Okopka.ru Окопная проза
Сидоров Виктор Петрович
Сентябрь-1

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.72*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:

      Доктор быстро ощупал ногу. Тарасов закусил губу.
      - Здесь мы вам не поможем, - сказал доктор, - сейчас сделаем обезболивающее и езжайте в травматологию.
      - Не переводите лекарство, - ответил Тарасов, - в обезболивающем нет необходимости.
      - Сейчас укол и езжайте.
      - Я, - сказал Тарасов, - Тарасов Виктор Павлович, 1970 года рождения, в указанном лечении не нуждаюсь.
      - Я, - ответил доктор, - Ловда Олег Петрович, 1975 года рождения, считаю, что нужно сделать обезболивающее.


  Август 2014 - 1
  Август 2014 - 2
  Август 2014 - 3
  Август 2014 - 4
  Август 2014 - 5
  Август 2014 - 6
  Август 2014 - 7
  Август 2014 - 8
  Август 2014 - 9

  Тарасов зашел в свою комнату, сбросил с себя тяжелую разгрузку, положил на свое место автомат. "Почищу позже", - подумал он. Скинув "последний эшелон", (*** поясни) он стянул с себя пропотевший китель. "Если все получится, это будет здорово. Рискованно конечно, но результат того стоит. Ладно, потом еще раз все обдумаю. Сначала помыться, потом подготовить бумаги, что там начальство приказало: подготовить отчет о проделанной работе и привезти его вместе со списком личного состава на нижнюю базу завтра в 9-00. Ну прям как на довоенной работе.
  
  Помывшись и переодевшись, он сел за компьютер и, пока тот загружался, стал обдумывать, что написать в отчете. Когда компьютер загрузился, он был готов. Пальцы привычно затарабанили по клавиатуре:
  
  

На момент формирования группа насчитывала... человек. На вооружении состояло... По состоянию на 1 сентября 2014 года состав группы.. вооружение...

  
  За указанный период погибло... ранено... покинуло подразделение по другим причинам... из них...
  
  Группой осуществлены следующие мероприятия... в период... в результате нанесен ущерб противнику...затрачено средств...
  
  В дверь постучали.
  - Да, войдите.
  
  В комнату зашла жена погибшего, в руках она несла тарелку.
  - Командир, я вам покушать принесла.
  
  Тарасов глянул на комп с незаконченной работой. Попытался вспомнить, когда он ел последний раз.
  - Спасибо. - Взял тарелку и начал есть кашу.
  - Как у тебя дела? Не обижают?
  - Ну что вы.
  - Учебный год в октябре начинается. Дети готовы?
  - Да, ребята скинулись на тетради.
  
  Это ты убил ее мужа, - подумал Тарасов, - и другие тоже на твоей совести. Еда застряла в горле.
  
  Доев, он встал, чтобы отнести посуду.
  - Работайте, командир, я сама отнесу.
  
  Отдав ей посуду, Тарасов вернулся к работе.
  
  На чем я остановился? - он перечитал последний абзац, - "нанесен ущерб...".
  - Что им можно писать, что нет? Выход за ЛБС (*линия боевого соприкосновения*), писать не буду.
  
  Он вытащил телефон, и подключил его к компьютеру.
  
  Просматривая фото и видео материалы, писал об уничтоженной технике и л/с противника. Если фотки по какой-то причине отсутствовали, в отчет этот эпизод не включал. Завершив работу, просмотрел отчет еще раз и распечатал его. Фото и видео материал записал на флешку, потом сложил все в папку.
   - Теперь перейдем к списку личного состава.
  
  Тарасов ввел пароль и открыл нужный файл.
   - Отдавать или нет? Если бы требовали только список л/с, возможно речь шла о з/п., но если нужен отчет о работе, то скорее всего, старшие приехали. Отдавать или нет? Решу на месте, - подумал он.
  
  Убрав ненужную информацию, распечатал список. И тоже положил его в папку. Глянул на часы. Успел как раз к вечернему совещанию.
  
  Оглядел себя, все в порядке. Форма, обувь чистая. Можно идти. Он зашел в штаб, сел за стол и стал ждать остальных. Как обычно, первым зашел комендант и еще раз напомнил о том, что произошло за сутки, какие проблемы надо обязательно решить. Тарасов параллельно просматривал бумаги с предыдущей встречи, отмечая подконтрольные распоряжения.
  
  Формат ежедневного совещания еще не устоялся. Тарасов давал слово каждому командиру, пытаясь приучить их к определенному шаблону. Командиры быстро отчитались о проделанной работе, о проблемах, которые надо решить. Быстро наметили план работ на завтра, на неделю. Также Тарасов сформулировал общее направление развития подразделения. Проверил выполнение ранее отданных приказов. Все было в норме.
  
  После совещания, вернувшись к себе в комнату, он разложил тряпку, и начал чистить оружие. Мысли его были о жене, приезд которой в Донецк он ожидал со дня на день.
  - Как приедет, - думал он, - под любым предлогом отправлю ее в Россию. В Донецке слишком опасно.
  
  В дверь постучали:
  - Командир, свободен?
  
  В дверях стояли довоенные друзья, с которыми он сейчас служил.
   - Заходите, у меня чай был.
  
  Поставили чайник, нашли печенье. Пока пили чай, болтали обо всем. О том, что было до войны, о смешных случаях, которые случились уже после, о намечающейся "санта-барбаре" между поварихой и Максом, о том, что можно еще сделать такого, что бы "насолить украм".
  
  Мысли Тарасова снова вернулись к предстоящему делу.
   - Вроде все продумал, вроде ничего не упустил. Должно получиться.
  
  Бойцы заметили, что Тарасов задумался. Быстро помыли кружки и ушли, тихо прикрыв дверь.
  
  Наступило утро. Пришел комендант и доложил о том, что произошло за ночь. Все было в порядке. Взяв бумаги, Тарасов пошел на автостоянку. Его догнал боец.
   - Командир, нам карты нужны?
   - Конечно нужны. Какие карты есть?
   - Есть вариант распечатать. Какой район нужен?
   - А что за знакомые? Кто хочет узнать, какой район нам интересен?
   - Ребята хорошие, я их знаю.
   - А я нет. Нам нужны километровки. И гугловские тоже. Километровки в масштабе, но не обязательно Сделают?
   - Сделают. А район?
   - По всей линии соприкосновения. 2 экземпляра. На глубину 20 км. Денег нет. Узнай, чем мы сможем им помочь.
  
  Тарасов завел мопед. В последнее время, он предпочитал ездить на нем. Очень экономно выходило по топливу.
  - Я на два часа. Связь по телефону. За меня зам, - и закинув за спину трофейный АКСУ выехал с базы.
  
  Приехав на "нижнюю базу" поздоровался со всеми. Оглянулся увидел командиров других подразделений. Все были с бумагами.
  
  Когда подошла его очередь, он еще так и не решил, отдавать списки л/с или нет.
  
  Зайдя внутрь, он увидел "Батю" и двух незнакомых ему людей. Поздоровавшись, Тарасов отдал отчет и флешку. Список он держал в руках.
  - Давай списки личного состава, - сказал незнакомец.
  
  Тарасов колебался. Он глянул на "Батю".
  - Давай, Палыч, - улыбнулся "Батя", - это нормальные ребята.
  - Не переживай. Я эти списки никуда не дену. Они будут только у меня, - сказал незнакомец.
  
  Тарасов отдал списки.
   - Разрешите идти?
  
  Тарасов вернулся на базу.
  
  Его ждала очередная партия добровольцев. После "минских", поток добровольцев стал особенно большой. Тарасов пригласил их в кабинет и оглядел. Кто-то держался уверенно, кто-то попал сюда случайно. Вздохнув, Тарасов привычно начал:
  - Здравствуйте, подумайте зачем вы хотите вступить в наше подразделение. У нас вы с большой долей вероятности получите ранение или погибните. Возможно будет лучше, если вы поступите куда-нибудь еще, у нас вы будете воевать. Учиться и воевать. Зарплату нам не платят. Спасибо не говорят.
  
  Он глянул на "случайных" отметив тех, кто завтра не вернется. В дверь постучали.

- Войдите. Дверь открылась и в кабинет, неловко стуча костылями, зашел раненый боец, которого прислал комендант. Эту сцену Тарасов по возможности устраивал для всех вновь прибывших. В глазах "случайных" заметался страх, они не сводили глаз с забинтованной ноги.

  
   - Командир, в госпиталь когда поедем? Ребята ждут.Я сейчас занят, позже. Что с ногой?
   - Может не отрежут, буркнул боец, - и скрывая улыбку цепляясь за все костылями вышел из кабинета.
  
  Тарасов повернулся к поскучневшим "добровольцам".
   - Я сейчас никого из вас брать не буду. Если вы решите поступить к нам в подразделение, жду вас завтра. Сейчас можете идти и подумать, стоит вам возвращаться или нет.
  
  Все вышли. Тарасов позвал коменданта.
   - Готовь два места. Определишь их во второй взвод. Пусть комвзвода посмотрит, что они могут. Вечером на совещании доложит. Сообщи СБшнику, пусть приставит к ним "друзей".
  
  Зазвонил телефон. Тарасов снял трубку и услышал незнакомый голос:
   - Ты что ohuel?
   - Вы ошиблись номером. До свидания.
   - Палыч, ты что ohuel?
  
  Тарасов глянул на номер. Номер был знаком, говорящий нет.
   - В чем дело?
   - Приезжай на "нижнюю".
  
  Подумав, Тарасов достал флешку и записал на нее фото- видеоматериалы из отчета о проделанной работе.
   - Я на нижнюю, - махнул он рукой коменданту и сев на мотоцикл поехал на встречу.
  
  На нижней, его быстро провели к начальству.
   - А, явился, - сказал один из недавних "незнакомцев".
  
  Тарасов глянул на "Батю".
   - Ну рассказывай, как ты один всю войну выиграл, - продолжил незнакомец.
   - Война еще не закончилась. То, что сделало наше подразделение, я указал в отчете.
   - Читали. Богатая у тебя фантазия.
   - При чем здесь фантазия. Я же флешку к отчету приложил.
   - Какую флешку?
   - На ней записаны фото и видеоматериалы которые подтверждают написанное в отчете. То, что я подтвердить не могу, в отчет не включил.
   - Где флешка?
   - Утром отдал. Вот еще одну записал.
   - Давай сюда.
  
  Разговор на этом закончился и Тарасов вернулся на базу.
  
  Перед комнатой его ждал "Кубанский", рядом с которым стояла молодая, симпатичная женщина.
   - Ко мне?
   - Да, - ответил Кубанский, - нам медики нужны?
   - Конечно нужны.
  
  Тарасов уже давно решил, что "война" в ближайшее время будет меняться. Время небольших подразделений проходит. Численность группы надо наращивать, даже в ущерб качеству. Большой численностью можно прикрыть основное направление работы, но численность требует другого подхода к обеспечению. В частности, нужно организовывать нормальную медслужбу. Обдумывая то, что он мог вспомнить со времен своей учебы, Тарасов мысленно выстроил эту структуру с учетом особенностей локальной войны. Медики были нужны.
   - Заходите, присаживайтесь. Как зовут? Где учились?
  
  На контрольные вопросы она ответила. Медиком она точно была.
   - Ну что ж, - подумал Тарасов, - пусть занимается организацией службы. Александр Юрьевич, отведите ее к коменданту, пусть устраивает.
   - Когда вы можете приступить к работе?
   - Сегодня.
   - Хорошо.

Тарасов, внес ее в список личного состава, и объяснил, что ей требуется сделать в первую очередь. Гости ушли. Рутина продолжилась.

  
  Следующий день был похож на предыдущий до тех пор, пока не позвонил "Север".
   - Здорово, Палыч, есть работа?
   - Я за. Где и чего?
   - Нас в Ясиноватую бросили. Говорят, укры зашли. Нас по тревоге подняли.
   - А ты сейчас в Ясиноватой?
   - Нет, только выдвигаемся.
   - Да знаем мы эти прорывы. Снова с перепугу чего привиделось. Мне подразделение впустую катать дорого. Давай я подъеду посмотрю, что там происходит и, если укры действительно в Ясиноватой, двину группу.Где встретимся?
   - Я через 15 минут буду на Чайкинском кольце, там встретимся.
   - Договорились.
  
  Схватив "ксюху", Тарасов выскочил из комнаты на ходу застегивая ремень с подсумком.
  - Я на выезд в Ясиноватую, - на ходу сказал он дежурному, - связь по телефону. Старший на время моего отсутствия "Эрнесто".
  
  В прорывы он давно уже не верил. Ладно бы, если бы "Север" лично видел, это одно. Но "Север" еще не в Ясиноватой, так что может быть никакого прорыва и нет.. Одно время повозив подразделение по таким ложным прорывам и затратив уйму ресурсов, Тарасов выстроил удачную схему. Во-первых, на всей линии соприкосновения у него были доверенные люди, которые докладывали ему о текущей обстановки. Получая приказ выдвинуться на прорыв, Тарасов предварительно перезванивал "своему человеку" и получал достоверную информацию о текущей обстановке. Часто никакого прорыва и не было. Донецк - большая деревня. Все друг друга знают. Довоенных знакомых разбросало по разным подразделениям и недостатка в информации не было. Если на нужном участке не было довоенных знакомых, Тарасов заводил их на месте, а то и просто посылая служить своего подчиненного в другое подразделение. Во-вторых, изменилась схема выезда бойцов. Один из взводов всегда был дежурным, полностью экипирован и вооружен. В случае необходимости он выезжал на место первым. За ним подтягивались основные силы уже "на все готовое". Проведенный хронометраж радовал - 24-26 минут от ППД до Путиловского моста. Было чем гордится.
  
  Ехал он быстро. Транспорта стало больше, чем было летом, но все равно мало, дороги полупустые. Мопед давал уверенные 80 км/ч. Можно было ехать и быстрее, но не комфортно. По времени он успевал. Впереди показался рейсовый автобус, который ехал по средней полосе. Тарасов, двигавшийся по правой полосе, уверенно его догонял. Внезапно автобус, не включая поворотник, резко повернул вправо. Наверное, кто-то попросил остановиться. Чертыхнувшись, Тарасов выжал тормоз, и резко бросил мопед влево. Что бы удержаться на дороге, он выровнял машину и крутанул ручку газа. Очевидно, только теперь водитель автобуса глянул в зеркало и увидел мотоциклиста. Автобус резко вывернул влево и остановился. На всей скорости Тарасов врезался в него.
  
  Пока Тарасов катился по асфальту он думал о том, что на встречу не успеет. А на фоне была боль. Наконец он остановился.
   - Так, - подумал он, - резких движений делать не надо. Для начала надо проверить что к чему.
  
  Он стал прислушиваться к ощущениям. Саднила стесанная кожа, ныли ушибленные кости. Совершая небольшие движения Тарасов определил, что особо серьезных повреждений нет.
   - Где автомат?
  
  Оглянувшись увидел автомат лежащим в нескольких метрах. Опираясь на руки Тарасов дополз до него и взяв за ремень подтянул к себе. Рядом остановилась машина из которой вышла женщина средних лет и два парня в форме. Из автобуса выскочил растерянный водитель. Глянув на него, и окончательно осознав, что произошло, Тарасов ощутил сильнейшее желание застрелить водителя.
   - Сука, ты же мне операцию сорвал, - подумал Тарасов.
  
  Резко выдохнув, он взял себя в руки. Перевернувшись на спину сел. Из многочисленных ссадин сочилась кровь. Через порванную штанину была видна опухающая нога.
   - Я медсестра, - сказал женщина и присела рядом. Осторожно, одним пальцем она стала тыкать опухшую ногу.
   - Слышь, медсестра, - сказал Тарасов, - нормально проводи пальпацию.
   - Если такой умный, - окрысилась она, - сам и проводи.
   - Как скажешь, красавица.
  
  Тарасов стал осматривать ногу. Судя по крепитации (*в данном случае хруст сломанных костей*), перелом был.
   - Черт, черт, черт, как же не вовремя.
  
  Тарасов вытащил телефон и набрал дежурного.
   - Я нахожусь на проспекте Ильича, - Тарасов оглянулся, - возле мясокомбината. Попал в ДТП. Требуется медицинская помощь.
  
  На водителя он старался не смотреть, чтобы не сорваться.
  
  Подъехала скорая помощь.
   - Ничего себе, как быстро. Даже до войны, так быстро не приезжала, - подумал Тарасов.
  
  Из скорой вышел молодой человек и присел рядом с пострадавшим.
   - Ну что, поехали, - сказал Тарасов.
   - Куда?
   - В больницу. Вас же вызвали?
   - Нет, мы мимо ехали.
   - Ну что ж, мне повезло. Помогите сесть, у меня скорее всего нога сломана.
  
  Тарасова положили на носилки и задвинули в машину. Не включая сирену, скорая развернулась перед мостом и поехала в госпиталь.
  
  Возле санпропускника машина остановилась. Открыли дверь, но никто не спешил вытаскивать Тарасова. Подошел доктор с приятным лицом и спросил, что произошло. Тарасов задрал изорванную штанину и показывая на ногу сказал:
   - Похоже перелом.
  
  Доктор быстро ощупал ногу. Тарасов закусил губу.
   - Здесь мы вам не поможем, - сказал доктор, - сейчас сделаем обезболивающее и езжайте в травматологию.
   - Не переводите лекарство, - ответил Тарасов, - в обезболивающем нет необходимости.
   - Сейчас укол и езжайте.
   - Я, - сказал Тарасов, - Тарасов Виктор Павлович, 1970 года рождения, в указанном лечении не нуждаюсь.
   - Я, - ответил доктор, - Ловда Олег Петрович, 1975 года рождения, считаю, что нужно сделать обезболивающее.
  
  Тарасов засмеялся.
   - Ваша взяла. Колите. Действительно, чего я спорю, вы доктор.
  
  После инъекции скорая повезла Тарасова в травматологию. Когда машина попадала в яму или переезжала рельсы Тарасов добрым словом вспоминал доктора. Шок проходил, становилось больно.
  
  В травматологии его перегрузили на каталку и положили в санпропускнике. Тарасов не выпускал из рук автомат. Другой рукой постоянно ощупывал телефон. Телефон терять было нельзя.
  
  Подошел доктор.
   - Ты что бухой?
  
  Испытывая боль, но больше огорчение от сорванной операции, Тарасов закипел. Чеканя слова он сказал:
   - Слышишь, говно, в нашем подразделении сухой закон.
   - Ты что, ohuel, - заверещал доктор, - сам лечись.
  
  Глаза доктора скользнули по автомату, и он начал медленно отходить.
  
  Выдохнув Тарасов сказал.
   - У меня, скорее всего, сломана нога. У нас в подразделении не пьют, я трезвый. Занимайтесь своей работой.
  
  В комнату зашли двое бойцов из его подразделения. Тарасов окончательно успокоился. Отдав им автомат и телефон он попросил подождать его, чтобы отвезти в подразделение. Внезапно телефон зазвонил. Тарасов глянул на номер. Номер был незнакомый.
   - Алло.
   - Слышишь, разведка, - услышал Тарасов незнакомый голос, - ты думаешь тебе все можно? Да мы завалим тебя?
  - Ты что за говно?
   - Я, звонивший назвал свой позывной и добавил, - я "Восток".
   - Ты не "Восток", ты говно. Я знаю "Восток", я с ними воевал. Уйди nahuy, пока ты меня не достал. Разборки решил устроить, чмо. Еще один звонок и я рассержусь. Брысь.
  
  Тарасов передал телефон бойцу.
   - Продолжайте, доктор.
  
  Доктор начал осматривать ногу. Вернее, делал вид, что осматривает. Сам он давил на кости и с удовольствием смотрел на побледневшее лицо Тарасова.
  - Huy ты дождешься от меня хоть звука, - решил Тарасов.
   - А что у тебя есть? - спросил доктор.
   - В смысле? Денег нет.
   - Я ножи коллекционирую.
   - Есть пара трофейных.
   - Подаришь?
   - Хорошо. Пришлю вечером.
  
  Доктор прекратил пытку. Так ошибочно решил Тарасов.
   - Сестра, - крикнул доктор, - в операционную.
  
  Пожилая медсестра, накрыла Тарасова одеялом и повезла его на каталке в операционную. Через время зашел доктор. Не скрывая удовольствия он сказал:
   - Обезболивающего у нас нет.
   - Нет, значит нет, - спокойно ответил Тарасов. Он надеялся, что обезболивающее из госпиталя продолжит свое действие.
   - Но тебе повезло. Я специализируюсь на конечностях. Ноги моя специальность. Сделаю лучше, чем было. Главное,- ножи не забудь.
   - Не забуду.
  
  Доктор приступил к манипуляциям.
  
  Тарасов понял, что долго так не выдержит. Он зажал одеяло между зубами и упорно молчал.
  
  Доктор возился явно дольше, чем было необходимо с точки зрения Тарасова. Наконец он закончил. Тарасов выдохнул.
  - Меньше будешь говном разбрасываться, - подумал он, промолчал бы - глядишь и обезболивающее нашлось бы.
   Ногу быстро загипсовали, после чего бойцы отвезли Тарасова в располагу. К тому моменту ребята уже нашли костыли.

Оценка: 9.72*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2019