Okopka.ru Окопная проза
Суконкин Алексей
Выборная сага. Часть 1

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.19*5  Ваша оценка:

  Выборная сага
  
  
  Главный редактор газеты "ДВ-Пресс" Рома Денисов задержался в редакции допоздна. Была пятница, конец рабочей недели, очень хотелось уже пропустить сто пятьдесят хорошей водки, но работа пока не отпускала истосковавшуюся по расслабухе душу.
  В редакции уже никого не было, и Рома сидел один, закрыв входную дверь офиса на замок. В городе шла избирательная кампания на пост главы администрации, и эта пятница была последним днем, когда по закону еще была разрешена агитация. С полчаса назад Рома получил данные последнего опроса избирателей, и сейчас занимался статистикой. Последние три месяца он был полностью поглощен выборными делами, и сейчас подходил к логическому завершению весь этот зыбкий процесс. Послезавтра станет ясно, кто будет грабить городской бюджет следующие четыре года. Узнать заранее результаты выборов, естественно невозможно, но по результатам самых последних опросов, можно установить истину с достаточно высокой точностью, если ничего не случится из ряда вон выходящего. Последние три месяца город Семеновск буквально трясло. В начале от скрытой политической рекламы, а с объявлением официального старта выборной гонки, еще и от навязчивых баталий с поливанием грязью, обвинениями и громкими заявлениями.
  Всего на пост главы города шло три основных кандидата: бывший мэр соседнего города Высокогорска Сергей Стариков, его двигал ни много, ни мало, сам губернатор, так же шел председатель городской Думы и попутно известный предприниматель Николай Сергеев, и третьим в мэры стремился предприниматель Григорий Ершов. Если первые двое были представителями политической партии "Единая Россия", то Ершов особенно старался не выпячивать свою принадлежность к партии Жириновского - вероятно потому, что партия ему мало чем помогала.
  Основная борьба разгорелась, как ни странно, между однопартийцами. Стариков и Сергеев мочили друг друга по полной программе. Если в отношении Старикова упор был сделан на его не очень лицеприятные заслуги по развалу экономики Высокогорска, то Сергеева обвиняли в связях с мафией и разворовывании лесных богатств Приморского края. Отчасти как то, так и другое было правдой, и конкуренты не стесняясь раздували это на страницах своих листовок. Сорокапятилетнего Старикова поддерживал губернатор края, который дважды приезжал в город и прямо указывал перстом на него, как на единственного достойного кандидата, в тоже время тридцатишестилетний Сергеев подкупал избирателей свой лучезарной улыбкой и подчеркиванием того факта, что он единственный из кандидатов уроженец Семеновска. Третий реальный кандидат считался реальным только потому, что на прошлых выборах мэра четыре года назад он занял второе место, уступив Владимиру Белову. Однако, за действительно реального его никто не считал, потому как умные люди видели в лице Ершова амбициозного, но слабохарактерного, человека, не обладающего ни интеллектом, ни необходимыми политическими связями. Ершов свою избирательную кампанию строил только на том, что он, будучи владельцем одной из городских хлебопекарен, обещал старушкам накормить их дешевым хлебом - но сделать это он якобы сможет только тогда, когда станет мэром...
  Рома Денисов, анализируя ситуацию, считал, что будет второй тур выборов, в который пройдут Стариков и Сергеев. Остальные отсекутся и канут в Лету. И вот уж второй тур будет веселым на все сто! Работа редакции последнее время была ориентирована на сбор любой информации о силах и методах, которые задействовали в избирательной гонке пиар-группы главных кандидатов. Здесь было много интересного, но методы были давно известны, а потому особой яркостью не блистали. Вопрос был только в том, кто больше ввалит бабосов в гонку. И город был буквально завален наглядной политической агитацией. Лично Роме был симпатичнее Коля Сергеев, с которым он был знаком уже лет шесть, еще с тех времен, когда Сергеев занимался лесным бизнесом, а Рома работал в природоохранной Специнспекции "Тигр" и по долгу службы время от времени обращал свое внимание на лесного воротилу. Тогда отношения у них были исключительно рабочие, в дружбу или вражду не переросли. Ближе к выборам Коля приехал к Роме в редакцию и попросил помочь в избирательной гонке, но Денисов покачал головой: по закону в выборах могут принимать участие только те газеты, которые ведут свою деятельность более года. А Ромкина газета появилась только восемь месяцев назад.
  Рома и сам был не прочь поучаствовать в выборах. Можно было взяться за печатные агитматериалы, может быть помочь еще чем, но потом, когда кампания стала напоминать помойку, решил не прикасаться к выборам. Ему оставалось только смотреть за ходом событий со стороны, и время от времени давать в своей газете аналитические статьи с данными статистики опросов.
  Стало темнеть, и Рома включил настольную лампу. Закрутив жалюзи на окне, он включил чайник и открыл шкаф, чтобы достать кружку. Сделать это ему не удалось - зазвонил сотовый. Рома посмотрел на экран трубки. Звонил его друг Иван Шилов.
  -Ответил, - сказал Роман в трубку.
  -Ну что, ты где? - спросил начальник Семеновского межрайонного отдела Наркоконтроля подполковник Шилов.
  -В редакции, - отозвался Денисов, глядя на наручные часы. - Еще минимум час тут буду.
  -Сейчас подъеду.
  -Давай...
  Рома достал из шкафа кружку и стал наливать в нее закипевшую воду.
  Ваня Шилов являл собой значимую в городе фигуру - еще с тех времен, когда он работал в УБОПе, и занимался вопросами бандитизма и коррупции, его знали и бандиты и многие властьимущие. Когда в 2003 году по указу президента был создан Комитет по наркотикам, он перешел работать в новую спецслужбу, где прошел ступени от старшего опера по особо важным делам до начальника межрайонного отдела. Иван, как говорится, пользовался заслуженным авторитетом, как среди своих соратников, так и среди разрабатываемого им контингента, так как всегда держал обещанное слово. Если он говорил человеку, что посадит его, то обычно этим все и заканчивалось. Однако, в отличие от очень многих представителей правоохранительных органов, Ваня работал на совесть, и никогда не садил заведомо невиновных. На этот счет он имел устойчивый взгляд и не менял его в течение всей своей работы в милиции и органах Наркоконтроля. За последнее время за сбыт наркотиков в Семеновске он посадил трех сотрудников милиции, чем вызвал с одной стороны бурю недовольства городского отдела милиции, а с другой показную уважуху от тех же представителей милиции, которые на будущее старались засвидетельствовать ему свое почтение - авось в будущем когда и пригодится... Сухощавый, роста выше среднего, тридцативосьмилетний Шилов по большому счету своей рабочей беспристрастностью и отсутствием порочащих связей наводил на противника ужас. Все, кому приходилось с ним работать, отмечали его незаурядные оперские способности - в 2005 году благодаря его наработкам семеновский межрайонный отдел по количеству раскрытых преступлений и изъятых наркотиков занял первое место в России, передав правосудию два преступных сообщества (из 25 по всей стране за тот год) а сам Шилов получил титул "лучшего опера года". Круг его знакомств был широченным, но дружеские отношения он поддерживал всего лишь с несколькими людьми, кому он мог доверять. Одним из них и был главный редактор газеты "ДВ-Пресс" Рома Денисов.
  Сам Рома стал главным редактором газеты совершенно случайно. Хотя, возможно, к этому были определенные предпосылки. В школе учился он плохо, в связи с чем, вместо окончания школы и поступления в какой-либо ВУЗ, ему пришлось пойти учиться в строительную "фазанку". После которой его и призвали в армию. В армии он попал служить в батальон связи, где в полной мере смог получить удовольствие от казарменной дедовщины, но как-то на полигоне его стрельбу увидел командир отдельной роты спецназа. Надо сказать, что еще в 16 лет Рома стал кандидатом в мастера спорта по стрельбе из пистолета. Короче, из батальона связи он перешел служить в роту спецназа, а там и командировка на Кавказ случилась. Вернулся из армии Рома совершенно другим человеком. Почему-то ему хотелось написать то, что он пережил, то, что он видел. И его понесло. Он стал писать. Написал несколько книг, их издали в Москве, но жизнь, тем не менее, все как-то не складывалась. Как-то раз он сидел на морском пляже и вдруг увидел своего ротного. Разговорились. А через два месяца Рома был назначен на должность инспектора в природоохрану. В "Тигре" он развернулся. Душа спецназовца нашла свою работу: здесь он мог со всей широтой применять знания, полученные им в специальной разведке. Рома быстро стал руководителем Семеновской группы и получил в подчинение двух инспекторов. Рома ставил засады, проводил рейды, в общем, работал на результат, не покладая рук. Одним своим присутствием Рома наводил ужас на воротил лесного бизнеса. На него было совершено два покушения, но оба не достигли результата: в первом случае Романа спасло умение управлять автомобилем - он смог увернуться от вышедшего на него лесовоза, а во втором случае его спасло умение быстро выхватывать и применять оружие. По факту ранения вооруженного преступника Рому долго дергала прокуратура, но все же пришли к выводу, что Денисов применил оружие правомерно, и правовых последствий эта стрельба на поражение для Романа не имела.
  В "Тигре" Рома и познакомился с Шиловым. Иногда вместе они работали против организованных криминальных группировок, крышующих "природные" виды бизнеса: лесорубов, браконьеров, скупщиков женьшеня, шкурок и трепанга. Рабочие отношения переросли в дружеские, и даже разница в возрасте в шесть лет не особенно сказывалась на крепкой мужской дружбе.
  Рома насыпал в кружку три ложки сахара и подумал, что надо несколько ограничить себя в потреблении сладкого. Серебряная ложка начала стучать по стенкам кружки. Интересно, если размешивать сахар по часовой стрелке, чай будет слаще, чем если размешивать против часовой? Рома покачал головой: этот вопрос он задавал самому себе несколько раз, не зная твердого ответа. Может быть, когда ни будь, найдется кто ни будь, кто сможет ответить на этот вопрос?
  После того, как международные природоохранные фонды прекратили финансировать "Тигр", Рома не захотел оставаться на одной зарплате, и уволился из инспекции на вольные хлеба. К этому времени он уже учился заочно в Тихоокеанском Государственном Экономическом Университете на финансиста, и решил реализовать полученные знания на практике. Практикой стало созданное им рекламное агентство. Спустя какое-то время, перед очередными выборами главы города, ему в голову пришла уникальная идея, с которой он пришел к Шилову. Ваня, услыхав, что именно придумал Денисов, поддержал проект всеми силами. А действующий мэр Владимир Белов, в результате реализации этой идеи, остался на своем посту на второй срок.
  Дело было вот в чем: в то время по городу прокатилась волна криминальных разборок с убийствами бандитских авторитетов - шел передел сфер влияния бандитских группировок, весь город с трепетом ждал очередных убийств, и все гадали, чем это все закончится. А Рома взял, да и написал художественную книгу обо всех этих событиях, умело вставив в сюжет практически всех возможных претендентов на будущих выборах. Книгу он назвал "Передел". Разумеется, всем претендентам были приданы нужные характеры и нужные слова. А так как Белов горячо поддержал идею, во всех значениях этого слова, то, разумеется, он был показан в том свете, который позволил ему безусловно остаться на второй срок - не понадобился даже второй тур выборов. После прочтения книги народная любовь к Белову была такова, что все решилось в первом туре. Городские и краевые СМИ запарились одновременно расхваливать и хаять эту книжонку, на Рому пытались выйти некоторые общероссийские средства массовой информации, но он на контакт не шел, а с учетом того, что книга была выпущена под псевдонимом, то очень не многие знали, кто есть автор нашумевшего детектива. Гриша Ершов, один из кандидатов на пост главы города, прилюдно пообещал убить автора, попадись он ему под руку. Видимо это было связано с тем, что в книге были раскрыты некоторые его грешки, которые ему очень не хотелось вспоминать перед выборами. Тем не менее, журналисты в большинстве своем восхищались "новой страницей в выборных технологиях", а Рома в свою очередь был в большом почете у городского главы: которому он фактически подарил еще четыре года возможности самостоятельно пилить городской бюджет.
  Затем Рома был назначен директором муниципальной газеты, где он набрался опыта и через некоторое время открыл собственную, назвав ее "ДВ-Пресс". Тут подошли выборы в Законодательное Собрание Приморского края, и Белов, которому оставалось быть мэром чуть меньше года, правильно и своевременно решил стать депутатом. Рома возглавил выборный штаб Белова и вскоре мэр стал народным избранником в краевой Думе, а Рома помощником депутата. А в городе, соответственно, были назначены досрочные выборы.
  Статус помощника депутата краевой Думы давал Роме неограниченные возможности по сбору информации для своей газеты. И это тут же стало приносить определенную выгоду...
  Запищал телефон. Роман посмотрел: звонил Иван.
  -Але...
  -Я подъехал, открывай.
  -Заходи. Открываю.
  Рома поднялся и пошел открывать входную дверь офиса. С улицы дохнуло мартовской прохладой и звездным небом. В офис ввалился Шилов с какой-то газетой в руках.
  -Здорово, - Иван протянул руку.
  -Привет, - Рома пожал краба и спросил: - Чай будешь?
  -Зеленый.
  -Есть и зеленый.
  -Только не в пакетиках... - Иван снял куртку и кинул ее в ближайшее кресло. - Заварной есть?
  -Заварим...
  Рома сунулся в шкаф, разыскивая где-то запрятанную специально для Шилова упаковку хорошего зеленого чая.
  -Я знаешь, тут что подумал? - спросил Иван, усаживаясь в кресло.
  -Что? - Рома наконец-то нашел чай, и начал его вынимать из сложных нагромождений содержимого офисного шкафа.
  -Сам подумай, на выборах основная драка идет между Стариковым и Коляном. Мочат друг друга просто беспощадно.
  -Это я вижу...
  -А Гриша Ершов вообще молчит.
  -А чего ему высовываться? Куда ему, он раньше все свои выборы проигрывал. Не тот у него размах, не тот уровень, не те деньги...
  -Согласен, но ты же сам знаешь, что одной тщательно спланированной и хорошо проведенной акцией, можно перевернуть мнение электората на сто восемьдесят градусов. Помнишь, как мы тогда "Передел" запустили? Все считали, что Белов на второй срок не пройдет. А он не только прошел, он прошел в первом туре.
  -И что ты этим хочешь сказать? - Рома засыпал в маленький чайничек зеленого чаю и залил его кипятком.
  -А то, что сейчас Стариков и Коля своей войной против себя могут ополчить всех избирателей. Уж больно навязчивая у них кампания...
  -И в результате мы получим...?
  -В результате мы можем получить протестное голосование.
  Рома сел в кресло:
  -И люди выберут того, "кто их хлебушком кормит"?
  -Именно. По крайней мере, я не исключаю такой возможности.
  -О какой акции ты говорил?
  Прежде чем ответить, Иван кивнул на стопку разного рода агитационных материалов, собранных Романом за весь период избирательной кампании:
  -Сколько было выпущено газет, в которых раскрывались отрицательные черты кандидатов?
  -По две с каждой стороны.
  -Противники признавали свое авторство?
  -По косвенным признакам это можно отследить.
  -Смотри сюда... - Иван бросил на журнальный столик газету.
  Роман взял ее в руки. Заголовок гласил "Совершенно Секретно". На четырех полосах газеты излагалась информация о том, как Стариков, будучи мэром города Высокогорска, занимался отмыванием бюджетных средств и приватизацией муниципальной собственности вместе с депутатом Государственной Думы Васей Усенко. Основной лейтмотив газеты сводился к тому, что Стариков идет в мэры только для того, чтобы обанкротить и скупить по дешевке градообразующее предприятие вертолетостроительный завод "Икар" и распродать за долги муниципальное имущество. Были расписаны ужасы, которые должны были наступить в результате проведения этих действий: снижение доходной части бюджета, урезание зарплат муниципальных бюджетников, закрытие детских садов и прочая хренотень. В конце газеты стояла лаконичная надпись: "оплачено из средств кандидата Сергеева".
  -Только Коля этого не писал, - сказал Иван, когда Рома закончил читать и поднял на друга глаза.
  -Это он тебе сам сказал?
  -Да. Более того, Стариков подал на него заяву в милицию.
  -Раньше они такие заявы друг на друга не писали.
  -То-то и оно.
  -Чья работа? Ершова?
  -Возможно, - кивнул Иван. - Ты знаешь, кто ведет кампанию Ершову? Кто входит в его штаб? Кто занимается пиаром?
  -Ну да. Штаб возглавляет Лёня Адамов, бывший мент.
  -Да, знаю. На МОБе работал. Лет семь уже как его из ментовки поперли, так он занимается перегоном машин на запад. Ничего собой не представляет, хотя был исполнительным работником. Кто еще?
  -Люба Вялкова.
  -Кто такая?
  -В свое время возглавляла выборный штаб Васи Усенко на выборах в Госдуму, спала с ним, но потом на чем-то разругалась, и их пути-дорожки разошлись. Кстати, она-то и может знать всю подноготную и Усенко и Старикова - они ведь в одном городе все обитают.
  -Кто еще?
  -Еще есть один ловкий пиарщик, Сеня Щербаков. Толковый мальчишка в части технологий. В принципе, он мог такое придумать и провернуть. Есть еще два каких-то непонятных кадра, одного зовут Антон, другого Стас. Чем они занимаются, мне не понятно. Честно говоря, я их в глаза не видел, но весь Ершовский штаб о них говорит шепотом. Толи они от спецслужб, толи от бандитов, мне не понятно...
  -Интересно, кто такие? Какая служба может опекать Ершова?
  -Может, фэбосы? Насколько я знаю, Ершов с начальником отдела ФСБ по Семеновску в дружеских отношениях. И в баню вместе ходят, и на охоту...
  -Да, - кивнул Иван. - Викторов с Ершовым давние друзья. Но я не думаю, что Володя Викторов будет помогать Ершову в выборных делах. У него другие интересы в жизни.
  -Тогда откуда эти двое?
  -Узнаем, - махнул рукой Иван. - Это для нас не проблема. С Викторовым я встречусь, может, чего от него узнаю. Но вот эта газета, мне кажется, сейчас даст стране угля...
  -Что Коля думает делать? Ведь на него вся тень падает?
  -Он сейчас снарядил несколько групп зачисток, которые ходят по подъездам и чистят почтовые ящики. Всяко, меньше газет попадет к избирателям.
  -А может, это и к лучшему, и ему не надо вытаскивать эту газету? Пусть люди читают, пусть топят Старикова...
  -Может и так, но здесь есть один небольшой косячок, который виден не с первого взгляда, но в сознание забивается очень четко, - сказал подполковник.
  -Ты про что?
  -Про то, что все злодеяния Старикова очень умело привязывают к партии "Единая Россия", так как он был в Высокогорске руководителем первичной организации...
  -А здесь руководит первичкой Сергеев... - догадался Роман. - Слушай, точно... как это я сразу не скумекал? А ведь действительно, по всей газете красной нитью идет конкретный негатив на "Едро". Все, кто будет читать газету, однозначно отнесут негатив и на Сергеева...
  Рома поставил на столик кружку и чайник. Иван налил себе зеленый чай, а потом мелкими глотками начал пить, обжигая язык.
  -Где-то были остатки торта... - Рома начал открывать другие шкафы: - Сегодня мои работники отмечали день рождения журналистки... бухло они всё выпили, а вот торт мог и остаться!
  -Красивая? - спросил Иван.
  -Кто?
  -Журналистка.
  -Алина? Нормальная. Уродов не держим...
  -Ты ее уже это... того?
  Рома усмехнулся:
  -Я бы и рад, но рабочие отношения нельзя смешивать с "деловыми"... да и город слишком мал. Супруга в мгновение ока узнает.
  -И то верно. Ну что, нет торта?
  Рома заглянул в последний шкаф и достал тарелку с крошками от торта. Прокомментировал:
  -Похоже, что торта нет.
  В этот момент Ивану позвонил Сергеев и попросил подъехать.
  -Что-то у него стряслось, - сказал Шилов, отключив трубку. - Поехали?
  -Чай допьем...
  Через десять минут они уже сидели в машине и мчались по вечернему городу. Город был не большой - из одного края в другой можно было проехать на машине за двадцать минут, а потому еще через десять минут они остановились возле дома, где в съемной квартире размещался выборный штаб Коли Сергеева.
  Среднего роста, крепкого телосложения, обладающий квадратным, но подчеркнуто живым лицом, Коля Сергеев стоял возле подъезда и разговаривал по телефону. Увидев машину Шилова, он подошел к подъехавшим. Судя по интонации, с которой он говорил, у него явно что-то произошло. Рома и Иван вышли из машины и поздоровались с Колей за руку, и он жестом показал на вход, предлагая войти. Главный редактор газеты и подполковник Наркополиции вошли в подъезд. Штаб располагался на втором этаже, и там во всю кипела работа. Их встретил Юра Щукин, партнер Сергеева по бизнесу - если воспользоваться русской пословицей, то он был сапогом одной пары - понятно, что вторым сапогом в этом сравнении был Сергеев. Мужики всю жизнь строили бизнес вместе, и многие удивлялись, почему их до сих пор не разорвал раздор, присущий многим российским бизнесменам.
  -Здорово, Юра, - поздоровался Иван, в свое время он вместе с ним занимался боксом, и зачастую в детстве встречались на боксерском ринге, а когда повзрослели, то взаимное уважение шло только на пользу.
  -Здорово, мужики... - поздоровался Щукин с Иваном и Романом.
  Роман посмотрел в одну из комнат: там было установлено несколько компьютеров, на которых работали люди - кто-то печатал тексты, кто-то проводил подсчет статистики опросов населения, в общем, работа шла...
  В это время в квартиру вошел Сергеев. Было видно, что он чем-то встревожен:
  -Менты поймали двух моих пацанов с этой газетой, когда они выходили из подъезда! Им вменяют незаконное распространение агитматериалов!
  -Ерунда! - сказал Иван. - Ничего страшного. Пусть стоят на своем, они занимались только зачисткой. Пусть ссылаются на твое указание! Здесь как раз та ситуация, когда нужно говорить только правду! Кстати, а зачем ты послал их собирать газету? Ведь там только на Старикова чернуха прет. Тебе должно быть выгодно.
  -Там серьезная отрицаловка на "Едро". А мне этого совершенно не нужно...
  Иван и Рома переглянулись.
  -Я не понимаю, откуда взялась эта газета? - Сергеев посмотрел на Шилова.
  -Это Гришина работа, - сказал Иван. - Больше некому.
  -Как доказать? - спросил Коля.
  -Это все потом. Сейчас не об этом думать надо. Сейчас нужно думать о том, как локализовать ситуацию! Кто поймал твоих пацанов?
  -Наряд патрульно-постовой службы.
  -Где пацаны сейчас?
  -Отвезли в ГОВД.
  -Ты кого-нибудь туда направил?
  -Нет, сейчас сам поеду разруливать ситуацию. Я только что Старикову звонил, сказал, что не имею к газете никакого отношения, - Коля обхватил голову руками: - В самый последний день! Вот суки! Мы же ничего не сможем противопоставить!
  -Успокойся, - Юра тронул своего напарника за плечо. - Что-нибудь придумаем.
  -Да что сейчас уже придумаешь? - Сергеева трясло, но он старался держать себя в руках. - Уже поздно что-то придумывать. Они правильно все рассчитали. В самый последний момент ударили. А мы проворонили, как они разносили газету. Мы же в их штабе три дня назад прослушку установили! Ведь все слушали... почему не узнали? И агентура промолчала!
  Иван усмехнулся:
  -Значит, все хорошо подготовили! И действовал узкий круг лиц. Дело-то важное. Да и... Коля, если ты сейчас не станешь мэром, то это не значит, что не станешь им в следующий раз!
  -Ваня, ты не понимаешь! Если мэром станет Гриша, он мне перекроет весь бизнес. Это же мразь последняя! Он меня будет выживать из города всеми путями...
  Роман рассмеялся, и его смех на фоне общего конфуза, выглядел кощунством. Все посмотрели на него, и он прокомментировал:
  -Можно подумать, что если изберут тебя, то ты его оставишь в покое!
  Коля со злостью посмотрел на главного редактора и чуть слышно выговорил:
  -Конечно, не оставлю.
  
  * * * * *
  
  Лёня Адамов, бывший майор милиции, бывший заместитель начальника милиции общественной безопасности города Семеновска, стоял в проходе в дежурную часть ГОВД и смотрел на двух парней, сидящих на скамье в ожидании дознавателя.
  -Вот вы значит как, - кривил лицо Адамов. - Мы выборы по-честному вели, законы соблюдали, а вы вон как поступаете! Нехорошо.
  -Это не наши газеты, - тихо выговорил старший из парней. - Мы занимались только тем, что вытаскивали их из ящиков!
  -А то я не видел! - усмехнулся Адамов. - Да у вас этих газет с собой было... так что сейчас вам придется отвечать!
  -За что отвечать? - спросил парнишка.
  -За то, что вы распространяете агитационные материалы без согласования с избирательной комиссией! Сие не есть хорошо.
  -Ну и что? На крайняк - административка. Никто Сергеева с выборов не снимет!
  -А вы не думали о том, что Стариков подаст на вашего Коляна в суд за клевету? Вот там вы почешетесь!
  Лёня Адамов явно издевался над пацанами, а те боялись лишний раз поднять на него глаза: при задержании менты прорубили их резиновыми палками и напоили газом, и теперь их обычная активность была сведена на нет.
  Адамов повернулся к дежурному, которого хорошо знал по прошлой службе:
  -Петрович, ну где ваш дознаватель?
  -Сейчас будет, - отмахнулся дежурный.
  В это время в помещение ГОВД вихрем ворвался Сергеев и сразу вцепился в грудки Адамову:
  -Ты, сука!
  Адамов начал пятится, но за ним была стена, и Коля здорово приложил его головой об эту стену.
  -Э! - дежурный подскочил, но ничего предпринимать не стал - перед ним все-таки был и кандидат на пост главы и председатель городской Думы в одном лице.
  -Ты что... - глазенки Адамова бегали из стороны в сторону. - Ты что?
  Коля взял себя в руки, отпустил Адамова и повернулся к своим пацанам:
  -Менты вас били?
  Оба парня синхронно кивнули. Старший сказал, указывая пальцем на Адамова:
  -Этот тоже нас бил!
  Сергеев повернулся к дежурному:
  -Я не понял? В чем дело? Кто вам дал право избивать законопослушных граждан? Я сейчас буду звонить начальнику милиции, а вы начинайте думать о том, что будете говорить в суде!
  Стремительность слов и действий Сергеева внесли первоначальную сумятицу, но это скоро должно было пройти. Поэтому нужно было дожимать, пока не опомнились...
  Он повернулся к своим парням:
  -Так, берите бумагу, и пишите, как патруль избивал вас, как вас избивал господин Адамов, а потом поедем снимать побои! Дежурный, дайте им бумагу, написать заявление на противоправные действия сотрудников милиции и избиения со стороны мистера Адамова!
  Дежурный привстал, не зная, что делать. Перед ним стоял второй человек в городе, который сейчас втаптывал в грязь всю милицейскую систему.
  -Я никого не бил! - успокоившись, сказал Адамов. - Это уже перебор, Коля.
  -Это ты судье будешь говорить.
  -Тебе это и сами парни скажут, верно, ребята? - Адамов искоса посмотрел на мальчишек, сверкая глазами.
  Но парни уже поняли установку своего лидера, и врали, честно глядя в глаза:
  -Да, вы нас избивали. Резиновой палкой.
  Адамов, поняв, что сейчас он попадает в не очень ловкую ситуацию, решил ретироваться и начал отходить к выходу из здания ГОВД. В дверях появился Юра Щукин и своей атлетической фигурой заслонил дверной проем.
  -Лёня, обожди, мы еще не все решили.
  Сергеев уже разговаривал по телефону с начальником ГОВД:
  -Константин Андреевич, да у вас тут уголовное дело на сотрудников корячится! А ваш бывший заместитель будет соучастником избиения двух восемнадцатилетних парней. Мы вам, понимаешь, деньги на борьбу с преступностью выделяем, а вы вон их куда... детей избивать! Да, да... приезжайте! На месте и поговорим!
  Переговорив по телефону с начальником ГОВД, Коля переключился на Адамова:
  -Слышь, дружок, а как это ты оказался с нарядом милиции возле наших парней? Дружинником подрабатываешь? Так на тебя это не похоже, ты же за бесплатно вообще ничего не делаешь!?
  -Ты мне не тычь, - Адамов начал приходить в себя и осмелел: - Я тебя минимум, лет на десять старше! И если ты попался на чернухе, то нечего мне свои ошибки впаривать! Отдыхай!
  Адамов направился к двери, и Щукин отошел в сторону, пропуская бывшего майора на выход. Тут появился дознаватель, и только он попытался начать работать с задержанными, как в ГОВД вошел начальник.
  Полковник милиции Константин Шишкин по большому счету всегда старался держаться в стороне от политики, как того и требовало действующее законодательство. Он поздоровался с Сергеевым, выслушал доклад дежурного, и приказав дознавателю немного обождать с задержанными, направился к себе в кабинет. Сергеев и Щукин двинули за ним.
  В кабинете Шишкин буднично открыл шкаф и достал початую бутылку коньяка. Выставил на сукно три рюмки, и широким жестом пригласил гостей к столу.
  -Рассказывай все по порядку.
  Сергеев, намахнув за воротник коньяка, поставил рюмку и выговорился:
  -Андреич, сегодня последний день агитации, и посмотри, что я нахожу в почтовых ящиках! - он бросил газету "Совершенно Секретно" на стол.
  Начальник милиции, налив еще по одной, взял в руки газету и несколько минут ее внимательно рассматривал. Не забыл он посмотреть на выходные данные, где был указан заказчик и типография.
  -Ну и что? Я знаю, что Стариков грабил бюджет Высокогорска по полной программе. Обычное дело. Молодец, что написал об этом. Кстати, Стариков уже написал заявление на тебя.
  -Это не моя газета. Я ее не писал. Кто-то сделал эту гадость, и выставил меня на показ.
  -Почему я должен тебе верить? - Шишкин поднял рюмку на уровень глаз, и полюбовавшись на содержимое, выпил. - Твои пацаны разносили газету, а патруль их схватил.
  -Это не так. Когда я увидел эту газету в почтовых ящиках, я дал команду вычистить их подчистую. Ваш наряд схватил моих парней тогда, когда они вынимали из ящиков, а не клали в них, эти газеты.
  -Это воровство, - сказал главный мент.
  -Воровством оно будет, если будет доказано, что при утрате этой газеты собственник ящика понес материальные потери. А если он ее не купил, не выписал, то с чего он понесет эти потери? Ведь так?
  -Ну, так, - кивнул Шишкин и налил по третьей. - И что ты предлагаешь?
  -Ты отпускаешь моих пацанов, и они до утра спокойно продолжают чистить город от этой гадости.
  Шишкин выпил. За ним выпили Сергеев и Щукин. Начальник ГОВД вернул бутылку в шкаф и сказал:
  -Ладно. Валяйте. Никто вам мешать не будет. А газетку мне оставьте. Утром дочитаю...
  -Утром я заявление напишу, - сказал Сергеев.
  Они вышли из кабинета. Уже подходя к выходу из здания, Шишкин окликнул Сергеева:
  -Коля, ты на машине?
  -Да.
  -Тебе нельзя за руль. Ты только что выпил.
  Коля улыбнулся:
  -Константин Андреевич, вы верно забыли, что я народный избранник, да еще и председатель Думы... административной ответственности я не подлежу.
  Шишкин только махнул рукой.
  
  * * * * *
  
  Иван довез Романа домой, и Денисов шагнул в темный подъезд. В подъезде кто-то разбил лампочку, было накурено и пахло разлитым пивом. Иногда в подъезде управляющая компания наводила порядок, но время шло, и пиво появлялось вновь. Хорошо, что малолетки перестали собираться - на улице зима сменилась весной, и пивососущие насекомые переместились во дворы.
  В соседнем подъезде год назад погиб сотрудник милиции, который в поздний час возвращался домой. На лестнице сидел подвыпивший человек, которому сотрудник сделал замечание. Если бы мент промолчал, то остался бы жив. Но по своему обыкновению он начал приставать к пьянчужке. Мужичок вынул из кармана нож и вскрыл милиционеру сонную артерию. И ушел. Искали его полгода. Нашли случайно: мужик подвыпил, и кому-то сболтнул об убийстве. Когда его взяли, оказалось, что по сути это был обыкновенный человек, который никогда и не помышлял о том, что станет убийцей милиционера. Просто у него так сложились жизненные события, что излишне любопытный мент стал последней каплей, оборвавшей туго натянутые нервы. Бывает и такое.
  Рома вынул из кармана небольшой фонарик и осветил подъезд. Никого. На поясе Роман носил складной нож фирмы "Норинко" и в любой момент мог применить его по живому мясу, очень хорошо зная те пределы, которые определены уголовным законодательством. Работая в "Тигре" Роману приходилось применять табельное оружие на поражение в пределах, определенных Уголовным Кодексом, а когда он был в командировке на Кавказе, то и личное оружие в пределах Боевого Устава. Так что нанести контролируемый вред он мог в принципе любому обидчику. Следует добавить, что Роман старался все проблемы решать путем переговоров. Но если бы дело дошло до активных действий, он бы не стал подставлять вторую щеку.
  Дома его ждала супруга, которой не совсем нравилась его работа, но Ира разумно не влезала в его дела больше, чем того требовал минимум вопросов о работе в кругу семьи.
  -Как дела? - спросила Ира.
  Роман опустился на пуфик и стал снимать обувь.
  -Ты сегодня из почтового ящика ничего не доставала?
  -Чего я только оттуда не доставала! - всплеснула руками супруга. - Полный ящик листовок: и на Сергеева, и на Старикова...
  -А газета "Совершенно Секретно" была?
  -Была вроде.
  -Ты ее забирала, или сразу выбросила?
  -Да вон она лежит, - Ира указала на стопку старых газет. - А что там?
  -Очередной бред, - усмехнулся Роман.
  Газету он подшил в специальную папку, где собирал выборные материалы.
  
  * * * * *
  
  Депутат Законодательного Собрания Приморского края Владимир Белов приехал в Семеновск рано утром и сразу позвонил Роману. Через двадцать минут Рома вошел в помещение приемной депутата, от которой у него, как у помощника депутата, были ключи. Но ключи не понадобились - Белов был уже здесь.
  Поздоровавшись за руку, Роман присел за стол. Белов уже выставил кружки и пил кофе.
  -Наливай кофе, - предложил депутат.
  -Кофе мне башню сносит... - усмехнулся Рома. - Вот чаю выпью.
  Пока Рома возился с чаем, Белов спрашивал о ситуации вокруг выборов:
  -Что слышно нового?
  -Вчера Ершов газету раскидал по городу - "Совершенно Секретно". Занимательная газетка. Читал и плакал от умиления. А внизу надпись: оплачено Сергеевым.
  -Да ты что? - Белов на самом деле ничего не знал об этой газете.
  -Сдается мне, что газетенка эта перевернет наш электорат на сто восемьдесят градусов. Уж больно материал в ней хороший.
  -Есть с собой?
  -Есть, - Рома вынул из портфеля газету и передал Белову. Тот углубился в чтение.
  В это время в приемную вошел сам Сергеев. Коля выглядел бодро и жизнерадостно.
  -Собрали почти все, - сообщил он Роману. - В город попало не больше тысячи газет. Ночью я написал заявление в милицию.
  Белов оторвался от газеты и поздоровался с Сергеевым:
  -Здравствуй Коля, подставили тебя?
  -Да, - Сергеев махнул рукой. - Разберемся. Что, в первый раз, что ли?
  Покуда Белов был мэром Семеновска, вместе с Сергеевым он организовал и провел конкурс на строительство нового здания городского рынка, негласно участвуя в долях этого предприятия. Ясно, что доля Белова была оформлена на подставное лицо, но от этого его интерес в получении прибыли не уменьшался. Строительство рынка шло с некоторыми нарушениями, не особенно серьезными, но все же. И поэтому для депутата существовала определенная личная заинтересованность в том, чтобы мэром стал именно Сергеев - свой человек, а никто другой. Любой другой рано или поздно мог бы обратить на эту хорошую кормушку свое внимание и попроситься в долю в обмен на отсутствие административных барьеров. Хотя Старикова интересовали более масштабные проекты: банкротство вертолетного завода "Икар", но при этом не следовало забывать, что обыкновенный российский чиновник никогда не брезгует никакими халявными доходами. На остальных кандидатов Белов не замахивался, так как считал, что в выборной гонке определились только два реальных претендента на трон. Да и любой другой не обладал нужным политическим весом, чтобы попытаться наложить руку на кормушку бывшего мэра и действующего председателя городской Думы. Такому покусителю на кормушку, случись сие событие, к вечеру реально оторвали бы голову. Поэтому Белов опасался на выборах только Старикова, за которым стоял сам губернатор со своей карманной мафией.
  -Каковы у тебя шансы? - спросил Белов Сергеева.
  -Вчера мы провели опрос, я на первом месте. У меня пятьдесят процентов. У Старикова сорок. Девять процентов у Ершова. Один процент делят все остальные.
  -Ершов надеется пройти? - усмехнулся депутат. - Вечный аутсайдер. Куда он лезет со своими мозгами? Он же дебил!
  -Зато у него девять процентов, - сказал Рома. - А после выхода этой газеты у него будет гораздо больше.
  -Сомневаюсь, - сказал Коля. - В газете ничего такого нет...
  -Да не скажи... - Белов снял очки и отложил газету в сторону, прочитав ее содержимое. - Это информационная бомба. Последствия мало предсказуемы.
  -Ершов всем бабушкам рассказывает, что он их бесплатным хлебом накормит, - вставил Роман. - Только на этом он вполне может выскочить наверх. Бабульки у нас - самые активные избиратели. Они все, как одна, пойдут на выборы. А молодежь не пойдет. Поэтому мы будем иметь кривые результаты, не отражающие реальное предпочтение. Сейчас молодежь на участки голосования никак не загонишь...
  -Ерунда, - сказал Коля. - Я все продумал. У меня будут ходить специальные машины, возить к участкам электорат.
  -Будешь "карусель" крутить? - спросил Рома.
  -Что такое "карусель"? - Белов никогда не вдавался в глубину выборных технологий, и не владел современными методами. За него всегда работали другие - в этом и было его преимущество.
  Сергеев объяснил:
  -Я запускаю на участок человека, который там получает бюллетень, но не бросает его в урну, а выносит. Получает за это сто рублей. На этом бюллетене отмечается моя фамилия, и листок отдается следующему человечку. Человек идет на участок, получает чистый бюллетень, отмеченный бросает в урну, чистый приносит. Получает за него сто рублей, и так далее по кругу. Потому и название - "карусель".
  -Забавно, - рассмеялся депутат. - Мне такое никогда не нужно было! Я всегда честно выигрывал выборы!
  Рома с удивлением посмотрел на Сергеева, и они оба вдруг рассмеялись.
  -Чего? - спросил Белов. - Чего вы смеетесь?
  -Да так, - отмахнулся Рома. - Навеяло. Просто вспомнил книгу "Передел". После нее другие методы уже были не нужны...
  
  * * * * *
  
  В свой офис Рома приехал часов в одиннадцать. Они еще немного посидели с депутатом, обговорили свои действия в день выборов, и расстались. Белов уехал во Владивосток, Сергеев укатил решать собственные проблемы. День, в который была запрещена всякая агитация, обещал быть спокойным.
  В офисе Рома обнаружил Алину. Журналистка сидела за компьютером и что-то увлеченно ваяла. Алина жила с каким-то пацаном, по ее рассказам, излишне употребляющим алкоголь, но расставаться с ним не намеревалась. Чернявая черноглазая Алина имела притягивающую фигуру при росте ниже среднего, и откровенно смеялась над мужиками, которые были не в силах оторвать от нее глаз. Рома держал себя в руках и это, кажется, немного задевало ее самолюбие. Но ничего не поделаешь, рабочие отношения переводить в любовные, в большинстве случаев, вредно.
  В момент, когда Рома вошел, она повернулась и быстро выговорила:
  -Здравствуйте, Роман Сергеевич.
  -Привет Алина. Выглядишь сегодня прекрасно.
  -Спасибо... - Алина уперлась в свой компьютер.
  Рома посчитал разговор законченным, и шагнул в свой кабинет. Там он вытянулся в кресле и посмотрел на стену, увешанную разными грамотами, которые получила газета за недолгий период своей деятельности. На советском вымпеле с надписью "Победителю в социалистическом соревновании" висели Ромкины награды: три медали и знак парашютиста-отличника. Это были отголоски былой юности, о которой иногда наваливалась ностальгия.
  -Мне кто-нибудь звонил? - громко спросил Рома.
  -При мне никто не звонил, - отозвалась Алина. - Если будут звонить, вы на месте?
  -Да.
  Рома достал из футлярчика сотовый телефон и позвонил Шилову. Тот отозвался практически сразу:
  -Доброе утро! Чего хотел?
  -Да так... чем занимаешься?
  -Думаю поиграть в теннис. Ты как?
  -Можно и поиграть. Заберешь меня?
  -Ты где, в офисе?
  -Да.
  -Сейчас заеду.
  Шилов появился через несколько минут. Он внимательно посмотрел на Алину и спросил:
  -Девушка, как вас зовут?
  Журналистка подняла свои озорные глаза и улыбнулась: перед ней стоял завидный мужчина, о котором многие красавицы могли только мечтать:
  -Меня зовут Алина.
  -А чем вы занимаетесь сегодня вечером?
  Рома из своего кабинета слушал разговор Шилова с журналисткой и улыбался: Иван действовал по стандартной схеме, которая, однако, часто срабатывала...
  -Вечер я провожу в кругу семьи, а вы пришли к Роману Сергеевичу?
  -Я шел к Роману Сергеевичу, но вы своим видом меня очаровали так, что мне уже никуда не надо... может быть сегодня семья отдохнет? А вы отдохнете от семьи? Я знаю очень хороший ресторан...
  -Вы настойчивы... - отозвалась Алина. - Но я не могу согласиться на ваше предложение. И не спрашивайте почему.
  -Иван Вячеславович! - Рома понял, что его товарища обломили, и ввязался в разговор, чтобы закончить его на дружеской ноте.
  -Да, Роман Сергеевич! - отозвался Шилов.
  -Проходите ко мне!
  -Иду, - согласился Шилов. - Алина, но вы подумайте! Я буду ждать от вас звонка. Вот моя визитка. Звоните хоть ночью...
  Не дожидаясь ответа, Иван зашел в кабинет Романа и сел в кресло.
  -Ну что, поехали, поиграем?
  Роман уже достал из шкафа сумку со спортивной одеждой и бросил в нее теннисную ракетку.
  -Ну, поехали, сыгранем разок.
  Рома поднялся, и они пошли на выход. Алина крутила в руках визитку Шилова, на которой была указана его должность. Вслед она подняла взгляд и оценивающе посмотрела на его фигуру.
  
  * * * * *
  
  Разогревались минут двадцать. Иван резал резкими кручеными ударами, которые Рома парировал на пределе своих возможностей. Вообще-то Рома играл в теннис крайне редко, но как выдавалась такая возможность, обычно не отказывал. Играть в теннис он не умел, но брался за это дело для разминки суставов и мышц.
  -Ну что, на счет? - спросил Иван.
  -Давай!
  Шилов бросил мячик на стол, и Роман встретил его ровным отбивом. Иван встретил мячик крученым ударом и Рома не смог его послать на поле противника. Подача перешла к Ивану, и счет был открыт буквально в течение нескольких секунд.
  -Я был сегодня у Викторова... - сказал Шилов.
  -И что говорит начальник ФСБ?
  -Говорит, что беседовал с Ершовым на тему появления газеты "Совершенно Секретно"...
  Рома пропустил еще один удар.
  -Два-ноль, - сказал Иван. - Ершов заверил Викторова, что это не его работа. Что это Сергеев сделал...
  -И тот поверил?
  -Ну, говорил мне, что оснований не верить Ершову у него нет. Как бы все правила для этого соблюдены... и выходные данные на Сергеева, и информация в газете на главного противника - Старикова... как бы вот так. Три-ноль.
  -А ты с ним в каких отношениях? Я иногда обращаюсь к нему, так от фэбосов я не получил пока вообще никакой информации, ни по какому вопросу. Они только слушать умеют, а говорить - нет.
  -Четыре-ноль. Я с ним в нормальных отношениях еще со службы в УБОПе. Мне он вроде доверяет. Пять-ноль. Ты вообще играть не умеешь?
  -Играю, как могу. Значит, Ершов своему другу слукавил на счет газеты.
  -Вполне может быть. Да и фиг с ним. Все равно ему до мэрского кресла как пешком до Луны. Я думаю, что Ершов - отработанная фигура. Шесть-ноль.
  -Не знаю... сейчас предполагать можно все, что угодно. Выборы покажут, кто был прав.
  Иван рубанул выверенным движением, и мячик пролетел на сантиметр ниже ракетки Романа.
  -Победа в сухую. Учись, пока я жив...
  
  * * * * *
  
  День выборов прошел спокойно. Рома вообще с женой уехал в деревню и провел весь выходной "на земле". Вернувшись вечером в город, он отвез Иру домой, а сам поехал в гости к главному редактору независимой газеты "Бизнес-Город" Александре Хохловой. Та сидела в своей редакции и пила коньяк. В своем пятидесятилетнем возрасте она оставалась привлекательной и интересной женщиной и ходили слухи, что многие известные в городе люди пытались приударять за ней, впрочем, опять же по слухам, некоторые не безуспешно. Рома уважал Хохлову за далеко не бабью мудрость и рассудительность, и иногда советовался с ней по некоторым жизненным вопросам. Будучи по сути конкурентами на издательско-рекламном рынке, Рома не находил причин не дружить с Хохловой.
  -Будешь коньяк? - спросила Александра, когда Роман вошел в ее кабинет. - Хороший, Хэнесси Икс-О. Из Европы привезла.
  -Я за рулем, - отмахнулся Рома.
  -Кофе?
  -Не откажусь от чая. Кофе мне что-то не идет. Гнать начинаю.
  -Есть и чай... - Хохлова встала и направилась к подоконнику, на котором стоял чайник и все чайные принадлежности. - Есть какие-нибудь новости?
  -Новостей полно.
  -Рассказывай.
  -Газету "Совершенно Секретно" сделал Ершов. Информацию по похождениям Старикова и депутата Госдумы Усенко, Ершову предоставила Люба Вялкова. Усенко одно время порол ее, но потом что-то у них случилось, и сейчас она выплеснула на него весь компромат.
  -Не знаю... мне кажется, что газету сделал все-таки Коля Сергеев. Даже не побоялся подписаться. Хотя то, что Любка была любовницей Васи Усенко, мне известно давно.
  -А какая у Коли может быть цель?
  -Опустить конкурента.
  -Я думаю, что не все так просто, как кажется. В газете опускают не столько Старикова и Усенко, сколько партию "Единая Россия", а следовательно, и городского партийного лидера - Колю Сергеева.
  -Считаешь, что так? В этом есть какой-то смысл, но не забывай, что наш народ таких тонкостей может и не понять. Для народа есть разжеванная информация: Стариков - чудак на букву М. А об остальном... кто там будет догадываться? Не, мне кажется, что это работа самого Сергеева. Хотя, твоя версия имеет право на существование.
  -В любом случае, предварительные результаты выборов мы узнаем через час-полтора. Самое нервное время...
  -Уж точно.
  Поговорив о превратностях выборных технологий, через час они узнали, что по результатам подсчета голосов, первое место занял Григорий Ершов, на втором месте оказался Коля Сергеев. Честно говоря, Рома пребывал в некотором шоке.
  
  * * * * *
  
  Утро началось со звонка будильника.
  Сергеев ходил по своему офису взад-вперед. На диване сидел Щукин. Рома только что появился, и стоял в дверном проеме, с удивлением наблюдая, как Коля на своем лице носит из угла в угол само плохое настроение.
  -Я потратил на выборную кампанию десять миллионов! - наконец-то нарушил тишину председатель городской Думы. - Я вложил столько сил и энергии... а этот урод и голодранец Ершов набирает тридцать процентов голосов! На семь процентов больше, чем я! Объясните мне, чем думает наш электорат?
  -Он пообещал накормить их дешевым хлебом, - сказал Рома. - Вариант безотказный.
  -Ну почему так? Ведь я открыл целую сеть магазинов "Забота" специально для ветеранов, вбухиваю туда огромные бабки, чтобы покрыть убытки. Ставлю для них самый дешевый ценник, а они, суки, этого не видят! Они видят только пустые обещания накормить дешевым хлебом! Я их уже два года кормлю по цене ниже себестоимости, а они идут, и голосуют за Ершова, который реально ничего еще не сделал!
  -Почему не сделал? - усмехнулся Рома. - Он красиво пообещал! А это уже половина дела!
  Сергеев остановился посреди комнаты и посмотрел на Денисова:
  -Рома, ну почему так? Вот как их понять? Когда делаешь им добро, они этого не замечают. Они верят в сказки, а реальные дела они видеть не хотят! Ну почему у нас такой тупой избиратель?
  -Потому что Ершов в их понимании что-то новое, а ты уже примелькался...
  -Почему новое? Он постоянно лезет в мэры и депутаты. Его давно все знают.
  -Знают, но у власти он еще не был. Вот и дают ему фору. А ты типа у власти, и вроде как ничего не делаешь!
  -А мои магазины для ветеранов? Им что, этого мало?
  -Люди быстро привыкают к хорошему. Ты их спроси - наверняка большинство не знает, кто открыл эти магазины. А в своей кампании ты не сделал упор на магазины. Ты пытался объяснить им, как ты будешь наполнять бюджет. А им этого не надо. Им нужно кушать, а не бюджет считать.
  Коля опустился в кресло, и схватив со стола кистевой эспандер, начал быстро мять его, успокаивая нервы. Щукин сказал Роману:
  -У нас менты поймали одну группу, которая крутила "карусель".
  -Серьезно?
  -Пока не знаем. Выясняем. Но там люди проинструктированы, что нужно говорить в таком случае.
  -И то хорошо...
  Рома не стал более задерживаться в офисе воротил лесного, рыночного и политического бизнеса, и поехал к Шилову.
  
  * * * * *
  
  Иван сидел в своем кабинете и разбирал секретную почту. По инструкции в этот момент в кабинете не должно было быть посторонних лиц, а дверь кабинете должна была быть закрыта на ключ, однако Шилов этого не делал. Его кабинет находился на третьем этаже здания налоговой инспекции, вход в отдел был закрыт железной дверью, у которой сидел вооруженный дежурный.
  В свое время, когда по указу президента, началось формирование Госнаркоконтроля, на укомплектование новой спецслужбы были направлены силы и средства налоговой полиции - так и оказались борцы с наркотиками в здании городской налоговой инспекции. В этом были и свои плюсы, и свои минусы, но в целом месторасположение отдела всех устраивало, а равно и закрывало все возникающие вопросы. Даром, что для того, чтобы попасть в отдел, нужно было каждый раз подниматься на третий этаж...
  Рома позвонил в звонок и дежурный, глянув в монитор и зная его в лицо, открыл с поста дверь. Роман быстро поднялся на третий этаж и вошел в кабинет Шилова. Иван поздоровался и кивнул на стул:
  -Подожди пару минут, я сейчас с документами закончу...
  Рома присел на стул и спросил:
  -Слышал результаты выборов?
  -Ершов победил. Будет второй тур, - кивнул Шилов. - Наш приятель на втором месте. Все в шоке.
  -Вот и пытайся после этого в здравом уме анализировать предпочтения избирателей. Я провел несколько опросов, которые показали, что Ершов далеко не на первом месте. Но оказалось вон как.
  -Причина?
  -Это результат вброса газеты "Совершенно Секретно". Они правильно все рассчитали. И время, и место... в общем, Ершовские пиарщики просто молодцы. Хотя, лично мне не приятно, что Ершов занял первое место. Помнится, как он обещал меня убить...
  -Ершов заказывал нашему "общаку" своих конкурентов, - сказал Шилов. - Года четыре назад в соседнем районе открылся хлебозавод, так бандиты ездили колпашить директора. Переломали ему ребра, отбили печень, а потом к нему ездил сам Ершов и попросил не возить в Семеновск хлеб с этого завода. Заплатил он за это сто пятьдесят тысяч рублей. Этот предприниматель свой хлеб в город не возил, и сейчас не возит. Если хочешь, побеседуй с ним, он тебе про Ершова еще и не то расскажет. Кстати, сегодня вечером я буду в наш "общак" заходить, не хочешь принять участие?
  -А в чем вопрос?
  -Я недавно взял одного наркодиллера, хорошо с ним поработал, и он сообщил мне, что часть наркотиков, принадлежащих "общаку", хранится прямо в их офисе.
  -Они там сейчас повесили вывеску: "охранное агентство "Норд"".
  -Да, открыли охранную фирму, и теперь наш "общак" имеет официальное оружие. А учредители фирмы - бывшие менты. Я с ними говорил на эту тему, мол как это вы пошли на услужение бандитам, они не поняли. Сегодня я хочу им всем преподать хороший урок. Под легендой поиска наркотиков, покажу им силу Наркоконтроля. А то они раздухарились, все думают, что моя служба это так, детский сад...
  -Дожились, - усмехнулся Рома. - И как ты туда заходить будешь?
  -А я пригласил из Управы отдел специального назначения. Спецы уже должны скоро подъехать. Валера, их командир, уже звонил мне, сказал, что Уссурийск проехали. Должны скоро быть. Постановление на проведение обыска в суде уже получено. Так что...
  -И что ты будешь делать?
  -Зайдем, проведем обыск, заодно проведем воспитательную работу... поснимаешь там для своей газеты.
  -Не вопрос. Когда начало?
  -Думаю, через пару часиков. У бандитов как раз сборище будет. Всех их там и накроем. Главное, чтобы они дверь нам не открыли.
  -Почему? - удивился Рома.
  -В этом случае спецназ войдет к ним через окна. Представляешь? Весь город увидит, что и на них есть сила.
  Роман расхохотался:
  -Заодно и нанесение экономического урона организованной преступности - разбитые стекла.
  -Да, - улыбнулся Иван.
  
  * * * * *
  
  Спецназ приехал через час. Шесть человек в очень хорошей физической форме и жестким блеском в глазах, быстро поднялись на третий этаж наркополиции, и сели на стулья в кабинете начальника. Начальник отдела специального назначения, высокий и крепкий полковник полиции Валера Ивашин, поздоровался с Шиловым:
  -Здорово Ваня, ну, показывай, кого громить!
  -Кому тут жизнь в радость? - спросил, подходя, заместитель начальника, такой же высокий и крепкий, подполковник Сергей Кравченко, одетый в спортивный костюм, поверх которого был надет разгрузочный жилет с целым набором зубодробильных средств.
  Шилов развернул на столе схему помещений, куда спецназ должен был обеспечить вход оперативной и следственной группы. Стал пояснять:
  -Вот здесь вход. По лестнице на второй этаж. Железная дверь. В коридоре установлено три видеокамеры, так что там сразу поймут, что будет штурм. Поэтому я предлагаю войти через окна, со стороны центральной улицы, заодно продемонстрируем населению, что есть силы, способные громить организованную преступность.
  -Надо посмотреть на месте, - сказал Сергей.
  -Изучить подходы... - добавил начальник отдела.
  Иван посмотрел на Романа:
  -Ром, провези Серегу, покажи ему наш "общак".
  -Поехали... - Роман достал из кармана ключ от машины и направился к выходу.
  Вместе с Кравченко в машину сел еще один мальчишка из спецназа, который представился Славиком. В тонированной машине можно было спокойно ездить, не боясь быть распознанным...
  Рома довез их до "общака", покрутился там, пока спецы из машины изучали подходы и расположение окон. Затем они вернулись в отдел.
  -Там вполне можно работать с "газика", - доложил Сергей своему начальнику. - Машина сможет подойти к самой стене, установим лестницу, вынесем окно, зайдем.
  -Добро, - кивнул Ивашин.
  Кравченко вынул из кармана разгрузочного жилета гранату, подкинул ее на руке и спросил Ивана:
  -Видал такую? Светошумовая. Называется "Заря". Осколков не дает, но вспышка и грохот такие, что люди от страха в штаны делают. Применим?
  Иван улыбнулся:
  -Если будет возможность, почему не применить?
  Судьба чистоты штанов представителей организованной преступности была решена...
  
  * * * * *
  
  Дима Бардаков занял ответственный пост "ответственного за положение" шесть лет назад после ликвидации предыдущего "положенца". Предыдущий, которого звали Макаром, по мнению самого Димы и его близких, выработался и подлежал замене - он активно употреблял наркотики и решению "общих" дел перестал уделять должное внимание. Однако сместить его было не так просто: реальные пацаны принимали такое решение коллегиально, при участии более авторитетных людей. Комсомольские воры даже подготовили Макару замену, авторитетного мальчишку, имевшему, в отличие от Бардакова, тюремный опыт. Но принятое на сходняке решение на время отстранить Макара от управления "общаком", ему самому не понравилось, и через неделю авторитетный мальчишка был застрелен на пороге собственной квартиры. Макар вернулся на место, но так как старшие товарищи уже высказали на прошедшем сходняке свое мнение, Дима не стал откладывать дело в долгий ящик, а тем более пускать его на самотек. В результате Макар был взорван в собственной машине в центре города на глазах изумленных граждан.
  Оценив способности Бардакова, воры комсомольского "общака" таки утвердили его на должности "ответственного за положение" в Семеновске. Тут-то Дима и развернулся.
  Но в отличие от пробитых урок типа убиенных авторитетов, Дима не стал ограничивать наполнение воровской кассы только за счет поступлений от теневой деятельности. Бардаков наладил и вполне легальный бизнес, что вызывало нарекания былых уркаганов, еще оглядывающихся на старые порядки. Но такая экономическая политика сделала свое дело - можно сказать, что Дима навел относительный порядок в самой структуре "общака", заставив трудиться на себя даже самых последних авторитетных лентяев. Город покрыла сеть мастерских по ремонту обуви, дешевых парикмахерских и других объектов, объединенных под созданным Димой обществом инвалидов "Инвита". Обувь мастерили урки, имевшие по пятнадцать лет отсидки. Дима им так прямо и говорил: "хотите жить красиво - работайте"! Потом Бардаков организовал транспортное предприятие, поставив во главе Вову Малинина, вполне толкового организатора и умелого управленца, отработавшего на местном авиазаводе "Икар" десять лет заместителем начальника транспортного цеха. А буквально накануне он открыл охранное агентство "Норд", тем самым, завершив обозначенный самому себе минимум, с которого уже можно было выходить в свет уже не как бандит, а как вполне уважаемый человек...
  Но и криминал Дима не забывал. Нужно было холить и эту ветвь власти своей империи - иначе он не смог бы удержать в руках созданную им структуру. Поэтому он так же продолжал контролировать доходы, которые приносили фирмы досуга и точки сбыта наркотиков. Вот как раз на наркотиках его жизненный путь и пересекался с интересами подполковника Шилова.
  О том, что Дима является глубоко законспирированным агентом Шилова, знали только двое: собственно Дима и сам Шилов. Еще на заре своего прихода к криминальной власти, будучи пойманным за руку в результате хитрой оперативной комбинации, и чтобы не уйти за решетку в столь важный период своей жизни, Дима на листке бумаги разборчиво написал: "даю добровольное согласие на сотрудничество с органами..." и поставил свою подпись. Как бы эта бумага подарила ему свободу, но подвесила его на такой крючок, с которого еще никому не удалось соскочить живым и здоровым.
  Шли годы, время меняло расстановку сил и приоритетов. Бывало, что Шилов не встречался с Димой по два-три месяца и даже больше. Но это не говорило о том, что Иван забывал своего информатора. Дима ничего не рассказывал ему о своих деяниях, но Иван знал от него обо всех решениях, которые принимались в комсомольском "общаке". И несколько раз Бардаков имел возможность наблюдать результаты своей "информационной работы": Дальневосточный РУБОП наносил комсомольскому "общаку" такие удары, от которых невозможно было оправиться...
  Шилов давно уже перешел на службу в другую структуру, и как бы по долгу своей работы интересовался только наркотиками, но при этом не забывал послушать Бардакова и по другим вопросам криминального бытия.
  Дима быстро понял, что лично заниматься наркотиками слишком большой риск, и поэтому поставил управлять этим вопросом одного бестолкового, но весьма амбициозного урку, которого все звали Белым.
  Белый курировал деятельность пяти группировок, каждая из которых имела по десятку точек сбыта и возможность самостоятельно ездить в Спасск-Дальний или Уссурийск за новыми дозами афганского опия. Наркополиция время от времени накрывала одну группу, на месте которой быстро появлялась новая - и все продолжалось по наезженной колее. Судьбой посаженных сбытчиков Белый не интересовался - этих дебилов в нищем городе было хоть отбавляй, и получив "деловое предложение", они всегда с энтузиазмом принимались за торговлю дурью, считая, что уж их-то точно никто не сможет задержать, уж они-то будут хитрее и осторожнее своих предшественников.
  Но за последние два года ситуация поменялась. Шилов наработал такие агентурные позиции в разрабатываемой среде, что знал практически все, что происходило в этой отрасли теневой экономики. И как-то в один прекрасный момент Иван разом накрыл четыре группировки. На скамью подсудимых село двадцать шесть человек, а в городе три недели вообще невозможно было купить опий.
  Белому больших трудов стоило надежно запугать всех фигурантов дела, чтобы они не дали на него показания. После этого он, так же как и в свое время Бардаков, ввел между собой и сбытчиками связующее звено в образе еще более недалекого заместителя. В случае очередного провала можно будет быстро сменить заместителя и продолжить нелегкий труд наркоторговца...
  Заместителя звали Валентин, но все именовали его не иначе, как Валет. И сейчас Валет сидел перед Шиловым и рассказывал расположение комнат и мебели в помещении, которое занимал семеновский "общак".
  -Железная дверь с глазком, еще там стоят камеры, в коридоре шесть дверей, три в одну, три в другую сторону. Оружейка находится в самой дальней комнате. Я там ни разу не был, но дверь там железная и двойная. Кабинет Бардака перед оружейкой. Перед ним как бы комната отдыха, мы там иногда бухаем, играем в нарды...
  Спецы внимательно выслушивали агента, и время от времени задавали ему уточняющие вопросы. В это время Рома проверял видеокамеру и фотоаппарат. Он решил снимать все, что там будет происходить, дабы потом разместить отснятые материалы в собственной газете. Пусть люди знают, что с криминалом бороться можно и нужно...
  Еще через двадцать минут спецназ погрузился в будку ГАЗ-66, где было тепло от печки-буржуйки. Несколько оперов и следователей Семеновского отдела наркополиции разместились в трех легковых машинах, Иван и Рома сели в машину Шилова.
  -Ну что, с Богом! - Иван перекрестился.
  Рома последовал его примеру.
  
  * * * * *
  
  Простому обывателю может показаться странным, но основная задача отделов специального назначения Управлений наркополиции Субъектов Федерации заключается не в том, чтобы захватывать преступный элемент, жестоко бить его и в иной форме реализовать принцип заложенный в понятие "маски-шоу". Нет. Основная задача спецназа наркополиции - это обеспечение входа следователей в помещение. И не более того. А уж как это выходит на практике - спросите любого наркомана, который хоть раз попадал в руки правосудия, представленные головорезами в масках.
  Машину с головорезами поставили недалеко от нужного дома, и Шилов вместе с экспертом отдела Олей Щелоковой и тремя операми направился в подъезд офиса. В гражданской одежде они не должны были привлечь особого внимания, но в случае открывания двери, могли продержаться до прибытия спецназа. Олю решили использовать в качестве отмычки - увидев в глазок молодую девушку, бандиты вполне могли открыть дверь.
  В это же время Рома встал посреди улицы, и включив камеру, приготовился снимать кино.
  Ваня и Оля вошли в подъезд и стали подниматься на второй этаж. Иван приказал операм оставаться на первом этаже, и ждать сигнала. Он отметил про себя, что перед офисом было не так много машин - видимо еще не все собрались. Но уже нужно было начинать операцию. Поджимало время.
  Олю заметно трясло. Она несколько раз принимала участие в активных мероприятиях, проводимых оперативниками отдела, но, разумеется, всегда в качестве наблюдателя. Но кто бы мог поручиться, что какой-нибудь отмороженный нарк не бросится на нее с ножом? Для этого случая она имела пистолет Макарова, из которого довольно не плохо стреляла. Иван, больше для острастки, чем для практического применения, взял с собой укороченный автомат. Это на случай, если бандиты, все же открыв дверь, попытаются оказать сопротивление - десять секунд, которые нужны будут спецназу, чтобы появиться в офисе, нужно будет чем-то занять общаковских пацанов. В кармане у Ивана лежала светошумовая граната "Заря".
  -Готова? - спросил Иван.
  Оля кивнула. Зубами она выбивала мелкую дрожь - это было боевое возбуждение, которое испытывают все опера, перед проведением захвата бандитов. Ваня видел, что Оля боялась, но уверенно шла на захват. Иван позвонил в звонок и встал сбоку. Почти сразу кто-то спросил:
  -Чего надо?
  -Открывай, дело есть, - развязно, как и планировалось, сказала Оля.
  -А ты кто?
  -Оля Щелокова.
  После трехсекундной паузы из-за железной двери раздалось известное в России слово, которое можно прочесть на любом заборе, из чего Шилов сделал вывод о нежелании бандитов открыть ему дверь.
  -Не хотите девушку, - усмехнулся Иван, - получайте мальчиков! Защита, это первый! Работаем в окно! - сказал он в рацию.
  -Принял первый, - отозвался спецназ.
  Рома навел камеру на приближающийся ГАЗ-66. Машина чуть не ткнулась в стену дома, и из нее выскочили люди в масках. Представление началось. Спецы с крыши будки приставили к окну лестницу, специальным стальным багром вынесли стекло, бросили внутрь светошумовую гранату, и сразу после оглушительного и ослепительного хлопка, начали нырять в оконный проем. Буквально через пятнадцать секунд, кроме одиноко стоящего "газика", ничего уже не напоминало о присутствии спецназа. Все были уже внутри. Водитель убрал лестницу в будку и отъехал в сторону.
  Люди на улице застыли в ошеломлении. Такого в тихом Семеновске еще не бывало.
  После грохота разрыва Оля дернулась, сказала "ой, мама", и достав из кармана зеркало, стала поправлять прическу. Из-за железной двери недолго слышалась возня и приглушенные удары с воплями, потом Кравченко писклявым голосом, явно с издевкой, спросил в дверное переговорное устройство:
  -Кто там?
  -Почтальон Печкин! - отозвался Иван. - Я принес весточку из суда. Открывайте!
  Дверь открылась. В это время на этаж по лестнице подоспели оперативники Семеновского отдела. Они метнулись в помещение - нужно было успеть слить накопившуюся классовую ненависть еще до появления понятых.
  Когда Ваня шагнул в дверь, Ивашин уже сидел на диване в комнате отдыха. Дым от разрыва гранаты еще не рассеялся. На полу лежали трое. Над бандитами стоял спец в маске, и смотрел на своего командира. Валера показал пальцем на одного из них:
  -Кажется, вот этот сопротивлялся...
  Спец тут же ткнул лежащего электрическим разрядником. Тело бандита выгнулось дугой и взвыло.
  -А, не... не этот... - Валера покачал головой и показал на другого. - Вот этот...
  -Совсем уже менты охамели... - сказал Рома, входя в комнату и наблюдая воспитательный процесс. - Как же вы так... живого человека палкой электрической тыкать...
  Оля, стоящая неподалеку, распознав усмешку, ответила:
  -Еще пара разрядов, и ситуация исправится. Этим шокером спецы во Владивостоке уже пять человек убили...
  Ивашин посмотрел на экспертшу, тяжело вздохнул, и махнул рукой своему боевику, чтобы он перестал мучить бандитов.
  -Подними мне этого, - Валера указал на третьего, и его незамедлительно подняли за загривок.
  -Белый! - обрадовался Шилов. - Давно не виделись. Как жизнь?
  Белого трясло. Взрыв гранаты произошел в соседней комнате, и поэтому особого морального вреда ему не принес. Так, легкой степени...
  -Какие у меня могут быть дела, Иван Вячеславович? - с трудом произнес Белый. - У меня одна мелочевка. Вы же не даете развернуться...
  -А где Дима?
  -Был у себя в кабинете...
  Иван направился в соседнюю комнату и застал там Бардакова, которого спецы и опера подключали к электричеству. Прекратив бесчинства подчиненных, Иван поднял и усадил Бардакова на кресло. Тот был уже в наручниках, и Шилов приказал снять их. Рома встал в дверном проходе.
  -Ни хрена себе... - смог сказать Дима, спустя несколько минут. - Я и не знал, что у тебя такие бойцы есть... я бы с такими весь Приморский край за неделю под себя подмял...
  -Слушай, Дима, а кто такие Стас и Антон, которые вокруг Ершова вертятся? - вдруг спросил Иван.
  Бардаков с минуту пытался перестроить свое сознание на поставленный вопрос, а потом спросил:
  -Ты ко мне только за этим пришел?
  -Да, - кивнул Шилов. - Что-то как-то не смог придумать, как разговор завязать. А так вот бросили гранату, стекла вынесли, можно и о Ершовском окружении поговорить...
  -Шутишь? - Дима вымученно улыбнулся. Он стойко перенес издевательства наркополиции, и сейчас потихоньку очухивался от пережитого.
  -Нет. На полном серьезе. Ну так что, знаешь про них чего-нибудь?
  -Нет. Я выборами не интересовался. Тем более, Ершовым. Хотя зря, говорят, он первое место занял. Хотя такой дебил...
  -Занял. Хоть и дебил.
  -Стас сидел со мной на тридцать первой зоне. В Чугуевке.
  -Вот даже так? И за что же он сидел?
  -Организация похищения человека. У какой-то шишки ребенка забрал и требовал выкуп.
  -И сколько он отсидел?
  -Кажется, восемь.
  -Ты с ним общался на зоне?
  -Да так... у него свои гамки в голове были, у меня свои...
  -А что ему от Ершова надо?
  -Не знаю. Может, Гриша ему что-то пообещал. Ведь он недавно освободился. Когда я вышел из зоны, ему еще оставалось сидеть года три.
  -По-твоему, он человек серьезный?
  -Ну, как бы правильный пацан. Понятий не нарушал, с режимом не якшался.
  -Ну, понятно. Вроде правильно все объяснил...
  -Ты что, в натуре только за этим приходил?
  -Как бы да... ну, там еще наркотики искать будем...
  -А санкция прокурора на обыск есть?
  Иван смерил Бардакова своим взглядом:
  -Темный ты человек, Дмитрий. Санкций на обыск уже давно нет. Сейчас разрешение на обыск выдает суд. И постановление суда у нас есть. Не переживай.
  -Да я и не переживаю... - бодро отозвался криминальный лидер.
  Иван повернулся и вышел из комнаты. Увидев Олю, сказал:
  -Начинайте обыск. Я поехал...
  
  * * * * *
  
  Фотографию вхождения спецназа в офис "общака" через окна, Рома разместил на первой странице с подписью "Вы нас звали? Мы пришли!". Газета разошлась на ура, и в городе не было человека, кто не говорил бы об этом событии. Сразу нашлась куча "свидетелей", которые приписали случившемуся событию такие животрепещущие подробности, что Рома замучился отвечать на телефонные звонки тех, кому это было наиболее интересно.
  Но Рому заботило другое событие: утром должна была состояться инаугурация нового главы города, куда пускать должны были исключительно по специально разосланным приглашениям. Денисов был помощником депутата Законодательного Собрания, плюс к этому имел несколько удостоверений журналиста нескольких влиятельных краевых и общероссийских газет - что должно было помочь ему пройти на инаугурацию.
  Рому сильно забавляла суета вокруг принятия новым мэром присяги. Все было обставлено таким образом, будто это не клятва на верность народу, а ужасно секретное мероприятие. К десяти утра Рома, одетый в строгий костюм, подъехал к зданию городской администрации и вышел из машины. Во дворе он встретил несколько человек, которые составляли городской политический бомонд, поговорил с некоторыми ни о чем, и прошел во внутрь.
  В конференц-зале уже собралось много народу - в основном из тех, кто любил тусняк в местном свете: себя показать и на людей посмотреть. Рома плевать бы хотел на сие событие, но журналистский долг заставил его появиться здесь. Никто у него приглашения не спросил.
  Люба Вялкова, назначенная исполняющим обязанности управделами, вбежала в зал и громко выговорила:
  -Глава администрации Семеновского городского округа Григорий Николаевич Ершов!
  Рома, сидя ближе всех к Любе, нагло спросил:
  -Я что, должен встать?
  На него зацыкали, зашипели, Люба вперлась своими большими глазами, но тут в зал вошел новоиспеченный глава. Ершов прошел к трибуне, и положив руку на Устав города, быстро проговорил текст присяги. Люба все еще смотрела на Денисова, а глава уже закончил свои дела и сошел с трибуны в народ. Его стали поздравлять, заискивать, жать руку и целовать. Проходя мимо Романа, Ершов вдруг остановился:
  -Ну что, Рома, как у тебя дела? Опять напишешь про меня книжку, какой я бандит?
  Рома встал с кресла, и, повергая в шок всю придворную камарилью, быстро выговорил:
  -Григорий Николаевич, я вам желаю успехов в нелегком труде главы города, но знайте - как только вы оступитесь, я немедленно напишу об этом в своей газете. И прошу вас раз и навсегда уяснить, что городской бюджет - это не ваш личный карман. Вы свободны. Можете идти.
  Глаза Ершова налились злостью, и если бы не масса народу, еще неизвестно как бы он отреагировал. Рома явно надсмехался над ним, и глава это тонко чувствовал.
  -Да ты... да ты...
  Рома повернулся и пошел на выход. Здесь ему было совершенно не интересно.
  
  * * * * *
  
  Депутат ЗакСа Владимир Белов, бывший мэр Семеновска, демонстративно не присутствовал на инаугурации. По его личному мнению "прораб" не мог быть главой города. Вечером он, Коля Сергеев и Рома Денисов встретились в приемной депутата. Сергеев смеялся:
  -Рома, ну ты вещь отморозил! Ершова потом еще полчаса трясло! Я не слышал, что ты там ему сказал, но рожа у него была - залюбуешься!
  Белов видимо уже был в курсе этого эксцесса, и потому особого внимания к этому вопросу не проявлял. Его интересовало другое:
  -Коля, когда мы вводим в эксплуатацию "Семеновский" рынок?
  -Через два месяца. Кстати, я там направил в администрацию запрос на присвоение рынку почтового адреса... Ершов должен ответить.
  -Хорошо, - кивнул Белов. - Я надеюсь, что Гриша не будет строить нам препятствий...
  Коля пожал плечами:
  -Три года назад у него отказали почки, и я возил его в Новосибирск в клинику. Заплатил за него больше двух миллионов. Больше ему никто не захотел тогда помогать. Потом он мне прямо сказал, что не может отдать эти деньги. Я как бы ему сказал, что, мол не волнуйся, может быть жизнь так встанет, что и ты мне помогать будешь...
  -А он? - спросил Рома.
  -А ты сам не видел, как он вел себя на выборах? - повернулся Коля к Денисову.
  Рома кивнул:
  -Видел. Неужели ты думаешь, что он будет вам палки в колеса вставлять?
  Белов посмотрел на Денисова:
  -Рома, это политика. А вся политика упирается в финансовые интересы. Сейчас в руках Ершова бюджет города и мощный административный ресурс. Если он посчитает возможным нас удавить ради собственного благополучия, он это сделает. Жаль, что мы не успели ввести рынок в эксплуатацию. Нам это еще аукнется!
  Рома повернулся к Сергееву:
  -Коля, а ты разобрался кто такие Стас и Антон, которые крутятся возле Ершова?
  -Этого я пока не понимаю. Знаю, что Стас сидел за киднеппинг, а Антон раньше обретался в адвокатском бюро "36 часов", которое недавно закрыл краевой УБОП - они там занимались прикрытием криминальных делишек бывшего мэра Владивостока, который сейчас сидит в СИЗО. Эти двое представились Ершову сотрудниками Ассоциации правоохранительных органов, во время выборов организовали на него бандитский наезд, якобы это я натравил бандитов, а потом его защитили. Помнишь, он даже подал заявление в милицию на меня? Правда, я там быстро отмазался, но сам факт! Эти ребята активно проводили выборную кампанию Ершова, и по моим данным, сдоили с него не больше полумиллиона - практически все, что было у Гриши. Сейчас вроде они собрались уезжать из города, так как своего добились, да и немного денег с него поимели...
  Рома покачал головой:
  -На их месте я бы никуда теперь не уезжал, а в счет такой услуги, как воцарение на престол, попросил бы мэра отдать мне на разграбление какое-нибудь муниципальное предприятие...
  -Например, рынок? - спросил Коля.
  -Я этого не говорил! - заметил Рома.
  -Семьдесят один процент доли рынка принадлежит КУМИ города, - тихо сказал Белов. - При желании Ершов может назначить на рынок своего директора. И мы, дольщики, ничего не сможем сделать!
  Этот вывод, как показалось Роме, поверг депутата в состояние шока. В свое время Белов правдами и неправдами стал владельцем хорошей доли рынка, но об этом знало только несколько человек, так как официальным владельцем десяти процентов доли была никому не известная женщина - двоюродная сестра жены Белова. Интерес Белова к рынку был для Ромы очевиден, как очевидно было Белову, что Ершов вдруг получил в свои руки возможность диктовать свою волю на рынке. Будучи еще мэром города, готовясь уйти в краевую Думу, Владимир Белов сделал все возможное для строительства на территории муниципального рынка огромного торгового комплекса, который получил название "Семеновский". Но строительство еще не завершилось, и после сказанного Денисовым, у Белова возникли обоснованные опасения, что новый мэр обязательно постарается так же напроситься в долю. Тем более, что по принятому не так давно 131-му Федеральному закону , подобные муниципальные предприятия должны были до первого января две тысячи девятого года продать свои доли.
  Белов был политиком со стажем и тонко чувствовал политический момент. Он встал, потянулся, почесал затылок и сказал:
  -Ну что, Коля... сдается мне, что схватимся мы с Гришей не на жизнь, а на смерть!
  
  * * * * *
  
  Стас Колючин и Антон Бурманчук сидели в кабинете нового главы администрации Семеновского городского округа. Они с удивлением озирались, разглядывая стены, на которых висели большие фотографии видов города и различные грамоты. Стас и Антон сидели за длинным столом, с торца которого на них с торжеством в глазах смотрел Гриша Ершов.
  -Ну, хоть бы поздравили меня, что ли... - усмехнулся Ершов.
  Антон хотел было что-то сказать, но Стас его опередил:
  -Рано радоваться, Гриша! Мы тебя не для понтов на этот пост поставили, не ради смеха от серьезных бандитов оберегали... дела нас ждут важные. Некогда расслабляться, нужно работать. И работать уже сейчас. Пока нас никто не опередил.
  Гриша сменил улыбку на настороженность. Эти двое подошли к нему еще тогда, когда он серьезно не помышлял о выставлении своей кандидатуры на выборах мэра. Они представились бывшими сотрудниками ФСБ, а сейчас работниками Ассоциации правоохранительных органов, которым поставлена задача охранять его, как самого, по мнению ФСБ, достойного кандидата на пост главы. И тут, словно по мановению волшебной палочки, на Гришу начались криминальные наезды. Первый наезд был прямо возле его хлебопекарни - к проходной подъехали двое и вызвали Ершова. Гриша вышел, и ему без обиняков заявили, чтобы он не вздумал выставлять свою кандидатуру. Свои слова эти двое подкрепили бейсбольной битой. Ершов, будучи парнем бесшабашным, не побоялся кинуться в драку, но парни сели в машину без номеров и уехали. Таким образом, слова Стаса подтвердились. Гриша стал осторожнее. Антон напросился возить его каждый день на работу, и вскоре Ершов даже стал доверять ему свой джип. Потом было несколько вечеров с задушевными разговорами, в ходе которых Антон и Стас рисовали перед Гришей радужные перспективы его жизни, если он пойдет на выборы и станет мэром. Гриша спорил с ними, так как прекрасно понимал, что выиграть выборы ему не удастся ни при каких обстоятельствах. Слишком весомые кандидаты уже выставили свои кандидатуры. Но Антон рассказал такой план, от которого у Ершова закружилась голова.
  План сработал, и теперь в кресле мэра города сидел именно Гриша Ершов, а не кто-нибудь другой. А напротив него сидели те, кто буквально за шиворот втащил его в это кресло. Сразу после инаугурации Гриша хотел попрощаться с парнями, да заплатить им немного денег, на что Стас шепнул ему на ухо что-то такое, от чего Гриша побледнел и потерял всякое настроение. А потом Антон популярно пояснил Ершову, что цена его воцарения на трон измеряется не деньгами, а полученными в результате этого возможностями. И Гриша должен был самому себе признаться, что эти двое морально его подавили, и наверняка уже не отвяжутся от него, пока не реализуют свой продуманный план.
  -И с чего мы начнем? - спросил Гриша.
  -С рынка, - сразу отозвался Стас. - Ты делаешь меня директором рынка, мы создаем Сергееву и Щукину проблемы по вводу нового рынка в эксплуатацию, и затем получаем свою долю в этом пироге.
  Ершов потупил взгляд:
  -Стас, как ты себе это представляешь?
  -Что?
  -То, что ты будешь назначен директором рынка.
  -А что здесь такого?
  -У тебя непогашенная судимость. Что обо мне будут думать в городе.
  Стас усмехнулся:
  -Гриша, мне насрать на то, что будут о тебе думать. Главная задача - до две тысячи девятого года перевести все активы городского рынка на нашу фирму.
  -Какую фирму? - спросил мэр.
  -А мы тут фирмочку одну открыли, - рассмеялся вдруг Антон. - Называется "Незабудка". Охранные сигнализации, охрана объектов и все такое...
  -Зачем? - еще больше удивился Ершов.
  -Деньги грести, - ответил Стас. - Лопатой.
  -Как же я тебя назначу директором, если там уже есть директор?
  -А ты его уволь.
  -Как?
  -Обыкновенно. Уволь и все. Теперь ты мэр! Тебе все можно!
  -Все, да не все, - ухмыльнулся Ершов. - Его по суду тут же восстановят!
  -А мы и с судом поговорим, - сказал Стас. - Думаю, что с судом особых проблем не возникнет. Тем более, что у нас есть о чем напомнить председателю городского суда...
  Ершов смотрел на своих собеседников с недоверием. Для него это было еще пока немыслимо - договориться с судом!
  
  * * * * *
  
  Надя Капитохина была мировым судьей судебного участка уже два года. Чтобы стать судьей, ей пришлось вложить несколько миллионов рублей в разных людей, как в городском суде, так и в квалификационной коллегии краевого суда. Благо, что деньги для этой цели у нее были. Пятнадцать лет назад она приехала с мужем в Приморье из Казахстана, и сразу наводнила Семеновск дешевой паленой водкой. Бизнес этот, в силу не только российского менталитета, но и развала экономики, повлекший и развал человеческих душ, процветал более чем успешно. Водка сомнительного качества рекой текла в глотки Семеновских любителей выпить, а деньги такой же рекой текли в карман Капитохиной и ее мужа. Одновременно с этим, в ту пору от отравлений суррогатами алкоголя в год в Семеновске умирало по сорок-пятьдесят человек, но кого интересовали эти умершие люди?
  Надя покупала всех подряд: милицию, налоговую, санитарную службу, пожарных... в общем всех, кто мог вставлять ей палки в колеса. И лишь одна структура пугала ее своей недоступностью - судебная система. С возрастом Надя поняла, что и в судах работают обыкновенные люди. И в какой-то момент времени она и сама решила стать судьей.
  К этому времени у нее уже было несколько магазинов и торговых баз, которые приносили приличную прибыль, она имела в городе определенный авторитет, и ей не составило большого труда "выставить флажок" на всех туристических фирмах города - и как только ей сообщили, что в Китай на короткий отдых собралась Света Симахина, Надя тут же записалась в эту же группу.
  Дело было в том, что Света была федеральным судьей и по слухам имела некоторое влияние на председателя суда. Надя просчитала все правильно - где, как не на отдыхе можно было близко сойтись с нужным человеком, или как выразился бы начальник Семеновского отдела Наркоконтроля подполковник Шилов, с "объектом оперативного интереса"? Трое суток в Дуннине пролетели для Нади быстро, но они принесли ей весьма полезное знакомство. Более чем полезное. Безграничная трата денег в развратных кабаках да саунах Китая, плюс длительные задушевные беседы произвели на Свету должное впечатление. Как сказал бы тот же Шилов в этой ситуации, Надя в Семеновском суде "создала крепкие агентурные позиции". С этого момента Света и Надя стали неразлучными подругами.
  Вскоре Света помогла Наде устроиться помощником мирового судьи, благо что у Капитохиной вдруг нашелся диплом о высшем юридическом образовании, которое она якобы получила где-то в Казахстане, хотя за год до этого во всех анкетах она указывала среднее образование. Наде пришлось терпеть работу помощника, совмещая ее с управлением несколькими магазинами и торговыми базами. Надя страдала оттого, что в этой системе она была практически никем. Но она знала, на что шла, и поэтому мужественно терпела все невзгоды. Через полгода она участвовала в конкурсе на замещение вакантной должности мирового судьи - этому активно способствовала и сама Света и председатель Семеновского суда Валера Головских. Последнему Надя купила новый джип, после того как тот в пьяном виде разбил свою прежнюю машину. Толи новый джип председателя городского суда, толи миллион, ушедший председателю квалификационной коллегии, толи высокий образовательный и интеллектуальный уровень кандидата сделали свое дело - Надя стала мировым судьей. Пьянка по этому поводу длилась неделю. Надя таскала в суд пойло и закуску огромными сумками...
  Сейчас Надя сидела в своем кабинете и по телефону давала указания своим магазинам. В ее кабинет осторожно вошел Антон, и не дожидаясь особых распоряжений, бесцеремонно уселся на стул.
  Надя оторвалась от трубки, и нервно выговорила:
  -Выйдите из кабинета! Видите - я занята!
  Антон выходить не стал, а только улыбнулся и сказал:
  -Положи трубку.
  Надя опешила от такой наглости и несколько мгновений не знала, что ей предпринять. Пока она молчала, Антон взял быка за рога:
  -У тебя есть выбор: или мы дружим, или мы не дружим. А вообще, я от нового мэра, и меня зовут Антон. Я сделал запрос в Казахстан, и там мне сказали, что диплом на твое имя никогда не выдавался.
  Надя перепугалась не на шутку. Вошедший незнакомец сразил ее наповал. Самым страшным для нее было то, что она не понимала, что ему надо. К чести Антона, тот не стал долго держать судью в неведении и поэтому посвятил ее в некоторые подробности:
  -Надежда, у тебя есть пять магазинов и торговая база, ведь так? Вероятно, ты понимаешь, что мэру стоит только указать на тебя пальцем, как на все твои магазины обрушится вся мощь административного ресурса? Где-то ты застолбила себе спокойствие, но если будет приказ, тебя сметут в три недели. Налоговая, СЭС, пожарные...
  -Что вам надо?
  -Совсем немного. Либо мы дружим, либо воюем. Если воюем, то это ваш экономический крах. Я ясно выражаюсь?
  -Вполне. Что вам надо?
  Антону показалось, что Надя прониклась должным образом, и он перешел к делу:
  -Мы не трогаем твою торговлю, а ты от вырученной черной прибыли материально заинтересовываешь городской суд на правильное решение указанных нами дел, более того, мы также помогаем тебе в будущем стать федеральным судьей - если ты, конечно, будешь помогать нам. Думаю, что для всех нас соблюдаются определенные интересы.
  -Извините, - вдруг попыталась спохватиться Надя. - А вы кто?
  Более глупого вопроса Антон не ожидал.
  -Я советник главы города. Антон Бурманчук. Прошу любить и жаловать. А вот первым заместителем главы у нас будет Леонид Адамов - знаете ли, он бывший заместитель начальника милиции общественной безопасности. По старой дружбе, он будет курировать городской МОБ. Наверное, вы знаете, что для любого российского предпринимателя МОБ - хуже фашиста.
  -Да, - кивнула Надя.
  -Надеюсь, что вы не будете нас заставлять доказывать вам это утверждение на практике, и мы с самого начала нашего знакомства перейдем к конструктивной работе? - Антон улыбнулся. Он понимал, что сейчас Надя ничего вразумительного ему не ответит. Нужна была стратегическая пауза, которую он тут же предоставил: - Я к вам завтра заеду. С деловым предложением. До свидания.
  Бурманчук встал и вышел. Надя несколько мгновений смотрела на пустой стул, а потом бросилась звонить Свете Симахиной.
  
  * * * * *
  
  Вторым местом, которое посетил в этот день Антон, был кабинет председателя Семеновского городского суда. Валера Головских, как и любой законопослушный гражданин России, имел за своей душой как белые, так и черные пятна биографии. Разрабатывая свой грандиозный план, Антон внимательнейшим образом изучил стороны жизни председателя суда, а потому ему было что сказать. В кабинет Головских он вошел с удостоверением в руках:
  -Разрешите представиться: Антон Бурманчук, сотрудник Ассоциации правоохранительных органов.
  Головских, верный своей манере общения с собеседниками, играл на компьютере в пасьянс, даже не утруждаясь повернуть голову в сторону вошедшего:
  -Что вам?
  Антону такой разговор был не нужен. Он планировал доводить требуемую информацию с должным уровнем понимания. Поэтому он сразу перешел к делу:
  -Два года назад вы допустили в своей жизни одну очень серьезную ошибку...
  Головских оставался в пасьянсе.
  -Вы вынесли неправосудное решение...
  Валера не спеша перетаскивал на мониторе карты.
  -Вы совершили должностное преступление...
  Председатель суда оставался глух и нем к словам сотрудника Ассоциации правоохранительных органов.
  -Вам фамилия Чернобаева ни о чем не говорит?
  После этой невинной фразы лицо председателя суда мгновенно изменилось. Он вдруг побагровел и сжался, будто в ожидании удара кары небесной. Антон понял, что небожитель наконец-то вычленил его из серой массы просителей... и вероятно готов слушать дальше.
  В первое мгновение Головских потянулся было к кнопке тревожной сигнализации, которая выходила на пост охраны, но каким-то десятым умом передумал это делать. Видимо это стоило ему дорогого. Он вперился глазами в Антона так, что Бурманчук поежился. Но слово уже было сказано, а потому события могли развиваться только в одну сторону.
  Дело было в том, что пару лет назад у одного из ресторанов города известный в городе "общаковский" отморозок по фамилии Чернобаев вместе со своим корешем избил молодого сотрудника прокуратуры так, что того долго откачивали в реанимации. Для криминального лидера города Димы Бардакова в системе поддержания собственного авторитета личность Чернобаева была весьма необходима, а потому он тут же подписался на его спасение. Чернобаеву грозило лишение свободы лет на восемь, но благодаря своевременно проведенным Димой мероприятием, бандит получил условный срок и был выпущен на свободу прямо в здании суда.
  Все было до безобразия просто: у председателя суда бандиты угнали личный автомобиль. Угнали и затаились. Головских поднял на уши всю милицию, но ленивая и неповоротливая репрессивно-сыскная милицейская машина в принципе не могла выполнить вменяемые ей задачи, а потому угнанная тачка не нашлась. Тогда Головских пришел к Шилову. Иван его выслушал, покивал для приличия, и вдруг отказал, мотивировав это тем, что сейчас он занимается наркотиками, а не организованной преступностью. Это был шаг отмщения председателю суда после его мягких приговоров лидерам Семеновской преступности. Пусть прочувствует на собственной шкуре, к чему приводят игры в гуманизм с отмороженными бандитами. После Шилова (который к вечеру уже знал, в каком гараже отстаивается машина) Головских пошел прямиком к Бардакову.
  Криминальный авторитет Дима Бардаков очень коротко, но очень доступно объяснил всю тяжесть создавшегося положения и предложил выход из ситуации. В итоге Головских получил назад свою машину, а бандит Чернобаев через два месяца получил два года условно и вышел на свободу. Шилов должным образом задокументировал это событие и отложил в долгий ящик на всякий случай. Мало ли, а вдруг когда-нибудь пригодится?
  Обо всем этом Антон узнал от самого Бардакова. Дима рассказал это по просьбе своего сокамерника Стаса - напарника Бурманчука. Все было до банального просто. Просто и эффективно.
  -Мне фамилия Чернобаева говорит только о том, что этот бандит получил два года условно. Не будет впредь избивать работников прокуратуры.
  -Получил два, а должен был сколько? Восемь? Да вот в то время машина у вас пропала, так? А Дима готов свои показания дать в квалификационной коллегии краевого суда. И не только он. Последствия вам известны.
  -Никто не станет слушать бандита! - попытался отмахнуться председатель.
  -Зато с великим вниманием послушают ФСБ, - не моргнув глазом соврал Антон.
  -Чего вы хотите?
  -Взаимопонимания.
  -Говорите по существу.
  -Я советник нового мэра по экономическим вопросам, - снова представился Антон, но уже в другом ключе. Новый мэр будет мести новой метлой, а для этого нам нужно, чтобы вы правильно расставили приоритеты.
  -Что?
  -Скоро будет много судебных дел... если мы поймем друг друга, тогда мы не будем создавать друг другу проблемы. Тем более мы не будем создавать экономические проблемы одной из мировых судей, которая, кажется, купила вам джип? Эти проблемы ни к чему. Вы ведь согласны с этим?
  В этот момент в кабинет председателя ворвалась Надя Капитохина. Не видя со спины сидящего перед Головских Антона, она быстро выговорила:
  -Валерий Иванович, тут ко мне запёрся человек от Ершова...
  Антон не стал поворачиваться, но весь обратился вниманием назад. Председатель суда вдруг кивнул на Антона и сказал:
  -Надя, мы все выяснили. Я думаю, что дружба между нами пойдет только на пользу.
  Антон улыбнулся. Его план начинал претворяться в жизнь. Осталось только договориться о технических деталях...
  
  * * * * *
  
  Рома был в пути, когда ему на сотовый позвонил одноклассник, занимавший сейчас пост руководителя городской СЭС:
  -Роман, говорить можешь?
  -За рулем...
  -Есть интересная информация. Думаю, это тебя заинтересует.
  -Еду.
  Рома вложил телефон в чехол, и подъезжая к перекрестку, примерил на глаз траекторию крутого поворота, который нужно было сделать сейчас, чтобы не объезжать потом целый квартал.
  Пару лет назад, ради интереса, Роман прошел курсы повышения водительского мастерства на предмет экстремального вождения. Две недели занятий в корне поменяли его взгляд на манеру и методику вождения автомобиля, добавив много того, о чем обычный водитель не имеет никакого представления, даже будь он с тридцатилетним стажем вождения.
  Главное из усвоенных правил гласило - забудь о тормозах! Но это было не то безрассудство, которое овладевает молодыми дебилами, гоняющими сломя голову по ночным городам. Забыть о тормозах требовалось лишь для того, чтобы более активно использовать руль автомобиля. Конечно, говорить о полном отрицании тормозов не следовало, лишь расставлялись приоритеты в использовании различных элементов управления машиной. Опыт профессиональных гонщиков, которые вели занятия, подсказывал, что умение правильно ввести машину в намеченную траекторию, значительно важнее, чем экстренное торможение. При резком торможении машина становится практически неуправляемой, что значительно снижает шансы избежать столкновение с каким-либо препятствием - и тут происходит авария. Однако при правильном рулении вероятность объезда препятствия значительно увеличивается при полном сохранении контроля над автомобилем.
  Сейчас перед перекрестком Роман уперся руками в руль и чуть надавил педаль тормоза. Несущаяся машина, снижая скорость, от мгновенного переноса центра тяжести, начала проседать на переднюю ось, в разы увеличивая коэффициент сцепления передних колес с дорогой. Почувствовав, что машина правильно отреагировала на короткое действие тормоза, и передние колеса приняли вес автомобиля, Роман резко вывернул руль вправо, одновременно увеличив подачу газа. "Нисан-Санни" быстро, уверенно и дерзко вошла в поворот, заставляя следовавшего сзади другого водителя просто обалдеть от такой манеры вхождения в поворот. Вот машина была, а вот её уже нет. Пройдя поворот, Роман вывернул руль и сбросил газ. Теперь можно было ехать в обычной манере, не вызывая у окружающих отторжения.
  Школьный друг Саня, которого сейчас все звали не иначе как Сан Саныч, встретил Романа двумя кружками горячего кофе.
  -Здорово. Проходи.
  Рома вошел в кабинет руководителя санитарной службы города, по привычке окидывая и без того знакомый интерьер. В шкафу на одной из полок стояли две настольные таблички, которые много лет назад Рома подарил другу. На одной была надпись "Не курить", на другой "Взяток не давать". Предполагалось, что таблички должны стоять на столе и при серьезном разговоре хозяин кабинета предлагал для начала закурить, и убирал табличку с соответствующей надписью... что должно было произойти дальше, можно догадаться. Ну, в общем, весь город говорил, что Сан Саныч - взяточник. Может, по делу, может из чувства зависти... что для Романа было абсолютно по барабану.
  -Рассказывай... - Рома присел на стул и потянул к себе кофе.
  Кофе он старался не пить, так как этот напиток негативно отражался на его желудке, но у Сан Саныча всегда был такой кофе, который не вызывал у Ромы отторжения. Школьный друг упорно не желал называть марку кофе, да и ладно. Лишь бы крышу не рвало от переизбытка кофеина...
  -Доволен мэром? - Сан Саныч сел за свой стол, медленно потягивая кофе.
  -По самое не хочу!
  -А что так? Он что-то уже сделал?
  -Как говорит мой законодательный шеф, - усмехнулся Роман: - "Прораб не должен руководить городом". Это добром не закончится.
  -Ладно, я не об этом.
  Саша привстал, протягивая Роме лист бумаги, на котором была изображена какая-то схема. Рома взял ее и стал рассматривать. Сан Саныч пояснил:
  -У нас в городе вопросами водоснабжения занимается муниципальное унитарное предприятие "Нептун", которое по трубам, идущим в город от водохранилища, подает питьевую воду, - он водил по схеме пальцем, указывая то на один, то на другой символ.
  -И что?
  -Питьевой эта вода становится только после обработки. Для этого ее хлорируют. Там есть специальные нормативы, по которым на определенный объем воды приходится определенный объем хлора...
  -Слышал в детстве...
  -Короче, сейчас у "Нептуна" хлор заканчивается, они его начали экономить, и город получает фактически непригодную для питья воду. Понял?
  -Понял. Я воду фильтрую. У меня жена специальный фильтр купила.
  -Это у тебя есть фильтр. У меня есть. А у большинства людей таких фильтров нет. Через месяц они начнут дохнуть как мухи.
  -А ты что, не можешь на них повлиять? Ты же специально для этого тут сидишь...
  -Ты знаешь, в "Нептуне" мне говорят, что производитель хлора снизил объемы производства, и поэтому хлор будет поступать в город не регулярно, как придется. А воду остановить они не могут по определению. Я не могу этого запретить. Но если ты напишешь про это статью, то тема будет раздута...
  -Так это ничего не изменит. Ведь производитель...
  -Рома, здесь и есть засада. Стоимость хлора у производителя в Сибири - сто рублей за баллон. Муниципальное предприятие платит тысячу. Знаешь, сколько нужно баллонов, чтобы обработать суточную норму воды? Около тысячи.
  -Неплохие деньги для МУПа! Любой коммерсант в трубу бы вылетел!
  -Ты понял, о чем я говорю?
  -Пока нет.
  -Подумай. Ну!
  -Что, ты хочешь сказать, что между МУПом и производителем хлора стоит еще кто-то, кто забирает разницу между сотней и тысячей?
  -Да.
  -И кто это?
  -Никто иной, как сам директор "Нептуна" товарищ Зорин. Он и его главный бухгалтер учредили общество с ограниченной ответственностью "Марс", которое поставляет хлор в Семеновск. Стоимость доставки одного баллона - пятьдесят рублей. Выходит восемьсот пятьдесят рублей выручки с одного баллона. А их в день надо около тысячи штук.
  -Хорошо, я понял. То есть ты хочешь попросить Зорина о небольшой дольке?
  -Ну, как бы и тебе чего-то перепадет, если все пройдет успешно.
  -Пока не вижу, на чем их можно подцепить. Ведь если это раздуть, можно все потерять... тут же и прокуратура и ОБЭП... они тоже хорошо жить хотят. Наверняка они уже в теме, и никому не позволят сунуть сюда свой нос.
  Сан Саныч покачал головой:
  -Рома, никто не желает огласки своих махинаций. Я все продумал: ты в газете напишешь не только о том, что у нас проблемы с водой, не только нагонишь на всех жути, но и предложишь альтернативный вариант очистки воды, который не требует хлора... - Саша достал из ящика стола небольшую брошюру на английском языке, в которой, судя по картинкам, рассказывалось о мощных фильтрующих системах, функционирующих в странах Европы, - На, смотри.
  Рома взял книжку, и принялся ее листать. Саша продолжил:
  -Я со своей стороны подготовлю технико-экономическое обоснование, с которым подойду к Зорину.
  -И предложишь ему...?
  -Предложу пересмотреть при новом мэре результаты конкурса на поставки хлора для муниципального унитарного предприятия! Ведь ясно, что конкурс они выиграли только при полном содействии бывшего мэра! Или покажу ТЭО и скажу, что теперь будущее за этим...
  Рома усмехнулся:
  -Это ничего, что я сейчас помощник депутата тире бывшего мэра? Я тут никому не мешаю? А сам Белов в теме? Вот лично я не в курсе, хотя знаю о многих его делах.
  Саша нахмурился:
  -Наша жизнь, это река. В которой живут только пираньи...
  -Не, ну я могу так сыграть, что никто моих ушей видеть не будет. Я боюсь другого. Как бы Ершов об этой кормушке не пронюхал, и не отнял ее у Зорина раньше нас с тобой. А как только вокруг этого дела поднимется шумиха, он обязательно это дело просечет. Не он, так его сподручные. Более того, я скажу так: Ершов рано или поздно эту кормушку все равно надыбает. И заберет к себе. В любом случае обнародовать это не надо.
  -По другому я не могу повлиять на Зорина... - загрустил школьный друг.
  -Придумаем что-нибудь другое. Пока еще мэр не обратил свое внимание на "Нептуна", у нас есть шанс.
  -Ладно. Подумаю.
  Рома встал:
  -Кофе - в лучших традициях...
  Саша улыбнулся.
  
  * * * * *
  
  Юра Щукин припарковал свой "Лексус" во дворе городской администрации и двинулся в управление архитектуры. Нужно было забрать согласование почтового адреса строящегося рынка "Семеновский". Это согласование нужно было для последующего ввода рынка в эксплуатацию. Без адреса рынок работать не мог. Таковы уж наши законы. Юра не спеша поднялся на второй этаж, поздоровался с кем-то знакомым и вошел в кабинет руководителя архитектуры города товарища Яшина. Тот сидел за своим рабочим столом, и казалось, был чем-то занят.
  -Здравствуй, Сережа... - поздоровался Щукин. - Документы готовы?
  Яшин вдруг потупил свой взгляд, и у Юры в груди похолодело. Он еще не понимал, откуда у него возникло это тревожное чувство, но оно непонятным образом росло с каждой секундой.
  -Знаешь, Юра... тут такое дело... - глухо проговорил Яшин. - В общем, Ершов приказал мне не присваивать новому рынку никакого адреса.
  -Как это не присваивать? - Юре стала понятна причина тревоги, но она еще пока не сформировалась окончательно в его сознании, еще не были понятны все возможные последствия...
  -Ну, вот так. Не присваивать, и точка!
  -Это же чисто техническая функция! - севшим голосом сказал Юра. - Он не смеет... в Градостроительном Кодексе написано, что глава администрации...
  -Да, я знаю. Только утверждает адрес и все. Причина для отказа только одна - неполный комплект документов. У тебя все в норме. Тем не менее, и Ершов, а потом и его первый заместитель Лёня Адамов приказали мне не присваивать твоему рынку адрес. Юра, я здесь не при чем. Ты же понимаешь, что я человек подневольный. Обратись в суд. Уверен, что решение суда будет в твою пользу...
  -Ясно...
  Юра развернулся и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Чтобы пройти в кабинет главы администрации, нужно было из старого административного здания по переходу пройти в новое, и снова подняться на второй этаж. Щукин не заметил, как преодолел это расстояние. В приемной его остановил парень плотного телосложения:
  -Вы куда?
  Щукин быстро окинул парня с головы до ног:
  -А ты кто? Что-то я тебя не знаю!
  -Я специалист отдела по связям с правоохранительными органами. Моя фамилия Кротов. Виталий Кротов.
  Юра попытался сдвинуть Кротова в сторону, но тот сопротивлялся и остался на месте.
  -Я к Ершову, - сказал Юра, вдруг осознавая себя в не очень приятной ситуации - в процессе борьбы с явно новым охранником новоиспеченного главы города.
  -К нему нельзя. Он очень занят. Запишитесь к нему на прием!
  Юра опешил от этих слов и отступил чуть назад. Это позволило охраннику окончательно вытеснить его за пределы приемной и встать крестом на двери, демонстрируя полную готовность к сопротивлению.
  Злость закипела в жилах Юры, и он не мог ее сдержать. Он схватил телефон и быстро нашел номер Ершова. Когда тот ответил, Юра заорал на все здание:
  -Гриша, а ты не ошибся? Ты кому палки в колеса решил вставлять? Тебе напомнить, как ты лежал в больнице и умолял меня заплатить два лимона за лечение в хорошей больнице?
  -Не кричи. Я через дверь слышу твои вопли. Успокойся и заходи. Тебя сейчас пропустят...
  Ершов отключился. Пока Юра прятал телефон в карман, в селекторе прозвучала короткая команда, и Кротов отошел в сторону.
  -Проходите... - буркнул охранник.
  Юра вошел в кабинет главы администрации Семеновска. Посреди кабинета стоял Ершов.
  -Здравствуй Юра! Чего ты так разорался?
  Щукин злобными глазами смотрел на мэра:
  -Гриша, как это понимать?
  -Что именно?
  -Почему ты приказал Яшину не присваивать рынку почтовый адрес?
  -Успокойся. Это еще не все. Я еще не позволю ввести рынок в эксплуатацию. Он ведь почти готов? Уже и коммуникации подведены? Ты там уже и за свет, и за тепло, и за аренду земли платишь?
  -Что? - Юра стоял перед мэром совершенно убитый.
  -Ты все правильно понимаешь, Юра. Ты взрослый мальчик. Я думаю, что мне не придется ничего тебе долго объяснять! Ты присаживайся... в ногах правды нет.
  Мэр прошел к своему креслу и уселся в него. Щукин чисто механически присел на ближайший стул. Юра выговорил:
  -Это миллионные убытки, Гриша... как ты мог?
  -Юра, мне плевать на все твои вопли, будто бы я тебе по гроб жизни должен. Ну, было дело, заплатил ты за мое лечение. Ну и что? Жизнь-то не стоит на месте! Жизнь, Юрка, она идет!
  -Ну ты и гнида. Вот так ты помнишь человеческую доброту?
  -Ладно, думай что хочешь. Давай ближе к делу.
  -О чем с тобой после этого можно говорить? Ты кидаешь меня на миллионы.
  -Юра, поверь, это еще только начало. И если ты будешь плохо себя вести, я смогу забрать у тебя все. Ведь я теперь мэр. Мне все можно.
  -Что тебе надо?
  -Ты готов меня выслушать? Похвально. Ну, в общем, слушай: ты являешься одним из наиболее крупных дольщиков ООО "Рынок". Рынок имеет торговое здание и массу торговых палаток и магазинов. Все хорошо, но недавно ты, на территории, арендуемой ООО "Рынок", построил новый торговый комплекс - "Семеновский". Объект еще не введен в эксплуатацию и сейчас приносит тебе только убытки. Как только этот объект будет введен в работу, ты начнешь получать баснословную прибыль. Ведь так?
  -Хотелось бы... - хмуро кивнул Юра, прекрасно понимая, куда клонит "хлебопек".
  -Молодец, что понимаешь. Так вот, насколько я знаю, твое долевое участие в ООО "Рынок" составляет восемнадцать процентов. Еще девять держит какая-то Лена Реброва. Еще два процента принадлежит Коле Сергееву. Все вы вложили свои деньги в "Семеновский" и ждете больших прибылей. В ООО "Рынок" вы вместе владеете двадцатью девятью процентами доли. Остальные семьдесят один процент в собственности комитета по управлению имуществом администрации города. Правильно?
  -Примерно. И что из этого?
  -А ты еще не понял? Я объясню. В общем, так: ты передаешь мне свою долю в ООО "Рынок", а я в благодарность не буду препятствовать тебе в твоем бизнесе в "Семеновском"...
  Юра поднял голову и уперся взглядом в бегающие глазенки мэра:
  -В благодарность? Гриша, я не думал, что ты такой дурак. А я еще все гадал - зачем тебе пост мэра? Оказывается, ты пришел только для того, чтобы грабить своих бывших друзей.
  Ершов увел в сторону свой взгляд. Он не смог психологически задавить Щукина, да у него это и не могло получиться. Юра всяко был сильнее, чем человек, сидящий в кресле мэра, проявивший свою ничтожную натуру.
  -Почему грабить? - спросил Григорий. - Я просто восстанавливаю справедливость. У тебя и так много денег. Вот и поделись с другими...
  -Ты еще мои деньги не считал.
  Повисла некоторая пауза.
  -Ну, так что? - спросил мэр. - Будешь и дальше упорствовать, или мы все же придем к консенсусу?
  -Гриша, ты перешел ту грань, которую тебе не следовало бы переходить. Я не знаю, что тебе пообещали твои отморозки Антон и Стас, но ты влип по самые уши. Ты же меня знаешь - я это так не оставлю.
  -И что ты сделаешь? Закажешь меня?
  Именно об этом сейчас подумал Юра, но тут же мгновенно понял: убийство мэра принесет больше проблем, чем их решение. Убитый мэр уйдет в историю как великомученик. Его нельзя убивать. Его нужно будет беречь. Беречь для того, чтобы посадить как врага народа. А с такими мыслями в голове Ершова, даже ничего не надо было придумывать - не нужны были хитрые оперативные комбинации - Ершов сам вел себя прямиком в заслуженные застенки. Не успел он сесть в кресло мэра, как тут же занялся совсем не мэрскими делами...
  -Нет Гриша. Заказывать я тебя не буду. Сегодня же я подаю в суд на твой отказ присвоить почтовый адрес новому рынку. А там мы посмотрим, кто из нас прав.
  -Не вопрос. Подавай.
  Юра встал. Посмотрел на мэра:
  -Я думал, что ты умнее.
  И вышел.
  Ершов остался сидеть в прежней позе. Несколько мгновений он смотрел в точку на стене, потом тихо изрек:
  -И действительно, куда я влип?
  
  * * * * *

Оценка: 8.19*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015