Okopka.ru Окопная проза
Савенкова Фаина
Умри, чудовище!

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.43*7  Ваша оценка:


Фаина Савенкова

Умри, чудовище!

Пьеса в трех действиях

   Действующие лица:
   Екатерина, дочь
   Виктория, подруга
   Андрей, отчим
   "Эшафотович" Арам Ашотович, преподаватель технологии
   Елена, мама
   Кирилл, брат
  
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Пролог

Комната КАТИ, девочка лежит в кровати.

  
   МАМА (гладя по голове дочь шести лет). В далеком-предалеком королевстве жил-был отважный принц. Однажды он случайно увидел портрет прекрасной принцессы из соседнего королевства. Принц влюбился в нее настолько сильно, что, кроме своей возлюбленной не мог больше ни о ком и ни о чем думать. Но принц не знал, как сказать ей о своей любви, ведь он был уверен, что все прекрасные принцессы очень капризны и себялюбивы. В то время прознал принц о волшебном мелке, исполняющем все желания, и отправился за тридевять земель, чтобы найти это чудо и написать им свое самое заветное желание. В конце концов ему удалось найти волшебный мелок. И однажды утром его возлюбленная узнала о чувствах отважного принца из далекой страны, ведь он на глазах у всей своей свиты написал, что любит принцессу больше ясного неба и холодной ключевой воды, больше веселых птичьих трелей и порывов свободного ветра. С тех пор прекрасная принцесса и отважный принц всегда были вместе, потому что чудесный мел помогает исполнять только искренние желания.
   КАТЯ. Мам, а принц и принцесса - это вы с папой?
   МАМА (улыбаясь). Да, Котенок. А теперь спокойной ночи.
  

МАМА целует дочь в щеку и начинает собирать разбросанные по кровати фотографии. Перед тем, как положить их в коробку, она достает со дна маленький кусочек мела, некоторое время смотрит на него, затем кладет обратно, а сверху складывает собранные фотографии.

  
  

СЦЕНА 1

Из комнаты КАТИ слышатся детские крики. МАМА и ОТЧИМ прибегают на шум, видя, как КАТЯ бьет брата по руке. МАМА подхватывает плачущего сына на руки.

   МАМА. Что произошло?! Вы минуту не можете вместе провести без скандала?!

КАТЯ показывает на брата.

   КАТЯ. Этот украл ключ от моей комнаты. Посмотри, что он сделал!
  

КАТЯ показывает на письменный стол, все ящики которого выдвинуты, а вещи в беспорядке валяются рядом. Девочка, вытирая слезы, подбирает с пола тетрадь и показывает маме.

   КАТЯ. Смотри, он порисовал мне все тетради! Что я теперь в школе скажу?
   МАМА (улыбаясь). Правду. Что младший брат решил украсить их своими рисунками.
   КАТЯ. Чтобы с меня смеялся весь класс? Мам, ты издеваешься, что ли?!
   МАМА. Катя, прекращай, эта ерунда не стоит того, чтобы бить маленького. Кирюша до сих пор хнычет.
   КАТЯ. "Кирюша хнычет?!" Да он перед этим мне чуть волосы не вырвал, когда я нагнулась отобрать у него свои вещи!
   МАМА. Господи, Катя, тебе уже 12 лет! Ты что, действительно не осознаешь, что Кирилл еще маленький и не понимает до конца, что сделал тебе больно, а ты, в отличие от него, способна понять, что бить ребенка - нехорошо.
   КАТЯ. Ну и что, что я старше? Если мне 12, это значит, что мне не больно, как этому (показывает на брата), и ему можно меня бить?!
   ОТЧИМ. Катя, прекращай этот детский сад! У Кирюши есть имя. Да и вообще, если не хочешь, чтобы он входил в твою комнату - закрывай двери. Или ты правда думаешь, что четырехлетний ребенок коварно похитил из-под твоего носа ключи от комнаты только для того, чтобы насолить тебе?
   КАТЯ (шмыгая носом). Но он правда вытащил их из кармана. Когда мы сидели за столом, ужинали... А потом сделал все это... (взглядом обводит комнату.)
   ОТЧИМ. Так, это уже не смешно. Катя, ты наказана. Думаю, до Нового года у тебя еще есть время подумать над своим поведением. Иначе...
   КАТЯ. Что иначе?! Сына своего лучше накажи. Кто ты вообще такой, чтобы говорить мне как себя вести?
   МАМА. Немедленно прекрати! Что ты себе позволяешь?!
   КАТЯ. Ты же сама учишь меня говорить только правду. Он мне - никто. Как и его сын. Это они ворвались в мою комнату и начали устраивать свои порядки, а не я. Почему я должна молчать?
   МАМА. Так, все, надоело. Андрюш, пошли отсюда. Пусть остается одна со своими порядками.
  

МАМА разворачивается и, пропустив мужа вперед, уходит, громко хлопнув дверью.

  

СЦЕНА 2

Вечер 1-го января. Загородный дом. Семья возвращается после прогулки. Входя, отряхиваются от снега.

   КИРИЛЛ (кидая воображаемый снежок в папу). Бух!
   ОТЧИМ (уворачиваясь от воображаемого снежка). Ух ты! Почти попал!

Все, кроме КАТИ, смеются.

   МАМА. Катюша, помоги брату раздеться, а я пока чаю приготовлю.
   КАТЯ. Почему снова я?

ОТЧИМ подходит к сыну и помогает тому расстегивать пуговицы.

   ОТЧИМ (обращаясь к сыну). Кирюш, а давай сами попробуем раздеться? Покажем нашей Екатерине Великой, что мы уже взрослые и самостоятельные.
   МАМА. Кать, ну чего ты такая бука-бяка? Включи что ли гирлянду. Праздник ведь! Смотри, сколько Дед Мороз снега с собой принес! Настоящее новогоднее чудо! Пусть и разноцветные огни будут частичками этого чуда.
  

КАТЯ идет включать гирлянду.

   КАТЯ (сама себе). Ага, Дед Мороз... В уроки географии, объясняющие почему идет снег, я верю как-то больше, чем в Деда Мороза. Если бы чудеса действительно существовали, не было бы никакой автокатастрофы и мой папа был бы жив, а мне не пришлось бы терпеть отчима с этим маленьким чудовищем, забравшим у меня еще и маму.
  

МАМА подходит к дивану и ставит на столик, стоящий напротив него, чай.

   МАМА. Вот так-то лучше.
  

КАТЯ подходит к столику, берет чашку и возвращается к елке, повернувшись спиной ко всем. КИРИЛЛ забирается на диван и ложится, кладя голову папе на колени. МАМА поглаживает мальчику ноги и улыбается, глядя на него. Затем замечает, что КАТИ рядом нет.

  
   МАМА. Птичка, а ты почему не со всеми вместе?
   КАТЯ. Хочу посмотреть на... "маленькие частички чуда", вдруг хоть одно невыполнимое желание сбудется... И ты будешь рядом...
   МАМА (чуть повысив голос, чтобы Катя услышала). Ой, Катюш, можно я буду с тобой рядом где-нибудь на диване? Что-то я устала сегодня...
   ОТЧИМ. Девочки, давайте немного потише? Киря уснул.
   МАМА (ласково). Тоже устал, бедняжка...
  

МАМА, собираясь погладить сына по голове, проводит рукой по его лбу.

  
   МАМА. Он же горячий!
  

СЦЕНА 3

Гостиная загородного дома. КАТЯ, еще не зная о болезни брата, завороженно смотрит на мигающие огни гирлянды, КИРИЛЛ лежит на диване, родители стоят рядом.

   МАМА (щупая лоб и ладони Кирилла). Господи, как же так? Андрюш, принеси термометр. И жаропонижающие. И...
   ОТЧИМ (обнимая жену). Лен, успокойся, ладно? Это всего лишь повышение температуры. Все будет хорошо. Я сейчас вернусь.
  

ОТЧИМ уходит. КАТЯ замечает суматоху и подходит к маме.

  
   КАТЯ. Все в порядке?
   МАМА. Кирюша заболел. А у нас здесь даже лекарств особо нет.
  

Возвращается ОТЧИМ с аптечкой в руках.

  
   ОТЧИМ (передавая жене термометр). Держи. У нас тут еще жаропонижающее и леденцы от кашля есть оказывается. ертит в руках блистер, а затем флакон с сиропом.)
   МАМА. Кирюш, сыночек, проснись. Давай температуру померяем?
   КИРИЛЛ (спросонья). Ага...
  

МАМА сидит возле сына, ОТЧИМ стоит рядом.

  
   ОТЧИМ. Ну что там?
  

МАМА достает термометр, смотрит на него, затем показывает мужу.

  
   ОТЧИМ. Я вызову "скорую".
  

ОТЧИМ уходит в другую комнату с телефоном, КАТЯ подходит к МАМЕ, пока та дает лекарство КИРИЛЛУ.

  
   КАТЯ. Что-то серьезное? Чем-то помочь?
   МАМА. Да. (Обнимает Катю, та обнимает маму в ответ.) Катюш, спасибо, что ты рядом. После папы... Я теперь так боюсь даже ерунды...
  

В комнату возвращается обеспокоенный ОТЧИМ, МАМА отстраняется от КАТИ.

  
   ОТЧИМ. Нам придется какое-то время справляться самим. Дороги замело так, что "скорая" сюда не сразу доберется. Я схожу к соседям, попрошу их помочь хоть немного расчистить дорогу. Своих ребят я тоже подключил, но они и без того все загружены, так что помогут по мере сил и возможностей.
  

ОТЧИМ одевается и идет на улицу.

  
   МАМА. Птичка, посиди с братом, а я пока вещи соберу для больницы.
  

МАМА уходит из комнаты, а КАТЯ остается наедине со спящим братом.

  
   КАТЯ. А знаешь, я рада, что ты заболел, чудовище. Ты заслужил это. Это из-за тебя и твоего отца мама забыла обо мне. И только сейчас вспомнила. Может быть, чудеса все-таки случаются, и вас больше не будет в нашей с мамой жизни. Жаль только, что она будет грустить по тебе. Но я буду рядом и никогда не брошу ее, а ты скоро исчезнешь для нее, как когда-то исчезла я. Нужно только немного подождать.
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

  

СЦЕНА 1

  

Комната КАТИ. КАТЯ и ВИКА играют в "Монополию".

  
   ВИКА. Эй, не спи! Твой ход.
   КАТЯ (бросает кубики). А, ну да.
   ВИКА. Что, "ушла в себя, вернусь нескоро"? Ты о чем вообще думаешь?
   КАТЯ. Да так, ерунда всякая.
   ВИКА. Давай колись, неудачница. У тебя минус одна фабрика, кстати.
   КАТЯ. Ой, больно надо! Держи.
  

КАТЯ передает ВИКЕ карточку.

  
   КАТЯ. А ты в чудеса веришь?
   ВИКА. Эм... Спасибо, чуть не поперхнулась. Что ты уже "начудесила"? От отчима влетит?
   КАТЯ. Не-а, ты не поняла. Я о настоящих чудесах. Помнишь, о моем новогоднем желании, чтобы мы с мамой снова были вместе. А потом пацан попал в больницу. Теперь вот думаю, может, иногда новогодние желания сбываются? И, получается, нам с мамой никто больше не будет мешать.
   ВИКА. Ну, такое себе чудо, знаешь ли. Болезнь называется. И случается оно со многими. Особенно зимой.
   КАТЯ. Да ну тебя! Я серьезно. Он ведь заболел сразу же, до этого с ним все нормально было. Весь день доставал, а потом - хлоп, сразу "скорая" и больница.
   ВИКА. По-моему, ты выискиваешь то, чего не существует. Хотя верь, во что хочешь. На настоящую жизнь это не сильно влияет.
   КАТЯ. Ты как всегда. Умеешь вдохновить, ага.
   ВИКА. А ты думала, что буду убеждать, что Баба Яга и Кощей Бессмертный существуют и вот прям щассс... точат ножики в подвале!? Ну-ну.
   КАТЯ. Эй, я же не о детских сказках говорила!
   ВИКА. А разница-то какая между Бабой Ягой и новогодними чудесами? Прям "Ёлочка зажгись"!
   КАТЯ. Не знаю. Наверное, ты права... Ой, уже так поздно! Тебя ругать не будут?
   ВИКА. Не-а. Родителей дома-то еще часа два точно не будет. И вообще, им, наверное, без разницы, где я.
   КАТЯ. Почему ты так думаешь? Они тебе вон, все, что хочешь покупают, летом вместе всей семьей отдыхаете.
   ВИКА. Ага-ага. Отдыхаем... Все вместе, но каждый сам по себе... Но ты права, домой все равно идти пора.
  

ВИКА уходит, КАТЯ складывает настольную игру и прячет в шкаф, замечая коробку с фотографиями. КАТЯ достает со дна кусочек мела и вертит его в руках.

  
   КАТЯ. А ведь и ты можешь быть волшебным, как в маминой сказке.
  
  
  
  

СЦЕНА 2

  

Квартира. Возвращается ОТЧИМ. КАТЯ сидит в гостиной, читает книгу.

  
   ОТЧИМ. Не хочешь спросить, как себя чувствует твой брат, например? Или так и будешь молчать?
   КАТЯ. Ты же все равно расскажешь. Ну, а я послушаю, раз у меня выбора нет.
   ОТЧИМ. Понятно... Ты вообще можешь нормально с людьми разговаривать?
   КАТЯ. Что-то не так?
   ОТЧИМ. Все не так.
   КАТЯ. Тогда при чем тут я?
   ОТЧИМ. Да ни при чем!
  

ОТЧИМ уходит на кухню.

  
   ОТЧИМ (кричит). Катя, я же просил помыть посуду!
   КАТЯ (тихо). У-у, началось...
  

КАТЯ откладывает книгу в сторону и встает с дивана.

   КАТЯ. Ну забыла я, забыла. И вообще, я свою тарелку сразу помыла, а посудомойкой не нанималась. Так что нечего на меня орать.
   ОТЧИМ. Я, знаешь ли, тоже. Как и кухаркой, и уборщицей. Но ужин почему-то приготовлен, и тебе не приходится стоять у плиты. Может, прекратишь уже вести себя как ребенок? Все-таки мы семья, хочется тебе того или нет.
   КАТЯ. Вот именно, не хочется! Но меня об этом никто не спрашивал, все решили за меня. Вот и теперь решайте все сами.
   ОТЧИМ. Катя! Хватит! Мы сейчас должны поддержать и помочь Лене и Кирюше, а не ссориться и устраивать детский сад.
   КАТЯ. С моей мамой все в порядке, а со своим сыном разбирайся сам. Вы оба мне - никто!
   ОТЧИМ. Эгоистка маленькая! Неделю без телефона проведешь, может, поумнеешь!
   КАТЯ. Да пожалуйста! Ничего другого я от тебя и не ожидала. Сразу видно, кто отец мелкого чудовища. Только и умеете, что делать гадости другим!
  

КАТЯ поворачивается и убегает в свою комнату.

  
  
  
  

СЦЕНА 3

Следующий день, комната КАТИ. КАТЯ и ВИКА слушают музыку и пьют чай.

  
   ВИКА. Ты-то чего такая хмурая? В настоящей жизни не оказалось места всем твоим Кощеям?
   КАТЯ. Вот прям "ха-ха". Очень смешно...
   ВИКА. А если серьезно? Снова пособачилась с отчимом?
   КАТЯ. Ага. Угадай причину?
   ВИКА. А это возможно? Вам, по-моему, и причина для ссоры не нужна.
   КАТЯ. Неправда! Она всегда есть. В этот раз я забыла помыть посуду.
   ВИКА. Судя по выражению его лица, когда мы вчера вечером столкнулись у вашей двери, грязная посуда уже вываливалась из подъезда на улицу.
   КАТЯ. В общем, как всегда. Плохое настроение у него, а без телефона осталась я. Вот она - справедливость! Сама-то почему сидишь с таким лицом, будто только что сбежал любимый щенок?
   ВИКА. Да тоже родители. Надоели. Я их на фотографии вижу чаще, чем дома. Но стоит им взять выходной, и начинается. Что бы я ни делала, все будет неправильно, а как "правильно" - не знают, кажется, и они сами. В любом случае, это не так, как делаю я, а остальное - без разницы.
   КАТЯ. У тебя хотя бы не отчим, так что уже неплохо.
   ВИКА. А разница какая? Я им все равно нужна только для того, чтобы было на кого орать. Они или на работе, и я одна, или дома, их в очередной раз что-то не устраивает, мы ссоримся, и я снова одна в своей комнате. Так что мы с тобой друг у друга только и есть.
   КАТЯ. Грустно это все как-то.
   ВИКА. Угу. И станем мы с тобой когда-нибудь такими же никому не нужными старыми бабками с тремя десятками котов и ежедневными посиделками на лавочке у подъезда.
   КАТЯ. Это самое оптимистичное будущее, о котором мне только доводилось слышать.
  

КАТЯ и ВИКА смеются.

  
   ВИКА. Если бы верила во весь этот бред с чудесами, и себе бы чего-нибудь загадала. Например, родителей, которые думают не только о себе и том, где они хотят летом отдохнуть, какой ремонт сделать и еще какой-нибудь ерунде, но и обо мне. Разве это много?
   КАТЯ. Слушай, а давай на улицу махнем, снежками покидаемся?
   ВИКА. А вот давай. Выиграет тот, кто меньше будет похож на снежную бабу.
   КАТЯ. А я заодно проверю кое-что.
   ВИКА. Что уже удумала?
   КАТЯ. Пока не скажу, а то будешь смеяться.
  

СЦЕНА 4

Школьный двор. Девочки лепят и бросают друг в друга снежки.

  
   ВИКА (уворачиваясь от снежка). Ну и кто у нас тут мазила?
   КАТЯ (попадая очередным снежком в Вику). Да уж не я точно.
   ВИКА. По ходу снежная баба - это я. Мне уже холодно.
   КАТЯ. Раз замерзла, значит, точно не она. Снежные бабы до сих пор на мороз вроде не жаловались.
   ВИКА. Да они и на тепло не жаловались как-то. Нечем им, знаешь ли.
  

Открывается дверь школы и оттуда выглядывает ЭШАФОТОВИЧ, учитель технологии.

  
   ЭШАФОТОВИЧ. Эй, вы, стрекозы, поаккуратней там, чтоб стекла мне не побили!
   ВИКА. Здравствуйте, Арам Ашотович! С Новым годом! И не беспокойтесь, мы уже по домам расходимся, замерзли.
   КАТЯ. Будем горячим чаем отогреваться, пока не заболели.
   ЭШАФОТОВИЧ. Ох, ну чаем я вас и сейчас могу напоить, недотепы.
   КАТЯ. С удовольствием! Сейчас только снег отряхнем.
   ВИКА (шепотом, хватая Катю за руку). Это что еще такое?!
   КАТЯ (шепотом). Я же говорила, что потом все скажу. Или ты думаешь, мы просто так сюда приперлись? Просто все получилось намного легче и не пришлось самим напрашиваться.
  

СЦЕНА 5

Подсобка сторожа. ЭШАФОТОВИЧ ставит на стол три чашки с горячим чаем.

  
   КАТЯ. А я не ожидала Вас здесь увидеть.
   ЭШАФОТОВИЧ. Да вот так вот получилось: Новый год, каникулы, а за школой, кроме меня, пожалуй, и присмотреть-то больше некому.
   ВИКА. Почему? Сторож заболел?
   ЭШАФОТОВИЧ. Нет-нет, Бог с тобой, деточка! Просто я его подменяю иногда.
   КАТЯ. Ух ты! Получается, Вы всей школой заведуете, пока длятся каникулы?
   ЭШАФОТОВИЧ. Можно и так сказать. Кроме, разве, что класса географии. Семеновна в спешке класс закрыла и забрала с собой ключи, а окно не проверили и оставили открытым. Все боюсь, что ветром настежь откроет, а я даже поделать ничего не могу - с земли даже шваброй не дотянуться!
  

КАТЯ вертит в руках чашку, а затем ставит ее на стол.

  
   КАТЯ. А можно к Вам с просьбой обратиться?
   ЭШАФОТОВИЧ. Это что ж за просьба такая страшная, что заставила вас сюда на каникулах прийти?
   КАТЯ. Она не страшная, она немного смешная. Мне мама в детстве сказку рассказывала о волшебном меле, исполняющем желания, если его записать на школьной доске. И всегда хранила один небольшой кусочек мела в коробке со старыми фотографиями. Недавно одно мое желание исполнилось, и я поверила в чудеса. Вот и хочу проверить, правда ли он такой волшебный, или это все просто сказки?
   ВИКА. Опять ты за свое? Это уже вовсе не смешно и начинает надоедать.
   ЭШАФОТОВИЧ. Ну, если человек хочет верить в чудо, кто ж ему может запретить? Вот только если правдой окажется, то сможешь ли верное желание загадать? Написанного-то не воротишь. Не боишься ошибиться? Не пожалеешь?
   КАТЯ. Нет, я знаю, чего хочу. Да и, наверное, я не очень верю, что он волшебный. Хотелось бы, конечно, но все же... Так что мне нечего бояться.
   ЭШАФОТОВИЧ. Тогда пиши. Вот тебе ключ от моего класса, туда и идите. Но слова мои не забывай.
   ВИКА (злым шепотом). Кать, ты правда веришь во всю эту чушь?
   КАТЯ (шепотом). Не знаю. Почему бы и нет, это лучше, чем ничего не делать и терпеть отчима с чудовищем и дальше. Понимаешь, мама все время была с ними и вспомнила обо мне, только когда недомерок заболел. Мне без разницы, что с этим мелким гоблином будет, но я хочу, чтобы мама была со мной. И папа. Я хочу, чтобы он вернулся, и у нас была настоящая семья.
  

КАТЯ и ВИКА заходят в класс и подходят к доске.

   ВИКА. Что, вот так вот сразу: "Папа - живи"?
   КАТЯ. Нет, конечно. Сначала проверить надо. Что бы такое захотеть? Чтобы у отчима машина сломалась? Да нет, глупо как-то.
   ВИКА. Вообще-то все это глупо, если ты не заметила.
   КАТЯ. Эй! (Пауза.) О, а я придумала. Пусть отчим извинится передо мной. Вот уж чего никогда не было и без помощи волшебства никогда не случится. Взрослые никогда не извиняются перед детьми за свои ошибки.
  

КАТЯ пишет мелом: "Извинись" и осматривает надпись.

   КАТЯ. А что, неплохо получилось! Ещё не каллиграфия, но и не твоя обычная "курица лапой!".
  
  
  

СЦЕНА 6

  

КАТЯ и ВИКА, комната КАТИ.

   КАТЯ. Представляешь, отчим вчера вечером извинился и вернул мне телефон!
   ВИКА. Что, вот так вот запросто? Не верю.
  

КАТЯ показывает телефон.

  
   ВИКА. Ладно, верю. Как ты вынудила его сделать это?
   КАТЯ. Эй, никого я не вынуждала. Он сам вчера вечером пришел и сходу попросил прощения. Он, видите ли, переживает, к тому же не справляется со всем сам.
   ВИКА. А ты что?
   КАТЯ. Да ничего. Договорились, что он будет готовить, а я всю посуду мыть. Ай, ерунда. Самое главное, что мел работает, Вика! У меня будет настоящая семья, а больше мне никто и не нужен!
   ВИКА. Понятно... Настоящая семья, значит, да? То есть, "мама, папа, я - счастливая семья", а Вика теперь лишняя? Ведь сопельки больше не надо будет подтирать. Ну как же, "семья"... Это вам не отчим с нелюбимым братом, когда даже рассказать ничего никому, кроме подруги, не можешь. Ну-ну. Легко же становишься для всех ненужным...
   КАТЯ. Подожди, Вика, я же...
   ВИКА. Что "я же"?
  

ВИКА хватает с прикроватной тумбы кусочек мела и швыряет его со злостью на пол, из-за чего он раскалывается на несколько частей.

  
   КАТЯ. Ты что наделала?!
   ВИКА. Избавила от бредовой затеи.
   КАТЯ. Я тебя ненавижу! Убирайся!
  

ВИКА убегает, КАТЯ, плача, собирает кусочки мела.

  

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

  

СЦЕНА 1

  

Следующий день. Первый этаж больницы, КАТЯ рассматривает плакаты, бесцельно ходит по коридору. Мимо ходят посетители. К ней подходит ЭШАФОТОВИЧ.

   КАТЯ. Здравствуйте!
   ЭШАФОТОВИЧ. Здравствуй-здравствуй, стрекоза неугомонная. Ты тоже здесь?
   КАТЯ. Ага. А Вы навестить кого-то пришли?
   ЭШАФОТОВИЧ. Можно и так сказать. Ты к кому примчалась?
   КАТЯ. У меня брат здесь лежит, в реанимации. Мама сейчас с ним.
   ЭШАФОТОВИЧ. Так чего ж ты здесь стоишь?
   КАТЯ. Меня к нему все равно не пускают. Да и не хочу. Не люблю его. Мама вечно возится то с ним, то с отчимом, а до меня им всем нет никакого дела. Думаю, если им ничего не нужно будет, то они и не заметят мое отсутствие.
   ЭШАФОТОВИЧ. Зря ты так.
   КАТЯ. Не-е-е. Это правда. Поэтому и хотела знать, может ли мое желание исполниться или Вика была права, и я все сама себе понапридумывала.
   ЭШАФОТОВИЧ. И что, узнала?
   КАТЯ (грустно). Угу. Вот только мел раскололся на мелкие кусочки из-за того, что Вика вчера швырнула его на пол. Дура.
   ЭШАФОТОВИЧ. Эй, вы же подруги, что ж ты ее обзываешь! Знаешь хоть из-за чего?
   КАТЯ. Не-а. Из-за чего-то обиделась, хотя я ничего такого ей не говорила. Просто поделилась, что теперь снова смогу быть с родителями.
   ЭШАФОТОВИЧ. Что, и все? Получается, не хочет твоя подруга, чтобы ты была счастливой?
   КАТЯ. Без понятия, что ей в голову ударило. Наверное. А может быть, просто завидует.
   ЭШАФОТОВИЧ. Или боится?
   КАТЯ. Да не, чего ей бояться-то?
   ЭШАФОТОВИЧ. Может быть, того же, чего и тебе? То, что для кого-то - радость, другого человека может напугать.
   КАТЯ. Хех, я ж не потусторонних клоунов призывать собралась.
   ЭШАФОТОВИЧ. Каких еще клоунов?
   КАТЯ. А, забудьте. Как вообще счастье того, кто дорог, может напугать? Чем?
   ЭШАФОТОВИЧ. Тем, что иногда счастливый человек забывает обо всем и обо всех вокруг.
   КАТЯ. Да почему Вика вообще могла подумать, что я забуду о ней и мы перестанем с ней дружить из-за этого? Ой. Похоже, дура не она, а я. Сама же сказала, что мне больше ничего не нужно будет, если я буду жить с папой и мамой... Но я же не имела в виду, что мы перестанем дружить и гулять вместе...
   ВИКА (убегая). Спасибо Вам, прямо сейчас побегу к Вике и поговорю с ней.
   ЭШАФОТОВИЧ (тихо вслед). Ох, люди, за столько лет так и не научились слышать друг друга...
  
  
  
  

СЦЕНА 2

  

Квартира КАТИ. Звонок в дверь. КАТЯ смотрит в дверной "глазок" и сразу же открывает дверь.

  
   КАТЯ (обнимая Вику). Прости! Я не хотела тебя обидеть.
   ВИКА. И ты меня прости. Я не специально этот мел разбила, так случайно получилось... Знаю, что он очень важен для тебя был...
  

Девочки проходят в Катину комнату.

  
   КАТЯ. Я к тебе сегодня заходила, чтобы извиниться, но тебя не было.
   ВИКА. Ага, родители сказали. Кать, мне правда жаль, что теперь у тебя не получится загадать это свое желание. Я тогда очень испугалась, что останусь совсем-совсем одна.
   КАТЯ. Я сегодня в больнице встретила Эшафотовича. Не знаю, к кому он приходил, но мы разговорились немного. Он-то и сказал, что ты могла бояться, а не завидовать. Знаешь, а я не думала, что все может так просто оказаться.
   ВИКА. И глупо. Всего лишь страх, а столько проблем от него теперь.
   КАТЯ. Это да... Вика, мы все равно останемся подругами, правда.
  

КАТЯ встает и подходит к тумбе и берет в руки крохотный кусочек мела.

   КАТЯ. А я нашла крупный осколок. Его может даже хватить на одно желание. Вот так. Ну, что, ты со мной?
   ВИКА. Банда? А как же! Завтра днем пойдем к Эшафотовичу в школу?
   КАТЯ. Ага, сегодня уже поздно, наверное. Так что снова станем владельцами фабрик и заводов.
   ВИКА. Э не-е, может лучше на ноуте во что-нибудь поиграем? Так у тебя появятся хоть какие-то шансы на выигрыш.
  

СЦЕНА 3

  

Квартира. Поздний вечер. ОТЧИМ возвращается домой.

  
   КАТЯ. Посуду я помыла. Всю. И вообще-то мы договаривались, а ужина я не вижу.
   ОТЧИМ (устало). Кать, Кирюше стало хуже. Если бы ты не сбежала из больницы, ты бы знала это. Мама и так сама не своя, а тут тебя еще бегай, ищи... В общем, давай хоть сейчас без ссор обойдемся, а? Сейчас что-нибудь приготовлю по-быстрому.
   КАТЯ. Вы меня искали? А Эшафотович разве не сказал, что я к Вике пошла? Я его в больнице встретила...
   ОТЧИМ. Какой Эшафотович? Пустой коридор, разве что у стен спрашивай, куда тебя понесло.
   КАТЯ. А, значит, уже ушел. Простите. Я не знала, что меня будут искать...
   ОТЧИМ. Катя, ты издеваешься? Говоришь так, как будто ты не член семьи, а посторонний человек.
   КАТЯ (тихо в сторону). А разве не так...
   ОТЧИМ. Так, ладно у меня времени в обрез. Пошли искать, что там у нас в закромах родины есть. А, точно, еще я вещи принес, закинь их в стиральную машину, когда время будет, хорошо?
   КАТЯ. А у меня выбор есть?
   ОТЧИМ. Выбор есть всегда.
  

ОТЧИМ готовит, КАТЯ ему помогает. После ужина КАТЯ убирает посуду, ОТЧИМ быстро собирается.

  
   ОТЧИМ. Кать, тебе сегодня придется одной дома остаться. Я возвращаюсь в больницу. Не дай бог, Кирюше хуже станет. Лене сейчас очень тяжело, так что я буду с ней. Оттуда же сразу на работу, так что до следующего вечера мы не увидимся. Там в холодильнике найдешь чего-то пожевать или приготовишь сама. Деньги я в гостиной оставлю, если срочное что. В общем, не маленькая, сама разберешься.

ОТЧИМ уходит.

  
   КАТЯ. Странно, даже не орал сегодня. С чего это вдруг он таким добреньким стал? Ай, да ладно.
  

СЦЕНА 4

  

ВИКА и КАТЯ возле школы.

  
   КАТЯ (дергая дверь). Закрыто... А я надеялась, что все получится так же легко, как в прошлый раз... Эх, печаль.
   ВИКА (стучит в дверь). Как думаешь, там Эшафотович или уже наш охранник?
   КАТЯ (заглядывая в окно). Интересно, там вообще кто-то есть? Куда все подевались?
   ВИКА. Ну, завтра Рождество, может, решили себе лишний выходной сделать. Кому, кроме нас, придет в голову в школу переться на каникулах?
   КАТЯ (смотрит вверх, на окна). Как же теперь быть?
   ВИКА. Не боись, лягуха, все болото - наше. Что-нибудь придумаем. Ты точно именно сегодня хочешь все провернуть?
   КАТЯ. Ага. Как раз дома никого нет, и никто не будет нудеть и доставать глупыми расспросами. Да и в школе никто не будет ржать.
   ВИКА. Да уж, тебе если в голову что-то ударило - фиг отступишься.
   КАТЯ. Во-во, сама прекрасно знаешь, так что объяснять ничего не нужно.
   ВИКА. Блин, уже темнеет. Надо побыстрее как-то решать, что делать будем. Внутри, по ходу, никого нет, так что двери нам никто с радостным воплем: "Входите", не откроет.
   КАТЯ. Спасибо, Капитан Очевидность. Как бы я без тебя сама это поняла?

КАТЯ и ВИКА обходят вокруг школы и осматривают ее.

   КАТЯ. Точно! Эшафотович же говорил, что окно у географички не закрыто, а так - слегка прикрыто.
   ВИКА. Стоять-бояться! Ты решила на второй этаж по стене взбираться? Я что-то пропустила и твоим прошлым желанием было - стать человеком-пауком?

КАТЯ передразнивает ВИКУ.

  
   КАТЯ. Там рядом с одним из окон есть водосточная труба. Может, мне повезет и открыто именно оно.
   ВИКА. Однако, сильно... Недооценила я тебя. Зимой? На второй этаж? По водосточной трубе? Эм... Отговорить тебя я не сумею, я правильно поняла?
   КАТЯ. Угу.
  

СЦЕНА 5

Школьный двор. Девочки останавливаются возле водосточной трубы. КАТЯ смотрит вверх.

  
   КАТЯ. Ха, я же говорила, что сегодня - мой день.
   ВИКА. Что-то у меня от этого "твоего дня" глаз немного подергиваться стал. Может, все-таки "ну, нафиг"?!
   КАТЯ (снимая пуховик). Не-е-е.
  

КАТЯ несколько раз пытается забраться, но соскальзывает. В конце концов ей удается толкнуть створку окна и та открывается.

  
   КАТЯ (тихо). Получилось...
  

КАТЯ с трудом забирается в класс и идет к школьной доске, останавливаясь перед ней.

  
   КАТЯ. Ну вот... Осталось совсем чуть-чуть...

КАТЯ достает из кармана маленький кусочек мела.

  
   КАТЯ. Что там Эшафотович говорил? Не ошибиться с желаниями? Ха, какие уж тут ошибки могут быть! Моя главная мечта: не быть одной.
  

КАТЯ начинает писать на доске, но останавливается, сделав только маленький штрих.

  
   КАТЯ. Получается, что я просто не хочу быть в одиночестве, как и Вика. И, значит, на самом деле именно это - мое настоящее желание, а не то, чтобы папа был жив...

Раздается телефонный звонок.

  
   КАТЯ. Ну?
   ВИКА. Приехала милиция и пожарные. Сигнализация по ходу сработала. Бегом смывайся.
   КАТЯ. А ты?
   ВИКА. Нормально, успела спрятаться. Никто не видел.
  

КАТЯ выглядывает в окно, пытаясь разглядеть, что происходит внизу.

  
   КАТЯ. Вроде никого. Хорошо...

В коридоре отдаленно слышатся шаги.

  
   КАТЯ (переводя взгляд то на окно, то на доску). Не хочу быть такими, как они, не хочу думать только о себе, хоть ты мне и никто, мелкий.
  

КАТЯ пишет: "Живи, чудовище!"

  

СЦЕНА 6

Класс географии. КАТЯ открывает поочередно шкафы, надеясь спрятаться, но видит, что ни в одном ей не хватит места спрятаться.

  
   КАТЯ (постоянно оглядываясь в сторону двери). Ну как так-то?! Зачем они хранят все это здесь?!

КАТЯ бежит к окну.

  
   КАТЯ. Блин, неужели придется прыгать? Да, ну нафиг!

КАТЯ забирается на подоконник и пытается добраться до трубы.

  
   КАТЯ. Так, еще чуть-чуть.
  

КАТЯ поскальзывается и, падая, чудом успевает схватиться за подоконник.

  
   КАТЯ (кричит). Помогите!
  

В коридоре слышно, как бегут несколько взрослых, и виден свет ручных фонариков.

  
   КАТЯ. Помогите! Упаду!!!
  

Дверь в класс с грохотом вылетает, и несколько человек врываются внутрь. Впереди отчим КАТИ. Ринувшись к окну, он подхватывает ее за шкирку и затаскивает девочку в помещение.

  
   КАТЯ (пытаясь отдышаться). Спасибо...
   ОТЧИМ (со злостью). И почему другого я от тебя не ожидал?

КАТЯ замечает, что человек, который ее спас - отчим.

  
   КАТЯ. Потому, что другого и не хотите ожидать...

В класс вбегает ВИКА.

   ВИКА. С тобой все в порядке?
   КАТЯ. Ага.

ВИКА замечает, что написано на доске, но КАТЯ молча качает головой, чтобы та ничего не говорила.

   ОТЧИМ. Как всегда, "мы с Тамарой ходим парой"! (Обращаясь к Кате.) Ты. Месяц дышать по расписанию у меня будешь, негодяйка. (Обращаясь к Вике.) Ты. Звоню родителям, пусть сами разбираются.... Две дуры. Понаделали проблем, теперь расхлебывать.

ОТЧИМ выходит из класса, за дверью слышно, как он тихо разговаривает с коллегами, но о чем - понять невозможно.

  
   ВИКА. Ты почему желание изменить решила? И почему решила промолчать? Сказала бы ему, тебя бы вся семья на руках носила, а теперь влетит по самое не могу.
   КАТЯ. Знаешь, я вспомнила слова Эшафотовича о том, что с желанием нельзя ошибаться и то, как ты боялась, что я забуду о нашей дружбе, как только у меня появится настоящая счастливая семья. Я поняла, что не хочу быть такой, как они (кивает головой в сторону отчима), и забывать обо всех остальных, если мне хорошо.
   ВИКА. М-да... А ему не сказала-то почему? Не знаю, показала бы эту надпись что ли.
   КАТЯ. А что говорить? Что мы ничем не отличаемся друг от друга, только они могут постоянно оправдывать себя, а я всегда виновата? Ну-ну. Так у меня по крайней мере не пожизненное наказание.
   КАТЯ. Мне все равно немного страшно...
   ВИКА. Знаю. Ай, как-нибудь выкрутимся.
   КАТЯ. Тебе теперь тоже из-за меня влетит.
   ВИКА. Да ладно, знала на что иду. Мы с тобой вечно куда-нибудь вляпываемся. (С гордостью). Зато вляпываемся вместе.

В класс снова заходит ОТЧИМ, девочки замолкают.

  
   ОТЧИМ (повышая голос). Ну и что молчим? В милиции тоже будете молчать? А ну, живо отвечайте, когда вам вопрос задают!
   КАТЯ (испуганно, в сторону). Зато я не стала чудовищем, спася другое чудовище.
   ВИКА. Мы же не сделали ничего плохого!
   КАТЯ. Вот-вот! А Эшафотовича нет? Хотела все-таки перед ним извиниться за беспокойство.
   ОТЧИМ. А ты это умеешь разве делать? Успокойся, не бывает здесь на каникулах учителей. Зачем сейчас трудовик в школе нужен?
  

КАТЯ и ВИКА переглядываются.

   ВИКА (шепотом). А с кем же мы чай пили?
   КАТЯ (шепотом). Не то, чтобы я верила в Деда Мороза или еще кого, но старика же, кроме нас, получается, больше не видел никто?
   ВИКА (шепотом). Так что ты там рассказывала про чудеса?
   ОТЧИМ (стоя у двери). Господи, пошли уже отсюда, недоразумения ходячие! Будем директора упрашивать, чтобы не наказывал вас. Только решил, что раз Кирюше лучше стало, проблем меньше будет, а тут вы стараетесь изо всех сил.
   КАТЯ. А ему уже лучше?
  

ЭПИЛОГ

  
   Холл больницы. КАТЯ дожидается, когда мама, отчим и брат спустятся. К ней подходит ЭШАФОТОВИЧ.
  
   ЭШАФОТОВИЧ. А ты молодец, не ошиблась.
   КАТЯ. Это благодаря Вам. Хоть и влетело знатно потом за это мое решение.
   ЭШАФОТОВИЧ. Ну, за все приходится платить. Разница только в последствиях.
   КАТЯ. Наверное... А у Вики немного наладились отношения с родителями после того случая.
   ЭШАФОТОВИЧ. Вот видишь, к чему может привести одно маленькое желание. Не переживай, все наладится и у тебя. Нужно только научиться слышать других.
   КАТЯ. Пытаюсь. Но пока они (кивает в сторону, откуда должны идти мама с отчимом) тоже не хотят слышать никого.
   ЭШАФОТОВИЧ. Всему свое время, получится и у них.
   КАТЯ. Можно вопрос?
   ЭШАФОТОВИЧ. Отчего ж нельзя? Можно, конечно.
   КАТЯ. Мне вот все было интересно, а кто Вы такой? Вас же не существует? Говорят, настоящий Эшафотович уехал на новогодние праздники к внукам в другой город. Но мы Вас с Викой видели и даже чай пили вместе.
   ЭШАФОТОВИЧ. А это тебе решать - существую я или нет.

В холл выходят МАМА Кати, ОТЧИМ и брат. Мальчик бежит к КАТЕ.

   МАМА. Кирюша, не беги!
   КИРИЛЛ (подбегая к Кате). Привет! Я так скучал по тебе.
   КАТЯ. Я по тебе тоже, чудовище. (Наклоняется к брату.) Но это не означает мир.
   КИРИЛЛ (шепотом, чтобы родители не услышали). Никогда.

КАТЯ и КИРИЛЛ улыбаются.

  
   КАТЯ (поворачиваясь в сторону, где стоял Эшафотович). А это... (Катя понимает, что они с братом одни.) А, забудь, чудовище...

К детям подходит МАМА с ОТЧИМОМ.

  
   МАМА. Катя, ну сколько можно? Еще поздороваться не успели, а ты уже обзываешься!
   КАТЯ (потрепав брата по волосам). А чудовище не против, правда?
   КИРИЛЛ. Не-а, не против. (Смеется.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.43*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2019