Okopka.ru Окопная проза
Суконкин Алексей
Небесный щит. Глава 3.

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.76*8  Ваша оценка:

  Глава 3.
  
  Эдуарду Васильевичу Лихому позвонили из приемной президента и попросили быть на месте, никуда не отлучаться. Генерал усмехнулся, мол, насколько все важно, если на него вышли, минуя непосредственное руководство, но это оказалось не так. Через час в его кабинет вошел начальник ГРУ и гражданский, которому на вид было не более сорока лет, а лицо несло отпечаток человека, наделенного огромной властью и широчайшими полномочиями.
  - Эдуард, - начальник ГРУ кивнул в сторону незнакомца: - Познакомься. Советник президента по вопросам экономического развития территорий...
  - Алексей Шестаков, - представился гражданский и протянул руку.
  - Эдуард Лихой, - отозвался генерал и пожал руку.
  Рукопожатие вышло крепким. Видно, что Шестаков попытался сразу дать понять генералу, что он здесь главный, и никакой самостоятельности не потерпит.
  - Перейдем к делу, - Алексей сразу взял была за рога.
  Генералы и советник президента расселись вокруг стола, причем Алексей сел на стул так, что спинка стула была у него впереди. Стало ясно, что он занял оборонительную позицию, и сейчас будет говорить что-то такое, что встревожит генералов.
  - Эдуард, вы знаете, сколько добывается алмазов в Сьерра-Леоне и Либерии?
  - Нет, - ответил Лихой. - Это не входит в сферу моей деятельности, поэтому соответствующей информацией я не обладаю. Если такая информация вам нужна, то мы добудем ее в течение суток.
  - Спасибо, не надо. По нашим оценкам, этот регион дает алмазов порядка 30 миллионов каратов в год. Официальный экспорт - только полмиллиона. Остальное - все "левое". Не все они идут на украшения, значительная часть используется в виде технологического напыления на режущий инструмент, и тому подобных делах. Кстати, тоже весьма прибыльное дело. Только официально - 80 миллионов долларов. Неофициально проходит еще четыре миллиарда. Согласитесь, неслабый ценник?
  - Зачем вы мне это рассказываете? Мы должны установить контроль над приисками? Обеспечить физическое прикрытие рейда-захвата этих приисков?
  - Ну что же вы так сразу, товарищ генерал? - Шестаков вдруг расплылся в широкой улыбке. - Как-то негативно...
  - Моя задача - военная разведка.
  - Ну, во-первых, ваша задача - это то, что вам прикажет Верховный Главнокомандующий, коим у нас является президент. Или это не отражено в Уставе? - Шестаков снова улыбнулся.
  Лихой почувствовал, что его задавили. А сейчас начнут грузить по полной программе...
  - Отражено.
  - Если это отражено, значит это должно быть выполнено. Не так ли?
  - Вы мне говорите прописные истины, как первоклашке... - Лихой попытался вернуть свое положение. - Но мы собрались здесь, очевидно, не для этого...
  - Не для этого, - согласился Шестаков. - Но я не хочу, чтобы между нами было какое-то недопонимание. Это очень важное дело, и здесь только полное доверие деловых партнеров будет уместно. Иначе ничего не получится.
  - Деловых партнеров?
  - Я привык так называть соратников по какому-либо делу.
  - Я думаю, что пора перейти к делу, - вмешался начальник ГРУ, понимая, что Лихой своим поведением приведет к нежелательному окончанию разговора.
  - Да, - кивнул Алексей. - Ближе к делу. Нас интересует тот годовой оборот алмазов, который я уже озвучил. Он должен стать подконтрольным Правительству Российской Федерации.
  - То есть все-таки рейдерский захват?
  - И да, и нет. Ситуация там такова, что только незначительная часть алмазов добывается законным способом, остальное - "черный рынок". Нас интересует как первое, так и второе. Но проблема в том, что и тот, и другой рынки контролируются очень плотно. Законный - это американская компания Томаса Клауссона, "черный рынок" - это в основном местные лидеры так называемого "Объединенного революционного фронта", которым руководит некий Фодэ Санко. За Клауссоном стоит вся военная и политическая мощь США, за Санко - вооруженные формирования численностью порядка пятидесяти тысяч человек, а так же некоторые финансово-промышленные группы Германии, Британии и Франции. Европейцы при желании могут нарастить группировку миротворческих сил, под эгидой которых введут в страну специальные подразделения... Собственно, миротворческий контингент, который представлен подразделениями двенадцати стран, по ходу тем и занимается, что контролирует часть "черных" приисков и пытается прибрать к рукам несколько рудников, в которых идет добыча золота, серебра, урана и различных бокситов.
  - Сложная ситуация... - согласился Лихой.
  - Основная сложность в другом, - Шестаков внимательно посмотрел на Лихого: - Вот скажите, генерал, как формируется федеральный бюджет?
  - С помощью налоговых и иных отчислений.
  - Бюджет Японии формируется в основном за счет налогов, взимаемых с высокотехнологичных производств. Бюджет Северной Кореи в значительной части формируется за счет торговли синтетическими наркотиками на государственном уровне. Бюджет России формируется в основном за счет отчислений с экспорта энергоносителей. Мы спокойно можем исполнять любую социалку, и реализовывать любые государственные проекты, когда стоимость барреля нефти превышает хотя бы шестьдесят долларов. Но как только стоимость нефти падает, в России сворачиваются все социальные и инвестиционные программы.
  - И четыре миллиарда долларов смогут поправить возникшую дыру? - усмехнулся Лихой.
  - Здесь четыре, там пять... - пространно махнул рукой Алексей. - Четыре миллиарда просто так на дороге не валяются. И нам нужно их взять. А там, рядом, еще урановые прииски... а это куда более внушительные суммы.
  - И для этого нужно создать в Сьерра-Леоне про-российский режим?
  - Ну, необязательно называть его про-российским. Можно придумать и другие формулировки, но идею вы, вижу, понимаете!
  - Осуществлять контроль, как показывает практика, лучше всего тогда, когда кругом беспорядок, - сказал Лихой. - Лучше всего для ослабления существующего режима и последующего захвата власти, подходит военный переворот и последующая гражданская война. Гражданскую войну мы организовать сможем. Если будет на то решение моих командиров и необходимое финансирование.
  - Упавший спутник, как ничто другое, лучше всего подходит для дестабилизации обстановки в регионе, - потупив взгляд, сказал Шестаков. - Мы проанализировали ситуацию. Американцы обязательно постараются его найти и вытащить. Любой ценой. Особенно, если им станет известно, что мы, или кто-то другой, так же будет вести поиск аппарата. Слишком уж секретная машина упала в Африке. Малыми силами они вытащить спутник не смогут, и поэтому им придется привлекать крупные воинские формирования. Далее следует политика...
  - Почему не смогут? Мы за этим спутником сами направляем не такую уж и большую группу... - возразил Лихой.
  - Не смогут потому, что именно вы и не дадите американцам сделать это. Но и спутник постарайтесь вытащить. Он нам действительно нужен.
  
  * * * * *
  
  Автопарк посольских машин был весьма пестрым. Здесь были и элегантный японец "Краун-Маджеста" и вездеходный кореец "Санг-Йонг", была затасканная "Калдина" и безумно родной УАЗ-469. Но второй советник посла Российской Федерации в Гвинейской Республике подполковник ГРУ Андрей Власов предпочитал по грунтовым республиканским дорогам передвигаться на "излишне скромном" вездеходе "Тойота Хай-Люкс", который, собственно говоря, находился в его личном владении - он был куплен на те доходы, которые подполковнику приносил незаконный оружейный бизнес. Тем не менее, на джипе висели посольские номера, да и документы на машину были оформлены соответствующим образом. Местное "ГАИ" обычно особой бдительности к этой машине не проявляло, так как подполковник при помощи большого количества местной валюты всегда умудрялся урегулировать любое недоразумение - даже в тех редких случаях, когда полиция демонстрировала редчайшее незнание системы обозначения "неприкосновенных" номеров посольских машин.
  Петя закинул на заднее сиденье пару емких сумок, поставил картонную коробку с продуктами и четыре пятилитровые бутылки с водой. Один АКМС крепился в машине весьма оригинальным способом - Андрей сделал крепление на потолке внутри салона таким образом, что никакой наблюдатель снаружи не мог видеть автомат, закрепленный прямо над головой водителя и пассажира. Крепление позволяло выдернуть "Калашникова" со своего штатного места в долю секунды, а при необходимости можно было стрелять прямо с крепежа - автомат был закреплен таким образом, что ствол смотрел в сторону водителя, - туда, куда обычно чаще всего заглядывают нежеланные лица. Второй АКМС, к стволу которого заботливые руки оперативного офицера Пети Панина предусмотрительно прикрепили подствольный гранатомет ГП-25, покоился за спинкой второго ряда сидений, и чтобы его достать, необходимо было кому-то перелезть с первого ряда, откинуть спинку и привести автомат к бою.
  В принципе, такой арсенал в районе столицы Гвинеи города Конакри мирным посольским работникам был не нужен, но так как эти посольские работники решили наведаться в спорные приграничные районы, которые до сих пор делили племена и государства, этот арсенал был вполне оправдан. Нужно отметить, что и Петя и Андрей Викторович имели соответствующую стрелковую подготовку, а указанные выше автоматы были пристреляны и снабжены необходимым количеством боеприпасов.
  - Садись за руль, Петруха... - Власов махнул подчиненному рукой. - Гони, как можешь...
  Офицеры сели в машину, и Петя тронулся. Машина примерно шла по улицам Конакри, но как только вышли за пределы городской черты, Петя уверенно набрал сто двадцать по грунтовке, и объятый местной пылью, погнал с выпученными глазами на край вселенной.
  Андрей вальяжно раскинувшись в полулежачем состоянии, и балдея от работающего кондиционера, время от времени, учил извозчика водительскому мастерству:
  - Что-то, Петр Николаевич, вы медленно и как-то неаккуратно в поворот входите... - с усмешкой говорил он, когда Панин чуть не уронил джип в придорожную канаву, обходя внезапно появившийся небольшой китайский трехколесный грузовичок. - Надо было ручничком подработать, чтоб задок у нас слегка подзанесло... ну, смелее... задки гвинейкам мы ох как любим подзаносить, а тут вы, целый капитан доблестной Красной Армии, не можете справиться с империалистической техникой...
  Петя, привыкший не реагировать на подобные ироничные высказывания своего начальника, лишь смотрел на дорогу, сжав зубы.
  Первая встреча с человечком произошла в придорожной кафешке, недалеко от приграничной Масенты. Агент, действующий сотрудник пограничной стражи Гвинеи, в гражданской одежде в назначенное ему по телефону время терпеливо ожидал за угловым столиком и мерно потягивал холодную Кока-Колу. Андрей заказал себе что-то несущественное, и подсел к пограничнику.
  - Рамус, сегодня мне нужен проход на ту сторону. Завтра я вернусь.
  Граница Гвинеи и Либерии не являлась границей в понимании военнослужащего пограничных войск ФСБ России. Здесь не было четко обозначенной и защищенной линии с пограничными столбами и контрольно-следовой полосой, которая бы на местности давала однозначное осознание, где была еще своя территория, а где уже начиналась вражеская. Был некий нейтральный многокилометровый участок территории, на котором не действовали ни законы Либерии, ни законы Гвинеи. Такое положение, в свою очередь, порождало постоянные приграничные вооруженные конфликты, которые, то разгорались, то затухали. В нейтральном предполье постоянно передвигались группы вооруженных людей, не понять, чьей принадлежности, и не понять с какими замыслами. И когда второй секретарь посла просил обеспечить проход, это означало, что он просил предоставить всю разведывательную информацию по районам возможного пересечения условной линии границы, как то: активность собственной пограничной стражи, активность пограничной стражи Либерии, активность незаконных вооруженных формирований и тому подобную информацию. Кроме того, содействие пограничной стражи Гвинеи, после передачи агенту некоторого количества денежных знаков в американской валюте, должно было обеспечить нелегальное пересечение границы на самом высоком уровне. Не зря агент Андрея Власова исполнял обязанности начальника разведки пограничных сил на данном направлении, и состоял в доле от продажи украинского оружия различным сепаратистам, как с этой стороны границы, так и с той...
  - Через два часа встречаемся вот на этой развилке, - без лишних изъяснений Рамус достал топографическую карту и показал на ней место рандеву.
  - Удачи... - Андрей, отменив заказ, направился к выходу.
  
  * * * * *
  
  В крытых грузовиках отряд прибыл в расположение сенежского центра специального назначения поздней ночью. Подготовка в бригаде, погрузка, перелет и последующая выгрузка вымотала бойцов отряда порядочно. Тем не менее, командир отряда майор Лунин держался пока бодрячком - наверное, потому, что за последние несколько суток он не принял не единой капли алкоголя. Что окружающих начало пугать и тревожить.
  Но Дима, тот еще боевик по своей натуре, сейчас думал только о предстоящей операции. Сразу после того, как личный состав разгрузился в спортзале и повалился прямо на пол спать, Лунин со своим заместителем Иваном Бойко, в кабинете начальника центра встретился с генералом Лихим.
  - Товарищ генерал, сводный отряд специального назначения на указанное место прибыл. За время перелета происшествий не произошло. Имущество и вооружение в наличии. Раненых и больных нет. Готовы выполнить поставленную задачу. Командир отряда майор Лунин.
  Генерал пожал майору руку, и вдруг спросил:
  - Майор, а это не ты у Жукова в отряде был ротным в первую чеченскую?
  Дима улыбнулся, генерал тогда руководил спецразведкой в Чечне, и вот, узнал, таки, неприметного тогда старшего лейтенанта...
  - Я, товарищ генерал. Вы у нас в отряде еще были, когда мы у духов архив шариатского суда вытащили...
  - А не ты был ротным в отряде у Романова, когда хлопнули начальника чеченской контрразведки и списки агентуры у духов изъяли?
  - Я тогда был у Романова ротным, но это не я списки агентуры вытаскивал. Это Александр Иваныч и переводчик наш, Олег Нартов, постарались. Я тогда с ранением уже в госпитале валялся, а Иваныч сейчас в Загорянке преподает...
  - А это не тебя, майор, весь спецназ называет не иначе, как "поручик Ржевский"? - генерал улыбнулся.
  - Меня, товарищ генерал! - Лунин расплылся в улыбке. - Помнит еще про меня Родина!!! А я, грешным делом уволиться хотел...
  - Тогда присаживайтесь, товарищи офицеры. - Генерал указал на стулья. - Разговор будет не коротким.
  Лунин и Бойко присели за стол, на котором была расстелена карта. Генерал ткнул пальцем в карту:
  - Где-то на стыке Гвинеи, Либерии и Сьерра-Леоне в результате неудачного запуска упал американский боевой спутник "Небесный щит-14". Этот аппарат является составляющим звеном системы противоракетной обороны США. Есть предположение, что спутник сохранился в достаточной для эвакуации мере. Его нужно найти и вытащить оттуда на территорию России. В настоящее время точное место падения устанавливается всеми средствами разведки, и через несколько часов мы будем иметь результаты космической видовой разведки, завтра - агентурной разведки, а послезавтра даст свои результаты и воздушная разведка. Ваш отряд должен будет обеспечить силовое прикрытие операции по эвакуации спутника.
  - Каково возможное противодействие?
  - Местные бандформирования, пограничная стража этих государств, американские вооружение силы. У нас есть сведения, что США готовит роту "зеленых беретов" для поиска и эвакуации спутника. Пока мы опережаем их по времени. Сегодня утром вы убываете на базу миротворческих сил в Лунги, это в Сьерра-Леоне. Будете действовать оттуда. Ваше пребывание легендируется под обслуживающий персонал базы.
  - Понятно, - кивнул Лунин.
  - С вами будет работать местная агентурная группа, специалисты по спутнику и пара переводчиков. Вероятно, также с вами войдет в контакт агент особого назначения, которого оберегать как зеницу ока. Все подробности вам будут доведены непосредственно на базе в Лунги. У вас есть сотовые телефоны?
  - Есть, - кивнул Дмитрий.
  - Сдать. Никаких звонков. С этой минуты никаких контактов с внешним миром.
  - Есть! - Лунин улыбнулся. - Нам, товарищ генерал, сказали, что мы едем на Камчатку. У моих людей зимняя форма одежды...
  - Я понял. Давайте ростовки, через час вы получите все, что нужно.
  - Вопросов нет, - молодцевато отозвался Дмитрий, а сам впервые подумал, в какую "жопу" его снова засылает любимое государство...
  
  * * * * *
  
  Полковник Алекс Удет, назначенный руководить группой "зеленых беретов", отряженных на поиск упавшего спутника, открыл брифинг коротким приветствием:
  - Господа, сегодня пришли результаты космической разведки, и у нас теперь есть шесть точек на карте, где возможно нахождение упавшего спутника...
  Удет и подчиненные ему бойцы элитного подразделения, находились на борту ударного атомного авианосца "Энтерпрайз", куда они прилетели два часа назад на борту самолета снабжения типа "Грэйхаунд". В составе группы "зеленых беретов" в основном были старослужащие разведчики-диверсанты, в большинстве своем уже успевшие повоевать в различных регионах мира. Это были проверенные и закаленные бойцы, сомневаться в боеспособности которых у Алекса Удета не было никаких оснований.
  "Береты" переглянулись - искать спутник - это было для них что-то новое.
  Увидев замешательство подчиненных, Удет улыбнулся:
  - Да, это так. Мы здесь для того, чтобы найти и эвакуировать упавший спутник. Предполагается, что задача не очень сложная, но, тем не менее, нам будут приданы два десятка бойцов одной частной охранной фирмы. Эта фирма занимается обеспечением физической защиты американских алмазодобывающих предприятий, и практически все охранники в прошлом служили в морской пехоте, "зеленых беретах" или в восемнадцатом воздушно-десантном корпусе.
  - Они американцы? - спросил лейтенант Рик.
  - Именно так, Рик, - кивнул Алекс. - Правительство оплатило их услуги, и согласно заключенному с ними контракту они будут вместе с нами выполнять всю работу по эвакуации спутника, в том числе, если сложится такая обстановка, будут принимать участие в огневом контакте с противником. Все они, так же как и вы, застрахованы на случай ранения или гибели. Но это все лирика. Теперь к делу. Завтра утром на вертолетах нас перебросят на международный аэропорт Лунги. Все вы первоначально будете залегендированы под сменный персонал авиационной диспетчерской службы, обеспечивающей полеты авиации миротворческих сил. Поэтому все вооружение и специальное снаряжение будет доставлено на берег в ящиках. Далее часть отряда на машинах будет переброшена на рудник, подконтрольный американскому правительству. Там у нас будет основная база, откуда и приступим к отработке указанных космической разведкой точек вероятного падения спутника. Там же базируется охранная фирма. Конкретные задачи будут ставиться непосредственно перед их выполнением. Вопросы?
  - Сэр, - Рик поднял руку.
  - Задавай.
  - Еще на базе нам сказали, что операцию контролирует лично президент США. Перед тем как умереть за Америку, я хотел бы знать, что же это за спутник такой важный?
  - Я знаю только лишь то, что спутник являлся частью глобальной системы контроля ракетного нападения со стороны России, Китая и стран третьего мира. Нежелательно, если он попадет в руки русских или китайских специалистов.
  - Ясно, сэр, - лейтенант удовлетворенно кивнул.
  - Тогда брифинг закончен. Отдыхайте. Утром в шесть ноль-ноль быть в готовности к погрузке в вертолеты.
  - Есть сэр, - отозвалась группа.
  Удет направился к выходу из каюты, "зеленые береты" встали. После того, как полковник вышел, лейтенант Рик озвучил общую мысль:
  - Господа, здесь пахнет большой задницей...
  
  * * * * *
  
  В состав отряда майора Лунина "сенежцы" передали два бортовых автомобиля ГАЗ-66 и один длиннобазный УАЗ, который уже успел побывать в чеченской командировке, о чем красноречиво говорило несколько наспех замазанных пулевых отверстий в бортах машины. Вместе с машинами придавались три водителя-контрактника и один "страшный" прапорщик, который возглавил приданный автопарк. На законный вопрос Лунина о техническом состоянии выданной техники, ему дали понять, что "все равно списывать, так хоть пусть Родине напоследок послужат". Благо было то, что водители и ихний руководитель в спецназе служили давно, и в принципе, в случае преждевременного списания техники, могли пригодиться в качестве обычных бойцов.
  Перед погрузкой на самолет, все имущество и вооружение отряда равномерно распределили по грузовикам, но и этого оказалось мало - с десяток увесистых ящиков никак не хотели помещаться в кузова "шашиг". Пришлось через генерала просить организовать еще один грузовик в виде "грузового такси", типа "эй, до аэропорта чемоданы не подбросишь?".
  В Чкаловском, в самом дальнем углу аэродрома, в обычный Ил-76 отряд грузился глубокой ночью. Все были одеты по гражданке, секретность, черт побери. По пути ребята набрали несколько ящиков минералки, не меньшее количество пива и пару ящиков водки. Так как лететь предстояло долго, в полете решили немного отдохнуть после нескольких дней постоянной беготни и нервотрепки. Лунин этому не противился. Понимал.
  Когда на самолете закрылась рампа, и машина начала выруливать на взлетку, Лунин собрал возле себя отряд, и, стараясь перекричать нарастающий свист турбин, спросил:
  - Кому интересно, куда мы летим?
  - Мне, - заявил огромный контрактник, которого за ширину плеч и лица все звали Шайбой. - А то сейчас на взлете разобьемся, и знать не буду за что...
  Народ заржал, оценив юмор Шайбы.
  - Шайба, - Лунин ткнул бойца пальцем в грудь. - Ты летишь в Африку. Остальные на Камчатку. А если кроме шуток, то мы летим в Сьерра-Леоне. Это такое государство на юго-западе Африки. Обстановка: предположительно на территории Либерии упал американский разведывательно-ударный спутник. Задача: его нужно найти и организовать эвакуацию. Факторы, препятствующие выполнению задачи: американский спецназ, имеющий задачу, аналогичную нашей, а так же местные бандитские группировки, которые крышуют незаконную добычу алмазов и могут помешать нашим передвижениям. Факторы, сопутствующие выполнению задачи: на территории Сьерра-Леоне действует миротворческая миссия ООН, в состав которой входит звено российских вертолетов. Сейчас они полностью нацелены на обеспечение наших действий. Пока вся информация.
  - Ахренеть... - выдавил из себя Шайба. - Надо срочно за это выпить.
  - Сильно не нажираться, - предупредил Лунин. - Если кто будет в стельку пьян - лишу тринадцатой и заодно выбью зубы. Вы меня знаете...
  Из кабины пилотов показался один из летчиков:
  - Приготовится к взлету!
  - Так, все расходимся. Пока не наберем высоту, чтоб я пьющим никого не видел! - сказал Лунин.
  Только он сел на откинутую у борта десантную лавку, как многотонная машина начала быстрый разбег. Визг турбин закладывал уши, а тело, повинуясь законам физики, клонило в корму. Дима ухватился за поручень и вспомнил, как он единственный раз в своей жизни летал на пассажирском самолете - там было удобное кресло, привязные ремни, и красавица стюардесса... а тут провонявший керосином грузовой отсек, неимоверный свист в ушах, пришвартованные УАЗ и "шашиги" и красная морда Шайбы, которая, не взирая на приказ командира, уже пыталась приданными ей огромными руками открыть бутылку водки...
  - Шайба! - крикнул Дима.
  - Я немного! - отозвался старшина и тут же отхлебнул пол-бутылки.
  Лунин в душе махнул на него рукой. Стадвадцатикилограммовому Андрею Широкову по прозвищу Шайба пол-бутылки водки были как для обычного человека пятнадцать грамм в наперсточной рюмке. Только "на понюхать...".
  Тяжелый Ил-76 оторвался от земли, и быстро пошел в набор высоты. Всё. Теперь для отряда Лунина назад пути не было. Впереди была чужая страна и задача, от выполнения которой очень многое зависело в этом бренном мире...
  
  * * * * *
  
  Владелец алмазодобывающей компании "The diamante" Томас Клауссон появился в посольстве США в Либерии рано утром. Дело не терпело отлагательств, и поэтому ему пришлось полночи ехать практически через всю страну для встречи с оперативными офицерами CIA и военно-морской разведки. На двух джипах, вместе с шестью вооруженными до зубов охранниками, Томас быстро пролетел через район, контролируемый бандгруппами, желавшими заполучить его прииски. В дороге он подумал, что, наверное, стоит купить вертолет... хотя и он не сможет обеспечить необходимый для такого высокопоставленного лица, как он, уровень безопасности.
  Посол США в Либерии Эндрю Браун, толстый и неуклюжий детина, уже был на рабочем месте. Эндрю работал дипломатом уже лет десять, и из них четыре года он представлял политические интересы Соединенных Штатов в этой африканской стране. Браун неплохо ориентировался в раскладах мировой политики, четко понимая возложенные на него задачи, и делал все от него зависящее для претворения в жизнь американского образа жизни и насаждения демократии во всем мире. А еще он неплохо играл в покер, что и сближало его с Клауссоном. Бывало, они часто проводили вечера с картами в руках и джином на столе, проверяя судьбу на удачу. Как-то так получалось, что удача посещала их достаточно равномерно, то выигрывал Эндрю, то Томас. А может быть, кто-то из них, играя лучше своего оппонента, порой подыгрывал, чтобы не лишиться общества более-менее равного по социальному положению лица...
  Морской пехотинец, стоящий на входе в посольство, приветствовал Томаса. Джипы вошли на территорию диппредставительства, и Клауссон быстрой походкой направился в главное здание, боковым зрением отмечая появление на автомобильной парковке двух новых "Хаммеров" армейского типа.
  В кабинете посла, кроме самого Брауна, находилось два незнакомца. Причем по выражению лиц присутствующих, Томас понял, что перед ним находятся далеко не рядовые исполнители спецслужб, а лица, наделенные большими властными полномочиями.
  - Познакомься, Томас, - Эндрю указал рукой на высокого седовласого мужчину: - Это адмирал Льюис. Он руководит операцией.
  Томас протянул ему руку, и принял жесткое рукопожатие - человек сразу дал понять, что он представляет собой личность, способную ломать других. Томас не любил таких выскочек, а потому как-то сразу проникся к нему антипатией. Ладно, время покажет, кто на что способен.
  - Генерал Барт Майерс. Центральное разведывательное управление, - Браун усмехнулся: - Честно говоря, не знаю его задачу...
  Майерс пожал руку Томасу и сказал:
  - Цель моего прибытия сюда - координация действий спецназа с гражданскими организациями. Кстати, вы уже получили денежный перевод по договору найма вашей охранной фирмы на поиски интересующего нас объекта?
  - Да, платеж прошел, - кивнул Томас. - Со мной приехал начальник моей охраны, вы можете ставить ему задачи напрямую, помимо меня. Его пригласить?
  - Пока не надо. Поговорим с вами.
  - Присядем, - предложил посол.
  Присутствующие расселись в кресла. Секретарь посла внесла в кабинет поднос с бутылкой виски и какой-то несущественной закуской. Адмирал сразу разлил по рюмкам, но его никто не поддержал.
  - Согласно договору вы предоставляете нам тридцать человек, шесть большегрузных машин и два автокрана. Ваши люди должны быть вооружены автоматическим оружием и гранатометами.
  - У меня нет гранатометов, - развел руками Томас.
  - Не беда. С вами будет работать группа "зеленых беретов", они предоставят недостающее вооружение, - сказал адмирал, потянув виски.
  Генерал, в подтверждение слов своего коллеги, кивнул.
  - Мне уже вкратце объяснили ситуацию, - сказал Томас. - Но я опасаюсь, что действия по поиску спутника могут раскачать и без того напряженную обстановку в регионе. Как только мировая общественность узнает, что вооруженные американцы рыщут по Либерии, поднимется большая шумиха. Каждый тут же свяжет это с алмазными приисками. А на эти прииски разевают рты и немцы, и британцы, и китайцы. Да все, кому не лень. А ведь только недавно американский воинский контингент был выведен отсюда, и всему миру было объявлено, что миротворческая миссия США на этом закончена.
  - Томас, не беспокойтесь, мы будем держать ситуацию под контролем, - с апломбом заявил Майерс.
  - Беспокоюсь я, или нет, вам, как я понимаю, это безразлично. Меня интересует только одно - безопасность моего бизнеса и тех граждан США, которые работают здесь, со мной. В случае обострения обстановки, кто окажет мне помощь, а если потребуется и физическую защиту? Ведь вы забираете у меня треть охранников. А без человека с ружьем здесь сложно удерживать бизнес...
  - Правительство США непременно позаботится о своих гражданах, и тем более о тех, кто своим трудом добивается процветания нации! - с пафосом выговорил генерал.
  Томас покачал головой. Он знал, какими способами правительство может заботиться о своих гражданах. Особенно там, где жестко пересекаются интересы спецслужб нескольких государств и транснациональных финансовых группировок, что по уровню влияния на ход разворачиваемых событий было практически монопенисуально.
  
  * * * * *
  
  Как и договаривались, Андрей подъехал к развилке дорог ровно через два часа. В это же самое время по одной из примыкающих дорог, подъехал военный грузовик. Из него вышел Рамус, и быстрым шагом направился к джипу Власова.
  Андрей жестом показал, чтобы начальник разведки пограничной стражи сел в его машину, и вскоре Рамус был на переднем сиденье. Петя торчал на заднем.
  Власов развернул карту района:
  - Показывай, где будешь меня переводить через границу...
  Рамус быстро провел пальцем по карте, и несколько минут объяснял, куда ведут дороги, какие ориентиры встретятся на пути, и где возможны встречи с повстанцами.
  - Проводника дать?
  - Нет, не надо. Ты сам со мной пойдешь.
  - Я не пойду. У меня служба.
  Власов достал из кармана пачку долларов и передал ее офицеру пограничной стражи.
  - После возвращения получишь столько же. Договорились?
  - Договорились, - с готовностью кивнул Рамус.
  - Значит, поехали? - Андрей включил двигатель и крепко взялся за руль.
  - Мне нужно отдать распоряжения, я сейчас вернусь, - Рамус выскочил из джипа и побежал к грузовой машине.
  - Петя, - Андрей на мгновение повернулся к своему подчиненному: - Автомат!
  Панин в одно мгновение выдернул из-за спинки заднего сиденья автомат и передернул затворную раму. Мало ли что сейчас в голове творится у Рамуса. Ему только что дали две тысячи долларов - сумму, которую он зараз не зарабатывал даже на продаже оружия. Но эти предосторожности оказались напрасными. Через минуту Рамус вернулся в машину, держа в руке портативную радиостанцию, и плюхнувшись в кресло, сказал:
  - Можно ехать. Мой брат, командир маневренной группы, пойдет за нами на удалении одного километра. Если мы встретим повстанцев, брат придет нам на помощь...
  Андрей понял, что Рамус подстраховался, передав кому-то в грузовой машине полученные деньги. Ну что же, это дело такое... тут никому нельзя доверять...
  Рамус повернулся назад, и увидев Петю с автоматом, сказал:
  - Правильно. Если будет нападение, открывать огонь нужно немедленно.
  Несколько километров дорога была еще более-менее приличной, но к моменту, когда в горах стало темнеть, дорога испортилась окончательно. Рамус несколько раз указывал повороты, и без его подсказок, как поняли офицеры, они легко бы заблудились в этом хитросплетении горно-лесных дорог.
  - Рамус, когда у вас примут план капитального строительства дорог? - спросил Андрей, когда джип в очередной раз шаркнул брюхом по твердой земле, выползая из очередной ямы.
  - Для чего? - не понял шутку гвинейский пограничник.
  - Вот у нас в России есть только две беды... - начал говорить Андрей, но тут машина начала неконтролируемо съезжать боком в кювет, и ему пришлось все внимание сосредоточить на управлении, бешено крутя баранку и быстро перекидывая ноги с педалей акселератора и тормоза. Продольный горб на дороге ударил по переднему мосту, машина еще больше вильнула, и несколько метров шла буквально на боку, на двух колесах, но Власову удалось совладать с управлением, и джип вернулся на дорогу.
  - Можно и аккуратнее! - заметил сзади Панин с нескрываемым сарказмом.
  - Хочешь, на! Порули! - сказал Андрей.
  - Да ладно... я пас...
  - Много вас таких умных! Не можешь, тогда сиди и молчи!
  - Андрей, ты не договорил о ваших российских бедах? - напомнил Рамус.
  - А, ну, да! Так одна из них вот, под колесами, а другая сидит на заднем сиденье...
  
  * * * * *
  
  - Проходим государственную границу Российской Федерации, - по громкой связи объявил командир экипажа.
  Дима уже давно запретил своим подчиненным употреблять спиртное, как бы не нажрались доблестные разведчики, и сейчас играл в "дурака" со своим заместителем и командиром первой группы. Бойко проигрывал и невпопад матерился - на кону стояли его "боевые", которые должны были выплатить по завершению заграничной командировки. Проиграв в седьмой раз он отказался дальше спускать честно заработанные у государства деньги, и следуя примеру большинства своих подчиненных, пошел и завалился спать на спальные мешки, выложенные прямо на пустующих местах палубы воздушного грузовика.
  Дима окинул взглядом грузовую кабину. Ближе к корме Шайба что-то увлеченно рассказывал собравшимся вокруг него разведчикам, отчаянно жестикулируя - по характеру жестов можно было предположить, что речь шла о недавних любовных приключениях старшины.
  Услышав заявление командира корабля, Лунин встал и направился в кабину пилотов. Сквозь остекление кабины можно было рассмотреть то, что проплывало внизу. Правее по курсу виднелось Черное море, слева в небо упирались Кавказские горы - где-то там была Чечня, в горах которой так много провел Дмитрий за несколько последних лет. Он непроизвольно засмотрелся: то, что снизу казалось огромным и далеким, сверху выглядело совсем не так. Горы воспринимались небольшими холмами, которые, как казалось, можно было преодолеть за несколько часов. Но это было не так, и Дима понимал это. То, что можно было окинуть сейчас одним взглядом, ножками пришлось бы обходить несколько недель.
  Что ждало их впереди? Сквозь заданную конкретику - поиск и эвакуация спутника, проглядывалось и очень многое неясного и непонятного. Почему операция контролируется на самом верху? Ведь по сути - это вполне заурядное событие для спецназа ГРУ, и тем не менее... А почему на задание не направили тех же "сенежцев"? Ведь этот отряд сплошь состоит из офицеров и прапорщиков - настоящих головорезов, не то, что отряды спецназа, состоящие из военнослужащих срочной и контрактной службы! Так нет, вытащили группу аж с Дальнего Востока. Да еще это опасение, что придется столкнуться с американским спецназом. Что, решили проверить, кто на что способен? Так профессионалы не поступают. Просто чисто экономически не выгодно. Куда проще иными средствами, используя принципы "непрямых действий" и возможности агентурной разведки, заставить американский спецназ отказаться от тех, или иных действий - нежели стравливать элитные подразделения в дуэльной ситуации. Да, спецы быстро и качественно перебьют друг друга. Но кто от этого получит выгоду? С обеих сторон будут неприемлемые потери, влекущие срыв выполнения боевой задачи. Значит...
  Диме опять стало жутко. Впервые в жизни он почувствовал себя неловко. Его готовили в Рязанском воздушно-десантном училище на факультете специальной разведки, затем он несколько лет служил в бригаде специального назначения, принимая участие в боевых действиях - и ему это нравилось! Хоть и повидал он вокруг себя очень много крови, но всегда он знал, что его жизнь зависит только о самого себя, а в тех условиях, в которых ему приходилось воевать, не было такой ситуации, когда он не мог бы выполнить боевую задачу: всегда рядом наготове была бронегруппа или вертолетный десант, а что будет здесь? Какие перед ним будут поставлены задачи? Здесь помощи ждать неоткуда. Россия далеко. Здесь можно надеяться только на самого себя, на своих подчиненных и на то оружие, которое есть в руках. Более того, в своем лице он и будет олицетворять свою страну в этом заброшенном Богом регионе...
  Кавказские горы остались где-то позади. Дима усмехнулся - как они оказались малы... и какие они вдруг почувствовались родными...
  - Какая следующая контрольная точка на карте? - спросил он штурмана.
  - Садимся в Эр-Риаде. Заправляемся и летим, наверное, в Алжир.
  - Почему "наверное"? - удивился ответу Лунин.
  - Потому что нам еще не дали указание, где будем заправляться второй раз. На одной заправке мы достаем до Лунги, но на самом пределе дальности. Не хочется в случае чего иметь единственную возможность захода на посадку... К тому же нам еще добавят пассажиров. Только это тоже пока точно не доведено до экипажа...
  Штурман улыбнулся. Лунину от такой информации снова стало не по себе. Этой новостью он поделился со своим заместителем.
  Иван Иваныч покачал головой:
  - Действительно, все интереснее и интереснее. На счет пассажиров нам никаких указаний не поступало.
  Только он это произнес, как Лунина окликнул командир корабля, спустившийся в грузовой отсек:
  - Майор, для тебя с ЦКДП радио передали. Содержание - залюбуешься. На, читай.
  Лунин взял лист бумаги и прочитал: "Ржевскому принять под охрану четырех пассажиров".
  - Что это еще за хрень? - Лунин почесал затылок.
  - Это значит, что скоро мы будем сдувать пылинки с четырех новых пассажиров... - усмехнулся майор Бойко. - Только и всего...
  
  * * * * *
  
  Андрей передал управление машиной Петру, а сам перебрался на заднее сиденье и с помощью спутникового телефона попытался связаться с агентом, с которым предстояло встретиться через несколько часов на территории Либерии.
  Было уже два часа ночи, и Рамус давно склонил голову на бок, усиленно посапывая и пуская слюни. По его позе Андрей заключил, что тот не боится ездить в этих местах, что встретиться здесь с повстанцами начальник разведки пограничной стражи не предполагает. Тем не менее, нужно было быть наготове, и в случае чего валить от греха куда подальше. Автомат с подствольником лежал на сиденье, но его присутствие как-то не очень успокаивало. Ладно, хоть с помощью ствола и можно решать массу проблем, все же их нужно изначально не встречать, а уж если они встретились, то в первую очередь нужно попытаться решить их головой...
  - Рамус, - Андрей толкнул пограничника в плечо. - Твой грузовик за нами едет?
  - А мы где? - он достал из кармана разгрузочного жилета прибор спутниковой навигации и кивнул: - Да, пока еще где-то едут.
  - А мы границу уже прошли?
  - Прошли. Километров двадцать мы едем по Либерии.
  Власов украдкой достал свой навигатор и удостоверился, что Рамус не врет. Заодно посмотрел, что до точки рандеву оставалось не более пяти километров. Пора уже останавливаться. Негоже будет одному агенту демонстрировать встречу с другим... но и не очень хотелось ножками топать эти пять километров, где возможность встречи с повстанцами никто не отменял...
  - Останови грузовик. Мы тоже останавливаемся!
  Рамус по рации связался со своей группой и накоротке переговорив, кивнул:
  - Все, мои стоят.
  - Ну, и мы встанем. Петя, сверни в кусты.
  Джип въехал в придорожные заросли и остановился. Андрей еще раз попробовал связаться с агентом и тот наконец-то ответил. Проговорив несколько контрольных фраз, и удостоверившись, что агент выходит в пункт встречи "без хвоста" и не под контролем неприятеля, Андрей начал экипироваться. На автомате он сменил магазин на 75-зарядный от пулемета РПК. На голову Андрей надел очки ночного видения "квакер", надел разгрузочный жилет, в котором находилось несколько автоматных магазинов и пяток гранат к подствольнику, взял спутниковый телефон и, хлопнув Петра по плечу, со словами "если не вернусь - считайте коммунистом", ушел в темноту.
  В принципе, в "квакер" было видно хорошо. По крайней мере, дальше, чем были слышны в ночи его шаги. Перед глазами замелькали ночные пейзажи в зеленоватом оттенке.
  Андрей быстро шел по дороге, отсчитывая шаги и внимательно озираясь по сторонам. Давно он так не работал. Вот что делает хорошо налаженный бизнес с офицером военной разведки - Власов время от времени ежился от страха, но все равно шел вперед, повинуясь чувству долга, или черт его знает еще чему... и это вместо того, чтобы сидеть в уютном кабинете и пересчитывать баксы, заработанные на продаже оружия! А вот, поди ж ты! Что бы сохранить возможность и кабинета, и баксов, вероятно и надо вот так вот иногда выполнять задания своего вышестоящего командования, или, зачем ты тут нужен Главному Разведывательному Управлению?
  Дорога шла то вниз, то начинала подниматься, и постоянно петляла, сокращая своими поворотами прямую видимость до 50-80 метров. Такое расстояние хоть и предотвращало внезапное столкновение на расстоянии вытянутой руки, но все же, не сулило ничего хорошего, появись вдруг на дороге пара-тройка повстанцев.
  Через полчаса относительно спокойного передвижения, Андрей заметил впереди мелькнувший огонек, и тут же услышал шум движущегося автомобиля. Впереди, метрах в трехстах от него, двигалась машина. Уточнять, кому она принадлежит, смысла не было. Андрей свернул в кусты, и пройдя метров двадцать, присел в зарослях. Выключив "квакер", он оперся спиной о небольшое дерево и вытянул вперед ноги. Три километра по горной дороге порядком вымотали разведчика, который уже стал забывать, что такое пешие марши. Пользуясь возникшей паузой в движении, Андрей давал ногам отдохнуть, думая лишь о том, чтобы ему в штанину не заползла какая-нибудь змея, коих в здешних местах водилось превеликое множество.
  Минуты через четыре машина, а это оказался грузовой пикап, достигла места, откуда свернул в кусты Власов. Андрей напрягся. Вот еще не хватало встретиться здесь с какими-нибудь проходимцами. Не дай Бог еще придется стреляться, хотя проще будет уйти в лес и обойти это место стороной... Машина не задерживаясь, прошла дальше.
  - Пронесло, подумал Штирлиц, - прошептал Андрей, и сверившись с навигатором, включив "квакер", двинулся дальше.
  Идти ему предстояло еще километра полтора-два. Или примерно двадцать минут.
  
  
  
  
  Уважаемый читатель!
  Вы можете поблагодарить автора за этот труд смс-голосованием: на номер 5544 отправьте сообщение "ТЕКСТ-да" (или "ТЕКСТ-нет"). Стоимость одного смс-сообщения - 35,4 рубля.
  Или любым перечислением на телефон (Мегафон Дальний Восток) +7-924-263-96-79.
  Или перечислением на WMR-кошелек R282304495729
  Благодарю за признательность!

Оценка: 8.76*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015