Okopka.ru Окопная проза
Рагимов Михаил Олегович
И тут Бог послал нам Войну...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Коротко по сюжету. 2004 год Украина. Развитие событий пошло по "силовому варианту". То есть, "оранжевая революция" плавно перетекла в гражданскую войну. Надеюсь, что фразы на "укр мове" перводить не надо. если что - по первому требованию выполню. Все замечания и помощь приветствуются в полном объеме. Заранее, огромное спасибо! По объему - примерно на повесть уже есть. С Вашими замечаниями, может и в роман небольшой разгоним;)

   - Не ходи.
   - Я должен.
   - Кому ты должен? - сорвалась на крик, на злость...
   - Если не мы, то кто? - лишь развел руками.
   - Идиот! Ты как был ребенком, таким и остался... Спецназовец, блин... - девушка отвернулась. - Кроме тебя, что нет никого? Или не настрелялся?
   - Есть. И настрелялся уже давно. - парень старательно прятал глаза, делая вид, что ему ужасно интересен рисунок обоев. - Но я не могу остаться в стороне. Это и моя война.
   - Даже если я попрошу? - тонкие руки обвили шею, и мягкие губы коснулись небритой щеки. - Пожалуйста...
   -Извини... Нельзя по-другому...
   - Балбес, ребенок великовозрастный! - заплакала девушка. Уткнулась бессильно в плечо, - Ты же там и останешься! Или все, как вдолбил в голову, так и всё? Герой.... Дали звезды, и последние мозги отшибло?
   - Я идиот и даже хуже. - в согласии прозвучало что-то неживое. - Но я должен. Сам себе.... А эти долги нельзя забывать.
   - Ты никогда не мог без пафоса...
   - И без тебя....
   - И без меня... - откликнулась эхом. - И никогда не мог понять, что для тебя важнее.... То ли красивые фразы и позы, то ли те, кто рядом...
   Он только промолчал, обняв, и зарывшись лицом в густую гриву волос...
   - Я тебя люблю ... - всхлипнула девушка. - А тебе все равно...
   - Нет. - Твердо отстранился парень. - Мне не все равно. И я остаюсь.
   Полукрик - полустон радости утонул в поцелуе...
   Он ушел рано утром, оставив записку, придавленную стреляной гильзой. ·Прости. Вернусь?...
  
  
  
   ...Первая делегация явилась утром. Ровно в восемь ноль-ноль. Вызвав вполне логичное негодование дежурного по заставе.
   Выругавшись про себя, прапорщик лениво вышел на крыльцо, пытаясь отогнать утреннюю полудрему.
   - Чего надо? - спросил у сгрудившейся толпы у ворот. Краем сознания отметив, что слишком уж много пришло, да и чужие лица мелькают.
   Селяне замешкались, начав совещаться. Все-таки пограничники были единственной реальной властью в этих краях и привычка им подчиняться осталась.
   Наконец определился ·парламентарий?, учитель местной школы. Протянул дежурному смятую ·прокламацию?
   - Прочтiть уважнiше, товаришу, - произнес он с какой-то издевкой, - у цьому паперi i про вас е. - И, избавившись от опасного груза, поспешно затесался вглубь толпы.
   Прапорщик, не глядя, скомкал листок.
   - Разойдитесь, панове, сейчас начальник подъезжать будет, а вы дорогу перегородили. Приедет, почитает. Решение примет.
   Толпа нехотя расходилась, недобро оглядываясь...
  
  - Выдать всех москалей и прочих схидняков. Сдать оружие или переходить на сторону УАБН. Срок сутки... - капитан отложил листок.
   - Они что с ума посходили...
   - Василич, связи нет с пол-четвертого утра. Ни проводной, ни по мобилке. Интернет тоже не пашет. - сокрушенно вздохнул замбой,старлей Бахчев. Из крымских татар.
   - Радио заглушили.
   - даже про УЕБН не послушаешь... - натужно пошутил кто-то из контрактников.
   - Товарищ капитан, что делать будем? - спросил прапорщик Крикун.
   - А ты, смотрю, уже повседневку снял. - повернулся к дежурному начальник заставы.
   - Да в ·комке? сподручнее как-то. - пожал плечами прапор. - Шухер какой-то в воздухе витает. Прям как в 94-м... Так что делать будем, старшОй?
   - Так! - капитан Темляков припечатал ладонью ультиматум. - Команда ·Учебный сбор?.Все наряды тоже собрать. Час времени.
   - А потом? - задал вопрос замбой из своего угла.
   - А потом будет видно, товарищи офицеры, прапорщики, и примкнувшие к ним контрактники. Разойдись! Сергеич, останься.
   - Что думаешь? - начальник заставы оглянулся на закрытую дверь, когда они остались вдвоем.
   - Не знаю. - щелкнул зажигалкой прапор. - На чудачество местных не спишешь. Связи нет наглухо. Ни с отрядом, ни с комендатурой. Так что думай, старшой, что делать будем. Одно знаю - очень уж на Абхазию похоже по очучениям организмы. Как бы к вечеру с ружьями не пришли бы...
   - Саша, ты чего? - удивился капитан, но осекся.
   - Ключи от оружейки прибери. Среди молодых дураков хватает. Да и срочников местных в угольник посадить не мешало бы. На всякий случай....
  
  По сигналу собрались не все. Не было, как обычно, инспекторов, и пропал наряд с левого фланга.
   -Сидорчук и Назаренко на связь не выходили уже около трех часов . - доложил старлей Бахчев. - Рогов по рации полчаса как объявлялся, говорит, что на трассе полный аллес, в сторону Муховки машины потоком идут. Сказал, что скоро будет.
   - Понятно. Вольно! - повернулся к строю. - Ребята... - замолчал, еще раз собирая мысли в кулак. - Если коротко, то упитанный северный койот.
   Строй непонимающе заворочался, переглядываясь и перешептываясь.
   - Возможно, переворот государственный, возможно местная самодеятельность. Пока никто не знает. Всю связь блокировали. Объявляю всем категориям казарменное положение. Из расположения заставы ни ногой до прояснения обстановки. Все поняли? И никаких разборок. Мы пограничники в первую очередь. А потом уже хохлы и кацапы... - Добавил, просяще, капитан.
  
   - Ну так що, пану начальнику? - обычно нейтральный учитель сейчас просто лучился ненавистью. - Вирiшили? - И демонстративно поправил разноцветную повязку.
   А цветов-то, перебор, определенно, мелькнула мысль. Желтый с голубым само собой, но зачем еще и оранжевый с черным впутывать..
   - Как будто, вы, - слегка повысил голос Темляков, - Не знаете его. - расстегнутая кобура притягивала ладонь рукоятью ПМа...
   - Ну, тодi, пану добродiю, вибачайте. - в голосе парламентера разочарования не было. Все было просчитано, и ожидаемо. Так, красивый жест, не более...
   Выстрел хлопнул неожиданно, и как-то, совсем несерьезно. Брызнула кирпичная крошка, сыпанув по лицу снежным зарядом. Капитана кто-то из солдат вдернул внутрь, а над головой хлестанула длинная очередь со второго этажа заставы.
   Кто-то из молодых, не утруждаясь открыванием окна, начал стрелять через стекло, и теперь увлеченно расстреливал магазин, отчаянно матерясь на всю заставу...
   Возле ворот осталось ворохами мусора несколько тел. Остальные разбегались, забыв от страха даже проклинать несговорчивых москалей...
  
  К забору подбежал ребенок, лет 12-ти, размахивая белой тряпкой и внушительным пакетом.
   - Не трогать! - скомандовал Темляков, пригибая автомат бойца. - На подрыв не похоже.
   Паренек забежал на заставской двор, и, широко, размахнувшись, кинул пакет к двери.
   - Заберите! - махнул капитан молодым.
   Пакет зацепили кошкой и потихоньку втащили внутрь.
   Сунувшийся первым Бахчев, согнулся пополам, выворачиваясь наизнанку.
   - Курво... - прокомментировал Крикун, вытряхнув содержимое.
   - Твою мать... - простонал начальник, чувствуя, что сползает на пол...
   - Виталик... цурпалки ... Что за мрази! - капитан сорвался на крик. - Мочить их, выблядков! Мочить, мочить... - хрипел как заведенный, выдергивая непослушными руками пистолет из тугой кобуры...
  
  ·Бандерлоги? пошли на штурм ночью. Скопились в прилегающем леске. Во двор заброшенного дома напротив заставы подтащили с десяток прожекторов, врубили на полную. Даже не задумавшись, что хоть и слепит погранцов яркий свет, но и их, национально сознательные тушки видны очень четко. Ну и не рассчитали, что прапорщик Крикун не только старшиной заставы столько лет служит, но и по Абхазии с Приднестровьем побегал. Да и Димка Сержант, он же старший сержант Рогов в Московском ПО с полгода ·на стаже? был...
   Из окон, превращенных в бойницы по атакующим ударило несколько стволов.
   Сплять, курви! - мелькнула радостная мысль. И вылетела вместе с мозгами. Когда по подошедшим почти к самой заставе украм, в упор практически, хлестануло два автомата, засевших еще с вечера в свежевырытом окопчике бойцов...
   Тут же, в унисон, со стороны гаража ухнула мина, старательно собранная не стареющими душой ветеранами из нескольких сигналок и нарубленных гвоздей. И торжествующе перекрыл вопли невезучих грохот АКСа...
  
  Третье утро осады началось в том же духе, что и два перед ним. Пули лениво шлепали в стены, расплескиваясь рыжим крошевом битого кирпича. Осажденные иногда отвечали короткими очередями. Патронов оставалась достаточно. Да и трупы старательно обобрали, отделавшись всего двумя проблевавшимися и одним пулевым в мякоть - кто-то то ли наглый, то ли умелый постреливал иногда из посадки.
   Сильнее всего давила неизвестность. С запасами проблем не было. Запасливый как хомяк старшина натащил полный склад. Да и воду набирали во все что можно, пока "свiдомiти" перекрыть не догадаются...
   Темляков в который раз проклял генералов-перестраховщиков, что грозным приказом отобрали у пограничников все тяжелое вооружение. Сейчас бы ПК на крышу, да прочесать окрестности. А потом шарахнуть из ·Пламени? А так, даже гранат толком нет...
   - Мечты, мечты... - подумал вслух начальник заставы, привычно уже пригибаясь возле, заваленного хламом, оконного проема. И снова помянул недобрым словом мудаков из Департамента.
   На втором этаже сидели на постеленных на пол матрасах Крикун сотоварищи : Бахчев, Рогов, Царандой, баюкающий подстреленную руку, и пара контрактников, из молодых да адекватных
   - Совет в Филях?
   - Неа, одноглазых нет, значит не то. - старлей лениво пнул загремевший котелок. - Скорее, совещание в рейхсканцелярии 7 мая. Согласен стать Борманом и сбежать в Аргентину.
   - В Нихерагуа. - Темляков присел рядом. - И снова, задолбавший всех вопрос. Что будем делать?
   - Ждать... - подал голос Коха, из молодых сверчков. - Нас не могли бросить.
   - Наивный! - поперхнулся смехом Крикун. - А кто знает, что мы живые ? Над нами даже самолеты не летают. Связи нет неделю. Ребята, нас списали уже. Дай Бог, чтоб похоронки посылать не начали...
   -Прорыв... - озвучил кто-то мысль, что витала в воздухе...
   -А что? На ногах 11 человек, все машины на ходу. Мин нет, местность знакомая. Оцепление вряд ли больше тридцати-сорока человек, да и ретивых выбили при штурме... Все шансы... - капитан отхлебнул из трофейной фляжки чего-то очень алкогольного. Аж передернуло - Старшой, ты сейчас себя уговариваешь или нас? - спросил Рогов, набивая магазин.nbsp; Паренек забежал на заставской двор, и, широко, размахнувшись, кинул пакет к двери.
Уходить решили ночью. Царандой засев на крыше с трофейным ·Лосем?, с которого чья-то добрая рука не догадалась скрутить оптику, решил обозначить границу пересекаемости. Вроде и невидимая, она обозначилась двумя трупами и несколькими подранками валяющимися в пыли. Подранки медленно истекали кровью и вопили. Вопли действовали лучше всего. Метров на двести ни одна сволочь подползать не решалась, даже по кустам хоронясь. Под аккомпанемент перестрелки, спешно закидывали по кузовам коробки с сухпаем и боеприпас. ·Карданы? ободрали хозблок, и на скорую руку сочиняли ·композитную броню из жести, досок и матрасов. На прорыв шли оба 66-х, и ·командирская? ·Нива?. С ней решили особо не морочиться, и попросту приделали куда можно и куда нельзя половину бронежилетов, оставив только ·триплекс?. Остальные, со слезами на глазах , минировал внештатный подрывник прапорщик Крикун, разрываясь между погрузкой, распихиванием по кунгам и сочинительством как можно более хитроумной схемы ·неизвлекаемости?Совещание проводили уже на закате. - Идем по трассе. На Восток по кратчайшей. Горючки хватает. Если что - вспоминаем заветы товарища Кобы и экспроприируем у местного населения.С первых попавшихся - крутим номера. Уйдем за пределы области - ни одна сволочь не опознает. - Темляков замолчал на минуту, что-то прикидывая напоследок. - Если что, после меня Андрей. Бахчев кивнул, пряча глаза. - Потом Сергеич, а потом Димка пойдет. - А после? - А если после таких потерь кто живой останется, то это уже его проблемы.Пусть стреляется. - застава грохнула смехом, да так, что стекла задрожали. -Старшие машин Бахчев и Крикун. Идем колонной. 50 метров дистанция. Начинается стрельба - по газам и вперед. Не забываем про дорогу. Свежие пятна - стараемся объезжать. Фугасы вряд ли ставить будут, но мелочи могут и сыпануть. Если не получается, то или по обочине, или я вылезу. Помацаю. - Крикун на правах ветерана решил провести крайний инструктаж. - Благодарствуем! - кивнул прапорщик Кохе, принесшего кофе. - Продолжаю лекцию, мои юные чумаданы и иже с ними. На помощь ментов не рассчитываем. У них свои разборки. Спасибо скажите, что сюда пару ·БэТэРов? не подогнали. А то из КПВ очень уж хорошо сараюшки типа нашей разбираются. - Если по дороге встретим? - Если встретим - по обстановке. Десяток мы сожрем. Два десятка с пулеметом нас схарчат, не заметив. Все, наверное. - старшина оглянулся на Темлякова. Капитан кивнул. - По машинам, господа-товарищи. Выдвигаемся. Все спешно рассаживались по местам. Начальник заставы бдительным государевым оком пронаблюдал за погрузкой, а потом незаметно поднес зажигалку к радостно забрызгавшему искрами шнуру, ведущему в угольник. На войне как на войне. А за молодого лейтенанта Витальку - замполита надо было мстить. Пусть даже и таким образом.... Из "иллюминатора" кунга загрохотал автомат. Под прикрытием этого "соло", натужно взревели моторы. Колона медленно тронулась с места, отплевываясь хлопьями копоти. Вдруг с ревом взлетел в воздух угольник. По оконечной машине защелкали куски угля и щепки. Головная "Шишига" резко прибавила скорость... Пограничная застава "Мирополье" покинула место дислокации. Они прорвались... Бросив под Тульчином сгоревший дотла ·Газон? и двух, навсегда в нем оставшихся. Темляков и Коха... ·Ниву? оставили после сшибки со ·свидомыми? ментами, которые по глупости, решили, что если перегородить трассу, и встать с наглым видом и автоматом, то ты хозяин мира по определению. Разубедили. Шарахнув по посту трассерами. Очень уж они, по определению Крикуна, ·способствують пониманию текущего решения Партии и Безымянных Отцов?. А когда, трусливых прижали, а наглых выбили, сбоку подпозли двое, и несколькими гранатами убедили прекратить сопротивление. Ну и помереть соответственно... Чем ближе было к ·прифронтовой зоне?, тем тяжелее приходилось... Спасала только наглость на уровне хамства и то, что двигались по ночам и по грунтовке... Но и там натыкались на сожженные машины и трупы. Свежие и не очень... - Иди сюда, глупая! - медленно протянул руку Сержант к серенькому котенку, сидящему возле сожженного домика. Котенок ответил злобным шипением, но опыт превозмог страх и злобу маленького зверька. Набросили сверху бушлат, зафиксировали, и долго-долго шептали ласковые слова в мохнатые ушки... Их встретили на невидимой границе, разделяющей Восток и Запад. Блокпост, по моде последних локальных войн, сложенный из огромных бетонных блоков, два БТРа-·семидесятки?, и пара десятков ополченцев, выряженных в разномастный камуфляж, сразу же недоверчиво ощетинившихся стволами ·Шишига? остановилась, и из нее начали выбираться остатки заставы. Откинули разбитый в щепу борт, вынесли Крикуна, поставив носилки возле строя Прапорщик, немного приподнявшись, чуть слышно просипел подбежавшему начальнику КПП. - Товарищ майор, ПогранЗастава ·Мирополье? в количестве 7 человек прибыла... - Сеню, быстро! - заорал майор, обернувшись к блокпосту. - Старик, ты только глаза не закрывай, щас врач подойдет, все норма будет! - Так точно... - прохрипел Крикун. - Сознания не терять... Завертелась привычная заваруха. Раненых - в санчасть. Целых в обложенную жестью палатку. На помывку. Потом в столовку. Ну и к Особому Отделу на ·поговорить?...Полковник с усталыми глазами загнанной собаки сидел за столом, обложившись бруствером бумаг. Но, несмотря на присущую крупнозвездным манеру, Командующий не стал выдерживать посреди кабинета. - Полковник Радецкий. - грустно улыбнулся, и махнул в сторону стула. - Присаживайся. Все свои. Рогов присел на край. - Так, давай проверим выходные данные. - полковник выудил из зашатавшейся стопки папку с личным делом. Не тем, что в Отряде хранилось, а с русским, с надписью ·Министерство Обороны РФ?. И с фотографией в украинской форме на первой странице. В свое время, Сержант долго над этим смеялся. -Дмитрий Рогов, 80-го года рождения, Донецкая область, местный значит, совсем хорошо... - прокомментировал полковник. - воинское звание - старший сержант, последняя должность - инспектор пограничной службы ПэЗэ ·Мирополье?, 5-й ПогранОтряд. Все верно? - Командующий поднял взгляд на Рогова. - Так точно, товарищ полковник! - Кофе, чай? Алкоголь не предлагаю. Кончился. - Радецкий засмеялся. - Кофе, если не сложно. - А чего там сложного? - удивился полковник. - Лапонька, кофе нам принеси. И перекусить чего. - Селектор понимающе мяукнул. -Сейчас принесет. Секретарша у Командующего была на все сто. Или даже больше. По крайней мере, кофе принесла минут через десять. Все это время в кабинете висела тишина, только иногда шуршали страницы личного дела. - Спасибо, солнышко! - поблагодарил полковник. - Минут двадцать еще никого не пускай, нам с товарищем старшим сержантом договорить надо. Если что срочное - ты в курсе. - Ага! - засветилась лапонька-солнышко и упорхнула. - Дочка. Вся в мать... - поскучнел лицом Командующий. - Продолжим? - Ага! - улыбнулся Рогов. - Так, раз согласен продолжать, переходим к неофициальной части, товарищ Седьмой. - Сержант привычнее, товарищ полковник. - Как хочешь. С прозвищами определились. Ты, после первого контракта у нас, с полгода, примерно, служил в России. Верно? - 108 парашютно-штурмовой. 5 месяцев и неделя. - Ну это подробности совершенно не важные. А потом, вернувшись на службу... Кстати, - Радецкий скрестил руки на груди, - А как так получилось, что после русской армии, назад вернулся? Несмотря на недвусмысленное указание не брать на службу тех, кто после контракта ушел. А тут, даже с такими нюансами Сержант только руками развел. - Товарищ полковник, если вы дело мое русское читаете, то зачем спрашиваете? Я службу в Киеве начинал. Знакомых много. Помогли. - Примерно даже догадываюсь кто.... - Просили не озвучивать. - Понимаю. Дальше пытать не буду. А потом, тебя каким-то бесом занесло в Таджикистан. - По обмену опытом, - отхлебнул остывший кофе Рогов. - Я не один такой, человек двадцать на Россию отправляли. -Но, только тебя в горы. Ладно, молчи. Понимаю, что знакомые помогли. - Короче, Сержант, не буду мурку водить. Есть предложение. Даем тебе по паре звезд на погон, и карт-бланш на рейды. Помощь обещаю лично. Хорошо что Рогов сидел, а то упал бы от удивления. - Но... Товарищ полковник, у меня образования - церковно-приходская школа... - .. и курсы младших командиров. Классику чтим не меньше Уголовного Кодекса. Не люби начальству мозги, лейтенант. Или не согласен? - И хитро подмигнул. Обалдевшего Рогова полковничья дочка, она же лапочка-солнышко, проводила до выхода, ехидно стрельнув глазками. - Да, в Разведку зайди, к Морозову. Скажешь от меня. -Напутствие догнало уже в коридоре. - И бумагу не потеряй. Новую не дам! - Людей подберете лично. Могу дать пару бойцов из ветеранов, не больше. Сами знаете ситуацию с кадрами. - невысокий, плотно сбитый подпол недоверчиво, в который раз уже оглядел свежеиспеченного офицера. Хоть и не мальчишка вроде бы, и бумага от Радецкого по всем правилам, но молод, ох молод... - Больше и не надо. На примете есть подходящие. Вас грабить на личный состав постесняюсь. - А пойдут? - Если пойду я, пойдут и они. - Нахально, товарищ лейтенант, нахально. - командир РазведУпра первый раз за разговор позволил себе улыбнуться. - Это не нахальство, а знание людей. Не более. - Смотри, Рогов, ведь в пекло их потащишь... - Всего лишь глубокий тыл свидомых, товарищ полковник. К тому же места знакомые, погуляли по ним. - Счета долгие... - продолжил мысль Морозов. - Не без этого. - помрачнел лейтенант. - Это твое дело. Главное, не зарываться. Оружие, и прочая снаряга - как группу примерно соберешь. Вопросы? - Задача ясна, товарищ полковник! Навести шороху, особо не зарываться! Вопросов нет. Ждите в гости через неделю. - Не спеши, ведь только вернулся. ... - подполковник отложил в сторону очки, и потер переносицу. - И самое главное . Вернитесь живыми, ребята. Война не вечна. - Служу Республике! - вскинул ладонь к виску Рогов, все еще, невольно косясь на новенькие погоны. - А как от нас выйдешь, пробегись к ·Штуке?, там сейчас ополченцы собираются. Посмотришь, послушаешь, может подберешь кого.. Они не такие, пришла мысль, когда за лейтенантом закрылась дверь. Обычные вроде бы парни... Но сколько в них злобы и ненависти. И ведь дойдет, вырежет под ноль, и даже совесть грызть не будет. А резать надо. Чтобы насмерть запугать сволоту, которая решила, что она имеет право на все. Не мы начали - не нам и заканчивать... Подполковник Морозов задернул тяжелую штору и долго сидел в полумраке. Толпа напротив магазина, известного к городском фольклоре как ·Штука? бурлила и материлась. Кто-то кого-то находил, кто-то орал, пытаясь докричаться. Рогов протолкался поближе к трибуне, наступая на ноги, и, отругиваясь в ответ. Навстречу выскочил Сашка Барсук. Был он в старой, дембельской еще форме, и с АКСУ на самодельном ремне. - Какие люди! Здорово, братка! - радостно влепил по плечу. - Живой, сволочь! Как оно, ничего? А твои сказали - без вести пропал!!! - И снова врезал кулаком. - Живой, Сержантище! Хотя, какой ты Сержантище, ты уже - Лейтенантище ! - Если нас ждут, то вернемся и с того света! - обнялись, по привычке проверяя, у кого хребет хрустнет громче. - А меня ждали, и ждут! - Был? - cпросил Сашка, комкая берет Внутренних Войск. Рогов скривился. - Пока нет. Храбрости не набрался еще. Да и не успел. Еще дома не был, от Командующего звонил. Нас же сразу с Кордона кого куда. - Ладно, потом расскажешь, по роже вижу, что пошатало. - Не то слово. Даже звезды навесили, и Особый мандат в зубы всучили. - Со старта? - удивился отставной сержант-ВэВэшник. - это ж сколько вы девок по дороге перепортили для показателя такого! Завидую! И что, прям вот так, сразу?! - Ага. Как только в Город привезли. - Готишно... Слушай, ты ж у нас по Верхам шарахаешься, может поговоришь, мне майора дадут? Хотя, нафиг майор... Лучше пару молоденьких прапорщиц! - Разберемся со временем! - засмеялся Рогов и обернулся на трибуну. - Не в курсе, что хотят, и когда начнется? - Неа, - мотнул Барсук, вечно выскобленной под ноль, головой. - Не в курсе. Пряники обещать будут. И к поцтреотизму призывать. А когда - бес их знает. Хотя, вон, чудо полезло, щас вещать будет... Знакомая нескладная фигура маячила возле памятника Ленину, рядом с флагштоком. Студент, как обычно, небритый, и в старом, подаренном когда-то комке, что-то яростно доказывал милицейскому патрулю, размахивая паспортом. - Выручим старого националиста? - подмигнул Барсук. Ты нынче почти как Бонопартий . - После Ватерлоо. .. - Так, товарищи и камрады, что здесь происходит? - от официального тона прапорщик аж присел, а Студент от удивления чуть не уронил паспорт. При виде двух парней с автоматами наряд не смутился. - Да вот, молдаванина поймали. Шпион бухарский. - Бухарестский! Идиоты! Чему вас в школе учили? - завопил ·шпион?, схватившись за голову. - Во! - ткнул пальцем старший патруля. - сам признался! - Ша! - успокаивающе поднял руку Барсук. - Вопрос государственной важности. - Ненавязчиво отвел в сторону, и что-то стал шептать на ухо, для убедительности показывая на Рогова, и, иногда, порываясь достать документы. - Такие же как ты и учили! - засмеялся лейтенант, обнимая друга. - Скажи спасибо, что к Гондурасу не приписали! Какими судьбами шпионишь, Гыр-Гыр? Ты ж вроде как за Окраину от моря до моря был? - Да так... Как новости послушаешь - руки сами ружье ищут. Довели, самки собаки! - Студент сплюнул на асфальт. - А ты, смотрю, в звании уже. Не было счастья, так несчастье помогло? - Не без этого. Но, сказать, честно, лучше бы сержантом и ходил. - Понятно... Слушай, Дим, а у меня литрушка домашнего припрятана от тещи да жены. Посидим, поговорим, сколько не виделись-то уже... - Да не вопрос! Тебя сейчас заберем, да пойдем. Метнешься за литрушкой, у меня пересекаемся. Надо же дома появиться, в самом-то деле. Эй, Саш, ну мы пошли, давай в темпе! - И, выразительно, пощелкал по циферблату. - А-а-а-а!? - не понял такой наглости прапорщик. - Забираем мы его, в комендатуру. По важному делу. - С горестным вздохом повторил Барсук. - Товарищ лейтенант, подтвердите полномочия. Рогов достал из-за пазухи помятый уже мандат от Командующего и передал милиционеру. - Вон, пятая строчка сверху. ·О-с-о-б-ы-е п-о-л-н-о-м-о-ч-и-я? Прочитал? Вопросы? Или Радецкого подпись не признаешь? А может, ты сам шпиён свидомитский?! - Ну это самое... - К Командующему все вопросы. - прищурился Барсук. - Или что-то таки против имеешь сказать? -А ты часы носить начал? - спросил Студент когда отошли от чересчур бдительных, ментов. - Есть маленько... - Бабушка, а розы зеленые есть? Старенькая цветочница удивилась, но сделала вид, что старательно ищет. -Нету, сынок, только те, что есть. - Плохо, бабушка, плохо! Ладно, а, сколько вооон та персиковая стоит? - 100 гривнов или 400 рублёв! - Почуяла добычу цветочница. Покупатель поскреб в задумчивости затылок. - Дорого, блин. А еврами возьмешь? - А у тебя откуда? - насторожилась старушка. - Трофей! - Засмеялся лейтенант. - Из Бандерии привез. - Эт ты из тех, что окруженцы которые? - Смягчился сразу голос, а старые, но зоркие глаза уже разглядели и АКС, перемотанный обрывками камуфляжей, и потрепанную форму с новенькими погонами. Ну и шеврон-трехцветку. Черный, синий , красный... - Из тех самых! Которые именно те, что те самые! - Тогда все забирай. Все равно не берет никто... - А...Как забирай? - удивился покупатель. -Бабуль, сколько с меня? - Иди, пока не послала! Это мы вам должны, сынок... - всхлипнула бабушка. - Все забирай, и беги, ждут ведь! - и смахнула платком набежавшие слезы... Лифт, конечно же, не работал. Ну, так не беда. Что там той высоты? 8 этажей - это же минута забежать, не больше. Основная задача - букет не растрясти. Рогов улыбнулся, вспоминая, бабульку. Знакомая дверь.... Две минуты успокоить дыхание... Дверь открыла мать, увидела за цветами пятна камуфляжа, и промолчала, сразу догадавшись, что за гость пожаловал. - Кто там, мам? - сердце вдруг начало работать с перебоями, услышав любимый голос... - А.... Это... К тебе! - Ну, пусть идут, чего в коридоре держать? - Давай! - толкнула в направлении комнаты. Шепнула: - Не разувайся, тебе можно. - И улыбнулась чему-то потаенному. Она сидела у окна, листая книжку. - Пан Анджей? - Да...Ведьмака перечитываю... - не поняла сразу,вскинула глаза на гостя. - Вернулся... - Извини, что не зеленые... - виновато протянул цветы. - Дурачок!!! Розы упали на пол, рассыпавшись разноцветным ковром... - Вернулся, мой хороший... - Я же обещал... обраться получилось только через четыре дня. Затянуло водоворотом... Ребята понимающе переглядывались, но молчали. Барсук только иногда завистливо хмыкал, отчаянно борясь с желанием поинтересоваться количеством раз и прочими приятными его сердцу мелочами.. Со спиртным было тяжело, положения не спас даже притащенный Серегой Малышом батлл самогона. Усидели и его под кофеек да гидроколбасу из-под крана. Поэтому разговор прошел в состоянии пошлой трезвости. - Никого не заставляю, никого не прошу. - Рогов баюкал кружку, задумчиво вглядываясь в разводы на стенках. - И права никакого не имею вас за собой тащить. Можем там и остаться. Притом все. Кто не верит - у Лехи уточните. Леха Сказ, изяславский десантник, в одиночку прошедший из Хмельницкого, кивнул. - Димону повезло. Транспорт был, да и команда сбитая. Плюсом - шли внаглую и сразу после Срыва. А в том бардаке, можно было половину Лемберга перерезать.А сейчас туда соваться - как голым задом в костер. - Именно, - осторожно поставил пустую тару на край стола Рогов. - Поэтому слушай все сюда. Сейчас расходимся.Тихо сидим, решаем. Пяткой в грудь не колотим. Все равно состав сам назначу. Вечером ко мне подойдут кто надумал. - Куда подходить? - уточнил Малыш. - На 13-й, где Сашкин бездник гуляли. Гыр-Гыр, ты не идешь. - Почему?! - взорвался Студент. - Да я... - Дезертиры, мааалчать! А если серьезно, ты детей кому оставишь? Теще? - Ну это, это... - погрустнел бывший учитель. Плесканул остывшего кофе и выпил залпом. Как водку. - Козел вы, товарищ линтинант! -Ага. - согласился Рогов. - Хам, мужик и быдло. А еще маленький диктатор и лавры Муаммара не дают покоя. - ·Черный полковник?нашелся, понимаешь! - заржал боевым жеребцом Барсук. - Гыр-Гыр , не кошмарь личный состав. Короче, майне кляйне, Димка все сказал. Подтягиваемся к пяти. Немного отжимаемся, и начинаем думать кого, куда и сколько раз подряд. - Именно. - подвел итог Рогов. - к 5-ти, на 13-й. Теплые вещи не брать. Хватит. На боевой переходим. И подумайте хорошо. Расходились молча. - Открыто! - рявкнул из глубины кабинета подполковник Морозов, как только Рогов стукнул по двери. - С чем пришел? - Как договаривались, товарищ полковник. Группу собрал. Теперь бы по снаряге определиться. Ну и с транспортом. - лейтенант присел на стопку бумаг в углу. - На своих двоих залюбимся. - Снарягу ему! - прорычал главный разведун Северного сектора. Тут электричества третий день нету, а ему транспорт давай! Ладно, шучу. - Резко сменил тон подполковник. - Заявку выписал? На стол лег густо исписанный листок. - Сколько рыл? - Пятеро. Кое-какая стрелковка имеется, но с патронами сектыш полнейший. И со связью что-то решить надо. - Понятно все с тобой... Так, два АКСа, ПК, пара Стечкиных, четыре ПМа... - углубился в изучение списка разведчик. - Снайперка не нужна? Есть в загашнике несколько. - У меня снайперов нету, - развел руками Рогов. - А для красоты таскать... Так я лучше пару мухообразных попрошу. - Чого нема, того нема, звыняйте! - теперь уже Морозов горестно вздохнул. - Всего ящик лежал, извини, быстро разбирают... - А МОНки-то или что подобное хоть найдется? - А у тебя что, эмвэдешник есть? - удивился подпол. - Откуда? - Да так, на дороге валялся. Подобрали. - Ну ты, блин, Рогов, даешь... А мне минера своего не уступишь? По весу коньяком отдам. -Кто первый встал, того и тапки, товарищ полковник! Морозов только вздохнул жалобно, что мол, пригрел на груди змеюку, а она гадости говорит и вышестоящему командованию хамит. - Ладно, рожа ты негодяйская и грабительская, берешь свою заявку и идешь на РАО. Пока все отберете, машина подойдет. И перед выходом зайди за картой. Заодно со связью решим и позывные выдам. На обычно флегматичного Дойча приятно было посмотреть. Размахивая "Гумагой" как боевым топором, минер по призванию и программист по профессии, припер начальника склада в углу и методично его потрошил. Но и прапорщик был опытным и, время от времени, переходил в контратаки, с писком "Все только что забрали!", пытаясь укрыться в лабиринтах огромного склада. Кое-как путем непрямых намеков, угрозы физического насилия и пары бутылок самогона, удалось получить почти все. Сдавшийся "кусок" даже вручил Сказу четыре магазина от РПК. Хотел всучить пару "бубнов", но никто не оценил душевного порыва, и 75-типатронные магазины остались на складе. - И как мы это все будем тащить? - спросил развоевавшегося Дойча Рогов. - Старый, учти, мы не "рельсовую войну" устраиваем. У нас задача - шороху навести и сдернуть, пока на хвост СОБРа свидомитская не сядет. - Пригодится! - не обращал внимания на нудящего командира минер - программист. - Пока дают - надо брать. В крайнем случае - приначить завсегда можно. - Слышь, лейтенант. - складской прапор пришел в себя и решил тоже в беседе поучаствовать. - А правду говорят, что на август наступление намечается? - Кто из нас к начальству ближе? - удивился Рогов. - Мне откуда знать? Никто не докладывает. Вроде как на Кордоне тишина с перестрелками. Больших боев нету. - И слава Богу...- вздохнул "кусок". - А то как пойдут на нас танками, и все. -Фигня. - подал голос молчавший до этого Барсук. - Танку надо лом запихнуть в гусеницу. А потом большим консервным ножом вскрыть броню. И старательно побить ногами экипаж. А серьезно, то вся дупа в том, майне кляйне камараден, что если русские войска не введут - накроемся мы влажным и теплым. Притом не позже осени... - Сказ, не спи. Вроде наш пепелац подошел, давай грузиться. Успеете еще самопогрызаньем заняться. Паникеры, блин. - Подогнал разпереживавшихся бойцов лейтенант. Сплошной линии фронта-то не было, как и на любой толковой Гражданской войне. Так, перегорожены блокпостами основные дороги, да рыщут по "нейтралке" РДГ обеих сторон. И,если не лезть на рожон, а пройти аккуратно, без лишнего шума, то никто и не дернется. Незримый Кордон между Востоком и Западом пересекли ночью. Морозов с барского плеча одарил двумя ночниками. Естественно, надо было пользоваться. Пока батарейки не сдохли. Да и днем частенько над головой жужжали "беспилотники". С другой стороны, ни одна сволочь не подумала бы, что на раздолбанной вусмерть "шишиге", обвешанной символикой УАБНа могут кататься "схидняки" с нехорошими идеями относительно национально-сознательной части Украины. Решено было вглубь не лезть. Притвориться ежиками и чувствительно уколоть можно было и здесь, километрах в пятидесяти от Кордона. Как раз место удобное попалось. Классический крутой поворот в низине. И лесок по холмам. Картинка из учебника, честное слово.... Место оказалось удачным, но очень уж тихим. За двое суток только пара джипов проскочила, да проехала "скорая". Не те цели, что и говорить. На засаду пустили половину МОНок и большую часть взрывчатки. И теперь Дойч с отрешенным видом валялся на "пенке", курил одну за одной, и в треть голоса отчаянно материл все и всех. Ожила старенькая "Мотороллка", прижившаяся у Рогова еще со службы. Засевший метрах в пятистах, Малыш по старому уговору три раза щелкнул по мембране. - Приготовиться! Снова щелкнуло в наушнике. Барсук, залегший за поворотом передал, что понял и готов. Через несколько минут, тянувшихся как жвачка, гул моторов услышали все. Рогов вскинул старенький морской бинокль. Есть! То что нужно! Сразу мысли пошли короткой нарезкой. Колонна. "Бэтэр - семидесятка" прет первым, на броне примерно отделение. Внутри вряд ли кто, кроме мехвода. Жарко. Следом два "Урала". Войска перебрасывают, что ли? Для роты мало. Для взвода много. Непонятно. В дупу. Потом думать будем. - Подходят, козлы полорогие, подходят... - и без бинокля и прочей оптики можно было уже рассмотреть трезубцы, намалеванные безо всякой меры. Набегающий поток ветра трепал попугайских расцветок полотнища на БТРе сопровождения. - Рисуются! - прошипел Дойч, баюкая неуклюжий коробок подрывной машинки. - А отчего бы и не поколотить понты? Особенно перед смертью. Почти одновременно грохнули взрывы. Тугая волна сжатого воздуха пронеслась над головой. Передний "коробок" опрокинулся, бесстыдно выставив на обозрение брюхо. "Надо "подрыву" по ушам надавать за перерасход" - мелькнула заметка на будущее. Но мысль эту сразу же выбило длинной очередью единственного отрядовского пулемета. Не жалея патронов, "ПК" прогрохотал, рваной строчкой пройдясь по "Уралу". Не отставая от старшего брата, короткими очередями рубили брезент автоматы. Из старательно расстрелянного грузовика выскочил счастливчик, заполошно оглядываясь на ставший вдруг смертельно опасный лес. Задохнулся чадом сгоревшего БТРа, выронил автомат, и поднял руки. - Ну? - требовательно обернулся Сказ Рогов кивнул, подведя итог неудачной жизни "свидомита". Рокот очереди, и падает сломанная игрушка... Лихорадочно защелкала рация. Малыш передавал, что следом еще идут. И много. - Снялись! - зарычал в полный голос Рогов, не заботясь о режиме связи и прочих мелочах. В кузов, на прощание, влепили две гранаты из подствола Заваленная ветками "шишига" завелась с полу-пинка, радостно обдав выхлопом зазевавшегося Дойча. Сказ рванул с места, и минера втянули в кунг уже на ходу. Радостное возбуждение искало выход. Бедный грузовик кидало на ухабах. И, иногда от очень уж громких взрывов хохота - Гуманисты мы, однако! Отпацифиздим и к миру принудим. - выдал Барсук. - Кошерными пацифизаторами... - Ша, медузы, море наше! - выругался Рогов. - Не орите, Айвазовские! Если засекут, звиздец придет. Рано радуемся. - Сержантище, а ты ведь действительно крут... - Барсук подсел к командиру, протягивая фляжку. - Кошерная, не беспокойся. - Да мне как-то, что кошерная, что такая... - Ухватил, и влил в себя половину. - Хорошо пошла... - Ага, как теща под лед. - принял, с сожалением от своей доброты, опустевшую емкость Барсук. - Сразу видна школа жизни. - Пройденная в три приема... - Так, камрад, что случилось? - смех в глазах бывшего вэвэшника угас, сменившись вопросом. - Или боишься, что жмурики приснятся? - Жмуров боятся - в морг не ходить. А нам ли бояться Интернетов? - Отшутился, было, Рогов. - Понимаешь, Саш, глупо как-то получилось.... Я обещал, что никуда не уйду. И сбежал... Как трус... - Как ты там про медуз орал? - хлопнул лейтенанта по плечу Барсук. - Вот и не парься. Море наше, а все остальное - в шесть часов вечера после войны. - Если доживем... - Доживем. Обязательно. Мне еще на свадьбе чьей-то свидетелем быть, не забыл, на чьей? Небритая рожа расплылась в улыбке. Мягко, но четко прилетел под ребра кулак. - Хорош выть, товарищ ахфицер, подчиненным плохой пример подаешь. - Поводов хватает. - невесело ответил Сержант, нырнув в потрепанную РДшку. - Во! - Осветился счастьем перепачканный затылок. - Нашел! Лунный свет заботливо осветил выведенную по трафарету надпись "ОН" - Он? - Предвкушающе потер руки заместитель по боевой подготовке. - Цэ два аш пять О аш, балбесина! Лысину готовь! Раз-два! - Сухо треснул щелбан. - Натренировался на молодежи, блин! - потирая лоб ругался Барсук. - Дедовал, небось, до последнего?! Заслуженный дед ПВ, сволочь... Больно ведь. Синяк будет! - Зато рожу гуталином меньше пачкать! - Тоже верно. Ну что, по полтинничку за боевое крещение, и на пост заступать? - Добже, пану! Группу подловили через неделю. Уже когда "шишига"на последних канистрах бензина пылила на Восток. То ли наследили слишком, крутясь в квадрате 15Х15, вызвав вполне понятный гнев высоких начальников, то ли по невезению напоролись. Разрыв под колесом подкинул ГАЗон метра на полтора. Машина упала, завалившись на правый бок. Рогов вывалился из развороченной "шишиги",продравшись по остаткам кабины, растерянно оглянулся. От Малыша, сидевшего на водительском месте остались только кровавые ошметки, вперемешку с металлом. Вокруг была звенящая тишина. "Контузия, что ли..." Тяжело заворочались неторопливые мысли... Из кунга выскочил Барсук, дал пару очередей в кусты, и что-то беззвучно крича, потащил лейтенанта с дороги. Через минуту в придорожную канаву свалились Сказ с Дойчем. Попадали в пыль, яростно матерясь. - Отходим, быстро! - начал приходить в себя лейтенант. Фонтанчики пыли, пробежавшие по обочине намекнули о своевременности приказа. Пригибаясь на каждом шагу, остатки группы ввалились в посадку. За спиной тяжело захлопала лопастями десантная "корова". Бежать по густому подлеску, мокрому после недавнего дождя было тяжело. Сзади радостно лупила длинными очередями погоня. Рядом хрипел, выплевывая прокуренные легкие, Дойч. Больно била по спине рукоять затвора... И, ставшие, неподъемными ноги уже не хотели делать следующий шаг... Перевалили невеликий бугор, и "подрыв", загнанно хрипя, упал прямо в кашу из листьев и грязи. - Все, Димка, уводи бойцов. До Шляха пол-плевка, а там разберетесь. - Не дури, камрад. - насупился лейтенант... - Тебя в минуту снимут. - Вот и валите на хер! - помрачнел лицом Дойч. - Время идет, старый, время. Мое пришло. Ваше - нет! Вот и сгинул!!! - перешел на крик школьный еще, друг. - Лучше гранат оставь. - И отвернулся, став вдруг и разом по другую сторону от живых, еще живым... После минутной передышки стало еще хуже, но сзади подстегивал треск очередей. - Все лягут, все, кровью плевать будут! - выл Рогов от обиды на себя, что не нашел в себе сил остаться там, где сейчас дарил им очередную секунду Дойч... Рядом натужно дышал в спину Барсук, подгоняя тяжелым взглядом, тоже хрипя что-то неразборчивое, размазывая пот и злые слезы на бегу... И когда впереди уже видны были свечки придорожных тополей, грохнуло вдруг так, что затряслась под ногами земля. И прощальным салютом по погибшим поднялось над горизонтом зарево далекого пожара. И ангелом Апокалипсиса встал на фоне зарева силуэт Ми-восьмого... Из темноты накатывал потолок, приближался все ближе и ближе. Казалось даже, что раздавит сейчас... - Гэй, старый, ты як? - приплыл откуда-то знакомый голос. Рогов попросил воды, но только прошипел что-то неразборчивое. - Зараз буде, погодь трошки! Голос удалился. Где-то справа зажурчал кран. Край металлической кружки ткнулся в губы. - Пый, старый, по очам бачу, що бажаешь... Вода немного привела в чувство. Темнота немного развеялась. - Данилюка... - прошептал удивленный Рогов. - Вин самый, пане Дмитр, вин самый. Сусид ваш, ще по Оршане. Данил Андрейчук, по прозвищу Данилюка засмелся. Рогов откинулся на подушку. Правду говорят,что Земля круглая. Ну и насчет сходящихся человеков тоже молва не ошиблась. С Данилюкой, здоровенным тернопольчанином, они начинали служить. С пограничной учебки еще. Потом вместе гоняли "контрабасов" в Мобильном отряде... Рогов остался "сверчком", а Андрейчук ушел на дембель. Года четыре назад даже на свадьбу звал... Не сложилось.... - Дан... - Кажы? - старый товарищ знал штук пять-шесть языков, но с Роговым принципально говорил еще с учебки сугубо на жутком суржике. - Два вопроса. - Да хучь тры! - Ухмыльнулся Данилюка и снова набрал воды. - Ладно... - говорить было трудно,но вторая кружка пошла на пользу. - Где я,что с моими, что со мной и хули ты тут делаешь? - "Хули ты здесь делаешь?!" - заржал сослуживец. - Видповидаю по порядку. В госпитале. Нету их тут, подбит сильно.... - Дан, как был ты чуркой тупой, таким и помрешь! - ругнулся Сержант. - я ж русским по белому спрашиваю. - "Как же так, учитель?!" - снова в палате прозвучала цитата из кинематографа. - Сам учил, как с "безопасниками" общаться надо. Довольный эффектом Андрейчук подмигнул. - Не парься, Сёмый, в мене память хорошая.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны"
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на Okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с) Okopka.ru, 2008-2011