состав по 4-5 человек разместился в частных домах. Нам попалась приветливая хозяйка, накормила нас вкусным борщом, домашними консервами, однако дочь ее производила странное впечатление: она была одета в красивое платье, с бусами на шее, ни с кем не общалась, и всегда рядом с ней сидел молодой симпатичный блондин - как нам сказали, ее глухонемой брат. Ночевать мы отправились на сеновал, где прекрасно выспались...На третий день старший врач полка с фельдшером поехали искать баню, чтобы помыть личный состав. Но этому не суждено было сбыться, так как над городом появились немецкие самолеты (мы сначала подумали, что наши) и стали бросать бомбы, а вернувшиеся с поисков бани рассказали, что их несколько раз обстреляли из пулеметов, установленных на чердаках. Хозяйкины "дети" куда-то исчезли.
   Через два часа получили приказ свертываться и передислоцироваться в район угольного института, на южную окраину Харькова. В первый раз я оказалась под бомбежкой и обстрелом в городе, было очень страшно: рушились здания, возникали пожары. По дороге мы подбирали раненых и сажали их на повозки с палатками и перевязочным материалом. На окраине города остановились, развернули перевязочную, стали обрабатывать раненых. В основном поступали бойцы с осколочными и пулевыми ранениями, с переломом конечностей, но были и отравленные метиловым спиртом - ослепшие, потерявшие ориентацию, многие из них умирали. Позднее говорили, что это была диверсия: наших бойцов спаивали женщины по заданию немцев, которые лишь недавно вынуждены были оставить Харьков. Тут и забрезжили догадки о глухонемом сыне нашей хозяйки...
   Вскоре мы получили второй приказ: срочно покинуть город и ориентироваться на деревню Безлюдовку, то есть "драпать" - Харьков был окружен немцами. Все наше имущество было оставлено в угольном институте, там же осталось и немало раненых. Сначала мы бежали довольно быстро, но скоро стало тяжело, нестерпимо жарко в зимнем обмундировании, некоторые мужчины снимали с головы теплые шапки и бросали их. Я выбросила свои зимние варежки - меховые, тяжелые - стало легче; хотела выбросить из карманов бинты, но не сделала этого, подумала, что еще пригодятся для наших раненых, а может быть и для меня...Впереди меня все время бежал молодой хирург, когда он останавливался, то и мы - я и два молодых санитара - останавливались, чтобы чуть-чуть передохнуть. Так мы добежали до Безлюдовки - это шесть верст - сделали привал, получили по сухарику (уже не помню, откуда они взялись). Ребята поймали тощую, хромающую лошадь и привели ее мне, чтобы я дальше ехала верхом, но я никогда не ездила на лошади и отказалась, ее взял кто-то из больных.
   Нас уже никто не преследовал, стрельба стихла, было еще светло, и поэтому мы решили идти до деревни Васищево - это еще 5-6 километров. Пришли в Васищево уже в темноте, все страшно устали, хотелось спать. Стали таскать еловые ветви, устраивать себе постель на снегу, настроение было подавленным. Однако отдохнуть не довелось, какой-то офицер, увидев наши приготовления, отсоветовал нам оставаться здесь на ночь: в любой момент могут появиться немцы, нужно перейти через речку Узолу - это совсем близко, можно еще по льду - и уходить дальше. Все побежали к реке. Когда я увидела довольные лица тех, кто уже успел переправиться на другой берег, мне страшно захотелось присоединиться к ним как можно быстрее, я решила не искать удобного для перехода места и бодро ступила на лед, но уже на втором шаге оказалась в ледяной воде...Когда товарищи вытащили меня на другой берег, первая моя мысль была о карточке кандидата в члены ВКПб, которую я хранила под стелькой сапога. Стащили с меня сапоги, вылили из них воду - чернила на карточке были, конечно, совершенно размыты, но номер еще можно было прочитать. Позже, когда я вернулась в свою часть, мне сразу выдали билет члена партии.
   Было еще темно, но опять рвались снаряды, слышалась стрельба, и мы решили скрываться в лесу - но там все разбрелись, растерялись. Несколько дней я, мокрая, голодная, бродила по лесу и по возможности оказывала помощь раненым, мне тоже помогали кто чем мог. Из леса стали выходить небольшими группами, переходы были длительными, трудными, по неровной земле, по болотам. Обычно я шла, держась за ремни двух солдат, которые менялись приблизительно через каждый километр, иногда меня несли на сцепленных замком руках. Бойцы не жаловались на то, что им тяжело, неудобно, еще и угощали меня чем-нибудь вкусным - замечательные были ребята!..
   С большим трудом, при помощи старшины артполка нашей дивизии мне удалось выйти из окружения и найти нашу дивизию и свою санчасть, от которой осталось всего половина личного состава. Многие наши товарищи из окружения не вышли и погибли: их расстреляли у памятника Шевченко - но об этом мы узнали только через год.
   Я долго мучительно болела из-за какой-то желудочно-кишечной инфекции, которую, видимо, подцепила из-за того, что в наших скитаниях приходилось пить грязную некипяченую воду, часто просто из ямки, оставленной в земле каблуком сапога. Думала даже, что служить в армии больше не смогу, но поправилась благодаря высокой квалификации моих коллег - военных врачей, которые довольно быстро поставили меня на ноги ".
  
   Вот так, вот...
   У меня, пусть даже как у потомка, нет права судить этих людей. Тем более, учитывая обстановку, женщину. Но раненых они оставили и не пытались эвакуировать. Просто " ...все наше имущество было оставлено в угольном институте, там же осталось и немало раненых".
   Нет, были, конечно, и артиллерист, наводчик орудия Разин, получивший за харьковские бои Героя, и командир танка Ириков, который перед тем как сгореть успел подбить 4 немецких бронеединицы, были и снайпера из 25-й гвардейской, сумевшие, прикрывая отход 73-го полка, "нащёлкать" четыре десятка немцев в лесу у Лазуковки , был и взвод Широнина. Но были и расстрелы за "трусость и оставление взвода во время боя", был и "драп". Чтобы судить, надо пожить в окопах, пройти в валенках десяток другой километров по грязи и талым лужам, побродить пару-тройку дней по голому мартовскому лесу без еды и питья.
  
   Тем, кто с душевной лёгкостью многотысячными тиражами популяризирует свои "размышлизмы" о том где, кто, когда и как ошибся, кто и где неумело воевал, а то и вовсе не хотел воевать и побежал, и как надо было бы всё обустроить, и какие немцы организованные, а мы - нет, и, вообще, куда нам супротив них - я рекомендую простую вещь. Нагрузите свой рюкзак (если он у вас есть) тридцатью-сорока килограммами, пройдите за ночь двадцать-двадцать пять километров до ближайшего леса, малой сапёрной лопаткой отройте окоп в соответствии с БУП-42 и потом опять пройдите двадцать-двадцать пять километров. Для чистоты эксперимента еду и воду брать с собой не надо. Вернувшись, прочтите написанное вами и, если совесть есть, уничтожьте ненужное. Это к вопросу кто кого имеет право судить.
  
   Просмотрев сотворённое мною, я решил, что не хватает, как бы, обобщающего
  абзаца. Резюме. Так вот. На мой взгляд, если учесть всё известное нам сейчас, ситуация складывалась следующим образом.
   На юг, через речку Уды и лес за ней, в направлении Мохначи, прорывались:
   303-я сд, частично 19-я сд, за ними 62-я гв.сд и, последняя, не получившая приказ на отход, 350-я сд; какое-то из подразделений 253-й сбр, некоторые подразделения 1245-го иптап, остатки 195-й тбр.
   Отдельным маршрутом, через Федорцы и Терновую уходили 86-я тбр с 315-м СП 19-й сд.
   На северо-восток, в сторону Старого Салтова:
   179-я тбр, 17-я осбр ВВ НКВД, основная часть 253-й осбр, остатки армейского запасного полка; в результате боя у совхоза Фрунзе группа разделились и отдельными подразделениями выходила как севернее Непокрытое (Шестаково), так и гораздо южнее, в сторону Чугуева. При этом, есть подозрение, что 253-я осбр действовала в отрыве от группы 179-й тбр.
   Скорее всего, в районе посёлка Лосево была третья группа, состоявшая из одного батальона 1310-го СП 19сд, остатков 104-й осбр (куда ей было деться из Лелюков) и артиллерийских частей усиления. Они пошли на Рогань и, далее, севернее Чугуева.
   Успели проскочить и не попали в окружение: 48-я гв.сд, все части армейского подчинения, кроме 1245-го иптап, запасного полка и 39-го бронеавтомобильного батальона.
   Все части, выходившие из окружения, вольно или невольно, использовали отсутствие сплошного фронта, как результат кавалерийской манеры наступления танкистов СС.
   К сожалению, ничего не удалось прояснить в судьбе артиллерийских полков 8-й (3-й гвардейской) артиллерийской бригады. Кого успели вывести на переформирование, кто остался в городе и кто лёг навсегда у своих пушек - этого знания история и люди нам не сохранили.
  
   Поиск, на который ушло несколько лет, затрагивает события около одной сотой от всей продолжительности войны. Насколько грандиозно, величественно и трагично, равно Апокалипсису, было то время!
  
   Часть 3. 2012 Продолжение 2
  
   После размещения на Милитере книги Шеина "Танки ведёт Рыбалко" и фактического заполнения ОБД, новая информация по харьковскому окружению в марте 1943-го года практически не добавлялась. При этом, немецкие источники оставались для меня недоступными.
   Я знал, что вышла книга по истории 6-й танковой дивизии и она продавалась в Интернете. Но выкладывать несколько десятков евро за страницу-другую информации сомнительного качества мне не хотелось. История же 106-й пехотной дивизии, с 16-го марта воевавшей в районе Мохнач и Есхар, судя по информации на немецких форумах, вообще отсутствует.
   Прорыв произошёл в январе 2012 года, когда на сайте wwii-photos-maps.com, известном своими довоенными "пятисотметровками", появились материалы 11-й танковой дивизии. Причём, какие материалы! Выписки из журнала боевых действий и информационные отчёты отдела 1с (разведка) штаба дивизии за март 1943 года!
  Это была удача.
   Напомню, что 48-й танковый корпус в составе 6-й и 11-й танковых дивизий так и не сыграл той роли, которую ему отводили Майнштейн и Гот. 6-я тд уткнулась в оборону 25-й гвардействой стрелковой дивизии у Змиёва, а 11-я - в группировку советских войск в районе Мерефы (в основном - 62-я гвардейская стрелковая дивизия). Классических "канн" не получилось и обе танковые дивизии пришли в движение только 14 марта после того, как "Дас Рейх" вышел к южным окраинам Харькова и 62-я гв.сд отошла в район Безлюдовки.
   11-я танковая дивизия прибыла из группы "Центр" 4-го декабря и в роли "пожарной команды" вела боевые действия в районе Чира и Дона, окружала корпус Баданова в Тацинской, отходила за Северский Донец и с 19 февраля приняла участие в контрударе. По Исаеву, на 18.02 в дивизии было 49 танков (в основном - отремонтированные Pz III с 50мм пушкой), на 28.02 - 55 танков, а вот на 10.03 - всего 29. Дивизия была вымотана двухмесячными боями и, конечно, её боеспособность не соответствовала поставленным задачам. В целом, ни 6-я тд, ни 11-я тд в марте 1943-го славы себе на харьковских полях не снискали. И слава богу!
   Поскольку основную часть моей переписки составляют просьбы помочь в поиске, то, прежде всего, я хотел бы рассказать о военнослужащих, попавших в плен и в сводку разведотдела 11-й танковой дивизии. Материалы излагаются в той последовательности, в которой они подшиты в папке. Фамилии, отмеченные (?), неоднозначно переведены с немецкого.
  1. Лейтенант Колосов Андрей Иванович, 1913 г.р., 195-я тбр. Пленён в Безлюдовке 17.03. По данным ОБД - "попал в плен (освобождён)".
  2. Красноармеец Марещак (Марущак) А.И. 1904 г.р., 253 сбр. Пленён в Ракитное 09.03. В ОБД - нет.
  3. Майор Смагин Георгий Николаевич, 1914 г.р., командир 47-го инженерно-сапёрного батальона. Пленён на станции Лихачёво 09.03. В ОБД - пропал без вести 02.03 - 05.03 в районе Староверовка.
  4. Красноармеец Тубульчинов(?) Сулва, 1898 г.р., 847 сп. 303 сд. Пленён в Жихорь 15.03. В ОБД - нет.
  5. Лейтенант Пятаченко (?) Степан Иванович, 1918 г.р., 104 сбр. Пленён 16.03 в Безлюдовка. ОБД - нет.
  6. Старший лейтенант Головин Василий Иванович, 1891 г.р., 19 сд. Пленён 16.03 в Безлюдовке. В ОБД - карточка военнопленного. Пленён 18.03 в Основа. 13.06.1943 доставлен в Шталаг 365, лагерь Va. 12.07.1944 переведён в лагерь IVb.
  7. Капитан Фадеев Григорий Васильевич, 1922 г.р. Начальник оперативного отделения штаба 104 сбр. Пленён 18.03. в Васищево. В ОБД - карточка военнопленного, пленён 12.03, майор, шталаг IVB.
  8. Красноармеец Поляков И.П., 1905 г.р. 90ап, 19 сд. Пленён 17.03. Безлюдовка.
  В ОБД - пропал без вести.
  9. Младший лейтенант Агафьев (?) Пётр, 1916 г.р. противотанковый артиллерийский дивизион 350 сд. Пленён 17.03 Безлюдовка. В ОБД - нет.
  
  Сразу скажу, что информация разведотдела проливает свет на судьбу той группы войск, которая прорывалась через Васищево. При этом, из этических соображений, я не буду указывать из показаний какого военопленного получены те, или иные сведения.
  Итак.
  253сбр.
  9-го марта было захвачено Ракитное, которое обороняли 253 сбр и 195 тбр. 253 сбр была в Ракитном с 05.03. 195 тбр после выхода из окружения ударной группировки 3 ТА из района Кигичёвка, была пополнена, оставшимися в 15-м и 12-м танковых корпусах танками, и придана для усиления 253 сбр.
  В результате боя немцами были захвачены некоторые штабные документы 253 сбр. Из этих документов мы узнаём, что по состоянию на 08.03 в составе бригады числились:
  - штаб бригады 87 человек;
   - 1-й батальон 250 -"-
   - 2-й батальон 289 -"-
  - 3-й батальон 184 -"-
  - 4-й батальон 289 -"-
   - миномётный дивизион 108 -"-
  - противотанковый дивизион 170 -"-
  - артиллерийский дивизион 284 -"-
  - рота автоматчиков 80 -"-
   - разведрота 62 -"-
  - санитарная рота 96 -"-
   - транспортная рота 69 -"-
  Всего: 2272 человека (штат 5177), 1066 винтовок, 235 автоматов и пулемётов (штат - только пулемётов 145), 23 орудия (штат 24, миномётов 52), 24 ПТР (штат 80).
  В каком состоянии бригада вышла из боя сказать трудно. По ОБД убитыми и без вести пропавшими за 09.03.1943 числится 21 человек. Значит ещё около 60 раненных. И ещё 11 человек за 10.03.
  Обращает на себя внимание наличие почти всей штатной артиллерии и меньше трети штатной пехоты.
  Из предыдущих материалов мы знаем, что 11-12 марта бригада была в Безлюдовке. Из показаний военопленного немцы установили, что 13.03 бригада была расположена вдоль дороги Харьков-Чугуев, а её штаб на хуторе Федорцы. Это район посёлка Лосево. 14.03 бригада, вернее то, что неё осталось, уже была в Кулиничи на восточной окраине Харькова. Оттуда она и ушла в прорыв вместе с группой Рудкина.
  
  104сбр.
  После боёв 05.03 в районе Старой Водолаги следы бригады теряются. Мы помним, что в ОБД за март 1943 почти нет данных об этом соединении. Как, впрочем и потом. Теперь появилась возможность частично восстановить путь этой бригады. Правда, только по показаниям военопленного.
   От Старой Водолаги бригада, понёсшая тяжёлые потери и воевавшая без штатной артиллерии, отошла в район хутора Кут, южнее Люботина. В результате осложнившейся обстановки в районе Коротич, 09.03 бригада начала отход по маршруту: Песочин - Рай-Еленовка-хутор Олешки-Липовая Роща. Все эти населённые пункты есть на современной карте. При этом, 10.03 потеряла в Будах до 80 человек. На этот день в бригаде было одно орудие 122мм, 4 миномёта 82мм и две "сорокопятки".
  Здесь какая-то путаница в датах. Если бригада начала отход на Песочин 09.03, то она никак не могла вести бои 10.03 в районе Буды, поскольку последние находятся километрах в 8-ми на юго-запад от Песочина. На мой взгляд, насколько я знаком с ситуацией, отход действительно начался от Буды 09.03 через боевые порядки 303 сд. Далее на Рай-Еленовку, Олешки и Липовую Рощу. Это в сумме около 18 км. Таким образом уже 11 марта остатки бригады могли находится в районе Основы.
  13.03 части бригады занимали оборону северо-восточнее Основы и в районе высоты 165.9. Я так понимаю, что это вдоль железнодорожного полотна. Штаб бригады находился в хуторе Sateinyi (Затейный?). Найти такой хутор даже на "пятисотметровке" 1943 года мне не удалось.
  15.03 остатки бригады соединились с 19сд в Безлюдовке.
  О том, что сбило меня с толку и я предполагал, что 104 сбр пошла на прорыв из района Лосево, я расскажу чуть ниже.
  В материалах разведотдела указан командный состав бригады, который мне так долго не удавалось найти.
  Командир бригады - полковник Гаранин
   Командир 1-го батальона - майор Привалов
   2-го батальона - майор Фаловский
   3-го батальона - капитан Аверин
   4-го батальона - капитан Максимов.
  Никого из них я в ОБД не нашёл. Возможно, что они остались живы. Гаранин точно пережил войну.
  
  350сд.
  В предыдущих материалах происходившее с дивизией в период с 07.03 по 15.03 оставались в области догадок. Теперь, по вновь открывшимся обстоятельствам, можно было немного приподнять завесу.
  Обойдя Мерефу с юго-востока, через Островерховку и Хорошево остатки дивизии 10.03 перешли речку Уды и заняли оборону по её берегу. Штаб дивизии в Основе, а потом в Безлюдовке. К 16.03 в дивизии было всего10 орудий (122мм, 76мм и 45мм).
  Следовательно, я ошибался, когда утверждал, что штаб 350сд не получил приказа об отходе. Штаб стоял в том же селе, что и штаб 62 гв.сд, обладатель единственной рации в группировке, по которой и был получен приказ на выход из окружения.
  
  195 тбр
  После боёв в районе Новой Водолаги, бригада отходила через через Одрынка, видимо Мерефа, на Безлюдовку. Где и расположилась 13.03. К 15.03 в бригаде осталось 9 танков Т-34, 120 человек и 2 автомашины. Вполне может быть, что бригада приняла участие в уличных боях в Харькове.
  Опять же немцы сообщают о командном составе бригады:
   Командир бригады - полковник Леви
   Начальник штаба - подполковник Кулага
   Подробности прорыва - чуть ниже.
  
  Об остальных соединениях, принимавших участие в прорыве, 19сд, 303 сд и 62 гв.сд новых сведений - нет.
  
  Теперь о том, что я с нетерпением переводил с немецого.
   17.03 в лесу юго-восточнее Васищево и, соответственно, юго-западнее Подольох и западнее Лизогубовки разведотделом 11-й танковой дивизии установлены следующие подразделения:
  - 1178сп, 1180сп, 830 ап 350-й сд;
  - 315 сп, 90ап 19-й сд;
  - 182 гв.сп 62-й гв.сд;
  - 847сп 303-й сд;
  - остатки 104 сбр;
  - миномётный батальон (120мм), принадлежность не установлена.
  Кроме того, по показаниям военнопленных установлено, что в течение ночи с 15 -го на 16-е и с 16-го на 17-е большая часть окружённых ушла через Уды на Красная Поляна и дальше через лес к Мохначи. Вторая группа ушла на северо-восток в сторону Рогани. Третья группа - на восток. Видимо, вдоль дороги на Чугуев.
  Понятно, что в составе окружённой группировки могли находится и военослужащие других частей.
  Таким образом, учитывая ранее приводимые данные, с достаточной степенью достоверности, можно предполагать, что:
   1) В составе первой группы, ушедшей через Уды на Мохначи были остатки стрелкового полка 350-й сд, трёх полков 62-й гв.сд (два стрелковых и артиллерийский), трёх полков 303-й сд (два стрелковых и артиллерийский);
   2) В сторону Рогани ушла 104 сбр и военнослужащие из состава перечисленных дивизий, часть которых потом попадёт в плен в районе тракторного завода, Лосево и Рогани;
  3) По показаниям военнопленного, 195-я тбр ушла на восток; это понятно, поскольку переправляться через Уды танки не могли, а при прорыве на Чугуев оставался шанс; судя по тому, что 15-го и 16-го 11-я тд отчиталась о 12 захваченных танках, а их в сумме в 86 тбр и в 195 тбр перед прорывом было 15, то ушла 195 тбр недалеко: до Терновое. Кстати, в материалах 11-й тд есть сведения об уничтожении колоны врага в Терновое, хотя это и полоса 6-й танковой дивизии. Скорее всего, речь идёт также о группе генерал-майора Белова Е.Е. и 86-й тбр;
   4) Расстояние от центра Безлюдовки до центра леса между Васищево и Лизогубовкой - около 10 км. Дорога только одна. Видимо, перечисленные выше подразделения не успели за ночь с 15-го на 16-е сделать больший переход. А днём двигаться было смертельно опасно.
  5) Те, кто не ушёл из лесу до утра 17.03, в большинстве своём в течение 17-го и 18-го были пленены. О чём и свидетельствуют данные ОБД.
  6) Судя по раздробленности частей и подразделений, неодновременности их выхода, управление внутри дивизий было потеряно по время ночного марша. В результате, к 17.03 в лесу около Васищево находилось 6000 - 7000 человек. Приблизительно такое же количество ушло на Мохначи.
  7) Ещё больше запуталась ситуация с 315сп 19-й сд. 16.03 немцами полк был установлен в Филипповке (2 км западнее станции Основа), 17.03 - в лесу около Васищева, а по данным Гладкова полк выходил вместе с 86 тбр в группе генерал-майор Белова Е.Е. по маршруту Федорцы - Терновое. Если учесть, что прорыв группы начался в ночь на 16-е, то совсем непонятно, как полк 16.03 мог быть установлен западнее Основы. Единственной версией, не противоречящей данным, является то, что полк был раздёрган на батальоны. И тогда действительно кто-то из состава полка 16-го был в Филипповке, 17-го в лесу у Васищево, а кто-то в группе Белова.
  
   Вот и всё.
  Что хотелось бы добавить. Как ни парадоксально, самая большая по численности группа, выходившая из окружения, оказалась без единого руководства. Чтобы там не писал потом в донесении штаб 3-й танковой армии, а по их следам, Гладков в далёком 1984-м году.
  Что остаётся ещё? Возможно, при последующих обновлениях сайта podvig-naroda.ru , станут доступными оперативные документы дивизий и 3-й танковой армии. С боевыми донесениями, приказами и картами. Тогда, возможно, занавес приоткроется ещё немного. А пока? А пока, Время уносит от нас всё дальше и дальше свидетельства того, как это было.

Оценка: 8.95*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015