Okopka.ru Окопная проза
Сидоров Виктор Петрович
Андрюша

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

  Он пришел в наше подразделение в июне. Точнее в наше подразделение пришли они - мужики из Красноармейска.
  
  Мы ждали отправки в пионерлагерь и, чтобы не терять время, занимались самоподготовкой. К нам стали подтягиваться другие ополченцы. Сначала просто наблюдали, потом что-то начали спрашивать и даже участвовать в наших занятиях. Ребята из нашей группы охотно делились знаниями. Показывали им всякую всячину. Отвечали на вопросы. Вопросы были разные: принципы стрельбы, тактика и даже ножевой бой. Вот после этих занятий ко мне подошли ополченцы из Красноармейска, которые тоже ждали отправку в пионерлагерь. Они изъявили желание присоединиться к нашей группе. Я, как обычно, попытался отговорить новичков.
  
  - У нас в подразделении сухой закон. Пить нельзя совсем.
  - Нас устраивает.
  - Мы воюем. В нашем подразделении у вас самые высокие шансы погибнуть или получить ранение.
  - Мы пришли воевать.
  - Вы не понимаете, - объяснял я, - война - это не кино. У нас тяжело.
  - Мы все понимаем.
  - Ну раз понимаете - добро пожаловать, - сдался я. Но, конечно, они ничего не понимали.
  
  Я их взял и не пожалел об этом решении. Ребята были хорошие. Влились в наше подразделение без проблем. Один из них, Андрюша, стал вторым номером расчета ПТРС. Когда гоняли укров под Песками, я видел его рядом с Клаусом. Клаус стрелял по технике, и при каждом выстреле Андрюша, лежащий рядом, зажмуривал глаза. После боя Клаус подошел ко мне и попросил убрать Андрюшу подальше.
  - Почему? - спросил я.
  - Его постоянно рядом нет. Лучше я один буду.
  - Я его видел рядом с тобой во время боя.
  - Наверное это был единственный раз, когда он был рядом.
  
  Я, конечно, убрал Андрюшу из расчета и зачислил стрелком во взвод. Клаус дальше работал один, патроны к ПТРС он носил в поясной сумке.
  
  Прошло некоторое время. Подразделение находилось в располаге, работы на всех не было, поэтому работали малыми группами. Кроме ополтосов в располаге жили женщины. Кто-то пришел вместе с мужем, так как дом остался под украми. В располаге проживали и жены погибших. Деваться им было некуда. Были и дончане, жилье которых было разрушено обстрелами. Женщины старались быть полезными. В основном, помогали с хозяйством. Они взяли на себя и приготовление пищи. А с питанием было туго. Людей было много, всех надо было кормить. И еще, эти чертовы сигареты. Но тогда оставались мои личные сбережения, которые я пытался растянуть на "подольше". Основная еда - каши, макароны, которые заправляли тушенкой, фаршем. По большей части еда была из гуманитарки. Но все равно приходилось продукты докупать. Хлеб покупали каждый день. Чтобы меня не дергали по пустякам, я еженедельно выделял кухне деньги на текущие расходы - на хлеб, специи, моющие средства и т. п.
  
  В один из дней ко мне подошел Андрюша.
  - Командир, дай деньги на хлеб. Меня кухня за хлебом отправила.
  - Сколько надо?
  - 80 гривень.
  
  Я дал деньги. Андрюша ушел за хлебом. Перед следующим приемом пищи он снова подошел ко мне за деньгами. Я выдал деньги и пошел на кухню.
  - Таня, что у вас с деньгами?
  - Нормально.
  - Хватает?
  - Да.
  - А на хлеб?
  - Тоже хватает.
  - Кто хлеб покупает?
  - Андрюша как-то пришел и предложил ходить за хлебом, с тех пор мы ему деньги даем, он приносит. Недавно хлеб подорожал, но денег хватает.
  - А сегодня приходил?
  - Ну да, мы ему деньги дали полчаса назад.
  - Хорошо, - сказал я и ушел. - "Не пойму, - думал я, - деньги на хлеб он взял на кухне и у меня. Ну не ворует же он их". Надо разобраться.
  
  Я пошел в ближайший магазин, где, как я думал, покупался хлеб. Продавщица увидела меня и заулыбалась.
  - Здравствуйте, - улыбнулся я ей в ответ, - у вас есть хлеб?
  - Есть, свеженький, берите.
  - А сколько стоит?
  - Для ополченцев бесплатно. Берите сколько нужно.
  - А вообще, сколько стоит?
  
  Продавщица назвала цену.
  
  Я распрощался, вернулся в располагу и вызвал к себе Сбшника. Я коротко обрисовал ему ситуацию. В голову ничего хорошего не приходило.
  - Может быть он в другом месте покупает? Может он не знает об этом магазине? Может быть в этот магазин ходит кто-то из другого подразделения?
  - Разберемся, - пообещал Сбшник, и с жалостью посмотрел на меня. Возможно он не считал меня придурковатым, но вне всякого сомнения в его глазах я был очень наивным.
  
  Утром Андрюша пришел за деньгами.
  - Сколько? - спросил я.
  - 80 хватит, командир, - ответил Андрюша.
  - Хлеб по чем?
  
  Андрюша назвал цену, сильно выше той, которую назвала продавщица.
  
  Я выдал деньги и Андрюша ушел.
  
  Через время пришел Сбшник и доложил, что ошибки нет. Андрюша ходил в тот магазин, в котором я был вчера. Хлеб Андрюше дали бесплатно. Кроме тех денег, которые я дал на хлеб, Андрюша взял деньги на кухне.
  
  Я два дня ходил охуеvshiй. (* не могу подобрать другое слово*). У меня не укладывалось в голове, как так можно поступать. Как можно обворовывать своих боевых товарищей? Как можно так крысятничать? И эти два дня я исправно выдавал Андрюше деньги на покупку хлеба. Я пытался найти какое-нибудь объяснение, оправдание этому поступку, и не мог этого сделать.
  
  Андрюшу не расстреляли, не прострелили ногу, не определили "в роботы". Вскоре его "ушли" из подразделения. Я некоторое время присматривал за ним. Андрюша стал работать по специальности. Через время Андрюша завел гараж в Петровском районе, в котором хранил намародеренное.
  
  Я до сих пор не могу понять поступок Андрюши.
   А хлеб? Хлеб нам стали привозить с хлебзавода прямо в располагу. Спасибо им за это.

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015