Okopka.ru Окопная проза
Ручкин Виталий Анатольевич
Дитя Сталинграда

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


   Дитя Сталинграда
  
   С Юрой, соседом по даче, отношения не заладились с самого начала. Черту добрососедства "преступил" я. После того, как новым членам дачного общества нарезали по шесть "советских" соток, все активно приступили к их освоению. Вырыл и я котлован под строительство домика. Часть поднятой земли оказалась на территории соседнего участка. Она и явилась "камнем преткновения". Юра с лицом, лишенным элементарных признаков доброжелательности, прочитал мне длинную лекцию о недопустимости территориальных поползновений. "Какой зануда, - мелькнула невеселая мысль. - Похоже, житие с ним будет не безоблачным". Обреченно вздохнув, молча пошел ликвидировать следы своего "вторжения".
   Время шло, а отношения с соседом продолжали оставаться прохладными. Все это в некотором смысле угнетало, вносило в дачную жизнь определенный дискомфорт. Требовались какие-то неординарные "дипломатические" шаги.
   В один из теплых майских вечеров я неприкаянно кружил вокруг недавно сколоченного дощатого сарая ( в то время обычно с него и начиналось покорение дачной целины). Заметил, как такие же круги у аналогичного строения нарезает и мой сосед. Решение созрело само собой. Прихватив "джентльменский" набор, шагнул через межу. Мое предложение познакомиться "поближе" было безоговорочно принято. Тут же вынесли из сарая стол, выгрузили на него свои припасы. Лег туда и первый дачный урожай - пучки зеленого лука и редиски.
   И полилась неспешная беседа в вечерней майской тишине. Над нами распахнулась бездна весеннего неба. На его медленно темнеющем фоне все отчетливее проступали мерцающие огоньки первых звезд. Закат отыгрывал свои заключительные аккорды. Заканчивала и кукушка отсчитывать чьи-то года. Повинуясь опускающемуся на землю покою, перестали перешептываться молодые саженцы. Их первые робкие листочки после дневного буйства, наконец, угомонились. Все вокруг располагало к откровенности. За непринужденными разговорами продолжали знакомиться все "ближе и ближе". Мой сосед оказался непревзойдённым рассказчиком. На столе появился второй "самовар". Но в голове не чувствовалось дурмана. Мы хмелели от покоя, умиротворения и какого-то особого, невольно передаваемого нам, весеннего состояния открывшейся перед нами природы. И еще - от теплоты общения друг с другом.
   Минуло уже много лет, а до сих пор памятен до мельчайших деталей тот чудный майских вечер, положивший начало большой дружбе с Юрием Анатольевичем Полянским, человеком интересной, во многом непростой судьбы, человеком, чье рождение и становление пришлось на один из самых крутых изломов в судьбе страны. Не часто доводилось мне встречать людей такого удивительного великодушия, беспредельной открытости, честности, доброты, бескорыстия и постоянной готовности прийти на помощь. С годами, к великому сожалению, их остается все меньше и меньше среди нас. И накануне грядущего семидесятилетия великой Победы рассказать о них, об их самых трудных годах жизни считаю своим долгом.
   Родители Юрия Анатольевича познакомились в Сталинграде. Отец - Полянский Анатолий Степанович, выпускник Борисоглебского военного авиационного училища летчиков, прибыл на побывку к родителям, которые перед войной переехали из Воронежской области в наш город. Мать - Полянская (Шлыкова) Лидия Андреева училась в десятом классе средней школы N 8 г. Сталинграда. Молодые люди влюбились с первого взгляда. Поняли, что навсегда. Решение было однозначным и быстрым: двадцать второго апреля 1940 года в Центральном райзагсе зарегистрировали брак. Молодая жена после выпускного бала в мае убыла к месту службы мужа - в г. Ленинград в расположение 26-го истребительного авиаполка 7-ого истребительного авиакорпуса. Там их и застала война.
   В конце октября 1941 года боевому летчику Анатолию Степановичу с большим трудом удалось из блокадного Ленинграда эвакуировать беременную жену к родителям в Сталинград. Сохранилось его трогательное письмо к молодой жене, написанное незадолго до рождения сына.
   "Здравствуй, милая Лидуся!
   Пользуюсь случаем написать тебе несколько строчек. Сам я жив и здоров. Работаю сейчас в эскадрильи. Лидуся, майор Горохов просит, чтобы ты помогала Антонине Федоровне. Знаешь, в таких условиях нужно все прошлое забыть и всемерно стараться помогать друг другу. Ты ведь знаешь, что у нее все родственники находятся в тылу у немцев, и ей обязательно надо помочь.
   Можешь меня поздравить с присвоением звания стерший лейтенант.
   Милая Лидуся! Пиши как можно чаще и не обращай внимания, что я иногда пишу очень редко. Когда ты ко мне приедешь и узнаешь, в каких я находился условиях, то тогда все поймешь, и уверяю тебя, что обижаться не будешь.
   Пиши, как твое здоровье, как животик. Лидуся! Если родится сын, то назови Юрием, а если дочка - Ларисой. Между прочим, эти имена я взял не с потолка, а каждое имя обсуждали всей эскадрильей, и решили, что эти имена самые простые, самые подходящие, самые хорошие, и ценность в том, что эти имена дал коллектив, который храбро борется за каждый сантиметр великого и красивого города Ленина.
   Посылаю тебе свои две фотокарточки - сфотографировался паршиво ( сама знаешь, в боевой обстановке). Но ничего, после войны сфотографируемся вместе - на красоту.
   Ну, милая, пока до свидания.
   Пиши как можно чаще. Каждое твое небольшое письмецо приносит мне очень много энергии, и становится так хорошо, как будто я не письмо читаю, а разговариваю с самым милым для меня человеком.
   Меньше расстраивайся, береги себя и пополнение. Ну, милая, еще раз до скорой и долгожданной встречи. Крепко целую тебя и заочно будущее наше пополнение.
   Передавай всем привет. Твой Анатолий.
   Пиши по адресу: 455 ППС, 61 бао, подр. N27".
   Одно из последних писем Анатолия Степановича было адресовано сыну Юре, родившемуся 21 апреля 1942 года. Вот его небольшой фрагмент: " Я предполагаю, что ты сейчас занимаешься развитием голосовых связок и, вероятно, думаешь поступить в консерваторию. Что ж, это дело хорошее. Но мне кажется, что ты иногда этим сильно увлекаешься и начинаешь надоедать и беспокоить маму и всех остальных. Парням нужно быть серьезным и всегда сочетать приятное с полезным. Ты сейчас тренируйся, а когда я приеду, то исполнишь мне какую-нибудь хорошую вещь. Ты у меня, так сказать, сейчас боевой заместитель, а поэтому тебе мой фронтовой наказ: не хулигань, будь послушным, беспокойся за маму, чтобы ее никто не обижал. В случае чего, скажи: вот папка приедет и перед ним держать ответ...".
   Не суждено было молодому, безумно счастливому отцу увидеть своего сына. Командир звена истребителей И-16 26 авиаполка Ленинградского фронта кавалер ордена Красной звезды старший лейтенант Полянский Анатолий Степанович погиб при выполнении боевого задания 30 августа 1942 года. Получив в воздушном бою смертельное ранение, он все же сумел посадить самолет на свой аэродром. Подбежавшие к нему однополчане не смогли открыть фонарь кабины. Глушить мотор пришлось путем набрасывания на винт маскировочной сетки.
   Похоронили героя-летчика на кладбище авиагарнизона в М. Сосновке г. Ленинграда.
   Драматические события развивались в это время и в Сталинграде. Лидия Андреевна с четырёхмесячным сыном и родителями чудом выжили в массированной бомбардировке города, предпринятой фашистами 23 августа 1942 года. От авианалетов прятались в подвале своего дома по ул. Володарского, 8. Выбраться оттуда удалось лишь с помощью пожарных. Город, особенно его центральная часть, лежал в руинах. Все вокруг горело, дымилось, являло собою сплошное, огромное пожарище. Горели не только здания, но и дома, земля, и даже Волга. В нее устремились потоки подожжённых нефтепродуктов из разбитых резервуаров, превратив великую русскую реку в огненную лаву. На заваленных обломками кирпичей улицах много трупов. Все напоминало кромешный ад, обрушившийся на сталинградскую землю.
   В сентябре Лидия Андреевна с сыном Юрой и своими родителями эвакуировались в Красную Слободу. Через Волгу переправлялись на пароме. Во время переправы налетели немецкие истребители. Бабушка Анфиса с дочерью и внуком спрятались под полуторку, стоявшую на барже. Это и спасло их от смертельных пулеметных очередей, поливавших раскаленным свинцом обезумевших от страха людей.
   Потекли трудные дни эвакуации: сначала в Средней Ахтубе, Ленинске, а с 18 октября 1942 по 10 мая 1943 в г. Магнитогорске Челябинской области. Извещение о гибели мужа, направленное в Сталинград, Лидия Андреевна не успела получить. Эта черная весть настигла ее в Магнитогорске.
   Передо мной лежит справка N33 от 26.01.1943 г. следующего содержания:
   "Магнитогорскому горвоенкомату
   Копия: гр-ке Полянской Лидии Андреевне
   г. Магнитогорск, соц.городок, дом горсовета,
   блок "А", кв. 98.
   Ввиду того, что жена военнослужащего (ныне погибшего) гр-ка Полянская Лидия Андреевна в период сентябрь - октябрь 1942 года эвакуирована из Сталинграда, куда были высланы документы о смерти ее мужа Полянского Анатолия Степановича, а посему все документы высылаются вторично, после того как стал известен нам ее адрес.
   Приложение: 1.Извещение.
   2.Справка о иждивении.
   3.Справка о награждении
   4.Справка об удовлетворении денежным содержанием и о
   получаемом окладе месячного содержания
   Нач. стр. отд. и кадров 26 ГИАП
   Гвардии техник - интендант I ранга Снежко".
   Безутешным было горе двадцатилетней вдовы. Но жизнь продолжалась. Надо наперекор всем трудностям растить и воспитывать сына.
   В Сталинград семья вернулась 20 мая 1943 года. В первые дни терялись, город невозможно было узнать: вместо привычных домов и улиц сплошные развалины. Заново обживать его начали с одного из подвалов полуразрушенного дома. Ерманский райисполком г. Сталинграда 18 августа 1943 года выдал справку (N12/ос) о том, что от семьи Полянских принято заявление об ущербе, причиненном немецко - фашистскими оккупантами в сумме 72 510 рублей.
   Юрина мама устроилась работать машинисткой в обком союза дошкольных учреждений г. Сталинграда. Жилось неимоверно трудно.
   В 1944 году ее родителей откомандировали в г. Херсон. Вместе с ними уехала и она с сыном. Вернулись в родной город в конце июля 1946 года.
   Вскоре Лидия Андреевна поступила на Московские заочные курсы стенографии. По их окончании работала стенографом - машинисткой в "Сталинград гидрострое", а с 1951 по 1955 годы в одной из воинских частей группы советских оккупационных войск в Германии.
   Первые послевоенные сталинградские годы детства Юры прошли в Краснооктябрьском районе. Жили неподалеку от завода "Баррикады". Рядом со Второй продольной стояло несколько "финских" домиков. В одном из них, рассчитанном на несколько семей, и "квартировали".
   Бабушка - Анфиса Ивановна работала заведующей детсадом, в который определила и внука. "Детсадовский" период Юры плавно перешел в школьный. В 1949 году он впервые робко переступил порог школы N16 г. Сталинграда.
   Из тех далеких послевоенных лет ему запомнились детские игры "в войнушку". Вступать в баталии с игрушечным оружием в их среде считалось делом несерьезным. Практически у каждого находилось "на вооружении" по несколько настоящих "стволов". Взрослые отбирали их, наказывали, но всякий раз бесполезно. Неистребимо было желание послевоенной сталинградской ребятни иметь боевое оружие. Тем более, в ту пору этого "добра" было как "грязи". Где только не находили его и куда только не прятали от взрослых. "Конфискованное" ими у одних тут же восстанавливалось из арсеналов других. Да что там ручное стрелковое! Это так, мелочь. У сталинградских пацанов была тогда возможность "повоевать" с использованием и более крутых образцов оружия. В городе во многих местах стояли разбитые танки, пушки, терпеливо дожидавшиеся своей отправки на переплавку. А пока не дошла очередь, вся эта боевая техника находилась в распоряжении "воинствующей" детворы.
   Навсегда врезался в детскую память и послевоенный быт сталинградцев. Многие сверстники Юры жили в гораздо худших условиях - часто в вырытых на склоне оврагов землянках. Для выживания некоторые семьи заводили кроликов, которые, подобно хозяевам, также "обустраивались" на склонах оврага в многочисленных норах.
   Сколько Юриных впечатлений связано с этими безобидными, пугливыми зверушками! Остались незабываемыми и заготовка травы, и томительные минуты ожидания крольчат из норы, и неуклюжие детские попытки догнать их, и непередаваемый восторг удачи поймать убегающий пушистый комочек, и многое другое.
   В 1951 году Юриному дедушке - Андрею Илларионовичу дали двухкомнатную квартиру в доме N 11 по ул. Мира (предел мечтаний для сталинградских семей, ютившихся в руинах города).
   Юра тяжело расставался с "баррикадными" друзьями. Впереди ждала новая школа ("мамина" N8 г. Сталинграда), новый двор, новая улица. Поначалу здесь все воспринималось по-другому: не чувствовалось той привычной, разухабистой вольности окраин. В центре, быстро освобождавшемся от развалин, все заметнее подрастал современный город. В его заново отстраиваемых домах зримо чувствовались признаки долгожданного мира.
   И лишь анахронизмом смотрелись на улицах пленные немцы, копошащиеся на многочисленных стройках. Наступило время им "собирать камни".
   Пленных каждое утро везли на грузовиках из-за "полотновской" части города на возрождаемую из руин и пепла улицу Мира, где главной стройкой был Планетарий. Юра и его новые друзья выбегали на улицу Комсомольскую, на которую въезжала вереница открытых машин. Сталинградские мальчишки, выстроившись вдоль обочины, тянули ручонки с зажатыми в них кусочками хлеба. Водители останавливались. Начинался активный обмен хлеба на самодельные (из гильз патронов) зажигалки и другие поделки. Охрана не препятствовала стихийной торговле. "Товар" у пленных заканчивался, а ребятня бежала и бежала к грузовикам. Из их кузовов тянулся лес рук, неслись и неслись голоса: "Хлеб, хлеб...". Сердобольные мальчишки "за просто так" отдавали просящим свой последний хлеб. Отдавали тем, кто пришел сюда убивать их отцов, матерей, родных и близких.
   ... - Прости их, Господи, - говорит уже поседевший Юра, у которого от всего пережитого не озлобилось сердце, не зачерствела душа.
   Он и сейчас живет в этом доме, в этой квартире, на этой же улице - улице Мира, первой, восстановленной после войны и так символично названной. На ней, напротив дома героя моего очерка, установлена стела со словами известной поэтессы Маргариты Агашиной:
   "Каждый дом, и подъезд, и квартира,
И сердца навсегда сохранят:
С этой улицы - улицы Мира
Нами был возрожден Волгоград".
  
  
   0x01 graphic
   0x08 graphic
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  

6

  
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015