Okopka.ru Окопная проза
Чудинова Галина
"Альманах "Выбор Донбасса" стал значительным явлением в культурной и общественной жизни Республик и России

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:

О содержании и значении сборника "Выбор Донбасса" ЛИЦ рассказывает, кандидат филологических наук, член Пермского регионального отделения Союза писателей России Галина Чудинова.

Новый сборник Союза писателей (СП) ЛНР стал органичным продолжением предыдущего "Время Донбасса". Этот альманах подготовлен редколлегией СП ЛНР и издан при содействии писателя, ветерана войны в Афганистане, телеведущего Первого канала Артема Шейнина, Государственного информационного агентства "Луганский Информационный Центр" и сайта современной военной литературы okopka.ru.

В аннотации справедливо говорится, что представленная в сборнике литература Народных Республик - это художественное свидетельство глубинной подвижки в сторону единства русского народа. Не случайно авторами ряда произведений стали писатели, живущие как в России, так и за ее пределами: за годы войны многие из них неоднократно побывали в ЛНР и ДНР с гуманитарной помощью, восприняли боль и беды Донбасса как свое собственное горе.

Альманах открывается большим разделом "Поэзия", все стихи в котором по-своему талантливы и значимы: в них нашли свое художественное воплощение самые различные аспекты войны. Традиционные строфы чередуются с белыми стихами и поэтическими экспромтами. Поразительна глубина историзма, где охват событий идет от античных времен. Вновь и вновь возникает православная концепция противопоставления Авеля - Каину, Христа - бесовским и сатанинским силам. В стихотворении жительницы Сербии Драганы Мрджа "Марш" слово "Донбасс" звучит как удары набатного колокола, зовущего на битву:

Мир ваш, распятый, познавший столько горя и слез.

воскрес, как воскрес на кресте однажды распятый Христос.

Стихотворение Елены Заславской "Моторола" воспело героическую жизнь и смерть Арсения Павлова, вознесенного к небесному воинству. Марк Некрасовский посвятил свой стих протоиерею Владимиру Крислянскому, смертельно раненному при обороне Луганска и до последнего мгновения своей жизни молившемуся о спасении луганчан.

В ряде стихов ужасы войны переживает сама природа Донбасса. Строка Веры Агарковой "плачут камни в степи слезами" перекликается со строфой Людмилы Гонтаревой:

Лечь в траву и закрыть глаза.

Вжаться раной открытой в почву.

Снились алые паруса.

Оказалось - земля кровоточит.

Читатели, несомненно, обратят внимание на разнообразие художественных приемов в творчестве поэтов. Яркое и эмоциональное стихотворение Юрия Беридзе "Побелите хатку" - это обращенная к матери просьба насильственно пригнанного на бойню и убитого молодого сельского хлопца:

Я капля крови в желтом поле,

блакитно небо надо мной,

и ни над чем уже не волен

я, бестелесный и немой...

Теперь я семо и овамо,

и мне легко, как во хмелю...

Вы побелите хатку, мамо,

бо я уже не побелю...

Замечательное стихотворение Григория Егоркина "Спа-Бра" построено на приеме звукоподражания в драматической ситуации, когда ополченцы, выбиваясь из сил, несут под обстрелами в госпиталь тяжелораненого друга и спасают ему жизнь:

Балки, взгорки, подъемы и спуски...

"Я живой?" "Не несли, был бы труп".

У сержанта под драной разгрузкой

Хлюп... Хлюп...

"Вальс обреченных" Владислава Русанова - обращение дончан к хунте и либералам от лица коллективного "мы", гордый вызов непокоренных тем, кто обрек их на смерть:

Не голосите, холено-престижные,

Будто мы сами во всем виноватые.

На небе облако белою ватою

Мчит в никуда, а мы все-таки выживем.

Сергей Прасолов в своих стихах дал философское осмысление экзистенционального состояния между жизнью и смертью. Невозможно сказать обо всех стихотворениях сборника, но хочется верить, что многие из них войдут в будущие учебные хрестоматии.

Раздел "Проза" примечателен синтезом творческих методов, жанров, стилей и, главное, глубинным осмысление далеких и близких исторических событий, перекличкой времен. Здесь особое внимание хочется обратить на документальную хронику Алексея Ивакина "Донецкий исход 1918 года", речь в которой идет о единственно правильном решении Климента Ворошилова под натиском немцев, гайдамаков и белых вместе с рабочими отрядами отступить из Луганска, с боями дойти до Царицына. Автор приводит архивные данные, как в пути белоказаки атаковали санитарный поезд: "Около 500 человек были зарублены. Некоторых вешали прямо в вагонах. Некоторых вверх ногами... После того санитарного поезда все уже понимали: белым сдаваться нельзя". Это великолепная перекличка с современностью: обманутые материальными искушениями Запада нынешние примитивно мыслящие украинцы, да и российские либералы, готовы предать и продать свою родину за кружевные трусы либо баварское пиво.

Исследование Владимира Спектора "Имя им - "Молодая Гвардия" является как нельзя более актуальным. Оно адресовано не только молодым людям из Краснодона, которые впервые слышат о такой организации, но и всем, кто пытается забыть или принизить подвиг молодогвардейцев: "Незнание прошлого искажает настоящее и угрожает будущему".

Сюжет психологического рассказа Николая Иванова "Свете тихий", на первый взгляд, прост: два офицера, побывавшие во многих горячих точках, приехали в партизанский край, на родину своего погибшего друга Кости, чтобы забрать его девяностолетнюю бабу Зою в дом ветеранов. Но за кажущейся простотой просматриваются многоуровневые пласты отечественной истории, неразрывная связь поколений. Героем-партизаном был прадед Кости, а его бабушка "семнадцатилетняя баба Зоя вывела из окружения раненых и получила орден Красной Звезды". Свой свободный выбор сделал и ее внук: "Костя был действующим офицером, и что во время отпуска поехал не на море, а к донбасским терриконам": предки его в годы Великой Отечественной защищали от врагов эти края. В финале баба Зоя сбегает обратно в свой родной дом, где находит утешение в молитве "Свете тихий", а для сельчан она остается живым символом подвигов в Великой Отечественной войне.

В притчевой манере, где порой угадывается традиция Франца Кафки, созданы рассказы Ирины Бауэр "Перманент" и "Валик". Контролируемая зловещей Башней зона Глюк, откуда подруги спасают от неминуемой смерти еврейку Фиру, ассоциируется со зверствами бывшего и нынешнего фашизма.

Андрей Кокоулин в цикле "Украинские хроники" верен своему необычайно убедительному взгляду на трагедию Донбасса глазами людей с противоположной линии фронта. Этот прием лег в основу рассказа "Покаяние" с развернутыми диалогами-спорами и емкими художественными деталями. Поначалу киевскому журналисту Алексею Телицкому, приехавшему ради высокооплачиваемого репортажа на неподконтрольную хунте территорию, кажутся странными и непонятными действия Юрия Свечкина. Попавший в плен бывший украинский военнослужащий Свечкин отказался от освобождения по обмену, остался ухаживать за больными стариками и старухами в "перемолотой в труху деревне с двумя уцелевшими домами". Потрясением для Юрия стали зверства пьяных карателей, случайно увиденный им ночью в сарае старик Всеволод, подвешенный на крюк, как туша для разделки. Нравственным выбором для Свечкина стало покаяние, стремление спасти пострадавших от карателей стариков. После нескольких дней в разбитой деревне переосмыслил свою жизнь и Телицкий, который сам хотя и не воевал и не убивал, но никак не предотвращал оружием пера войну и убийства.

"Увертюра к плачу кукол" Геннадия Дубового - синтез литературы, театра и живописи. Зловещим является в этом мастерски прописанном рассказе образ приехавшего в Донбасс и воспевающего смерть рисовальщика: "Технически безупречная, босхиански завораживающая, эта графика такой облучала инфернальной безысходностью, что захотелось мне рисовальщика пристрелить".

"Донецкий реквием" Ивана Донецкого посвящен погибшим женщинам и детям Донбасса. Цикличная, рамочная композиция рассказа помогает читателю глубже осмыслить трагически оборвавшуюся историю любви. Повествование поражает обилием сочных, ярких красок, картин южной природы, интенсивностью переживаний героя-повествователя, чувственным воспеванием счастья близости с любимой женщиной в традициях Куприна, Бунина, Чехова. Чередование временных пластов, поэтика воспоминаний наряду с натуралистическими деталями многократно усиливают невосполнимую утрату от потери любимой при очередном обстреле Донецка: "ее окровавленное тело без ног, засыпанное штукатуркой и обломками кирпича... Рядом, в проходе, между стеной и кроватью, под выбитой оконной рамой - тело дочери с оторванной правой рукой и кровавым месивом вместо лица и головы". "Донецкий реквием", несомненно, один из лучших рассказов сборника.

Судьбе бывалого донецкого кота посвящен рассказ Анны Матвиенко "Васян", в котором драматизм ситуации взаимодействует с теплым юмором и сердечностью. Васян, переживший в подвале обстрелы вместе с соседским котом Тимохой, стал вылизывать шею больному сопернику, с которым прежде не раз дрался ради благосклонности красавицы-кошки Матильды.

Проблемы самых беззащитных жителей Донбасса - стариков и детей - нашли свое неординарное решение в прозе альманаха. Художественной условностью пронизан рассказ Андрея Кузнецова "Ангел на плече", идея которого - неразрывное единство живых и мертвых. Старика Егорова на опасном пути из занятого карателями села в райцентр спасает от всех бед его умершая жена, нашептывая на ухо мужу слова ободрения и столь необходимые советы.

Одним из памятных в сборнике стал рассказ Александра Цыба "Умочка". Название - это ласковое прозвище, данное матерью на редкость умной и одаренной Леночке: "Уже в пять лет она считала до тысячи, знала наизусть таблицу умножения и сама читала старую книжку сказок братьев Гримм, много лет пылившуюся в шкафу, недавно найденную и ставшую теперь любимой. Ну, разве не умница?". Рассказ построен на антитезе между необычайными способностями девочки и ее страшной участью. В то время, как мать Леночки попала под обстрелы, пытаясь добыть для голодной дочки краюху хлеба, Умочка в холодном и сыром подвале без света, воды и еды трое суток вынуждена считать артиллерийские залпы и разрывы снарядов, обрушенные киевской хунтой на ее родной Углегорск, дабы подавить чувство страха. Рассказ имеет открытый финал, но вряд ли вышедшей из подвала и увезенной в Горловку девочке доведется встретиться с матерью.

Читателям, несомненно, запомнится новый репортаж Вениамина Углева "Апогей страха" о ежедневных и ежечасных подвигах военного врача, спасающего под огнем раненых ополченцев. "Франкенштейн", - с горькой иронией пошутит над собой Доктор, разглядывая в зеркале собственное лицо, страшное от нечеловеческого изнеможения.

Завершается альманах очень сильным разделом "Драматургия", в котором необходимо особо выделить киносценарий Юрия Юрченко "Свидетель". Произведение создано на основе драматических фактов биографии известного поэта, переводчика, актера и драматурга. Летом 2014 года Юрий приехал на историческую родину из Франции, чтобы непредвзято и независимо освещать правду о том, что происходит в зоне боевых действий. Он был взят под Иловайском в плен батальоном "Донбасс" и освобожден благодаря усилиям творческой интеллигенции.

Противостояние людей и нелюдей легло в основу сюжета. Поэт и драматург Юрий Горбенко становится свидетелем всех преступлений нацгвардейцев: "Вот он хоронит детей в Славянске после артобстрела... Вот он - первый на месте падения "Боинга"... На видео: среди еще горящих обломков самолета - фигура седоволосого человека в камуфляже, с фотоаппаратом в руках...". Характерной особенность киносценария Юрченко является взаимодействие творческих методов и стилей, органичное перетекание романтизма в реализм и натурализм. Попав в плен, Юрий проходит все круги ада, оказывается запертым в железном ящике-шкафу, подвергается избиению и издевательствам, не теряя при этом мужества, стремления во что бы то ни стало донести до европейцев всю страшную правду о войне в Донбассе. Его антагонист, маньяк Профессор, настигает героя уже на больничной койке в Москве, стремясь уничтожить одного из самых опасных и убежденных свидетелей. И все же мир поэзии, искусства и высоких человеческих чувств торжествует над мирком ненависти и злобы.

Жанр своей пьесы "Миронова проба" глава Союза писателей ЛНР Глеб Бобров определил как "Оригинальный сценарий". Читателей привлекут захватывающие эпизоды борьбы выпускника гимназии Артема Гайтанина за осуществление разработанного им проекта рекультивации террикона шахты "Мирон". Под пером автора возникают живые картины жизни современной молодежи, колоритные сцены и диалоги. Что движет поступками юноши? Стремление защитить проект, достойный государственного гранта, стал для него способом добиться благосклонности избалованной вниманием поклонников красавицы Ксении.

Ретроспекции сценария относят читателей в прошлое, в 1942-й год, когда шахта "Мирон" стала братской могилой: фашисты сбросили в ее ствол свыше двух с половиной тысяч расстрелянных и еще живых детей и женщин из семей комсостава и партработников. По ходу развития действия Артем преодолевает травлю одноклассников, от безысходности приходит к надежде, из юноши превращается в мужчину, понимает истинную цену каждого из окружающих его людей. Сценарий завершается митингом, посвященным Дню Победы, возле уже сплошь покрытого зазеленевшими саженцами и кустарником террикона. Символом победы Артема, выдержанной им пробы характера, является устремленная ввысь белоснежная стела на вершине, увенчанная красной звездой, и высеченный по кольцу основания девиз "Никто не забыт, ничто не забыто...".

Киносценарии "Свидетель", "Миронова проба", "Конвой" Константина Ковригина и полный юмора иронический фарс Влада Суворова "Коктейль для москаля" достойны того, чтобы по ним были сняты художественные фильмы, чтобы зрители России, ближнего и дальнего зарубежья, да и других стран, воочию увидели и прочувствовали все ужасы войны в Донбассе.

Во вступительной статье к альманаху, названной "Правда выбора", кандидат педагогических наук Владимир Олейник выразил всю суть происходящего в двух самопровозглашенных Республиках: "Время перемен поставило жителей Донбасса на острие выбора политического, культурного, ментального. За сохранение себя в качестве русских им пришлось заплатить страшную цену. На людей обрушился шквал огня и лавина лжи. Но, как и в Великую Отечественную, непокорные остались непокоренными". Право же, лучше не скажешь!

Альманах "Выбор Донбасса" стал огромным явлением в культурной и общественной жизни ЛНР, ДНР и России. Несомненно, сейчас это самая мощная литература на всем постсоветском пространстве.

* * *

Галина Чудинова - писательница, литературовед, кандидат филологических наук. Хорошо знает Луганск - в 1990-х годах она несколько лет работала преподавателем в Луганском педагогическом институте (ныне - Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко). Член Пермского краевого отделения Союза писателей России, автор семи художественных и научных книг, включая авторский сборник "Битва за Русский мир в России и на Донбассе" (Пермь, 2015).


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015