Okopka.ru Окопная проза
Савицкий Георгий
Красный крест на бронежилете

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 7.26*9  Ваша оценка:


   Георгий Савицкий
  
   Красный крест на бронежилете
  
   Мне стало по-настоящему страшно 22 февраля 2014 года, когда националистический "желто-блакитный" шабаш в Киеве победил свой же "Беркут" и ОМОН. Нашивки у ребят тоже были сине-желтые. Так как же объяснить вдове и детям убитого украинского милиционера, что его убил герой Украины?..
   И тогда казалось, что зло окончательно победило. Телевизор работал на Первом украинском канале, я не выключал его ожидая сообщений Гражданской обороны. Жена в слезах собирала сумки, я возился с аптечкой, успел прикупить необходимые медикаменты и перевязочные средства. Ощущение, жути, того, что все плохое только начинается, с тех пор не покидало меня.
   Сначала хотел ехать в Крым добровольцем - жена не пустила. Но шестого апреля 2014 года была взята штурмом в очередной раз Донецкая областная государственная администрация. Мне об этом сообщил мой друг, учитель и, впоследствии - командир, Федор Березин.
   На входе кордоном стояли бойцы Внутренних войск Украины, но проходу внутрь они уже не препятствовали. Внутри - неразбериха, толпы народу в самой экзотической экипировке. Возводят импровизированные баррикады, остро пахнет бензином - это "бодяжат" "Коктейль Молотова".
   Тогда уж я более не мешкал. Вернулся в общагу. там дожидался своего часа советский бронежилет, каска, которую подарил друг, уже давно собранный медицинский подсумок. Надел все это, рассовал по карманам "броника" жгуты-бинты.
   Вместе с женой мы вернулись на площадь перед донецкой ОГА. Несмотря на то, что было одиннадцать вечера, народ все подходил и подходил. На внешнем периметре и внутри возводились баррикады из мешков с песком и автомобильных покрышек. Здесь уже был Федор Березин, тогда еще мало кому известный, кроме литературных кругов. Кроме него были и еще знакомые ребята. А с незнакомыми - перезнакомились! Многие из них - ветераны Афгана или уже спецподразделений Украины.
   Оставив жену на попечение старших товарищей, протиснулся внутрь облгосадминистрации. Группа вооруженных дубинками в захваченном милицейском обмундировании ребят контролирует вход.
   - Ребята, где тут медики?
   - на втором этаже!
   - Понял.
   Поднимаюсь, нахожу комнату, отмеченную красным крестом, там уже вовсю суетятся девчонки и ребята - добровольцы. Объясняю какой-то девушке ситуацию, она записывает мои данные и телефон. Я по первому образованию биолог, учитель биологии и химии. А по второму - журналист. Так, что основы медицины знаю. Тем более, у меня друг - бывший фельдшер "Скорой помощи", учились вместе на биофаке. Он многому меня научил и в теории, и на практике. Да и самому мне приходилось оказывать помощь, юность у вашего покорного слуги была весьма бурной и полной неожиданностей...
   Договорились, что поскольку я в бронежилете, то буду дежурить снаружи. А у остальных медиков-добровольцев только и защиты, что пластиковая шахтерская каска с красным крестом, да белый халат...
   Возвращаюсь на улицу, отправляю жену на такси домой. Сам вместе в Федором Березиным и остальными - остаюсь.
   Разбираем брусчатку на площади перед облгосадминистрацией. "Булыжник - оружие пролетариата"! - вспоминается еще из детства. Вот, дожили... На ступеньках установили Большой плазменный экран и колонки, начали вещание "России-24" и "Life News". Рядом на грузовой "Газельке" - на всякий случай, стоит мощный генератор.
   Баррикада еще слабенькая, хотя постоянно подвозят мешки с песком, автомобильные покрышки, бетонные блоки. Люди, объединенные общей идеей, стали живым щитом. Здесь и стар, и млад. Чувствуется необычайный душевный подъем, высвободилась. Наконец-то. Та энергия, которая долго дремала в людях. Надоело! Мы не хотим под власть оголтелых, скачущих по майдану в Киеве, бандеровских ублюдков!
   Страха не было, а была твердая уверенность - не просмеют штурмовать! Духу не хватит сломить людей в Донбассе!
   Запомнились бабушки и дедушки, которые просто сели на ступеньках донецкой облгосадминистрации. Им вынесли стулья, кресла, теплые одеяла и они спокойно расположились, словно на трибуне.
   К одной из старушек подошла то ли внучка, то ли невестка:
   - Бабушка, пойдемте домой...
   - Ты иди, доченька. А я тут посижу. Видишь, мне тепло, я пледом укрылась.
   Как, я мог уйти, если они остались?
   К полночи появилась информация о двух или трех бронетранспортерах, прорвавшихся в Донецк. Мы выстроились для отражения атаки. Такая информация в течение оставшейся ночи повторялась несколько раз.
   Но уже около двух часов ночи диктор объявил: вылетевшая из Киева группа Альфа СБУ, отказалась штурмовать донецкую Облгосадминистрацию!
   Эта новость была нами воспринята с огромным воодушевлением. Впоследствии на стенах появились надписи: "Альфа", спасибо! Честь имеют". Профессионалы сделали свой выбор.
   Утро первых суток моей службы в качестве добровольца подошло незаметно.
  
   *****
  
   Командиром Первого Добровольческого медотряда был тогда Юрий Юрьевич Евич, талантливый и энергичный организатор и опытный врач.
   - Кто ты, как тебя зовут?
   - Я - Георгий Савицкий. Шесть лет назад написал роман-предупреждение "Поле боя - Украина. Сломанный трезубец". Не я один, конечно, а в одно время с Федором Березиным с его "Украинским фронтом" И луганчанином Глебом Бобровым с "Эпохой мертворожденных". Это не самореклама, просто, хочу следовать своим же идеям, а не отсиживаться на диване, как дешевка, ожидая, что за меня навоюют. Кроме того, у меня дед Севастополь оборонял от фашистов, а теперь я Донецк обороняю от "укрофашистов".
   - Годится, будешь у нас стрелком-санитаром.
   Для быстрой идентификации все добровольцы-медики носили на одежде большие красные кресты на белом фоне. Появился такой красный крест и на моем бронежилете.
   Проблем у защитников баррикад донецкой Облгосадминистрации было просто до хрена. Столько же было проблем и у добровольцев медотряда. Его основу составили фельдшеры, студенты Донецкого национального медицинского Университета, просто неравнодушные люди. Основной проблемой был недостаток лекарств и подготовленных специалистов. Поэтому лично я, раскрыв рот, слушал действительно высокопрофессиональных врачей и медсестер. Что толку от теоретических знаний, если ты не сможешь применить их на практике?! Зубрили брошюрки по оказанию первой помощи, и название и действие самых разных лекарственных препаратов. Была четкая и ясная мысль, что в экстремальной ситуации можно будет рассчитывать только на собственные знания, и все нужно будет сделать с первого раза.
   А ситуация становилась все круче. Сначала целью митингов в поддержку федерализации Украины (а не присоединения к России, как потом навесили нам ярлыки украинские СМИ) было просто желание привлечь внимание к проблемам на Донбассе. Отделяться всерьез от Украины пока еще никто не хотел. А вот в Киеве у многих засвербело в седалище от перспективы федерализации, при которой грабить Донбасс и скакать на Майдане уже не получится. В итоге, обезьяны, которые свалили памятник Ленину в Киеве и поставили вместо него золотой унитаз, объявили шахтеров, металлургом, машиностроителей, энергетиков - "сепаратистами", "ватниками" и вообще - "донецким быдлом".
   Вообще, в этом всем "желто-блакитном" бардаке удручает полное пренебрежение к человеку, к личности. Главное - навесить ярлык "колорадов" и "сепаратов". И можно давить штурмовой авиацией города Донбасса, обстреливать из минометов, "Градов" и гаубиц. А когда и это не сломит волю защитников и мирных жителей - подтянуть "Ураганы", "Смерчи" и "Точки-У"! Но это будет потом, а пока...
   "Веселуха" у нас начиналась примерно после полуночи, с часу до половины четвертого утра. Только уснешь в нашей палатке с красным крестом, и начинается. Кстати, спал я также. В бронежилете и с медицинским подсумком "в обнимку", чтоб не тратить времени, когда поднимают по тревоге.
   Привели однажды провокатора украинских националистов. Лицо разбито, а щуплого парнишку, из наших прямо трясет. Накапал ему валокордина, налил чая из термоса. Минут через двадцать от него удалось добиться более-менее связного рассказа. Наши ребята были в патруле. Из оружия - только дубинки, "огнестрел" даже пистолет. Был в середине апреля 2014 в Донецке еще экзотикой. Во всяком случае, для широких масс. Так вот, остановились наши ребята у ночного ларька сигарет купить. Подходят двое, и начали: "а вы за кого"?.. Этот парнишка потихоньку милицейскую дубинку из-за пояса тащит, а пришлый ему внезапно - пистолетом прямо в лицо ткнул! Тот рефлекторно пистолет отбил и саданул провокатора по роже дубинкой! Тот - бежать, второй - тоже! В общем, "меченного "демократизатором" удалось поймать. А второй провокатор ушел. И "ствол" они успели выбросить.
   Пока я приводил в чувство нашего добровольца-патрульного, медсестры в палатке обрабатывали рану провокатору. Вдруг, шум, возня!.. Вбегаю я в палатку, и вижу, что этот гад бросается с кулаками на наших девчонок. Ну, я ему со всем медицинским милосердием "засветил кулаком в голову, а потом попытался взять на удушающий. И ни хрена! Я в "бронике" сам под центнер веса повис на нем, как болонка на слоне! А он рвется, все в палатке крушит. Я ору девчонкам: "колите какой-нибудь седатив, чтоб его вырубить"!
   Ситуация - просто звиздец! Нарочно не придумаешь. Тут подоспели два бойца из харьковского "Оплота", и только все втроем мы угомонили эту сволочь!
   Да и то, оплотовец бьет его ногой в голову, а тот отлетает и. как ни в чем ни бывало. Поднимается на ноги. Когда провокатора уже скрутили, посветили в глаза фонариком, реакции - ноль! Зрачки сужены до размеров булавочной головки: этот гад явно под действием какого-то мощного препарата. Полное отсутствие боли, по-научному - аналгезия.
   Немножко "отметелили" "правосека" и привязали его скотчем к стулу. Тот пытался вякать. Не осознавая, насколько он "попал". Я от души, и весьма сдержанно посоветовал ему заткнуться. Кстати, за него вступились и наши медсестры. На которых он накинулся, в итоге, мы передали его нашей контрразведке.
   И такие эксцессы стали случаться в дальнейшем гораздо чаще. Подходили какие-то стремные личности, явно напичканные какой-то химической дрянью, и начинали, что называется, "выносить мозг". И все это за полночь, усиливая и так общую нервозность.
   Один раз и мне пришлось колоть налоксон, чтобы утихомирить какого-то малолетку. Юный последователь Степана Бандеры явно переборщил со стимулятором. Или с какой другой химической дрянью, что ему дали. Подошел к нашим бойцам начал рассказывать, какой Бандера хороший. Мы на явную провокацию не поддавались. В итоге, малолетний демократ перешел на истерику. Видимо, страшно ему было: глаза закатились, а изо рта самым натуральным образом стала идти пена! Я такого еще не видел, и честно говоря, немного оробел. Провокатор рухнул на землю и начал колотиться в припадке.
   - Ребята, голову ему поверните на бок, чтоб не захлебнулся! - крикнул я и побежал в палатку за шприцом и лекарством.
   Как назло всех более-менее профессиональных медиков куда-то вызвали. Пришлось мне делать укол. Ночью, при тусклом свете фонарей, извивающемуся в конвульсиях ублюдку, которого уже откровенно рвало!
   - Руку, блядь, ему держите! - рявкнул я на бойцов.
   Те выпростали мне его конечность, распороли рукав. Все остальное я делал уже, что называется, "на автомате". Хлопнула ампула, лекарство перетекло в шприц. Перетянул жгутом ему руку, нашел вену, с первого раза попал в нее иглой. Медленно нажал на поршень. Провокатора "отпускало" буквально на глазах. Конвульсии прекратились - теперь его, жалкого и потерянного просто била крупная дрожь. Вызвали "Скорую" из областной наркологии и отправили этого малолетнего идиота с Богом!..
  
   *****
  
   Но в нашем "баррикадном быту" были и довольно курьезные моменты. Однажды, тоже, как всегда за полночь нас вызвали казаки из соседнего подразделения. К ним пришел в хлам пьяный мужичок и просто рухнул, там? где стоял. Прямо возле их расположения.
   - Смотрим, прет напрямик какое-то "тело", по газонам, через бордюры. "Мужики, я за вас"! - и тут же рухнул, - так повествовал об этом караульный.
   Мне сразу вспомнилось из Венедикта Ерофеева: "...и немедленно выпил"! Скептически глянул на храпящее на газоне "тело". При каждом выдохе субъекта вокруг распространялось облако спиртов и сивушных масел. Пробегавшая мимо собачонка, унюхав этот"букет", заскулила, и поджав хвост, унеслась в ночь. Вот, блин! Снова бежать за налоксоном, колоть этого кадавра...
   К нам подбежали две девчонки из дежурного экипажа "Скорой помощи", невысокого роста, изящные, как балерины. Но как обращаться с такими "страдальцами" они знали очень хорошо. Нашатырный спирт они ему подносили не на ватке, а почти, что заливали в нос! Лупили по щекам так, что голова, оторвется, трясли за плечи. И никакой реакции. Вот это "набрался" товарищ! За это время успели вызвать "Скорую помощь" из областной наркологии, но вот погрузить пропахшего сивушными спиртами "страдальца" было тем еще подвигом!..
   Вот такой "аттракцион"...
   Вообще война очень сильно меняет отношения между людьми. На баррикадах каждый был мне, если не другом и братом, то уж точно - товарищем. У нас даже возникали чувства между медсестрами и фельдшерами.
   Так было и между медсестрой Юлей и фельдшером Димой. Они вместе выезжали на вызовы, вместе спасали людей. С бронежилетами тогда была "напряженка", они полагались только нашим врачам. Дмитрий где-то "отжал" милицейский "броник" и отдал его Юле. Вот такие знаки внимания на баррикадах... У меня был запас страйкбольных гранат-"хлопушек", тоже отнес ребятам - сойдут за светошумовые.
   В одну из ночей нас подняли по тревоге на разгрузку гуманитарной помощи. Несколько легковых машин были битком набиты ящиками с инсулином. Говорок у ребят, которые это все привезли, был явно не донбасский. Мы жали им руки, обнимали, как родных. Потом один из них признался, что ехали от Ростова полями-перелесками, ночью, рискуя попасть под огонь снайперов или диверсионных групп "правосеков". Они везли нам инсулин, который был буквально на вес золота! Украинская блядская власть первое, что сделала. Запретила поставки инсулина в Донецкую и Луганскую области, еще в конце марта - в начале апреля. Тысячи больных сахарным диабетом людей, не сепаратистов, не террористов. А пока еще граждан Украины были обречены на медленную и мучительную смерть. И только русские, рискую собственной жизнью, везли нам такое необходимое лекарство... Спасибо им, и низкий поклон.
   К тому времени вокруг Донецкой облгосадминистрации выросло уже три периметра обороны! Автомобильные покрышки, мешки с песком, колючая проволока перегородили подходы к зданию. На баррикадах развевались российские триколоры и красные знамена, различные патриотические плакаты. Позиции охраняли крепкие парни в масках-балаклавах и с дубинками. Под рукой - бутылки с "Коктейлем Молотова". Какие-то шутники повесили на колючую проволоку таблички: "Здесь мин, наверное, нет"!
   В здании Донецкой облгосадминистрации было развернуто несколько операционных, оснащенных всем необходимым оборудованием и медикаментами. И дежурили в этих операционных опытные хирурги, среди которых - и специалисты Донецкого Национального медицинского Университета.
   "В поле", за баррикадами, работали медицинские группы эвакуации, состоящие из фельдшеров и добровольцев.
   - Если начинается огневой бой, группы эвакуации укрываются за каменными парапетами. Не геройствуйте, и под пули не лезьте. Когда наши начинают отвечать огнем на огонь - вы начинаете работать. Лишний раз не высовывайтесь, берегите себя и пострадавших. Оказываете помощь всем - и нашим, и тем, кто будет нас атаковать. Помните, вы - медики! Ваша задача сохранение жизни людей. Во время оказания первой помощи обеспечивайте взаимодействие с экипажами "Скорой помощи", - инструктировал нас Юрий Евич.
   Эвакуировать раненых предполагалось на частных автомобилях дворами. Это делалось потому, что в Харькове, например, во время массовых беспорядков "правосеки" пробивали шины автомобилям "Скорой помощи", которые вывозили раненых! Вот такие они - "мирные протестующие"!
   Так же хорошо, как и медицина была организована и "служба тыла", если можно так выразиться. Защитники "донецкой крепости" могли получить и теплые вещи. Люди приносили медикаменты, перевязочные средства, еду, организовывали горячие обеды и чай. Люди отдавали последнее, что у них было своим защитникам.
  
   *****
  
   Оружие на баррикадах было самое экзотическое. Об огнестрельном, а тем более об автоматах еще никто и не помышлял. Зато разнообразные тесаки, дубинки, кистени, нунчаки, саперные лопатки, ножи, "отжатые" у милиции щиты, бронежилеты и защитные шлемы уже были в ходу. Чуть позже появились и обрезы. Применить этот арсенал бойцам, а нам, медикам-добровольцам пытаться нейтрализовать последствия его применения пришлось уже совсем скоро.
   Не помню точно, но, по-моему, шестнадцатого апреля 2014 года состоялся "Мирный марш в поддержку Украины". Под "желто-блакитными" знаменами он начался от городского стадиона и памятнику Бубке в сторону нашей Облгосадминистрации. Впереди шли, как водится, "девочки-припевочки" с сине желтыми лентами, а за ними - "мальчики-убивайчики" в масках, многие в бронежилетах, с дубинками, арматурными прутьями и травматическим оружием. Горели факелы, дымовые шашки, хлопали взрывпакеты.
   Я, в принципе, возле донецкой ОГА оказался тогда случайно, была не моя смена в медотряде. Наскоро наврав что-то жене про "мобильнику", побежал к друзьям, у которых лежала вся моя амуниция. Не знаю. Уложился ли я в сорок пять секунд, но надеть тяжелый "броник", каску, схватить подсумок с красным крестом много времени не заняло. И вот я уже снова в рядах защитников донецкой Областной государственной организации.
   Ряды защитников на подступах в общем нервном напряжении. Все готовят свое экзотическое холодное оружие, бутылки с "коктейлем Молотова". Ну, а мы - с красными крестами на экипировке, готовим перевязочные средства и необходимые лекарства. Запомнился мужчина на костылях, с одной ногой, но с дубинкой в руке: хоть разок, но долбануть бандеровскую нечисть!
   Наряд нашей, украинской же милиции - в растерянности. Трое правоохранителей с дубинками и газовыми баллончиками. Только у прапорщика, старшего наряда, штатный "Макаров" в кобуре. И все трое - без бронежилетов! Можно только подивиться их мужеству. Милиционеры представляли здесь еще украинскую, киевскую власть. А эта продажная власть так о них "позаботилась"!.. Вот и делайте выводы...
   Защитники пошли навстречу толпе "желто-блакитных" националистов, завязалось яростное побоище, пролилась кровь. После первого массированного столкновения противостояние разбилось на отдельные драки в десяток-полтора человек с обеих сторон. Вокруг хлопали выстрелы из "травматики", рвались петарды и взрывпакеты. Почти сразу же появились раненые. Мы с девчонкой из медотряда вывели из этого ада одного пострадавшего. У здорового, под два метра ростом мужика голова - в крови. Его ощутимо шатает. Значит сотрясение. Ведем его в безопасное место. В свете тактического фонарика обрабатываем рану - от края волосяной части головы надо лбом и до затылка.. ближе к левому уху. На него набросились несколько "желто-блакитных", ударили по голове арматурой. Но он умудрился всех их раскидать, еще и погнался за "горе вояками"!..
   А вот на наших руках этот дядя уже обвисал, периодически теряя сознание. Проверили зрачковую реакцию - вроде нормально, речь у него - связная. Но симптомы тяжелого сотрясения мозга выражены явно. Обрабатываем рану, бинтуем и тащим в операционную. Там врачи уже зашили мягкие ткани, поставили дренаж. Вместе с листком назначения на "Скорой помощи" отправили его в нейрохирургию.
   Всего было около десятка пострадавших с нашей стороны: легкие контузии от применения взрывпакетов, ушибы, рваные раны конечностей, травмы головы. Всем им медиками-добровольцами была оказан квалифицированная помощь с последующей отправкой по "Скорой помощи" в больницы города Донецка.
   Дома меня встретила с укором во взгляде жена. Я лишь пожал плечами, приходилось разрываться между семьей, работой и долгом. Ни дай Бог, кому испытать это! К тому же, практически все добровольцы, как и я сам, приходили на баррикады после работы.
   Вернулся домой, принял душ, переоделся, поел, немного отдохнул. И к восьми вечера - на баррикады.
   - Подожди. Возьми крестик моей бабушки, пусть он тебя бережет, - жена надела мне на шею серебряную цепочку.
   Я крепко обнял самого дорогого в этом сумасшедшем мире человека. Главное - не смотреть ей в глаза, иначе сил уйти уже не будет. Впереди была еще одна ночь, в целой череде бесконечных ночей, расцвеченных огненными сполохами и смертоносными "светляками" трассеров.
  
   *****
  
   Кровавя Пасха - так назвали этот праздник в странном и страшном 2014 году. Неподалеку от Славянска боевики "Правого Сектора" расстреляли наш блокпост. Оружия у ополченцев Донбасса не было, только дубинки и бутылки с зажигательной смесью. Подоспевшая маневренная группа с автоматами ответила огнем, в результате один из джипов "Правого сектора был расстрелян, второй успел уйти.
   У нас на баррикадах тоже градус противостояния накаляется. Как раз в день Великодня - Пасхи, появился у нас еще один раненый. Защитника баррикад возле донецкой ОГА приговорили к своеобразному жертвоприношению! А дело было так: пришел к нам какой-то "мутный" товарищ, движимый жаждой помочь. Ошивался на баррикадах, познакомился с тем самым бойцом, которого и наметил в жертву. Принес ему освященную пасочку, они вместе поели, этот "мутный" даже молитву какую-то прочел.
   А потом воткнул нож в спину тому, с кем только что разделил святую трапезу!
   Я обрабатывал эту рану: колото-резаная, шириной сантиметра полтора. Расположена чуть ниже левой лопатки. Парню просто повезло. Рана чистая и заживала хорошо. Я только вытащил дренаж и наложил новую стерильную повязку. Этого парня я еще много раз на баррикадах. Даже раненые, защитники Донбасса не покидали своих постов.
  
   *****
  
   У людей на баррикадах была эйфория. Во-первых, скоро День Победы, святой для всех праздник. А во-вторых, стало известно, что в Краматорске остановлена колонна бронетехники и личный состав 25-й Воздушно-десантной бригады ВС Украины из Днепропетровска. Еще одни профессионалы не решились поднять оружие на мирных жителей. До этого были и еще случаи, когда местные мужички и бабоньки крепкими выражениями останавливали не только грузовики с солдатами, но и танки украинской армии! Люди верили, что еще немного, и к их голосу прислушаются в высоких кабинетах в Киеве. Не прекращались митинги в поддержку федерализации Украины и в поддержку русского Крыма и политики России по отношению к киевской хунте. Демонстранты и защитники донецкой ОГА были настроены на жесткий, но все-таки диалог с "исполняющими обязанности" киевскими властями.
   Все переменилось 2 мая. Одесса стала нашим Рубиконом, но перешли эту реку крови бандеровцы!
   Сразу на баррикадах и блокпостах в Донецке появилось огнестрельное автоматическое оружие. Раньше лишь кое-где мелькнет в толпе "отжатый" у милиционеров укороченный "калаш"... А теперь самые разнообразные автоматы, дробовики и даже пулеметы появились у подавляющего большинства защитников Донбасса.
   И тоже. как говорится. "картина маслом". Стоит милиционер с дубинкой и газовым баллончиком и в своей смешной синей форме, опять-таки, без бронежилета. А рядом с ним - детина в маске-"балаклаве", в бронежилете и полной экипировке, "разгрузке", в руках - "калаш" с подствольным гранатометом.
   - Товарищ милиционер, а Вы поинтересуйтесь у этого молодого человека . есть ли у него разрешение на оружие? - не выдерживаю я под дружный хохот и рев таких же "вежливых людей" донецкого разлива.
   Следующей акцией стал захват Донецкой областной прокуратуры. Там донецких активистов встретил плотный огонь из травматического оружия. Причем стреляли не местные, донецкие милиционеры, а присланные из Запорожья и Винницы. Огонь из "травматики" велся в упор, в нарушение всех правовых норм и правил. Мне лично пришлось эвакуировать раненого с разбитой головой. Мой коллега фельдшер Дмитрий вывез на своей машине пострадавшего с проникающим ранением резиновой пулей в грудь. В операционной, развернутой в донецкой ОГА, хирурги проводили необходимую обработку ран и передавали пострадавших на "Скорую помощь".
   Во время штурма прокуратуры стрельба велась довольно активно, рвались взрывпакеты. Так, что мой бронежилет и стальная каска были весьма нелишними.
   После я вернулся и эвакуировал еще одного из наших с ранением травматической пулей в левое бедро. Дядька был невысокого роста, но плотного телосложения. Как я его вытащил на газон - сам не знаю. Штанина разорвана, но крови было немного. Залил рану перекисью из пластикового флакона, туго забинтовал перевязочным пакетом. К тому времени подъехала "Скорая помощь", и я передал пострадавшего медикам.
   Как всегда, "под раздачу" попали совершенно непричастные к силовому захвату. Ситуация приключилась трагикомичная: толпа разъяренных женщин окружила какого-то мужика, выкрикивая в его адрес проклятия. Мужчина был весьма упитанный, средних лет, в очках и с профессиональной фотокамерой в руках.
   - Это провокатор! Давайте захватим его и поменяем на наших ребят! - весьма визгливо кричали бабушки и женщины.
   Ей Богу, зомби-апокалипсис... Мне почему-то показалось, что совершенно обескураженный мужик просто не понимает по-русски. Продравшись сквозь толпу разъяренных бабушек, я стал, что называется грудью. Толпа совсем немного притихла.
   - |Do you speak English?
  -- Yes! Yes!
  -- Where you from?
  -- France!
   Моего скромного словарного запаса вполне хватило, чтобы прояснить ситуацию. Втроем с ополченцами мы все же вызволили французского корреспондента из толпы. Бабушки - страшная сила! Наскоро обработав рану на его голове, я указал на стоящую в отдалении "Скорую помощь".
   - Go to Ambulance, иначе, п...ц тебе!
   - Спасибо, спасибо! - произнес француз, наверное одну из немногих фраз по-русски.
   Тем временем, в сторону прокуратуры выдвинулись два бронетранспортера с милицейским спецназом, но им преградили дорогу мирные жители. В итоге, одна "коробочка" ушла, а вторую мы захватили. На этом все и закончилось.
  
   *****
  
   Девятое мая 2014 года было таким же кровавым, как и Пасха. На этот раз в Мариуполе украинские солдаты или ублюдки из "Правого сектора" открыли огонь по демонстрации, которая шла возлагать цветы к памятнику погибшим в Великую Отечественную советским воинам.
   Вечером того же дня я вызвался добровольцем, чтобы поехать сражаться в свой родной город. Но командир отклонил мою просьбу. Вместо Мариуполя я вместе с еще одним фельдшером поехал на блокпост в Петровском районе неподалеку от телевышки, за которую совсем недавно был бой. На обычном микроавтобусе, нагруженные медикаментами и перевязочными средствами, в сопровождении бойцов мы выехали по назначению. На блокпосту был только один медик-доброволец , а с этого направления ожидался штурм Донецка украинскими силовиками. Всю ночь мы не сомкнули глаз. У нас был один пулемет, несколько автоматов, "мухи" и бутылки с "коктейлем Молотова". Было не то, чтобы страшно, просто огромное напряжение выматывало нервы. В ту ночь на нас так и не напали, хотя на соседнем блокпосту была перестрелка, слышались автоматные очереди, пару раз грохнули взрывы. Вообще, войну учишься определять на слух. И благодаря "доблестной" украинской армии в Донецке уже даже малые дети и домохозяйки могут определить, из чего велась стрельба, какого калибра оружие, и как далеко оно находится.
   Чем ближе к дате референдума о независимости ДНР, тем яростнее нарастало противостояние и в самом Донецке. Оружие открыто уже носили все. На баррикадах дежурили охотники с ружьями, были созданы мобильные ударные группы для противостояния участившимся провокациям. По ночам мы ходили в пешие патрули, и ребята чувствовали себя увереннее, если с ними шла "медицина".
  
   *****
  
   За неделю до референдума о провозглашении Донецкой народной республики в центре Донецка разгорелся настоящий ночной бой! Примерно в половине второго ночи нас разбудили не просто выстрелы, к которым уже все привыкли, а автоматные очереди. Никогда бы не подумал. Что семнадцатикилограммовый бронежилет надевается так быстро! Выбегаю вместе с остальными защитниками донецкой ОГА в ночь. С двух сторон слышится автоматная стрельба, частые хлопки одиночных выстрелов. Открывать огонь в ответ мы не можем: вокруг жилые дома. На это и расчет подлых провокаторов-бандеровцев. Суки! - воюют только подлостью.
   Только выскочил за внешний периметр, как сразу же раздались крики: "Доктора сюда! Тут раненый! Вместе с Лешей-фельдшером и двумя бойцами прикрытия бежим туда. Начинается интенсивная стрельба - пригибаемся. Прячемся за бетонный парапет. Переждали и снова вперед!
   Перебегаем дорогу по улице Университетской. Во дворах расстреляли из автоматов наш микроавтобус. Подбегаем, водитель ранен в ногу. На левом бедре - входное отверстие, как иллюстрация из учебника по военно-полевой хирургии. Ранение навылет, мы его даже не бинтовали. Подхватываем раненого и тащим за собой. Он упирается, у мужика - шок, он несет какую-то околесицу и пытается вырваться. Алексей связывается с врачами и говорит, что у нас - раненый, и нужно готовить операционную. Возвращаемся под пулями.
   После этого я побежал к расквартированным рядом со зданием облгосадминистрации казакам, вроде бы как кричали, что у них тоже раненый. Стрельба все еще не утихала, поэтому передвигаться приходилось на полусогнутых и перебежками.
   - Эй, казаки! У вас раненых нет?
   - Нет, все нормально! - ребята прячутся за бетонными парапетами, выставив стволы автоматов.
   Возвращаюсь также перебежками в здание ОГА, меня прикрывает казак с автоматом. Ночной бой в центре Донецка окончился так же внезапно, как и начался. Сбросив бронежилет, наслаждаюсь самым вкусным на свете чаем из пластиковjго стаканчика. В голове - пусто, мыслей - никаких. Просто воспринимаешь действительность. Как она есть. Наверное, именно это состояние буддисты и называют "дзен".
  
   *****
  
   В следующий раз медицинскую помощь пришлось оказывать через пару ночей. Только собрался кофе попить. И ту же кричат - врача, быстро!
   Стаканчик с кофе улетает в урну. А я бегу, неуклюжий в своем бронежилете. На ходу доставая фонарик и перевязочный пакет. Пострадавший лежит на земле. Вокруг его головы лужа крови. Зрелище, прямо скажем, страшноватое. Как рассказали его сослуживцы, на девушку напал провокатор с ножом, а этот товарищ заступил ему дорогу. Тот его оттолкнул, и пострадавший ударился головой о бетонный бордюр.
   Поднимаю его за плечи, аккуратно поддерживая за шею, усаживаю, мужчина в сознании. Правда сознание спутанное. Кто-то "советует" сделать непрямой массаж сердца.
   - Какой, нахер непрямой массаж, раненый в сознании! Быстрее за носилками! - прижимаю ватно-марлевый комок перевязочного пакета к голове раненого.
   Больше ничего делать пока не нужно, череп, вроде бы целый, а кровотечение так, ерунда. Только выглядит страшно. Правда, я растерялся в первые секунды. Начал рвать перевязочный пакет, не сообразив, что там есть специальная нитка. Но все же справился с нервами. Тем временем, принесли носилки, и мы эвакуировали пострадавшего для обработки раны.
   *****
  
   Самая страшная ночь была в канун референдума с 10 на 11 мая 2014 года. Мы уже знали, что украинские власти будут нас давить всеми средствами. Разгоралось пламя вооруженного противостояния в Краматорске и Славянске, да и у нас в Донецке постоянно были перестрелки по ночам. Автоматные очереди и взрывы стали нормой.
   Не знаю, как другим, а мне во время перестрелок и ночных боев было страшно не успеть оказать помощь раненому или сделать что-то неправильно. Приходилось делать перевязки под обстрелом и тогда только одна мысль: хоть бы успеть перебинтовать человека, а там уже все равно... В ночных перестрелках страх трансформировался в осторожность.
   Но вот ночь накануне референдума была действительно жуткой, никто и глаз не сомкнул. Мы с командиром отряда прикрытия медиков Серегой Тайгой были увлечены интереснейшей беседой. Ее тема была весьма актуальной: если к Дому правительства прорвутся боевые машины пехоты, то за сколько они нас расстреляют из 30-миллиметровых пушек?..
   К тому времени у нас уже было весьма солидное вооруженное прикрытие с пулеметчиками, снайперами и гранатометчиками. Но все же...
   Вот с того момента мне стало по-настоящему страшно, страшно и до сих пор. Вдруг в самый неподходящий момент возникают мысли о жене, что с ней будет, если меня убьют? И теперь, каждый раз уходя в ночь, я боролся с этими мыслями и страхом.
  
   *****
  
   Референдум прошел всем тревогам назло. Мы обрели поддержку народа в своем стремлении к независимости от злой бандеровской мачехи - Украины. Куда делась "нэнька", то есть "мать" - Украина, нам было неведомо. Вернется ли она - кто знает?.. Во всяком случае, будем надеяться. Моя жена, искренняя патриотка Украины плакала навзрыд, когда Крым все же объявил о своем вхождении в состав России. Но плакала потомку, что тупорылые ублюдки в Киеве допустили своей оккупационной наплевательской политикой такое развитие событий.
   Путин забрал украинский Крым! А то, что Крым - это не столько территория, сколько два миллиона человек населения, причем в основном, офицеры в нескольких поколениях. Это как-то выходит за грань восприятия. "Майданутым" долбоебам как-то невдомек, что и четыре миллиона в Донецкой и Луганской областях тоже не желают кланяться Бандере и скакать на Майдане!
   Баррикады вокруг донецкого Дома правительства свою задачу выполнили, они сплотили народ, стали символом борьбы и позволили мобилизовать всех на референдум. Укрепления убрали в начале июня, организованно, быстро и четко. А вот в Киеве "майдауны" в августе снова жгли покрышки и доблестно сражались с коммунальными службами, которые хотели просто навести порядок и вывезти горы мусора из центра "европейской столицы"!
   Вместе с баррикадами большая часть добровольцев тоже разошлась. Кто вернулся домой, а кто пошел на военную службу добровольцем. Наш медицинский отряд тоже реформировался. Там оставались преимущественно профессиональные медработники. А от меня какой толк? Я ведь даже не медбрат, а так - "стрелок-санитар"...
   Пришлось принять непростое решение и не мешать профессионалам.
  
   *****
  
   Но, даже уйдя из медотряда, я остался востребованным специалистом. По просьбе Чапая, который к тому времени вернулся из Славянска и фактически стал военным комендантом Донецка, я проводил медицинские инструктажи по оказанию помощи на поле боя с его личным составом. Покупал за свои, весьма скромные гонорары от литературной работы медикаменты, аптечки, перевязочные пакеты.
   В конце августа я был мобилизован на военный завод в Донецке. Точнее, промышленное предприятие стало двойного назначения с преимущественно военной направленности.
   Здесь в цехах проходят ремонт и модернизацию "мирные советские трактора", марок Т-64, Т-62 и Т-72. Как говорится, без комментариев... Танки приходят сюда прямо с поля боя, с налипшими комьями грязи на траках гусениц и следами боевых попаданий. Благодаря профессионализму рабочих, хорошей технологической оснастке и высокой ремонтопригодности боевой техники подавляющее большинство боевых машин быстро вводится в строй.
   Но мы не только ремонтируем, но и модернизируем бронетранспортеры и боевые машины пехоты, усиливаем броню и устанавливаем дополнительные противоосколочные резинотканевые экраны из транспортерной ленты.
   Техника эта - трофейная, которую захватили ополченцы в боях с бандеровскими оккупантами. Об этом красноречиво свидетельствуют вертикальные белые полосы быстрого опознавания, а также образцы "народного творчества" на бортах трофейных боевых машин, преимущественно в "желто-блакитной" цветовой гамме.
  
   *****
  
   С легкой руки Чапая ополчение Донбасса обзавелось и собственным серийным минометом, который тоже производится на нашем заводе. В качестве прототипа был использован образец с памятника советскому генералу Ватутину! "Волевым решением" Чапая, он был снят с постамента, освобожден от краски и передан инженерам. Все детали миномета были тщательно промерены, был проведен, так называемый, "обратный инжиниринг" прототипа и выпущены рабочие чертежи. А уже по ним стали изготавливать и серийные образцы минометов. При этом они отличаются высокой эксплуатационной надежностью, скрытностью применения, боевой эффективностью и мобильностью
   Ныне "миномет-ветеран" снова возвращен на постамент, а его "внуки" уже успешно служат артиллеристам Народного ополчения Донбасса! В этом отразилась своеобразная преемственность поколений: оружие наших отцов и дедов, которые боролись с фашизмом в Великую Отечественную войну, сейчас служит их потомкам.
   И эта далеко не единственная разработка наших донецких умельцев! У нас действительно мастера - "золотые руки". При этом никаких "российских наемников" у нас нет, ведь хорошему слесарю не важно, что ремонтировать: большегрузный автомобиль или бронетранспортер. Конечно. Есть особенности, но техника-то ведь советская, а значит - сверхнадежная и ремонтопригодная.
   В заключение своего рассказа хочу сказать, оказавшись в самом центре судьбоносных исторических событий, я сделал правильный выбор. Я не убивал, а наоборот - оказывал медицинскую помощь людям. В том числе - и противникам. Пусть не обижаются на меня те, о которых я не упомянул, я всех вас помню и обязательно напишу. Естественно, обо всем в таком коротком рассказе тоже не напишешь. Наши девчонки из медотряда бывали под обстрелами. Теряли раненых, которым уже нельзя было помочь. Однажды бригаду нашей медотрядовской "Скорой помощи" бандеровцы взяли в плен, не смотря на то, что они ехали под красными крестами. А сам реанимационный автомобиль попросту сожгли. Добровольцев, среди которых были две женщины "укропы" избивали" и издевались над ними. Потом наших медиков обменяли на пленных. То, что им пришлось пережить - это просто жуть!
   Ну, а сейчас для меня самое тяжелое - не мешать профессионалам.
   Презрительное название террористов и фашистов Правого сектора.

Оценка: 7.26*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015