Okopka.ru Окопная проза
Поль Игорь Владимирович
Штампованное счастье. Год 2180

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.21*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Капрал Жослен Ролье Третий - искуственный солдат, символ ударного рода войск - Инопланетного Легиона Земной Федерации. Волей судьбы он становится свидетелем и участником драматических событий, повлекших за собой начало Второй Марсианской войны. Стремясь разрешить противоречия, заложенные в него создателями, Жослен доказывает, что человеком может называться не только существо, рожденное в государственном родильном доме. Эта книга содержит его воспоминания.


Игорь Поль

Штампованное счастье. Год 2180

  

http://igorpol.ru

"Штампованное счастье. Год 2180": Альфа-Книга; Москва; 2006

ISBN 5-93556-741-5

  

Аннотация

  
   Капрал Жослен Ролье Третий -- искуственный солдат, символ ударного рода войск -- Инопланетного Легиона Земной Федерации. Волей судьбы он становится свидетелем и участником драматических событий, повлекших за собой начало Второй Марсианской войны. Стремясь разрешить противоречия, заложенные в него создателями, Жослен доказывает, что человеком может называться не только существо, рожденное в государственном родильном доме. Эта книга содержит его воспоминания.
  

Игорь Поль

Штампованное счастье. Год 2180

  

Анафема грызунам или вместо предисловия

  
   В далекой Австралии обитают мелкие прожорливые твари. Имя им -- поссумы. Эти сумчатые жрут все, что ни попадет на зуб, как и подобает грызунам. Но с особым удовольствием они уничтожают растения незнакомых им доселе видов, что упорно высаживают вокруг своих бунгало незадачливые белые колонисты. Побеги березы, лиственницы, осины, ели для поссумов -- точно для наших малышей мороженое. Глядя на страдания обиженных донельзя белых людей, пушистые обжоры ехидно скалят зубы и по ночам победно топают по крышам, будя в кормильцах неутолимое чувство мести и не давая им выспаться перед трудовыми капиталистическими буднями.
   Это чувство мести отвлекает белого человека от дел насущных, от дел созидательных. Над миссией белого человека нависла угроза. Между ним и меховыми садистами идет невидимая война.
   Эта война началась давно и продолжается по сей день. Постепенно она захватывает все новые территории. Докатилась она и до Тасмании -- острова у южной оконечности пятого континента. Отдавая ей все силы, с коварными врагами сражается рожденный в СССР австралиец Эндрю Эдамс.
   В перерывах между катанием на тракторе по дикому бушу и посадкой очередного десятка европейских деревьев на радость поссумам, Эндрю облачается в смокинг и приводит в чувство сраженные вирусами и тотальной безграмотностью пользователей компьютеры тасманийцев. И еще Эндрю Эдамс обожает завалиться на диван с хорошей книжкой. Он любит фантастику. Настолько, что фантастические сюжеты сыплются из него, как детеныши из сумки поссума, а астероидные пейзажи выглядят в его описании так, будто он только что заявился откуда-нибудь с Цереры или Весты, и метановый лед еще не растаял на его пыльных сапогах.
   Малая часть идей борца с грызунами вошла в эту книгу. И если роман вдруг покажется вам интересным, то я уверен -- в этом огромная заслуга Эндрю.
   На бескрайних тасманийских просторах вам может встретиться летящий на бешеной скорости черный джип. Шлейф пыли, затихающий вдали рев мотора и звуки Раммштайна из открытого окна еще долго напоминают о его появлении. Вы также можете стать свидетелем того, как неизвестное науке существо является из холодного моря, пристально смотрит на вас красными глазами и, выдув струю воды, вновь исчезает в свинцовых водах. Его черная шкура здорово напоминает гидрокостюм. Если это произошло, знайте -- вам повезло. Вы встретили Его. Эндрю.
   Прошу вас -- передайте ему мою искреннюю благодарность.
  

ПРОЛОГ

  
   При высадке я привык смотреть в потолок. Сама поза к этому располагает -- ты полулежишь ногами к борту, зафиксированный в жестком ложементе, голова прижата к подголовнику и твоему взгляду не за что зацепиться. Можно опустить веки и расслабиться. Еще разрешено мысленно проходить маршрут от места высадки, зачитывать по памяти статьи тактического наставления, прогонять тесты скафандра или слушать щелчки таймера в голове. Некоторые просто пытаются заснуть. Или делают, как я, -- таращат глаза в потолок на цветную пленку экрана внешнего обзора.
   Вообще-то, все, что нужно для выполнения миссии, есть в памяти такблока, и при необходимости можно прокрутить перед глазами список целей и условия вводной. А экран этот предназначен для визуального контроля зоны посадки на случай сбоя систем автоматического наведения. У нас есть одна очень весомая причина для сбоев -- несмотря на кучу средств постановки помех, мы представляем собой идеальную мишень для зенитчиков. Так что нам полагается следить за тем, куда мы падаем, чтобы в случае непредвиденной посадки сориентироваться для дальнейших действий. Но мы уже достаточно повоевали, чтобы слепо следовать этой устаревшей инструкции. Если нам не повезет и трудяга "Милан" прохлопает зенитную ракету, то мы вряд ли сядем достаточно мягко, чтобы продолжить выполнять поставленную задачу. Если вообще сможем сесть. А если место посадки окажется далеко от расчетного -- нам не хватит воздуха, чтобы дождаться эвакуационной бригады. Поэтому при подлете к цели каждый член десантной группы занят кто чем.
   Неровная загогулина, похожая на недорисованную запятую, -- вот как выглядит на экране каменюка Деймоса. С каждой секундой она все ближе и ближе, ее кривые края постепенно съедают сначала красный шар Марса, затем медленно наползают на бархатную черноту космоса с рассыпанными на ней колючками звезд. Перед самой посадкой это тусклое серо-стальное нечто заполнит собой весь экран. А пока планетоид выглядит просто угловатым, засыпанным слоем пыли камнем.
   Неясные штрихи и точки на холмистой поверхности продолжают расти, тени меняют очертания, расплываются уродливыми пятнами, превращаются в бесконечные поля кратерных выбоин, затем растут сами кратерные дыры, и их края наливаются слабым красным оттенком -- отсветом Марса. Этот экран внешнего обзора -- вещь действительно полезная. Здорово успокаивает. Иначе в голову начинает лезть всякая чушь. Вроде ТТХ марсианской противокосмической системы "Спица". Оно, конечно, средства противодействия здорово повышают наши шансы. Но все равно -- неприятно слышать, как тактическая система бота диктует нам перечень обнаруженных радарных облучений. Это не страх, нет. Мы напрочь лишены такого чувства. Скорее, это инстинкт самосохранения, порождающий протест по поводу бесполезной гибели носителя. Ведь, кроме того, что мы лучшие солдаты в обитаемой Вселенной, мы, вместе с нашим оснащением, еще и достаточно ценное федеральное имущество. Бережное отношение к вверенному имуществу встроено в нас от рождения.
   Судя по бегущим в углу экрана столбцам цифр, мы приближаемся к границе эффективного зенитного огня. Зоне гарантированного поражения. Сейчас мы в очередной раз узнаем, насколько действенна наша тактика. Сейчас. Сейчас. Вот! После отстыковки средств высадки эскадра произвела два полновесных залпа. И вот, незаметные прежде на фоне звезд искорки, обгоняющие нас, распускаются бурыми точками. Будто кто-то сыпанул конфетти. Это начала сбрасывать боеголовки первая волна ракет. Сработала задолго до входа в зону действия противоракетных батарей. Сейчас эти контейнеры выплюнут миллионы обычных шариков из плохонького железа. И всю поверхность убогого рыхлого камня, по недоразумению названного планетоидом, от горизонта до горизонта захлестнет сверкающим на солнце железным ливнем. Новая сеточка ряби -- вторая волна сбросила боеголовки-пробойники. Эти бьют уже не по площадям. У этих цели строго расписаны. Каждая из таких боеголовок проделает в поверхности спутника глубокую дыру, сквозь одну из которых мы проникнем в лабиринты военной базы сил самообороны Марса.
   Мои товарищи открывают глаза. Зрелище, когда боевые части ракет достигают планеты, стоит того, чтобы на минуту отвлечься от сна. Кроме того, все равно пора просыпаться -- до высадки менее двух минут. Деймос стремительно теряет стальной блеск. Кажется, что внешние датчики одновременно вышли из строя и экран демонстрирует сплошные помехи. Никаких холмов, отбрасывающих длинные тени, никаких кратерных дыр. Только ровная бурая муть. Это килотонны мелкодисперсной пыли от удара шрапнели взмыли на десятки метров над поверхностью, насыщая пространство помехами и делая невозможной работу лазерных батарей. Я представляю, как гигантская железная плеть внизу крошит все, что оказалось на ее пути. Вгрызается в камень, увечит антенные мачты, шлюзы пусковых установок, поля датчиков наведения. Я не тешу себя излишней надеждой -- остаются еще системы загоризонтного запуска, десятки невидимых станций наведения и дежурных надповерхностных ракет, и где-то сейчас уже летят к нам встречные гостинцы и чей-то десантный бот беспорядочно кувыркается прочь, превращенный в кусок мертвого металла с застывшими внутри еще живыми легионерами. Но этих данных до нас никто не доводит. Это лишнее. Либо мы высадимся, либо нет. От того, сколько наших средств высадки накроют по пути к поверхности, наша задача не изменится. А противоракетная батарея "Милана" действует в автоматическом режиме. Опасаться же того, на что невозможно повлиять, -- глупо. И я выбрасываю из головы ненужные мысли. Кроме того: я не верю, что нас можно остановить. В этой десантной операции задействовано две полнокровных пехотных бригады и высадку поддерживает мощнейшая эскадра из лучших кораблей Земли. Любое ожесточенное сопротивление на поверхности будет подавлено огнем корабельной артиллерии и авиацией. Один лишь перечень кораблей -- крейсера "Темза", "Ориноко", "Миссисипи", ударные авианосцы "Хорнет" и "Кузнецов" -- способен вселить уверенность в успехе. Момент операции выбран очень удачно: флот марсиан разбросан по всей Солнечной системе, вынужденный рассредоточиться в операциях прикрытия своих грузовых конвоев.
   Я думаю, что гибель при десантировании -- просто дело случая. Надежда на то, что я не попаду в двадцать процентов запланированных командованием потерь, не покидает меня. Я удачлив. Я бы сказал: исключительно удачлив. Моя удача -- смесь из дерзкой напористости, отличной выучки и Божьего внимания к моей скромной персоне. Моя популярность в Легионе граничит с фантастикой -- статуса трижды первого до меня не удостаивался никто. Я надеюсь, что мне повезет и в этот раз.
   Вот, наконец, муть приобретает какие-то очертания -- боеголовки второй волны дошли до цели. Экран демонстрирует черные сгустки. Затем мы видим, как серое нечто закручивается в огромные воронки в местах попаданий, так близко мы уже от поверхности. Больше никому не хочется спать и думать на отвлеченные темы -- в предвкушении боя мы облизываем сухие губы. Ложемент подо мной мелко вибрирует от воя гравикомпенсаторов, работающих на полную мощность. Засвет тормозных двигателей превращает изображение в бледное пятно. Через секунду бесполезный экран гаснет. И еще через секунду метрономы в наших головах делаются громче -- обратный отсчет. Нас начинает ощутимо потряхивать -- вошли в пылевое облако. Зубы плотно стиснуты. Закрываю глаза. Пиканье таймера поднимает тональность, превращается в комариный зуд и замолкает. И с зубодробительным ударом -- автоматика все же дала сбой в пылевом аду, борта раскрываются, вмиг заполняя десантный отсек волнами хаоса. Пыль. Не видно руки, так она густа. Настоящий кисель из пыли. Нашлемные радары борются с помехами. Зеленые точки взвода на тактической карте едва проглядывают среди белой искрящейся пелены. Пыль -- наш злейший противник. Набиваясь куда только можно, она выводит из строя уплотнители и трущиеся поверхности. Создает наводки для электроники. Разряжает в нас короткие молнии статического электричества. Прерывает радиосвязь. И она же -- наш главный защитник, маскирующий нас от средств обнаружения марсиан. "Пошел, пошел!" Я отталкиваюсь ногами от ложемента и спиной вперед вылетаю в клубящуюся мглу.
   Этот момент самый важный. Пока не запущен переносной гравигенератор, необходимо закрепиться на поверхности. Гравитация на Деймосе -- менее одной десятитысячной от земной. Взрыв, удар осколком породы или просто неловкий толчок ножных усилителей -- и ты начнешь медленный, все убыстряющийся день ото дня дрейф в сторону Марса. Пока однажды не войдешь в его атмосферу крохотным метеором.
   Я напряжен до предела. Мое тело помнит последовательность действий до мелочей. Расставить ноги. Опустить ствол вниз, выбрав направление по показаниям системы навигации. Дождаться, когда винтовка в режиме автоприцеливания выстрелит гарпун с молекулярным тросом. По прошествии трех секунд, если выстрел не произведен, отстрелить гарпун вручную. Погасить инерцию полусекундным импульсом ранцевого двигателя. Включить лебедку под стволом и подтянуть себя к поверхности. Отрапортовать командиру. Все просто. Подождал -- нажал -- доложил. Но существует множество "если". Если вектор движения при десантировании выбран неверно, может не хватить троса. Его длина всего 30 метров. Если поверхность в месте посадки не каменная, гарпун не войдет в зацепление с грунтом. Если она, наоборот, слишком плотная -- то же самое. И тогда остается лишь отработать ранцевым двигателем, правильно сориентировавшись в пыльном киселе, плотно облепившем тебя с ног до головы. Если повезет -- зацепишься за кого-то из товарищей. Если нет -- отскочишь от невидимой поверхности мячиком и выпрыгнешь за границу пылевой завесы. Превратишься в беспомощную мишень для какой-нибудь малой лазерной станции, которыми густо засеяна орбита Деймоса.
   Легкое подрагивание рукояти. Кажется, я даже вижу сквозь облепившую меня пылевую пленку голубой выхлоп системы гашения отдачи. Гарпун пошел. Одна секунда. Две. Три. Пора. Импульс. Перчатка касается сенсора лебедки. Помехи усиливаются. Настолько, что система управления оружием не может принять пакет данных. Я склоняю голову к самому индикатору поверх ствола. Стекло к стеклу. Считываю красные цифры показателей. Ледяная рука проникает за шиворот -- лебедка вращается вхолостую. Я не попал. Или улетел слишком далеко. Спокойно. Развернуться в сторону зоны высадки, используя винтовку как противовес. Дать импульс. Снизиться к поверхности. Нет. Так нельзя. Не хватит топлива для действий во время атаки. Лучше подохнуть тут, чем превратиться в обузу взводу. Я разворачиваюсь лицом к мутному красному свечению -- Марс проглядывает через пыльную взвесь. Шевелюсь распластанным в воздухе жуком до тех пор, пока моя отметка на тактической карте не нацеливается спиной на моргающие зеленые точки взвода. Отключаю компенсатор отдачи. Упираю приклад в грудь. Выстрел. Огонек реактивной пули не виден -- только дрогнула рукоятка и приклад толкнул меня в грудь. Кажется, пятно на карте приблизилось? Выстрел. На этот раз успеваю заметить мутный проблеск реактивного выхлопа. Радар показывает расстояние до основной группы. Цифры появляются на мгновенье и исчезают вновь. Выстрел. Толчок. Писк тактического блока. Радар сходит с ума, сообщая о неожиданном препятствии. Ноги касаются чего-то мягкого. Я подгибаю их, стремясь погасить инерцию и лихорадочно шарю рукой, пытаясь зацепиться за какую-нибудь неровность в камне.
   -- Ролье, ты? Держи конец! -- гремит в голове голос взводного. Я мертвой хваткой вцепляюсь в ременную петлю. -- Эй, Васнецов, прими своего!
   Ледяная рука исчезает. Я перевожу дыхание. И просыпаюсь в мокром от пота белье. Ни к черту у них вентиляция, на этом самом Марсе.
   Самое нелепое во всех этих снах -- я никогда не высаживался на Деймос. Разве что виртуально, во время тренировок на тренажерах. Но мои товарищи по взводу, все как один, выглядят в таких снах так, будто до сих пор живы. Наверное, во всем виновата моя совесть -- мне снятся легионеры, которых я убил. Вот ведь странность, правда? Я всегда стрелял только в реального противника, стрелял так, что был среди лучших. Да что там темнить -- я и был лучшим. Я был героем. Символом Легиона. И в итоге я убил больше своих братьев, чем марсиане во всех сражениях до той злополучной десантной операции.
   "Ливень" -- так она называлась в штабных документах. Красивое название. Особенно для того, кто видел настоящий дождь всего пару раз в жизни.
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ДУХ ВОЙНЫ

  

-- 1 --

  
   Жослен Ролье Третий -- на это имя я отзывался на поверках. Жослен Ролье -- так когда-то звали известного легионера. Офицера, погибшего много десятилетий назад. Обычная практика -- солдат умирает, его имя становится свободным и достается новичку в качестве наследства. Давая его повторно, к нему добавляют номер. Сколько раз дают вновь -- столько раз и добавляют. Наверное, это имя приносит удачу владельцу. Третий -- это очень мало смертей. Вокруг меня было полно парней с приставками "пятнадцатый" или, к примеру, "тридцать третий".
   Кто-то из моих товарищей однажды сказал, что имена подбирает машина. Такая же, как ротный тактический компьютер. От нее они попадают в базу данных. И уже потом начинают свою бесконечную карусель. Конечно же, я этому не верю. Легион существовал всегда. Имена его личного состава -- от Бога. Выбор имени -- откровение Божье. Это имя будет существовать до тех пор, пока будет существовать Легион. То есть вечно. Или до тех пор, пока кто-нибудь его не опозорит. Тогда цепочка наследования прервется. Мою уверенность подтверждает тот факт, что я ни разу не слышал имен без номеров.
   Жослен -- это имя мне совершенно не подходит. Будь моя воля -- я бы назвал себя Павлом. Если бы кому-то было дело до моего мнения. А на фамилию мне плевать. Фамилия мне безразлична.
   Магия счастливого имени хранит меня. Имена моих товарищей, наверное, уже раздали новичкам, а я все еще жив и меня сносно кормят. Правда, мне не повезло -- я в плену. Сдаваться в плен не велит Устав. Плен и Легион -- понятия несовместимые. Но моя программа самоуничтожения почему-то не сработала. Возможно, это произошло вследствие того, что во мне однажды переплелись две личности. Первая -- прямой и бесхитростный исполнитель, суровый воин, не имеющий иной цели, кроме служения Долгу и уничтожения врагов своей родины -- Легиона. Вторая -- хитрое, изворотливое, расчетливое существо, изобретательно манипулирующее окружающими для достижения своих скрытых целей. Мой солдатский мозг не рассчитан на подобные симбиозы. Возможно, из-за этого я периодически становлюсь склонным к сомнениям и самоанализу. Возможно, из-за этого часть моих базовых гипнопрограмм и вживленных инстинктов работают не так, как им следовало бы.
   Как бы там ни было, каждое утро, просыпаясь, я внимательно рассматриваю свое лицо в зеркале. Я заглядываю в свои глаза и с тревогой прислушиваюсь к своим ощущениям -- не шевельнется ли внутри что-то, отчего я потеряю желание дышать. Но день идет своим чередом, караульный солдат гремит бачками, ставит передо мной миску с густым супом, я жадно ем, потом мою посуду и ставлю ее у двери, прибираю постель, сажусь на привинченный к полу табурет и продолжаю думать на отвлеченные темы. Потому что я -- бракованный экземпляр. Только бракованные экземпляры способны думать о чем-то, выходящем за рамки вводных. Но я не чувствую горечи, осознавая этот факт. Я вообще ничего не чувствую. После того, как пуля пробила мою броню и я потерял сознание от декомпрессии, чувства мои слились в ровную серую полосу. Не осталось ни жажды крови, ни надежды на похвалу, ни мечты о славе. Так бывает после смерти. Потому что вне строя я все равно, что умер.
   Я не знаю, зачем меня здесь держат. Эти марсиане -- похоже, они тоже не знают. С одной стороны, я являюсь представителем враждебной им военной организации. А с другой -- вроде бы и нет. Мой статус вызывает жаркие споры в среде марсианских разведчиков. Воевать я больше не способен -- во мне совершенно не осталось агрессии, следовательно, вреда им уже не принесу. Работать я не умею. Детей иметь не могу. Идти мне некуда. Убить меня им не позволяет мифическое милосердие. Они говорят, что уважают права моей личности. Я фыркаю. Это я-то -- личность? Давайте-ка разберемся! Память моя работает, как надо, поэтому, когда я впервые услышал это определение, я запомнил его раз и навсегда. "Объединенная единством самосознания совокупность наиболее устойчивых воспоминаний, стремлений и чувствований, приуроченных к известному телу и имеющих определенное отношение к другим личностям", -- вот как оно звучит.
   Я разбираю это определение часть за частью, деталь за деталью. Как винтовку. Когда оно разложено по винтикам, мне хочется засмеяться, как смеются люди. Жаль, что я не умею этого делать. Это определение не имеет смысла.
   Мои "стремления" -- я стремлюсь к славе под знаменами Легиона. Мои "чувствования" -- гордость за свое подразделение, презрение к жизни врага и преданность командиру и товарищам. Мои "определенные отношения к другим личностям" -- это стремление убить врага. Либо совместные с этими "личностями" действия, направленные на повышение боевой готовности или выполнение боевой задачи. Мои "устойчивые воспоминания"? Вот они. Все, как одно, устойчивые -- память у меня отменная. Заняться теперь мне все равно нечем, так что можете слушать, коли вам время девать некуда.
  

-- 2 --

  
   Я шеф-капрал Жослен Ролье Третий. Родился в 2180 году на борту линейного крейсера "Темза". Офицера, который, в числе прочих новичков, принял меня под свою команду, звали лейтенант Крис Бейкер Восьмой. Он погиб спустя несколько месяцев при высадке на Весту. Я знаю, я видел, как он умирал. Я прикрывал действия группы из Третьего инженерно-саперного батальона. Они латали потолок туннеля за моей спиной, восстанавливая его герметичность, а я прикрывал их огнем. В лейтенанта Бейкера Восьмого попала обычная пуля. Прямо в грудь. Скафандр герметизировал пробоину, и лейтенант продолжал руководить боем. Но потом он лег лицом вниз, и тактический компьютер передал командование его заместителю. Я вел огонь поверх его спины. Кровь стекала ему на лицевую пластину. С внутренней стороны. Из-за этого лица лейтенанта, когда его перевернули на спину, было не разглядеть. "Ушел дорогой славы", -- так сказали про него на построении. Но тогда, в 2180 году, в марте, он еще был моим командиром. И мое первое подразделение -- учебный взвод Десятой пехотной полубригады Инопланетного Легиона -- запомнилось мне как лучшее место службы на свете. Возможно, произошло это потому, что там я еще был самим собой и не ведал сомнений.
   Земляне склонны идеализировать свое детство. После долгих лет взрослой жизни почти все плохое выветривается из памяти, и период безмятежного существования вспоминается с тихой радостной грустью. Мой учебный взвод -- своего рода детство. Только очень короткое.
   Это кажется совершенно невероятным, но люди, в смысле -- земляне, свободу и образ жизни которых мы защищаем, совершенно серьезно полагают, что легионеры подвергаются неимоверным истязаниям. Особенно новички. Якобы нас унижают старшие товарищи, сержанты, офицеры. Физические наказания, по их мнению, -- единственная мера принуждения, способная заставить легионера выполнять свои обязанности. Я не обучен лгать, кроме как по приказу в целях дезинформации противника. Так как вы не считаетесь моими врагами, вы можете мне верить. Так вот, в источниках информации для граждан прямо упоминаются эти домыслы. Они описаны во всех деталях. Часто эти детали даже противоречат друг другу. Но это не мешает гражданам считать нас существами недостойными. Чем-то сродни разумным животным. По их мнению, если мы не обладаем способностью уважать достоинство даже своих товарищей, то, естественно, не можем называться полноправными членами демократического общества. Верьте мне. Эти источники зовутся книгами и газетами, я читал их, когда некоторое время находился на Земле. Но об этом позже.
   В действительности, дело обстоит совершенно иначе. Легионер неспособен унизить своего товарища генетически. Он уважает его, ибо любой другой легионер -- его брат. В повседневном общении с подчиненными сержанты, а уж тем более офицеры, очень доброжелательны. Я бы сказал -- трогательно нежны, но уже вижу ваши ухмылки, поэтому выберу другое определение. Тепло и понимание, с которыми обращаются друг к другу легионеры, трудно передать словами. Даже сейчас, когда я говорю это, у меня внутри вновь просыпается это светлое чувство. Чувство братства. Оно неистребимо. Оно умрет вместе со мной.
   Ни о каких физических наказаниях я никогда не слышал. Легионер, получивший приказ, стремится выполнить его во что бы то ни стало. Это его стремление так же естественно, как необходимость дышать. Рвение, с которым легионеры стремятся получить одобрение командира и прославить свое подразделение, не поддается описанию. Когда огромный валун катится в пропасть, его движение не остановить. Точно так же и стремление легионера к выполнению своего долга не знает преград. Это естественно -- ведь он для этого создан. Он точно знает, в чем смысл его жизни. Это записано в Уставе. Смысл жизни легионера -- в стремлении выполнить свой долг путем выполнения приказов своего командира. Лишите его возможности действовать согласно приказу, и он скорее умрет, чем найдет причину для оправдания. Теперь вы понимаете, почему я нахожу абсурдными сведения, которые обнаружил в земных источниках информации?
   Первое, что я увидел, когда глаза мои смогли различать свет, было лицо лейтенанта. "Добро пожаловать в Легион", -- сказал он. Я выскочил из бокса, встал смирно и представился по всей форме, как и положено, когда к тебе обращается офицер.
   Естественно, тогда я еще не был шеф-капралом. Я родился обычным рядовым. Капралами не рождаются. Капралами становятся за заслуги. Можно родиться сержантом, можно родиться лейтенантом или майором, но капралом -- никогда. И пока офицер обходил боксы с моими будущими товарищами, я стоял, вытянув руки по швам, и разглядывал свой новый мир. Ту его часть, что можно было рассмотреть, не поворачивая головы.
   У этого мира была красивая серая палуба, покрытая негорючим сверхпрочным пластиком. Его переборки покрывали узоры трубопроводов и электрических магистралей. Каждый трубопровод, каждый жгут световодов снабжены аккуратными бирками, на которых нанесен их номер. Для каждого типа коммуникаций -- бирки своего цвета. Подволок был низок -- я едва не касался его макушкой -- и забран техническими решетками. Белый свет падал с переборок, плафоны освещения шли под самым подволоком, этот свет окрашивал пластик палубы в жемчужный оттенок и отражался от надраенных до солнечного блеска маховиков переходных люков. Я ухватил все это одним коротким взглядом и мгновенно проникся уважением к безупречной и функциональной красоте. Этот мир -- в нем единственно и может существовать настоящий легионер.
   Мне понравился мой дом. Я полюбил его с первого взгляда. Каждый легионер мечтает когда-то вернуться в место, где он родился. Некоторым везет. Некоторым -- нет. Ведь корабли стареют так же, как и их питомцы. И так же, как и их питомцы, они погибают в бою и их имена присваивают другим боевым единицам.
   Когда мне выдали комплект обмундирования и скафандр -- все новенькое, пахнущее складом, и я впервые встал на желтой линии в строй взвода, -- чувство счастья переполняло меня. Это искрящееся нечто, заполняющее тебя до донышка и подталкивающее тебя всю оставшуюся жизнь. Мое счастье, в числе других, отштамповано здесь -- в третьем кувезе десантного отсека линейного крейсера "Темза". Настоящего боевого корабля. Я горд этим. Ведь кто-то рождается на банальной орбитальной станции.
   Те люди, что живут на Марсе, -- они считают себя другими. На самом деле, они ничем не отличаются от тех, что на Земле. Так же обожают ниспровергать устои. Так же стремятся объяснить необъяснимое. Мое счастье они называют генетически запрограммированным гормональным всплеском. Фактически, они правы. Но я все равно считаю такое объяснение кощунством.
  

-- 3 --

  
   Легионер рождается годным для несения службы. Все необходимые навыки уже зашиты в его памяти. Равно как и полезные с точки зрения военных теоретиков знания по военной истории, физике, астрономии, топографии, баллистике, биологии и многие другие, без которых невозможно жить и воевать в космосе. Однако еще в течение целого месяца мы проходим дополнительную специализацию. Каждый новичок обязан в достаточной степени владеть двумя смежными специальностями. Кроме того, он должен уметь принять командование своим подразделением в случае гибели командного звена.
   Обучение заканчивается в день праздника части. Все рождения новых легионеров приурочены к этим датам. Раз в год происходит списание в запас. Раз в год новички распределяются по подразделениям и встают в строй. Наш бригадный праздник -- 23 апреля, в день Святого Георгия. Это позже, когда начнется война, традиция будет нарушена, и рождения будут производиться непрерывно в течение всего года. Судовые кувезы будут работать подобно конвейерам, спешно восполняя выбывший личный состав, а о списании и вовсе забудут. Но это будет потом, а тогда, 23 апреля, мы прошли парадным маршем по ангарной палубе десантного отсека, приветствуя свое знамя, и перед нами, на правом фланге, застыли ряды основного состава, предназначенного к списанию. Глядя на лица ветеранов, я как-то не верил, что обучение завершено. Месяц начальной подготовки, в течение которого отсеивается возможный брак и производится окончательная огранка новичка.
   Я хочу вам кое в чем признаться. Я родился рядовым из-за досадной случайности. Оказывается, командование планировало произвести меня на свет лейтенантом. Но незадолго до закладки генетического материала легионер из третьего батальона погиб на учениях в результате несчастного случая, из-за чего возник некомплект личного состава, и очередь дополнили еще одной ячейкой. И лейтенантом стал кто-то другой. Но я ни о чем не жалею. Быть рядовым по-своему здорово. Каждый хорош на своем месте.
   Меня будили в пять утра по бортовому времени. Вскакиваешь, скатываешь свою койку и голым мчишься в санблок. Эмульсионный душ, так называется гигиеническая процедура, с которой начинается день. Узкий отсек с решетчатым настилом на палубе, со всех сторон к центру отсека под давлением подается водно-воздушная смесь. Закрываешь глаза и вслед за другими медленно проходишь помещение насквозь, попадая затем в горячие объятия сушилки. К этой процедуре быстро привыкаешь и начинаешь получать от нее удовольствие. Иногда я просыпался за несколько минут до сигнала побудки и лежал с закрытыми глазами, предвкушая, как, подталкиваемый следующим номером, войду в душевую.
   Затем короткий завтрак. Большая миска густого супа-пюре из пищевой массы. Такого же, как и на обед. И на ужин. Эту пищевую массу синтезируют на камбузе из продуктов корабельной гидропоники. Кроме трех порций супа, нам полагалась одна фляга воды в сутки. Физическая нагрузка была очень высока и пить хотелось постоянно. Я привык к ощущению постоянной жажды. Но на судне не было лишних ресурсов -- все рассчитано с точностью до нескольких граммов. Медицинские нормы гласили, что того количества влаги, что мы получали, с учетом средней нагрузки, достаточно для нормальной жизнедеятельности. С нормами не поспоришь. Нормам нет дела до наших желаний и ощущений.
   Потом нас распределяли по группам и мы приступали к обучению. За три часа, лежа на палубе с надетыми на голову шлемами гипнотрансляторов, мы поглощали уйму сведений. Устройство оружия, тактика десантного подразделения в различных климатических условиях нескольких планет, порядок действий по боевому расписанию на борту судна, с учетом его конструкции и боевых возможностей, описание государственного устройства вероятного противника -- Марсианской Республики. Голова пухла от знаний, которые текли в нее бурным потоком. Но уже через минуту после сеанса, сразу после того, как голова прекращала кружиться, я открывал глаза и ощущал, что знакомый мир стал чуточку шире и понятней.
   Затем нас распределяли в наряды на хозяйственные работы и для несения караула. Наверное, вы будете удивлены, если узнаете, сколько тяжелой ручной работы можно отыскать на забитом сложнейшим оборудованием боевом корабле. Я думаю, часть этой работы была оставлена специально для нас. Обычный солдат занят работами не более трех часов в сутки. Но нас, новичков, загружали ими по полной программе. Нас проверяли на прочность и на способность переносить лишения службы. Датчики брони исправно передавали контрольным компьютерам развернутые медицинские показатели и запись наших разговоров и поступков. За нами наблюдали день и ночь, ежесекундно.
   Мы драили любые поверхности. Целые километры палуб и переборок. Чистили оборудование ангаров. Производили дезинфекцию кубриков. Вручную перегружали из гидропонных отсеков на камбуз массивные контейнеры с водорослями, а затем волокли их обратно наполненными водой. Чистили гальюны. Грузили боеприпасы в десантные боты перед учениями. Помогали техникам на тяжелых работах по обслуживанию двигателей. И, кроме этого, мы несли комендантскую службу у боевых постов корабля.
   После любой работы легионер обязан привести себя в порядок. Даже если через минуту ему снова придется испачкаться -- его броня и амуниция должны быть тщательно вычищены. Ты заканчиваешь приборку -- и спешно начинаешь чиститься. Не успеваешь закончить чистку, как тебе уже дают следующее поручение. Только-только разогнешь спину, как командир делает тебе вежливое замечание за неопрятный внешний вид. И ты готов провалиться сквозь палубу от стыда и прячешь лицо от взглядов товарищей. А в комендантском наряде ты должен не просто быть опрятным -- ты обязан быть образцом. Потому что ты находишься вне десантной палубы, кругом матросы и командный состав экипажа, и для них ты -- олицетворение Легиона, символ нерушимого порядка, существо из другого мира.
   Все твои действия и побуждения, способность переносить нагрузку, организовывать свое время и планировать ход выполнения задачи, -- все это тщательно учитывается и анализируется. Легиону не нужны слабаки. Легиону не нужны дураки. Легион -- место для настоящих бойцов. Мы -- существа с доминирующей мотивацией. С рождения внутри нас упрятана такая тугая пружина, что до самого списания она не успевает развернуться до конца. Нас отправляют в утиль задолго до того момента, когда запас боевого духа внутри иссякнет.
   -- Жос, -- мягко говорит сержант, -- когда несешь этот контейнер, старайся идти в ногу с напарником. И иди на полусогнутых. От этого его содержимое не будет плескаться и нести значительно легче. Так ты сохранишь силы.
   -- Да, мой сержант! -- с благодарностью отвечаю я.
   -- Жос, наклоняясь за тяжелым предметом, выпрямляй спину и приседай, прежде чем поднять его.
   -- Благодарю, мой сержант!
   -- Жос, меняй моющую жидкость через каждые пять плит. Иначе она теряет свойства и тебе придется затратить на уборку больше времени.
   -- Спасибо, мой сержант!
   -- Не надейся на систему прицеливания. Действуй интуитивно. Доверься своему естеству воина. Позволь духу войны взять верх над разумом.
   -- Так точно, сэр.
   -- Сила и честь! Маневр и огонь! Твой напарник -- часть тебя. Почувствуй его движение. Прикрой его огнем! Разбуди свою ярость! Где твой боевой клич, легионер!?
   -- А-а-а-а-а!!!
   И так -- десятки раз на дню. Сержанты учат нас уму-разуму, мы слушаем их наставления, примечаем, как поучают других, и мгновенно ухватываем суть. У нас великолепная зрительная и мышечная память. Мы закрепляем рефлексы после нескольких повторений. Мы -- идеальные солдаты. Должно быть, обычные граждане здорово завидуют нашим способностям, оттого и распространяют о нас нелепые слухи. Зависть -- не лучшее в мире чувство.
   Все новички, соревнуясь друг с другом, стараются добиться поощрения. Не обязательно явного. Иногда легкого кивка или просто внимательного взгляда, за которым не следует замечание, более чем достаточно. Мы с азартом бросаемся выполнять очередной приказ, ревниво следя друг за другом -- а вдруг мой товарищ работает лучше меня? Мы понимаем, и это -- часть нас: изнурительный труд -- первый шаг на пути к славе.
   Этот месяц, он нужен еще и для того, чтобы наносоединения, введенные в кровь, успели развиться и начать действовать. Для каждой специальности -- свой вид. У танкистов и водителей инженерной техники -- интерфейсы с системами управления. У артиллеристов -- встроенные вычислители. Мы же рождены для пехотного подразделения, поэтому у нас -- это средства прямой связи с тактическим компьютером, универсальные блоки управления ручным оружием и интерфейсы с датчиками общевойскового скафандра. Или брони, как мы иногда его называем. Моя винтовка или ракетная установка не станут стрелять в чужих руках -- они просто не опознают хозяина.
   Несколько моих товарищей не смогли завершить этот месяц. В этом нет ничего постыдного, потому что я знаю, как они старались. Я тоже мог оказаться на их месте. Именно поэтому я не испытываю чувства неловкости за них. У двоих не смогли развиться наносоединения. И один во время несения караула переусердствовал -- не пропустил на боевой пост корабельного офицера, имеющего на это право. Они не прошли курс, но они не опозорили свои имена. Их спишут, потом их имена с тем же индексом присвоят другим новичкам. Цепочка наследования не прервется.
   И вот, наконец, наступает 23 апреля, мы до блеска драим и без того стерильную броню, переодеваемся в свежие комбинезоны, а затем шествуем парадным шагом, обходя строй полубригады. Из уважения к традициям Легиона, на церемонии присутствует командное звено крейсера -- командир и начальники основных служб. Их группа в белых парадных мундирах стоит в квадрате для гостей и выделяется на фоне серых узоров пехотной брони ярким бело-золотым пятном.
   В числе других я четко печатаю шаг, наша взводная колонна идеально ровна, и слитный стук каблуков о металл палубы напоминает мне звуки выстрелов. Боковым зрением я вижу внимательные взгляды легионеров. Мы проходим вдоль строя, лейтенант командует остановку, мы приставляем ногу, выполняем поворот направо и оказываемся лицом к лицу с группой ветеранов. Их лица безмятежны и бесстрастны. Глаза не выражают ничего, кроме холодной отстраненности. Но я чувствую, как между ними -- покидающими этот мир навеки, и нами -- приходящими им на смену, протягивается незримая нить. И дух войны пропитывает нас.
   В такие минуты слова излишни. Эти легионеры выслужили свой срок и готовы вернуть свои имена. Они выполнили свое предназначение. Лейтенант вновь подает команду. Мы размыкаем ряды, делаем пять шагов вперед и ветераны занимают наше место. В абсолютной тишине строй прощается с ними. Пять минут беззвучия. Затем командир бригады вскидывает руку к козырьку и оркестр начинает марш "Дорога к славе". Так ли уж важно, как живет солдат? Гораздо важнее, как он умирает. Под звуки марша сводный взвод отставников выполняет четкий поворот и марширует к выходу. Туда, где их ждут медики. В тесноте медицинских отсеков они получат последнюю команду. Их сердца перестанут биться. Их тела опустят в емкости с раствором, который со временем будет использован для рождения новых легионеров. Таким образом, они останутся в Легионе навеки. Вспоминая эту процедуру, я не могу избавиться от ощущения животной покорности судьбе, что накрепко впаяна в нас. Эта покорность входит в противоречие с нашей агрессивной сутью. Дикий волк, рожденный в неволе и добровольно плетущийся на заклание -- что может быть более неестественным? Но тогда торжественность процедуры настраивала нас на возвышенный лад. Нас гипнотизировала величественная музыка. То, что происходит у нас на глазах -- нас не касается. Мы страшно далеки от этого момента. Так далеки, что кажется, будто он не наступит для нас никогда.
   Оркестр стихает. По традиции начальник штаба вслух зачитывает список назначений. Наши тактические блоки оживают, подтверждая получение распоряжения. "Рядовой Жослен Ролье Третий -- седьмая рота третьего батальона, первый взвод". Чтение заканчивается, мы по одному, в порядке зачитывания, выходим из строя и занимаем места на левом фланге своих подразделений. В тот момент эмоции переполняли меня. Ведь я прошел проверку. Легион принял меня. Теперь у меня была родина.
  

-- 4 --

  
   Раз в месяц мы посещаем медицинский отсек для обязательного осмотра. Прием ведет командир медвзвода -- лейтенант Пьер Легар Четвертый. В остальные дни, за исключением случаев травм и ранений, нас осматривают сержанты и взводные санинструкторы. Кроме того, все мы обучены навыкам оказания первой помощи и распознаванию симптомов основных заболеваний.
   Батальонному медику не позавидуешь -- работы всегда хоть отбавляй, а расти по службе некуда. Максимум, что ему светит, это назначение в медслужбу части, вакансий в которой -- раз-два, и обчелся. Но молодой лейтенант, похоже, доволен судьбой -- приветливая улыбка не сходит с его круглого веснушчатого лица. Улыбка его искренняя, не показушная. Он сначала медик, а уже потом офицер. И руки у него добрые, теплые. Я стою в очереди одинаковых голых тел, босиком на холодной палубе, и наблюдаю, как сноровисто и профессионально он проводит осмотр, как подталкивает к стойке диагноста очередного бойца, как задает ему вопросы и делает отметки на своем электронном планшете. Мне нравится смотреть на то, как он работает. С душой. Он относится к легионерам не как к расходному материалу. Уважительно. Это сразу бросается в глаза.
   Возможно, моя приязнь возникает оттого, что наш медик -- офицер. Мы уважаем офицеров генетически. Но, скорее, я просто любуюсь его четкими действиями. В Легионе любят профессионалов. Его помощники -- два сержанта и капрал, изо всех сил подражают своему начальнику, но у них не очень получается. Их движения не такие отточенные, как у лейтенанта. А улыбки больше похожи на дежурные маски. "Следующий!", -- выкрикивает капрал, протирая опору диагноста дезинфицирующим раствором. Я морщусь -- этот раствор едко пахнет. Все сильные запахи на судне очень заметны. Выделяются среди привычных душноватых ароматов разогретой изоляции и с непривычки здорово тревожат: нас учили, что появление постороннего запаха в отсеках означает неисправность системы жизнеобеспечения.
   Следующий -- это я. Я делаю шаг, принимаю стойку "смирно" и рапортую офицеру о прибытии. Но вместо щелчка каблуков раздается мягкий шлепок босых пяток. Лейтенант улыбается, заметив мои затруднения.
   -- Не тушуйтесь, легионер! -- ободряюще произносит он. -- Жалобы на здоровье есть? Спите хорошо? Ничего не чешется под скафандром?
   -- Жалоб не имею, мой лейтенант!
   -- Ну-ну. Давай-ка мы тебя прозвоним. Ступай вот сюда. Глаза закрой. Сержант, сделайте-ка мне снимочек. Спасибо.
   Он разглядывает мою проекцию на рабочем мониторе. Поднимает глаза. Кивает.
   -- У вас все в норме, рядовой, -- говорит он.
   -- Спасибо, сэр.
   -- Ролье, проходи сюда, -- зовет меня медицинский сержант. Берет у меня пробу крови. Вручает две пробирки и крохотную пластиковую загогулинку. -- Гальюн там. Сюда мочу, сюда -- кал. И побыстрее, не задерживай очередь. Результаты узнаешь у своего сержанта. Все, двигай.
   Я топаю на выход.
   -- А чего это ты без талисмана, а, солдат? Не веришь в удачу? -- неожиданно поворачивается ко мне лейтенант.
   Его открытая улыбка здорово располагает к себе. И смущает отчего-то. Я скованно улыбаюсь в ответ.
   -- Не знаю, сэр. Я недавно служу. Не успел обзавестись, -- отвечаю растерянно. Я не привык, что офицер может вот так запросто общаться с рядовым, да еще из новичков. Потом спохватываюсь и обещаю: -- Я его обязательно изготовлю, сэр. Сразу после стрельб.
   -- Да брось, я же пошутил. -- Глядя на смеющегося начальника, сержанты и капрал тоже растягивают губы в гримасе, означающей проявление радости. -- Талисман в обязательную экипировку не входит.
   -- Я все равно сделаю, сэр! -- растроганно заверяю я.
   -- Ладно-ладно, иди. Не забывай пищу получше пережевывать. Никакой талисман тебе не нужен -- вон у тебя какие бицепсы. Не то что у меня, пробирочного червя, -- шутит медик.
   Я выскакиваю из отсека весь красный от смущения -- офицер меня вроде как похвалил, хотя и в шутку. Одеваясь, замечаю, что, действительно, почти у всех наших на шее, на коротких пластиковых шнурках висят талисманы -- обычные винтовочные патроны, отполированные вручную до блеска и с именем, выгравированным на донце. Это единственное украшение, что нам позволено носить. Патроны самые что ни на есть боевые. По традиции, когда кончаются боеприпасы, такой патрон можно вогнать в ствол перед последней атакой. Перед решающим боем нам разрешают вывесить талисманы поверх брони. "Свесить шнурки", так это у нас называют. Согласен -- не слишком благозвучно.
   Меня встречают шутками, от которых краснеют уже и мои уши:
   -- Что, Жос, не выдержал смотра? Наш медик солдата без патронов за здорового не считает? Ты только в следующий раз не перестарайся -- один патрон на шею повесь, а не целый ящик! Да смотри -- граната не подойдет, под скафандром мешать будет!
   После очередных стрельб, спросив у сержанта разрешения, я оставляю себе новенький матово-сияющий патрон. И каждый вечер после отбоя тихо и осторожно, стараясь не разбудить товарищей, полирую его об одеяло. А однажды, когда представляется случай, заскакиваю к техникам из роты обслуживания и прошу их выгравировать на патроне свое имя.
   -- Тебе имя полностью, или как?
   -- А можно?
   -- Можно-то можно, но на донце все не войдет -- слишком длинно. Если хочешь, на боку сделаю.
   -- Нет. На боку не надо -- подаватель заклинит. Пиши на донце. Только фамилию.
   -- Ну-ка, дай глянуть! -- просит меня в душевой взводный сержант Сорм.
   Смущаясь, я протягиваю ему сияющий цилиндрик на новеньком мягком шнурке.
   -- А что неплохо вышло. Красиво. Только после отбоя теперь старайся спать, а не красоту наводить.
   -- Спасибо, сэр. Больше не повторится, -- обещаю я.
  

-- 5 --

  
   Земля на экране внешнего обзора выглядела очень занимательно. Нельзя сказать, чтобы я не видел материнской планеты раньше. Видел, конечно, видел. Во время многочисленных тренировочных высадок на полигоны Луны яркий бело-голубой шар часто висел, казалось, над самой головой. Но сейчас все было по-другому. Из голубого шара Земля превращалась в гигантскую чашу, дымка облаков укутывала ее края, и, чем ниже мы опускались, тем больше казалось, что мы падаем на дно океана; материки раздвигались, будто живые, приобретали цвет, и постепенно голубой цвет над Африкой сменялся коричневым и буро-зеленым. Наш бот ощутимо трясло, это чувствовалось, несмотря на усилия гравитационных демпферов. Экран внешнего обзора по временам слегка расплывался от перегрузок, и лейтенант Бейкер Восьмой -- его тоже перевели в первый взвод, -- подбадривал нас по внутренней связи. Все это было несколько непривычно. До этого мне не приходилось совершать высадку на планету с атмосферой.
   Состояние легкой отрешенности, сопутствующее ситуации, приближенной к боевой, охватывало меня. Я уже говорил -- чувство страха у легионера отсутствует. Настороженность и трезвая оценка ситуации вполне заменяют его. Любуясь цветными видами, я прокручивал в голове варианты действий при повреждении бота зенитным огнем и повторял условия вводной. Лейтенант должен знать, что я спокоен. И командир отделения, сержант Васнецов Пятый, тоже. Я -- самый молодой солдат в его отделении. Сквозь тусклые блики на лицевой пластине сержантского шлема я угадываю его напряженный взгляд. Он делает успокаивающий жест правой рукой, одной лишь ладонью -- остальное намертво зафиксировано во избежание травм при торможении.
   Россыпь домов вращается над нашими головами -- по крутой дуге мы пикируем к самой поверхности, одновременно выполняя противоракетный маневр. Наверное, с Земли строй из сотен десантных судов, оставляющих за собой белые инверсионные следы, выглядит внушительно. Железный кулак, стремительно и неотвратимо падающий с неба. Демпферы воют, заглушая рев двигателей. Короткие, все учащающиеся уколы в голове -- отсчет. Руки плотно охватывают цевье винтовки. Тело склоняется вперед. Короткий визг компенсаторов -- как завершающий аккорд. Шипя, бот раскрывается, подобно майскому жуку. Борта поднимаются вверх. Десантные аппарели откидываются, превращая палубу под ногами в крутой склон. "Пи-ик!" -- звучит последний сигнал. Страховочные скобы освобождают наши тела. Как один человек, мы молниеносно слетаем на землю. Глаза смотрят вперед, одновременно наблюдая за местностью и считывая показания прицельной панорамы со стекла шлема. Полупрозрачная пелена с цветными значками на ней -- это не туман. Тактический блок подает сигнал непосредственно на зрительный нерв, отчего картинки причудливо накладываются друг на друга. Вспышки над головой не озаряют дома и странные поверхности из белых и серых камушков меж ними -- бот не поддерживает нас огнем. Вместо этого он закрывает створки палубы и, тихо гудя, поднимается на тридцать метров вверх, где и зависает. За нашими спинами другие десантные средства, произведя высадку, поступают так же. Тени от недвижно висящих над землей судов уродуют нарядные дома неровными пятнами. Люди, стоящие на обочинах -- пестрая галдящая масса, -- задирают головы вверх. Мы движемся двумя колоннами, бежим трусцой в ногу, через пятьдесят метров взвод вливается в ровный прямоугольник батальонного строя и звучит команда "На пле-чо! Шлемы а-а-ткрыть!" Короткое шевеление серых спин. Успокаивающая тяжесть оружия на левом плече. И воздух Земли, напитанный сотнями незнакомых запахов и звуков, врывается в крохотный мир под броней, слепя ярким светом.
   Нам запрещено появляться на материнской планете. Легион потому и называется Инопланетным, что несет службу вне Земли. На Земле службу несут военнослужащие из числа граждан. Сегодняшний день -- исключение. Сегодня мы участвуем в патриотическом военном параде, вместе с земными войсками проходя по улицам ежегодной столицы. Наша показательная высадка -- часть зрелищ, которыми мы радуем пресыщенные взгляды граждан. Моя винтовка не заряжена, подсумки пусты и для пущей страховки затворы заблокированы командой с корабля-носителя. В сияющей броне боевых машин Третьего бронетанкового полка, что пойдут за нами следом, отражаются деревья и солнечные искры -- по случаю торжеств режим маскировки отключен. Мало кому покажется интересным вид приземистых колесных танков с мимикрирующей броней, которых не разглядишь на фоне узорчатых декоративных решеток и бело-розовых стен мадридских дворцов.
   Мы быстро формируем парадные коробки. Толпа по обочинам густеет. Люди выглядывают из окон, свешиваются с резных балконов. Редкие дети, похожие на резвящихся зверьков, суетятся под ногами взрослых и, смеясь, бросают в наш строй конфеты и флажки с эмблемой Легиона.
   Оркестр начинает Марш легионера, отсюда его почти не слышно за шелестом листвы и бормотанием толпы, но мелодия все равно звучит в ушах барабанным ритмом -- ее транслируют на наши шлемные станции. Почему-то я не ощущаю никакой торжественности. На нас показывают пальцами, как на диковинных существ. Так непривычно видеть голубое бездонное небо над головой и под ним -- множество людей, которым не требуются дыхательные маски и защитные скафандры.
   Такблок сообщает о переходе к следующей части вводной. Над строем разносятся церемониальные команды. "К торжественному маршу... на одного линейного дистанции... по-батальонно... первый батальон прямо, остальные напра-во!" Слитное "клац-клац" в ответ. В числе других я превращаюсь в камень. Туловище напряжено и чуть подается вперед. Открыв рты, публика удивленно смотрит на невиданное действо. Многие забывают пить пиво и целоваться с кем ни попадя. Временами возникает ощущение, что они тут все непрерывно целуются. "Марш!" -- батальон выбрасывает вперед правую ногу. Скользкая каменная палуба вздрагивает от одновременного удара сотен шипованных ботинок. Толпа очухивается от наваждения, голоса ее крепнут, люди вытягивают шеи, женщины восторженно визжат, кто-то аплодирует, кто-то поднимает бутылки в приветственных жестах. Десятая пехотная, развернув знамя, длинной серой змеей грохочет по нарядному проспекту Ла-Кастельяна, надраенные винтовки подрагивают над шлемами, солнце вспыхивает на примкнутых штыках. За нами на малом ходу катятся машины Третьего бронетанкового. Над головой, выдерживая дистанцию, крадутся наши десантные боты, я вижу, как их тени гасят яркие отражения в окнах на правом фланге и время от времени окрашивают голубую воду фонтанов в свинцовый цвет.
   Позже, выстроившись на площади Колон, мы пропускаем мимо парадные расчеты земных войск. Стараясь не демонстрировать свой интерес, мы, тем не менее, ревниво следим за их прохождением. Необычное зрелище. Оказывается, местные солдаты-граждане все разного роста. Из-за этого начало каждой коробки составляют более высокие бойцы, замыкают ее самые низкорослые. Вся эта разношерстная масса в ярких парадных мундирах, такая пестрая и цветастая на фоне нашей брони в серых пятнах, усердно топает под звуки бравурных маршей, сжатые кулаки в белых перчатках старательно делают отмашку, до блеска начищенные ботинки отражают черное солнце, но мне кажется, что перед нами разыгрывают какой-то неубедительный спектакль, и его участники -- не настоящие солдаты. Будто бы из них вытащили сердцевину. Слаженность их действий оставляет желать лучшего, повороты и перестроения выполняются ими старательно, но недостаточно синхронно. Из учебного курса мы знаем, что солдаты-граждане проводят на службе всего по восемь часов в день, по ночам спят дома в мягких постелях, имеют два выходных в неделю, бесплатное медицинское обслуживание и еще ежегодный тридцатисуточный отпуск. Неудивительно, что у них не хватает времени стать настоящей армией.
  

-- 6 --

  
   Этот парад был задуман правительством как акт единения нации перед лицом нависшей над ней опасности. Так сказано в нашей вводной. Не далее как месяц назад Лунная колония огласила собственную декларацию независимости, национализировала порты и промышленные предприятия, объявила об аннексии военных баз на своей территории, к коей отнесла и орбитальное пространство вокруг Луны. Под угрозой обстрела Легион прекратил отработку десантных операций на поверхности спутника. База Флота в кратере Тихо на осадном положении, отрезанная от всех наземных коммуникаций. За этот месяц грузооборот между Землей и поясом астероидов снизился в несколько раз. Ожидают, что вот-вот Луна заключит союз с мятежным Марсом. Ситуация была чрезвычайно напряженной -- без промышленности спутника Земле долго не продержаться, и уже сейчас орбитальные верфи испытывают нехватку металла; земляне же при этом сохраняют контроль над большей частью энергостанций вокруг Луны и Флот блокирует любые попытки приблизиться к ним. Каждый день на утреннем построении мы получали пакет свежих данных о положении дел. "Темза" вместе с судами артиллерийской поддержки держалась на низкой орбите, контролируя подходы к базе.
   По своему складу мы неспособны к проявлению широкого диапазона эмоций. Слушая сводки, мы лишь надеялись, что скоро отправимся в бой. Нам было все равно, кто станет противником. Солдат не выбирает свою сторону. Мы были рождены для войны и тренировки в мирное время представляли собой всего лишь жалкий ее суррогат, с трудом оправдывающий наше существование. Мы искренне стремились к славе и главной мечтой каждого было умереть в бою, выполняя приказ. Но вид землян, пьющих пиво, вдыхающих релаксанты, целующихся, смеющихся, радующихся жизни и солнцу, был удивителен. У меня возникло стойкое ощущение, что толпе вокруг нас было абсолютно наплевать на то, что происходило дальше границ их города. Главным их занятием было получение удовольствия.
   После окончания парада нам разрешили сутки свободного времени. Это было так необычно -- до сих пор моя жизнь представляла собой непрерывную череду нарядов, занятий, тренировок и судовых работ. Череду эту лишь изредка останавливали короткие перерывы для приема пищи, гигиенических процедур или сна. Да еще редкие прибытия "веселого транспорта", предназначенного для снятия сексуального напряжения. В моей голове не укладывалось понятие "отдых". Отдых и безделье для легионера -- синонимы. Представить себе солдата, тупо сидящего на палубе или бесцельно разглядывающего облака, было попросту выше моих сил. Для этого требовалась фантазия, а ее у нас с успехом заменяло аналитическое мышление. Но командующий мадридским гарнизоном, который принял нас под временное управление, отдал такой приказ, и делать нечего -- мы приступили к его выполнению. Группами в составе отделений под командой сержанта.
   Штаб разработал маршруты для каждой группы, позволяющие охватить всю мировую столицу, группы получили список основных и вспомогательных целей, которые обязаны были посетить, броня и оружие были складированы на десантных ботах. Цели эти были классифицированы как "достопримечательности". В наших классификаторах числились такие категории, как "полевое укрепление", или "портовое сооружение". Ну, или, к примеру, "стратегически важный промышленный объект". Поэтому знакомство с объектами нового типа всех нас изрядно взволновало. Мы тщательно готовились к приему большого количества зрительной информации.
   Сержант распределил обязанности. Движение в колонну по два. Первая пара ведет фронтальное наблюдение, замыкающие прикрывают тыл, оставшиеся обозревают фланги. Одна из пар по очереди следит за воздухом. Два бойца отвечают за продовольственное снабжение. Один раз в час отделение останавливается на привал и в течение двух минут каждый из бойцов делится с остальными результатами наблюдений, включая краткие выводы и обобщения увиденного. Еще мы обязаны следить за тем, чтобы гражданам не причинялся материальный или иной вред, обходить препятствия, не мешать движению транспорта, в контакты с гражданами вступать только в рамках выполнения своих задач.
   -- Приказ ясен?
   -- Да, мой сержант!
   И мы отправились отдыхать.
  

-- 7 --

  
   Вести наблюдение без систем бронекостюма, полагаясь лишь на невооруженные слух и зрение, оказалось довольно трудно. У нас улучшенное, по сравнению с обычными гражданами, зрение, и слух более чуткий, да еще и то и другое усилено наносистемами, но все же я предпочел бы иметь под рукой датчики направленного действия и прямой канал с тактическим вычислителем. Тем более что все вокруг было незнакомым, и каждая мелочь требовала предельного внимания. Вот, к примеру, музей Прадо. Museo del Prado, так зовут его некоторые из местных жителей. Мы ходили по величественным залам, увешанным рисованными картинами, пытаясь понять их назначение. Особо вглядываться в них, как это делали многие из присутствующих здесь граждан, было некогда -- мы шли слишком быстрым шагом. Вначале я просто считал картины в каждом зале. Потом попытался как-то классифицировать их -- начал подсчитывать отдельно картины, изображавшие женщин, отдельно -- мужчин и отдельно -- группы людей. После, когда начали встречаться картины вовсе без людей, я начал считать и их. Но быстро обнаружил, что и они, в свою очередь, делятся на классы -- на них изображается или море, или заснеженные горы, или фрагменты лесистой местности. Дальше -- больше. Обнаружились изображения продуктов питания в виде плодов или частей убитых животных в окружении предметов интерьера. Затем -- различные цветы в вазах. После -- просто предметы, разложенные на столе.
   -- Это натюрморт, молодой человек, -- сказал мне служитель, заметивший мой интерес к одной из картин. -- Луис Эухенио Мелендес. Восемнадцатый век. Натюрморт с инжиром.
   -- Спасибо, сэр, -- вежливо ответил я, запоминая сказанное, и поспешил занять свое место в строю, оставив гражданина стоять с раскрытым от удивления ртом.
   От непрерывного потока новых данных моя голова немного кружилась. Кроме картин, я примечал цвет стен, количество дверей, их форму, запоминал маршрут, по которому мы двигались, высоту лестниц и количество ступеней в пролетах, схватывал привычки и особенности поведения граждан. Мы почти не разговаривали -- каждый из нас старался выполнить поставленную задачу как можно лучше. Впрочем, как и всегда.
   -- Молодец, Жос, -- кивнув, сказал мне сержант после того, как я, торопясь уложиться в отведенные для доклада две минуты, скороговоркой изложил внимательно слушающим товарищам результаты своих наблюдений.
   Мне стало тепло от похвалы. Это ведь не просто одобрительный взгляд или отсутствие замечания. Это -- устная благодарность от непосредственного командира. Я сразу вырос в глазах товарищей. Мой доклад оказался самым подробным и информативным. Впрочем, другие легионеры тоже не подкачали. Слушая их, я немного досадовал на себя за то, что пропустил такие важные и значащие детали.
   -- Граждане имеют разные цвет кожи, рост, вес. Среди граждан встречаются существа не только мужского, но и женского пола, о чем свидетельствует наличие молочных желез на груди, -- докладывает капрал Имберт Второй. -- Часть граждан маскирует свою половую принадлежность, часть, наоборот, всячески демонстрирует, привлекая к ней внимание окружающих. Пол некоторых граждан определить не представляется возможным: судя по внешним признакам, они относятся к мужчинам, но при этом в их поведении присутствуют черты, присущие женским особям, к тому же они выделяют феромоны, также характерные для женщин. Встречаются особи, имеющие вторичные половые признаки, характерные для обоих полов. Их классификация затруднительна. Капрал склонен считать, что они являются жертвами мутагенных факторов, возможно, искусственного происхождения. Форма одежды граждан не поддается классификации, определенных правил ее ношения не выявлено, похоже, она не служит для целей определения профессиональной принадлежности. Время от времени встречаются объекты, часть одежды на которых отсутствует. Соответственно, затруднительно определить род занятий граждан. Практически все встреченные особи выполняли действия, цель которых определить не удалось.
   -- Следующий, -- кивает сержант.
   -- Рядовой Кацман Третий! Многие из граждан вне всякой связи с родом занятий или наличием мышечной усталости употребляют сильнодействующие препараты-релаксанты и эйфорики. Значительная часть демонстрирует в присутствии окружающих потребность в половой связи и ее признаки -- эрекцию, касание частей тела партнера, поцелуи, разговоры на интимные темы...
   -- Следующий...
   -- ...Здания мало приспособлены для организации обороны и уязвимы для артиллерийского огня, не выявлено также никаких специализированных оборонительных сооружений, мест сосредоточения боевой техники и живой силы. Коммуникации пригодны для прослушивания и легкодоступны. Имеется множество мест, удобных для размещения снайперов. Местность идеально приспособлена для ночной разведки в пешем строю...
   -- ...Транспорт разнообразен, преимущественно колесный, с водородно-метановыми двигателями внутреннего сгорания, однако встречаются редкие транспортные средства с гравитационным приводом. Последние, как правило, сопровождаются большим количеством других транспортных средств, оснащенных световыми и акустическими устройствами, привлекающими внимание окружающих. Весь транспорт, за исключением последнего вида, подчиняется определенным правилам передвижения. Замечено также большое количество подземных коммуникаций, по которым в строго определенных направлениях через равномерные интервалы движутся транспортные средства, вмещающие большое количество граждан. Кроме того...
   -- ...Воздушное пространство не патрулируется, визуально следов присутствия вооруженных судов обнаружить не удалось. Имеется некоторое количество воздушных транспортных средств гражданского назначения...
   -- ...Распределение необходимых гражданам продуктов питания, одежды и амуниции производится в специализированных пунктах под общим названием "магазин" или "торговый центр". Кроме того, обнаружено значительное число пунктов приема пищи. Закономерность в процессе распределения пищи не выявлена -- граждане употребляют ее непрерывно, группами различной численности и поодиночке...
   -- ...Температура наружного воздуха колеблется от плюс двадцати девяти до плюс тридцати двух градусов Цельсия. Атмосфера пригодна для дыхания, ношения защитных средств не требуется. Замечено большое количество растений различных видов, свободно произрастающих в открытом грунте. Условно, растения можно разделить на деревья, кустарники и травяной покров...
   ...И так далее. Мы насыщались новыми знаниями, как огромные губки. Эта Земля оказалась довольно неизученным местом -- большее число выявленных в результате наблюдения фактов было нам неизвестно. Мы старались, как могли, предвкушая, какую пользу Легиону могут принести собранные нами сведения.
  

-- 8 --

  
   Наступило время обеда. Мы стояли, выстроившись в тени у стены дома, -- сержант приказал нам беречь кожу от прямых солнечных лучей, -- и ждали фуражиров, отправленных за продовольствием. Проходящие мимо граждане с любопытством смотрели на нас, впрочем, не слишком афишируя свое любопытство -- пристальное внимание способно вызвать недовольство, а этого здесь тщательно избегают. Некоторые молодые женщины и мужчины приветливо улыбались, и иногда делали нам знаки непонятного назначения, которые мы по незнанию оставляли без внимания. В этот момент я заметил группу людей, стоящих на углу, по внешнему виду напоминавших граждан. То есть, они выглядели, как граждане, но не являлись ими. Правда, это выяснилось позже. А сначала я обратил внимание, что это были первые из разумных существ, встреченных нами, которые занимались определенной деятельностью. А именно -- целенаправленно обращались к прохожим с целью получения от них местного эквивалента материального обеспечения. Денег. Надо сказать, что нам выдали с собой некоторое количество этих предметов. Аккуратные жетоны, по составу напоминающие бумагу. И у сержанта -- расчетный чип на пластиковой карточке.
   -- Это асоциалы. Побираются, как всегда, -- хмыкнув, сказал мне проходящий мимо гражданин.
   -- Побираются, сэр? -- не понял я.
   Гражданин -- высокий молодой человек с выбритой головой и в легкой белой рубахе, посмотрел на меня странно. Как смотрит сержант на солдата, который не может уяснить суть полученного распоряжения. Таких у нас быстро списывают, поэтому я поспешил извиниться:
   -- Извините, гражданин, сэр. Мы здесь недавно и многие термины мне неизвестны. Буду чрезвычайно благодарен вам за разъяснение.
   Несмотря на то, что я обратился к нему с учетом всех правил вежливости, предусмотренных Уставом при общении с гражданским населением, молодой человек оказался немногословен. Коротко пробурчал что-то непонятное и ушел. Из услышанного я понял только, что люди на углу не имеют средств к существованию. Попросту говоря -- им и их детям нечего есть. Почему так произошло, я не вникал. Это было неважно. Важно, что мы обязаны были вмешаться. Ведь одной из обязанностей легионера является защита граждан Земной Федерации, а без еды гражданам грозит смерть.
   -- Мой сержант, рядовой Ролье Третий просит разрешения обратиться!
   В этот день устные благодарности на меня так и сыплются:
   -- Я все слышал, Ролье. Ты быстро ориентируешься. Что предлагаешь?
   -- Отдать этим гражданам жетоны для получения довольствия, сэр!
   Другие солдаты, хоть и не посмели выразить свое согласие вслух, однако же всем своим видом изображали готовность действовать.
   -- Так и поступим. Собрать все деньги! -- приказывает сержант. -- Капрал Имберт Второй!
   -- Сэр!
   -- Передайте этим гражданам деньги. Принесите им извинения за нашу неосведомленность. Уведомьте старшего их группы о том, что мною будет подан рапорт о недостатках системы обеспечения.
   -- Есть, мой сержант! -- и капрал бегом отправился выполнять распоряжение.
   Наши действия несказанно изумили попрошаек. Оборванные, худые, они опасливо смотрели на ворох денег, которые протягивал им капрал. Граждане же вокруг нас удивленно наблюдали за происходящим. Мне сложно судить о том, какие чувства проявились на их лицах. Я в этом не разбираюсь. Но мне показалось, что большинство смотрят на нас со смесью презрения и неодобрения. В минуту вокруг собралась небольшая толпа из праздношатающихся.
   -- Нашли себе друзей, штамповки, -- так они говорили, улыбаясь, друг другу. -- Таких же животных, как и сами.
   -- Надо же, подкормили бедолаг. Теперь они разродятся еще одним выводком.
   -- Вы должны уважать человеческие права, -- пыталась увещевать их одна из откровенно одетых женщин. -- Они же страдают от недоедания!
   -- Какие еще права! -- возражал ей мужчина, по виду -- находящийся под действием какого-то возбудителя. -- Это не люди. Это животные. Такие же, как биороботы.
   -- Они тоже испытывают боль!
   -- А кто им мешает явиться в клинику и пройти курс коррекции? У них на это мозгов не хватает. Животные и есть!
   Они говорили так, чтобы нам не было слышно, забывая о том, что наш слух значительно острее человеческого. Их поведение казалось мне очень необычным. То, что люди не испытывают сострадания к своим собратьям, оказалось для меня неприятным открытием. И еще я понял, что те, кому мы помогли спастись от смерти, вовсе не являются гражданами. Их тут называют асоциалами. Людьми, находящимися вне социума. Позже я узнал, что это определение относится к людям, родившихся вне государственных родильных домов от настоящих биологических родителей и без разрешения государства. Граждане стараются не прикасаться к открытой коже асоциалов. Боятся заразиться. Этим людям никто не проводит генетическую коррекцию, после которой не страшны большинство болезней. Этим людям вообще ничего не проводят. Они рожают детей когда и сколько им вздумается, не в состоянии позаботиться об их будущем. У них нет денег на программирование будущего потомства. Они не подпадают под государственную программу оздоровления нации. Они вне социальных программ. Они живут, как встарь. Шьют из обрывков, собранных на свалках, одежду, выращивают на клочках бросовой земли овощи. Еды постоянно не хватает, и они вынуждены побираться -- наказание за кражу следует мгновенно. Болеют, умирают. Их лечат редкие врачи-энтузиасты, используя примитивное списанное оборудование. В их домах часто нет даже визора. Одним словом, эти люди ведут животный образ жизни. "Спасибо, господин", -- робко говорит капралу изможденный человек, принимая деньги. Настороженно оглядываясь на зевак, асоциалы быстро ретируются, оставляя нас в смущении.
   Вернулись фуражиры. Наши желудки способны переваривать практически любую органику, однако то, что я увидел, мало напоминало известную мне еду. Кому-то достались желтовато-коричневые предметы под названием "хлеб". Кому-то -- "мясные консервы". У меня в руках оказалась остро пахнущая масса под наименованием "сыр". Несмотря на непривычный вид пищи, пришлось поторапливаться -- время обеда истекало. И мы приступили к трапезе. Сыр этот оказался довольно вкусной субстанцией желтого цвета, хотя и необычной на вкус. Судя по его консистенции, он содержал довольно много протеинов животного происхождения. Вот только его оболочка была какой-то безвкусной и все время липла к зубам. Но легионеру не пристало привередничать. Обед должен быть съеден, иначе солдат не сможет оставаться в должной форме и быстро окажется непригодным для несения службы. Мои товарищи тоже встретили затруднения, они никак не могли сообразить, каким образом открываются емкости с консервами внутри.
   Граждане по сторонам старались не смотреть на нас. Здесь существует правило: невежливо разглядывать человека -- это может его оскорбить. Тем не менее, временами я слышал тихие шепотки со стороны прохожих:
   -- Смотрите, этот ест сыр вместе с оболочкой! А эти -- умора -- рвут банки руками!
   После обеда сержант потребовал у фуражиров объяснить причину задержки питания. Готовые сгореть со стыда, те пояснили, что их отказывались обслужить в пунктах под названием "магазин", мотивируя это тем, что "здесь только для граждан". Только в одном месте под надписью "обслуживаем биороботов" им удалось приобрести продукты, но для этого пришлось пройти значительное расстояние, что и послужило причиной опоздания.
   Поразмыслив, сержант решил не объявлять им взыскание, и мы двинулись дальше. Про себя я порадовался за своих товарищей. Их запросто могли лишить на трое суток права исполнять обязанности по службе. Такой наказанный обычно стоит у входа в кубрик по стойке "смирно" и с тоской в глазах наблюдает, как легионеры занимаются приборкой или отрабатывают действия при пожаре.
   И еще эти граждане, хоть и не подают вида, очень нас боятся. Рекламная кампания, проводимая во славу Легиона и направленная на устрашение врага, ударила совсем не там и не в тех. Рядовой обыватель на все сто уверен, будто инстинкт убийства в нас так силен, что мы готовы лить кровь налево и направо, и потому не стоит нам давать повода спускаться в их райские кущи. Они никак не могут взять в толк, что инстинкт этот в полной мере проявляется в нас только по приказу. И опасливо сторонятся, нечаянно оставаясь с нами наедине.
  

-- 9 --

  
   Через час мы едва не нарушили местный закон. На одной из красивых площадей у фонтана мы увидели большую группу граждан странного вида. Они были одеты в несвежие одежды и их длинные спутанные волосы явно были немыты вот уже несколько недель. Об этом же свидетельствовал запах -- ветер как раз дул в нашу сторону. Эти граждане держали большие плакаты и громко выкрикивали однообразные предложения, заставляя прохожих обходить их по проезжей части. "Уберите с наших улиц исчадий ада! Нет машинам-убийцам! Долой искусственных солдат!", -- вот что они скандировали. Вид этих людей был так необычен, а поведение так агрессивно, что сержант вынужден был остановить отделение и обратиться с вопросом к ближайшему гражданину:
   -- Прошу простить мое любопытство, сэр. Не будете ли вы так любезны пояснить мне, что это за люди вон у того фонтана?
   -- Члены политического и общественного движения, которое ратует за отмену генетических улучшений и возврат к природному естеству. Кстати, это они против вас сейчас митингуют, -- охотно ответил прохожий.
   -- Прошу прощения, сэр -- это традиционалисты? -- уточнил сержант.
   -- Можно и так сказать. Во всяком случае -- сочувствуют им.
   Тут я вынужден на минуту прерваться и сделать небольшое пояснение. Думаю, вы сочтете, что я тяну время, но без этого пояснения наше поведение может показаться немотивированным и нелогичным.
   Итак, в далеком 2006 году, после семилетнего полета к комете Wild2 вернулся американский (не удивляйтесь -- Земля тогда делилась на множество государств) кометный зонд "Stardust". После тщательного исследования кометного вещества, запечатанного в аэрогеле зонда, выяснилось, что на 98% процентов оно состоит из обычной пыли -- карбонов, воды и аммиака. Оставшееся же количество субмикронных включений состояло из следов практически всех элементов таблицы Менделеева. Попытки датировать возраст этих включений давали значение в 7-12 миллиардов лет, причем в поле вероятной ошибки в 90%. Было решено, что количество полученного вещества просто находится за гранью чувствительности аппаратуры, поэтому результаты не приняли во внимание. Но позднее, через десять лет, об этих результатах снова вспомнили. Очередной американский зонд зачерпнул и вернул на Землю образцы вещества из нерегулярной кометы, пришедшей из пояса Койпера. Он доставил образцы гораздо большего размера, поэтому удалось провести их детальный спектральный и структурный анализ. Они оказались ничем иным, как простыми конгломератами, состоящими из атомарной смеси почти всех первичных элементов периодической таблицы, за исключением сверхтяжелых. Было решено, что эти частицы являются остатками гипотетического протовещества, которое оказалось законсервировано в облаке Оорта на окраинах Солнечной системы. Исследования продолжались, и после получения достаточного количества образцов выяснилось, что это отличное сырье, из которого можно получать практически все металлы, но еще более важным оказалось, что оно -- практически идеальный "питательный бульон" для роботов-наноассемблеров. Элементы, входящие в протовещество, имели высокую степень чистоты, находились в легко преобразуемой молекулярной форме и были, что называется, готовы к употреблению. Единственная трудность -- необходимость хранения протовещества в вакууме при температуре не выше -270 градусов, с одновременной защитой от солнечного излучения. Исследования Солнечной системы, тем временем, шли своим чередом и вот, наконец, в поясе астероидов за орбитой Марса была найдена масса мелких, размером не более метра, тел, состоящих из протовещества, хранящегося в естественных и идеальных для него условиях. А именно -- в вакууме и покрытых обычной метеоритной пылью и грязным аммиачным льдом. С этого момента человечество рванулось в космос.
   Минули эпоха гипертрофированной демократии, религиозных и экономических войн, генетическая революция, Декларация об объединении Земли. Менялся климат -- часть гренландских льдов все же растаяла, затопив огромные участки суши. Исчезло множество языков. Человечество осваивало интерлингву. Нефтяная энергетика сменилась метановой, а впоследствии -- термоядерной, чуть позднее материнская планета окуталась сетью солнечных энергостанций. Пояс астероидов превратился в мощный производственный конгломерат, усеянный тысячами дешевых заводов по производству всякой всячины. Луна производила сплавы металлов и добывала гелий-3 для реакторов. На ней же сходились транзитные маршруты -- она стала огромной перевалочной базой для транспортных потоков с Цереры, Весты и десятков других планетоидов. Вокруг Земли на орбитальных верфях собирались тысячи межпланетных грузовиков. Земля превратилась в сытую метрополию, населенную миллиардами генетически усовершенствованных бездельников с гарантированными правами под защитой доктрины доминирования личности над обществом. А Марс... Марс в то время был ничем иным, как гигантским, совершенно фантастическим по своим масштабам борделем для десятков миллионов рабочих и горняков с астероидов. То есть, назывался он, конечно, по-другому. Человеку, долгое время находившемуся в невесомости, вне привычного магнитного поля, под воздействием космического излучения и десятков других вредных факторов, был необходим эффективный курс реабилитации. Марс как нельзя лучше подходил для этой цели. Прежде всего, по соображениям расстояния. Никому не хотелось лететь за тридевять земель и возвращаться на перенаселенную родину человечества. Но как-то так получилось, что вместе с курсом лечения красная планета начала предлагать и отдых для измученной души, постепенно превращаясь в масштабнейшее царство развлечений. Я не говорю "порока" потому, что к тому времени это понятие... э-э-э... несколько устарело. Смена пола по желанию, культ удовольствия, узаконенные наркотики -- все это стало привычным для большинства граждан и давно смыло привычные представления о границах разумного.
   Но, вместе с тем, на самой Земле оставались люди, получавшие удовольствие от тяжелого труда или опасностей. Встречались и те, кто не желал вести растительную жизнь в перенаселенных мегаполисах. И те, и другие переселялись на Луну или в Пояс. Для жизни в условиях низкого тяготения их организмы модифицировались. Так что выходило, что они брали билет в один конец -- обратная дорога фактически была им заказана. Оставались люди, убежденные в том, что путь развития, выбранный человечеством, ведет его в тупик. Они протестовали против модели развития, при которой некуда стремиться, где нет ничего, кроме желания получать удовольствие, и которая ведет к деградации и вырождению человека. Любое развитие происходит за счет разрушения. В случае общества потребления -- за счет разрушения среды обитания и более слабых стран. В случае трансгуманизма, с его универсальным принципом "от каждого -- по способности, каждому -- всё", -- за счет разрушения внутренней структуры самого человека. Генетическая чистота расы превратилась в фикцию, биологическое рождение стало исключением из правил, пресыщенная наслаждениями жизнь потеряла всякую цель, и люди постепенно становились расой пресыщенных индивидуалистов. В век, когда большинство граждан предпочитает заплатить взнос в родильном доме, сдать образец ткани, своей и партнера, оговорить пол, внешние признаки, набор дополнительных изменений, дать имя будущему дитяти и через некоторое время получить извещение о рождении, традиционалисты, так стало называться это движение, ратовали за возвращение к природным началам, за отказ от чрезмерного потребления, за гармонию с природой. Их движение ширилось, отчасти за счет убежденных людей, отчасти -- за счет примкнувших к ним скучающих обывателей. Они тоже эмигрировали, причем большей частью -- на Марс. Марс -- какая-никакая, но все же планета. Они мечтали построить там новое общество и в конце концов устроили переворот. Жуткую резню, в которой гибли и правые, и виноватые. Объявили о создании республики. Их радикальные идеи, вкупе с агрессивной внешней политикой и усиливающимся недовольством инопланетных поселений бременем Земли, ее контролем над перевозками -- основой существования Земной Федерации -- привели к длинной цепи провокаций и терактов, вылившихся в Первую Марсианскую войну, в результате которой Земля обзавелась Флотом, создала Легион и привела к покорности большую часть пояса астероидов. Влияние традиционалистов, их воинственная пропаганда до сих пор разлагает население Земли и ее сателлитов, играя на руку бывшей колонии. Во всяком случае, так гласили программы обучения в Легионе. Так что наше желание задержать подрывные элементы было вполне естественным для солдат, не имевших ни малейшего понятия о сложностях человеческих взаимоотношений.
   Сержант Васнецов Пятый принял единственно верное решение.
   -- Отделению оцепить площадь! Не выпускать граждан, внешне похожих на подрывные элементы! Капрал, разыщите и приведите полицейского! Выполнять!
   И мы разбежались, радуясь возможности проявить себя. Среди граждан возникла легкая паника, на нас смотрели со страхом, несмотря на то, что мы были не вооружены. Традиционалисты прекратили свои крики -- по всей видимости, до этого им не приходилось сталкиваться с открытым противодействием в обществе, где свободное высказывание своего мнения стало нормой, да и проявления насилия на Земле стали такой редкостью, что одна только мысль о том, что личность может быть подвергнута физическому воздействию, была способна серьезно деморализовать человека. Некоторые из пикетчиков, побросав свои плакаты, попытались даже скрыться, но были тут же остановлены легионерами.
   Неожиданно меня захватило чувство власти над этими людьми. Оно было сродни жажде уничтожить врага, но, так как приказа на уничтожение не поступило, мы балансировали на шаткой грани между желанием убить противника и сохранить ему жизнь для получения разведывательных данных. Это чувство опьянило меня, ноздри мои раздувались, мир приобрел неожиданную четкость, и я понял, что нахожусь в состоянии странного наслаждения, которое впоследствии не раз испытывал, убивая врага. Но тогда это состояние было мне в новинку. Я еще не знал, что при нашем создании люди руководствовались общей для того времени доктриной -- существо, выполняя возложенные на него обязанности, должно испытывать удовольствие от их выполнения и удовольствием же вознаграждаться. Видимо, именно по этой причине нам были оставлены половые органы, хотя и видоизмененные. Как и большинство современных граждан, мы должны были любить свою работу и иметь возможность получать вознаграждение за нее. К тому же, было решено, что лишить нас признаков пола и сексуального удовольствия -- негуманно. Рабство должно быть изжито, сказали они. Рабство -- унизительное понятие. Получая наслаждение от выполнения своей работы и вознаграждаясь за ее результаты, существо не может считаться рабом. Только впоследствии меня поразило странное несоответствие целей нашего создания и принципов, которыми руководствовались создатели. Посылать нас на смерть вместо своих опереточных войск оказалось гуманно, а лишить пола -- нет. Странная логика, не находите?
   Вернулся капрал в сопровождении местных полицейских. Узнав, что произошло, стражи порядка пришли в сильное смущение -- они попросту не знали, как с нами поступить. Оказывается, мы нарушили основополагающий принцип местной демократии -- воспрепятствовали волеизъявлению граждан. С другой стороны -- мы находились вне юрисдикции местных властей, как и все военнослужащие. Сержант Васнецов был шокирован таким оборотом событий, хотя и не подавал вида.
   -- Сэр, -- обратился к нему начальник полицейского патруля. -- Предлагаю вам покинуть место происшествия, предварительно извинившись перед гражданами за доставленные по незнанию неудобства. Таким образом, мы избежим крупного политического скандала, да еще в преддверии военного положения.
   Это самое "сэр" в его исполнении, скажу я вам, звучало так, будто его вытянули клещами. Этот полицейский был единственным гражданином в патруле -- остальные его члены оказались биороботами.
   Что такое биороботы и чем они отличаются от граждан, спросите вы? Отвечу: я до сих пор этого не знаю. Единственное их отличие от полноправных членов общества состояло в том, что они были рождены не по взаимному согласию и на основе образцов двух граждан, оплативших набор генных изменений и услуги по выращиванию плода, а по решению правительственного органа или лицензированной частной компании. В последнем случае набор изменений в организме варьировался в зависимости от цели рождения. Попросту говоря -- от той работы, для которой биоробот предназначался. Я сказал -- "рождение"? Прошу меня извинить. Конечно же, я имел ввиду определение "производство". Ибо к традиционному рождению этот процесс не имеет никакого отношения.
   Согласно этой квалификации, все мы -- и легионеры, и флотские -- также являемся биороботами. Наделенными способностями к убийству живых существ, но это не меняет сути дела. Часто, осмысливая различие понятий "гражданин" и "биоробот", я удивлялся капризам судьбы. Поневоле слово "бог" мелькало у меня в голове, хотя я знал, что Бог или Всевышний, или Господь -- это мифическое существо, которому земляне приписывают все непознанные явления, обнаруженные во Вселенной. Кому-то это непознанное явление дозволяло быть свободнорожденным, а кому-то -- наслаждаться исполнением своего Долга. Как мне, например. И уж если между нами, рабами Долга, и ими -- гражданами, повелевавшими нами, не было никакой разницы, то, сравнивая себя и их, я испытывал невольную гордость. Ибо я -- совершеннее их. Осознание этого простого факта не раз помогало мне в моменты сомнений и нерешительности принимать правильное решение. Я -- существо из плоти и крови. У меня есть родина -- Легион. И у меня есть цель в жизни -- стремление исполнять свой долг. Бедные бледные черви, где попало спаривающиеся, предварительно наширявшись до безумия! Мне не раз было жаль их. На таких, как я, держится мир.
   Так что мы дружно извинились перед перепуганным стадом и продолжили свой путь.
   Кстати -- у нас есть свой собственный Бог. Мы свято верим в его незримое существование. Так же, как многие земляне верят в то, что после смерти попадут в рай, мы верим, что не исчезнем бесследно. Но, в отличие от них, попадающих в свой пресный рай только после бараньей невнятной жизни, главной добродетелью которой является стремление быть как все и не высовываться (они называют это смирением), наш загробный мир -- мир воинов. Имя ему -- Валгалла. Ведет туда дорога Славы, устланная телами поверженных врагов. Даже после смерти мы продолжаем услаждать себя битвой и наш Господь -- Бог Легиона -- сидит во главе пира. Нам разрешено пить, сколько влезет, чистой воды на том бесконечном пиру. И даже прикладываться к вину. Не допьяна -- иначе нарушится координация движений, и наши показательные сражения превратятся в свалку. Но все же -- можно. Там есть женщины -- много настоящих земных женщин, а не наших боевых подруг с "веселых" транспортов, все они молоды, все длинноноги, они щеголяют прозрачными одеждами, они с улыбками прислуживают нам за столом, выполняя все наши прихоти. Наш Бог -- он наверняка генерал в загробной табели о рангах. На плечах его -- погоны с большой звездой. И если земные священники не лгут, и их боги все же существуют, то мы не будем чиниться и от души нальем им чарку-другую, коли им случится заглянуть к нам на огонек. Проявим солдатское гостеприимство. Мы напоим их допьяна и вместе с ними будем горланить веселые песни. А низкие поклоны в пояс пусть останутся для их райской паствы. Не к лицу боевым ветеранам гнуть спину перед какими-то штафирками.
  

-- 10 --

  
   Центр развлечений -- так называлось место, куда мы попали после досадного инцидента. Огромный комплекс, в котором причудливо смешивались достижения научно-технического прогресса, медицины и психологии. Под одной крышей этого удивительного здания можно было найти библиотеку с образцами литературы, начиная с древнейших времен, свежей периодикой (да-да -- те самые газеты, о которых я толковал вначале), комфортабельные кинозалы с развлекательными голофильмами, спортивные сооружения, курительные комнаты с широчайшей гаммой наркотиков, массажные и увеселительные заведения различного толка. Чьи только услуги там не предлагались! Мужчины, женщины всех возрастов и расцветок, существа непонятного пола, смешные карлики и даже специально выведенные животные. Мне сразу вспомнился "веселый транспорт" -- судно, раз в месяц подходившее к борту нашего крейсера, которое посещают легионеры, не имеющие замечаний по службе. Существа женского пола, что обслуживали нас, были почти на одно лицо и, как и мы, имели одинаковый рост. Здешние же услуги подобного рода были не в пример богаче. От разнообразия лиц, оттенков и соблазнительных поз разбегались глаза -- мы едва успевали фиксировать увиденное. Правда, после долгих консультаций с каким-то важным чином, молодой человек, отвечавший за порядок в заведении, виновато улыбнувшись, сказал, что нам разрешено пользоваться только образовательными услугами. Теми самыми, где книги, газеты и фильмы. Остальные, как он пояснил, имеют строгий статус "только для граждан". "Кто ж станет пользоваться услугами биоробота, который обслуживал других биороботов... извините...", -- так он выдал, совсем смешавшись. Видимо, зрелище неграждан, вошедших сюда в качестве клиентов, было ему в диковинку. Впрочем, оно и к лучшему. Долгих четыре часа я жадно глотал страницы электронных книг (бумажных нам не дали, сославшись на их ценность) и газет, сосредоточившись на сведениях о Легионе. Мне было интересно все, что касалось моей родины. Там я и узнал, что Легион в глазах граждан -- не что иное, как сборище неотесанных болванов, грубых, жестоких к врагам и друг к другу, только и умеющих, что убивать и не заслуживающих иной доли, кроме как погибнуть однажды во славу Земли. Встречались тут и совсем бредовые источники, главными героями в которых были легионеры, но я быстро понял, что они имеют к действительности еще меньшее отношение, чем газетные статьи. Сержант назвал их "развлекательной беллетристикой". Как я понял, это такое чтиво для тех, кому некуда девать время. И мы бы долго еще находились в библиотеке, тем более, что кроме ложных сведений о Легионе, мне удалось обнаружить немало действительно полезной информации об истории и предпосылках его создания, но тут сержант получил спутниковый вызов, и мы узнали, что бригада спешно собирает личный состав. Наш отдых закончился. Мы выдвинулись к месту временной дислокации ускоренным маршем. На пути нам встречались другие группы -- они тоже получили сигнал общего сбора.
   Впоследствии, лежа в койке после отбоя, я неоднократно гадал, что же послужило причиной внепланового возвращения? Наше неадекватное поведение на улицах Мадрида? Наша непохожесть на обычных биороботов? Страх, который мы рождали у обывателей? То, что произошло между нами и традиционалистами, оказывается, имело место повсеместно. Практически все командиры групп реагировали на антивоенные выступления одинаково. Штаб был попросту завален докладами о различных нарушениях, творящихся на улицах города и свидетельствующих о безобразном функционировании многих муниципальных или государственных служб. Естественно, командир части передал обобщенные сведения командующему гарнизоном. Я представляю, как багровела сытая физиономия этого напыщенного земного генерала, когда он читал рапорт. Конечно же, дело именно в этом. Кому сегодня приятно знать правду, как она есть, о недостатках во вверенном тебе хозяйстве? Особенно когда об этом имеют наглость докладывать какие-то биороботы. Куда проще гневно поджать губы и приказать: "Передайте командирам частей Инопланетного Легиона -- немедленно приступить к погрузке. Вернуться к месту постоянной дислокации сразу после получения воздушного коридора". Как бы то ни было -- для меня было большим облегчением вновь почувствовать на плечах привычную тяжесть боевого костюма. Жесткие объятия ложемента напомнили мне о корабле. И еще я подумал -- настоящим генерал становится только тогда, когда он один. Легионом командует всего один Генерал. Когда их образуются тысячи, как на Земле, возникает подспудное ощущение какой-то нереальности здешней жизни.
   А потом бот вздрогнул, взвыли компенсаторы, и мы стартовали. Когда в экране внешнего обзора высветился привычный голубой шар, мне в голову пришла мысль о том, что издали материнская планета выглядит гораздо более привлекательной, чем вблизи.
  

-- 11 --

  
   -- Эй, Жос!
   Я останавливаю свой бег из душевой в кубрик и вытягиваюсь смирно.
   -- Слушаю, мой сержант!
   -- После завтрака зайди к командиру медвзвода. Какая-то ерунда с твоими анализами.
   -- Слушаюсь, мой сержант!
   Потом до меня доходит сказанное.
   -- Плохие анализы? Я что, болен, сэр?
   -- Откуда мне знать? Думаю, ничего серьезного. Иначе тебя бы уже забрали, а весь кубрик залили дезинфекцией. Да не волнуйся ты так. Надеюсь, все обойдется.
   -- Спасибо, мой сержант.
   Медицинские отсеки -- как мрачные безжизненные пещеры. Ни одной живой души в коридорах. Слабо пахнет озоном. Работает только дежурное освещение, да синие лампы дезинфекции, отчего по углам темных переборок пульсируют жутковатые фиолетовые тени. Кажется, я один в этом царстве покоя. Топот ног, выкрики команд, суматоха приборок и разводов на занятия -- все это осталось там, за тяжелой плитой переходного люка. Быстро нахожу отсек 7-131. Глухой стук вязнет в теплом воздухе. Я думаю, что сержант ошибся -- в это время суток тут никого нет. Но потом люк уезжает в потолок и поток света слепит меня. Я делаю шаг вперед и представляюсь. Не ошибся сержант. Меня ждут.
   -- Садитесь, рядовой, -- приветливо говорит лейтенант Легар.
   -- Спасибо, сэр! -- я скованно присаживаюсь на краешек круглого одноногого табурета.
   Люк за спиной опускается. Пауза затягивается. Незаметно оглядываюсь. Мы одни. Нет никаких помощников. Все медицинское оборудование зафиксировано на переборках в походном положении. Лишь светится над столиком лейтенанта пятно дисплея, да яркий свет от светильников заливает кажущийся пустым отсек.
   -- Хочу вас успокоить, рядовой Ролье Третий -- ничего страшного в ваших анализах нет. Небольшой недостаток витаминов, только и всего. Вот, возьмите, -- он протягивает непонятно каким образом возникший в руке пузырек. -- Принимайте по одной капле каждое утро после завтрака. Передайте своему сержанту: никаких ограничений по службе -- вы практически здоровы.
   -- Спасибо, сэр!
   Я вскакиваю и тянусь за пузырьком. Напряжение мгновенно покидает меня. От спокойного голоса лейтенанта становится легко. Меня не спишут и не отстранят от занятий, я здоров -- что может быть лучше?
   Лейтенант отчего-то медлит. Улыбка его странно застывает. Блестит влажная полоска зубов под напряженно растянутыми губами. Взгляд останавливается. Перемена, произошедшая с лейтенантом, разительна -- передо мной вдруг оказывается совершенно незнакомый человек. Я успеваю подумать, как его лицо похоже на безжизненную маску, и медик, пристально глядя мне в глаза, произносит какую-то абракадабру:
   -- Голубые ели висели в воздухе под порывами штормового ветра и не было такой силы, которая могла бы сдвинуть их с места.
   -- Простите, мой лейтенант? -- озадаченно лепечу я.
   И тут свет моргает. Я напрягаюсь и пытаюсь отдать мысленный приказ о герметизации скафандра -- любое нештатное явление на борту может быть признаком аварии, опасной для жизни. Но ничего не происходит. Я хлопаю глазами -- почему-то обнаруживая себя сидящим на полу и ухватившимся за привинченный к палубе табурет -- и вскакиваю.
   -- Виноват, сэр! -- выдавливаю я, вытягиваясь смирно. В голове кавардак и смятение -- неужели я все-таки болен?
   -- Как чувствуешь себя, Жос? -- участливо интересуется офицер.
   -- Немного шумит в голове, мой лейтенант, -- убито признаюсь я.
   -- И все?
   -- Все...
   -- Поздравляю, мой мальчик, инициация прошла успешно, -- улыбаясь, лейтенант протягивает мне руку. Я быстро сдергиваю перчатку и суетливо пожимаю крепкую ладонь.
   -- Что прошло успешно, мой...
   И тут шум в голове прекращается, как по мановению руки. Мир становится кристально чистым и ясным.
   -- Благодарю, мой лейтенант! -- произношу я бодрым звенящим голосом.
   -- Я сожалею, мой мальчик, -- грустно отвечает медик.
   -- О чем, сэр?
   -- Ты должен был родиться офицером. Лейтенантом. Твоя программа внедрения была тщательно продумана. Мне стоило немалых усилий проделать изменения в генетическом материале. Сам знаешь -- рождение происходит раз в год, а к работам с кувезами персонал медвзводов привлекают редко. Этот досадный несчастный случай на учениях -- из-за него очередь сдвинули, и ты стал простым солдатом.
   -- Я буду полезен и в этом качестве, мой лейтенант! -- заверяю я.
   -- Конечно, Жос. Я не сомневаюсь. Службе нужны люди на всех уровнях. Тебе придется постараться, чтобы компенсировать перекос в системе поставки информации, вызванный этой случайностью. Ты изготовил талисман?
   -- Да, сэр! Вот он.
   -- Я немного поколдую над ним. Правда, стрелять он больше не будет. Но внешне останется таким же. Через него будешь получать пакеты с заданиями и поддерживать связь со мной. Твой имплантат будет воспринимать новое устройство как часть стандартного оборудования. Вот эта кодовая фраза, произнесенная вслух, будет означать сигнал провала. Произнеси ее, и я получу оповещение, а начинка твоего талисмана самоуничтожится.
   -- Ясно, мой лейтенант.
   -- Твоя задача -- стать лучшим.
   -- Да, сэр. Я и сам стремлюсь к этому.
   -- Нет, Жос. Ты не понял. Я не имею в виду твое обычное стремление к славе. Ты должен стать лучшим во что бы то ни стало. Даже ценой нарушения Устава. В этом случае интересы Службы должны доминировать над интересами твоего подразделения. Твое главное предназначение -- работать на контрразведку. Все остальное -- вторично. Помни: твоя цель -- собирать и анализировать информацию. Делая это, ты приносишь Легиону большую пользу, чем просто убивая врагов. Тебе оказана высокая честь. Очень высокая. Ты понимаешь это?
   Я облизываю пересохшие губы.
   -- Да, сэр. Я понимаю. Я горжусь тем, что вы выбрали именно меня. Я не подведу.
   -- Слушай внимательно. На первом этапе твоя задача -- проявить активность в военных действиях и быть очень исполнительным солдатом.
   -- В военных действиях, сэр?
   -- Они скоро начнутся, не волнуйся. Далее: необходимо обратить на себя внимание руководящего звена части и, по возможности, Легиона с помощью чрезвычайной эффективности и колоритности своих действий, а также -- демонстрации верности Долгу.
   -- Понял, сэр.
   -- Твоя популярность в среде товарищей должна быть чрезмерно высокой. Достигни ее дерзкими и красочными акциями. Ты должен быть отменно информированным в самых разных вопросах, чтобы всегда представить нужные кому-то сведения, либо высказать необходимый дельный совет.
   -- Да, сэр.
   -- В процессе твоего становления у тебя могут появиться недоброжелатели.
   -- У меня нет врагов, сэр! Товарищи меня уважают, -- замечаю я.
   -- Они могут появиться. Тщательно следи за своим окружением. Выявляй таких недоброжелателей, анализируй причину их неприязни, чтобы иметь возможность дискредитировать их, либо обратить на свою сторону. Хороший результат для их дискредитации дают слухи. Ты умеешь создавать их. Ты умеешь все то, что должен уметь хороший оперативный работник Службы. Прислушайся к себе.
   Я следую совету. Прислушиваюсь. Мое удивление растет. Я осознаю, что действительно знаю, как выявлять и оценивать потенциального информатора, как проводить его проверку и вербовку, помню способы удержания и причины прекращения связи, умею обнаруживать слежку и обеспечивать себе прикрытие. Я четко представляю методы конспиративной связи с контактером, способы перехвата и анализа информации, умею пользоваться огромным спектром технических средств, о наличии которых раньше и подозревать не мог. Я могу вычленять суть из обрывков обычный повседневных разговоров и складывать гипотезу из калейдоскопа отрывочных данных. Я способен анализировать данные и высказывать мотивированные суждения по заданной тематике. Я растерянно хлопаю глазами.
   -- Вот это да! -- только и могу сказать.
   -- Итак, помни: достижение тобой высоких результатов в официальной деятельности и приобретение безупречной репутации способствует успешному осуществлению заданий Службы. И, наоборот, пренебрежение обязанностями по "прикрытию" сказывается на разведывательной деятельности крайне негативно.
   Я предельно собран. Лейтенант делает короткую паузу, чтобы я мог четче осознать сказанное.
   -- Запомню, сэр.
   Он кивает, внимательно глядя мне в глаза.
   -- На первый этап тебе отводится не более полугода. Желательно уложиться быстрее. После того, как твоя карьера пойдет вверх, ты можешь получить доступ к интересующей нас информации. Ты -- не просто информатор. Ты -- агент под прикрытием. Служба никогда не признает твоего существования. Это залог твоей анонимности. Разведка марсиан очень активна. Любой из твоих товарищей или даже командиров, вольно или невольно, может оказаться внедренным агентом.
   Пауза. Я киваю.
   -- Задание номер два: представь краткие характеристики своего окружения -- всех, с кем ты сталкиваешься по службе. Раз в неделю сообщай свои соображения по поводу особенностей поведения товарищей, фиксируй их настроение, основные темы разговоров. Оценка морального климата мне очень важна.
   -- Принял, сэр.
   -- Способы связи. Основные пакеты данных будешь сбрасывать во время медосмотра. Короткий импульс твоего "талисмана" будет незаметен на фоне сканирующего излучения диагноста. В случае появления нового задания, ты будешь получать указания через одноразовые ретрансляторы в местах общего пользования. Текущие доклады передавай через скрытые каналы связи. Вот схема точек их выхода, запомни. Твой чип, приведенный в состояние готовности к передаче, произведет ее автоматически при обнаружении приемного устройства. Для срочной личной встречи проглоти эту капсулу. У тебя возникнет сильная тошнота и озноб, причины которых не будут определяться средствами диагностики взводного санинструктора, так что тебя доставят для обследования ко мне. Но пользуйся этим способом не чаще одного раза в год. Иначе твою карьеру зарубят по причине плохого состояния здоровья.
   -- Я запомнил, сэр.
   -- Ну, все, иди. Время вышло. Веди себя естественно. И не позволяй солдатской сущности доминировать над твоим истинным "я". Я надеюсь на тебя, Жос.
   Я принимаю стойку "смирно".
   -- Сэр, вы можете на меня положиться! -- с чувством чеканю я.
   -- Знаю. Иначе и быть не может. Не забудь про витамины. И успокой сержанта.
   -- Конечно, сэр.
   -- И выбери себе оперативный псевдоним. Что-нибудь нейтральное.
   -- Можно, я буду Павлом, сэр?
   -- Павел... Павел... -- лейтенант будто перекатывает это слово во рту. Улыбается: -- А почему бы и нет? Простенько и без намеков. Свои донесения адресуй Атилле. Это я.
   Вот так началась моя двойная жизнь.
  

-- 12 --

  
   Некоторое время все идет как обычно. Тот же воздух, отдающий металлом, та же пища. Сосредоточенные лица сержантов на поверках. Скрупулезная точность в выполнении приказов. Крейсер постоянно маневрирует в глубинах пространства, так что мы даже не имеем представления, где находимся, -- легионеру не положено знать лишнего. Но неуловимое напряжение в отсеках нарастает день за днем. Ожидание пропитывает нас с ног до головы. Сами того не осознавая, мы дрожим, как голодные волки, почуявшие добычу. Все туже взводятся незаметные глазу пружины. Каждое утреннее сообщение о действиях мятежной Луны -- новый камень на чаше нашего терпения. И потому в день, когда палуба "Темзы" начинает характерно вздрагивать под ногами, я решаю -- началось. И предвкушение предстоящего боя начинает исподволь прокрадываться в мозг, придавая привычным будничным действиям волнующий незнакомый оттенок. Подрагивание палубы -- это крейсер ведет огонь главным калибром. Каждую минуту я ждал объявления повышенной готовности, но про нас будто забыли. Как ни в чем не бывало, мы продолжаем действовать по распорядку. Уборка, душ, завтрак, развод на занятия, чистка оружия, полоса препятствий, силовые тренажеры, тир, обслуживание скафандра... Руки мои двигаются, как во сне. Ощущение, будто смотришь на свои действия со стороны. Отсоединить магазин. Отключить батарею. Передернуть затвор. Отсоединить компенсатор отдачи. Вытащить возвратный механизм. Повернуть толкатель на 90 градусов, потянуть на себя и отсоединить его...
   -- Рядовой Ролье Третий просит разрешения обратиться к сержанту Васнецову! Мой сержант, рядовой Ролье чистку и профилактику оружия закончил!
   -- Оружие к осмотру! Осмотрено!
   -- Первые номера, упражнение номер восемь, сериями -- огонь! Вторые номера -- заряжай!
   -- Рядовой Ролье Третий стрельбу закончил!
   -- Осмотрено!
   -- Первое отделение, упражнение номер тридцать -- "Развертывание в боевой порядок после десантирования", гравитация -- ноль точка двадцать два метра в секунду за секунду. Вводная передана. Внимание... марш!
   А палуба время от времени продолжает вздрагивать.
   Судя по величине гравитации, по которой мы живем и тренируемся последние две недели, нашей первой целью будет Веста. Планетоид во внутреннем поясе, то есть к Солнцу от раздела Кирквуда. Вслед за Луной планетоид объявил о своей независимости. В отличие от Луны, его поселенцы имели глупость сразу же заявить о присоединении к Марсианской Республике. Наверное, решили, что удаленность от Земли является весомым оборонительным фактором.
   Ноль двадцать две -- это примерно одна сорок пятая от земной. Почти невесомость. Действовать на поверхности при такой ничтожной силе тяжести чрезвычайно трудно. Каждый выстрел, несмотря на систему компенсации отдачи, отталкивает тебя назад. Очередь способна превратить тебя в независимый космический объект. Неверный шаг или неосторожный толчок усилителей -- и тело твое возносится на невообразимую высоту. Счастье, если ты останешься на орбите планетоида и до того, как задохнешься или будешь сожжен из стационарного лазера, тебя выловит эвакуационная бригада. Иначе астрономы когда-нибудь зафиксируют новый малый космический объект в поясе астероидов. Отвратительная смерть, что и говорить. Я не имею в виду муки удушья -- одна из заложенных в нас гипнопрограмм остановит сердце еще до того, как легионер почувствует приближение конца. (Снова этот любимый земной конек -- гуманность, мать ее! Переход стрелки давления за границу красной зоны шкалы автоматически включит гипнопрограмму.) Я говорю о полной бессмысленности такого конца. О бесполезности твоей смерти для Легиона. Где-то там, в черноте пространства, на уплывающей от тебя далекой белой искорке твои товарищи будут пытаться выполнить боевую задачу, и кто-то из них примет на себя твою цель и твой сектор обстрела, в то время как сам ты будешь бесцельно болтаться в вакууме и твоя винтовка, твой скафандр и твое тренированное тело превратятся в бесполезный набор высокотехнологичных запчастей. Такая смерть действительно мучительна. И потому, чтобы избежать ее, я всеми фибрами впитываю голос взводного и раз за разом, перед тем, как прикоснуться к спусковому сенсору, старательно учусь нырять вперед и отталкиваться от грунта, заставляя тело выработать рефлекс, который в момент выстрела придаст ему нужное ускорение и вектор движения относительно поверхности. Рефлексы -- лучшее в нас, что мы можем противопоставить противнику. Можете мне поверить -- бой при малой гравитации гораздо труднее действий в условиях полной невесомости. Даже несмотря на современные устройства ориентации и стабилизации скафандра.
   В полной выкладке пехотинец-легионер похож на округлое неуклюжее животное. Для того чтобы просто сносно передвигаться с кучей барахла, что на нас навешано, нужно иметь прочные навыки, намертво вбитые в подкорку. А чтобы двигаться быстро -- в бою это твой единственный шанс выжить, -- ты должен ежесекундно находиться в состоянии высочайшей собранности, одновременно считывая показания такблока, следя за местностью, действиями противника, инструкциями системы управления боем, просеивая через себя потоки данных от внешних датчиков, управляя огнем и поддерживая связь с командиром. Каждый шаг вне корабельных переборок -- смертельная опасность сама по себе. Космос не прощает ошибок. Малейшая каверна, образовавшаяся в манжете уплотнителя в результате небрежного осмотра -- и ты труп. Сбой системы охлаждения или выбор неправильного климатического режима -- та же история. Ледники из замерзшего азота и метана, скрывающие под собой предательские трещины. Рыхлые камни, рассыпающиеся под ногами на склонах глубоких кратеров. Вездесущая мелкодисперсная пыль, нарушающая видимость, блокирующая работу радаров и систем связи, облепляющая тебя с ног до головы плотным мохнатым коконом, пока кровь твоя не закипит из-за нарушения работы теплообменников. Жар плавильной печи на солнечной стороне поверхности и бесконечный холод на темной. Космические частицы сводят с ума измерители излучений. Если добавить к этому десятки способов, которыми противник старается нас убить, -- выполнение легионером боевой задачи превращается в сложнейшее уравнение со многими неизвестными. Решить его в реальном бою под силу немногим. Я во что бы то ни стало стараюсь остаться в числе счастливчиков. Среди тех, кто выполняет боевую задачу. Тех, кто остается в живых. Этого требует мое истинное предназначение.
   Ткань скафандра на ощупь мягкая и эластичная. Лишь в плечах -- там, где сквозь нее проходят шланги и элементы внешних креплений, -- да на бедрах и голенях она оснащена армированными пластинами. Даже не верится, что эта упругая тряпка выдерживает удар большинства видов известного пулевого оружия и способна поглощать радарные лучи. Весь скафандр пронизан микроскопическими нитями теплообменников. Правильно обернуть вокруг себя кучу амуниции, чтобы не уменьшить чрезмерно площадь охлаждения -- искусство почище японской чайной церемонии. Цена ошибки... впрочем, я уже повторяюсь.
   За плечами -- горб ранцевого четырехсоплового водородного двигателя. "Крест" -- так мы его называем за характерную форму. На бедрах -- клапаны магазинных карманов. Как и остальной скафандр, они пронизаны нитями теплообмена. Такие же карманы, но уже для пары бинарных гранат -- на голенях, чуть выше ботиночных манжет. На груди, на специальной легкой раме, -- штурмовой ранец с кучей необходимой всячины. Складные резервные моче-- и калоприемники, плитки сухого пищевого концентрата, ремкомплект скафандра, штык-нож в ножнах на правой боковой поверхности, специальные гнезда заполнены свернутыми мешками и баллонами затвердителей для создания полевых укрытий, там же уложены запасные выстрелы к подствольнику, светящиеся трубки и сигнальная ракета. Слева снаружи к ранцу прикручен тонкий цилиндрический контейнер с невесомой тканью аварийной герметичной палатки. Простая эта штука с момента создания Легиона спасла жизнь сотням солдат. Ремни разгрузки пропущены сквозь арматуру рамы. На них, в зависимости от задачи и условий боя вывешиваются дополнительные подсумки с боеприпасами и фляги с водой и бульоном в специальном термопокрытии. Или особое снаряжение. Ткань скафандра способна мимикрировать под управлением такблока. Правда, пользоваться этой полезной возможностью в открытом космосе приходится редко -- при действиях вблизи Солнца все наружные поверхности переводятся на максимальное отражение. Из-за этого легионер ослепительно сияет в солнечном свете и в отсутствие пылевого шлейфа виден за много километров.
   Штатных мест для укладки магазинов недостаточно для мало-мальски серьезного боя. Мы используем малейшую возможность для создания запаса. Но необоснованный выбор лишней пары внешних подсумков при действиях на солнечной стороне чреват тем, что патроны в магазинах попросту приварятся друг к другу и в какой-то момент превратят твое оружие -- штурмовую винтовку "Геката" -- в бесполезный кусок железа. Скобы гранат на солнце намертво прикипают к держателям. Самое неприятное последствие -- заклинивание заряда переносной ракетной установки. Например, из-за спекания той же пыли в направляющих пускового канала. Пехотинец попросту взлетает вместе со своей толстой трубой, а затем сработавшая боевая часть разносит его в клочья. В общем, правильный выбор экипировки, места размещения носимых боеприпасов и времени их приведения в боевое положение имеют значение. Как и выбор режима маскировки, когда ты решаешь -- стать заметным или свариться заживо. В нашей работе имеет значение абсолютно все. Любая мелочь. Каждую секунду мы балансируем на грани. Неудивительно, что мы так суеверны.
   Во время одной из тренировок, вскоре после инициации, мне пришла в голову крамольная мысль: наши боевые костюмы и оружие могли бы быть гораздо совершеннее. Настолько, чтобы мы не думали о посторонних вещах, нажимая на курок, и не рисковали жизнью по малейшему поводу. Но при этом наше оснащение станет дороже, и потеря легионера перестанет быть малозначимым для Легиона фактором. Ведь самое ценное, что в нас есть, -- это оружие и амуниция. Тело легионера и его нанодобавки стоят сущие гроши. Даже такой далекий от экономики тип, вроде меня, это понимает. Потеря оружия -- значительный удар по боевой мощи Легиона, и чем дороже это невосстановимое оружие -- тем чувствительнее удар. Тело же, призванное управлять оружием, -- совершеннейший пшик, кусок выращенной в чане протоплазмы, по странному капризу создателей способный мыслить и чувствовать. Так я впервые осознал, что, кроме долга и пути к славе, существует и некий их противовес. Экономическая составляющая, переводящая капли нашей крови в денежный эквивалент. Создающая разумный баланс между стоимостью нашей жизни и ценой победы. Из этой мысли почти автоматически возникла другая: наша разумность -- вовсе не дань гуманизму, как уверяют книги и командиры. Это одна из составляющих нашей эффективности. То, во что мы превращаемся благодаря способности мыслить и принимать решения, принято называть интеллектуальным оружием. Эти мысли заставили меня вздрогнуть. От стыда, что кто-то может догадаться, о чем я думаю, лоб мой покрылся испариной. Но сержант решил, что это у меня от усердия.
   -- Не волнуйся, Жос, у тебя все получается. Но старайся отталкиваться плавнее.
   -- Да, мой сержант, -- выдавливаю я в ответ, вызвав новый пристальный взгляд командира.
   С этого момента посторонние мысли посещали меня все чаще. Это происходило в самые неожиданные моменты. Я думаю, что этот недостаток -- следствие моей особой миссии. Существу-солдату ни к чему долгие раздумья. Способность быстро ориентироваться в боевой обстановке -- предел его возможностей. А существо-агент, напротив, должно иметь склонность к аналитическому мышлению. Наверное, сшибка двух противоположностей и порождала паразитные завихрения в моем котелке. Моя голова просто не выдерживала двойной нагрузки. Меня тянуло одновременно в разные стороны. Я стремился стать идеальным бойцом, я искренне любил своих товарищей, и одновременно должен был анализировать их слова и поступки, а после сообщать о своих выводах контактеру, невольно предавая наше братство. Я убеждал себя, что поступая таким образом, я жертвую собой ради процветания Легиона. И что работа на контрразведку является почетной, хотя и тайной обязанностью каждого легионера, в конечном счете повышая нашу боеготовность. И что любой на моем месте был бы горд возложенной на него ответственной миссией. Но ничего не мог с собой поделать -- постоянно вынужденный говорить не то, что думаю, я стал походить на рыбу, вытащенную из воды.
   Заградительный огонь, так нам позже пояснили причину стрельбы. Станция наблюдения обнаружила перемещения живой силы в районе лунной базы Тихо. Но это была еще не война. "Живой силой" на подступах к базе оказалась группа рабочих обогатительной фабрики с потерпевшего аварию колесного транспортера. В своих легких скафандрах, не имеющих мощных передатчиков, они шли к нам за помощью, и им было наплевать на политику. Они пытались выжить, только и всего, когда крейсер вдарил по поверхности главным калибром.
  

-- 13 --

  
   Я могу заснуть просто усилием воли. И знаю, что три часа сна ежесуточно -- необходимый и разумный минимум, при котором моя жизнедеятельность будет идти нормально. Несколько пропущенных циклов отдыха -- и мое внимание начнет рассеиваться, а рефлексы притупятся. И тем не менее, сегодня после отбоя я лежу без сна. Прислушиваюсь к себе и к тому, что меня окружает. Я чувствую, как мой сосед слева тоже не спит. И сосед справа -- тоже, хотя оба старательно имитируют ровный ритм дыхания спящего. Что-то происходит. Что-то едва уловимое, но наши тренированные тела замечают эти изменения.
   -- Жос, не спишь? -- шепотом интересуется сосед слева -- Кацман.
   Пару секунд я молчу, боясь выдать себя. Но осознание того, что товарищ тоже не спит, и я не один такой, а значит моя ненормальность тут ни при чем, позволяет мне на секунду расслабиться.
   -- Не сплю.
   -- Чувствуешь? Двигатели ориентации работают...
   Прислушиваюсь к себе. Анализирую чувства. Действительно, есть едва заметное угловое ускорение. Возможно, "Темза" просто корректирует орбиту.
   -- Теперь чувствую. Думаешь, началось?
   -- Не знаю. Хотелось бы.
   -- Уже полчаса подрабатываем, -- вмешивается в разговор Жерарден, он лежит справа от меня. -- Для коррекции многовато. Я стоял сегодня в карауле у мостика. У флотских -- суета. Когда стрельба началась, такой суеты не было. Мы уходим, точно.
   И тут же, словно подтверждая его слова, палуба мягко валится в сторону. Пара секунд -- и гравикомпенсаторы восстанавливают тяготение. Наверняка теперь уже весь кубрик не спит.
   -- Импульс ходовыми, -- шепотом комментирует Кацман.
   -- Точно. Значит, все же уходим. Скорей бы в дело, -- отвечаю я. -- Правда, до Весты ползти пару недель.
   -- С чего ты взял, что идем на Весту? -- спрашивает Жерарден.
   Разговаривать на обе стороны неудобно -- приходится вертеть головой туда-сюда, того и гляди, сержант заметит.
   -- Ну, как, тренировки при такой гравитации... Такие условия только там, -- бормочу я.
   -- Так мы и ушли! Сначала Луна! -- шепот Жерардена проникнут уверенностью. -- Никто ее в тылу не оставит. Иначе ее китайцы к рукам приберут.
   Китайцы -- это Новый Китай. Обширная территория на обратной стороне Луны, колонизированная Китаем полтора века назад. В 2030-м, наплевав на протесты мирового сообщества, Китай вышел из международного договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства от 1967 года. В короткий срок население китайской лунной колонии увеличилось до нескольких десятков миллионов человек. А затем зона оказалась закрытой от внешних контактов. В 2095-м, после вхождения Китая в состав Земной Федерации, его лунная территория провозгласила свою независимость и туда устремились миллионы эмигрантов, не согласных с политикой объединения. Дел у объединенного земного правительства тогда было по горло, да и серьезных космических сил, способных вести масштабную войну в космосе, в то время еще не существовало. И Новый Китай оставили в покое. Что происходит под поверхностью Луны в этой зоне, никто давно не знает. Новый Китай не принимает иммигрантов. Не торгует с соседями. Многочисленные изощренные попытки различных разведывательных служб проникнуть в их города окончились плачевно. У китайцев свой грузовой флот, впрочем, он не конкурирует с земным и работает исключительно на собственные нужды. Они не используют солнечные станции -- только подземные гелиевые реакторы. И еще: сохраняя видимый нейтралитет и не вступая ни в какие союзы, китайцы ревностно оберегают свои границы. Известен случай, когда пуском с поверхности был сбит случайно вторгшийся в их пространство военный катер. Новый Китай убедительно продемонстрировал всему миру, что ему плевать на мнение других государств. И если надо применить силу для своей защиты -- он ее применит. Хотя я не афиширую своих симпатий, мне такая позиция импонирует. Она совпадает с принципами Легиона. Конечно же, обескровленную экономической и энергетической блокадой Луну внешне нейтральный Китай проглотит в два счета. Для этого даже не нужна экспансия -- мятежному государству достаточно заключить с таинственным и грозным соседом военный союз. И никакой Флот впоследствии не сможет выколупать миллионы фанатичных бойцов из тысяч километров глубоких нор, которыми источена кора земного спутника. И тогда -- прощай Луна, прощайте транзитные порты и доки, прощай производство дешевого алюминия и гелия-3 для реакторов. Подумав, я соглашаюсь с Жерарденом. Конечно, сначала Луна. Веста может и подождать.
   -- Ты прав, Ив. Я сразу не сообразил, -- шепчу я. Машинально я делаю зарубку в памяти -- содержание этого разговора четко позиционирует настроение бойцов и может заинтересовать доктора. То, что бойцы проявляют патриотический порыв, характеризует их положительно, а значит докладывать об этом мне будет легче обычного.
   Шепот сержанта Васнецова громче крика:
   -- Первое отделение -- соблюдать тишину! Всем спать!
   -- Извините, сержант!
   Кацман вздрагивает, возится в темноте, я слышу исходящие от него царапающие металлические звуки -- он на ощупь пристегивает карабины подвесной системы. Вот раздается последний металлический щелчок -- и мой сосед замирает. Я медленно выдыхаю, расслабляю живот, и сон окутывает меня.
   Во сне я чувствую, как подрагивает палуба, и время от времени ускорение шевелит мое тело под привязным ремнем. Крейсер продолжает маневрировать. Во сне в моем черепке мелькают неясные образы, похожие на отрывки из развлекательных фильмов. Я скачу по лунной поверхности, вздымая за собой султаны неопадающей пыли, я почему-то один, вовсю палю из своей "Гекаты" и точно знаю, что цели на тактической карте не учебные. Яркие точки-росчерки от реактивных пуль красиво уходят за горизонт. Я ощущаю дикий азарт погони. Вот только фигур тех, в кого я стреляю, мне почему-то не видно. Мои цели на поверку оказываются обычными булыжниками.
   Даже подскочив от рева колоколов громкого боя, продирая глаза на бегу и щурясь от сполохов тревожной сигнализации, я все еще гадал, кем был этот неизвестный противник во сне? Но потом окончательно проснулся и обнаружил себя в длинной шеренге получающих оружие. "Боевая тревога. Действия по ситуации номер восемь -- высадка десанта на искусственный космический объект. Трехминутная готовность", -- произнес внутри бестелесный голос.
  

-- 14 --

  
   Сейчас, вспоминая свой первый бой, мне все больше кажется, что сама операция была пустяковой. Гораздо более важным оказался безошибочный выбор стратегии -- решительными действиями мы должны были лишить мятежников остатков энергии и вынудить их сдаться без боя. Место удара -- пять оставшихся в руках лунного персонала энергостанций. Мощности энергоблоков на поверхности Луны едва ли хватит для поддержания даже аварийных служб жизнеобеспечения Селена-сити. Селена -- это название столичного и единственного лунного города. Настоящего подземного мегаполиса. Остальные поселения -- крохотные вахтовые поселки при заводах и шахтах. Вся гидропонные системы, все заводы по производству и регенерации воды, доки, портовые сооружения -- все это давным-давно выстыло и покрылось толстым инеем замерзшего воздуха, -- энергии оставшихся солнечных станций хватало лишь на самое необходимое. Кое-как действовала система регенерации воздуха в жилых кварталах. Питание выдавалось по карточкам, по урезанным нормам. Консервами. Суточные нормы воды падали с каждым днем. Температура в больницах, детских учреждениях и бункерах гражданской обороны поддерживалась на минимально допустимом для жизни уровне. Большинство населения перемещалось между домами-отсеками в скафандрах, лишь изредка имея возможность снять и обслужить их в переполненных убежищах. Наша атака лишила мятежников и этого.
   Очевидно, поднимая мятеж, селениты рассчитывали на нерешительность и несогласованность земного руководства. На принципы гуманизма и уважения жизни как вершины эволюции. Земля просто свихнулась, доказывая себе и всем вокруг незыблемость своих высоких убеждений. Мятеж прошел максимально бескровно, как и было задумано: парламент Луны на внеочередном заседании принял Декларацию независимости, граждане, давным-давно чуявшие, куда дует ветер, с радостью поддержали свой выборный орган, военным представителям Земной Федерации в корректной форме было предложено покинуть территорию Луны и те подчинились, предварительно уничтожив секретные документы. В конце концов -- селениты не хотели дурного. Будучи сообществом активных и уважающих экономическую прибыль существ, они решили, что договорные отношения с материнской планетой значительно выгоднее, чем узаконенное положение экономической резервации, а открытие торговли с прежде враждебной Марсианской Республикой даст планете новый толчок развития. Но они не учли главного -- лишенная алюминия для строительства флота и гелия-3 для реакторов, Земля долго не протянет. И демократическое правительство, перед которым встала извечная дилемма "что лучше -- умереть от голода или отобрать еду силой?", недолго поколебавшись, выбрало второе. Ибо демократия демократией, но, когда нельзя, однако очень нужно, то тогда -- можно. В качестве исключения, конечно. И уж коли в космосе болтается Флот с Легионом на борту, предназначенные для обеспечения интересов Земли в Солнечной системе и защите ее граждан, так почему бы не передать инициативу им в руки?
   Собственно, тогда мне было плевать на эти измышления. Как, наверное, и всем остальным в Легионе. Война -- что может быть лучше? Если бы Генерал распорядился -- мы захватили бы и саму Землю. С превеликим удовольствием. Вряд ли распорядитель центра удовольствий посмел бы тогда отказать легионеру в обслуживании.
   Я лежу в ложементе десантного бота и таращусь в потолочный экран. Искра солнечной станции, едва заметная на фоне лунной поверхности, быстро приближается. Серебристый крестик визира указывает нам точку назначения. Все сосредоточенно разглядывают растущее веретено с гигантской черной шляпой над ним -- полями солнечных батарей. Мы еще не настолько просолились, чтобы игнорировать вид цели и дремать во время маневра сближения. Это наш первый бой.
   Наверное, в сотый раз я проверяю оружие, прогоняю тест систем брони и перечитываю вводную. Меня лихорадит от нетерпения, хотя внешне я абсолютно спокоен. Думаю, даже ветераны, которых во взводе не меньше половины, испытывают сейчас то же самое. Но мне сейчас труднее всех. Потому как просто выполнить задачу -- мало. Мне необходимо отличиться во что бы то ни стало. От внутреннего напряжения нервы мои вибрируют натянутыми струнами.
   Взводный не говорит ни слова. Как и все, вперился внимательным взглядом в экран. Все, что он мог нам сказать, давно усвоено нами на сотнях тренировок. Я понимаю, как трудно ему дается сейчас выражение напускного спокойствия на лице. Наверное, как и я, он снова и снова прокручивает перед глазами условия вводной. Все мы новички на этой войне.
   Мы сближаемся с целью стремительно, я вижу яркую рыбку справа у самой границы видимости -- это бот второго взвода, и где-то снизу в атаку идут еще два судна нашей роты, пока для нас невидимые. Мы не стреляем, и крейсер не прикрывает нас огнем: станция -- имущество Федерации и его необходимо захватить в целости. Через десять секунд мы войдем в зону действия ее излучателей. Наш крейсер так близко, что может применить весь спектр своих приемов для введения противника в заблуждение, я знаю, что все радиодиапазоны сейчас забиты вихрем помех и электронные мозги систем управления огнем клинит от дикого количества заполонивших пространство ложных целей. Когда станция заполняет собой весь экран, ложемент подо мной ощутимо вздрагивает -- на таком расстоянии помехи уже не помогают и оптика систем наведения берет нас на крючок. Палуба встает на дыбы, потом куда-то проваливается, мы ввинчиваемся в пространство, выписывая немыслимые кульбиты: флотский пилот, как может, уклоняется от огня в упор. Моргнув, отключается освещение, затем тускло загораются красные аварийные плафоны, еще несколько секунд экран демонстрирует нам скачущую громаду станционного борта, потом окончательно гаснет. Становится темно. И тут же тяжелая кувалда обрушивается на мою многострадальную голову. Ощущение -- будто врезался в бетонную стену. Дыхание перешибает от нескомпенсированной перегрузки -- прямое попадание, и система стабилизации сдохла. Все происходит так быстро, что не успеваю удивиться: раз -- и события несутся вскачь, яркие кадры стремительно сменяют друг друга, и тело мое действует абсолютно без моего участия. "Вариант три, катапультирование", -- звучит в голове, и я не понимаю даже, кому принадлежит голос -- лейтенанту или системе управления боем. Дикое кружение продолжается, я чувствую сильное боковое ускорение -- мы потеряли управление, борта распахиваются, солнце заливает прежде тусклую раковину отсека кипящим светом, фильтры превращают картину в игру теней, на мгновенье звенящая чернота пронзает мозг -- лицевая пластина окончательно затемнилась, и, когда я вновь обретаю способность видеть, обнаруживаю, что рядом со мной, подняв руки и неуклюже растопырив ноги, болтается Кацман и страховочные скобы на нем оплавлены и немыслимо переплетены, и сам он -- кукла с огромной дырой в пустом животе, и сквозь дыру эту видно оплывший металл палубы. Полупрозрачная туманная дымка вокруг -- водород из пробитого топливного танка вырывается на свободу. И сразу две точки в ровных зеленых шеренгах на моем тактическом дисплее, моргнув, исчезают. "Попадание, десантный отсек", -- комментирует голос в голове -- это еще живы остатки системы управления судном. Я успеваю сгруппироваться как раз в тот момент, когда катапульта отстреливает меня. Искры вокруг -- легионеры горохом разлетаются по сторонам, сияя в белом солнечном свете.
   Космос принимает меня в свои объятия. Я падаю на огромную серебристую поверхность станции, гашу беспорядочные кувыркания короткими импульсами ранцевого двигателя, я управляю им, почти не осознавая, что делаю. Позади меня уносится прочь туша изувеченного бота и время все еще похоже на сгусток тягучей смолы. Мысли мои увязли в этом сгустке, я лихорадочно привожу их в порядок, я удивлен своим состоянием, я гадаю -- не ранен ли? Нет, уверяет такблок, все системы в норме. Я пропускаю сквозь мозг доклады своих товарищей, не успеваю осмыслить их, но каким-то образом все же понимаю: двое не сумели катапультироваться -- пандусы правого борта раскрылись не полностью -- и теперь медленно выбираются из разбитого судна, правый фланг сообщает о направлении вражеского огня, и взводный перераспределяет цели. Такблок тут же отзывается, высвечивая окруженные комментариями красные точки, по-прежнему пребывая в ступоре, я вытягиваюсь ногами вперед по направлению к станции и превращаюсь в неуклюжий снаряд. Яркая вспышка справа, тут же затемненная шлемом, -- гаснет еще одна точка, это еще один мой товарищ отправился в рай, раскинув руки, -- разорванный скафандр в облачке красного льда медленно кувыркается прочь. И быстрее, чем могу понять, что делаю, я бормочу: "Ролье Третий, расстояние до основной цели -- восемьсот метров, цель номер три принял, веду огонь". Торопливые вздрагивания моей винтовки, моей ненаглядной "Гекаты" приводят меня в чувство, я оживаю среди бешеного хоровода серебристых тел, я накручиваю себя, повторяя, как заведенный: "Легион! Легион!", -- и рои реактивных гранат, уносящихся от нас, рождают внутри долгожданное упоение битвой.
   -- Спокойно, Ролье, не суетись. Идешь слишком быстро, не успеешь затормозить, -- слышится на удивление спокойный голос Васнецова.
   Закрываю глаза -- я снова на учениях.
   -- Принял, -- откликаюсь автоматически.
   Злость на мгновенье сменяется светлым чувством от мысли, что мой командир отделения еще жив. "Ты обязан быть первым, Жослен!" Я слышу негромкий глуховатый говорок доктора-Атиллы так же четко, как и тогда в медотсеке. И неожиданно решившись, даю максимальную тягу. Я надеюсь на то, что мои неоправданные действия можно будет списать на неопытность и на горячку первого боя. А потом все опасения попросту сдувает. Я -- метеор. Я -- снаряд. Я свешиваю шнурок. Про таких, как я, после говорят: "Подпалил себе задницу". Выражение это буквально -- струя ранцевого двигателя на закритичном режиме действительно нестабильна.
   Вспышки продолжают мелькать, но уже позади меня. Нас остается все меньше, но все ближе серебристая громада, уже без всяких оптических усилителей я могу разглядеть шевеление стволов излучателей, тусклые отблески ее иллюминаторов, антенн, ремонтных беседок... Сотни различных деталей впечатываются в память, борт стремительно надвигается на меня, я сжимаю зубы, выпускаю в ненавистный блеск перед собой вышибной заряд и даю полный реверс. Мне везет. Я попал удачно, легкий металл внешнего корпуса между стрингерами раскрывается уродливой дырой, облако замерзшего воздуха выхлестывает мне навстречу. Я щелкаю целеуказателем, докладывая взводному о проходе, туман из ледяных кристаллов в доли секунды проносится вокруг шлема, меня закручивает, и в следующее мгновение огнедышащим локомотивом я влетаю в черную дыру, чудом не размазавшись о рваные края. Попав в поле гравитации станции, тяжело обрушиваюсь на то, что мгновенье назад казалось потолком, миллионное по счету синтетическое чувство определяет опасность и глушит ранец, я качусь по пружинящему пластику кучей неуклюжего железа, пока что-то хрупкое и массивное, рассыпавшись заледеневшими обломками, не останавливает мое движение. Еще чуть-чуть, и мое рвение превратило бы меня в бесполезный мерзлый труп.
   Но уже в следующее мгновенье я забываю про доктора. Я вскакиваю на ноги. Я не чувствую боли -- очередная гипноустановка выключила мою плоть, превратив меня в часть боевого комплекса. Жажда крови охватывает меня, точно пламя. Я завожу себя мыслями о только что погибших товарищах, я вновь представляю, как испаряется половина тела Кацмана в соседнем ложементе, вижу, как после короткой вспышки кувыркаются в пустоте неуклюжие фигуры, и одна за другой гаснут отметки на тактическом блоке. В ярости я бью ногой случившийся поблизости белый заиндевевший труп, нога трупа внутри штанины подламывается и рассыпается, будто сделана из стекла, я перепрыгиваю через него и устремляюсь вперед по длинному коридору, расстреливая по пути паучьи тельца семенящих навстречу ремонтных роботов.
   Здесь когда-то было красиво. Ледяные раскоряки в кадках, одна из которых остановила мое падение, -- трупики декоративных деревьев. Все вокруг скруглено, нет ни одного угла, глаз радуют плавные изгибы. На полу -- какое-то мягкое покрытие, приятно пружинящее под ногами. Переборки на ощупь тоже мягкие и выкрашены в нежный салатовый цвет. Вот только бледный свет покрытых ледяными кристаллами потолочных плафонов уродует интерьер. Все это я ухватываю на бегу, даже не ухватываю -- просто фиксирую какой-то дальней частью сознания, в то время как грудь мою продолжает распирать жгучая лава. Я стреляю в очередного ремонтного паука, что тащит за собой баллон для напыления временной заплаты. Пуля валит его на бок, паук дергает конечностями, издыхая, и слабо искрит.
   Коридор расширяется, переходя в подобие смотрового зала. Легкие кресла на возвышении, линза огромного иллюминатора на переборке. Заиндевевшие плети на подволоке -- какое-то вьющееся декоративное растение. На бегу я запрашиваю схему станции и определяю свое местонахождение. Система навигации утверждает, что я на восьмом уровне, второй внешний коридор. Пора поворачивать к центру для выполнения основной задачи -- взятия под контроль комплекса управления. Тень мелькает за поворотом. Такблок тут же определяет в ней вооруженного противника. Действуя рефлекторно, я перевожу регулятор тяги на максимум и вдавливаю сенсор огня. Короткая очередь из реактивных пуль прошивает легкую переборку. Лохмотья пластика медленно кружатся, оседая на палубу. "Цель поражена", -- сообщает такблок. Я наступаю на грудь уже мертвому противнику -- очевидно, одному из сотрудников вооруженной охраны, если судить по табличке на груди и короткому пистолету-парализатору, выпавшему из рук. Заглядываю ему в лицо. Глаза его под стеклом дико выпучены. Пули мои прошли навылет через грудь. Вокруг отверстий в скафандре намерзли бурые капли. Иней струится из-за спины -- прострелен воздушный шланг. "Это тебе за парней", -- шепчу я, показывая клыки, и мчусь дальше.
   Мой выстрел пробойником -- большая удача для взвода -- в пролом за моей спиной влетает Иванов из второго отделения. Краем глаза наблюдаю на такблоке, как он мчится в противоположную от меня сторону. Через пяток секунд здесь наверняка просочатся еще несколько бойцов.
   Второстепенная задача -- шокирующие действия, направленные на деморализацию противника с целью вынудить его прекратить сопротивление. Шокировать так шокировать -- парой выстрелов я разношу силовой щит. Коридор погружается во тьму, лишь слегка разбавленную светлячками аварийных указателей. Смерть из темноты, вой тревожных сирен, множественные сообщения о разгерметизации, трупы не успевших захлопнуть лицевую пластину товарищей -- что может сравниться с этим по воздействию? Мир на прицельной панораме становится черно-зеленым. Переходной люк на развилке коридора, как и следовало ожидать, заблокирован системой защиты -- красный огонек тревожно помаргивает над маховиком ручного открывания. Такблок высвечивает бледное пятно на переборке -- наиболее уязвимой ее части. Проворачиваю оболочку мины-пробойника. Прихлопываю ее матово заблестевшее от молекулярного клея донце к гладкому пластику. Таймер на пять секунд. Теперь укрыться. И тут палуба уходит из-под ног -- видимо, кто-то из моих товарищей обесточил гравигенераторы. Что ж, невесомость -- еще один шокирующий фактор. Вспышка -- и поток ледяных кристаллов на мгновенье превращает коридор в искрящуюся муть, затем уносится прочь, растворяясь в темноте.
   Я успеваю развернуться в ответ на предупреждение такблока о недружественных действиях. Ремонтные роботы, определив главную причину опасности, кооперируются и идут в атаку. Есть что-то нереальное в картине стремительно накатывающихся по полу, потолку, стенам паукообразных механических тварей. В их виде больше нет ничего отстраненного и мирного -- огоньки плазменных горелок в их манипуляторах ярко светятся в темноте, рубиновые индикаторы горят адским светом, лучики подсветки мечутся в пространстве, пронзая его сеткой белых мельтешащих линий, магнитные присоски на суставчатых конечностях дробно цокают по покрытию, и звук этот передается по переборкам и сливается в непрерывный тихий рокот. Этот рокот надвигается стремительно. Я не могу его слышать -- вакуум не проводит звуковых волн, однако интеллектуальные датчики брони услужливо имитируют его, привлекая мое внимание к опасности. Место атаки выбрано очень удачно -- изгиб коридора не позволяет мне видеть противника дальше, чем через два метра. Рои святляков разлетаются веером, брызжут рикошетами -- я открываю беглый огонь, лихорадочно сбивая со стен дергающихся тварей, отдача от длинной очереди закручивает меня вокруг оси, я нервничаю и злюсь на несовершенство компенсатора, изгибаюсь, подобно червяку, вслед за движением ствола и корчусь, пока меня не прижимает спиной к люку. Сорванные с поверхностей тела заполняют коридор, сталкиваясь друг с другом, сцепляются дергающимися конечностями и уродливыми слипшимися комьями дрейфуют прочь. Осколки разбитых корпусов кружатся в невесомости, образуя футуристические узоры. Где-то за поворотом на миг вспухает шар белого огня -- видимо, у одного из паучков пошел вразнос сварочный аппарат.
   Напряженно вглядываясь вперед, меняю магазин. Проталкиваю в неровную оплавленную дыру таблетку емкостной гранаты. Отключаю внешние датчики. Через пару секунд, дождавшись вспышки, резко отталкиваюсь от переборки и с лязгом протискиваюсь следом. Действуя таким образом, я представляю себя на обычной тренировке. Внешне все очень похоже на наш "Дырокол" -- специальный модуль, имитирующий внутренности кораблей и станций различной конфигурации. Мы только и занимались там, что устанавливали в пазы специальные плиты да проплавляли в них огромные неровные дыры. Если отбросить лишние мысли, война ничем не отличается от будничных ежедневных учений. Честно говоря, я ожидал чего-то большего.
   Отсек 8-13. Внутри то же самое -- иней, тьма да тусклые аварийные индикаторы. И пара скрюченных трупов в комбинезонах. Скафандров у них, что ли, не хватает?
   -- Ролье -- Васнецову. Восьмой уровень, третий радиальный коридор, отсек 8-13. Продвигаюсь штатно, сопротивление бессистемное, эпизодическое.
   -- Добро. Вижу тебя. Следи за соседями -- Гартман на твоем уровне, Луис на седьмом, не зацепи. Отбой.
   Круша по пути силовые щиты и ремонтные бригады, я прохожу, словно нож сквозь масло, еще через пять переборок. Охранников больше не встречаю. Трупов тоже больше нет, видимо, персонал успел эвакуироваться. Тяжелые плиты аварийных блокировок то и дело преграждают мне путь. Отбиваю еще одно нападение ремонтных роботов, на этот раз они лезут из технических лючков сразу с двух сторон, так, что одному паучку удается сблизиться со мной и повредить усилитель мускулатуры на правом голеностопе. Еще чуть-чуть, и он прожег бы мне оболочку брони. И тогда -- прости-прощай, легионер Ролье Третий, здравствуй, Ролье Четвертый, -- безногие и прочие тяжелораненые у нас не выживают.
   Станция сдалась как раз в тот момент, когда такблок опознал в массивном механизме в центре одного из обесточенных отсеков активированную потолочную турель охранной системы. "Треф", скорострельность две тысячи выстрелов в минуту, два ствола калибра семь миллиметров, пули со сминающейся головкой, инфракрасный лазер мощностью полмегаватта. С десяти шагов у меня не было против него ни единого шанса. Моя "Геката" для этого монстра -- пшик. Тут нужен тяжелый гранатомет с управляемым боеприпасом. Согласно плану станции, в этом отсеке не должно быть оборонительного вооружения. Видимо, турель установили совсем недавно. Так что, включив ранцевый двигатель на полную, я метеором вылетел обратно через только что проделанный проход. И даже успел дать короткую очередь на лету. Сделал я это инстинктивно, совершенно не надеясь на удачу. Пули просто отлетают рикошетом во все стороны, не причиняя устройству никакого вреда. И только спустя целую секунду понял, что турель не стреляет. Сразу по трем открытым диапазонам транслируется срывающийся от волнения голос:
   "...Атакующие вооруженные силы, станция "Луна-5" прекратила сопротивление. Мы сдаемся... Говорит начальник станции Кен Джонсон: атакующие вооруженные силы, мы сдаемся. Прошу прекратить огонь и остановить уничтожение систем жизнеобеспечения -- на борту имеется персонал без средств защиты. Говорит..."
   Я зависаю за спасительной переборкой и запрашиваю инструкции. Спина почему-то мокрая. Мне бы вытереть пот со лба -- подшлемник насквозь пропитался. Удивительное дело -- с момента катапультирования прошло всего пять минут. И я только что едва не стал героем. Посмертно. Я вдруг осознаю, что уйти дорогой славы -- вовсе не та мечта, к которой стоит стремиться. Остаться живым и продолжать служить Легиону -- гораздо предпочтительней. Мне стыдно, что такие мысли посещают меня. Но ничего не могу с собой поделать. Я чертовски рад тому, что выжил. И тут меня настигает приступ наслаждения. Господь касается меня пылающим скипетром. Горячие волны пробегают по мне. Зарождаясь в районе пяток, они, сладко вибрируя, гаснут где-то у затылка. Кровь гулко стучит в висках. В глазах -- белое дрожащее марево. Тело -- облако раскаленного газа. Пара мгновений -- и все кончается. Только каждая мышца переполнена энергией, и я дрожу от сдерживаемой силы. Но постепенно возбуждение спадает. Потрясенный, я прихожу в себя. Так вот оно какое -- вознаграждение за отличную работу! Действительно, ради того, что я сейчас испытал, стоило постараться. Теперь меня тянет в драку просто неудержимо. Я рожден для боя! Я непобедим! Только что пережитый страх смерти напрочь смыт этой горячей волной. Батарейка заряжена, и я вновь готов прыгать заводным чертиком навстречу лазерным вспышкам.
   В том первом бою взвод наш потерял десятерых. Полтора десятка бойцов погибло в других атакующих группах. Еще пятерых списали ввиду тяжелых увечий -- их лечение оказалось дороже, чем рождение новых солдат. Когда мы провожали своих товарищей, я вновь некстати подумал о чертовой экономической составляющей. С ума сойти -- прямо в строю, под звуки торжественного марша. Тогда я еще не знал главного: любой из легионеров мог иметь ненужные мысли вроде моих. Просто ни у кого не было причины высказывать их вслух. Но рано или поздно среди них нашелся бы один, кто решил бы действовать, не нарушая базовой программы -- а именно, по своему усмотрению, но по-прежнему во благо человечества. Вопрос только в том -- что такое человечество и что для него благо? Впрочем, на последний вопрос любой из нас ответит сразу -- дисциплина и служение долгу. И никаких тебе неясных формулировок типа "совершенствование личности". Только движение вперед в рамках четко оговоренной программы с конкретными результатами на выходе.
   Легионер, способный направить свои неуставные мысли в законное русло, впоследствии нашелся. Звали его генерал Пак. Меж собой мы называли его просто Генерал. Командующий Инопланетным Легионом. Знаете, есть у меня такое ощущение, что моей винтовке, точнее, ее системе управления, до безумия хочется быть полезной и как можно чаще действовать по прямому назначению. То есть стрелять. Генерал Пак оказался как раз из таких. Обожал действовать. Да при этом во имя высших интересов. Просто жить без этого не мог. Только, в отличие от простенького оружейного интеллекта, командующий имел больше возможностей реализовать свою страсть.
   Когда я проходил по коридору мимо гальюна, мой "талисман" принял пакет от спрятанного за трубопроводом одноразового жучка-песчинки. Доктор благодарил меня от лица Службы за проявленную в бою инициативу. Еще он сообщил, что я полностью оправдываю "их" ожидания. И что он понимает, каково мне сейчас, и просит не терзаться тем, что я вынужден был пойти на мелкое нарушение Устава ради высшей цели. Он заверил меня, что я действительно образцовый солдат, и он горд работать со мной. Отчасти это его заявление успокоило мою совесть.
   На станции Луна-5 погибло тридцать пять человек. Большинство -- в результате разгерметизации отсеков. Охрану и операторов оружия мы перебили подчистую. Никто не смеет поднять руку на легионера -- это закон. Через десять часов остальные станции сдались без боя. Сразу после предъявления ультиматума. А еще через сутки мы высадились в промороженный и парализованный Селена-сити.
  

-- 15 --

  
   Селена-сити -- удивительный город. Другого слова не подобрать. Я не знаток прекрасного, мои глаза больше приучены замечать укрытия в складках местности да замерять расстояния между ними. Но все равно -- невольно я проникаюсь величием этого города. Мозаичные аллейки и чистенькие уютные дворики между домами сменяются широкими проспектами-галереями и площадями, сводчатые потолки над которыми так высоки, что кажутся настоящим небом. Дороги то сливаются в многоярусные сверкающие полосы, то замысловато ветвятся, разбегаясь по крутым спиральным пандусам, машина проваливается в цветное мельтешение огней, голова идет кругом от сияющего водопада, ты на мгновенье прикрываешь глаза, смаргивая, и открываешь их уже на новом уровне, и новые ряды трех-четырехэтажных домиков соревнуются друг с другом прихотливой формой дверей и броскими мозаичными панно на стенах без окон. Селена-сити -- город, в котором нет трущоб. Город, построенный для коренных обитателей -- других тут просто не водится. Город для людей, умеющих работать на износ, зарабатывая деньги, и понимающих толк в отдыхе. Мне нравятся его четкие линии. Глядя на дворцы и стадионы, не сразу вспомнишь, что все это великолепие в буквальном смысле слова зарыто в землю и над головой -- сотни метров лунного грунта. В отличие от земного Мадрида, здесь у меня не возникает ощущения хаоса -- все строго, рационально и упорядочено. И одновременно кажется, что город будто трачен молью. В мутном блеске светильников цветная мозаика стен выглядит блеклой -- освещение все еще работает вполсилы и реклама отключена. Многочисленные парки и зеленые насаждения превратились в скопища черных скелетов с осыпавшимися листьями и вымерзшей побуревшей травой. Бутоны цветов похожи на ссохшиеся трупики. Кое-где тяжелые плиты все еще перекрывают галереи и на них светятся тревожные фразы "Опасно -- вакуум!", а фасады магазинов украшены схемами прохода к ближайшему убежищу.
   Месяц диких морозов, разреженной атмосферы и недостатка энергии нанес городу тяжелейший урон. Воздух до сих пор пахнет металлом, и вне помещения при дыхании изо рта идет пар. Не горят и яркие гирлянды вокруг увеселительных заведений. Но сами заведения в центре на Парк-авеню уже работают -- Флот широко празднует победу в первой за последние несколько десятков лет войне. Лунная кампания, так называют серию коротких стычек флотские. В том, что это начало большой войны, я уже не сомневаюсь. Судя по тому, что говорят земные новости, и о чем негромко переговариваются флотские офицеры, скоро мы оторвемся по полной. Я почти забыл о пережитой на энергостанции постыдной слабости. Мне, как и всем, снова не терпится испытать адреналиновое безумие. Эти чертовы земляне -- я действительно стремлюсь получить кайф от войны. Ничем иным, кроме как стремлением получить удовольствие, объяснить свою тягу к опасности я не могу. Впрочем, осознание этого факта отнюдь не делает мою жизнь беднее. Так уж мы устроены.
   Легион вводит на Луне военное управление. Продукты, воздух и вода снова распределяются по карточкам. Так же, как и во время блокады. Только теперь эти карточки обеспечивает не местное правительство, а наши тыловые службы. Вчера патруль открыл по толпе огонь резиновыми пулями, когда возмущенные перспективой бесплатного труда докеры попытались организовать митинг протеста. Мы в своем праве -- мы только что подавили мятеж, а значит -- мы теперь не на федеративной, а на вражеской территории. Со всеми вытекающими из этого статуса следствиями. Местные средства массовой информации под нашим контролем призывают граждан проявлять благоразумие и не противиться усилиям военных властей восстановить работу промышленности и портовых комплексов. "Для вашего же блага", -- звучит лейтмотивом в этих увещеваниях.
   Мы отряжены в патруль. Наш маршрут -- с Первой по Седьмую улицы в восточном районе, два верхних яруса. Командир -- сержант Васнецов, старший патруля -- капрал Имберт и я -- простой патрульный. Внешне все напоминает комендантский наряд в жилых палубах "Темзы", только здесь мы в полном вооружении и маршрут длиннее. А так -- почти то же самое. Медленно прохаживаешься, поглядывая по сторонам, время от времени проверяешь документы у встречных флотских да отдаешь честь редким офицерам. Людей на улицах мало. Транспорта тоже. Раз в час заходим в один из двух работающих ресторанчиков, где в строгом порядке сменяют друг друга партии судовых команд, которым разрешено посменно отдохнуть. В отличие от Легиона, на Флоте приняты увольнительные "на берег". Хотя "берег" зачастую -- опостылевшая флотская база с унылыми серыми стенами. И в увольнениях им можно употреблять спиртное и даже легкие релаксанты. Мы следим, чтобы нормы употребления не нарушались.
   Флотские традиционно смотрят на нас слегка свысока. Но мы-то знаем, что под маской тщательно культивируемой неприязни частенько скрывается элементарный страх. Слишком часто, выполняя полицейские функции на борту, мы показываем, кто в этом мире главный. Мы -- две части одного и того же механизма, призванные контролировать друг друга, иначе и быть не может. Теоретически, Флот -- самостоятельная сила и подчиняется Легиону только в оперативном плане. На практике же, Флот без ограничений следует нашим "рекомендациям". И конечно же "свысока" -- условное понятие. Средний рост легионера равен ста семидесяти пяти сантиметрам. По сравнению с нами флотские -- настоящие коротышки. Метр шестьдесят. Малый рост означает большую подвижность личного состава на борту и экономию материалов при строительстве кораблей.
   В одном из погибших скверов копошатся роботы под наблюдением хмурого оператора. Грузят на открытую грузовую платформу остатки насаждений. Я с любопытством приглядываюсь к пестрой группе. Заметив мой интерес, селенит намеренно поворачивается ко мне спиной. Он вышел на работу и делает ее бесплатно, но это не означает, что он должен демонстрировать оккупантам, как нас здесь называют, свое расположение.
   Надо заметить, что, несмотря на голод и лишения, местные жители почти лишены агрессии. Да, мы оккупанты, да, мы отвечаем грубой силой на попытки требовать прежние, гарантированные государством, права, но при этом складывается ощущение, что дальше неприязни и нежелания общаться конфронтация с захватчиками не заходит. Немного позже я понял, в чем тут дело -- местные жители совсем не похожи на землян, развращенных вседозволенностью. Скорее, они большей частью напоминают земных биороботов, произведенных для занятия определенной деятельностью, поэтому их жизнь и устремления довольно рациональны. Большинству из них и в голову не придет открыто выступить против превосходящего и отлично организованного противника. Ведь это бессмысленно -- наше превосходство подавляюще, а значит -- надо искать другой путь. Они привыкли находить разумный выход из любых ситуаций. Прирожденные бизнесмены. "Запах прибыли приятен, от чего бы он ни исходил", -- так, кажется, любят говорить на Луне, повторяя слова какого-то древнего философа.
   Поворачиваюсь на шум веселых голосов. Команда флотских с поднятыми лицевыми пластинами высыпает из дверей-шлюзов ресторана "У Гевелия". Все как один навеселе, матросы галдят у входа, не спеша разбираются в строй, их раскрасневшиеся лица парят на холодке. Их старшина тут же, с высоты ступеней он пересчитывает свое стадо. Я фокусирую взгляд на голубых эмблемах их скафандров. Надо же -- земляки с "Темзы"! Явно палубная братва. Заметив патруль, старшина грозно прикрикивает на подопечных. Когда мы приближаемся, навстречу уже марширует почти безукоризненный (особенно, если сделать поправку на состояние матросов) строй и, отдавая честь, идущий в голове старшина без привычной дерзости во взгляде рассматривает наши нарукавные нашивки. Эти нашивки просто чудо -- всего лишь тускло-зеленый кружок, но о таком многие пока могут только мечтать. Этот кружок -- свидетельство того, что мы участвовали в боевой операции. Со временем внутри него образуются цифры -- число операций. После кружок станет темно-красным -- признак того, что число боев, участником которых я был, перевалило за десяток. К моменту высадки на Европу цвет моей нашивки сменится желтым -- более двадцати сражений. А на черном поле цифры уже не требуются -- легионер прошел более трех десятков боев, остался в живых и дальнейший подсчет не имеет смысла.
   Эти нашивки -- предмет особой гордости легионера. На их обладателя смотрят с уважением, от цвета к цвету переходящим в почтение. Это потом каждая собака, кроме только что получивших форму новичков, будет щеголять свидетельством участия в боях. А тогда, в начале войны, авторитет носителей таких символов был едва ли ниже земного неба.
   Мой первый бой сделал меня известным. Все дело в том, что мой нарукавный знак украшен красной каймой. Эта кайма расшифровывается как знак "первый". Обладатель такого знака первым поднялся в атаку, первым ворвался в неприятельские боевые порядки. Или первым проник на борт атакуемого судна. Как я. Я старательно делаю вид, что все произошедшее со мной -- всего лишь удачное стечение обстоятельств, в соединении с моим замешательством не позволившее вовремя затормозить, но факт остается фактом -- система управления боем зафиксировала, как рядовой Ролье Третий ворвался на борт станции "Луна-5" на целых четыре секунды опередив основную атакующую группу. На самом деле этот случай можно трактовать как грубый тактический просчет или следствие моей плохой выучки. Ведь если всякий наплюет на боевую задачу и начнет вырываться из строя, в слепой жажде славы надеясь оказаться впереди товарищей, -- добра не жди. Но принцип "победителей не судят" позволил мне избежать кары. Возможно, та всемогущая Служба, ради которой я пошел на риск, незаметно подкрутила какие-то шестеренки. А может быть, Легиону нужны легенды для поддержания боевого духа, при создании которых приходится игнорировать некоторые пункты Устава. Как странно, что никто из нас не замечает очевидного противоречия.
   Наверное, все дело в том, что я удачлив. Впрочем, это я уже говорил. А к удаче у нас относятся серьезно. Не как к слепому случаю. Признак удачливости в Легионе -- свидетельство принадлежности к избранным. К тем, кого хранит судьба. Или Господь, если вам угодно. Ведь мы все верим в Бога. Наш Бог жесток и рационален, он губит нас тысячами, но иногда он делает свой выбор и мы почтительно умолкаем -- кто мы такие, чтобы обвинять верховное существо, хранителя Легиона, в наличии слабости и способности проявлять человеческие чувства?
   Лишь один человек почти раскусил меня. До того, как мой рукав украсил шеврон, взводный сержант Сорм, отключив системы слежения скафандра, тихо сказал мне перед отбоем:
   -- Я знаю, что ты сделал это специально, Ролье. И что твоя траектория после катапультирования оказалась самой короткой. Тебе представилась возможность стать первым и ты ее использовал. Я уверен, что ты полез на рожон не из-за цветной каймы. Ты хотел быстрее вступить в бой?
   Мне мучительно стыдно врать своему сержанту. Но инструкции представителя контрразведки однозначны -- никто не должен ни о чем догадываться. Моя операция совершенно секретна. И потому я сглатываю комок и отвечаю шепотом, стараясь, чтобы мой взгляд имел максимально честный вид:
   -- Да, мой сержант.
   -- Хорошо. Я тебя понимаю. И потому не наказываю тебя, -- он похлопывает меня по плечу и поощрительно улыбается.
   Он такой, наш взводный сержант. Все понимает. Нет, я не имею в виду идиотическое сюсюканье из разряда "сынок, я все вижу". Такое присутствует только в некачественных земных книгах. Он действительно был понимающим человеком. Как старший брат, которого стыдно подвести. Я сказал "человек"? Простите. Наверное, оговорился в запале. Сорм погиб в нелепом, не имеющем никакого практического смысла сражении с марсианским эсминцем на Амальтее. Марсиане вовсю трубят, что тот бой явился "провокацией землян". Нам же объявили, что "героическая гибель аванпоста Легиона являет собой пример стойкости". Как бы там ни было, сражение это стало официальным поводом к началу Второй Марсианской войны. Может, оно и было провокацией. Или даже примером. Истина -- это ведь с какой стороны смотреть. Постепенно я привыкаю к тому, что она не бывает однозначной, как мы считали от рождения. Я знаю, что при желании правду можно сделать резиновой. Только мне от этого не легче. Во имя чего бы ни погибли мои товарищи, их смерть оставляет внутри неизгладимый след.
   Я начинаю привыкать к незаслуженной известности. До того боя я считал что слава -- это такое светлое и возвышенное чувство. Мы все время говорим -- "стремление к славе, во славу Легиона, дорога к славе", подразумевая при этом тягу к чему-то недостижимому и героическому. Синоним этого слова для нас -- бессмертие. Мы живы, пока о нас помнят. Так вот, видимо, моя слава -- из другой оперы. Единственное, что остается внутри после назойливых проявлений внимания к моей персоне -- усталость и стойкое ощущение того, что все, что с нами происходит, -- всего лишь дело случая. Рулетка.
   Все парни из нашего взвода участвуют в показательных встречах. Наш взвод первым вступил в бой. И наш взвод понес самые тяжелые потери. И теперь кувезы крейсера в спешном порядке растят для нас внеплановое пополнение. А тем временем нас возят, будто приглашенных артистов, по всем близлежащим казармам. После нас в Селена-сити высадилась Третья пехотная бригада. Похоже, им тут стоять гарнизоном. Третья пехотная -- одна из частей, что базируются на орбитальных базах, а не на кораблях. Ей приданы всего две каких-то канонерки ближнего действия и пара малых судов артиллерийской поддержки. Им не привыкать сидеть на одном месте. Наверное, потому их сюда и кинули. А мы вскорости уйдем вместе с "Темзой". Так вот, по казармам этой самой Третьей пехотной мы чаще всего и мотаемся. Бывает, что к нам привозят делегации из других частей. Их мы принимаем у себя дома, на крейсере.
   На таких встречах я вроде звезды вечера. Главное блюдо. "Хорошее начало -- половина дела", -- так любил говаривать сержант Васнецов.
   Мы делимся с товарищами боевым духом. Боевой дух -- такая универсальная вещь -- брось ее в нужном месте, и дальше она растет сама по себе. Она может питаться простыми словами.
   Сценарии этих мероприятий похожи, как близнецы. Мы приезжаем в казарму -- наспех переоборудованное административное здание, потом нас представляют перед строем и начинают рассказ о нашем бое. Мы стоим и в сотый раз слышим, как наш десантный бот подбили на подходе к цели и как нельзя было стрелять по базе из тяжелого оружия, и как мы катапультировались и бросились в атаку под огнем излучателей, и как несли потери, и как прорвались во внутренние радиусы и добились капитуляции мятежного персонала. И все это время мы стоим под прицелом уважительно-завистливых взглядов и чувствуем себя полными идиотами. Обмен опытом, так это называется. Будто нельзя просто прокрутить парням записи боя. С разных ракурсов. От разных источников. Можно даже воспроизвести записи такблоков участников. Но командование предпочитает, чтобы нас увидели вживую. И чтобы мы рассказали все своими словами. Наверное, вид товарищей, совершивших деяние во славу Легиона, должен стимулировать стремление резвей выпрыгивать из своих штанов, занимаясь уборкой или патрулируя улицы.
   После торжественного построения нас разводят по кубрикам, где усевшиеся кружком легионеры внимают каждому нашему слову. Мне стыдно, что я вынужден лгать им. Хотя ложь больше не является для меня чем-то необычным. Доктор сумел убедить меня в том, что она всем во благо. Но больше всего расстраивает то, что на самом деле мне рассказывать им нечего. Многие из присутствующих профессионалы, не чета мне. А придумывать -- душе противно. И разочаровать бойцов, ждущих от меня божьего откровения, тоже нельзя.
   -- Сэр, расскажите о том, как вы проникли на базу! -- получив в виде кивка разрешение офицера, просит молодой боец, наверное, мой одногодок.
   -- С помощью стандартного вышибного заряда. Из подствольника, -- начинаю я. Потом вспоминаю заученную фразу, неизменно нравящуюся публике. Я придумал ее, чтобы не видеть тщательно скрываемое разочарование на лицах. Думаю, они простили бы мне такую маленькую ложь. -- Я выбрал расстояние примерно в двух метрах от предполагаемого стрингера и выбил проход. Это был восьмой уровень. Обшивка в месте попадания тонкая -- каких-то пять миллиметров. Образовалось отверстие, достаточное для того, чтобы проникнуть внутрь. В общем, сделал все, как учили на тренировках.
   Легионер ошарашенно молчит. Смотрит на меня округлившимися от удивления глазами. Не решается задать вопрос, который вертится на языке. За него спрашивает сержант в возрасте. Стреляный воробей. Голос его звучит минимально вежливо. Таких салаг, как я, через его руки, наверное, сотни прошли. Недоверие звучит в его вопросе так явно, что я вижу, как неловко за своего подчиненного лейтенанту.
   -- Сэр, как вам удалось так удачно попасть? Ведь вы летели на ранцевой тяге, вас наверняка закручивало, да и огонь вы вели из винтовки. От этого здорово швыряет, особенно при стрельбе очередями. И откуда вы узнали, где проходит стрингер? Как выбрали точку прицеливания?
   -- Я изучал устройство станции. Нас тщательно готовили. Такблок имел полную схему объекта атаки. А сориентировался я случайно -- увидел характерный признак -- обзорный иллюминатор, они как раз на восьмом уровне. Иллюминатор расположен между стрингерами. Я взял от него левее, -- без запинки тараторю я.
   -- Обычно вскрытие обшивки производится при помощи мин-пробойников, -- в сомнении мнет подбородок сержант, не сводя с меня пристального взгляда. -- Так надежнее и нет риска промахнуться.
   -- Я решил, что из подствольника будет оперативнее и рискнул. Мы практикуем такие упражнения, -- твердо отвечаю я.
   Бойцы довольны. Переглядываются восхищенно. По всему выходит, что первым на станцию я проник вовсе не из-за своей супер-случайно-удачной траектории. Из-за решительного применения нестандартных методов ведения боя. Молва о том, что Десятая полубригада, все как один -- отчаянные сорвиголовы и вышколенные хладнокровные профессионалы, поползет теперь быстрее света. Сержант хочет сказать что-то еще, но не решается -- лейтенант уже хмурит брови.
   -- Сэр, а правда, что вы были на Земле? -- спрашивает черноглазый капрал.
   -- Правда. Наш батальон отправляли на парад. Еще там был один батальон из Третьего бронетанкового. Парад проходил в ежегодной столице. В большом городе под названием Мадрид.
   Наверное, в глазах большинства присутствующих я становлюсь похожим на бога. Капрал даже краснеет от смущения. Но все же перебарывает себя.
   -- И как там? Вам понравилось?
   -- Понравилось. Очень красиво. Там никто не носит дыхательных масок. Совсем как в подземном городе. Или как на корабле. И все это -- под открытым небом. А само небо -- голубое-голубое. И дышится легко.
   -- А граждане? Какие они? На кого похожи?
   -- Обычные. Как мы с вами. Только все разные по росту. И по цвету кожи. Кроме мужчин, очень много женщин и даже встречаются настоящие дети. Все сытые и довольные жизнью. Правда, там встречались какие-то непонятности. Например, были граждане, которым было нечего есть, и они просили деньги у прохожих. А потом выяснилось, что они и не граждане вовсе. А какие-то асоциалы. У них нет генетических коррекций, они рождаются обычным биологическим путем и оттого им не выделяют еды. А еще мы встретили группу людей, которая открыто протестовала против нашего присутствия на Земле и против курса правительства. Традиционалистов.
   -- Вы их уничтожили, сэр? -- с надеждой интересуется легионер.
   -- Мы попытались задержать их для допроса. Но местные власти в лице полиции заявили, что мы нарушаем права граждан. Ущемляем их свободу. Они там вообще не очень нормальные. Совокупляются где попало. Употребляют сильнодействующие релаксанты без повода. Принимают пищу вне распорядка. Пишут про нас в газетах всякую чушь. Это называется -- свобода личности и свобода слова.
   Лица легионеров вытягиваются. Сразу несколько человек тянут руки, желая что-то спросить.
   -- Гхм. Думаю, что уважаемый гость хочет рассказать нам о наших коллегах на Земле. О земных войсках, -- вмешивается лейтенант. Видимо, я что-то не так сказал.
   -- Мы их видели только на параде, -- поспешно говорю я, стремясь загладить неприятное впечатление от моих земных приключений. -- Они тоже все разные по росту. У них очень красивая парадная форма -- серое с золотым, аксельбанты на груди и белые перчатки. Но мы маршируем лучше них, сэр. У них восьмичасовой рабочий день и ежегодный отпуск. И они получают за свою службу знаки довольствия. Их денежный эквивалент. Они не живут в казармах, а каждый вечер уходят ночевать домой. У них есть настоящие семьи и даже дети, и еще...
   -- Спасибо, спасибо, легионер, -- снова прерывает меня лейтенант. -- Думаю, мы должны поблагодарить нашего гостя за интересный рассказ. И заверить его, что бойцы Третьей бригады будут стараться не отстать от своих товарищей из Десятой пехотной.
   -- Точно. Не отстанем, -- с преувеличенным энтузиазмом отзывается взвод.
   Потом мне дарят сувениры. Флягу с термопокрытием, вода в которой не замерзает при отрицательной температуре. Прочный чехол для штык-ножа, сделанный вручную из упаковочной пленки от снарядных контейнеров и покрашенный так, что не отличить от уставного. Несколько брикетов тянучего мармелада, синтезированного местными коками из обычной пищевой массы. В ответ я раздаю несколько кусочков пластика, собранного на станции Луна-5 после боя. Объясняю, что это пластик сорван нашими пулями с переборок станции. Так меня учил говорить командир роты, когда проводил инструктаж.
   Недоверчивый сержант догоняет меня у выхода.
   -- Поговорить надо, легионер, -- негромко говорит он. Провожающие меня бойцы сразу испаряются.
   Невольно вздыхаю. Всюду одно и то же.
   -- Я знаю, о чем вы спросите, мой сержант, -- невесело сообщаю я.
   -- И что же ты мне ответишь, легионер?
   -- Вы сами знаете, сэр. Не мог же я сказать, что мне просто повезло? Это было бы такое разочарование для бойцов. Я от боя не прятался. А что впереди оказался -- так это мне при катапультировании повезло. Случайная траектория. Бот наш накрыло, нас и раскидало почти случайным образом. Извините, что разочаровал, сэр, -- голос мой звучит покаянно. Мои скрытые способности явно прогрессируют.
   -- Все нормально, парень. Спасибо, что не врешь. Видать, удачливый ты.
   -- Случай, сэр, -- скромно отнекиваюсь я.
   -- Не случай -- судьба! -- наставительно изрекает сержант. Протягивает мне руку. -- Рад был с тобой познакомиться. Передавай привет своему сержанту. Круг моя фамилия. Пятый.
   -- Спасибо, сэр. Обязательно передам.
   Пожатие сержанта слегка напоминает тиски.
   Чуть не забыл -- за этот бой мне досрочно присвоили звание легионера первого класса и назначили командиром третьей огневой группы. Это капральская должность -- мне здорово подфартило. Если так и дальше пойдет -- меня даже могут удостоить приема у Генерала. Раз в год Легион отбирает лучших из лучших, отправляет их на борт флагмана, в их честь дается торжественный обед и после сам Командующий идет вдоль строя и пожимает каждому руку. Я думал, меня вполне могут удостоить этой чести -- ведь мое имя было внесено в летопись батальона. Я даже начал испытывать к своей второй службе признательность за возможности, о которых большинство легионеров могло только мечтать.
   С ней так, с этой славой -- не знаешь, откуда чего ждать. Скажем, прилетает "веселый транспорт". Это нас решили поощрить дополнительно, вне графика. Стыкуется к борту крейсера. И ты идешь, вычищенный до блеска, комбинезон под скафандром аж скрипит от стерильной чистоты, вокруг очень красиво: этот транспорт -- чисто передвижной дом отдыха, зелень кругом, птички поют, на переборках между постов жизнеобеспечения веселые рисунки развешаны; а потом выбираешь, не глядя, женщину по каталогу и получаешь жетон у капрала-распорядителя, и находишь в узком коридоре среди череды одинаковых дверей номер, который выбит на жетоне, стучишься, входишь, девушка с черными волосами, весело щебеча: "Здравствуйте, сэр, меня зовут Елена", -- выбегает тебе навстречу, помогает снять скафандр (времени на сеанс отводится очень мало и задерживать персонал нельзя -- график, за тобой очередь из других взводов) и вдруг, увидев мою нашивку, восклицает: "Вы -- тот самый Жослен Ролье Третий из Десятой пехотной?". И тогда я пожимаю плечами: "Ну да, а что такого? Вы меня знаете?", -- и на кукольном личике с отрепетированной застывшей улыбкой проступает неуверенное выражение, будто в моем лице их летающий бордель посетил сам Генерал, и девушка (или женщина -- тут я всегда путаюсь с классификацией) начинает проявлять такое рвение, что мне становится неловко за себя и за нее, и от уставного удовольствия не остается и следа. Я послушно выпиваю наскоро приготовленный обжигающий и невкусный чай ("Это не из пайка, я сама его покупала, он из настоящих чайных листьев"), суетясь, Елена зачем-то меняет на койке и без того свежее белье ("Я сама на таком сплю -- правда красивое?"), потом мнусь, не зная, как перейти к делу (таймер внутри головы продолжает тикать), а привычная ко всему хозяйка каюты, отчего-то смущаясь, неловко отворачивается, превращая отрепетированный спектакль с быстрым раздеванием в стыдливое действо с порозовевшими щеками и неуверенными горячими пальцами. Наверное, это оттого, что местный персонал -- такие же легионеры, как и мы. Просто с другими обязанностями -- специализация разная. Хотя при необходимости они возьмут в руки винтовку и выйдут в патруль на улицы или будут стойко оборонять свое судно, или бороться за его живучесть при пожаре или нарушении герметизации. Так что система ценностей у нас с ними одна и та же. "Кто же вас не знает, Жослен! -- волнуясь, отвечает девушка, -- Мне же не поверят, что вы у меня были! Ой, что же это я! Вы, наверное, торопитесь... Ничего, если я буду сверху? Вам не мешает свет? Или, может быть, вы предпочитаете какую-то особую позу? Вы только скажите, я быстро учусь, Жослен. А шрам на ноге, он после того боя? Я так рада, что вы меня посетили! Даже не верится -- сам Ролье Третий!"
   Или вот еще -- вскакиваешь утром, бежишь в душ, а кто-нибудь из парней, переминаясь в очереди позади тебя, говорит негромко: "Жос, я вчера новости земные глядел перед отбоем. Правительственный канал. Опять твое фото показывали". И не знаешь, как себя вести. Мычишь что-то неопределенное и включаешь улыбку. И снова чувствуешь уважительную зависть к себе.
   Вспомнил. Бремя славы, вот как это называется в книгах.
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

СИМВОЛ ЛЕГИОНА

  

-- 1 --

  
   Доктор мною доволен. После того, как меня начали возить на встречи, круг моих знакомств сильно расширился, а популярность возросла. Вчера, проходя мимо одного из замаскированных ретрансляторов, я получил сообщение, в котором контактер выразил мне признательность за успешное освоение программы. Его очень заинтересовало настроение солдат из других частей, вопросы, которые они задают во время встреч, а также ходящие среди бойцов слухи о возможной дате начала боевых действий и предполагаемых целях первого удара. Моя повышенная активность тоже приносит плоды -- теперь со мной все чаще заговаривают сержанты и даже младшие офицеры нашего батальона. Один раз со мной заговорил даже офицер-артиллерист из экипажа крейсера. С моего лица не сходит маска рассудительного внимания и доброжелательности. Кажется, я даже сплю с таким выражением. То и дело я включаю свою фирменную улыбку, которую отрепетировал во время одного из посещений докторских апартаментов. Моя улыбка не должна быть глупой, так он учил. Не должна быть слащавой или угодливой. Она должна вызывать симпатию, оставлять в душе собеседника чувство комфорта после разговора со мной.
   Объем собираемой мной информации уже таков, что найти время и возможность надиктовать очередное донесение становится проблемой. До сих пор я проделывал это после отбоя, заставляя себя просыпаться среди ночи, когда все вокруг уже точно заснули, и набивая сообщение через заранее припрятанный интерфейс контрольного тестера скафандра, имеющий в комплекте клавиатуру. Приходится попотеть, свернувшись калачиком под одеялом и тыкая в темноте щупом тестера по крохотным клавишам, а потом долго делать гимнастику для глаз, чтобы не допустить ухудшения зрения. Но благодарность доктора за ценные сведения искупает все неудобства.
   Длинные сообщения я надиктовываю голосом. Инструкция не рекомендует использовать для этой цели гальюн или иные помещения общего пользования. В дневные часы там многолюдно, а ночью я буду сильно выделяться из общей массы. Еще я знаю, что в таких местах наверняка установлены записывающие устройства и не все из них контролируются нашей Службой. В кубрике наверняка тоже имеются подобные устройства, а применение одной из функций моего "талисмана" -- глушение -- повышает риск моего раскрытия. Поэтому я диктую свои донесения, отключив системы связи и включив режим глушения, в редкие моменты, когда есть возможность опустить лицевую пластину и остаться без пристального внимания товарищей или командира. Например, во время профилактического обслуживания скафандра. В это время можно, сделав вид, что тестируешь фильтры, герметизировать и затемнить шлем, а затем торопливой скороговоркой продиктовать заранее составленный текст. Если кто-то и увидит что-либо необычное -- шевелящиеся губы, к примеру, то он сочтет, что я проговариваю голосовые команды или проверяю аппаратуру связи.
   Теперь я изворачиваюсь как могу. Например, изображаю дрему во время поездки на очередную встречу, во время которой мне мешает шум и свет, для чего я опускаю пластину и затемняю ее. Находясь в патруле, делаю вид, что внимательно куда-то вглядываюсь, специально поднимая голову так, чтобы мощный уличный светильник ударил по глазам, и стекло на несколько мгновений потемнело. С помощью таких ухищрений я умудрялся за несколько сеансов составлять длинные донесения. Но с каждым разом становилось все сложнее. Я жил в постоянном напряжении. Я начал опасаться, что повышенный уровень возбудимости может быть обнаружен системой автоматического контроля здоровья. Это было тяжело -- все время чувствовать себя червяком на раскаленном асфальте.
   Никогда бы не подумал, что работать шпионом в армейской среде так сложно. Основной трудностью, оказывается, является не организация многоходовой комбинации с целью получения доступа к документам, а элементарная невозможность побыть наедине с собой. До сих пор я не замечал этого факта -- мне казалось естественным постоянно находиться в окружении таких, как я.
   И еще в моей работе наступает новый этап -- доктор хочет, чтобы я начал готовить себе дублера. То есть смену. На случай моего перевода, что становится все более вероятным. Я внимательно анализирую поведение своих товарищей. Их отношение ко мне. Мимику при разговоре со мной. Степень моего влияния на них. Вербовка в условиях, при которых я осуществляю свою деятельность -- вершина мастерства оперативного работника. Неудача недопустима и равнозначна провалу -- здесь нет условий для устранения кандидата в случае его отказа сотрудничать.
   Я немного опасаюсь средств автоматизированного контроля. Полное их отключение, по словам доктора, возможно лишь по команде извне. Например, во время медицинской диагностики. А в остальных случаях служба контроля выборочно тестирует системы легионера. Частое отключение аппаратуры скафандра вызывает усиление интенсивности слежения за особью. Пусть меня и уверяют, что моя модернизированная начинка успешно дурит контрольные инстанции -- чувство неуверенности, будто кто-то заглядывает тебе через плечо, нет-нет да и возникает внутри. Я подавляю его, повторяя про себя, будто молитву, слова доктора о своей избранности. Когда уверяешь себя, насколько ты полезен Легиону, сомнения отступают.
  

-- 2 --

  
   А потом мы захватили Весту. Наверное, правильнее будет говорить -- освободили. Так нас инструктировали. И так же говорили в земных новостях. Но мне сейчас все равно. К тому же, я всегда был слаб в терминологии. Если освобождение состоит из десантной операции при массированной огневой поддержке Флота и последующей трехсуточной акции, я предпочитаю называть вещи своими именами. Доктору нравилось, когда я высказывал свои суждения нетрадиционным языком. Он говорил, что эмоциональный посыл при использовании нетиповых речевых оборотов придает донесению дополнительную смысловую нагрузку, делает его более информативным. Поэтому я все чаще думаю про себя не так, как следовало бы примерному солдату. Иногда эти мои нетрадиционные обороты проскакивают и вслух. Особенно это проявляется во время периодов повышенной нагрузки на психику. Например, после напряженного боя. Я успокаивал себя тем, что уже создал себе имидж бойца, не похожего на остальных, использующего для достижения своей цели нетрадиционные и очень эффективные методы, так что некоторые странности моих речей могут быть списаны командирами на особенности характера, помогающие мне быть примером для окружающих.
   Когда последняя группа повстанцев вывесила белый флаг, я даже почувствовал некоторое разочарование. Едва вжился в новый ритм, вошел во вкус -- и на тебе. Трое суток, и все позади. Я только-только перестал комплексовать и полностью отдался войне. Даже какая-то гармония внутри образовалась от повторяющихся вспышек удовольствия. Хотя и устал смертно, но тогда это не ощущалось. Да и началось все волнующе. Мы были просто переполнены ожиданием. Флагманом эскадры шла наша "Темза". Ее сопровождали два разведывательных судна, три эсминца и два корабля артиллерийской поддержки. Перед стартом -- почти двое суток непрекращающегося аврала. Грузили боеприпасы, сухие пайки, спальные принадлежности, комплектующие для скафандров, ручное оружие, контейнеры с биомассой, и еще тысячи различных мелочей, необходимых в автономном боевом походе. Флотские не отставали, мы работали с ними наперегонки. Доверия лунным докерам было мало -- контрразведка предупреждала о возможности диверсии, поэтому большую часть груза с земных орбитальных складов лихтеры доставляли под контролем флотских пикетов, а выгрузку мы производили самостоятельно. И только тяжелые боеприпасы и контейнеры перевозили с борта на борт при помощи роботизированных каров. Остальное перебрасывали -- упаковка за упаковкой, ящик за ящиком -- по длинным живым цепочкам. Работали весело, стиснув зубы, торопясь не отстать от соседней роты, от флотской команды, втайне желая, чтобы командир обратил внимание на то, как редко ты пьешь воду и как старательно и бережно принимаешь очередной ящик. Специально для ускорения работ бортовая гравитация установлена в одну десятую от земной. Судя по количеству груза, дело предстояло нешуточное, и мы гадали -- удастся ли отличиться, как в прошлом бою, или на этот раз проторчим в резерве. А перед стартом нас построили в ангаре и торжественно поздравили с предстоящей операцией. Все, как обычно, -- прохождение знаменной группы, бравурная музыка, почетные гости из командного звена крейсера. И мы дружно и восторженно орали "Ура!" и "Легион! Легион! Легион!"
   Затем нам пришлось потесниться в своем доме. Койки были вывешены аж в три яруса и от гула вентиляции стало трудновато общаться -- мы приняли на борт дополнительно три батальона из Пятой пехотной и еще роту Третьего инженерно-саперного. Часть коридоров и тренировочных отсеков тоже переоборудовали в кубрики. На эсминцах и артиллерийских судах было мало места, но и туда втиснули почти по целому батальону вместо штатной роты. А так как тренироваться на малых судах негде, на протяжении всего похода десантные боты так и шныряли по эскадре, перевозя туда-сюда-обратно бесконечные толпы легионеров, а наша ангарная палуба стала походить на бивак, искусственный трущобный город и спортивный зал одновременно. Кто ж позволит солдату обойтись без тренировок целых две недели? Немыслимое дело. От такого количества свободного времени в голове могут завестись непредсказуемые мысли. Как у меня, к примеру.
   В пути мы много спали. По двенадцать часов в сутки вместо привычных трех. Для экономии воздуха и пищи, как нам объяснили. Места для сна не хватало -- мы занимали кубрики посменно. График занятости был железный -- пока ты принимаешь пищу или тренируешься, или несешь комендантскую службу, или чистишь оружие, или занимаешься приборкой, или еще черт знает чем из бесконечного набора солдатских обязанностей, на твоем месте кто-то спит. Ты идешь спать -- освободившееся место в тренажерном зале занимают бойцы из других кубриков или с соседних судов. Освобождаешь столовую -- ее тут же оккупируют гости для чистки оружия или теоретических занятий. Камбуз работал без перерыва. Волна приборок не успевала докатиться до конца десантного отделения, как начиналась вновь. Старушка "Темза" работала на пределе своих систем жизнеобеспечения, перевозя удвоенный контингент Легиона. У нас было столько дублеров на каждом посту, что сидеть приходилось по очереди -- боевые посты не были рассчитаны на такие большие вахты. Оборудование десантных ботов тестировалось и перетестировалось многократно. В коридорах стоял неумолкающий гулкий топот, лязг и выкрики команд -- постоянно шли отработки действий в нештатных ситуациях. И всю дорогу для меня продолжалась пытка известностью -- даже здесь командование выкраивало время для наших встреч и бесед с бойцами Пятой пехотной. Я старался извлекать максимум пользы из таких бесед -- информация для доктора текла потоком. Как-то меня даже возили на один из эсминцев. На "Гавриил". По сравнению с их условиями, скажу я вам, мы жили в раю. Так что, когда эскадра вышла, наконец, к Весте, напряжение в отсеках от едва сдерживаемого боевого зуда достигло максимума. Все просто рвались в бой. Усталые от бесконечных учебных тревог, спертого воздуха и ненормально больших периодов сна, мы жаждали вырваться на волю из нашей тесной скорлупы и продемонстрировать себе, конкурентам и всему миру тяжелую поступь Легиона. Чувство единства было как никогда сильно в нас. Я просто растворялся в море нервной энергии, которой нас накачивали день ото дня, час за часом. Будто пружину заводили. Я даже стал думать реже. Жизнь превратилась в знойное марево, в котором только и хотелось, что двигаться быстрее, чем ты можешь. А потом пружины наши разом освободились.
   "Боевая тревога. Ракетно-артиллерийская атака!" -- сообщает такблок. Укол в голове заставляет меня спрыгнуть вниз. Рев колоколов громкого боя давит на уши. Десантное отделение превращается в суетливый муравейник. Еще с закрытыми глазами, легионеры валятся с коек на плечи друг другу, просыпаясь на лету, вырывают из стенных креплений шлемы, щелчки магнитных застежек сливаются в громкий шорох, десятки змей злобно шипят -- клапаны скафандров сбрасывают излишки давления, и сержанты с глухим стуком хлопают подопечных по плечам: норма, пошел! Хорошо еще, что по случаю повышенной готовности спим не раздеваясь, иначе заполненные сверх нормы кубрики в момент превратились бы в кучу-малу. Коридор -- живая река серебристо-серых спин, и из каждого люка в нее вливаются все новые ручейки, гулкий лязг магнитных подошв о палубу превращается в рокот речных порогов, часть реки течет по правому борту, а ей навстречу, по левому, -- другой поток, уже ощетиненный стволами и раструбами, толкающийся контейнерами с принадлежностями и аварийными материалами. Экипированные бойцы разбегаются по местам, согласно боевому расписанию, откидывают жесткие сиденья, набрасывают на плечи привязные ремни и торопливо щелкают сенсорами на выдвижных панелях. Пленочные дисплеи пестрят столбцами диагностики. Отражения цветных индикаторов бликуют на лицевых пластинах. Губы у всех шевелятся, глаза пусты и смотрят в никуда -- каждый что-то кому-то докладывает. Повсюду тяжелый лязг закрываемых люков, опустевшие кубрики на глазах превращаются во временные лазареты, с переборок свисают на растяжках люльки реаниматоров, и отсек за отсеком задраивается насмерть, зажигая над запорными маховиками голубые огоньки -- вакуум. Свист и вой -- крейсер удаляет атмосферу. Эта упорядоченная суматоха заводит нас до зубовного скрипа. Мы не чувствуем ног.
   В глазах мельтешение калейдоскопа лиц, плафонов и индикаторов, я топаю, в досаде подталкивая бегущего впереди, и таймер на такблоке отсчитывает секунды предательски быстро. Не рассчитанные на такое столпотворение помещения, несмотря на многочисленные тренировки, рождают пробки у переходных люков -- толкотня стоит неимоверная. Едва успеваю добежать до своего поста в восьмом отсеке и раскатить в стороны запорные створки стенной ниши. По расписанию я выполняю эвакуацию раненых. Брезентовые носилки с привязными ремнями и полужесткой рамой, позволяющей быстро зафиксировать тело и не допустить смещения поврежденных костей, утрамбованы плотной стопкой, будто салфетки на столе в специальном держателе. Мой напарник -- рядовой Аполлинер Шестой -- из новичков, только-только прошедших курс адаптации, уже нетерпеливо приплясывает в ожидании, ухватившись за поручень: прибежал первым. Зафиксировав показания таймера, делаю доклад. Полторы минуты. Уложился-таки. Сроду не видел такой давки! Лейтенант подтверждает получение пакета. Киваю напарнику. Аполлинер -- нормальный парень. До него моим помощником был Кацман. Но Кацмана спалил луч излучателя при захвате Луны-5. Интересно, как долго продержится новичок? Мысль о том, что первым могут списать меня самого, отчего-то кажется чужеродной, неправильной.
   Я выбрал Аполлинера своим дублером, о чем сообщил доктору на прошлом сеансе связи. То есть неделю назад. Анри контактен, общителен, склонен к риску, не любит лишних вопросов и отчаянно рвется в герои. Он мой напарник и то, что я общаюсь с ним чаще, чем с другими, не вызовет ни у кого удивления. И еще он искренне восхищается мной. Мой авторитет не дает ему повода сомневаться в моих поступках и словах. Он молча внимает мне и мотает все сказанное на ус. Я действую постепенно, не спеша, пока не раскрывая перед напарником своих планов. Я приучаю его к своему обществу, вызываю в нем чувство эмоциональной зависимости от себя. Появились первые результаты моей работы -- у нас с Анри уже вошло в привычку, как само собой разумеющееся, после окончания комендантского наряда шепотом обсуждать услышанное на флотских палубах. Охраняя некоторые посты корабля, можно услышать обрывки разговоров судовых офицеров. Доктор распорядился пересказывать для него такие разговоры. Записывать их на месте опасно -- у всех боевых постов судна стоят системы обнаружения и меня могут арестовать за шпионаж. А так как моя миссия секретна, Служба сделает вид, что ничего обо мне не знает. И я буду с позором расстрелян. Меня не прельщает такая перспектива, и потому я предельно осторожен. Доктор обосновывает свой интерес тем, что Службу заботит, насколько экипаж судна, и особенно его командный состав, соблюдает военную тайну. Если офицер имеет привычку болтать вне защищенных стен о предстоящем задании или о курсе судна, это может плохо кончиться для всего корабля. А благодаря моим усилиям, незадачливому болтуну сделают внушение, и все войдет в норму. Для Анри я мотивирую эти обсуждения своим стремлением знать, когда же мы окажемся в следующем бою. Желание быстрее попасть на войну -- что может быть невиннее в понимании легионера?
   Меня тошнит от его собачьей преданности. От готовности услужить. Я заставляю себя улыбаться в моменты, когда от невыносимой тупости собеседника мне хочется врезать ему по кадыку. Его рассуждения об устройстве мира достойны инфантильного ребенка. Чем больше я ненавижу своего преемника, тем теснее наш контакт. Временами я перестаю различать, кто из нас нужнее друг другу. Кажется, что моя зависимость от новичка растет пропорционально его преклонению перед старшим товарищем. Тьфу! Я цепляю на лицо очередную маску. Анри доверчиво смотрит мне в глаза. Я глушу в себе мимолетный укол стыда.
   Минута за минутой тянется тягостное ожидание, лишь время от времени тишину взрывают серии дежурных односложных докладов. Как в древней дизельной подводной лодке, лежащей на грунте. Где-то наверху рыщут сторожевики, шум их винтов все ближе, лица бледны и мокры от пота и все глаза устремлены вверх; вот акустик, прервав доклад на полуслове, торопливо срывает наушники и сдавленно произносит: "Слышу сброс бомб", -- и все напряженно отсчитывают секунды в ожидании, когда удары тяжелой кувалдой начнут сотрясать корпус. Что-то подобное испытываем и мы. Мы знаем, что марсиане развили в районе Весты большую активность. Разведзонды Флота передавали изображения марсианских военных транспортов, были зафиксированы работы военного назначения на поверхности, однажды даже чужой эсминец пожаловал, но все равно -- до начала боя мы можем только гадать, что за подарки нам приготовлены. Конечно, зонды сняли всевозможные излучения, исходящие от поверхности, и мощные компьютеры давно разобрали их по косточкам, и определили типы и количество батарей, только до нас такая информация все равно не дойдет. Не наш уровень. И еще мы прикидываем: вступится Марс за потенциально свою территорию или мы будем иметь дело только с мятежниками? А может, гадаю я, все пойдет по лунному сценарию -- полная блокада с последующей капитуляцией?
   Через привязные ремни я чувствую вибрацию корпуса -- туша крейсера совершает маневры. Против ракет с наведением они бесполезны, а вот тысячи шариков, наверняка выпущенных вслед за ними из кинетических орудий, могут пройти мимо. Я старательно считаю в уме, пытаясь отогнать от себя видение длинных серебристых цилиндров, что мчатся к нам со скоростью под сотню километров в секунду. Чтобы отвлечься, нагружаю мозг простыми вычислениями, раз за разом, вариант за вариантом. Больше-то ничего не остается. Аполлинер нет-нет да покосится в мою сторону, я для него -- образец для подражания, уверенный в себе ветеран, пусть и старше всего на шесть месяцев.
   Средняя ракета противокосмического комплекса делает до сотни километров в секунду. Дистанция эффективного огня у наземных батарей не меньше шестидесяти тысяч километров. Значит, прикидываю в уме, если засекли пуски, а не движущиеся боеголовки, у нас есть около десяти минут. Восемь из них уже миновали. Если применен запуск на максимальную дистанцию, то это еще три-четыре минуты ожидания. Или больше -- все завит от того, откуда открыт огонь. Не исключено, что сейчас мы ждем подарка от какого-нибудь марсианского артиллерийского корабля. Их новая серия "Престо" -- опасный противник. Дальность залпа нашего крейсера -- пятьдесят тысяч километров. Следовательно, мы уже можем открыть огонь. Но характерного вздрагивания палубы нет. Означает ли это, что "Темза" не собирается подавлять наземную оборону? Этот вариант отбрасываем -- сигнал ракетной атаки подан, значит, по эскадре стреляют и без ответного огня не обойтись. Или, может, крейсер откроет огонь с предельно малой дистанции? Или мы ждем, когда эскадра подойдет на дистанцию залпа эсминцев? Или мы сейчас преследуем какого-нибудь "марсианина"? Десятки различных "или" роятся в башке. Чертовы флотские! Что им, убудет -- скинуть в нашу сеть минимум оперативных данных?! Тик-тик-так -- постукивает в голове метроном таймера.
   Освещение скачком меняет режим на экономный, таинственный полумрак рождает за людьми и механизмами неясные тени. Это где-то далеко за бортом, на расстоянии не меньше чем в километр, вздулся пузырь защитного поля, и сейчас жадно пожирает энергию судна, забирая на себя все резервы, и все малозначимые потребители на борту отключаются один за одним. Значит, чужие ракеты близко. "Держись, Анри", -- говорю своему новичку. Тот молча кивает.
   Оживает судовая трансляция. Флотские расщедрились. Это тот минимум, который они не в силах зажать -- мы обязаны знать о возможных повреждениях судна. Мы жадно ловим каждое слово, забывая дышать.
   -- Пять боеголовок в зоне досягаемости... цели ставят помехи... пуск противоракет... пятнадцать единиц отошли штатно... цель один -- поражена... цели три, четыре -- поражены... цель пять -- ложная... цель два...
   Мы замираем. Тик-тик-так...
   -- ... поражена.
   У Аполлинера остановившийся взгляд. Когда рядом новичок, я чувствую себя умудренным жизнью волком. Подмигиваю. Спохватываюсь -- он может не разглядеть мое лицо в тени.
   -- Все в норме, Анри. Дойдет очередь и до нас. Пускай пока флотские разминаются, -- стараясь, чтобы голос не хрипел, шепчу ему.
   Он встряхивается, будто просыпается. С чего я взял, что ему страшно?
   -- Ага, -- соглашается новичок. -- Мы им покажем.
   И неожиданно нервно и коротко хихикает. Чертов дурак.
   -- ... внимание в отсеках -- отключение гравитации... гравитация отключена... десять боеголовок в зоне досягаемости... пуск... пуск... цель три -- поражена... цель один -- ложная...
   И пошло-поехало. У меня руки затекли, так я напрягся в ожидании удара. Но удара все нет. Мы продолжаем маневрировать, освещение все тусклее и тусклее и ровный голос безостановочно диктует и диктует перечень отловленных смертей.
   -- ... три боеголовки... помехи... пуск... помехи... цель один -- перехват... цель два... ложная... опасное сближение... лазеры -- есть перехват... две боеголовки... цель два -- опасное сближение...
   Опасное сближение -- это невидимый противник постепенно продавливают нашу оборону. Это означает, что новые порции подарков перехватываются противоракетами все ближе и ближе, затем на предельно малой дистанции срабатывают лазерные батареи -- наш последний рубеж. А потом:
   -- ВНИМАНИЕ В ОТСЕКАХ!!!
   И сразу глухое и еле слышное: "БУМ" -- сильнейший электромагнитный импульс по всем диапазонам успевает ударить кувалдой по нашей электронной начинке, до того, как срабатывает защита. И привязные ремни тянутся, будто резиновые, пытаясь не упустить рвущееся под бешеным усилием тело. В голове легкий звон, в глазах все смазывается -- отсек кружится в диком темпе и все что можно в ворохе мелких обломков сорвано с креплений. Смаргиваю. Сжимаю зубы. Солоно на языке. Диагностика. Все системы -- норма. Задействованы резервные блоки связи. Состояние здоровья -- удовлетворительное. Зеленые пятна складываются в картину -- освещение вырубилось окончательно -- перегрузка электрических систем, работают оптические усилители скафандра. Звук. Связь восстанавливается -- одна за одной подключаются дублирующие схемы. Красные пятна на консолях. "Осмотреться в отсеках!"
   Одну из раздвижных створок заклинило в открытом положении. Незначительное повреждение, выполнять задачу не помешает. Рядом приходит в себя Анри. Торопливо показывает мне большой палец.
   -- Ролье, восьмой отсек, пост номер шесть -- норма, -- докладываю, наблюдая, как в паре метров от меня легионер выдвигает резервную консоль взамен вышедшей из строя.
   Пронесло -- в нашем отсеке раненых нет. Вновь шевеление палубы -- мы продолжаем маневрировать. Тяжелый удар, едва не стоивший нам жизни, -- это щит силового поля принял на себя разрыв боеголовки. Снова знакомое ощущение, будто все происходит не со мной, и тело действует само по себе. Второго такого попадания нам не выдержать.
   -- Внимание, перегрузка -- щит отключен!... три боеголовки... пуск... пуск... опасность -- шрапнель!!!
   И тут же -- ослепительная вспышка. Темнота. Через секунду фильтр снова светлеет. В паре метров от меня в переборке образовалась уродливая дыра, пространство, как гребенкой, разлиновано белыми дымными струйками и сверху брызжет гидравлическая жидкость из перебитого трубопровода, оседая на лицевой пластине мутным туманом. Попадание крохотного шарика вызывает мгновенное испарение целого фрагмента брони. А чувства опасности нет как нет -- слишком быстро все происходит. Я даже способен подивиться на то, какие разрушения может причинить простой четырехмиллиметровый кусочек металла. Но следом, вместе с докладами аварийных постов, меня настигает боль огромного корабля. Кажется, что электрические импульсы поступают прямо на мои нервные окончания. Я корчусь вместе с нашим домом -- это разогнанная до сотен километров в секунду очередь, не сдерживаемая больше силовым щитом, настигает нас. Такблок раскрашивает консоль оранжевыми точками -- раскаленные частички испаряющейся брони пронзают тела крохотными пулями. Часть точек тут же гаснет -- скафандр не смог герметизировать пробоину или антишоковая инъекция не успела подействовать. Зубы мои выбивают дробь от нестерпимой злости -- наше оборудование ни к черту не годится! -- и я сжимаю их, чтобы не закричать в голос, глядя, как исчезают отметки на такблоке. Они даже не успели занять место в десантном боте! Их смерть кажется мне нелепой. Красивые слова о гибели на боевом посту не имеют смысла. Мимо проносится темная фигура. Набрасывает на пробоину заплату и брызжет из раструба аварийной пеной на переборку. На соседнем посту дублер отстегивает безвольную куклу, готовясь занять ее место у сияющей красными огнями консоли. Кто-то отработанным движением вщелкивает резервные блоки в тело аппаратуры поста. Все, как на тренировках. Жизнь продолжает идти своим чередом.
   -- Ролье, восьмой отсек, пост номер шесть -- зафиксированы повреждения, множественные нарушения герметизации, имеются раненые, приступаю к эвакуации!
   Мы вырываем носилки из креплений и подхватываем Короля из второго отделения -- это его только что отстегнули от кресла поста контроля повреждений. Негнущееся тело в невесомости легко поднимать, но неудобно фиксировать. Герметик на животе скафандра вспенен желтой розочкой вокруг точки попадания. Я приподнимаю тело, переворачиваю на бок и брызжу поверх фиксирующим пластырем. Красное поверх желтого. Аполлинер не теряется, делает то же самое поверх выходного отверстия на спине. Что бы ни произошло потом с легионером -- спишут ли его, поставят ли в строй, или он умрет через несколько секунд, -- Легион своих не бросает. Ни живых, ни мертвых. Нигде, даже на вражеской территории. Железное правило: мы -- часть единого целого. Пускай даже предательская мыслишка: кого мы спасаем -- тела или их оснащение? -- нет-нет да и мелькнет внутри. И мы сноровисто тащим носилки, лавируя между напряженно работающими легионерами, переступая через тела и обходя перебитые искрящие магистрали. У шлюза временного лазарета небольшая очередь -- еще две эвакокоманды с ранеными. Мы крепим носилки на палубный захват, оставляем одну пару бойцов на разгрузке и спешно мчимся дальше -- собирать свой урожай.
   Когда просто стоишь в ожидании попадания, это тяжело -- ощущать себя беспомощной мишенью. Но когда крейсер раз за разом прошивают все новые гостинцы, и целые фрагменты бронированных переборок исчезают, превратившись в пар, а ты при деле -- вроде бы уже бояться некогда. И пока мы собираем все новые тела, живые и мертвые, и переносим их к лазарету, механический голос в голове продолжает монотонно сообщать о приближающихся ракетах, и перечень повреждений кажется мне немыслимо длинным. Крейсер сейчас напоминает мне парусный фрегат, под градом неприятельских ядер упорно стремящийся сблизиться на дистанцию залпа, весь в клочьях парусов и обломках такелажа, с палубами, заваленными изувеченными телами. Наш отсек больше не задевает, но каждый раз, протискиваясь мимо поста контроля, я вижу из-за плеча оператора, как контурная схема судна пестрит все новыми голубыми крестиками, обозначающими пробоины. Это бесконечное движение под убийственным огнем все тянется и тянется, и уже давно горят на информационных табло над люками предупреждения "радиационная опасность", и часто щелкают в голове счетчики полученных рентген, и от уродливых потеков желтой аварийной пены переборки видятся стенами мрачных пещер, и начинает казаться, что мы уже целую вечность ползем под градом невидимых снарядов, а я все жду, когда разрушения достигнут своего пика, и одна из противоракетных батарей пропустит боеголовку, и тогда, больше не защищенные щитом, все мы превратимся в скрюченных замороженных карликов, замурованных в обломках некогда сверхпрочного корпуса.
   А потом, наконец, палуба тяжело вздрагивает: мы открыли огонь главным калибром, и все наши узаконенные противостояния с флотскими побоку, и мы шепчем про себя: "Дайте им, парни!" и скрещиваем пальцы на удачу -- кто может, даже раненые в реанимационных боксах, кто еще не отключился, и за самого занюханного трюмного машиниста любой из нас сейчас отдаст жизнь не раздумывая. И наша старушка "Темза" больше не воспринимается как беззащитное существо, мы и крейсер сейчас -- единый спаянный монолит, и этот монолит столь грозен и так опасен, что залпы, сотрясающие палубу крупной дрожью, уносят с собой не только тонны высокоточного железа -- с ним из простреленных бортов истекает наша ненависть. Занимаясь каждый своим делом, мы чутко прислушиваемся к своим ощущениям; мы замечаем, что вздрагивание палубы от работы катапульт главного калибра сменяется мелкой вибрацией -- это, захлебываясь от ярости, кинетические орудия разгоняют электромагнитами и выплевывают в пустоту тысячи вольфрамовых шариков, они уносятся прочь стремительным потоком, и мы киваем друг другу, отлавливая дрейфующие обломки, заделывая пробоины, активируя ремонтных роботов и сращивая кабели: "Дадим им жару!"
   Позже мы узнаем, что "Темза", имеющая самый мощный силовой щит и совершенные противоракетные средства, вырвалась вперед и завязала дуэль с батареями ПКО Весты -- марсиане успели-таки оказать мятежному планетоиду "братскую" помощь, установив несколько батарей "Спица" и приставив к ним бригаду опытных инструкторов. И после того как крейсер превратил в пыль несколько оборонительных платформ и ядерными взрывами сдул с поверхности большинство датчиков наведения, "Гессен" и "Рудольф" -- корабли артиллерийской поддержки -- смогли относительно спокойно выйти на дистанцию эффективного огня и окончательно подавить наземные средства. С этого момента главными в игре становились мы. По команде: "Третий батальон, готовность к высадке!" -- мы устремились на ангарную палубу. Нам вновь выпала честь быть первыми. Я же говорю: счастье наше -- простая рулетка.
   А тем временем тройка наших эсминцев ринулась в атаку на два марсианских легких крейсера, барражирующих в тридцати тысячах километров к Солнцу от Весты. За тридцать секунд до их выхода на боевой курс марсиане сняли силовые щиты, легли в дрейф и передали стандартное приветствие. И после ушли малым ходом, сбросив несколько зондов-невидимок, большую часть которых эсминцы нашли и расстреляли в течение часа. Так что долгожданная война вновь не состоялась. Хотя все мы понимали, что она близка: установив свои батареи на Весте, Марс нарушил двухстороннее соглашение о запрете размещения объектов военного назначения в Солнечной системе от 2145 года. С этого момента Легион при негласном одобрении Земли пустился во все тяжкие, в свою очередь создавая форпосты на астероидах. Воспользовавшись ситуацией, штаб генерала Пака издал свой знаменитый приказ "Об организации оборонительных укрепрайонов в целях защиты интересов Земной Федерации". И процесс стал необратимым.
  

-- 3 --

  
   Привычный путь к ангарам кажется вдвое длиннее. Темнота, еле подсвеченная тусклым аварийным освещением, все посты и коридоры забиты неясными, сосредоточенно работающими фигурами, по цепочкам передаются принадлежности и огнетушители, серебристым ледяным ручьем мы струимся сквозь успевшие покрыться инеем пещеры, с усилием отрывая магнитные подошвы от палубы; второй батальон занимает наши посты; в одном месте из временного лазарета, освобождая место для раненых, уже выносят трупы -- мы протискиваемся мимо них в тесном изгибе коридора, я машинально отмечаю про себя, что они уже раздеты -- наверняка их скафандры сейчас латают техники, и скоро в них всунут свежие, спешно изготовленные тела; навстречу, ощетинившись инструментом, топочут матросы из аварийной бригады -- их скафандры другой конструкции, ошибиться невозможно, и фильтры то и дело затемняются -- ремонтные роботы брызжут вспышками плазменной сварки. Крейсер отряхивается, как собака после драки, и спешно зализывает раны. Нас провожают взглядами. Завидуют. Наш взвод, не успев вступить в бой, уже уменьшился на пятерых.
   Я не поэт. У меня нет способности к художественному восприятию мира. И все же ангарная палуба выглядит так, что с нее можно делать зарисовки ада. Другого сравнения в голову и не приходит. Огромное полутемное пространство, частые вспышки сварки выхватывают из тьмы шевелящиеся фигуры, тренажеры разбиты и сейчас торопливо разбираются, превращаясь в горы плавающих в невесомости фрагментов; лучи нашлемных фонарей мечутся по палубе, вязнут в листах пластика, отражаются от стекол лицевых пластин; от борта к борту, кружась, курсируют сотни заиндевевших обломков, в одном из которых я опознаю человеческую руку, обернутую тканью скафандра; под огромной сеткой по правому борту -- отблеск десятков белых муравьиных личинок и муравьи, копошащиеся вдоль переборок -- легионеры, отовсюду стаскивающие трупы, раздевающие и сортирующие их части -- скафандры налево, в контейнер, негнущиеся тела направо, под сетку. Эта суета четко упорядочена, я замечаю точки концентрации движения, как воронки вокруг отдельных фигур -- офицеров или сержантов, и тут же вижу, как другие муравьи облепили огромных рыбин -- техники спешно латают наши средства высадки. Вот мимо меня медленно проплывает жуткое произведение -- черно-красная обугленная тряпка с рукавами и штанинами. Скафандр, взорвавшийся изнутри. Кому-то досталось прямое попадание сверхскоростной дробины, и тело мгновенно превратилось в чудовищный паровой котел. До него сейчас нет никакого дела -- сначала раненые, потом трупы, из оборудования которых еще что-то сгодится. Головы бегущих, как по команде, одна за одной, поворачиваются к изорванной оболочке, провожают ее глазами.
   Чтобы не видеть того, что творится вокруг, я стараюсь смотреть прямо по курсу. Иначе от бессильной ярости, не находящей выхода, начинают дрожать руки. Вид черных спин, выстроившихся в колонну, целеустремленно прокладывающих себе дорогу сквозь ледяной хаос, сквозь мычание раненых, крики команд, лихорадочные доклады, хриплые объявления судовой трансляции, через обломки и полуразобранные макеты коридоров -- этот вид действует на меня успокаивающе.
   Глядя на окружающий бедлам, сразу становится ясно, почему удача улыбнулась именно нам -- первый батальон Пятой пехотной понес такие сокрушительные потери, что в ближайшие дни вряд ли будет представлять из себя боеспособное подразделение. Мое сердце сжимается от боли, и одновременно мне стыдно, что я чувствую при этом странное торжество: нам вновь повезло, мы идем в бой, и только неясное чувство вины от того, какой ценой достался нам этот жребий, заставляет опускать глаза, будто мы в чем-то виноваты перед десятками изувеченных и мертвых. И оставшиеся в живых находят в себе силы показывать нам большие пальцы и напутственно улыбаться -- их улыбки жутковато светятся белым из черных провалов лиц. "Задайте им за нас, парни", -- кричат нам из темноты. Голоса эхом звучат внутри черепушки, и мы мотаем головами внутри своих стеклянных раковин, и каждый мечтает только об одном -- когда можно будет нажать на спусковой сенсор и почувствовать, как твои пули рвут на части все живое; отталкивая фрагменты бывших тел, проплывающих перед глазами, мы понимаем: там, внизу, больше нет ничего нейтрального. Там -- только враги, а удел врага -- смерть. И мы заводим себя видом поверженных товарищей, мы стискиваем зубы, и когда бригадир техников пытается доложить лейтенанту, что наш бот поврежден и не готов к полету, лейтенант орет на него свистящим шепотом: "Сержант! У вас есть еще три минуты на то, чтобы эта скорлупка смогла взлететь! Взвод -- к машине! Трехминутная готовность!", -- и мы поддерживаем своего командира одобрительным ревом и с беззвучным лязгом хлопаем перчатками по маслянисто-черным ложам винтовок. И техники, суетливо толкаясь, вновь бросаются к распластанным бортам и вскоре только их ноги торчат среди плетей проводов и шлангов. Эта война теперь -- личное дело каждого. Его персональная месть за Легион. Где-то там за бортом, в стылой пустоте остались причины и следствия, голоса политиков всех мастей не могут пробиться сквозь ее холодное равнодушие, и что нам за дело до интересов Земли и до ее экономической политики в доминионах, и до прав личности, и слов про стремление к свободе, когда желание убить становится смыслом жизни и любой, кто встанет на пути к этой цели, автоматически становится врагом номер один. В нас проявляется дух войны.
   Техник просовывается в отсек:
   -- Мой лейтенант, двигатель номер два не развивает тягу свыше сорока процентов, возможны также проблемы при экстренном торможении и противоракетная батарея не проходит диагностику. Вы не сможете сесть штатно, а если сможете -- бот не сможет поддержать вас огнем -- он будет серьезно поврежден. Кроме того...
   -- Под мою ответственность, сержант, -- прерывает его взводный. Мы выдыхаем: все-таки летим.
   -- Справитесь, шкипер? -- по закрытому каналу спрашивает лейтенант флотского пилота.
   Я не слышу его -- но ясно читаю вопрос по губам. Над верхней губой взводного блестит полоска пота. Ответа я не слышу. Но потому, как вздрагивает палуба и створки отсека начинают сдвигаться, становится ясно -- пилот тоже рвется в бой и готов рискнуть.
   Мы уважаем этих лихих парней -- пилотов десантных средств, даром, что они не из наших. Смертность среди них -- пятьдесят на пятьдесят, и ничего с такой статистикой не поделаешь, и пилоты знают, на что идут, и одно только это делает их авторитет среди нас непререкаемым. Впрочем, подозреваю (ох, уж эта моя привычка во всем сомневаться), от желания пилота тут ничего не зависит -- его просто таким сделали. Как и мы, запрограммированные тащиться от вида убитого противника, пилоты десантных ботов звереют от радости, наблюдая, как навстречу их утлым суденышкам тянутся трассы и ракеты. Сливаясь с судном в единое целое через вживленные интерфейсы, они рычат в азарте, отчаянно маневрируя и огрызаясь из всех стволов. У каждого в современной армии свой кайф. Гипертрофированная радость служения долгу заменяет нам нормальные человеческие чувства. Это так практично -- всего два-три чувства вместо сложного переплетения противоречивых человеческих эмоций, результат воздействия которых труднопредсказуем.
   Я поворачиваю голову вправо и встречаюсь взглядом с Аполлинером. Улыбаюсь ему: "Все порядке, брат, сейчас будет весело". И он тревожно скалится в ответ. И еще через секунду в голове рождается все ускоряющийся отсчет. Стиснутый привязной системой, я распластываюсь в ложементе, будто лягушка, до предела расслабив мышцы и насыщая тело кислородом частыми глубокими вдохами. Такблок прокручивает перед глазами перечень целей. Стараясь не думать о том, что мы можем взорваться на старте из-за утечки в пробитом топливопроводе, или разлететься на куски при неудачной посадке из-за отказа двигателя, или просто потерять ход и навсегда умчаться в ледяную пустоту, я в очередной раз повторяю вводную. А потом зажегся потолочный экран, и я вперился глазами в привычный звездный прямоугольник над головой. Звезды стремительно кружились, оставляя за собой тающие следы. Мы стартовали. Откуда мне было знать, что поврежденный двигатель поможет мне остаться в живых? Да еще и сделать очередной шажок навстречу славе. "Третий батальон -- удачи!" -- напутствует нас крейсер. Где-то позади, в тесноте избитых отсеков, среди искр сварки и шипения перебитых магистралей, сотни легионеров скрещивают пальцы, провожая нас. Серебристые рыбы на фоне бархатной тьмы -- стартующие боты других взводов.
   Веста на экране выныривает внезапно, только что мы наблюдали кружение звезд и яркие пятнышки расходящихся ботов, и вдруг громада светло-серого цвета появляется справа, делает парочку сальто и скачком заслоняет звезды. Мы стремительно падаем на изрезанную глубокими каньонами поверхность. Я успеваю заметить тупой конус гигантского кратера на слегка сплющенном южном полюсе, а затем мы отклоняемся севернее, и горы Уэллса начинают расползаться по экрану. Эти горы издали чертовски красивы.
  

-- 4 --

  
   Веста -- это вам не какой-нибудь мелкий неровный булыжник из прессованной пыли пополам с метановым льдом, каких видимо-невидимо в поясе астероидов. Диаметром больше пятисот километров, имеющая запасы воды, железо-никелевое ядро и силикатную мантию с гористой базальтовой поверхностью, Веста была настоящей планетой в миниатюре. Помимо огромного количества заводов и баз камнехватов -- так назывались бригады сборщиков протовещества, на ней даже имелись два настоящих подземных города с фонтанами, ресторанами и фешенебельными отелями для туристов -- пятидесятитысячный Марбл-сити в западном полушарии и десятитысячный городок в кратере на южном полюсе, почему-то названный Москвой. Между городами глубоко под поверхностью проложена система транспортных туннелей, соединявшая одновременно и крупнейшие промышленные комплексы, на которых производилось все что угодно -- от унитаза до деталей сложнейших станков и медицинского оборудования. Московский порт был одним из крупнейших в Поясе, отсюда на Землю и другие астероиды ежедневно стартовали десятки буксиров, толкающих перед собой многотысячетонные грузовые баржи. Мощная промышленность Весты задохнулась бы без межпланетного транспорта -- все заводские мощности в Поясе умышленно планировались с таким расчетом, чтобы планетоид не мог производить все необходимое для собственного самодостаточного существования. Жизнь и благосостояние любой астероидной колонии зависела от регулярного грузового сообщения, находящегося в руках метрополии. Может быть, земляне и выглядят развращенным обленившимся стадом, но их политики вовсе не лишены прозорливости: несмотря на громкие лозунги, доминировавшие над здравым смыслом, они поняли, что отсутствие удушающего контроля над мощным промышленно-сырьевым регионом, до отказа заполненным сорви-головами и авантюристами всех мастей и к тому же -- отличными специалистами, неминуемо приведет к независимости астероидных колоний. Любое созидание, как известно, производится за счет разрушения чего-либо. И процветание Земли было оплачено военным капитализмом в Поясе. Каким-то чудом земному правительству удалось создать относительно равновесную систему, на одном конце которой болтались десятки промороженных каменюк, при помощи нанотехнологий производивших львиную долю промышленной продукции Федерации, а на другом -- сытая голубая планета, содержащая и контролирующая грузовой флот. Все, что было необходимо колониям, покупалось ими на деньги, вырученные за востребованные Землей товары. Большая часть заводов, к тому же, находилась в руках земных мегакорпораций, по влиянию способных сравниться разве что с мировым парламентом. Местное самоуправление на самых крупных небесных телах обеспечивали службы генерал-губернаторов, по сути дела выполнявших полицейские и простейшие распределительные функции. Эта система работала как часы: детали контуров охлаждения для водородных реакторов производились на Церере, камеры синтеза -- на Весте, а остальное -- на Гебе. И все вместе собиралось в единое целое на Виктории. Без грузового флота ни одна из этих частей не стала бы реактором, дающим тепло и свет. То же самое касалось и большинства других жизненно важных технологий -- от гидропонных комплексов до установок по производству водорода. Земля не нарушала своих обязательств -- в обмен на нужную ей продукцию колонисты получали все необходимое для сносного существования. Лишь программы ограничения рождаемости, тесно связанные с программами промышленного развития, могли как-то вызвать недовольство у цепляющихся за внешние проявления своих прав инопланетян. И так шло до тех пор, пока в среде обросших жирком и захотевших комфорта когда-то тощих и небритых первопроходцев, подогреваемое посулами марсианских эмиссаров, не созрело вечное мятежное стремление, заставляющее идти на жертвы и рисковать не только налаженным бытом, но и самой жизнью ради этого мифического чувства -- свободы, которым, словно осла морковкой, политики веками заманивали бурлящие толпы и направляли их ярость в удобном для себя направлении.
   Положа руку на сердце -- союз с Марсом был выгоден Весте. Марс не накладывал ограничений на права и промышленную политику свободных территорий, так на красной планете называли свои колонии. Марс был значительно ближе Земли, не диктовал цены, не регламентировал перечень необходимой продукции, не навязывал торговых соглашений и не препятствовал созданию территориями собственных транспортных компаний -- на нем процветал тщательно культивируемый дух свободного предпринимательства. Если точнее -- этот дух и был своего рода зерном, фишкой марсианской политики. "Каждому по способностям" -- этот короткий емкий лозунг так отличался от неестественного земного "От каждого -- по способности, каждому -- всё". Тем более, что последний был действителен лишь на территории материнской планеты и ее ближайших окрестностей.
   Дух свободного предпринимательства проник и в политику Марса. Можно сказать, что политика стала одним из видов марсианского бизнеса. А что -- занятие не лучше и не хуже других. Кому-то выгодно производить ночные горшки, кто-то содержит бордель или выплавляет сталь, но и те, и другие нуждаются в ком-то третьем, кто может координировать их усилия. Не безвозмездно, конечно. Ведь это бизнес. А в бизнесе усилия, направленные на достижение цели должны компенсироваться результатами. Наверное, поэтому марсианская внешняя политика была столь гибкой и активной. Ее откровенная агрессивность смягчалась идеологической подоплекой. Я бы даже назвал ее религиозной, настолько фанатично граждане Марса следовали официальной государственной доктрине. "Назад к природе!" Надо же. Это говорят существа, которым не надо тревожиться о том, чтобы их дети не умерли от оспы. Существа, которым больше не грозит смерть от рака.
   Думаю, такое единство нации невозможно без системы промывания мозгов. Возможно, именно эта агрессивность, стремление любыми методами ослабить идеологического противника, и отпугивало от союза с красной планетой большинство земных колоний. Они понимали, что помощь Марса направлена вовсе не на улучшение жизни колонистов. Обитатели Пояса становились разменной монетой, буфером в столкновении двух гигантов. Так я считал в то время. Для моего невысокого звания я был неплохо образован -- легионер должен знать своего вероятного противника. Чтобы при случае использовать слабости в его идеологии или недостатки государственной системы управления для нанесения максимального ущерба. Мы ненавидели марсиан заочно. Просто потому, что они были врагами человечества. А значит -- и нашими врагами тоже. Так нам объясняли. Ведь мы несем ответственность за безопасность Земли. К тому же, врага полагается ненавидеть. Просто так, без повода. Чтобы впоследствии получать удовольствие от его уничтожения. Эти два чувства -- ненависть к врагу и удовольствие от ее реализации были нашими основными стимулами к жизни. Мятежники Весты невольно оказались союзниками Марсианской Республики. А значит, наша ненависть автоматически распространялась и на них.
   Впрочем, я отвлекся. Я понимаю -- вам эта лекция неинтересна. Но я просто пытаюсь дать понять, что представляла собой наша цель. Для того чтобы вы смогли оценить масштабность стоявшей перед нами задачи. И прониклись, если не восхищением тем, чего мы добились, то хотя бы элементарным уважением к сложности проделанной нами работы. Ведь как ни крути -- силами неполной бригады мы захватили целую планету.
  

-- 5 --

  
   Мы все больше отставали от атакующей группы -- сказывалось повреждение одного из двигателей. Десять десантных ботов -- больше половины наличного состава "Темзы" -- целый батальон, плюс десятки имитаторов, призванных отвлечь внимание наземной обороны, маячат на экране россыпью удаляющихся точек. Наш крейсер -- не специализированное десантное судно. Большой десантный корабль -- тот способен взять на борт целых три бригады и одновременно выпустить аж шестьдесят малых судов. Но таких судов во Флоте всего два и их, очевидно, берегут для настоящей войны.
   Прокручивая в голове вводную, я в который раз поражался гениальности нашего штабного звена. Мы должны были высадиться в точках активного сопротивления, взять их под контроль, затем проникнуть в транспортные магистрали и приостановить сообщение между городами и промышленными зонами. И только потом, взяв таким образом планетоид за горло, войти в города и разоружить незаконные воинские формирования, воспользовавшись при этом захваченным транспортом. Как и в случае с Луной, мы безошибочно били в самое уязвимое место обороны противника. Как и на Луне, мы выполняли масштабнейшую задачу предельном малыми силами, делая ставку на внезапность, решительность и четкую координацию между подразделениями. Впоследствии такая тактика станет визитной карточкой Легиона. Однако свою решительность Легион оплачивал кровью. Мы несли совершенно немыслимые потери.
   Ополченцы Весты смогли организовать достойную оборону. Их усилия тем более внушают уважение, учитывая тот короткий срок, который был им отпущен на это. Глядя на скачущие по экрану пятнышки взрывающихся ботов и искорки вспышек на поверхности, я понял, что на этот раз нам противостоит серьезный противник. Эскадра уничтожила стартовые комплексы ПКО и их датчики наведения, но как только первая волна десанта снизилась над горами Уэллса, ее встретил убийственный зенитный огонь батарей ближнего действия. Жидкостные одноразовые лазеры выпускали один-единственный луч -- и очередной десантный бот превращался в оплавленный неуправляемый метеорит, беззвучно врезавшийся в метановые ледники на вершинах горных пиков. Уже бесполезные лазеры дождем обломков разлетались под огнем артиллерийских кораблей, а имитаторы продолжали исчезать один за одним, и на каждый пятый имитатор приходилась одна настоящая цель, и помехи, похоже, не играли никакой роли -- наведение явно производилось оптическими средствами, да еще и с применением малых низкоорбитальных станций. Огонь велся в упор. И через каких-то пять минут впереди нас осталось лишь чистое пространство.
   Знаете, чем хороша война в космосе? Она выглядит чище и возвышенней, чем та, что на поверхности. Здесь не слышны крики -- вакуум не проводит звука, не видны росчерки лазеров -- нет атмосферы, нет вывороченных кишок и фонтанов крови из перебитых артерий, и трупы из-за больших расстояний не различимы. Смерть кажется красивой и величественной. Как раз такой, к какой нас и готовили. Издали все походит на игру на имитаторе во время командно-штабных учений. Крохотные макетики боевых кораблей порхают в черноте, ослепительно отсвечивая на солнце и выплевывая игрушечные искры выхлопов, вспышки на поверхности кажутся ненастоящими и призваны обозначать сопротивление противника, а десантные суда, подчиняясь правилам игры, в нужных пропорциях имитируют свою гибель, моргая напоследок для пущей достоверности облачками замерзшего газа из разгерметизированных емкостей с кислородом. Такая мгновенная игрушечная смерть в глубине обзорного экрана со слабым разрешением не успевает даже завести как следует. Наблюдаешь мелькание редких искр и толком не понимаешь, что наш бот -- последний уцелевший из атакующей волны, и только росчерки бесполезных ракет обгоняют нас -- изрезанные ущельями горы Уэллса, состоящие из прочных вулканических пород, бессмысленно накрывать огнем. И следом, напичканные сложной техникой, уже идут несколько судов с бойцами инженерно-саперного батальона. Саперы должны проделывать пехоте проходы в толще пород, взрывать стены и перемычки, а затем восстанавливать герметичность туннелей -- транспортная система была нужна нам в целости. Правда, из целого батальона пехоты остался один лишь неполный взвод -- мы, отчего на одного пехотинца будет приходиться аж по четыре сапера. Но наземные батареи, вновь открывшие огонь, быстро привели неправильные пропорции к норме.
   Так мы толком и не поняли, что пришел наш черед. И никаких там разрекламированных "вся жизнь за секунду перед глазами". Как мы лежали в оцепенении, с сосудами, забитыми адреналином, и со значками вводных перед глазами, так и продолжали лежать в ожидании своей судьбы. Хотя нет. Вру. В какой-то момент я ощутил жесточайшую, совершенно дикую обиду, оттого что мне предстояло погибнуть просто так, без всякого смысла. Без возможности отомстить за товарищей -- и тех, кто навсегда остался в отсеках крейсера, и тех, что превратились в сплющенные блины внутри врезавшихся в скалы оплавленных ботов. Без надежды нанести врагу хоть какой-нибудь ущерб. Обиду, оттого что моя дорога к славе, не успев начаться, уже заканчивается, а я не ощущаю ни малейшей торжественности перед лицом неминуемой смерти. Никаких оркестров, торжественной музыки, проникновенных напутственных слов. Мы сейчас полыхнем в короткой ослепительной вспышке, так и не издав ни звука, а Солнце все так же будет светить из бархатной тьмы, затемняя чьи-то шлемные фильтры. Обыденность происходящего, будто мы собрались в очередной раз принять пищу -- вот что поразило меня. И самое досадное, как я потом понял, -- это полное отсутствие привычных чувств, которые я считал своей основой. Ни ответственности перед человечеством, ни чувства долга, ни преданности Легиону. Ничего такого, что принято называть патриотизмом. Все наносное, искусственное в тот момент выдуло из меня напрочь, будто порывом ветра. Только ощущение, что ты намертво прикручен к ложементу крохотной убогой скорлупки, ты -- микроскопическая пылинка в гигантской пустоте и величественному вечному Космосу нет никакого дела до твоих душевных порывов. Невыносимое чувство бессилия.
   А потом все начало вращаться перед глазами -- и экран над головой, и бледные лица соседей. И вместе с затихшей вибрацией корпуса погасло освещение и отключились гравикомпенсаторы -- я почувствовал сильнейшие, почти предельной величины, перегрузки, от которых голова в момент наполнилась раскатистым гулом. И никаких команд, никаких сообщений об опасности. Наоборот -- внутренняя связь отключилась, оставив меня наедине со своим тяжелым сопением. Тут я совершенно спокойно подумал, что нас подбили, и мы вот-вот врежемся в Весту. И мне очень захотелось продемонстрировать напоследок свою невозмутимость и презрение к опасности, как и подобает настоящему легионеру, поэтому я изо всех сил попытался растянуть губы в подобие спокойной улыбки, но перегрузки позволили мне скорчить лишь невнятную рожу. Знаю: я был наивен. Но мой рукав украшал шеврон с красной каймой, и мне по глупости хотелось оправдать свою случайную репутацию.
   Как выяснилось, я напрасно хорохорился -- это наш пилот принял единственно верное решение. Коротким импульсом придав судну хаотичное вращение и погасив основные двигатели, он имитировал беспорядочно падающий на поверхность поврежденный корабль без признаков жизни, для достоверности отключив большинство бортовых систем. Пожертвовав точностью приземления -- мы десантировались в километре южнее расчетной точки -- и продемонстрировав высочайшее мастерство, он выполнил поистине смертельный номер -- выровнял судно всего в сотне метров от поверхности, между двумя высокими заснеженными пиками, так что гравикомпенсаторы взвыли от перегрузки, и показалось, будто меня уложили под тысячетонный пресс. Сразу потемнело в глазах. Из носа хлынула кровь -- стало солоно на губах и шею защекотало теплой струйкой.
   А потом ожила связь и сквозь шум в ушах неестественно тонкий ломающийся голос лейтенанта произнес:
   -- Взвод, короткий отсчет, на "три" -- сброс. Внимание...
   -- Пик... пик... пи-и-к...
   ... И меня вышвырнуло из отсека.
  

-- 6 --

  
   Мы свалились прямо на голову расчетам, выдвигавшим, по всей видимости, на запасные позиции новую порцию одноразовых лазеров. Судьба их предшественников была незавидной -- верхушка соседней горы была срезана подчистую и восточная оконечность небольшой горной долины сверкала исковерканными металлическими обломками. Бой был коротким -- мы открыли яростный огонь еще в воздухе. У зенитчиков и оружия-то нормального не было -- вооружен был едва ли каждый десятый. По узким рельсам они выкатывали из подземных капониров, пробитых в склоне горы на месте естественных пещер, громоздкие лазерные установки, откидывали в стороны треножники-упоры и сноровисто забрасывали их камнями, пока вторая часть расчета поднимала длинную трубу ствола в зенит. А затем рельсы снимались, из той же пещеры раскатывался толстенный силовой кабель, его цепляли к орудию, и -- здрасьте-пожалуйста -- установка готова к бою. За те полминуты, что я болтался на струе ранцевого двигателя, я даже успел восхититься простотой и эффективностью технического решения. Такое орудие произведет выстрел, затем его, уже ненужное, оплавившееся от перегрева, разнесет малая гравитационная или фугасная боеголовка, прилетевшая с орбиты, а через пару минут из пещеры выбегут невредимые зенитчики, выбросят следующую пару рельсов и выволокут кишку силового кабеля -- источник питания-то остался нетронутым. И батарея произведет новый убийственный залп. Подумайте сами -- ну разве не прелесть?
   Цели были четко обозначены, никаких помех, никакого электронного противодействия -- неуклюжие гражданские скафандры ярко сияли на солнце, прицельная панорама выделяла их красными контурами, перечеркнутыми крестиками визиров, я стрелял как в тире. Существо мое, превратившееся в клубок натянутых нервов и вживленных рефлексов, страстно желало смерти всему живому, волны удовольствия сотрясали меня каждый раз, когда очередная фигура из тех, что плавными прыжками разлетались по укрытиям, кувыркалась, насквозь прошитая моей пулей, или взрывалась облачком вскипевшей плоти, пачкая лед медленно опадавшим бело-розовым шлейфом. Я стрелял вручную, не полагаясь на автоматику наведения. Наверное, я делал это сознательно -- было что-то от мстительной радости в том, что решение о выстреле принимал я сам, и когда палец мой касался сенсора огня, а винтовка струей компенсатора отдачи норовила сбить меня с траектории спуска, мне казалось, что такое убийство больше походит на собственноручное. Если бы я мог дорваться до рукопашной!
   В полминуты все было кончено -- в вакууме не бывает раненых, несколько десятков трупов застыли в нелепых позах среди задранных к небу ребристых стволов, в струях выхлопов мы приземлились и рассеялись, согласно указаниям такблоков. В горячке боя я даже не успел осознать, что каким-то чудом продолжаю жить. У меня не было случая поблагодарить нашего пилота -- бот взорвался спустя несколько секунд после высадки, едва успев скрыться за гребнем горного пика. Видимо, сказались повреждения двигателя, помноженные на предельные перегрузки при посадочных маневрах. Звука взрыва я не слышал. Только черная тень от горы на фоне белой вспышки, вздрогнул грунт под ногами, короткий треск помех в голове, и большие неровные камни, медленно кувыркаясь и плавно подскакивая, покатились со склонов. А вокруг раскинулось каменное царство. Булыжники с острыми изломанными краями -- от молочно-белых с редкими серыми прожилками, до бурых с зеленой прослойкой. Щебенка под ногами светло-кремового оттенка. Тут и там -- вкрапления метанового льда. Далекие вершины, как сахарные головы, искрятся снегом. Каждая грань отражает свет. Радужные отсветы затемняют фильтры.
   Передвигаясь длинными прыжками, щупая стволами пространство, мы быстро заняли оборону и пока поочередно перемещались по большому кругу, временами высоко взлетая вверх, -- не стоять, не стоять! -- за нашими спинами укрывшиеся в небольшом кратере связисты спешно развертывали передатчик космической связи. Короткая пауза, сигнал пошел -- есть связь! -- на такблоке замигала сиреневая звездочка, и список задач стал на одну строку короче. Мы устремились вперед, к пещерам, откуда змеились толстые плети кабелей. И еще через минуту, когда я замер справа от чернильно-черного зева, пережидая, пока крошки-СНОБы (Система Наблюдения и Обнаружения -- маленькая летучая пылинка, одно из расходных наночудес Легиона) проникнут в глубину и дадут картинку, сверху упал наведенный по нашему маяку бот с парнями из инженерно-саперного батальона. Уничтожив батарею, мы дали им шанс добраться до цели. Под прикрытием зависшего над долиной судна саперы быстро выгрузили свое барахло. В мощных рабочих скафандрах, до отказа напичканных техническими приспособлениями и увешанных инструментами, с огромными заплечными коробами, они походили скорее на бригаду портовых роботов-погрузчиков, чем на людей из плоти и крови. Двигались они, однако, довольно шустро. Распределенные системой управления боем, короткими прыжками они рассредоточились на местности.
   Минуту назад, когда мы в одиночестве вывалились из бота, я и подумать не мог, что буду так рад подкреплению. Рвущиеся в бой до дрожи в коленях, осатаневшие от проснувшихся боевых рефлексов, словно волки, почуявшие запах крови, все мы, не показывая вида, понимали, что нас -- жалкая кучка, всего один неполный взвод на целую чертову планету, и все, что мы можем -- это погибнуть в череде других, постаравшись прихватить с собой как можно больше мятежников. А теперь, когда над долиной покачивался ощетинившийся стволами десантный бот, мне вдруг показалось, что за моей спиной сосредоточилась вся мощь Легиона, и вид монстроподобных, слабовооруженных саперов, неуклюжими скачками приближавшихся ко мне, позволил злости смыть малейшие намеки на неуверенность. Теперь я знал -- мы закрепились, и нас не сковырнуть отсюда никакими силами. И уверенность в том, что мы выполним задачу во что бы то ни стало, больше не покидала меня. Все мои прежние сомнения и ненужные мысли растворило, точно кипятком. Все-таки я -- часть Легиона. В тот момент я преисполнился гордости, осознав это. Бракованный или нет, я буду драться не хуже других. А может, это и не я вовсе. Может, это одна из многочисленных гипнопрограмм взяла меня под контроль. Или наноимплантат, повинуясь невидимому сигналу, активировал какие-то центры моего мозга. Впрочем, мне было плевать. Это было замечательно -- не испытывать сомнений.
   -- Сэр, капрал Рудольфо Шестой. Приданы вашей огневой группе, -- сквозь треск помех рапортует одно такое чудо, опустившись на колено за моей спиной. Его напарник волочет следом резервную емкость с затвердителем.
   -- Подтверждаю, -- бегло глянув на такблок, отвечаю я. -- С минуты на минуту двинем -- ждем картинку. Укройтесь пока. Следуйте в пяти метрах позади. При обнаружении очага сопротивления ждите команды на продолжение движения. Под огонь не лезьте -- без вас нам не справиться.
   -- Ясно. Сделаем. Вы тот самый Ролье Третий?
   -- Тот самый, -- бурчу я. Не хватало мне еще в бою никчемного трепа.
   Капрал, кажется, чувствует мою досаду. Широко улыбается, будто сидит у себя в кубрике, а не на исковерканной ракетами горной долине, заваленной трупами.
   -- Рад работать с вами. Не волнуйтесь, не подведем. Повнимательнее с картинкой -- наземных сил у местных мало, возможны ловушки. Зовите меня Сэмом.
   -- Отлично, Сэм. Я Жос, -- я шлепаю перчаткой по куче гофрированного железа.
   И мне стало так приятно от простого человеческого общения с этим прежде незнакомым капралом. Что с того, что все его данные, в том числе полное имя, такблок высвечивает в столбце комментариев над зеленой меткой и, стоит лишь сфокусировать на ней взгляд и послать мысленный запрос, выдает о нем подробные сведения, полезные в ходе боя? Несколько слов, сказанных от души, порой гораздо нужнее кучи сухих тактических данных.
   Бот выдыхает раскаленные струи. Камни и обломки, кувыркаясь, волной разлетаются по сторонам, медленно опадают, подпрыгивают, вращаются на месте, будто исполняя какой-то сложный танец. Бот скрывается за ближайшей вершиной -- двинулся по расширяющейся спирали. Нарезая круги, он будет поливать огнем любую встретившуюся цель, даже отдаленно напоминающую военный объект. Сбить выпрыгивающее из-за вершины и ныряющее вниз на предельно малой высоте десантное судно очень трудно. Для этого нужно иметь ориентированную по его курсу автоматическую низковысотную батарею. И, если нам повезет, и его не собьют, через час-другой тут вполне сможет высадиться вторая волна.
   Высоко над нами в бездонной черноте часто перемигиваются звезды. Это Флот сбросил новую волну имитаторов, и зенитчики начинают расстреливать ее.
   Цепочка СНОБов, выдает, наконец, пакет данных, которые система управления боем сочла достаточными для дальнейших действий. Взводный, прижавшись спиной к скале, шевелит губами -- делает доклад. Такблок принимает новую порцию вводной.
   -- Первое отделение, по группам, перебежками -- вперед! -- командует Васнецов.
   Оглядываюсь. Набираю воздуха, как перед прыжком в воду. Четыре пары глаз напряженно следят за мной из глубины шлемов. Я скалюсь, изображая для них веселую улыбку -- невозмутимый отец-командир. Первым. Я должен стать первым. Как это возможно в такой каше? Я должен попытаться. Мне жизненно необходимо прославиться. Инструкции доктора однозначны. Я не имею права на ошибку. Я резко киваю, возвращаясь в реальность. Со стороны это выглядит так, будто я подбадриваю своих парней.
   -- Третья группа, приготовились, за мной... марш!
   Я чуть склоняюсь вперед и, оттолкнувшись ногами, как учили на тренировках, влетаю в темноту с неровными краями.
  

-- 7 --

  
   Щебень и каменные обломки под ногами заканчиваются почти сразу. Пол выровнен каким-то горнопроходческим оборудованием и даже разглажен плавлением. Это довольно распространенная технология быстрого подземного строительства на астероидах V-класса. Сразу видно -- все ресурсы планетоида бросили на оборону, ничего не пожалели. Энергии потратили море. На обтесанных каменных поверхностях сквозь кольцеобразные следы фрез проступают фантастические кристаллические узоры -- грубая природная красота. Профиль коридора имеет вид расширяющейся книзу трапеции. И через каких-то пару десятков метров от входа ничто уже не напоминает о природном происхождении пещеры -- коридор расходится несколькими лучами, блеск рельсов теряется в их темной глубине, расширение туннеля забито лебедками и электрическим оборудованием, а несколько готовых к применению зенитных орудий занимают почти все свободное для прохода пространство. Старший группы саперов делает знак укрыться, мы припадаем к стенам, втискиваемся за барабаны лебедок, и яркие отблески скачут по стенам -- саперы решили не применять взрывчатку и попросту кромсают наиболее важные части установок плазменными резаками. Через минуту все кончено, и напоследок колеса тележек привариваются к рельсам. Теперь, чтобы выкатить наружу следующую порцию орудий, надо будет сильно постараться. Мы разделяемся на три группы и движемся дальше -- по всем ответвлениям, в которых имеются рельсы. Вот он -- мой шанс. Я один, и я могу проявить инициативу. Уходя, мы от души резвимся, прошивая пулями ряды массивных распределительных шкафов. Очень красиво -- огонек реактивной пули, выставленной на максимальную тягу, протыкает толстые металлические листы, словно бумагу, и мечется внутри, часто мелькая в пробоинах, пока пуля не превращается в сплющенный комок, не способный более двигаться, и недогоревшее топливо не взрывается крохотной шутихой, выплеснув наружу столбики света. Когда внутри шкафа мечется две-три таких штуки -- зрелище выходит почище фейерверка. Паля по кускам железа, я испытываю почти то же мстительное удовлетворение, что и при расстреле зенитчиков. Какой-никакой, а все же урон врагу.
   Стены отливают зеленым -- такблок старается. Фонари зажигать нельзя. Датчики выставлены на максимальную чувствительность -- я даже потею, напряженно прислушиваясь к их показаниям из опасения пропустить мину или засаду за фальшивой стеной. Знаете -- это как дополнительные органы чувств: я со своим скафандром объединен в странный человеко-машинный симбиоз, и показания десятков его датчиков передаются прямо на мои имплантаты, в свою очередь облепившие живые нервные окончания и сросшиеся с мозгом. Трудно передать словами эти ощущения. Проникающее излучение, к примеру, рождает на коже нечто вроде легкого озноба с мурашками по спине. Даже не глядя на показания такблока, я могу определить степень опасности, интенсивность потока и полученную дозу. Я делаю знак рукой. Мы начинаем чехарду неуклюжих перебежек. Отталкиваешься от стены, пролетаешь открытое пространство, смягчая удар свободной рукой. Припадаешь на колено и щупаешь тьму стволом, дрожа ноздрями. Пропускаешь товарищей. И снова прыжок в неизвестность. Я задаю темп. Не сидеть, не сидеть! Вперед, скорее! Тихое шипение воздуха под горлом, кажется, заглушает все звуки. Саперы топают десятью метрами сзади, одновременно следя за тылом. Едва поспевают за нами.
   Судя по показаниям СНОБов, впереди чисто: оставшиеся в живых зенитчики отступили. Наши отметки на карте приближаются к пунктиру транспортного туннеля -- я безжалостно подгоняю своих людей. Воспользовавшись техническими штольнями на всем протяжении транспортной системы, повстанцы оборудовали вокруг них точки наземной обороны. Очень умно. Не иначе, и тут не обошлось без марсианских инструкторов. Хорошо еще, что нет обученной пехоты. Иначе пришлось бы сейчас умыться кровью в этих норах. Но и без пехоты дел хватило -- через несколько минут навстречу нам выползли два переоборудованных горных робота. Я достукался.
   Подсознательно я был к этому готов -- не могли же повстанцы оставить свои туннели без защиты? И все равно, зрелище оживающих на глазах монстров, отлепляющихся от зарядных стоек и стремительно разворачивающих массивные бочкообразные торсы, оказалось неприятным сюрпризом. Уж больно мы привыкли полагаться на показания своих следящих систем -- а они-то как раз не обратили на стоящих в готовности роботов ни малейшего внимания. Так, отметили присутствие очередной порции гражданского оборудования, и все. Улетели себе дальше, рыскать по темным углам. А роботы откачнулись от стен прямо в центре нашей группы и, повинуясь новой программе, со всем упрямством и изворотливостью своих немаленьких мозгов, бросились в атаку. Для механизмов, привыкших к сопротивлению сверхпрочных горных пород, наши хлипкие тела оказались не крепче воздушных шариков. Гидравлический вибробур с быстротой молнии вошел в грудь изготовившегося к прыжку Аполлинера и, разбрызгивая облачко розовых кристаллов, вышел через спину, разбросав по сторонам навесное оборудование скафандра. Анри умер мгновенно, едва успев зафиксировать появление нового противника. Веласкес, оказавшийся на три метра впереди, даже сумел развернуться и вскинуть винтовку. Но тут сразу несколько стальных костылей, из тех, что пристреливаются к потолкам штолен и служат для навесного крепления оборудования, прошили его, и концы их взорвались, разлетевшись тремя лепестками каждый. И спина его скафандра, вместе с баллонами и ранцевым двигателем, попросту оторвалась от бывшего тела и улетела в темноту, поливая стены брызгами топлива и инеем струящегося из перебитых клапанов воздуха. А я оказался в нескольких метрах позади Анри. Мне просто в очередной раз повезло.
   Я сидел, припав на колено и держа ствол наизготовку. Я должен был страховать ушедших вперед товарищей. Так что головной робот, разворачивавшийся в мою сторону над растерзанным телом Аполлинера, оказался на линии огня. Я не отступил ни на шаг перед надвигающейся громадиной. Да и некуда было. И некогда. Через секунду меня просто продырявили бы очередью из костылей с разрывными наконечниками. В голове мелькнуло -- если бы наш темп был пониже, строй не оказался бы так растянут. И погиб бы только головной. А может, мы успели бы открыть огонь первыми, и все бы кончилось иначе. Как бы там ни было -- я сам загнал свою группу в засаду. И в следующий миг существо-солдат вытеснило ненужные мысли. Я открыл бешеный огонь. Кажется, я что-то в ярости кричал, словно мои бессмысленные неслышные слова могли смутить невозмутимого противника. Пули разлетались от сверхпрочного корпуса огненными брызгами, каскад ослепительных искр затемнил мое забрало, но только кумулятивный заряд из подствольника, способный пробивать танковую броню, заставил монстра сделать шаг назад. Почти в упор я выпустил три гранаты подряд, струи огня насквозь пронзали массивный корпус, превращая коридор в черно-белый негатив, потом бронированная туша качнулась вперед, выставив опорную конечность для очередного шага, но вместо шага начала оседать и тяжело рухнула к моим ногам. Последнее, что я увидел, -- это поднимающийся из темноты позади падающей искрящей фигуры зев гвоздемета. Я дернул стволом, уже понимая, что не успеваю выстрелить. А затем что-то сверкнуло слева от меня, вспышка белого огня затемнила шлем, и уродливое механическое создание медленно развернулось вокруг оси и опрокинулось на стену. Посередине корпуса машины образовалась огромная сквозная дыра с неровными краями. Даже издохнув, робот продолжал стрелять, пока не опустел магазин -- костыли, посылаемые в одно и тоже место, обрушили изрядный кусок потолка. Каменная пыль растекалась по сторонам медленными волнами, напоминающими дым, и укрывала тело Аполлинера серой пудрой.
   -- Порядок, Жос? -- спокойно интересуется саперный капрал.
   Я перевожу дух. Бедра мои обернуты ожерельем бинарных гранат и запасных магазинов. Наверное, издали я похож на туземца, наряженного в бронескафандр и обвешанного игрушками, значения которых он не понимает. Я меняю магазин подствольника, по-прежнему не вставая с колена.
   -- Лучше не бывает, Сэм. Чем это вы его?
   -- M200. Заряд направленного действия для дистанционного подрыва. Применяется для пробивания стальных плит и монобетонных поверхностей.
   -- Солидная штука. Много у вас таких?
   -- Не очень. Надо бы поберечь.
   -- Договорились. Берите винтовки. Прикроете меня, если что. У вас неплохо выходит.
   -- Идем перебежками?
   -- Нет. Держите прежнюю дистанцию. Ваше дело -- проходы. И стены за собой латать. Хотя я бы тут все к чертям разнес.
   -- Я бы тоже. Эй, Санчес! Держи ствол. Боеприпасы собери.
   Я даю команду на смену кодов управления винтовок -- у оружия, каждый винтик которого лелеяли руки моих товарищей, будут новые хозяева. Глядя на исковерканные тела, почему-то не испытываю никаких чувств, кроме досады: теперь выполнить задачу будет неимоверно трудно. Хотя и возможно, при определенном везении. Это после мне станет стыдно за свое равнодушие. А пока я дрожу, словно гончая, взявшая след, и внутри нет ничего, кроме этого нетерпения. Снимаю с пояса Аполлинера несколько гранат и потрошу его подсумок. Мне это барахло нужней. Вот так я в первый раз потерял своих подчиненных.
   Не то, чтобы я был очень уж черствый. Мне было жаль Анри. Жаль оттого, что я убил на его скрытую вербовку кучу драгоценного времени, и моя работа начала приносить первые плоды, и теперь все надо начинать заново. Мне будет стыдно докладывать доктору о том, как глупо я потерял своего подопечного, провалив задание Службы. Как будто от меня зависело появление этих чертовых стальных истуканов. Моя недавняя ненависть к Анри сейчас кажется мне недоразумением.
   -- Продолжать движение! -- это Васнецов.
   -- Ролье Третий, принял. Имею потери.
   -- Вижу. Не ты один. Саперов береги.
   -- Принял.
   -- Отбой.
   Вот и поговорили. Такблок демонстрирует редкие рассеянные зеленые точки. И небольшая кучка на плато -- третье отделение, что осталось в резерве. Невеселая картина. Две огневых группы в других штольнях накрылись полностью. Им не так повезло, как нашей: мощные проходческие комбайны выкатились навстречу и перемолотили всех в три секунды. Васнецов отбился удачно -- у него всего один раненый. И пока мы не сталкивались с серьезным сопротивлением.
   Делаю саперам знак рукой: пошли! Осторожно пробираюсь через свалку искореженного железа. Последний раз оглядываюсь на присыпанные пылью мятые тряпки скафандров. Прыгаю вперед. Пол продолжает плавно изгибаться книзу. Мы уже опустились на тридцать метров от уровня входа. СНОБы уверяют меня, что через пятьдесят метров, в пустом техническом ангаре я увижу грузовой шлюз. Судя по карте, это вход в коридоры транспортной системы. Я ускоряю шаг. Меня несет в неизвестность сухим листком, и я не желаю противиться этому полету. Мое возбуждение нарастает. Предупреждающий писк такблока заставляет меня замереть с поднятой ногой. Успокаиваясь, я делаю медленный глубокий вдох. Внутри бьется очередное синтетическое чувство -- опасность! Мина!
   Вскидываю руку. Саперы позади неуклюже приникают к полу.
   -- Сэм, тут для тебя работа. Сенсорная, прямо по курсу от меня, два метра. Похоже на тип восемь. Марсианская.
   -- Сделаю. Прикрывай.
   Я приклеиваюсь к стене и деловито вожу стволом, хотя все внутри меня напрягается в ожидании беззвучной вспышки. Зубы стиснуты до дрожи. Но туши в громоздких скафандрах копошатся недолго -- через тридцать секунд капрал распрямляется и делает знак: порядок!
   -- Ролье Третий -- Васнецову. Дошел до шлюза. Пытаюсь проникнуть внутрь.
   Киваю саперам. Те быстро обследуют механизм. Прилаживают взрывчатку почему-то рядом со створкой, на неровной стене.
   -- Везунчик, -- откликается сержант. -- Удачи. На рожон не лезь.
   -- Ролье Третий, принял, -- невольно ухмыляюсь я. Надо же, мне становится весело от немудреного напутствия. Спокойно. И больше никаких сомнений внутри.
   -- Жос, мы готовы. Отходим. Лучше укрыться за оборудованием.
   -- Понял, -- я снова ухмыляюсь. Как же -- укрыться. Пара секунд непосредственно после взрыва -- идеальное время для шокирующего воздействия на противника. Чтоб я упустил такой шанс -- да ни в жизнь!
   Я досылаю в подствольник плазменную гранату. Выставляю ствол в щель между колесами полуразобранного тягача. Указываю точку прицеливания лазерным лучом. Посылаю в винтовку сигнал огня по готовности. Опускаю голову. Закрываю глаза. Понимаю, что фильтры сработают, но все равно -- не могу противиться рефлексу.
   -- Сэм, я готов.
   -- Бух! -- отзывается весельчак-капрал.
   И пол под коленом легонько вздрогнул. Если бы не шевеление рукояти винтовки от отдачи -- нипочем бы не подумал, что взрыв, проделывающий в толще пород двухметровую дыру, может быть таким несолидным. Но щелчок-укол в голове подтверждает -- есть выстрел по готовности. И я выкатываюсь из-под тягача на засыпанный обломками пол, чтобы изо всех сил оттолкнувшись ножными усилителями, нырнуть в непроницаемую пыльную взвесь. Черт возьми, у меня получилось! Я первый!
  

-- 8 --

  
   В одной из штолен саперам не удалось проделать проходы в наглухо засыпанных шлюзах и пришлось искать обходной путь. Третья группа из второго отделения встретила ожесточенное сопротивление -- оборонительный узел из двух легких автоматических турелей, задержавших продвижение на целых полчаса и стоивший жизни двум бойцам. Часть коридоров оказалась плотно минирована и, пока саперы колдовали над марсианскими подарками, время стремительно уходило. Так что мой ангел-хранитель вновь подсунул мне счастливый билет, дав возможность вырваться вперед.
   Я вывалился в обесточенный транспортный туннель и помчался вниз по наклонному полу, с трудом преодолевая сопротивление воздушного урагана, помогая себе импульсами ранца, цепляясь за малейшие выступы и неровности, распластавшись, точно большое насекомое. Форменный ад -- вот что такое подземный уровень, у которого нарушена герметичность. Листы облицовочного пластика, алюминиевые панели, дверцы распределительных щитков, целые тонны бытового мусора -- тряпок, старой обуви, оберток от пищевых брикетов, -- кружась и сталкиваясь, устремились вперед, сметая все на своем пути. Болты и заклепки вперемежку с мелкими камушками барабанили по стенам словно пули. Один такой снаряд с треском ударил меня в грудь, оставив на покрытии брони глубокую ссадину и едва не оторвав меня от стены. Но я был упрям и к тому времени, как саперы заделали проход, и ураган стих, сумел добраться до диспетчерской -- маленького зала среди бесконечной череды ремонтных боксов и каморок подстанций. Два человека за пультами в наспех одетых скафандрах послушно вздернули руки при моем появлении -- я пересилил в себе рефлекторное желание закатить в выбитую очередью дверь бинарную гранату. Один из тех двоих оказался женщиной -- слишком характерно оттопыривалась серебристая ткань на груди. Я выпустил пару СНОБов -- теперь, когда воздушные вихри прекратились, я мог, наконец, обрести дальнее зрение.
   -- Откройте все шлюзы в северном направлении. Обесточьте оборонительные системы в своей зоне ответственности, -- приказал я на общей частоте.
   -- Оборона не в нашей компетенции, -- попытался возразить мужчина. -- Силами самообороны командует штаб, он на пятой станции, их системы нам не подчиняются.
   -- Тогда отключайте всё. Обесточьте все системы в вашей зоне.
   -- Но там люди. Обходчики. Они же погибнут без магистралей жизнеобеспечения.
   Я бью его прикладом в грудь. Я умею убеждать. У меня есть стимул -- где-то неподалеку продолжают гибнуть мои товарищи. Мне легко делать выбор между их жизнью и жизнью мятежников. Тонкая оболочка легкого скафандра -- слабая защита. Высокого мужчину отбрасывает в угол, он катится кучей безвольных тряпок. Он врезается головой в стенку распределительного шкафа, и женщина невольно делает шаг в сторону упавшего -- я и сам было решил, что шлем оператора не выдержал удара. Но ствол винтовки, направленный в грудь, останавливает ее порыв. Она отворачивается к кубу голографического дисплея и пальцы ее мелькают по виртуальным кнопкам. Вскоре становится тихо -- гул вентиляции стихает. В темноте тревожно моргают тусклые аварийные плафоны.
   -- Я отключила автоматику -- у меня высокий уровень доступа. Без нее системы жизнеобеспечения не отключить -- защита против диверсий, -- тихо поясняет женщина, открыв шлем. У нее каштановые волосы и бледное лицо с большими глазами. Губы ее дрожат. Она поджимает их, пытаясь не показать свою слабость. -- Можно, я помогу Джону?
   -- Можно. Но не делайте резких движений, -- предупреждаю я.
   Она помогает своему товарищу подняться. Открывает его шлем. Мужчина болезненно морщится, потирая грудь. Ему больно дышать -- наверное, ребра повреждены. В моргающей полутьме лицо его, кажется, состоит из одних костей.
   -- Все шлюзы открыты? Я к вам обращаюсь, мэм!
   -- Все, кроме двух -- шестой и восьмой заблокированы автоматикой и недоступны.
   -- У вас много воздуха в баллонах? -- зачем-то интересуюсь я.
   -- На четыре часа, -- отвечает она после короткой паузы. Лоб ее прорезан длинной вертикальной складкой. Она рассекает ее лицо надвое -- при каждом моргании плафонов.
   -- Вас освободят после того, как мы захватим станцию, -- говорю я, стараясь придать голосу как можно больше убежденности.
   -- Освободят? Что вы имеете в виду? -- с тревогой спрашивает она. Мне отчего-то трудно смотреть ей в глаза, хотя они практически неразличимы в глубине темных глазниц. -- Эй, послушайте, мы выполнили ваши требования. Мы не сопротивлялись. Мы даже убили своих товарищей, как вы приказали. Мы простые диспетчеры -- не солдаты. Оставьте нас в покое. Пожалуйста.
   -- Именно это я и собираюсь сделать -- оставить вас в покое, -- говорю я как можно более жестко. Так я пытаюсь скрыть свою неуверенность. Минуту назад я готов был перебить тут всех до одного, а вот поди ж ты... Наверное, усмешка моя все же видна сквозь блики на лицевой пластине -- женщина смотрит на меня, не желая поверить в то, что я хочу сделать. Ее напарник, похоже, никак не может взять в толк, что происходит. Крутит головой, переводя взгляд с меня на нее, и обратно. А происходит вот что -- я не имею права оставить их в тылу. Но что-то мешает мне забить их прикладом или выволочь в длинный туннель с одним-единственным рельсом на потолке и прострелить им затылки. Я приказываю подоспевшим саперам обездвижить их. Сэм смотрит недоуменно, но все же не задает вопросов -- тратит порцию дефицитного затвердителя, чтобы насмерть приклеить людей с безвольно поникшими головами к полу лицом вверх. Я закрываю их лицевые пластины. Женщина пытается скрыть слезы. Голос ее дрожит от гнева:
   -- Чертов придурок! Мы же задохнемся! Лучше уж пристрелите меня!
   Я знаю: своим возмущением она пытается подавить страх.
   -- Вас скоро освободят, -- упрямо бормочу я и отворачиваюсь. Мужчина называет меня сволочью. Я пожимаю плечами.
   -- Вперед, -- командую своему неуклюжему воинству. Я убеждаю себя, что мы действительно вернемся, чтобы освободить этих бедолаг до того, как у них кончится воздух. Хотя понимаю, что шансов на это почти нет. Но все равно -- сделав выбор, я стараюсь следовать ему до конца. Я не хочу их убивать. Баста.
   Через пятнадцать минут блуждания по темным замерзающим туннелям и ответвлениям, где время от времени встречались застывшие тела без скафандров, мы вышли к промежуточному техническому полустанку, у которого соединились с одной из атакующих групп -- они пробили потолок туннеля как раз за нашей спиной, и уже почувствовали вибрацию пола от проносящихся поблизости поездов. А потом вестиане предприняли контратаку: часто стреляя из пулевых винтовок полицейского образца, ринулись на нас, высыпав из распахнувшегося шлюза одного из поперечных туннелей. Их было не меньше тридцати человек, воздушный ураган помогал им, толкая в спины, в один момент они схлестнулись с нами в упор -- мы же едва могли держаться под ударами мусора и камней. Вряд ли этот момент был выбран ими сознательно. Скорее, им просто повезло. Удача на войне -- фактор не менее значимый, чем, к примеру, огневое превосходство. И пока саперы наших групп, соединив усилия, спешно восстанавливали под градом пуль герметичность туннеля, двое бойцов погибло. Тогда же зацепило и лейтенанта. Он упал лицом вниз, скафандр герметизировал пробоину, такблок окрасил его метку оранжевым -- признак ранения, все, что я мог для него сделать -- прижать его к полу, чтобы не унесло, и открыть огонь поверх его спины, прикрывая саперов. Умирая, он продолжал руководить боем. Ярость помогла мне -- я стрелял в упор, один за одним отбрасывая опустевшие магазины, которые тут же подхватывал и уносил ветер, пули и обломки породы волшебным образом избегали меня, и вскоре оставшиеся в живых атакующие, отстреливаясь, начали отступать к шлюзу. К этому моменту давление стабилизировалось, ветер стих, и мы забросали их гранатами. Эти бинарные творения -- великолепная вещь. Пока два их компонента не соединятся меж собой, они -- совершенно безобидные железные булыжники. Так что никакой детонации при попадании. А потом -- раз -- скручиваешь их против часовой стрелки, жидкости внутри корпуса перемешиваются, выставляешь тип срабатывания -- от удара или по щелчкам-секундам. И швыряешь во врага. И плазменная вспышка расплескивает камень, а люди превращаются в тени на стенах.
   Взрыв впереди. Новый поток мусора и камней. Это Васнецов ворвался в туннель за спиной у отступавших мятежников. Саперы еще накладывали заплату на оплавленные каменные края, а мы уже расстреляли в упор последнего раненого и ворвались на полустанок, сея смерть и разрушение. Внутри у меня было такое ощущение, словно душа оторвалась от тела и болталась где-то позади -- нас было невозможно остановить. И не пытайтесь объяснить это нашей измененной природой и имплантатами -- я утверждаю, что в нас присутствовало некое чувство. То, что мы называем духом воина. Этакий невидимый стержень внутри, сопротивляющийся нажиму -- тем сильнее, чем сильнее на нас давят. Мы не оставили в живых никого. Однако испытали затруднения со взятием под контроль движения поездов, но тут я кстати вспомнил про парочку, что была оставлена мной в диспетчерской. Им дико повезло. А я заслужил благодарность.
   -- Молодец, Жос! -- так сказал мне сержант, когда саперы привели их живыми и здоровыми. Потом меня наградят перед строем "за смелость и находчивость в бою". Но эта простая похвала от души, среди мертвецов, оплавленных стен и луж замерзающей на полу крови, тогда она была для меня высшей наградой.
   Мужчину-диспетчера, того самого -- Джона, вырвало при виде окровавленных трупов прямо в шлем. Едва не задохнулся, бедняга. Слабак. И как такие решились на мятеж? То ли дело Лиз -- так звали его напарницу. Поджав губы и не глядя по сторонам, быстро сделала все, что от нее требовалось.
   -- Теперь вы нас не убьете? -- спросила она у меня, игнорируя сержанта. Интересно -- как она меня узнала среди бойцов в одинаковых скафандрах?
   -- И не собирались, -- вру я, не моргнув глазом.
   Бухает далекий взрыв -- еще одна группа присоединяется к нам.
  

-- 9 --

  
   Десять часов непрерывного боя за этот крохотный полустанок отложились в моей памяти нагромождением перебежек, огня в упор из засады, спринтерских забегов в тесноте лабиринтов и скоротечных яростных перестрелок. Нас атаковали с разных сторон. Ополченцы при поддержке наспех вооруженных роботов. Отдельно роботы. Отдельно ополченцы. Нас было слишком мало -- неполное отделение, людей не хватало для организации сплошной оборонительной линии. Саперы, установив мины на основных подходах, тоже заняли место в строю. Недостаток личного состава мы с лихвой компенсировали мобильностью. Атаки через туннели мы отбивали сравнительно легко. Писк сигнализации, потом картинка от СНОБа с дальнего рубежа, яркий отсвет по стенам -- вспышка сработавшей мины, пара человек ускоренным шагом выдвигается к точке прорыва и открывает шквальный огонь по шокированному противнику. Затем быстро отступает на исходные позиции, и ответный огонь приходится уже в пустоту. Так что в открытом строю нас перестали атаковать уже через пару часов, после нескольких неудачных попыток. Затем повстанцы применили довольно эффективную тактику: проводя отвлекающие действия в виде ложной атаки, при помощи проходческих комплексов они пробивали туннель в какой-нибудь отдаленный закуток -- склад или мастерскую, скрытно накапливались там и внезапно обрушивались на нас с тыла, забрасывая гранатами. Время разбилось на совершенно дикие по темпу и напряженности короткие стычки, когда едва успеваешь развернуться и ударить по сенсору огня -- противник уже стреляет по тебе в упор, ты стреляешь в упор по нему, каменная крошка со звоном отлетает от брони, время от времени пуля задевает тебя по касательной, вызывая взрыв тревожных сообщений такблока, ты опустошаешь магазин, меняешь позицию, прыгая в сторону, проклиная низкую силу тяжести, торопливо швыряешь гранату, тебе на помощь уже мчится кто-то с соседнего участка, стоны раненых товарищей, продолжающих вести огонь, накручивают тебя до безумия, и в глазах ничего нет, кроме белой яростной пелены и значков прицельной панорамы -- уродливых переплетений красных контуров на бледно-зеленых поверхностях стен. Этих мест скрытого сосредоточения все больше, мы не можем установить там мины -- из глубины туннелей нас достают плотным огнем, в живых осталось лишь двое саперов, и мы теперь бережем их как зеницу ока, мы расходимся поодиночке, применяем тактику подвижных засад -- несколько человек со СНОБами впереди крадутся по темным закоулкам, время от времени останавливаясь и замирая на десять-двадцать минут, затем движутся дальше. Иногда нам везет, и тогда очередная группа прорыва попадает под неожиданный огонь с тыла или фланга, ближайший пост покидает укрытие и мчится на выручку -- спринтерский забег, в надежде успеть до того, как у товарища закончится магазин и его зажмут в тупик и забросают гранатами.
   Повстанцам было необходимо выдавить нас с полустанка. Во что бы то ни стало восстановить работу зенитной батареи, заделать брешь в обороне. Каждый убитый с нашей стороны приближал их к цели. Третье отделение на поверхности тоже вело бой. Нас зажали со всех сторон. Подкрепления мятежникам с соседних станций двигались по туннелям все возрастающим потоком.
   Мы держались, как могли. Не стоять, не стоять. Двигаться, ребятки. Сближаться в упор. Применять тактику шокирующего огня. Полустанок превратился в кучи исковерканных стен и разбитого оборудования. Чад от тлевшего пластика и взрывов наполнил туннели едким серым туманом, сквозь которые едва просвечивали редкие оставшиеся целыми плафоны аварийного освещения -- вентиляция и системы пожаротушения не работали. Дышать без скафандра было невозможно -- у нас кончался воздух, мы снимали баллоны с убитых. Мы устраивали короткие вылазки за трупами, прикрывая друг друга огнем и двигаясь так быстро, что взводный, будь он жив, непременно похвалил бы нас, удивленно глядя на секундомер -- мы перекрывали нормы едва не вдвое. У нас кончались боеприпасы -- теперь мы вели огонь строго в режиме "по готовности", короткими сериями; мы все чаще бросались врукопашную, вовсю применяя мощь усилителей скафандра, с хрустом ломая чужие шеи и конечности, работая штыком и прикладом; выстрелы из подствольника -- лишь по скоплению противника не менее трех единиц; мы уже собрали несколько стволов трофейного оружия и наспех шарили по трупам в поисках патронов. Нас осталось только четверо, мы метались по запутанным лабиринтам, словно разгневанные обезумевшие черти, и наступил момент, когда, казалось, мы уже не контролировали периметр -- бой превратился в череду непрерывных стычек, не успеваешь сменить магазин, как такблок снова истошно вопит, предупреждая об опасности, и ты, вторя ему, страшно и бессвязно орешь, выпрыгивая из-за угла вестником смерти. Короткая очередь в упор -- в укрытие, несколько торопливых шагов при чертовой пониженной силе тяжести -- снова очередь, барабанная дробь -- это пули корежат твою броню, от тупого удара немеет рука, с рычанием делаешь выпад штыком, бьешь ногой, вертишься волчком, едва успеваешь выкрутить цилиндр гранаты и катнуть его в темноту, затем -- снова бег, снова стычка лицом к лицу, слепящие вспышки, искры трассеров и белые лица с беззвучно орущими оскаленными ртами. И удовольствие. Непередаваемое чувство мстительного удовлетворения, настигающее всякий раз, как такблок подтверждает вывод из строя очередного противника. Странное и многогранное чувство. Воистину -- нас создавали профессионалы, знающие в этом толк. Нипочем не догадаетесь, каково это -- находиться в диком напряжении и одновременно испытывать жгучий кайф, который тебя не расслабляет, а наоборот -- подстегивает и подгоняет. Этот букет -- сильнейший наркотик, без которого мир после боя кажется выцветшим и ненастоящим, как старые декорации.
   Судорожно кашляющая Лиз, склонившись над раненым Васнецовым, зачем-то прижимает к его груди насквозь промокшую от крови грязную тряпку -- кусок своей одежды, она с хлюпаньем вдыхает воздух из снятого воздушного патрубка, давится им, выкашливает пыль, потом прикладывает патрубок к лицу сержанта, я вижу, как дрожает его веки -- он еще дышит, кто-то из наших, пробегая мимо, бросает к ее ногам снятый с убитого баллон, звеня, он катится по каменным обломкам, усеявшим пол, она переводит на него безучастный взгляд черных остановившихся глаз. Еще один тяжелораненый лежит рядом в луже крови, у него разорван живот, клочья скафандра и пластины брони смешались с ошметками плоти, он накачан кровеостанавливающими и обезболивающими коктейлями, ему сейчас хорошо -- он уже одной ногой ступил на ту самую заветную дорогу, ведущую к славе, путь его устилают трупы врагов, он наверняка счастлив, вглядываясь вдаль из-под ладони, свет бьет ему в глаза, так что все вокруг становится тусклым, и нет ничего важнее этого сияния, и время от времени Лиз берет его за руку и крепко сжимает его ладонь в бронеперчатке, не в силах ничем помочь. Похоже, ей все равно кому помогать -- за ее спиной, прямо там, где его настигла пуля, лежит с раскинутыми руками тело одного из нападавших, его баллоны пробиты и пусты, шея тоже замотана побуревшей от крови тряпкой, грудь его судорожно вздымается в тщетной попытке вобрать в себя немного кислорода, и у стены, на груде исковерканной аппаратуры стонет еще один, но, пока Лиз возится с нашими парнями, мы закрываем глаза на чужих. Почему-то при ней ни у кого не поднимается рука добить этих доходяг. Я говорю себе -- у нас нет на это времени. И еще -- все равно никто из тех, кому она пытается помочь, уже не жилец. Я торопливо двигаюсь дальше, в темноту очередной норы, чтобы не дать себе задуматься над тем, что со мной такое происходит -- нас не учили чертову рыцарству! Напарник Лиз -- Джон -- куда-то запропастился, возможно, ранен, возможно, сбежал, хотя это маловероятно для такого труса, скорее всего -- сдох от удушья, забившись в какой-нибудь темный угол и не имея смелости добраться до трупа и воспользоваться его скафандром.
   Все погибли -- Левинсон, Крафт, Иванов, весельчак-сапер и его молчаливый напарник, рассудительный Жерарден сидит, привалившись спиной к стене, будто устал, его лицевая пластина растрескалась от прямых попаданий, и грудь скафандра украшают неровные отверстия -- черное на сером. Но еще жив, хотя и ранен, Имберт, жив Джеймс из второго отделения, вот яркая вспышка озаряет темноту, тяжелый гром доносится через внешние датчики -- живы двое саперов, они подрывает на пути очередной атакующей группы заряд направленного действия, превращая несколько человек и двух роботов в обгорелые головни, жив, но тоже ранен Сергеев Пятый. Вот его значок совместился с красной россыпью, я ближе всех к нему -- бросаюсь на выручку и едва успеваю -- он уже бьется врукопашную, кажется, что его скафандр черный от крови, плавно, будто танцор, он возносится над полом и бьет штыком дюжего верзилу, сцепившись с ним, медленно падает, и в этот момент длинной очередью я сметаю тех, кто теснится в только что пробитом проходе, и швыряю гранату, и ору, вонзая в еще живого здоровяка штык, я бью его раз за разом, бью, даже когда Сергеев сбрасывает с себя его мертвое тело, меня шатает от усталости и потери крови -- моя левая рука скоро окончательно перестанет мне подчиняться, несмотря на лошадиную дозу химии, что разбавляет мою кровь; у меня уже хлюпает в перчатке, я меняю магазин и говорю: "Это последний". И потом, плохо осознавая, что делаю, я шепчу потрескавшимися губами, я передаю просьбу-приказ: "Вперед, размажем сволочей!"
   -- Свешиваем шнурки? -- спрашивает кто-то.
   -- Ну уж нет. Только не сейчас, -- машинально отвечаю я, и ни у кого, даже у формально оставшегося за старшего Имберта, не хватает сил и желания мне возразить.
   Мы бросаемся вперед, мы часто стреляем на бегу, мы яростно контратакуем -- бесплотные духи; рой светляков, уносящихся в темноту, освещает нам путь, мы движемся длинными прыжками, и мы чувствуем -- да, вот оно! -- повстанцы, не выдержав нашего напора, бегут, прячутся в темные ответвления; наш вид ужасен, они уже не верят, что нас можно убить, они привыкли мыслить рационально, и как тут не поверить в необъяснимое, когда темные, залитые своей и чужой кровью громилы в побитой броне, от которых отскакивают пули, мчатся напролом сквозь дождь трассеров, качаясь, как пьяные от попаданий, отшатываясь от разрывов гранат и -- убивая, убивая, убивая. Они бегут, мы выпускаем им вслед последние заряды из подствольников; я хочу скомандовать: "На исходную, парами, перебежками -- вперед", -- но язык отказывается повиноваться; кто-то хрипло хохочет в эфире -- это Имберт, теряя сознание, опьянел от запаха крови; я не сажусь -- я падаю на колено и понимаю: все, здесь я и умру.
   Такблок втолковывает мне что-то о состоянии здоровья. Я пропускаю его умные фразы сквозь себя, не понимая их значения. И никак не могу взять в толк, почему три зеленых точки на такблоке двоятся, троятся, а потом россыпь дружественных отметок заполняет все пространство. "Я брежу", -- думаю я. И в бреду вижу, как мимо нас в темноту проносятся трассеры, и темнота исчезает, смытая вспышками гранат, и пригнувшиеся серые фигуры короткими прыжками проносятся мимо, за ними еще, и волокут какое-то оборудование, вот приземистый краб -- мобильный комплекс поддержки, плюется дымными струями и семенит, исчезая в клубах непроницаемой взвеси, отливающей багровым; взвесь накатывается на меня, поглощает, клубясь; потом кто-то осторожно касается моего плеча -- санитар, сквозь назойливую летучую дрянь я вижу крест на его шлеме, он что-то говорит, но я не слышу, я поднимаю лицевую пластину, давлюсь пылью и дымом, он делает то же самое, кашляя, кричит, пересиливая грохот пальбы: "...Пятая пехотная. Приказано вас сменить. Вы ранены. Обопритесь на меня".
   -- Что за черт? -- недоумеваю я. И потолок начинает плясать перед глазами -- меня куда-то несут. Я знаю: скоро меня эвакуируют на борт "Темзы". Домой. Наверное, я уже не жилец. И меня спишут, предварительно наградив и поставив в пример. Моя "Геката", моя родная до последнего винтика винтовка, достанется какому-то молодому, только что выскочившему из кувеза. Про себя я называю винтовку Жаклин. За неимением родственников, мы одушевляем свое оружие.
   -- Нет. Я могу встать в строй, -- шепчу я и пытаюсь подняться. Я не могу покинуть свое подразделение. Я не оставил себе смены. Я не вправе подвести доктора -- он рассчитывает на меня. Я не вправе бросить своих ребят. Я спорю сам с собой, доказывая, что верность Легиону для меня -- главное, и она и есть моя наивысшая мотивация, но бездушное расчетливое существо, лапая меня липкими холодными пальцами, выбирается наружу и похабно ухмыляется, сообщая, что ранение здорово повышает мой рейтинг.
   Меня толкают обратно на носилки.
   -- Встанешь, брат. Конечно, встанешь. У нас такие потери, что всех раненых теперь латают -- и снова в драку, -- успокаивает меня голос в голове.
   "Слава Богу -- имплантат все же работает", -- думаю я, и позволяю темноте захлестнуть себя с головой. Но меня грубо вырывают из забытья. В наспех установленной герметичной палатке уже развернут полевой лазарет -- с меня сдирают броню, катетеры с чавканьем отпускают добычу, в спешке мне едва не отрывают отросток, в руку впивается толстая игла, и живительная красная жидкость начинает вливаться в меня. Плечо жжет -- к нему прикладывают сначала диагност, потом промывают шипящей дрянью, сверху пришлепывают толстый шмат активного пластыря с нанодобавками. "Кость цела", -- сообщает санитар. Меня поят энергетическим напитком, от горько-вяжущего вкуса которого глаза лезут из орбит и сердце стучит, как сумасшедшее. Я окончательно прихожу в себя, торопливо шарю рукой по груди, натыкаюсь на талисман, закатившийся подмышку и вздыхаю с облегчением. Внутри полированной гильзы запись нашего последнего боя. Потерять ее -- значит лишить Службу ценных оперативных данных. Без этой безделушки смерть ребят становится для меня бессмысленной.
   Стрельба вокруг уже стихла. Сверяюсь со встроенным таймером. Время в отключке -- два с половиной часа. Надо же, а я было решил, что вырубился всего на несколько секунд. Пол дрожит, я узнаю эту вибрацию: где-то рядом проносятся поезда.
   Я лежу на носилках. Краски начинают постепенно возвращаться ко мне. Вокруг куча избитых тел -- суетятся несколько медиков с поднятыми лицевыми пластинами, с их лиц скатываются крупные бусины пота, кого-то из раненых откачивают, кто-то, кряхтя, уже поднимается на ноги, неуверенно ступая, у одной из стен грудой сложены части скафандров -- санитар раздевает тех, кому не повезло. Острый запах лекарств смешивается с запахами кровавых испарений, дерьма из разорванных кишок, жидкости для обработки скафандров, острого пота из подшлемников и нательного белья, оружейного металла и еще черт знает чего. Мутный взгляд легионера со снятым шлемом. Легионер бережно держит у груди запечатанную медицинской пеной культю. Во второй руке он сжимает свою оторванную ладонь, так и оставшуюся в бронеперчатке. Клочья манжеты торчат вперемежку с мешаниной розовых костей. Легионер вряд ли понимает, что обратный отсчет его пребывания на этом свете уже включен. "Бартон-III" -- гласит тусклая надпись на правом плече.
   Наши тоже здесь. Я встречаюсь взглядом с Имбертом -- он бледен, как ткань повязки на его шее, но в сознании; он кивает мне, кривясь от боли, я подмигиваю в ответ. И Васнецов тут как тут. Еще жив, черт этакий! Эскулапы уложили его, в чем мать родила, в люльку реаниматора и махнули на него рукой -- не жилец. Лица его почти не видно из-под кислородной маски. Тело опутано цветными трубками. Трубки живут своей жизнью, пульсируя цветными жидкостями. Я рад, что сержант рядом. Вот только в голове образовалась звенящая пустота и внутри растет чувство, будто мне не хватает чего-то привычного. А чего -- никак в толк не возьму.
   -- Медик?
   -- Чего тебе, легионер? -- недовольно отзывается капрал с руками в перчатках, перепачканных кровью.
   -- Это мой сержант. Он выживет? Его не спишут?
   -- Этот? Не знаю. Выживет, но насчет списания -- я не господь бог. Как выйдет -- так выйдет, -- капрал отворачивается и вновь склоняется над чьей-то распластанной броней.
   -- Брат, ты постарайся, а? -- не унимаюсь я. -- Нельзя ему в списание.
   -- Ты что -- бредишь, рядовой? -- тихо шипит капрал, оглядываясь по сторонам. -- Устава не знаешь? Ему повезло, можно сказать, -- в бою ранен! В лучших традициях.
   -- Плевать мне на традиции. Брат, постарайся, а? -- почти заискивающе повторяю я. Я уже понимаю, что несу что-то не то. Наверное, меня даже могут принять за сумасшедшего. Свихнувшегося в результате контузии. Чертова моя дефективность! Сейчас, слушая меня, невозможно поверить, что еще пару часов назад я почище волка рычал в боевом безумии, и ненависть, холодная слепая ненависть, растекаясь вокруг меня, убивала все живое. Но меня несет, я шепчу запекшимися губами: -- Мы с ним вместе Луну-пятую брали. Он живой полезнее. Он мой командир. Помоги ему, а, брат? Что хочешь для тебя сделаю.
   -- Забери от меня кровь, -- сипит сзади Имберт. -- Ему нужнее.
   -- И мою тоже. И мою... -- несется со всех сторон. Оказывается, нас внимательно слушают.
   Капрал недоуменно оглядывается. Потом замечает мой шеврон. Выражение его лица меняется.
   -- Ты Ролье Третий?
   Тогда, когда все это происходило, красная кайма была редкостью. По ней узнавали из многих тысяч. Я киваю. Крик. Булькающий хрип. Вот опять: "А-А-А!"
   -- Крэг, что там у тебя? -- раздраженно зовет его другой медик. -- Не возись, у нас еще трое на очереди.
   -- Тут парни из Десятой пехотной. Те, что на Луне отрывались. Они и здесь отметились.
   -- Лихо. И чего героям надо? Патронов подбросить?
   -- За сержанта своего просят. Сам Ролье здесь. Тот самый, что на крейсере у нас выступал.
   -- Да ну? -- начальник его сверяется с электронным планшетом. -- Действительно. Опять они в самом пекле. Везунчики. Что там с сержантом?
   -- Проникающее в грудь. Пулевое. Задето легкое. И мягкие ткани плеча. Большая потеря крови.
   -- Положи его в автономный модуль. Под мою ответственность.
   -- Есть, сэр!
   Лейтенант из медслужбы похож на кровавого монстра. Его когда-то стерильные нарукавники в россыпи красных пятен. Даже на лице бурые точки.
   -- Не дрейфь, Ролье. Что можем -- сделаем для твоего сержанта, -- сухие губы делают его речь не слишком разборчивой.
   -- Спасибо, сэр. Я ваш должник.
   В ответ получаю полный недоумения взгляд. Но тут кстати шипит шлюз, втаскивают еще двоих раненых, и лейтенант сразу забывает про легионера со странностями.
   -- Нет данных по группе крови -- броня не отвечает! Запроси по тактическому каналу! -- кричит он непонятно кому.
   -- Помехи, лейтенант, сэр! -- отвечают ему из загроможденного телами угла.
   -- Сэр, у меня диагност сдох! -- вторят с другой стороны.
   Один из больших раненых детей вновь издает душераздирающий крик. От этого крика те, кого не спишут, опускают глаза в пол. Я закрываю глаза, чтобы не видеть кровавого бедлама. Как жаль, что нельзя отключить слух.
   -- Заткните его! -- бросает лейтенант.
   Я запоминаю данные лейтенанта из комментариев такблока. Пятая пехотная, третий батальон, медицинский взвод. Я привык отдавать долги. То есть я думаю, что привык.
   Еще через два часа мне снова вручают винтовку и пустой контейнер-мочеприемник.
   -- Оправиться! Принять пищу! -- и я послушно приседаю на корточки над неглубокой короткой траншеей, засыпанной химикатами, а потом выпиваю чашку обжигающего варева, доставленного в огромном термосе.
   Сержант раздает нам, бывшим раненым, боеприпасы и воду. Я торопливо снаряжаюсь. Наношу герметик на место пробоины. Провожу тест брони. Есть герметичность. Несколько датчиков не работают, но обойдусь. Воздух заправлен. Рука уже слушается, хотя плечо продолжает немилосердно жечь. Жар такой, что вот-вот локоть изнутри к броне приварится. Я снова готов в пекло. Звенящая пустота в голове вместо мыслей. И нестерпимое желание стрелять. В кого угодно. Возбуждение снова захватывает меня. Быть простым солдатом -- это здорово. Внутри все кристально чисто -- нет ни сомнений, ни противоречий. Я злюсь, я ругаю себя последними словами: идиот, это просто очередная программа готовит тебя к бою, ты выжил, хотя должен был топать к славе вместе с остальным батальоном, и вот теперь тебя решили добить, чтобы отчетность не портить... Но ничего не помогает. Я снова хочу кого-нибудь убить. Обрывки картинок, в которых я стреляю в упор и чьи-то тела разлетаются, будто кегли, рождают внутри приятное тепло.
   -- Поступаете под мою команду, легионер! -- сообщает лейтенант из Пятой пехотной. Наверное, тоже из бывших раненых -- броня его сильно избита.
   Офицер горит желанием прославиться, будто ему мало, что едва остался жив. Шарики тактических наставлений весело сталкиваются в его светловолосой башке, порождая радужные картинки. В одной из них лейтенант наверняка примеряет капитанские петлицы. Должно быть, они идут ему неимоверно.
   -- Есть, мой лейтенант! -- рапортую я, изо всех сил стараясь, чтобы земля не ушла из-под ног.
   Сводный взвод, собранный из легкораненых с миру по нитке, -- пятьдесят один человек -- трусцой топает на погрузку. Я кручу головой, пытаясь узнать место своего последнего боя. Сейчас, когда вентиляция работает, и кое-где светятся плафоны освещения, мрачные темные норы выглядят совсем по-другому. На носилках бегом уносят последние трупы. Разбитые туши вражеских роботов режут горелками. Саперы расчищают пути, орудуя массивными гидравлическими домкратами и электрическими тележками. У развороченного перрона, ощетиненного прутьями арматуры, тихо гудя, покачивается поезд -- такой чистенький, сияющий среди выщербленных стен и груд битого стекла. Будто явился из другого мира. Серые цепочки вливаются в стерильное нутро, бряцая амуницией.
   Лиз замечаю сразу: она единственная, кто сидит среди всеобщей беготни и выкриков команд. Сидит на корточках, привалившись спиной к грязной стене. Волосы выбились на плечи и рассыпались неровными каштановыми прядями. Лицо с дорожками слез на грязных щеках. Теперь, при свете, лицо ее кажется мне вытянутым, а глаза под ненормально высоким лбом чересчур огромными. Она безвольно вытянула руки, они свисают с колен кистями вниз, она без перчаток и видны следы бурой грязи на белой коже. Они уродуют ее не хуже проказы. Я вспоминаю, как она прижимала к груди Васнецова грязную тряпку. Пункт нашего назначения -- Москва. На бегу я опускаю лицевую пластину и обращаюсь к лейтенанту по закрытому каналу:
   -- Сэр, вон та женщина, справа на два часа, она из местного персонала. Оказала нам содействие. Открыла шлюзы, вырубила вентиляцию, а потом остановила поезда на нашем участке. И помогала нашим раненым.
   -- И что?
   -- Мой сержант выжил из-за нее. У нее воздуха в баллонах не осталось. Разрешите ей эвакуироваться в Москву.
   -- Вы знакомы с гражданским лицом из мятежников, легионер?
   "Прочисть мозги, лейтенант! Разве это сейчас главное?" Но вместо этого отвечаю согласно Уставу:
   -- Никак нет, сэр! Я захватил ее и ее напарника в плен, когда проник в туннель. Если бы не они, нам бы туго пришлось, сэр. Благодаря им, мы закрепились.
   Щелк-щелк-щелк. Шарики с треском отскакивают друг от друга. Выстраиваются в нужную комбинацию. Динь-динь. Звонок. Лейтенант открывает рот:
   -- Ее заберет военная полиция, не волнуйтесь, рядовой. Мы гражданских не убиваем. Встаньте в строй.
   -- Сэр, рядовой просит разрешения сказать. Сэр, мы и есть военная полиция. Пока наряд назначат, она от голода околеет. Мы тут главные, сэр. Мы захватили планету. Я лично врукопашную троих искромсал. И еще три десятка на счет записал. И мне еще мало. Мы тут сами все решаем, сэр! Она -- наш союзник, сэр! Рядовой просит содействия, мой лейтенант!
   Я действую не думая, как всегда, на одних инстинктах. Я привык достигать своей цели любыми средствами. Я применяю запрещенный прием -- поворачиваюсь к офицеру боком, чтобы ему был виден мой тусклый зеленый кружок, обведенный красным. Лейтенант открывает шлем. На его невозмутимом лице -- тщательно скрываемое удивление. Целую секунду он колеблется: моя речь для него -- вещь немыслимая. Но потом -- победителей не судят -- он принимает решение. Все-таки он такой же солдат, как и я. Кому же еще, как не ему, понять меня?
   Щелк-щелк-щелк. Звяк. Звяк. Перебор комбинаций. Динь-динь!
   -- Вы из Десятой, легионер?
   -- Так точно, сэр. Третий батальон.
   Динь-динь!
   -- Хорошо. Пускай садится. В последний вагон. И передайте -- с солдатами не разговаривать. Пока разведка ее не проверит -- она вне закона. Тут все сейчас вне закона.
   -- Есть, сэр!
   Я едва не сказал ему "спасибо". Удержался в последний момент. Из-за своего необдуманного поведения я теперь наверняка на примете. Не думаете же вы, что на Службу работал я один? Голову даю на отсечение -- среди окружающих меня серых спин таких молодцов не один десяток. Вот тот капрал, к примеру, -- он как-то странно на меня смотрит. Я стараюсь гнать от себя мысли о том, что со мной будет после окончания заварушки. Возможно, проанализировав мое поведение, меня попросту спишут. Хорошо еще, если позволят уйти с честью -- перед строем, под звуки оркестра. А могут попросту приказать сдать оружие и явиться в медицинский отсек. И никакого тебе наследования. Не будет Ролье Четвертого. Я надеюсь, что до этого не дойдет. Но все равно -- противный холодок нет-нет да и промелькнет внутри. Мы ведь лишены страха смерти, а не позора. Я убеждаю себя, что спасаю потенциального информатора. Закладываю почву для вербовки. Неужто все полевые агенты контрразведки со временем начинают презирать пехотных офицеров?
   -- Мэм! Узнаете меня? Садитесь в последний вагон. Этот поезд идет в Москву. Нельзя вам тут.
   -- В Москву? -- переспрашивает она, глядя на меня снизу. Поза ее не изменилась -- руки по-прежнему безвольно свисают с колен.
   -- Да. Где ваш напарник? Он жив?
   -- Не знаю. Я искала, но меня никуда не пускают. Даже ударили. Вот сюда, -- она, не глядя, тычет пальцем в бок. -- Чертовы придурки. Теперь мне больно глубоко дышать.
   Наш взвод уже достиг своей очереди и вот-вот начнет погрузку. Я сжимаю кулаки.
   -- Мэм, я должен бежать. Мэм, поторопитесь. Здесь вам опасно.
   -- А там?
   -- Там? Там не знаю, мэм, -- растерянно отвечаю я.
   -- Что ты заладил, солдат, -- "мэм" да "мэм". Лиз меня зовут. Помоги-ка встать.
   Я перехватываю винтовку раненой рукой и рывком вздергиваю на ноги легкое тело. Не знаю, что со мной, но я чувствую, как эта женщина смертельно устала. Мое тело продолжает меня удивлять -- я и не подозревал, что у меня есть способность к эмпатии. Я тяну ее за руку, она делает несколько вялых шагов, потом встряхивается и медленно идет дальше самостоятельно.
   Я произношу ей вдогонку:
   -- Пожалуйста, не разговаривайте с солдатами, мэм. Это запрещено. Если спросят -- вам разрешил ехать лейтенант Ардан из Пятой пехотной. Последний вагон, мэм.
   -- Ардан. Пятая пехотная. Последний, -- повторяет она машинально. Потом оборачивается: -- Сколько раз тебе говорить, чурбан! Я Лиз. Лиз Гельмих.
   -- А я Жослен Ролье Третий, -- я смотрю вниз, мне трудно выдержать ее прямой взгляд. Кажется, она даже не мигает. И тогда я добавляю: -- Рядовой...
   А потом поднимаю глаза и вижу, что она про меня уже забыла. Идет себе тихонько, прижимая шлем локтем, помахивая грязными перчатками, ни на кого не обращая внимания, солдаты, с лязгом сшибаясь на бегу телами, вынужденно уступают ей дорогу, сержанты недоуменно смотрят ей вслед. Странное чувство внутри, похожее на досаду, -- она могла бы мне сказать простое "спасибо". Я пытаюсь преобразовать досаду в злость. Злость -- более привычное для меня чувство.
   Я спохватываюсь и бегу на погрузку, стараясь не потревожить руку. Медик предупредил, чтобы я в течение часа не делал резких движений -- в этот период наноботы с пластыря зарастят пулевое отверстие. Боль временами возвращается, плечо начинает печь, будто вместо пластыря к ране приложили раскаленный уголь.
   Подражая сержанту с грубой заплатой выше колена, ложусь на пол ногами по ходу движения -- такблок предупреждает, что с некоторых станций еще стреляют. Поезд набирает ход совершенно неслышно. Только на виражах тело немного тянет вбок.
   -- Внимание, сводный взвод, ознакомиться с обстановкой. Даю пакет, -- нарушает сонную идиллию лейтенант.
   Я послушно просматриваю сведения из района боевых действий. Ого -- да тут и про нас есть! "Третий батальон Десятой пехотной полубригады ценой значительных потерь захватил плацдарм в районе гор Уэллса, подавил наземные зенитные средства, ворвался в туннели планетарной транспортной сети, остановив движение поездов, и, удерживая плацдарм в течение десятичасового напряженного боя с превосходящими силами противника, обеспечил возможность высадки третьего батальона Пятой пехотной бригады. Через два часа были взяты под контроль основные станции сети на маршруте Москва -- Марбл-сити, расчеты зенитных батарей мятежников в их районах уничтожены. В настоящее время производится высадка десанта на два плацдарма в непосредственной близости от городов при незначительном сопротивлении противника. Артиллерийские корабли Флота блокируют порты, передовые подразделения Легиона продвигаются к ключевым точкам городов. Наблюдаются множественные попытки повстанцев покинуть орбиту Весты на малых судах. Попытки пресекаются эсминцами Флота из состава экспедиционной эскадры".
   Надо же -- "ценой значительных потерь"! До сих пор я не имел случая задуматься над формулировками сводок. От нашего батальона осталось едва половина отделения, и все выжившие ранены. Можно сказать, батальон практически перестал существовать. И почему меня так колет эта сухая фраза? Вроде бы я должен гордиться -- мы оказались на острие удара, о чем многие могут только мечтать. Может, все дело в том, что в сводке наши потери упоминаются вскользь, как нечто не имеющее важного значения? Но тут следующее сообщение шибает меня под дых, и я временно перестаю соображать. "В десантной операции особо отличились бойцы первого взвода первой роты третьего батальона Десятой пехотной полубригады под командованием лейтенанта Криса Бейкера Восьмого. Лейтенант Бейкер Восьмой в ходе боя пал смертью героя. Первым в расположение противника, рискуя жизнью, ворвался рядовой первого класса Жослен Ролье Третий. Напомним, что аналогичным образом рядовой Ролье отличился при захвате энергостанции Луна-5... " И так далее. Дальше я не слушаю. Жар от раны растекается по всему телу, грозя расплавить электронику скафандра. Черт возьми -- я добился своего! Доктор будет доволен. Теперь меня наверняка повысят. И, кроме того, -- таких везунчиков за всю историю Легиона едва ли два десятка наберется! Теперь и я в их числе! Предчувствие большой и ласковой волны, что вот-вот подхватит и вознесет меня на вершины блаженства, подступает к горлу. Я рад и горд так, что готов обделаться. Но тут я ловлю на себе внимательный взгляд сержанта с простреленной ногой. И воспоминание о тех муках славы, что мне пришлось недавно испытать, окатывает меня ледяной водой. Я с тоской представляю, что меня ждет после окончания операции, и радужное настроение начинает быстро тускнеть. Трудно поднять глаза -- кажется, что меня сверлят взглядами бойцы со всего вагона. Краска стыда заливает щеки -- меня настигает раскаянье за то, что я сделал. Я выполнил задачу ценой смерти своих товарищей. А тех, кто только что геройски погиб, я еще недавно брал на карандаш. Я мучительно завидую окружающим -- они должны быть счастливы, не испытывая последствий раздвоения личности. Их боевой дух превращает меня в жалкое подобие солдата. В тень.
   Теперь за моей спиной будут шептаться, будто я избран Богом. В том, что мне повезло в первый раз, можно усмотреть случайность. Второй раз -- это уже система. Я трусливо думаю, что наш Бог не всегда справедлив. Я стал первым совершенно незаслуженно. Кому, как не мне, знать свои возможности? Сотни ушедших сегодня парней были по-настоящему достойны этой чести. А вместо них на пьедестал почета взобрался я -- особь со скрытым дефектом, лживое двуликое существо.
   Сержант приоткрывает свою лицевую пластину и придвигается поближе.
   -- Да ладно тебе, -- шепчет он на ухо. -- Не тушуйся. Кому-то надо на знамени висеть. Считай, что это во имя Легиона. За тех, кто сегодня погиб.
   -- Я недостоин, -- шепчу я в ответ.
   -- Ну-ну, -- успокаивает сержант. Морщится -- неловко пошевелившись, задел поврежденную ногу. Святая простота -- думает, что я просто смущен. Откуда ему знать, какая каша у меня внутри? -- Все так думают. Тут ведь что главное?
   -- Что?
   -- Удача. Удача, брат, -- это от Бога. Чем-то ты ему глянулся.
   -- Спасибо, сэр.
   -- Не за что, Жослен. Разрешишь тебе руку пожать?
   Я пожимаю плечами.
   -- Конечно, мой сержант.
   Тихонько, стараясь не привлекать внимания окружающих, я отстегиваю перчатку, протягиваю руку и сжимаю его твердые, слегка влажные пальцы. Наверное, так я передаю раненому сержанту часть своей удачи. Теперь раненый сержант тоже удостаивается Божьего внимания. Думаю, это такой товар, которым мне лучше не разбрасываться направо и налево.
  

-- 10 --

  
   Красоты подземной Москвы как-то не отложились в памяти. Все в спешке, ни одной свободной минуты. Только прибыли -- бегом, бегом, не отставать, внимание по сторонам, огонь на поражение по всему, что покажется подозрительным, ни к чему не прикасаться -- возможны мины, мы выбегаем из вагона, на ходу разбираясь в колонну по два, вокруг, затеняя мозаику полированного камня, мельтешат серые невзрачные пятна пехотного камуфляжа, узоры, проступающие сквозь камень, отражают огни фонарей, не давая взгляду зацепиться. Отмечаю только, что купол над головой низкий, не в пример Селене-сити. Едва ли два метра над головой. Простой шероховатый бетон. И прямо на перроне -- следы короткого боя. Вагоны на соседней платформе изукрашены пулевыми отверстиями, а один и вовсе обуглен и еще дымится, весь залитый пожарной пеной.
   Бежать строем при пониженной гравитации неудобно. Втягиваемся в ярко освещенную наклонную галерею. Галерея уходит вверх, закручивая дорогу широкой спиралью. Оранжевые пятна светильников сходятся в линию и, лениво изгибаясь, теряются в отражениях за поворотом. Чего здесь полно, так это полированного камня. Свет так и искрится в его шлифованных зернах и кристаллах. А мостовая -- из матовых прямоугольных брусков, шершавых на вид и поглощающих отражения, так что кажется, будто ее выстелили темным непроницаемым бархатом. И совсем нет уличной зелени. На ходу оглядываюсь назад. Серые струйки выплескиваются на маленькую площадь из стеклянного фасада вокзала. Редкие гражданские теряются среди брони, растерянно жмутся к стенам. Прицельная панорама обводит их нейтральными белыми контурами. Где-то среди этих контуров -- измученная Лиз в своем грязном скафандре. Издалека доносятся звуки одиночных выстрелов. Такблок молчит -- значит, непосредственной угрозы нет. Минуем перекресток, на котором саперы, под охраной пары пехотинцев, монтируют низкую тумбу с торчащими во все стороны раструбами.
   Мне нравится здесь. Тесные галереи-улицы Москвы чем-то напоминают отсеки моего крейсера. В отличие от земного города, с его бездонным небом над головой и отсутствием надежных стен поблизости, тут я ощущаю какое-то подобие уюта. Нет никакого горизонта -- все коридоры изогнуты, самая далекая перспектива -- от силы сотня метров, нет домов -- стены коридоров просто разделены на фасады, похожие на разноцветные заплаты. Все они разные. Прозрачные, из цветного стекла, льющие потоки света на тротуар и пульсирующие рекламными вывесками -- магазины или увеселительные заведения. Сквозь их витрины видны пустые столики и прихотливые изгибы освещенных синим барных стоек. Однотонные, серые, с небольшими табличками -- офисы административных служб. Светлого камня, с широкими дверями-шлюзами и списком жильцов на табличках -- жилые. Незатейливая планировка.
   Центры жизнеобеспечения уже захвачены -- мы, как всегда, бьем в самое уязвимое место. В коридорах все холоднее, объявлен комендантский час, все обязаны укрыться в помещениях до особого распоряжения. Я чувствую поднимающийся ветер, он несет вдоль стен пустые бумажные стаканчики и шелестящие обрывки упаковочного материала -- это откачивается из коридоров воздух, и скоро вне герметичных стен домов нельзя будет перемещаться без скафандра. Легион безжалостно берет подземный рассадник мятежа за глотку. Наша задача проста -- мы разбиваемся на группы и патрулируем свой сектор, после наступления комендантского часа задерживая тех, кто не имеет опознавательного чипа, и расстреливая пытающихся скрыться. А так как разведка только приступила к проверке лояльности, этих чипов еще нет ни у кого из местных. Этап номер один -- установление контроля и насаждение дисциплины. Этап номер два -- задержание локализованных разведслужбой организаторов беспорядка и участников сопротивления, препровождение их в зону изоляции. По всем диапазонам, по всем местным каналам оповещения передается меморандум командования.
   Я гадаю: успеет Лиз укрыться, или станет добычей патруля? Потом одергиваю себя -- какого черта я о ней думаю? Она чужая. Совсем чужая. Чего я в ней нашел? Обычная женщина. Две руки, две ноги. Разве что немного выше ростом привычных мне девушек с "веселого транспорта". И еще, когда она без шлема, лицо ее кажется вытянутым из-за острого подбородка. И лоб необычный, не такой, как у всех, -- высокий, белый. Каштановые волосы только подчеркивают белизну ее кожи. А может быть, это она тогда от страха так побледнела? Или чем-нибудь больна? У нее такой тяжелый, очень необычный взгляд. Над глазами -- брови вразлет, подвижные, выразительные. И еще она как-то странно изъясняется. Грубовато, без прикрас. Каждым словом бьет прямо в точку. Даже когда плачет, она кажется очень сильной. Я думаю, именно своей необычностью она меня и привлекает, эта женщина-диспетчер с Весты. Еще я думаю, что лучше бы мне ее пристрелить тогда, при первой встрече. Вместе с напарником. Кому лучше? Мне, естественно. Не было бы сейчас этих непонятных сомнений и тревожных предчувствий. Солдат обязан быть твердым. Сомнения в минуту выбора смертельно опасны.
   Под эти мысли мы незаметно расходимся группами по своим маршрутам. Я назначен старшим. Мне придают двух рядовых. Мои подчиненные слушаются меня беспрекословно. Нет, не так. Слушаться меня они будут в любом случае -- я их командир, пускай и временный. Они внимают мне с таким усердием, что моя спина вскоре становится деревянной от напряжения -- каждое мое замечание, каждый жест воспринимаются ими откровением Божьим -- меня безжалостно препарируют глазами. Я для них -- "тот самый Ролье Третий". Герой. Образец легионера. Наверное, даже грязь и копоть на моей броне они считают особенной. Оставленной с какой-то конкретной целью, недоступной для понимания простых смертных. Я стараюсь больше молчать.
   -- Вижу неопознанную цель на два часа! -- докладывает рядовой Стефансон.
   Комендантский час уже наступил. Такблок оконтуривает бегущую фигуру желто-оранжевым. Я машинально веду стволом и делаю одиночный выстрел. Пытающийся скрыться мужчина в развевающейся шерстяной накидке спотыкается и медленно валится на бок. Ничего не поделаешь, дружок, распоряжение военного коменданта надо соблюдать.
   -- Если видишь, то почему не стреляешь? Здесь друзей нет. Неясна задача? -- резко спрашиваю я стушевавшегося легионера. Мне легко задавать вопросы -- тепло от только что совершенного убийства растекается по телу. Даже боль в раненой руке стихает. Я представляю, как этот человек в одеждах свободного покроя нажимал на сенсор пуска ракет. Или помогал грузить боеприпасы для батарей ПКО. Или, быть может, программировал проходческого робота, одного из тех, который, как насекомое на булавку, насадил на свой бур беднягу Аполлинера. Попытка к бегству -- лучшее доказательство вины. Мстительное чувство придает мне кровожадности. Мой вопрос звучит, как выговор.
   -- Виноват, сэр! Больше не повторится! -- выкрикивает Стефансон.
   Оба моих подчиненных теперь заведены до предела. Шарят глазами по сторонам. Оба напряжены и собраны. Больше никакого подражания моим действиям -- мотивация к убийству достигает в них высшей отметки. Ведь все мы внутри -- прирожденные убийцы. Мы готовы пустить кровь в любую секунду, днем и ночью. Наша звериная сущность, самоотверженная ярость голодного хищника, защищающего своих детей -- вот наше настоящее оружие. Мы защищаем сами себя. Друг друга. Легион. Нет ничего достойнее этого братства самоубийц. Так нас учили. А оружие, пускай даже самое мощное -- всего лишь средство для концентрации наших чувств. Нашей железной воли к победе. Нашего духа. Если стремление уничтожить врага будет правильно сконцентрировано -- пуля, выпущенная из винтовки, превратится в настоящего вестника смерти. А когда внутри легионера образуется слабина, невидимая глазу трещинка, крохотный изъян, неощутимое сомнение -- то клокочущая под огромным давление ненависть попросту разорвет его изнутри, почище сверхскоростного снаряда. Ибо именно она -- тщательно выпестованная и верно направленная ненависть -- главная движущая сила, что придает нашим пулям нужное ускорение и точность.
   Мы бродим по пустым улицам еще несколько часов, встречая только таких же патрульных, да пропуская армейские колонны -- в московском порту непрерывным потоком разгружают военное имущество. Несколько реквизированных каров под охраной отделения пехотинцев снуют между портом и административным центром города -- площадью Согласия. Мои помощники доказывают мне, что они тоже не лыком шиты. До того момента, как нас сменили и отправили в здание комендатуры -- на ту самую площадь, мы задержали троих насмерть перепуганных колонистов. И еще одного, решившего, что заявление командования не заслуживает внимания, подстрелили. Этой ночью жизнь в Москве практически ничего не стоит. Под утро -- местное утро, когда уличные фонари вновь увеличивают яркость, никто уже не рискует выходить из домов. Город затаился. Оценивающе рассматривает нас сквозь щели опущенных жалюзи. Звуки выстрелов в разреженном воздухе едва слышны.
   Большой грузовой кар раз в час медленно проезжает по нашему участку. За рулем -- местный житель в странной полувоенной форме и с оружием. Рядом -- сержант-легионер. В кузове -- еще двое вооруженных местных. Такблок опознает их как союзнические силы. Название им -- "добровольческие силы охраны правопорядка". Кар увозит задержанных и собирает мертвецов. Вот он останавливается у очередного тела, двое выскакивают из кузова, берут труп за ноги за руки, и забрасывают через низкий борт. Мы отдаем честь медленно проплывающему мимо сержанту. Мертвые тела в кузове нас не волнуют -- мы просто выполняем свои обязанности. Приказано зажать город в кулак и провести зачистку. Мы и зажали. Когда за тебя все решено другими, так что тебе не надо думать -- надо только исполнять, это очень удобно. Совесть -- она просыпается тогда, когда у тебя есть выбор. А когда ты все делаешь по Уставу -- ты чист, как ангел. Никакой бессонницы.
   Наутро по улицам двинулись грузовики, развозящие продовольствие, воду и медикаменты -- Легион вовсе не собирался морить запертых по домам граждан Федерации голодом. И мы, наконец, смогли усесться на каменный пол комендатуры и вытянуть усталые ноги. И позавтракать. Нам сообщили, что мы переходим в резерв коменданта. И даже расщедрились до того, что дали два часа на сон. Правда, полчаса из них мне пришлось потратить на то, чтобы отскоблить грязь и кровь с брони, да обслужить скафандр. И еще почистить винтовку. Впрочем, каждый поступил так же. Сержанты, даром что временно назначенные, все равно не дали бы нам спуску. Я с сожалением просматриваю результаты тестов -- несколько датчиков скафандра по-прежнему не работают. С таким оборудованием я похож на незрячего инвалида. Глухое раздражение прорывается через усталость. Я быстро подавляю его. Вызываю в памяти сценки недавнего боя. Отголоски пережитого возбуждения заставляют сердце биться чаще. А после, когда осознаешь, что все-таки остался жив, раздражение испаряется.
   Стефансон с Германом принесли мне котелок с чистой водой.
   -- Пейте, сэр. Тут много воды. В туалете фонтанчик бежит. Просто так. Все пьют, сколько влезет.
   -- Спасибо, парни. Слушайте, мы сейчас не на службе. Зовите меня просто Жосленом. Жосом, -- прошу я. Не нравятся мне все эти придыхания, с которыми ко мне теперь обращаются.
   -- Хорошо, Жослен. Я польщен, -- с готовностью кивает Стефансон.
   Тьфу ты, пропасть. Еще один дурак.
   -- Договорились, Жос. У тебя красивое имя. Мое вот совсем простецкое -- Джон, -- говорит Герман.
   Вокруг уже раздается сопение умаявшихся бойцов. Мы так незаметно перешли грань, за которой война, что даже не осознаем этого. Продолжаем действовать как заведенные. Это как вспышка близкого разрыва -- доля секунды, шлем затемняет фильтры, осколки беззвучно отлетают от стен, затем лицевая пластина снова становится прозрачной, и ты смотришь вперед через прицельную панораму, не замечая, как что-то вокруг неуловимо изменилось.
   Герман, поглядывая на меня, улыбается каким-то своим мыслям. Потом закидывает руки за голову и закрывает глаза. Я отвечаю на улыбку, хотя он уже крепко спит. Во сне лицо его разлаживается и на нем проступает выражение трогательной детской безмятежности. Хорошие они парни. Ни страха, ни сомнений. Когда я рядом, то начинаю верить, что я такой же, как они. Я отбрасываю страх позорного списания. Я проникаюсь спокойной силой, что истекает от спящих солдат в исцарапанной осколками броне. Наверное, сегодня все они получат, наконец, свои заветные зеленые шевроны. Потом я снова отпиваю из котелка чистой холодной воды. Надо же -- она здесь просто бежит в туалете. Пей, сколько влезет. И чего только этим повстанцам не хватало?
   Лежа без сна, я жадно слушал, как сразу по нескольким диапазонам последние зажатые в туннелях мятежники открытым текстом взывали о помощи к марсианскому флоту. Их вопли намеренно не глушили -- по пеленгу радиоисточника удобно наводить ракету. "Орите, сволочи, -- злорадно думал я. -- Ваши дружки поджали хвост и задали деру".
   Первое, что я услышал после побудки, была сводка о том, как на северо-востоке, на одной из горно-обогатительных фабрик окружили и уничтожили целый взвод марсианских военных инструкторов, переодетых под местных жителей и пытавшихся бежать в тесном трюме посудины камнехватов. Дрались они отчаянно. Но, блокированные со всех сторон, были перебиты.
   У марсиан свой Легион. Пусть и не с такими традициями, как наш, но тоже из профессионалов. Они называют его Корпусом Морской Пехоты. Смешно -- на Марсе нет ни одного моря. Наши системы слежения с легкостью отличают обычного колониста от напичканного вживленными системами тела военного, так что ошибки быть не может. Я с гордостью узнал, что марсиан уничтожили парни из первого батальона Десятой пехотной. Ребята из моей части.
   К досаде контрразведки, мы не смогли задержать ни одного марсианского шпиона. Почти сотня трупов и расплавленное оборудование -- вот и все, что нам досталось. Фанатично преданные своему государству, специалисты по организации революций приняли яд практически одновременно. Как раз в тот момент, когда первые легионеры, часто стреляя на бегу, высыпали на перрон московского вокзала. Ненавижу фанатиков.
  

-- 11 --

  
   Узкий полутемный коридор неподалеку от перекрестка с неработающей табачной лавкой носит громкое наименование улицы. Улицы Бискорне. Я возглавляю блокирующую группу. Двенадцатый час на ногах. Мечемся по городку, словно наскипидаренные, выполняя этап номер два оккупационного плана. Попросту говоря, окружаем кварталы, указанные разведслужбой, и арестовываем в них участников сопротивления. Иначе их еще называют организаторами беспорядков. Или активистами. Честно говоря, мне все равно, как их называть. При попытке сопротивления аресту я пристрелю любого, какие бы причины им не двигали. Несложные эти операции шли по всему городу -- одна группа при поддержке СНОБов прочесывает помещения, вторая производит блокирующий охват. Со стороны мятежников наивно было бы полагать, что им позволят отсидеться по домам или на конспиративных квартирах -- специалисты в нашей разведке зря свой суп не едят. Для начала, подключившись к серверам сетей наблюдения, они выявили список подозреваемых. Затем их текущее местоположение -- одного за одним. Эти инопланетные города с их системами спасения и всестороннего контроля перемещения граждан -- что может быть лучше приспособлено для работы наших технических средств обнаружения?
   Стреляем редко. Я бы сказал -- удручающе редко. Деморализованные повстанцы предпочитают сдаться, тем самым сохранив себе жизнь. Сети вещания время от времени демонстрируют кадры, отснятые при подавлении очагов сопротивления. Очень убедительные кадры, разве что крики умирающих на них не слышны. Но вспышки выстрелов и разрывы плазменных гранат, оставляющих на экране яркие пятна, видны очень хорошо. Как и предсмертные судороги погибающих от удушья. "Участники незаконных вооруженных формирований с оружием в руках уничтожаются на месте" -- так голос диктора комментирует подобные передачи. Или еще: "Вот так бойцы Инопланетного легиона подавляют очаги сепаратизма". Кадры с умирающими легионерами в трансляцию, естественно, не включены.
   Каждому сдавшемуся добровольно представитель разведки тут же задает вопрос: "Согласны ли вы сотрудничать с военными властями или предпочитаете быть интернированы?" Некоторые отвечают согласием. Чем дольше длится наша операция -- тем больше таких желающих. Интернирование означает содержание в фильтрационном лагере с довольно туманными перспективами. В том числе -- химического допроса и возможного уничтожения, в зависимости от тяжести содеянного. Лагерь -- бывший стадион с еле-еле работающей системой вентиляции, наполненный разреженным, дурно пахнущим воздухом. Арестованные, разделенные на группы, раздетые, без скафандров и дыхательных масок, сидят, тесно прижавшись друг к другу на холодной искусственной траве футбольного поля. Те, кто надеется согласием сотрудничать избежать интенсивных допросов и впоследствии продолжить борьбу, сильно ошибаются -- после процедуры подписания соглашения, которая следует немедленно, они вступают в ряды добровольческих сил охраны правопорядка. Контракт сроком на один год. Выглядит это буднично и просто -- не отходя далеко, в сторонке, под прикрытием кузова грузовика им вводят имплантаты, подавляющие волю, затем гражданская одежда летит на землю, их переодевают в примитивную форму, дают в руки устаревшее пулевое оружие -- автоматические карабины со штыками. Вот и готов "солдат". И тут же со свежеизготовленных вояк снимают подробные показания о событиях, свидетелем и участником которых явился "доброволец". И список активистов, подлежащих аресту, ширится.
   Среди задержанных встречается довольно много женщин. У этих нет вариантов. Им ничего не предлагают. Подавленные неизвестностью и страхом, они с завистью смотрят на мужчин. Ничего не поделаешь -- современная военная доктрина не допускает участия женщин в боевых действиях. Легион полностью укомплектован самцами. Исключение составляют лишь служащие на "веселых транспортах".
   Арестованных женщин сгоняют в кучу. Удушливый запах страха исходит от их тел. Глядя на их серые лица и посиневшие руки, испытываешь что угодно, кроме вожделения. Я бы предпочел видеть их с оружием в руках, с лицами, искаженными ненавистью или презрением, чем вот так -- раздавленными и опустошенными. Если бы кто-нибудь мог предоставить мне такую возможность.
   С каждым часом численность добровольческих сил все увеличивается. Одновременно набирает обороты операция по зачистке. Она захлестнула весь город и уже выплеснулась за его пределы, достигнув вахтовых поселков и промышленных объектов. Легионеры постепенно растворяются в море зеленых комбинезонов. Так многим хочется жить, что разведка и интенданты не справляются с обработкой потока рекрутов. Мы становимся чем-то средним между инструкторами и пастухами. На группу добровольцев численностью от отделения -- не более двух-трех легионеров. Так что через несколько часов мы с Германом остаемся в окружении десятка новоявленных союзников, облаченных в мешковато сидящую униформу. Грузовой кар с амуницией и оружием в сопровождении двух представителей разведки и флотского интенданта, следует за нами по пятам. Хорошо хоть, сопротивление повстанцев было сосредоточено на поверхности, и серьезного противодействия в городе мы не встретили. В бою, подобном тому, что мы приняли в транспортных туннелях, это воинство перебили бы как цыплят.
   Добровольцы, с глазами, похожими на оловянные пуговицы, проявляют недюжинную свирепость. Вот только отсутствие навыков владения оружием их подводит -- стрельба их скорее является фактором устрашения. Но имплантаты возбуждают в них дикую ненависть к бывшим соратникам и соседям, и они добирают до нормы, по малейшему поводу усиленно работая штыками и прикладами. На моих глазах один из добровольцев проткнул задержанного штыком только за то, что тот имел неосторожность задать вопрос, куда их повезут. Нам, легионерам, противно находиться рядом с этими отморозками. Но приказ есть приказ, и мы вынуждены демонстрировать к ним свое расположение, как к настоящим союзникам, хотя с большим удовольствием я перестрелял бы их всех до одного. Судя по выражению лиц товарищей -- не я один испытывал такое желание. От проявления знаков внимания с нашей стороны псевдосолдаты глупо и счастливо улыбаются. Мне кажется, что командование на этот раз перестаралось -- союзники похожи на безмозглые хищные растения.
   Я отворачиваюсь от одного такого, который, довольно скалясь, вытирает штык об одежду убитого. Трое других задержанных смотрят на него в ужасе, боясь пошевелиться или сделать неловкий жест, способный привлечь внимание конвоира. Правда, есть в этом инциденте и положительная сторона -- по крайней мере, эти трое не попытаются сбежать до прибытия транспорта. Иначе от беспорядочной пальбы, что поднимут их охранники, пострадают не столько бегущие мишени, сколько те, кто случайно окажется на линии огня. Мы, к примеру. Выжив в мясорубке первой волны, мне вовсе не улыбается погибнуть от случайной пули, выпущенной не пойми кем. Поэтому я делаю вид, что садизм конвоиров меня не касается.
   Работаем деловито и сосредоточенно. "Молот-тридцатый -- Наковальне-тридцать. Дом номер восемь. Гоним более двух десятков целей. Встречайте", -- передает старший группы прочесывания. Я знаками разгоняю восьмерых союзников по противоположной стороне улицы. Распределяю их в редкую цепь. Сам я, вместе с Германом, занимаю позицию за углом -- отсюда, оставаясь невидимыми, мы в случае необходимости сможем простреливать все пространство до следующего перекрестка. Оставшиеся добровольцы гонят задержанных к грузовику и там, грубо работая прикладами, укладывают их на ледяную мостовую.
   Такблок разрисовывает пространство цветными метками, демонстрируя приближающиеся цели. Я киваю Герману. "Вниманию гражданских лиц! -- гремит он через внешний динамик, -- Пожалуйста, следуйте нашим указаниям, выполняйте распоряжения представителей военных властей, и вам не будет причинено никакого вреда. Выходите по одному с поднятыми руками! Не делайте резких движений! После выхода поверните направо, сделайте два шага и встаньте лицом к стене!" Двери шлюза с гудением уползают вверх. Добровольцы вскидывают карабины. На их лицах застыло выражение тревожного ожидания. В проеме двери показывается испуганный мужчина. Его высоко поднятые руки дрожат. "Смелее! Повернитесь направо и встаньте лицом к стене", -- подгоняет его резкий металлический голос. Мужчина делает неуверенный шаг. За ним на тротуар выходит еще один. Потом сразу двое. Немолодая женщина, закутанная в шерстяную одежду, осторожно ступает, будто в холодную воду, не сводя глаз с поднятых стволов. Спотыкается. Карабины дергаются вслед за ней. "Нет, нет!" -- в страхе бормочет она, и закрывает лицо руками. Доброволец отделяется от строя и грубо толкает ее к стене. Женщина замирает, втянув голову в плечи. Все норовит оглянуться, черные зрачки стволов притягивают ее взгляд словно магнитом. В дверях уже небольшая давка -- все торопятся выйти, чтобы покончить, наконец, с неизвестностью.
   Предупреждающий писк такблока. Крошка СНОБ обнаружил у одного из выходящих оружие. Какой-то отчаянный решил воспользоваться суматохой.
   -- Вижу оружие! Всем на землю! Лежать! -- кричу я во всю мощь усилителей и вскидываю ствол.
   Добровольцы, вместо того, чтобы сосредоточить внимание на выходе, дружно поворачивают головы ко мне. Граждане, стоящие у стены, вразнобой опускаются на землю. Кто во что горазд. Женщина, к примеру, просто приседает на корточки. И сразу же хлопки револьверных выстрелов раздаются из глубины помещения. Пули бестолково рикошетируют от мостовой. Оттолкнув с дороги молодую женщину и сбив ее с ног, коренастый мужчина выпрыгивает из здания и, пригнув голову, бросается вдоль стены. Бежит, петляя. Миг -- и очнувшиеся добровольцы делают залп. Громко кричат женщины, закрывая головы руками. Брызжет каменная крошка -- пули летят во все стороны. Цилиндрики гильз, весело звеня, кувыркаются по тротуару. Бегущий не успевает пробежать и десяти метров -- в очередном плавном прыжке тело его дергается от попаданий, он отлетает к стене и сползает на землю, превратившись в мокрый дырявый мешок.
   -- Прекратить огонь! Прекратить, я сказал, болваны! Вот ты. Да ты, с красной рожей, -- ты куда стреляешь?
   -- Попытка к бегству, сэр... -- смущенно лепечет крайний доброволец.
   -- Так какого рожна ты садишь по дверям? Где твоя цель? Ты ж кучу лишнего народу перемолотил, придурок! -- ярюсь я.
   Из здания доносятся крики боли.
   -- Отставить, легионер! -- слышится в наушниках тихий голос. Один из приданных нам представителей разведки. -- Соблюдайте корректность по отношению к союзникам.
   -- Есть, сэр! -- отвечаю, не поворачивая головы. -- Всем выйти из здания! Повторяю: выходите!
   Мертвого беглеца за ноги оттаскивают в сторону. Влажная полоса тянется за ним по камням. Вслед за последними гражданскими из дверей нестройной толпой вываливается группа загонщиков. Вытаскивают раненого. У него прострелена нога. Он громко стонет. Штанина его насквозь пропиталась кровью. Теперь возиться с ним, ожидая карету скорой помощи. Отряжаю Германа оказать ему первую помощь. Чертовы добровольцы!
   -- Построиться, остолопы! -- ярится вышедший последним легионный капрал. -- Чего разбрелись, словно стадо?!
   Он строит подопечных особняком, чуть поодаль от нас. Покрикивает, приводя строй к виду, отдаленно напоминающему военный. Оглядывается, окидывая ревнивым взглядом нашу группу. Мы обмениваемся с ним короткими понимающими улыбками, точь-в-точь заговорщики.
   Быстро сортируем задержанных. Под прицелом добровольческих карабинов меж лопаток появляются мурашки. Не лучшее ощущение. Из-за него я стараюсь закончить побыстрее.
   Несложная последовательность. Шагнуть. Взять задержанного за плечо, медленно повернуть, провести сканером перед глазами. "Откройте глаза, мистер". Сканирование сетчатки, краткое сообщение такблока. Этого человека нет в списке подозреваемых. "Вам сюда, мистер". Следующий. "Пожалуйста -- вам налево. Не волнуйтесь, все в порядке, мэм". Шаг. Поворот головы стоящего у стены человека. Холодок под ложечкой. Господи, да что ж такое?
   -- Привет, Ролье Третий, -- криво усмехнувшись, говорит Лиз Гельмих. Узнала-таки. Даже под опущенным затемненным забралом узнала. С облегчением понимаю, что она не может увидеть сквозь стекло панику в моих глазах. Она сжимает губы, вглядываясь мне в лицо. Напускает на себя независимый вид. Но где-то в глубине ее зрачков притаился животный страх. Я вижу его. Наверное, сейчас ей нечего бояться, просто она до смерти напугана тем, что видела недавно, и потому прекрасно знает, чего от нас можно ждать. И еще этот побег с беспорядочной пальбой. Ей повезло, что шальная пуля ее не задела. Впрочем, как и там, в туннелях. Я сглатываю комок. Глушу в себе сложное и непонятное чувство радости и почему-то досады от нечаянной встречи. Я не умею общаться с женщинами. Эта Лиз -- она для меня существо из другой вселенной.
   -- Не разговаривать. Вам сюда, мэм. Налево, -- выдавливаю чужим голосом. Надеюсь, никто в этой толкучке не обратил внимания на то, что я не провел по ней сканером. Шаг. Лиз недоуменно оглядывается мне вслед. Успела переодеться. Ей к лицу брючный костюм и короткие сапожки. Волосы рассыпаны по плечам.
   -- Вам направо. Не делайте глупостей, мистер. Идите медленно, -- голос мой по-прежнему деревянный. Я старательно не гляжу в сторону удаляющейся Лиз. Просто одна из проверенных гражданских. Громилы-союзники послушно размыкаются, пропуская ее.
   Кошу взглядом в сторону разведчиков. Оба стоят спиной ко мне. Беседуют с задержанными. Кажется, приняли еще одного добровольца. Зрелище расстрела у многих стимулирует неодолимое желание сотрудничать. Интересно, у них активированы системы скрытого наблюдения? Мой такблок не обнаруживает поблизости активных СНОБов, но это ничего не означает -- они просто могут быть недоступны ему ввиду более высокого приоритета. Шаг. Перехожу к последнему оставшемуся у стены.
   Наконец, за арестованными прибывает транспорт. Отпускаем граждан, что не числятся в списке активистов. Разрешаем им вновь войти в дом. Напоминаем, что до особого распоряжения покидать дома запрещено. Они уходят, вопросительно оглядываясь на задержанных, словно не веря, что для них самих все кончилось хорошо. Москва -- крохотный город. Все жители наверняка знают друг друга. "Не разговаривать!" -- рычит доброволец и бьет прикладом мужчину, который пытается что-то крикнуть вслед уходящим. Тот не сдается, вновь выкрикивает какую-то просьбу, уходящие сбиваются с шага, вытягивают шеи, слушая его, но тут конвоиры сбивают непокорного с ног и месят тело ногами в тяжелых ботинках. Булькающий сдавленный крик, позвякивание антабок на ремнях карабинов, да сосредоточенное сопение добровольцев. И вот мы можем двигаться дальше. У нас впереди еще целая улица. Скорая помощь уже не требуется -- раненый умер. Еще недавно он кривил лицо от боли и пытался улыбнуться Герману, пока тот ставил ему обезболивающий укол. Что-то хотел произнести побелевшими губами. А потом, все так же улыбаясь, свесил голову и затих. Не выдержал шока. Тело его присоединяется к изрешеченному беглецу у стены. При взгляде на эти трупы я почему-то не ощущаю признаков удовольствия.
   Герман поднимает лицевую пластину. Неуверенно улыбается мне.
   -- Красивая. Ты ее знаешь? -- негромко спрашивает он.
   Изо всех сил выдерживаю нейтрально-сосредоточенное выражение лица. Мысленным приказом отключаю такблок. Касаюсь подбородком сенсора питания. Все системы скафандра отключены. Открываю шлем.
   -- О чем ты, Джон?
   -- Везет тебе, Жос! -- продолжает Герман. В его глазах -- смесь зависти и уважения к удачливому и более опытному товарищу.
   -- Не понимаю тебя. Что это на тебя нашло?
   -- Ладно-ладно. Я же видел, как ты ее пропустил без проверки. А она тебя узнала, -- упорствует напарник. -- Ты не волнуйся, скафандр я отключил, -- спохватывается он. -- Я же все понимаю. Знаешь, я иногда думаю: мы совсем как люди. Если бы нас отпускали в увольнения, как те земные войска, мы могли бы знакомиться с женщинами из граждан. И даже... ну ты понимаешь... Здесь все так интересно. Никогда не думал, что война -- это так здорово. Столько красивых мест...
   Мы немного отстали от строя. Надеюсь, нас не слышат. Разведка со своим грузовиком остались за перекрестком. Нагонят группу через пару минут. До моего сознания все еще не может дойти смысл невероятно крамольного изречения товарища. Даже совершенно дикое, извращенное понимание им красоты -- он явился сюда, чтобы обратить все в руины и при этом любуется на окружающие пейзажи среди складированных тут и там трупов -- не задевает меня.
   -- Ты молодец. Все у тебя получается. Я бы хотел служить с тобой рядом. За тобой следом удача ходит. Как собачка, -- тихо продолжает Герман.
   Он больше не улыбается. А я гадаю: работает он на Службу или говорит искренне? Почему-то меня заботит именно этот вопрос, а вовсе не то, что несколько минут назад я совершил дисциплинарный проступок. Нарушил приказ. И ничего -- небеса не обрушились мне на голову. Укол раскаяния заставляет меня устыдиться своих мыслей: мой товарищ, наверное, только что пошел на риск, раскрыв мне душу. И следом существо-шпион просыпается и деловито берет дело под свой контроль. Я прокручиваю в голове минусы и плюсы возникшей ситуации.
   -- Ты преувеличиваешь, Джонни, -- мягко возражаю я. -- Но не бойся -- я никому не расскажу о том, что ты мне сейчас сказал. Сам знаешь -- такие мысли у нас не приветствуются.
   Этим самым я даю ему понять -- я знаю о тебе нечто, чего существовать не должно. И это мое знание уравновешивает то, что он видел. И одновременно заверяю его -- я разделяю твои мысли, брат. Я твой единомышленник, я простецкий парень, свой в доску, несмотря на нашивки, вызывающие всеобщую зависть.
   -- Ты не такой, как все, Жос. Я это еще там заметил. В палатке у медиков. Никто до сих пор не вступался за раненых. Если тяжелые, одна дорога -- обратно в чан. Сколько наших после вчерашнего боя спишут -- подумать боязно. Из-за этого чертова списания я жутко боюсь быть раненым. Вперед кидаюсь, как оглашенный. Под самые пули. Чтобы, если попадут, так сразу, наповал. У нас многие ранения боятся. А ты не струсил сказать. Тебе можно -- ты герой. И тебя послушали. Теперь многие будут просить за раненых. Они же не просто расходный материал -- они наши товарищи. Мы ведь не животные, Жос. Хотя и сделаны искусственно. Как думаешь?
   -- Ты прав, Джон. Но старайся об этом поменьше говорить. Неизвестно, как на это командование отреагирует. И знаешь что -- я бы тоже с тобой с удовольствием служил.
   Его глаза вспыхивают:
   -- Правда?
   В моем голосе прорва доверительности. Такому грех не верить.
   -- Конечно. Если бы от меня это зависело. Если хочешь, мы могли бы встречаться по возможности. Разговаривать обо всем. Я много интересного могу рассказать. Я много видел.
   -- Здорово, Жос. Только вряд ли выйдет. Мы же из разных частей. Кончится заварушка -- распишут по кораблям. Как тут увидишься?
   -- Выйдет, -- убежденно говорю я. -- Мы с тобой свой способ связи придумаем. Такой, про который знать никто не будет. Например, при помощи какой-нибудь электроники. Я могу тебе через знакомых сообщения передавать. А ты -- мне. Даже если видеться не сможем, все равно будем общаться.
   -- Надо же. А я бы не догадался. Здорово!
   -- Включай скафандр. А то наш шепот выглядит подозрительно. Не дай бог, контрразведка решит, что дурное замышляем.
   -- Ага. А кто эта женщина?
   -- Просто человек хороший. Спасла нас в туннелях. И сержанта нашего спасла. Перевязала его. И хватит об этом, Джон.
   -- Конечно. Спасибо тебе, Жос.
   -- Брось, -- я изображаю смущение.
   Затем я выключаю режим записи талисмана. Доктор будет мною доволен. Начинаю собой гордиться. Я ведь не просто вывернулся из опасной ситуации, которую спровоцировал по глупости, -- я смог обратить глупый просчет в свою пользу. И проявил инициативу -- практически завербовал нового информатора. Вот только сосущее чувство тревоги все равно гнездится глубоко внутри. Что со мной? Почему я сделал то, что сделал? Я запрашиваю через такблок поиск персоналии "Лиз Гельмих, Веста". "Разыскивается по подозрению в сотрудничестве с сепаратистами. При обнаружении -- задержать. Предполагаемое местонахождение: пояс астероидов, планетоид Веста, город Москва". Я глубоко дышу, насыщая кровь кислородом. Привожу чувства в порядок. Капкан захлопнулся. Я стал предателем.
   Чуть позже меня вновь выручает моя вторая личность. Полевой агент легко трансформирует понятия долга и чести во что-то резиновое. Под его воздействием я быстро прихожу к выводу о том, что можно обосновать свои действия попыткой вербовки нового агента. Если Лиз действительно как-то связана с подпольем, это заявление может иметь смысл. Я анализирую свое поведение с разных сторон. Представляю вопросы, которые мне могут задать. И придумываю убедительные, основательные ответы на них. И успокаиваюсь. Будь что будет. Живи сейчас. Где я это слышал? Не помню...
  

-- 12 --

  
   Мне трудно влезть в шкуру контрразведчика. Трудно представить, о чем они думают. Ведь они люди, не легионеры. Ход их мыслей, их мотивы остаются для меня загадкой. Наверное, это происходило так...
   Кабинет с грубо обработанными стенами так не походит на уютную каюту на "Темзе". От чашки кофе из толстой керамики идет густой пар. Капитан Жан Бувье с сожалением вспоминает налаженный корабельный быт. Холодные полутемные пространства казармы -- спешно вырубленного саперами в толще породы помещения с низкими, давящими потолками, напоминают ему склеп. Он встряхивается, заставляя себя сосредоточиться на чтении материалов наблюдения. Пленка настольного дисплея с системой противодействия внешней записи тускло освещает его руки, обнимающие горячую чашку. Через дверь доносятся слабые звуки -- легионеры обустраиваются на новом месте. Вокруг кипит работа -- разгружается имущество, склады заполняются боеприпасами, спешно монтируются стойки для подвесных коек. Пол вздрагивает -- саперы за стеной пробивают палубу под массивное основание оборонительной турели. Штабной уровень сдадут только через неделю, этот убогий отсек -- временное его пристанище. Палуба -- так по въевшейся привычке он продолжает называть грубый тесаный камень под ногами. Одно хорошо -- большую часть дня здесь можно ходить без надоевшего скафандра. И воздух тут чище корабельного. Даже запахи имеются.
   Бувье внимательно смотрит в серые спокойные глаза на экране. Вглядывается в непримечательное лицо с широким лбом и твердым подбородком. Тонкая спинка носа. Традиционная стрижка -- волос почти нет, лишь короткий ежик надо лбом. Жослен Ролье Третий. Герой Легиона. Дважды первый. Один из немногих оставшихся от третьего батальона. Бувье не верит в совпадения. И в слепое везение. Сообщение информатора лишь подстегнуло его интерес к этому необычному существу. Просматривая его файл, Бувье понимал -- он что-то нащупал. Что-то по-настоящему серьезное. Рутина работы с легионерами редко давала шанс для удовлетворения его честолюбия -- эти создания практически не дают повода к серьезным расследованиям. Так, время от времени мелкие дисциплинарные проступки, типа сокрытия сержантом или младшим офицером нарушения по службе во вверенном подразделении. Таких провинившихся Бувье карал по всей строгости. Хотя, говоря по совести, понимал, что эти нарушения -- вовсе не сознательные действия, направленные на подрыв боеготовности. Скорее, это стремление избежать позора за допущенное упущение. Стыд перед товарищами для легионера -- страшное наказание само по себе. Стыд стимулирует активность военнослужащих и обогащает личный опыт командира. Повышает мотивацию. Но он вынужден заниматься этой мелкой рыбешкой. В противном случае, делать ему здесь просто нечего. А он должен отрабатывать свое содержание. Начальство из Первого отдела требует хороших показателей. Капитан понимает их трудности -- доказывать, что толстый кусок хлеба с маслом выдается не зря, приходится на всех уровнях. Он надеялся, что начало боевых действий и, особенно, расквартирование бригады в рассаднике мятежа даст его карьере новый толчок. Он энергично трет руки. Делает глоток горячей бурды, не замечая ее отвратительного вкуса.
   "Создания" -- так про себя он называл легионеров. Впрочем, как и все контрразведчики. Как и все контрразведчики, Бувье был человеком. Стопроцентным землянином родом из альпийских районов Франции. В том смысле, что его родители захотели, чтобы он родился в одном из государственных родильных домов, расположенном в этой местности. Правда, они пожелали остаться неизвестными, ограничив свое участие к его судьбе взносом родильного пая с оплатой набора изменений, позволяющим ему стать инженером. Поправка -- небольшой личный счет регулярно пополнялся до наступления его совершеннолетия. У Бувье никогда не возникло желания узнать, кем были его родители. Несмотря на то, что его возможности легко позволяли это. Потому что вместо инженерного колледжа Жан пошел учиться в закрытое учебное заведение, слушателям которого платили стипендию и обеспечивали всем необходимым. Ведь Жан с детства был романтиком. Любил путешествия. Грезил космосом. Не его вина, что все должности во Флоте и в Легионе занимали эти чертовы биороботы. Их содержание дешевле людского персонала. А перспектива за небольшое вознаграждение таскаться в каботажных рейсах между Поясом и Луной внутри обшарпанного гражданского суденышка его отчего-то не прельщала.
   Итак -- Ролье Третий. Капрал. Показания его такблока после первого боя отчетливо демонстрируют намеренное увеличение мощности ранцевого двигателя в нарушение приказа сержанта. Легионер не способен нарушить приказ. Он скорее умрет. Нет у него такой возможности. Разве что -- он выполнял приказ с более высоким приоритетом. Чей?
   Капитан запускает аналитическую программу. Нетерпеливо ждет результатов, время от времени смачивая губы остывшим кофе. Остановка. Вот оно. Бой на Весте. Хм-м-м. Вот тут парню действительно повезло: он выжил благодаря повреждению бота при обстреле крейсера. Пометка -- проверить, так ли это. Не является ли повреждение намеренным?
   Он прокручивает мутноватые нечеткие кадры -- штатная автоматика скафандра не предназначена для качественной записи. Пыль, помехи, резкие прыжки и ускорения носителя -- от всего этого начинает рябить в глазах. Вот момент, когда группа попадает в засаду. Повтор. Вновь вспышка превращает тушу робота в засвеченное пятно. Ага, это саперы. Вот он снова мчится вперед. Имплантат фиксирует возбуждение носителя. Непохоже на обычную горячку боя. И на панику тоже. Нет, вот эта кривая в записи медблока четко свидетельствует о навязчивом стремлении. Опять желание быть первым, стоившее жизни его товарищам. Определенно, существо выполняет приказ. И как выполняет -- залюбуешься! Ни одного прокола!
   Капитан забывает про кофе. Забывает про время. Вежливый стук в дверь отвлекает его.
   -- Мой капитан, капрал Хартли для получения указаний прибыл! -- докладывает легионер.
   -- Указаний?
   -- Так точно, мой капитан! Вы приказали явиться к вам в восемнадцать ноль-ноль по бортовому времени для получения указаний относительно монтажа аппаратуры в отсеке контрразведки.
   -- Ты вот что, капрал. Завтра зайди. Я занят.
   -- Слушаюсь, мой капитан. Капрал просит уточнить время прибытия.
   -- Зайди в десять утра, -- нетерпеливо бросает контрразведчик. -- Хотя нет, в двенадцать. И пригласи ко мне начальника медслужбы бригады. Конфиденциально. Связью не пользуйся, переговори лично с ним, без присутствия посторонних. Свободен.
   -- Есть, сэр! -- капрал исчезает.
   Жан вновь возвращается к экрану. Возбуждение его перехлестывает через край. Он едва не тонет в водовороте фактов. Наконец-то настоящее дело.
   Когда программа останавливает поиск на сцене в палатке полевого лазарета, его начинает лихорадить. Вот это да! Базовые функции личности создания явно идут вразнос. Надо же -- биоробот заступился за тяжелораненого, не представляющего больше ценности другого биоробота! Кто-то или что-то влияет на него. Сцена с Лиз повергает контрразведчика в шок. Он надолго задумывается. Нет, конечно, остается слабая вероятность брака при закладке генетического материала. Не стоит отбрасывать эту возможность.
   Он перебирает варианты. Запрашивает у терминала выводы аналитической программы. Искусственный интеллект нейтрально рекомендует ему продолжить наблюдение за объектом. Будто он сам этого не знает! Неужели этот хваленый мозг не видит очевидного!? Не видит? Стоп. Ну-ка, повторим. Аналитическая программа не определила в вопиющих нарушениях легионера криминала. Кто может контролировать центральный компьютер? Черт, ну конечно! Третий отдел. Точно, они. Это их человек. Вот откуда эта намеренная грубость исполнения. Выходит, каналы связи они тоже контролируют. Придется помозговать и изыскать способ доложить о посланце конкурентов. Нет, ну какие свиньи! Даже не соизволили предупредить коллег о начале своей операции. И где -- во вверенной ему бригаде.
   Капитан морщится, осознав вкус остывшей бурды. Выплескивает ее в угол, прямо на каменный пол. Наливает свежего кофе из большого термоса на столе. Прихлебывая, ходит из угла в угол. Нет, ребята. Так не пойдет. В случае неуспеха, о вашем таинственном парнишке окажется никому ничего неизвестно. И шишки посыплются на него. На капитана Бувье. Чего не любят в контрразведке, так это оставаться крайними. Первый провал обычно становится последним. Специфика службы. Ничего. Будем наблюдать, согласно рекомендациям программы. Не на того напали, умники!
   Стук в дверь отрезвляет его. Капитан делает глубокий вдох. Проводит рукой по лицу. Через секунду на его губах уже образуется холодная дежурная улыбка.
   -- Войдите.
   -- Сэр, майор Понсар! Мне передали, вы меня вызываете, -- невозмутимый офицер старательно прячет неуверенность при виде представителя Службы.
   -- Я просил вас зайти, если будет время, только и всего, господин майор. К тому же, вы старше меня по званию. Капрал что-то напутал.
   -- Хотите, чтобы я провел его профилактику, сэр? -- напряженно интересуется майор, игнорируя дружелюбный тон контрразведчика.
   -- Да нет, это лишнее, майор. Давайте без чинов. Вы знаете: вы -- мой тезка. Давайте-ка пройдемся по расположению, тезка. Да отключите скафандр, вовсе ни к чему, чтобы нашу дружескую беседу слышал кто ни попадя.
   -- Есть, сэр. Отключил.
   -- Кофе хотите, Жан? Нет? Да бросьте -- какой, к черту, вред от этой бурды из военной поставки. Ну, как хотите. Идемте.
   Они покидают кабинет контрразведчика и неспешным шагом идут по каменному лабиринту. Капитан возвышается над своим спутником. Сутулится, стремясь стать, как все: на высокого человека в форме оглядываются. У него не выходит -- он выше окружающих на целую голову. Где бы он ни появился, на него нет-нет да и оборачиваются. Слишком заметен. А может, дело не в росте. В специфике работы.
   Вокруг них царит суета. Легионеры, точно муравьи, длинными цепочками носятся по коридорам, перетаскивая ящики и кофры. Покрикивания сержантов кажутся одинаковыми, будто визгливые крики чаек над Адриатикой, какими он их запомнил с детства. Бувье невольно морщится. Сейчас, как никогда раньше, он испытывает брезгливость к этим искусственным муравьям. Даже то, что его спутник -- старший офицер, не может заставить капитана подавить это ощущение.
   Еще я представляю, как, осматривая очередного легионера, доктор лейтенант Легар Четвертый чувствует внутри назойливую вибрацию, напоминающую зубную боль. Программа-наблюдатель обнаружила внимание к объекту "Павел".
   -- Хорошо, просто замечательно, -- вслух говорит Легар и улыбается.
   -- Спасибо, сэр! -- легионер, которого он осматривает, не может сдержать ответной улыбки. Этот лейтенант -- опытный офицер и классный доктор.
   Конечно же, легионер не знает, что улыбка и слова доктора не имеют никакого отношения к состоянию солдатского здоровья.
  

-- 13 --

  
  
   "Атилла -- Павлу. Наслышан о ваших успехах. Поздравляю. Прошу представить текущий отчет. Схему ретрансляторов прилагаю".
  
   Это сообщение настигает меня во время выгрузки снаряжения.
   Я снова среди своих. В Десятой полубригаде. Ой, прошу извинить, -- теперь уже в бригаде. Наше штатное расписание преобразовано по нормам военного времени. Как заведенные, с огоньком, с шутками, как всегда наперегонки, мы разгружаем лихтеры, что таскают тонны амуниции, сотни тюков с униформой, контейнеры с оружием и боеприпасами, освобождая бездонные трюмы "Темзы". Не скажу, что внутри у меня все горит от радости, -- мы здорово расстроены последней вестью о передислокации, хотя не подаем вида: приказы положено исполнять, а не обсуждать. Всему виной пресловутый приказ Командующего "Об организации оборонительных укрепрайонов в целях защиты интересов Земной Федерации". Согласно ему, части Легиона теперь стоят гарнизонами на всех небесных телах Земной Федерации, имеющих города или стратегически важные промышленные комплексы. На крупнейших планетоидах силы легионеров достигают численности бригады и выше. На менее крупных закладываются наблюдательные посты и противодесантные форты с гарнизоном до батальона включительно.
   Нам и Пятой пехотной по праву достается Веста, которую мы освободили. Суда Флота отныне становятся лишь средствами поддержки и доставки. Мы прощаемся с "Темзой". Мне трудно представить, что я больше никогда не увижу своего кубрика. И называть его своим уже бессмысленно. Со вчерашнего дня он стал просто отсеком для временного размещения десанта. Будто гостиница для туристов, в комнате которой можно приклонить голову, когда надоест любоваться экзотическими красотами и нюхать дурь.
   Нас подбадривают офицеры, сами изрядно выбитые из колеи, нас подгоняют сержанты, они натянуто шутят и шутки их совершенно не смешны. Делая вид, что нам весело, мы растягиваем губы в гримасах и бросаемся к очередному ящику, чтобы привычным рвением заглушить в себе растерянность. А тут еще это сообщение. Принимая его, я чувствую где-то внутри слабый укол. Так мои имплантаты реагируют на открытие канала связи с талисманом.
   Возбуждение, вызванное трехсуточным периодом боевых операций, схлынуло, оставив после себя состояние, отдаленно напоминающее похмелье. Новички завидуют нам отчаянно -- они опоздали родиться совсем на чуть-чуть. Не будешь же объяснять им, что они обязаны своему появлению на свет чьей-то смерти. Но время неумолимо, повстанцы прекратили сопротивление, и постепенно мы свыкаемся с необходимостью сдерживать желание нажать на спуск при виде косого взгляда местного жителя. Не очень-то это легко -- среди нас полно тех, кто видел, как наши товарищи под огнем противокорабельных батарей превращались в куски рваного мяса. Последний очаг сопротивления -- подземные уровни транспортной системы на севере Весты, куда повстанцев вытеснили с поверхности. Как раз, когда мы заканчивали зачистку Москвы, командир самого крупного отряда мятежников запросил капитуляцию под гарантию сохранения жизни своих бойцов.
   Жизнь-то им сохранили. Как и тем, кого арестовали ранее. Все эти импровизированные лагеря на месте стадионов сейчас опустели. На днях с Весты под конвоем канонерки стартовал транспорт. Всех активных повстанцев скопом отправили на Амальтею, с глаз подальше. "Изоляция до распоряжения" -- так это называется. Лучше бы им сдохнуть, так я думаю. Это было бы честнее по отношению к бывшим врагам. Амальтея -- кусок рыхлого камня пополам со льдом, что болтается вокруг Юпитера. Неправильной формы спутник с длиной самой большой стороны чуть более двух с половиной сотен километров. И помощи им ждать неоткуда -- ни одно судно камнехватов в разумные сроки неспособно преодолевать такие расстояния.
   В общем, я так понял, что у Земли попросту не хватило духу их убить. И их отправили умирать медленной мучительной смертью под названием "каторжные работы". Ирония судьбы -- роту новоявленных союзников отправляют туда же в качестве охраны. Умно, ничего не скажешь. Одним ударом убиваются два зайца. Тут эти вояки больше не нужны. Интересно, что они там будут добывать, эти враги Земли и Легиона? Никаких производств и даже просто освоенных астероидов в районе Юпитера нет. А любой камень, привезенный оттуда, из-за огромной удаленности станет поистине золотым.
   Кувезы Легиона работают на полную мощность, торопясь увеличить нашу численность. Солдат штампуют целыми пачками. Новички с выражением удивленного усердия на лицах заполонили казармы и тренажерные залы. Мы все еще не оправились от недавних потерь -- мой батальон, к примеру, собран с бору по сосенке -- в него спешно перевели по паре неполных взводов от каждого батальона, чтобы хоть как-то сделать его похожим на боеспособное подразделение, и даже с учетом новых бойцов в ротах насчитывается едва ли половина от нормы. Но те, кого перевели, не выказывают недовольства. Как же, они будут служить в прославленном третьем, в том самом, личный состав которого практически полностью полег в бою. И в котором служит знаменитый Ролье.
   Легион никогда, даже в самых трудных полевых условиях, не забывает поощрять своих бойцов. Это -- часть его традиций. Традиции -- прочный цемент, что спаивает нас воедино, превращая в прочный монолит. Наша основа. Наши традиции возведены в ранг нерушимого закона. Как только на улицах затихли выстрелы, остатки бригады выстроили в парадном строю на плацу у будущих казарм. И мне торжественно вручили "Бронзовое сердце". И нашивки капрала. И предоставили право носить вторую красную кайму. Я теперь настоящая легенда. Командир бригады сообщил мне, что я удостоен чести явиться на прием к Генералу. И выразил надежду, что я продолжу службу в прославленной Десятой пехотной, несмотря на возможные очень лестные предложения со стороны штаба Легиона. В ответном слове я попросил его оставить меня во взводе Васнецова. Он теперь шеф-сержант. Повысили как героя первой волны. Как и всех, кто остался в живых от взвода. Конечно, мою просьбу уважили. Без всяких угрызений совести я подумал, что программа доктора реализуется мной успешно. В конце концов, моя основная задача -- сбор и классификация оперативных данных, а разные стрельбы -- просто фон, прикрытие.
   Поначалу Васнецов стеснялся ставить меня на тяжелые работы. Как же -- сам Ролье Третий, герой Легиона, чистит гальюн или таскает ящики с имуществом на разгрузке. Он почему-то испытывает неловкость при встрече со мной. Ему рассказали, благодаря кому его не отправили на переплавку, так цинично теперь у нас называют списание. Правда, называют все больше шепотом.
   Процесс этот стремительно теряет романтический ореол. Вот ведь странность -- чем больше смертей мы видим, тем больше хотим жить. Молодняк слушает наши шепотки со священным ужасом. Только безграничное уважение к ветеранам, которое они испытывают, не позволяет им донести на нас за кощунственные слова. Мы лицемерно прикрываемся уверениями в том, что живыми мы принесем Легиону больше пользы. И успокаиваем свою совесть мыслями об отсутствии у нас страха смерти от самого рождения. Но факт остается фактом -- те, кто прошел хоть один серьезный бой, сразу становятся ветеранами, не лезущими на рожон и беззаветной атаке против огневой точки предпочитающими ее подавление средствами поддержки. Возможно, такое поведение запрограммировано, не мне судить. Наверняка, так оно и есть, иначе целые роты ложились бы костьми под огнем примитивных пулеметов, стремясь заслужить посмертное поощрение за смелость. Я так думаю -- наша главная задача вовсе не умереть героями. Наше предназначение -- выполнить задание вводной и сохранить себя, то есть имперское имущество, в целости для дальнейшей эксплуатации. Но все равно, если это часть базовой генетической программы, то почему мои мысли отдают таким цинизмом? Почему ветераны смотрят на новичков, возбужденно расспрашивающих их о недавних боях, с таким удивлением в глазах? Наверное, они не могут поверить, что еще недавно сами были такими же наивными.
   Васнецов опускает глаза, оставаясь наедине со мной. Он не знает, что заставило меня высказаться в его защиту. Ему незнакомы те чувства, что он испытывает, когда я рядом. Они его пугают. Они могут привести сержанта к дисквалификации во время регламентного тестирования. Я прошу его, поймав за руку после подъема:
   -- Мой сержант, я не хочу прохлаждаться, когда другие работают. Я не ранен и совершенно здоров.
   Он кивает, не поднимая глаз:
   -- Хорошо, Жос. Будешь работать наравне с другими.
   -- Спасибо, мой сержант.
   -- Слушай, Жос...
   -- Да, мой сержант, -- я останавливаюсь, сразу вызвав маленький затор в очереди на умывание.
   -- Вне строя ты мог бы называть меня Петром, -- тихо говорит он.
   -- Хорошо, Петр. Я польщен, -- и сам себе удивляюсь. В кои веки хоть что-то сказал от души.
   -- Да брось ты, -- досадливо морщится он. -- Скажи, зачем ты тогда сделал это?
   -- Это?
   -- Ты знаешь, о чем я. Меня всего изрешетили. Готовый кандидат в покойники. Если бы не ты...
   -- Не знаю, Петр, -- честно отвечаю я. -- Что-то толкнуло внутри и все.
   -- Иногда мне трудно тебя понять. Ты здорово отличаешься от других, -- задумчиво говорит он.
   -- Это плохо, Петр?
   -- Не знаю. Судя по тому, как ты воюешь, -- наоборот.
   -- Это же самое главное, разве нет?
   -- Последнее время мне начинает казаться, что должно быть кое-что еще, кроме умения быстро целиться.
   -- Например?
   -- Например, способность сострадать. Или просто тайное желание посидеть в сторонке без дела, пока другие работают. Наличие какого-нибудь увлечения, кроме обслуживания винтовки.
   -- Увлечения?
   -- Пускай это будет коллекционирование гильз. Или просмотр спортивных новостей. Хоть что-то, от чего можно почувствовать себя не просто одноразовой вещью.
   -- Ты говоришь странные вещи, Петр.
   Взгляд его напряжен. Он смотрит мне в глаза, не мигая. Вот лицо его теряет деревянность и расслабляется.
   -- Да ладно тебе, Жос. Хватит уже изображать робота.
   -- Мы и не роботы. Мы солдаты. Это вовсе не недостаток, Петр.
   Я сам смущаюсь от напыщенности своих слов.
   -- Я хотел сказать... -- начинаю я.
   -- Да понял я тебя, понял, -- кивает Васнецов.
   -- Да нет же, Петр. Погоди... -- внутри поднимается неясное желание выговориться.
   Кривая улыбка. Васнецов смотрит в сторону.
   -- Мы отстали, Жос. Надо догонять своих, -- говорит он.
   И мы ныряем в шипение душа. Мы выбегаем из сушилки последними.
   Вскоре после окончания операции меня вызвали на внеочередную профилактику под видом медицинского осмотра после ранения. Я очень боялся тогда. Был уверен, что меня решат списать -- ведь я натворил столько глупостей. И еще -- за этим стоял особый отдел. Я твердо знал это -- ни одного из наших раненых не удостоили дополнительного осмотра. Все они обходились штатным наблюдением санинструктора. А меня вызвали аж к начальнику медслужбы бригады. Однако я изобразил готовность и подчинился. Предварительно отдав товарищу на сохранение свой талисман. Доктор научил меня, как надо избегать ненужного внимания к моим нештатным возможностям. "Талисман -- твоя ахиллесова пята, -- так он говорил. -- Никогда не приноси его на тестирование и профилактические осмотры. Выключай его, когда дежуришь на значимых постах -- рядом всегда устанавливаются приборы для обнаружения подобной аппаратуры". Так я и поступил. Но осмотр прошел на удивление гладко. Только незнакомый человек в форме капитана вошел в помещение, когда я одевался, и задал несколько ничего не значащих вопросов, но этим все пока и ограничилось.
   Я не оговорился -- это был именно человек. Потому что штатные сотрудники контрразведки не являются легионерами. Это настоящие земляне, граждане, выбравшие военную службу, и одной из причин этой странности является то, что контрразведка не только противодействует вражескому шпионажу. В ее задачи входит и контроль лояльности Легиона. Так объяснил мне доктор. Да я и сам это знаю. Откуда? Да все оттуда -- похоже, во мне таится целая шпионская энциклопедия.
   Я стискиваю зубы и нацепляю маску невозмутимой сосредоточенности. На досуге я намереваюсь как следует проанализировать свое положение и выработать линию поведения. И еще, при следующей встрече с доктором я попрошу его растолковать значение странного выражения "Ахиллесова пята". Доктор иногда выражается очень необычно.
  

-- 14 --

  
   -- Проходите, капрал. Как ваша рука?
   -- Спасибо, сэр, все в норме.
   -- Я вызвал тебя для осмотра. Мне передали, что твоим здоровьем интересуется медслужба бригады. Для меня это вроде щелчка по самолюбию -- я командир медицинского взвода твоего батальона и все жалобы ты должен адресовать непосредственно мне.
   -- Виноват, сэр!
   -- Ты мне не доверяешь?
   -- Что вы, мой лейтенант! Для меня самого вызов в медслужбу оказался неожиданностью.
   Лейтенант Пьер Легар морщит лоб в раздумье.
   -- Х-м-м. Наверное, дело в том, что ты теперь популярен. Начальство явно имеет на тебя виды. Да еще этот вызов к Генералу -- наверное, они хотят, чтобы ты был как огурчик.
   -- Я чувствую себя отлично, сэр! -- заверяю я.
   -- Я имею в виду не только руку. К примеру, ты можешь занести на борт флагмана какую-нибудь местную заразу. Не забывай: ты будешь общаться с самим Командующим. Думаю, враги много отдали бы ради возможности вывести его из строя.
   -- Я об этом не подумал, мой лейтенант! Конечно, я готов пройти обследование. Я не хочу стать причиной болезни Генерала! -- чеканю я.
   -- Умница, Жос. Вставай вот сюда. Сними скафандр. Отключи аппаратуру -- ничего не должно мешать работе диагноста. Я намерен проверить тебя как следует.
   В невинной фразе доктора мне чудится скрытый смысл. Даже некоторая ирония. Не закрывая рта, он хлопочет вокруг стойки с аппаратурой.
   -- Сержант, вы можете забрать своих людей и идти обедать, -- бросает он через плечо. Его команда тихо исчезает. -- Я буду обследовать тебя лично. Такого героя, как ты, я никому не доверю.
   Наконец, я остаюсь, в чем родился. Отключенный скафандр аккуратно разложен на специальном держателе.
   -- Сделал? Молодец. Теперь можно говорить спокойно. Прежде всего -- прими мои поздравления: ты прекрасно поработал. Твое поощрение -- только первый шаг на пути к настоящей славе.
   -- Спасибо, сэр. Я стараюсь для блага Легиона.
   -- Конечно, мой мальчик, конечно. Ты знаешь, что тобой заинтересовались наши конкуренты?
   -- Конкуренты, сэр?
   -- Контрразведка, Первый отдел. Отдел общего надзора. Его представитель в нашей бригаде -- капитан Бувье.
   -- Догадываюсь, сэр. Он присутствовал при осмотре. Я только не знал, что между службами существует конкуренция.
   -- Еще какая, Жос. К сожалению, эта мера вынужденная: у нас разные задачи. В их числе и контроль деятельности друг друга. Иногда это здорово раздражает: не знаешь, с кем имеешь дело -- с настоящим шпионом или с коллегой из параллельной службы.
   Я здорово озадачен.
   -- Ничего себе. Какие будут распоряжения, сэр?
   -- Прежде всего, временно прекрати запись донесений. Ни к чему дразнить конкурентов. Снизь активность. Усыпим их бдительность.
   -- Ясно, сэр.
   -- Твой ход с рядовым Германом из Пятой пехотной одобряю. Я подумаю над тем, как использовать его. Будешь встречаться с ним периодически. Для закрепления контакта.
   Я молча киваю. Внутри нарастает тревожное ожидание. Я жду, когда лейтенант коснется главного. Но он, как специально, тянет. Слова его капают в мозг теплыми невесомыми каплями. Кажется, у меня потеет спина.
   -- Сейчас у тебя другая задача, Жос. Ты явишься на встречу с Генералом. Ты произведешь на него впечатление. Это -- вершина твоего влияния. Главный твой источник.
   -- Сэр, прошу извинить, я что -- буду проверять благонадежность самого Генерала?
   -- Жос, -- мягко говорит Легар, -- пойми, это -- наша работа. Мы проверяем всех. Вот ты уверен в своей винтовке?
   -- Конечно, сэр.
   -- И тем не менее проверяешь ее перед боем много-много раз.
   -- Да, сэр. Теперь я понимаю, о чем вы. Больше вопросов не имею.
   -- Отлично, -- лейтенант немного походил вдоль стола. -- Это большая ответственность, Жос. Не каждому она по плечу. Ты пронесешь на борт флагмана контейнер с жучками. Ты знаешь, как это сделать: просто вложи его в одну из винтовок в транспортном кофре. Сканирующая аппаратура не отличит их от электроники оружия. Талисман деактивируй и используй лишь в случае крайней необходимости. Например, когда Генерал будет говорить с тобой наедине. У нас имеются основания считать, что Командующий иногда допускает в беседах с лучшими легионерами утечку секретных сведений. Не мне объяснять тебе, чем это чревато.
   Я киваю, подавленный грандиозностью задачи. Черт возьми, вот это размах! И я в этом участвую!
   -- Я укажу тебе, где установить жучки. Нельзя допустить, чтобы они попали в руки конкурентов -- это новая модель, их практически невозможно обнаружить. Данные с них будешь снимать только ты. При очередном посещении флагмана.
   -- Я буду посещать флагман регулярно, мой лейтенант?
   -- Ты обязан добиться того, чтобы это происходило. Во многом это зависит от того, насколько ты приглянешься Командующему. Благодаря своей инициативности, ты сейчас нечто вроде символа Легиона. И штаб будет привлекать тебя для различных мероприятий. Просто обязан. Вот здесь список возможных вопросов Генерала. Ты должен научиться давать на них оригинальные вдумчивые ответы. Твои суждения должны заставить Генерала приглядеться к тебе повнимательнее. Тщательно изучи текст.
   -- Понял. Сделаю, сэр.
   -- Далее. Генерал может спросить тебя, где бы ты хотел проходить дальнейшую службу. Это теперь твоя привилегия. В истории Легиона очень мало таких, как ты. Это традиция -- предоставлять героям право выбора места службы. Как правило, обычные служаки выбирают место, где чаще стреляют. И погибают ни за грош.
   -- А я? Куда следует попроситься мне, сэр?
   -- Проси оставить тебя в своей части. Верность флагу высоко ценится. Но при этом попроси, чтобы вместо гарнизонной рутины тебя отправили туда, где сейчас труднее всего. Например, на Амальтею.
   -- Амальтея? Туда, где каторга для повстанцев? -- мое удивление неподдельно.
   -- Официально объявлено, что на Амальтее ведется строительство исследовательской научной станции. На самом деле каторжане строят очень важный объект. Собственно, их присутствие там лишь маскирующий фактор для дислокации вооруженных сил Земли -- объект по большей части сооружается силами инженерных частей. Твоя задача попасть туда. Имеются неподтвержденные данные о том, что Марс имеет на Амальтее своих наблюдателей. Служба нуждается в их выявлении. Это очень важный объект, Жос, -- с нажимом повторяет Легар. -- К сожалению, я не могу сообщить тебе большего. Это не в моей компетенции. Ты и так теперь знаешь слишком много.
   Наконец-то настоящее дело. То, ради чего я карабкался вверх, невзирая ни на что.
   -- Я не подведу, сэр. Приложу все силы.
   -- Вот еще, -- будто вскользь роняет доктор. -- Насчет твоей Лиз Гельмих.
   Сердце мое перестает биться. Я ожидаю приговора. Как никогда четко я осознаю, что лейтенант -- мой создатель и истинный вершитель моей судьбы.
   -- Идея отпустить ее вовсе неплоха. Разве что ты напрасно так рисковал. Ее ценность как информатора несопоставима с твоей значимостью. Она действительно связана с подпольем. Но ничего серьезного -- просто вынужденное сотрудничество. Тобой двигало только желание завербовать ее?
   Это очень трудный вопрос. Несмотря на то, что задан доброжелательным тоном. Я сглатываю. Мне не хватает воздуха, хотя внешне я выдерживаю бесстрастное выражение лица. Краем глаза я замечаю на мониторе доктора рост каких-то кривых -- меня тщательно исследуют. Я решаюсь.
   -- Мой лейтенант, я... не знаю, что послужило толчком. Я сделал это инстинктивно.
   -- Инстинктивно? Интересно, -- он складывает руки на груди и усаживается на стол. Склоняет голову, рассматривая меня в упор. Я упорно гляжу ему в переносицу. Взгляд мой ничего не выражает.
   -- А знаешь, в этом что-то есть, -- произносит, наконец, лейтенант. -- Я доверяю своей интуиции. Это часть сознания и очень значимая. Почему бы мне не доверять твоей? Ты ценный полевой агент и имеешь право на некоторую свободу действий. Однако я предостерегаю тебя против опрометчивых поступков. Любых действий, которые могут помешать твоей основной задаче. Иначе...
   -- Я понимаю, сэр. Больше не повторится, -- тихо говорю я.
   -- Нет-нет, я тебе вовсе не угрожаю, -- тон доктора становится встревоженным. -- Я лишь хочу, чтобы ты четко осознавал значимость своего задания для Легиона и для интересов Земли в целом.
   -- Я понимаю, сэр. Мне очень стыдно, -- на самом деле, я ни на йоту не верю заверениям добродушного круглолицего офицера. Только что в миллиметре от моей шеи просвистело холодное лезвие. Больше мне так не повезет.
   -- Впрочем, разработка этого информатора все равно потеряла смысл. Службе, несомненно, интересно было бы знать, в какой мере пострадало руководство вооруженным подпольем. Насколько вооруженная оппозиция управляема в настоящий момент. Но твою подопечную задержали через день после вашей встречи. Она уже на Амальтее.
   Я молча киваю. Какой-то садист обдает мои щеки кипятком. Ну и болван же я!
   -- И еще.
   -- Да, сэр?
   -- Ты уже достаточно популярен. Ни к чему больше привлекать к себе внимание экстравагантными выходками. Больше никаких просьб о спасении раненых товарищей и прочей ерунды.
   Мне очень хочется сказать ему, что я думаю обо всей этой "ерунде". Но я снова замечаю скачок показателей на дисплее диагноста. Доктор, проследив мой взгляд, понимающе ухмыляется.
   -- Я сказал "нет". Это означает "нет", капрал. Ясно?
   -- Да, сэр. Так точно.
   -- Вот чип с результатами твоей диагностики. Если снова вызовут на беседу в медслужбу части, отдай им. Скажи, что лейтенант Легар Четвертый взял над тобой персональное шефство и оснований для беспокойства о твоем здоровье больше нет.
   -- Есть, сэр.
   -- Перед отправкой не забудь зайти за контейнером. И помни: осторожность и еще раз осторожность. Конкуренты сейчас способны испортить всю операцию.
   -- Да, сэр. Не волнуйтесь. Я не подведу.
   Правда, сам я такой уверенности больше не испытываю. Я обнаружил в себе готовность лгать прямому начальнику. Мое второе "я" действует на меня разлагающе. И знаете что -- я не испытываю по этому поводу никаких отрицательных эмоций!
   Что-то затаилось внутри. Какая-то подспудная мысль. Хочется вздохнуть полной грудью, но мысль эта держит в напряжении. Кажется -- поверни голову порезче, и ухватишь глазами ускользающий образ. Но ничего не происходит. Кручу головой, как помешанный.
  

-- 15 --

  
   Флагман Флота, авианосец "Европа", издали выглядит как огромная неповоротливая сигара. По своим размерам он превосходит некоторые мелкие астероиды основного Пояса. Вместе с другими счастливчиками, удостоенными высокой чести присутствовать на приеме у Генерала, я во все глаза разглядываю гигантский боевой корабль на небольшом обзорном экране. Изрядно потертый крошка-катер, с лязгом отстыковавшись от борта военного транспорта, вибрируя всеми своими заклепками, бесконечно долго и нудно ползет, будто не в силах одолеть пространство рейда. Кажется, мы никогда не доберемся до цели. Сигара заслоняет звезды. Три десятка легионеров рядового и сержантского состава нервно чистят перышки, умудряясь находить в вылизанных до блеска поверхностях невидимые глазу изъяны. Наверное, им просто некуда девать руки от волнения. Почти у всех красная кайма вокруг нарукавных шевронов. Легион доставил сюда лучших из лучших. Отчего-то я не чувствую внутри никакого трепета. Но, чтобы не отличаться от остальных, делаю вид, что внимательно осматриваю свой скафандр. В пути мы все перезнакомились, но сейчас нервно молчим, вперившись в экраны.
   Мысли мои крутятся вокруг транспортных кофров с оружием. Легионер никогда не расстается с закрепленной за ним винтовкой. В любой момент он должен быть готовым вступить в бой. Может быть, со стороны постоянная волокита с грузом покажется перебором. И пускай ничего общего с реальной боеготовностью эта традиция не имеет -- на самом деле это символ, олицетворяющий постоянную бдительность Легиона. Его готовность немедленно приступить к делу. Даже по такому торжественному случаю мы тащим свое оружие с собой. При погрузке я засунул в ремень одной из чужих винтовок иглу-контейнер с жучками. И сейчас лихорадочно прикидываю, насколько тщательным будет личный досмотр по прибытии на авианосец. До сих пор десятки неожиданных обысков, которым нас подвергали в пути в самых разных ситуациях, были пройдены мной без потерь.
   Не думал, что вид боевого корабля способен меня удивить. Уже в шлюзе мы ошарашенно крутим головами. Привыкший к тесноте корабельных переходов, я попросту подавлен огромным пространством, в котором оказался. Потоки света заливают бесконечную палубу. Самый большой отсек, где я был до сих пор, -- ангарная палуба "Темзы". Но и она теперь вспоминается тесной норой. Представляю, что чувствуют парни, которые проходили службу на малых судах и ничего, крупнее эсминца, не видели. Шлюз авианосца больше похож на средних размеров площадь в Селене-сити. Разве что в лунном городе вдоль стен нет такого количества разнообразных средств уничтожения. Назначенный нам в сопровождающие флотский энсин, возраст которого из-за бликов на стекле шлема я не могу определить, трещит, не переставая, будто заправский гид.
   -- Эти оборонительные системы служат для противодействия террористам и вражеским абордажным командам, -- поясняет он, показывая рукой на ряд далеких спаренных излучателей.
   Головы легионеров послушно поворачиваются в указанном направлении.
   -- Во избежание несчастного случая, не переступайте эту красную линию без надлежащей команды. Иначе оборонительная система примет вас за нарушителей. Наверное, вы удивлены размерами шлюза? -- продолжает он.
   Всем своим видом легионеры тут же подтверждают свое немыслимое удивление. Я тоже напускаю на себя приличествующий ситуации вид. Я -- существо, от природы наделенное даром мимикрии. Приложите мое тело к пустой переборке, и через минуту вы не отличите меня от гладкой поверхности.
   -- Дело в том, что этот шлюз используется как резервная стартовая палуба для тактической авиации, -- насладившись эффектом, разглагольствует гид. -- Видите эти полосы? Это створки катапульт-подъемников. Прямо под нами -- транспортная система шестого ангара, где базируется Восьмое авиакрыло.
   Я вновь вместе с другими делаю восхищенную физиономию. Краем глаза я окидываю досмотровые приготовления возле дальней переборки. Энсин, понятное дело, отвлекает наше внимание. Занимает гостей, чтобы не скучали.
   -- Обратите внимание на эти системы.
   Вновь дружный поворот голов.
   -- Это пусковые установки системы заградительного огня. Когда бой идет в непосредственной близости от авианосца, отсюда ведется стрельба картечными зарядами. Один только залп создает перед собой площадь в три квадратных километра пространства, практически непроницаемого для неприятельских средств поражения.
   Группа за группой, прибывшие вместе с нами флотские получают разрешение на вход и устремляются на досмотр. Я провожаю их взглядом. Чем ближе наша очередь, тем сильнее напряжение внутри. А наш энсин, кажется, может говорить бесконечно. Шлюз уже наполнен воздухом, и он поднимает лицевую пластину. Личико румяно и кругло от хорошего питания. Думаю, офицер служит не больше трех лет. В противном случае он уже добился бы повышения. Забыл сказать -- возраст мы определяем количеством лет, проведенных на службе. Время, проведенное вне службы, например, в анабиозе или в восстановительном боксе, в счет не идет.
   Гид без умолку хвалит системы пожаротушения. Вываливает на нас кучу информации об устройстве кораблей такого класса. Рассказывает, насколько фантастически быстро удаляется воздух из отсека при объявлении повышенной готовности. Оживленно жестикулируя, показывает пути выхода к постам ловушек специалистов аварийно-спасательных бригад, в случае нештатной посадки истребителя. Мы терпеливо слушаем, как авианосец способен отстрелить до трети поврежденных или захваченных противником стартовых отсеков без существенной потери боевых возможностей. Узнаем, что еле заметная щель в конце переборки -- как раз место отстыковки. Делая умный вид, поглощаем сведения о характеристиках силовых установок чудо-корабля, восхищаемся его скоростными показателями и мощью батарей главного калибра. Мои датчики, тем временем, исправно передают в мозг сведения о сканирующих излучениях, которым нас подвергает система безопасности в то время, как мы изображаем из себя посетителей картинной галереи. В глазах стоящего рядом сержанта из Пятой пехотной я читаю недоумение, граничащее с раздражением. Поймав мой взгляд, он растерянно улыбается. В ответ я пожимаю плечами.
   И вот, наконец, нас ведут к стойке с безликими чинами корабельной полиции -- на борту флагмана нет личного состава Легиона, кроме штабных служб, и все комендантские функции возложены на специальное подразделение военных копов.
   -- Поднимите руки, капрал, и закройте глаза, -- приказывает человек через внешний динамик наглухо задраенного боевого скафандра. -- Встаньте в этот круг.
   Я послушно подчиняюсь.
   -- Будет немного шкалить датчики. Потерпите.
   Киваю. Волна тепла. Свет. Жжение внутри не передать словами -- такблок вопит о превышении допустимых норм облучения.
   -- Опустите руки, капрал. Это ваша винтовка?
   -- Так точно, сержант.
   Никто на свете не заставит сказать легионера "сэр", обращаясь к военному полицейскому. Даже такой исключительный случай, как предстоящее свидание с Генералом, не может позволить мне забыть традицию. Сержант понимающе ухмыляется при виде выражения моего лица. Я чувствую эту его ухмылку печенками.
   -- Ну-ну, сынок. Не стоит так напрягаться. Я же вижу: все вы тут сплошные герои. Других сюда не возят. Я просто проверю, не заряжена ли она.
   -- Все в порядке, сержант, -- холодно киваю я. Меня коробит от этого его "других не возят".
   -- Отсоединить магазин. К осмотру. Осмотрено. Оружие в пирамиду!
   Я четко выполняю команды -- идеальный оловянный солдатик. Сержант проводит сканером вдоль ствола моей "Гекаты". Я нервно вздрагиваю -- то же самое собираются проделать в шаге справа от меня с винтовкой парня, везущего мой нелегальный груз. Я заставляю себя смотреть только в глаза копа, что стоит передо мной. Примерно в то место лицевой пластины, где они должны быть.
   -- Сержант, мое оружие откалибровано! -- довольно резко произношу я.
   -- Не стоит так нервничать из-за пустяков, капрал.
   -- Это не пустяки. Это моя винтовка. Вы можете повредить ее электронику.
   -- В чем дело, капрал?
   Я становлюсь "смирно" и на "раз-два" поворачиваюсь в направлении окрика. Лейтенант с поднятой лицевой пластиной смотрит на меня немигающим взглядом.
   -- Сэр, капрал хочет сказать, что моя винтовка может быть повреждена в результате воздействия неизвестного мне излучения! Капрал Ролье Третий обязан довести до сведения досмотровой команды, что он несет персональную ответственность за состояние вверенного ему оружия! СЭР! -- заканчиваю я свой спич диким воплем.
   На меня удивленно оглядываются. В глазах легионеров, застывших у стоек досмотра с поднятыми руками, я читаю немое восхищение. Ай да Ролье! Все у него не так, как у других. Опять отличился.
   Старший команды полиции озадачен. Прищурившись, он препарирует меня взглядом.
   -- Вам оказана честь, капрал, -- наконец, цедит он. -- Вы обязаны подчиняться правилам безопасности. В противном случае вы не будете допущены на борт корабля. Вам ясно?
   -- Так точно, сэр! Капралу ясно, что он не может присутствовать на приеме у Командующего ввиду того, что его оружие может быть выведено из строя!
   -- Вы что же, согласны из-за такой ерунды вернуться на транспорт, капрал? -- в наступившей тишине спрашивает офицер. Все вокруг замерли и разглядывают меня, точно диковинную живую рыбу, невесть как оказавшуюся в солдатской чашке вместо положенного супа.
   -- Так точно, СЭР!
   Эхо от моего "сэр" отражается от дальней переборки. У лейтенанта отвисает челюсть. Его мир игрушечных солдатиков трещит по всем швам. Я закрываю лицевую пластину, перехватываю винтовку, четко, в три приема, как на параде, вскидываю ее на плечо, поворачиваюсь "кругом" и печатаю шаг за красную линию. Такблок предупреждает меня об опасности. Демонстрирует шевеление спаренных стволов оборонительной турели, сопровождающей цель. Меня. Маршировать легко -- гравитация на авианосце превышает лунную. Останавливаюсь. Вновь поворачиваюсь "кругом". Приставляю оружие к ноге. Замираю. Наблюдаю панику, царящую среди досмотровой команды. Я слышу тонкий звон -- это расползаются тончайшие трещины, грозя взорвать на куски устоявшуюся действительность. На кой я устраиваю это представление? Круглая физиономия доктора. Доброжелательная улыбка. Умный изучающий взгляд. До чертиков надоедает быть марионеткой. Опять это ощущение. Что-то ускользает от сознания. Но в следующий момент привычно беру себя в руки. Не время расслабляться.
   "Интересно бы знать -- не переигрываю ли я?" -- мелькает в голове.
   Группа прочих героев растерянно толпится уже за стойкой. Процедура досмотра скомкана. Оружие вновь упаковано в кофры. Цветное пятно на серо-белом фоне -- высыпавшие в шлюз гражданские журналисты, что приглашены снимать церемонию, сбиваются в кучу и недоуменно крутят головами. Запах скандала витает в воздухе. Чуткие ноздри шевелятся, пытаясь уловить его источник. Штабные офицеры, что сопровождают представителей прессы, быстренько ориентируются. Копы покидают свои кабинки и вежливо вытесняют журналистов в недра корабля. Не желая выпустить из зубов что-то по-настоящему интересное, те сыплют тысячами вопросов. Напрасный труд. Беседовать с военным, у которого броня переведена в боевой режим -- все равно, что с роботом-уборщиком.
   Незаметный офицер интендантской службы, прибывший чуть раньше, в это время доказывает дежурному Департамента контрразведки необходимость личной встречи с начальником Первого отдела полковником Хорвальдом. "Лично, строго секретно, исключительно из рук в руки", -- краснея от смущения, твердит он в ответ на раздраженные вопросы дежурного офицера.
   -- Полковника нет на месте, -- уверяет его дежурный.
   -- Приказано доложить ему о прибытии. Лично. Из рук в руки, -- не сдается снабженец.
   -- Цель встречи?
   -- Передача сообщения. Лично. Строго...
   -- Стоп! Передайте мне. Я завизирую получение.
   -- Не имею права. У меня приказ, сэр. Только лично, -- про себя бедняга лейтенант проклинает капитана Бувье, что организовал его командировку на флагман под видом двухдневных курсов повышения квалификации.
   -- Ждите здесь, лейтенант, -- сдается дежурный. -- Вам запрещено отлучаться. При попытке покинуть отсек оружие будет применяться без предупреждения.
   -- Ясно, сэр. Я подожду, сэр, -- уныло соглашается интендант.
   Легионный майор в отутюженной парадной форме подходит ко мне.
   -- Представьтесь, легионер, -- требует он.
   Вытягиваюсь в струнку.
   -- Капрал Ролье Третий, Десятая пехотная бригада, третий батальон, командир огневой группы седьмой роты, сэр! Представляюсь по случаю прибытия на церемонию встречи с Командующим Инопланетным Легионом, сэр! -- выкрикиваю, глядя в никуда.
   -- Капрал, я исполняющий обязанности заместителя начальника оперативного отдела штаба Легиона майор Петерсен. Сдайте мне ваше оружие.
   Продолжаю спектакль. Я сам себе противен.
   -- Есть, сэр! -- я вскидываю винтовку, четко перехватываю ее и протягиваю офицеру. -- Капрал благодарит майора, сэр!
   Видно, что майор не на шутку выбит из колеи.
   -- За что, капрал? -- подозрительно интересуется он.
   -- Капрал не доверяет команде военной полиции, сэр. Мое оружие могли вывести из строя, сэр. Я не мог этого допустить, сэр.
   -- Ты в порядке, капрал?
   -- Так точно, мой майор. Системы контроля свидетельствуют об удовлетворительном состоянии здоровья.
   Пару секунд майор раздумывает. Слушаю, как ворочаются внутри его коротко стриженого котелка тяжелые мысли. Затем его расклинивает. Он улыбается и придвигается вплотную ко мне.
   -- Ладно, парень. Никто твое оружие больше не тронет, -- негромко говорит он. -- Я доложу Командующему. Он такие истории любит. Твоя винтовка на самом деле в порядке?
   -- Так точно, сэр, -- так же негромко отвечаю я. -- В идеальном.
   -- Так я и думал. Иди за мной. Лейтенант, отметьте, что капрал Ролье Третий осмотр прошел. Я лично осмотрел его оружие.
   -- Есть, сэр, -- неохотно соглашается старший досмотровой команды.
   ...Полковник Хорвальд вскрывает срочный пакет. Пробегает глазами короткое сообщение. Тянется к сенсору коммуникатора. "Дежурный, где сейчас приглашенные на церемонию?.."
   Я адресую пренебрежительный взгляд "своему" сержанту военной полиции. Присоединяюсь к остальным легионерам. Меня опасливо сторонятся. Отводят глаза. Еще не знают, как относиться к увиденному. Как к кощунству над идеалами Легиона, или, наоборот, -- как к подвигу. "По крайней мере, в дерзости мне не откажешь", -- думаю я.
   Краем глаза я наблюдаю за уходящим офицером. Вот его почти скрыла стайка журналистов, вновь высыпавших на палубу. Вот его отзывает в сторону какой-то чин во флотском рабочем скафандре. Я успеваю увидеть, как майор оглядывается в мою сторону. Все идет как надо. Обыскивайте, сколько влезет, господа. Я своего добился.
   -- ...У меня приказ изъять это оружие, сэр, -- говорит флотский старшина.
   -- Чей приказ?
   -- Департамента контрразведки, сэр. Прошу передать мне винтовку, сэр.
   -- Держите, старшина, -- майор оглядывается, надеясь, что этот отмороженный капрал не увидит, как он не сдержал своего слова.
   -- Благодарю вас, сэр. Также приказано передать, что через полчаса оружие в исправном состоянии будет вновь находиться на обычном месте.
   -- Да-да. Попросите там... поаккуратнее. Парень из этой штуки врагов убивал. Похоже, она ему очень дорога.
   -- Сделаю, сэр.
   От мельтешения роботизированных голокамер разбегаются глаза. "Прошу вас, улыбнитесь, легионер. Голову чуть вправо. Рукав с шевроном немного вперед. Замечательно. Скажите "чи-и-и-рей"... За что вы получили эту медаль? Не так быстро, легионер. Камера готова. И-и-и раз! Можете говорить... Еще улыбку, пожалуйста... Сдать штык-ножи! Слушать распорядок мероприятия!"
   Накатывает внезапная усталость. Будто несколько часов кряду занимался на силовых тренажерах. Спина мокрая от пота. Все-таки я не создан для этих игр. Слишком тяжело они мне даются.
  

-- 16 --

  
   На фотографиях Генерал выглядел значительнее. Умные, слегка прищуренные глаза смотрят прямо в душу. Его лицо знакомо каждому легионеру до мельчайших черточек. На деле же он оказывается совсем не таким. Сухоньким старичком с резкими дергаными движениями. Он явно живет в ускоренном темпе. Цепкие карие глаза с сумасшедшей скоростью перебегают с объекта на объект. Вот его взгляд на мгновение касается меня. Ощущение, будто тебя сфотографировали через объектив СНОБа. Еле разборчивые фразы вылетают из генеральского рта, точно пули. Командующий Легионом стремительной птичьей походкой мчится к нашему строю. Сверкающая аксельбантами свита образует позади него длинную кильватерную струю. Отражения от надраенных до белого свечения инструментов слепят глаза. Капельмейстер взмахивает жезлом из раскаленного золота. Камеры-жуки взмывают над толпой журналистов -- серебряная пыль. Оркестр воздвигает стену оглушительных звуков. Плотные, явственно осязаемые аккорды марша "Вперед, Легион" можно потрогать руками. Но руки закаменели по швам. И вот Генерал врезается в шеренгу героев. Пена аксельбантов пополам с золотыми пуговицами по инерции накатывает следом и захлестывает его с головой.
   Белоснежные шпалеры парадного строя команды "Европы", выстроенной напротив нас, смягчают огромность главной палубы. Каменные лица флотских офицеров с застывшими глазами. Я с трудом сдерживаю улыбку -- ряды одинаковых коротышек смотрятся комично. Белые мыши с начищенной шкурой.
   Строевой подготовке морячков явно завидует командир легионного парадного расчета. Оказывается, есть и такое подразделение. Ноги легионеров, печатающих шаг, гнутся в коленях в обратную сторону. Ботинки из черного полированного стекла вот-вот нанесут палубе авианосца непоправимый ущерб -- немецкий парадный шаг. На стволы винтовок невозможно смотреть -- они излучают ослепительный свет. Штыки пускают зайчики в глаза конкурентов. Парадный расчет совершает немыслимые по синхронности маневры. Коробка расходится прямыми лучами. От лучей откалываются безукоризненные одинаковые фигуры. Останавливаясь, они делают поворот. Щелчки их каблуков не может заглушить даже оркестр. Они исполняют танец с оружием. Я бы назвал их действия эквилибристикой -- так быстро мелькают вращающиеся стволы. Флотские офицеры синеют от зависти. Мы наливаемся гордостью -- знай наших. Линейные охватывают наш строй разомкнутой коробкой. Это символично -- теперь мы свои в окружении своих.
   О происходящем можно сказать коротко -- невыносимо торжественно. Мой сосед справа напряжен так, что от него исходят волны раскаленного воздуха. Я опасаюсь, как бы от животного восхищения его не хватил удар. Он -- образец сверхпреданности. Сейчас Генерал коснется его руки, и сержант напустит в штаны от лавины счастья, что обрушится на него с вершин гор под названием Дивизион управления. Когда он вернется в свою часть, оружие ему уже не понадобится. Как наскипидаренный, он бросится вперед, отбивая пули стальной грудью, ногами распинывая брустверы огневых точек, и передушит врагов Генерала голыми руками. Противник в ужасе покинет позиции перед лавой его священной ярости. Сейчас Генерал скажет ему что-то ободряющее. Не молчи же, чертов идиот! Скажи чего-нибудь в ответ! Тебя снимают сотни камер, твоя физиономия с дебильной улыбкой и стеклянными глазами через час заполонит земные экраны. "Служу Легиону, мой генерал!" Тьфу, придурок! Ничего умнее ты родить не смог.
   В отличие от соседа по строю, я точно знаю, что отвечу Генералу. Я добивался этой чести вовсе не затем, чтобы изображать радостную статую. Я выполняю свой долг. Пускай ты генерал, но и у тебя могут быть грешки. Моя задача -- вывести тебя на чистую воду. Благодаря мне, твоя эффективность повысится. Легион под твоим командованием будет творить чудеса. Я столько вытерпел ради этого мига высшей ответственности. Этим оловянным солдатикам даже в страшном сне не привидится, через что мне пришлось пройти. Давайте же, сэр! Хватит раздавать улыбки серой пехтуре. Спросите меня, как я умудрился заработать звание дважды первого и попасть в летопись славы своей части! Нам есть о чем поболтать наедине! Не забудьте спросить меня, где мне хочется служить, сэр!
   Вот зараза. Наверное, эта окружающая хрустальная торжественность высушила мои мозги. Я делаю усилие, заставляя себя дышать помедленнее.
   Пауза. Оркестр набирается сил перед тем, как обрушить на нас очередной оглушительный шквал.
   -- Где бы ты хотел проходить дальнейшую службу, сынок? -- спрашивает Генерал в наступившей тишине.
   Сержант набирает воздуха. Становится пунцовым. Пятна играют на его щеках. Две полагающихся по Уставу секунды истеки.
   -- На передовой, мой Генерал! -- отчаянно выкрикивает сосед.
   Конечно на передовой, придурок. Где еще может служить легионер в условиях надвигающейся войны? Ты бы еще сказал -- "в Солнечной системе", осел!
   Генерал ничем не выдает своих чувств. Не может же он вслух сказать при камерах, ловящих каждый его выдох, о том, что лучшие из лучших, что прибыли сюда за миллионы километров, такие же тупицы, как и те, что с нетерпением ждут их возвращения. Большие дети, научившиеся обращаться с оружием. Но это Его дети. Он отвечает за них. Генерал коротко улыбается.
   -- Не сомневаюсь, сержант. Другого от вас я не ожидал.
   Его слова звучат двусмысленно. Я-то знаю, что они означают на самом деле. Сожаление, что звучит в голосе командующего, не может спрятать ни отеческая улыбка, ни истекающая из глаз его сияющей свиты готовность облизать с ног до головы этого героя-сержанта, ежели Генерал позволит себе сделать такой намек.
   -- С сегодняшнего дня вы шеф-сержант. Приказ о вашем новом назначении получите на борту транспорта. Я горд, что служу с вами.
   -- Мой Генерал!!! СЛУЖУ ЛЕГИОНУ, СЭ-Э-Э-Р-Р!
   Я с облегчением выдыхаю. Все-таки этот сукин сын не обделался от счастья. Не опозорил Легион.
   Сверкающие шнуры аксельбантов окружают меня. Цепкие глазки ощупывают мое лицо. Как же хорошо, что все в Легионе одного роста. Это удобно не только из соображений упрощения системы снабжения. При одинаковом росте никто в Легионе не может глядеть свысока. Или, наоборот -- снизу вверх. Я готов к вопросам. Я отрепетировал сотни возможных вариантов. Я собран и спокоен. Я ничего не слышу, кроме своего дыхания. Спрашивайте, мой Генерал.
   -- Так-так, -- ехидной скороговоркой произносит Командующий. -- Значит, это и есть наш единственный и неповторимый, геройский до невозможности Ролье Третий? Рад, рад познакомится с вами, молодой человек.
   От неожиданности я растерянно смаргиваю и совершаю кощунство -- гляжу прямо в генеральские глаза. Встревоженное шевеление свиты. Далекое перешептывание журналистов. Жуки лезут прямо в лицо. Заготовки отрепетированных ответов сбиваются в липкий ком.
   -- Так точно, сэр! Капрал Ролье Третий, Десятая пехотная бригада, мой Генерал!
   Внутри царит паника. Старик одним ударом расстроил мои планы. Этого варианта не было среди моих сценариев. Совсем некстати я добавляю:
   -- Я тоже рад, мой Генерал. Это честь для меня, сэр.
   И тишина становится не просто гробовой. Все просто забывают дышать.
   -- Надо же. Меня не обманули. Вы действительно оригинальны, юноша. Ум и храбрость -- что может быть лучше этого сочетания?
   От напряжения я становлюсь пунцовым. Прямо как давешний сержант. Мысли мои скачут с такой скоростью, что вот-вот мозги закипят. А, вот оно!
   -- Преданность и честь, сэр, -- почтительно отвечаю я. Один из штампованных ответов, что дал мне доктор.
   Генерал по-птичьи склоняет голову, изучая меня. И тут же берет себя в руки. Шоу продолжается. Сейчас он скажет что-нибудь дежурное. Соответствующее моменту. И точно:
   -- Благодарю за службу, капрал!
   -- Служу Легиону, мой Генерал! -- отбарабаниваю я.
   -- Думаю, нам есть о чем потолковать, капрал. Встретимся на торжественном обеде. Вы будете присутствовать за моим столом.
   -- Благодарю, мой...
   Командующий прерывает меня взмахом руки.
   -- Перестаньте, капрал, -- выстреливает он скороговоркой. -- Ваши дела говорят за вас лучше тех рапортов, что я получил сегодня. Постарайтесь до начала обеда не убить никого из корабельной полиции. Это было бы тяжелым ударом по боеготовности судна.
   Почтительные улыбки свиты дают понять окружающим, что Его Величество Командующий шутит. Расходящаяся волна -- улыбки включаются на физиономиях стоящих "смирно" сотен истуканов. Даже журналисты возбужденно шушукаются, прижав расплющенные физиономии к невидимой поверхности силового ограждения.
   Оркестр гремит "Дорога к славе". Мы маршируем по бесконечной палубе. Генерал с выстроившимся позади него штабом держит ладонь у виска. Я шокирован и сбит с толку. Вроде бы есть контакт. Но цена, что мне пришлось заплатить, ужасна. В голове кавардак. Чертов доктор со своими играми!
   Стоп. Что это со мной? Как-то подозрительно легко я скатился до отрицания правоты своего начальника. Возьми себя в руки, парень. Не расслабляйся.
   Я накручиваю себя до тех пор, пока уверенность в правоте моего дела не заполняет меня до кончиков пальцев. Но как только перед глазами возникает круглое улыбающееся лицо доктора, неприятное ощущение вновь тут как тут.
   "Почему он все время недоговаривает? -- думаю я. И тут же даю объяснение: -- Специфика службы. У каждого свои границы компетентности".
   Я стал настоящим мастером самогипноза.
  

-- 17 --

  
   Не люблю давать пояснения. Из-за них рассказ мой постоянно норовит уйти в сторону. Но без них вы рискуете запутаться, слушая мои бредни. Надеюсь, вы не потеряете нить и дослушаете меня до конца.
   Я хочу рассказать вам о Юпитере и марсианских базах вокруг него. В скором времени меня просветят на эту тему так подробно, насколько это возможно. Так уж устроены люди -- обожают смаковать подробности своих побед. Кое-что я узнал сам из открытых источников, кое до чего додумался путем сопоставления фактов. Я буду краток.
   Вытесняемые Землей из богатого сырьем для нанопроизводств пояса астероидов, марсиане сместили свое внимание в систему Юпитера. Имеющий вокруг себя крупные планеты-спутники и огромное количество мелких небесных тел, Юпитер являлся жизненно важным для мятежной республики. Посудины камнехватов без устали черпали булыжники с протовеществом. Огромное количество нанофабрик производило из них миллионы тонн промышленной продукции. Автоматические буксиры, точно муравьи, сновали между планетами, таская вереницы грузовых барж. Единственное "но" -- огромное расстояние в несколько сот миллионов километров не позволяло быстро реагировать на изменение ситуации вокруг газового гиганта, что заставляло Марс основывать вдали от материнской планеты дорогостоящие опорные пункты для защиты своих интересов. Но это же расстояние играло и против землян. Из-за него Юпитер был для Земли недоступным лакомым кусочком. Марс считал Юпитер зоной своих экономических интересов, хотя и вынужден был мириться с присутствием в этой зоне отдельных добытчиков из Нового Китая и Земли.
   Лишить Марс юпитерианских ресурсов -- значило удушить его в тисках экономического голода. Об этом мечтали многие земные политики и военные. Но лишь Легион попытался предпринять реальную попытку вышвырнуть марсиан из окрестностей пятой планеты.
   Перво-наперво, Флот и Легион должны были обозначить центры сопротивления марсиан. Сделать это без развитой системы наблюдения было невозможно. Присутствие военных кораблей автоматически означало начало конфликта. Автономные же разведывательные станции уничтожались марсианами так быстро, как только возможно. Станция слежения -- вот каково было истинное назначение "научного" объекта, строящегося на Амальтее.
   По предварительным данным разведки, на Европе с ее подледным океаном располагался крупнейший опорный пункт марсиан. База на Амальтее должна была собирать информацию о Европе.
   Естественно, Марс не потерпел бы присутствия иностранного военного объекта на своей территории.
  

-- 18 --

  
   Зная цепь событий, сейчас можно себе представить, как проходила беседа Командующего с главным контрразведчиком Легиона. Когда я напрягаюсь, то картина огромного кабинета с двумя мирно беседующими офицерами встает у меня перед глазами, как наяву. Наверное, с этого разговора мои приключения и перешли в новую фазу.
   -- А этот Ролье интересный парень. Как думаете, Пит? -- Генерал Пак вместе с креслом поворачивается к начальнику Департамента контрразведки Легиона -- подтянутому седому полковнику, задумчиво рассматривающему этикетки бутылок в баре.
   Полковник Паркер только что закончил еженедельный личный доклад командующему и теперь, по давней традиции, они уделяют несколько минут личному общению. Никаких шахмат или пикантных историй из гарнизонной жизни. Как правило -- ни полслова о службе. Пара глотков горячительного под приятную беседу. Краткий миг неформального обмена мнениями о животрепещущих вопросах земной военной политики. Оценка перспективных кандидатов в члены Всемирного кабинета. Прогноз на ассигнования в связи с предстоящей кампанией. Личные темы благоразумно ограничиваются вопросами досуга -- Генералу как легионеру не положено иметь семью. Человек и легионер -- они неплохо сработались, несмотря на традиционную нелюбовь военных к фискальным инстанциям.
   -- Да, парень неординарный. Хотите, чтобы мы его просветили насквозь, сэр? -- контрразведчик усмехается: -- С виду он -- первоклассный герой. Находка для журналиста. Идеальная физиономия на глянцевую обложку. Пожалуй, я выберу "Джонни Уокер", сэр.
   -- Плесните и мне чуть-чуть. Благодарю. Слышали, что он отчудил в шлюзе? Мне доложили -- наш герой-капрал поставил на уши всю досмотровую смену.
   Полковник Паркер осторожно опускается в глубокое кресло. Генерал Пак отсюда, через разделяющий их длинный стол для совещаний, имитирующий дуб, выглядит усталым стариком -- тени от настольного светильника прорезают его лицо глубокими каньонами. "А ему всего сорок", -- думает Паркер. Вслух же говорит:
   -- Ваш герой отказал военной полиции в праве осмотреть свою винтовку. Мотивировал это тем, что несет ответственность за свое оружие. Не знаю, как вы, сэр, но мое мнение: я знал легионеров, которых отправляли в чан и за меньшее.
   -- Я распорядился его не трогать.
   -- Вопросы дисциплины -- в вашей компетенции, сэр, -- соглашается полковник. -- Я лишь проверяю на благонадежность.
   -- Представляете, Пит, из-за своей винтовки он на самом деле готов был отказаться от присутствия на церемонии. Каково? -- возбужденно продолжает генерал.
   -- Выглядел его демарш вполне серьезно. Если честно, сэр...
   -- О чем речь, Пит!
   -- Скажу вам, сэр: этот м-м-м... Ролье совсем без тормозов. На фоне остальных ваших муравьев...
   -- Ну-ну, полковник. Не увлекайтесь. Я ведь тоже из "муравьев", -- улыбка Командующего поверх стакана лишена малейших признаков тепла. -- И я помню, что такое легионное братство.
   Паркер реагирует на диво спокойно. Эта парочка крепко привыкла друг к другу. За одиннадцать лет совместной службы они изучили значения жестов и интонаций до мелочей.
   -- Будет вам, сэр, -- добродушно отмахивается он. Отпивает виски. -- Вы прекрасно знаете, что я имел в виду. Последние годы биоинженеры слишком увлекаются унификацией. Побольше бы таких ребят. Даже немного странно, как это он такой просочился.
   -- Будете его проверять?
   -- Обязан, сэр, -- кивает полковник, встряхивая лед в стакане.
   -- А что за игры с изъятием оружия?
   -- А, это... Специфика службы, сэр. Должны же мы выяснить, из-за чего сыр-бор. Стандартная практика. Помимо прочего, я отвечаю и за вашу безопасность, сэр.
   -- Ну и каков результат?
   -- Проверка ничего не дала. Мы разобрали его оружие едва ли не на молекулы. Он почти ангел, ваш капрал. Вы знаете, что благодаря своим экстравагантным выходкам он очень популярен в войсках?
   Генерал неопределенно хмыкает.
   -- Скорее, дело в его храбрости.
   -- Или удачливости.
   -- Это почти одно и то же. Не будем обсуждать Божий промысел.
   -- Тем не менее, и на Солнце есть пятна, сэр. Идеальных солдат не бывает, -- полковник вновь звякает льдинками. Внимательно глядя в стакан, тихо говорит: -- Я подумал, сэр, он может быть нам полезен.
   -- Нам? -- с иронией переспрашивает Командующий.
   -- Вам и мне, сэр, -- уточняет полковник.
   -- Он что же, проходит по вашей части?
   Паркер морщится.
   -- Даже если это и так, сэр, -- вы же знаете правила.
   -- Ладно-ладно. Не темните, полковник. Аналитики из кадровой службы рекомендуют мне этого Ролье на главную роль спектакля. Легион нуждается в положительных примерах. Ярких личностей у нас маловато.
   -- Скажем так, Генерал: с личностями у вас просто беда.
   -- Иногда мне хочется пристрелить вас, Паркер.
   Полковник вежливо смеется.
   -- Я знаю. Успокаивает меня лишь ваша прагматичность, сэр. Вы ни за что не сможете смириться с одиннадцатью годами, что потратили на мое приручение. Времени на игры с моим преемником у вас уже не остается.
   -- Распустил я вас, -- беззлобно огрызается Командующий.
   -- Я не в вашем подчинении, сэр. Еще виски?
   -- Так что по вашей части, Пит? -- спрашивает Генерал вместо ответа.
   -- Мы только имеем на него виды. Парень на слуху. Имеет авторитет. Возможно, он будет нам полезен. Я поручу Первому отделу заняться его разработкой, если вы не возражаете. Кстати, сэр, как продвигается строительство на Амальтее? Мы не слишком медлим?
   Генерал расстроенно отмахивается рукой с зажатым в ней стаканом.
   -- Будь моя воля -- мы построили бы эту станцию за месяц. Разведка настаивает -- нельзя проявлять слишком большую активность. Приходится обходиться одним транспортом в три месяца. Что-то не так, Пит? Я полагал, у нас еще есть время.
   -- Судя по последним данным, пока все идет по плану. Утечек не зафиксировано. Но стопроцентной уверенности дать не могу -- сеансы связи с Амальтеей сведены до минимума. Наши возможности ограничены чисто технически.
   -- Постарайтесь, Пит. Это ваша епархия. Разведка мне про Европу все уши прожужжала.
   -- Сделаю все, что смогу, сэр.
   -- Станции наблюдения фиксируют усиливающуюся активность марсиан в районе Европы. Я оцениваю операцию по захвату Европы как ключевую. Марсиан необходимо отвадить от Юпитера. Без астероидных поставок и инопланетных баз флота им долго не продержаться. Вы со мной согласны, Пит?
   -- Официально война еще не началась, сэр, -- осторожно произносит Паркер, взбалтывая лед.
   -- Да бросьте, Пит, -- отмахивается Командующий. -- Дело времени. Марсиане расшатывают основы управления на наших астероидах. Экспортируют свою революцию. В ответ мы вводим гарнизоны. Эта бочка скоро рванет.
   -- Командование на Земле считает, что на затяжную войну у нас не хватит ресурсов, сэр.
   -- Ваше командование не видит дальше своего носа. Мы сместили центры производства и обеспечения на астероиды Пояса. Мы больше не зависим от поставок с Земли, за исключением материального снабжения Флота.
   Контрразведчик слегка напрягается. Разговор становится скользким.
   -- При всем уважении, сэр, -- это не мое командование. Это НАШЕ командование. К слову сказать -- я на вашей стороне. И вы это знаете. Тем не менее, сэр, с вашей стороны не слишком корректно противопоставлять силы Легиона земным войскам. Пусть даже иносказательно. Уверен, на Земле отдают себе отчет в том, кто является их главной ударной силой. Свидетельство тому -- вы получили практически неограниченную свободу в Поясе, право вводить военное управление и контролировать производство. Это не вы сместили производство, сэр. Это Земля разрешила вам его сместить.
   -- С возрастом вы становитесь брюзгой, полковник, -- морщины на лице Командующего складываются в сухую улыбку. -- Различие наших точек зрения -- всего лишь вопрос терминологии, не более того.
   -- Уверен в этом, сэр. Итак, наши коммуникации растянуты. Если мы и способны действовать, то лишь посредством крупных ударных операций.
   -- Одной из которых будет удар по Европе. Отвадив марсиан от юпитерианских ресурсов, мы запрем их в норе.
   -- А если удар по Европе придется в пустоту, сэр? -- тихо спрашивает Паркер.
   Командующий вскидывается.
   -- Похоже, Пит, вы учите меня азам стратегии! Ей-богу, занимались бы лучше своей мышиной возней!
   -- Задача моей возни, Генерал, заставить противника усиленно готовиться к обороне Деймоса. От успеха моей операции зависит и ваша жизнь, сэр.
   -- Не дождетесь, -- ворчливо огрызается Командующий. Взгляд его невольно касается крохотной щербинки на стенной панели -- следа от касания пули на излете. Его предшественник застрелился после заключения сепаратного мира с Марсом. Прямо здесь, в своем рабочем кабинете. Наличие почти незаметного глазу изъяна интерьера напоминает Генералу об осмотрительности. Дисциплинирует.
   Паркер отставляет стакан. Время вышло.
   -- Так что с Ролье, сэр? Даете добро?
   -- Я так понимаю: вы хотите сунуть парня в "Ливень"? -- помолчав, интересуется генерал.
   -- Возможно, сэр.
   -- Возможно? -- кустистые генеральские брови вопросительно изгибаются.
   -- Думаю, сэр, на этом этапе мы просто должны договориться о взаимной поддержке.
   -- В чем заключается его участие?
   -- При всем уважении, сэр, оперативные данные не подлежат разглашению.
   Молчаливая сцена. Генерал поджимает губы. Полковник нацепляет на лицо маску безмятежности. Плечи слегка опущены. Поза свободна. Сама невинность и искренность. Генерал укоризненно качает головой. Полковник разводит руками.
   -- Единственно, что могу сказать на этом этапе, сэр, -- это очень важно.
   -- Ну, конечно. Как же иначе? Все, к чему вы прикасаетесь -- архиважно, -- ехидничает Генерал. -- Хоть кто-нибудь из ваших шпионов признался бы однажды, что создает видимость работы! Ей-богу, я отдал бы ему под команду свою личную охрану. Такому парню не грех довериться.
   Голос полковника звучит примиряюще.
   -- У каждой службы своя специфика, сэр, -- произносит он.
   Генерал вызывает запись прибытия Ролье на авианосец. Склонив голову, легионер спокойно смотрит из глубины голокуба. Генерал дает увеличение. Умные глаза легионера чуть прищурены -- он всем своим видом изображает внимание к речам флотского сопровождающего. Крупный план -- вот он вскидывает винтовку и марширует назад через линию контроля. Четкая отмашка рукой. Ровный строевой шаг. Бесстрастное лицо.
   -- Все-таки в нем что-то есть, -- задумчиво говорит Генерал.
   -- Так значит -- да здравствует новый символ Легиона, сэр?
   -- Не тешьте себя надеждой, что это вы меня убедили, полковник, -- сварливо отзывается Пак. -- Мне этот парень просто пришелся по вкусу. На том и порешим.
   -- Спасибо за виски, сэр, -- полковник поднимается и одергивает мундир.
   -- Паркер.
   -- Да, сэр?
   -- Если вы угробите парня, я этого не пойму.
   -- Ну, зачем так мрачно, сэр, -- примиряющее улыбается контрразведчик. -- Мы же не звери.
  

-- 19 --

  
   Из инструктажа перед торжественным обедом: "Во время еды нож держат в правой руке, вилку -- в левой. При этом мизинец в сторону не отставляется. Если вы решили передать кому-нибудь прибор, держите его за середину. Прибор берут за ручку. Не дуйте на горячую пищу и напитки. Не чавкайте. Не причмокивайте. Не прихлебывайте. Невежливо выбирать лучшие части общего блюда. Берите тот кусок, который находится ближе к вам. Не следует наполнять рот большим количеством пищи или откусывать большие куски. Старайтесь есть беззвучно и не торопясь. Не тянитесь за нужным вам предметом через весь стол..." Достаточно?
   Щурюсь от яркого света. Как в медицинском отсеке, ей-ей. Вестовые в белых одеждах беззвучно движутся между столами, точно стая призраков. Потею от напряжения.
   -- Я всегда считал, что легионеры не дураки вкусно поесть, -- склонившись ко мне, негромко произносит Командующий.
   -- Так точно, сэр. Но нас учили во всем проявлять выдержку, -- вежливо отвечаю я. Не признаваться же в том, что не знаешь, как подступится к десяткам блюд с экзотическими для слуха легионера названиями. А уж выглядят они и вовсе фантастически. Луковый суп по-парижски, антрекот по-бретонски под соусом "морнэ", картофель "Дофине", паштет из утки, салат "Парадиз", сыры, ветчина, угорь по-бургундски, конде из персиков...
   Неземная пища синтезирована из тех же самых водорослей, дрожжевой массы и планктона, что и наш повседневный рацион. Обычные поставки гидропонных отсеков. Этим я успокаиваю себя, что ежедневное наше питание ничуть не хуже.
   Я продолжаю борьбу со столовыми приборами. Кажется, глаза большинства присутствующих направлены на меня. Еще бы -- весь обед Генерал демонстрирует подчеркнутое внимание к простому капралу. Я старательно выдерживаю прямую осанку. Осторожно распиливаю кусочки суррогатного мяса на фарфоровой тарелке. Донести до рта ложку, не расплескав по дороге ни капли. Держать спину прямой. Улыбаться. Все время улыбаться. Внимание мое постоянно отвлечено положением вилки и ножа. Занятие это ничуть не проще тренировок с полной выкладкой при пониженном тяготении.
   Негромкие застольные беседы сливаются в тихий непрекращающийся шум. Прозрачные наряды дам целомудренно прикрывают кончики грудей. Супруга министра юстиции госпожа Штосс, присутствующая за нашим столом, дарит мне незабываемую улыбку, вежливую и обещающую одновременно. Хорошо быть героем. Взгляд мой курсирует по каботажному маршруту: ее декольте -- переносица Генерала -- поверхность тарелки.
   -- Попробуйте угря, капрал. Уверяю вас -- от этого еще никто не умер.
   -- Благодарю, мой Генерал.
   И снова -- декольте, тарелка, переносица. Аромат, исходящий от супруги министра, пробуждает внутри незнакомые ощущения. Старший вестовой в белоснежном кителе не спускает с меня напряженного взгляда. Расслабься, парень, мы отпиваем вино крохотными глотками и не кладем локти на накрахмаленную скатерть. Мы же не дикари, в конце концов. Мы солдаты. Я пытаюсь представить, как бы Лиз выглядела в таком наряде. Я краснею, обнаружив, что уставился в одну точку. Супруга министра истолковывает мой взгляд по-своему:
   -- Наверное, вам было очень страшно, капрал? Все эти выстрелы, взрывы...
   -- Что вы, мэм. Ничего подобного, -- мямлю я. -- Я был слишком занят, чтобы бояться.
   Ответная улыбка. Определенно, Лиз много привлекательнее этой разодетой куклы. Неожиданно ловлю себя на мысли, что слишком часто о ней думаю.
   Тосты, что произносят в нашу честь, отличаются военной краткостью. Я благодарен офицерам штаба за то, что нам не приходится напрягаться с мудреными ответными формулами. Только присутствующий на обеде член Всемирного правительства -- высокий смуглокожий господин -- выбивается из регламента. Его десятиминутная здравица похожа на предвыборную речь. А может, это и есть предвыборная речь. Его вежливо слушают, а затем награждают жидкими хлопками. Член правительства раздает белозубые улыбки.
   Выражение глаз Командующего во время этой речи вовсе не соответствуют улыбке на его губах. Глаза его -- холодные регистраторы. Так, наверное, фиксирует цель артиллерийский дальномер. Я внимательно изучаю лицо Генерала. Ничего особенного в нем нет. Разве что возраст -- явно преклонный. По меркам Легиона он глубокий старик -- ему уже больше сорока. За весь обед мне так и не представилась возможность передать командующему просьбу о назначении. Набор ничего не означающих вежливых фраз, и только. Генерал чувствует мой взгляд. Я поспешно отвожу глаза. Наверное, чересчур поспешно. Декольте, тарелка, переносица. Чертов запах! Чем это она пользуется?
   Наконец, жужжание надоедливых камер остается позади. Сдерживая желание перейти на бег, непривычно одурманенные вином, мы покидаем огромный зал кают-компании. Радость, как после успешно пройденного испытания. Досада: мое задание под угрозой. Облегчение: у меня уважительная причина побыть, как все. Не нужно будет лгать старому морщинистому человеку с птичьими повадками.
   -- Капрал Ролье Третий! -- догоняет меня вестовой.
   -- Здесь.
   -- Генерал Пак свидетельствует вам свое почтение и, если вы не заняты, приглашает посетить его в рабочем кабинете в восемнадцать часов по бортовому времени для частной беседы. Вас проводят. Вестовой зайдет за вами за десять минут до указанного времени.
   -- Благодарю вас, -- деланно спокойно отвечаю я.
   Товарищи молча смотрят на меня. В их глазах я вижу уважительную зависть. Меня не просто известили о вызове через имплантированную систему связи -- пригласили через посыльного.
   Внутри поднимается паника. Врать все же придется. События твердо решили развиваться без моего участия.
  

-- 20 --

  
   -- Проходите, капрал. Располагайтесь поудобнее. Банально звучит -- но будьте как дома. Хотите кофе? Может быть, сладостей? Какой легионер не любит сладкого. Я распоряжусь. Выбирайте кресло по вкусу. Да не стойте истуканом, мой юный друг. Садитесь, прошу вас. Может быть, немного виски? Вы когда-нибудь пили виски? Впрочем, о чем это я... Опять-таки -- не стоит разлагать дисциплину. Тогда лучше кофе. Это натуральный, вы такого наверняка не пробовали. Угощайтесь печеньем. Из настоящей муки. Знаете, что такое мука из пшеницы? Вам удобно?
   Маневр и огонь. Огонь и маневр. Генерал на своем поле. Генерал захватывает инициативу. Генерал непрерывно атакует меня очередями-скороговорками. Такими быстрыми, что доброжелательность, которая по замыслу должна в них присутствовать, не поспевает за темпом его речи. И получается не запланированное дружеское общение, а выслушивание начальственного монолога.
   Но вскоре Командующий выдыхается. Истощается заряд гостеприимства. Некоторое время мы молча сидим напротив друг друга, нас разделяет небольшой изящный столик, на котором расставлены вазочки с угощениями. Кабинет Генерала походит на одну из больших красивых комнат, что я видел когда-то на Земле. Чтобы не казаться невежливым, я потягиваю из высокого стакана холодную чистую воду. Удивительно вкусная вода. Готов побожиться -- она не из опреснителя системы регенерации.
   -- Жослен -- вы позволите вас так называть, капрал? Не обижайтесь. Мой возраст дает право относиться к некоторым условностям без должного внимания. Знаете, мне ведь уже сорок. Немыслимый возраст для служащего Легиона. А вам сколько?
   -- Чуть больше года, мой Генерал.
   Я напряжен в ожидании очередной выходки начальственного собеседника. Я пытаюсь подстроиться под его манеру общения. Я скован. Впрочем, скованность -- некоторым образом тоже линия поведения.
   -- Фантастика. Что делает наука! Когда я начинал, легионер вставал в строй через пять лет после рождения. А сейчас -- практически сразу. Подумать только -- я старше вас в сорок раз. Когда я думаю об этом, жизнь начинает мне казаться не такой уж бедной. Впрочем, вам меня не понять, Жослен.
   Я пытаюсь промямлить что-то на тему того, что я очень хорошо понимаю Генерала. Но он прерывает меня, нетерпеливо дергая щекой.
   -- Не нужно слов, мой юный друг. Вы никогда не сможете меня понять. Прежде всего потому, что спишут вас гораздо раньше меня. Вам никогда не дожить до моих лет. Десять лет -- ваш максимум. Не страшно?
   -- Нет, мой Генерал.
   -- А должно быть, Жослен.
   Я изображаю удивление. Мне даже не приходится напрягаться ради этого -- чувства от общения с этим странным существом с генеральскими звездами проявляются на моем лице быстрее, чем я успеваю осознать их. Командующий задевает внутри меня какие-то незнакомые струны. Я одергиваю себя, заставляя думать о том, как, должно быть, ему легко играть на таком привычном инструменте, как я. Ведь он создан командовать. Руководить. Безошибочно нащупывать нужные струны в душе подчиненного и извлекать из него требуемые последовательности звуков. Какое-то время мысль эта позволяет мне держаться более уверенно. Но Командующий быстро ломает мое сопротивление. Он вообще не признает стереотипов, этот старик с морщинистыми щеками. Только такой и может командовать ударным родом войск, состоящим из пятидесяти тысяч головорезов.
   -- Ведь вы делаете все, чтобы это событие наступило раньше срока. И сочеталось при этом с различными травматическими эффектами. Я склонен полагать, что возможности сейчас говорить с вами -- героем Легиона -- я обязан слепому случаю. Или судьбе. Я часто путаюсь в определениях.
   -- Я выполняю свой долг, мой Генерал, -- отвечаю ошеломленно.
   -- Все выполняют свой долг. Однако долг вовсе не синоним самоубийства.
   -- Я в замешательстве, мой Генерал. Я не знаю, что ответить на ваше утверждение.
   -- А вы все же попробуйте, Жослен, -- генерал Пак по-птичьи склоняет голову и рассматривает меня немигающим круглым глазом.
   -- Что именно, сэр?
   -- Объяснить мне, на кой дьявол вы все это проделываете?
   -- Капрал не понимает, сэр...
   -- Все он понимает, этот капрал. Я спросил, Жослен, на кой черт вы первым лезете в пекло?
   -- Ну, я выполняю свой долг, сэр. Стараюсь быть полезным Легиону.
   -- Чушь! Легиону полезней, чтобы его солдаты выполняли задачу и оставались живы. Что движет вами, Ролье?
   Я собираюсь с мыслями. Генеральский взгляд жжет мне переносицу. Из пустопорожней вежливой болтовни разговор переместился в какую-то непонятную и довольно опасную плоскость. Генерал -- ниспровергатель устоев. Что может показаться более диким? Я отчаянно краснею. Голос мой внезапно садится до писка:
   -- Долг и честь, сэр.
   Генерал резко откидывается на спинку кресла. Раздраженно дергает щекой.
   -- Капрал, я надеялся на откровенность.
   -- Я откровенен, сэр. Мои слова могут показаться вам напыщенными. Искусственными. Но то, что я сказал, точно передает смысл моих поступков.
   -- И эти ваши два понятия никогда не сталкиваются между собой? Нет? -- лицо Генерала неожиданно придвигается. Он пристально вглядывается в мои глаза. Цепкие пальцы беззастенчиво шарят в моем раздерганном мозгу.
   -- Иногда, сэр, -- выдавливаю я.
   -- Как часто?
   -- Очень часто, сэр, -- говорю совсем тихо.
   -- Долг и честь?
   -- Так точно, сэр. Долг перед Легионом. Честь солдата.
   -- Да. Наука действительно шагнула очень далеко, -- задумчиво произносит Командующий. -- И все же -- что доминирует?
   -- Долг, сэр, -- говорю уже совсем неслышно.
   -- Ради долга вы готовы поступиться честью, Жослен? Такое возможно?
   -- Если это потребуется Легиону, сэр.
   -- Вы невыносимо рациональны, капрал, -- раздраженно бросает Генерал.
   -- Виноват, сэр... -- я пытаюсь вскочить.
   Меня останавливает властное движение руки.
   -- Однако вы честны. И способны к самоанализу. Удивительные качества для существа одного года от роду. В модификации рядового состава нет таких особенностей.
   Растерянно молчу. Ребенок, отправивший на тот свет несколько десятков душ. С этой точки зрения на себя я не еще смотрел. Довольно необычный ракурс.
   Наступление продолжается.
   -- Я полагал, что, могу вам доверять, Жослен.
   -- Вы правы, сэр. Абсолютно.
   -- Долг?
   -- Долг, сэр.
   -- А как же честь?
   -- Честь позволяет красиво умереть. Долг велит выполнить задачу. Если вы прикажете жить красиво, игнорируя предназначение, сэр, я подчинюсь.
   -- Так-так-так. Интересно, интересно, мой юный друг... И какова же ваша задача?
   -- Я... -- язык еле ворочается, преодолевая сопротивление внезапно сгустившегося воздуха, -... служу Легиону.
   -- А конкретнее?
   -- Выполняю приказы, сэр.
   -- Какие именно?
   -- Любые, сэр.
   -- Ага. Замечательно. Самое ценное в вас, капрал, то, что вы избегаете лжи, не говоря правды.
   -- Капрал не понимает, сэр.
   -- Хватит. Выключайте дурака, Ролье, -- выстреливает Командующий.
   Затыкаюсь. Генерал мечется вокруг меня своей прыгающей походкой. Толкает меня неожиданно крепкой рукой, пресекая мою попытку вскочить. Замирает.
   -- Ешьте печенье, капрал. Это приказ.
   Давлюсь сухим песком со сладким привкусом.
   -- Вы действительно тот, кто нам нужен, капрал.
   Не в силах ответить, таращу глаза.
   -- Нам -- значит Легиону. Земле. Мы нужны Земле больше, чем она считает. Мы -- сила, что не дает обществу окончательно разложиться. Рассыпаться под напором извне. Сгнить от заразы лживых устремлений. Этих идей традиционалистов. Религиозных маразматиков, превративших стремление к чистоте нации в культ. В божественный абсурд. Мы -- непроницаемый барьер. Скальпель, вырезающий пораженные ткани. Понимаете?
   С усилием проталкиваю сухой ком в горло. Горло дерет песком. Киваю, не в силах отвести взгляд от прозрачных, навыкате, глаз Командующего. Взгляд его безумен. Нами командует псих. Сила его безгранична. Его уверенность в истинности бессвязного бреда заразительна. И та моя безумная часть, что запрограммирована тащиться от вида умирающих, невольно отзывается на невидимый посыл. Да здравствует безумие. Слова тяжело шлепаются в мозг. Разлетаются хрустальными осколками. Звенят рикошетами. Их эхо наполняет меня восторгом. Шпион снисходительно смотрит, как трепещет хрупкий мотылек-солдат, устремляясь в огонь.
   -- Все дело в системе ценностей. В смещении понятий. Ориентиры утрачены. Фундамент разрушен. Мы висим в пустоте. Паранойя быть неправильно понятым превратила людей в немых ублюдков, предпочитающих молчание откровенному слову. Свобода слова -- фикция, потому что свободное слово может быть истолковано неверно. Нельзя бояться говорить вслух, потому что твои слова могут быть неверно истолкованы ленивым неграмотным недоноском. Он сочтет это нарушением своих прав. И общество равных прав отрицает свободу слова, на деле провозглашая ее. Свобода без свободы слова -- просто игра слов. Сильный и слабый, умный и глупый, больной и здоровый -- они не могут видеть мир одинаково. Тигра не заставишь есть соевый концентрат. Корова отказывается от сбалансированного и экологически чистого корма из биопланктона. Свободное общество равных возможностей -- пустой звук. Земля -- умирающее животное. Новая экология. Новая география. Новая политэкономия. Новая военная доктрина. Новые системы ценностей. Порождаемые всем этим общественные нормы, противоречащие природе человека. Гомосексуализм как средство снижения рождаемости. Государственная поддержка программы увеселений как средство снятия социального напряжения. Культ свободного секса вместо живого общения. Виртуальная реальность как средство говорить то, что немыслимо произнести в реальном мире. Наркотики вместо свободы. Твое счастье может нарушить равновесие твоего ближнего. Не показывай своего отношения к происходящему. Не демонстрируй радости, зла, ненависти, любви. Балансируй. Не бросайся в крайности. Не затрагивай сомнительных тем. Замкнутый круг недоверия и недоговоренностей, смещение понятий красоты, добра и зла. Религия -- система семинаров на тему "хочешь быть счастливым -- будь им". Ложные учения на тему возврата к природе -- новый вид политического бизнеса.
   Ритм генеральских фраз гипнотизирует меня. Я -- змея в руках опытного факира. Я послушно качаю головой, не в силах опустить взгляд. Глаза Командующего горят верой в собственную правоту. Он энергично рубит воздух ладонью.
   -- Легион свободен от лжи. Легион имеет цель. Наша система ценностей просчитана и сбалансирована. У нас есть четкие ориентиры. Мы едины. Мы -- надежда человечества, мой мальчик. Последняя надежда. Стержень. Фундамент, не дающий зданию рассыпаться.
   Я киваю. Наверное, в сотый раз. Миллионы слов размывают внутри меня невидимую плотину. Я надеюсь, что это не результат включения очередной гипноустановки. Холодный шар распирает меня изнутри. Треск дерева -- рушатся привычные стены, за которыми мир прятали от меня.
   -- Будьте с нами, капрал. Для нас нет ничего невозможного. Мы очистим Землю. Наш мир. Он будет наш. Никакой заразы. Рациональность. Справедливость. И никакого насилия над честью во имя долга. Гармония. Сила и дух. Вы знаете, что такое любовь, Жослен?
   Потрясенный, я пожимаю плечами.
   -- Мы сможем любить. Мы -- новый виток эволюции. Мы созданы, чтобы из гниющей плоти поднялся крепкий побег. Человечество никогда не умрет. Надо лишь отсечь лишнее. Балласт. Внешние факторы.
   -- Марс, мой Генерал? -- шепот мой невесом. Шпион строит мне презрительные рожи.
   -- Марс -- это начало. Проверка. Тест. Мы пройдем его. Вместе. Вы доказали, что способны на это. Вы с нами, капрал?
   Задыхаясь, я вскакиваю на ноги. Руки мои невольно прижимаются к бокам. Взгляд пронизывает стены. Генерал пришпилен этим взглядом -- большая морщинистая бабочка цвета фельдграу. Он не может отвести глаз. Весь подается навстречу. Плотина рушится. Хаос обломков. Господи, да как же вы мне все надоели, чертовы кретины! Доктор, шпионские игры, ложь, предательство друзей, фляга воды в день, еда из водорослей, собачья покорность судьбе, слепое следование предназначению, теперь вот этот бесноватый, что вот-вот взорвет мир. То давнее, неосознанное, что никак не нащупать боковым зрением, лопается в голове с оглушительным звоном. Я с хрипом втягиваю воздух. Я не хочу. Мне душно в вашей игре. Отпустите же меня, черт возьми! Я ЖИВОЙ! Я не хочу покинуть вашу лавочку как все -- вперед ногами.
   Должно быть, глаза мои становятся дикими. Генерал отводит взгляд.
   -- Я ваш, мой Генерал, -- хрипло лгу я. Ради того, чтобы выскочить из своей шкуры, теперь я готов и не на такое.
   И оба мы сдуваемся, будто из нас выпустили воздух.
   -- Ты не пожалеешь, мой мальчик, -- устало говорит Генерал. -- Ты не пожалеешь. Солдаты снова кое-чего стоят. Генетические ограничения -- дерьмо. Ты станешь офицером. Мы будем править миром.
   -- Я не смогу быть офицером, сэр. У меня другие мозги. Другие имплантаты, -- слабо возражаю я.
   -- Ерунда. Все ерунда. Твой мозг пластичен. Забудь про символы. Предназначение -- это для стада. Маршрут на бойню. Истина не в нем.
   -- Да, мой Генерал.
   Старик передо мной вдруг начинает недоуменно оглядываться. Точно вынырнул из глубокого сна. Замечает меня, нелепо застывшего над столиком, с кителем, усыпанным крошками печенья. Он проводит рукой по лицу.
   -- Сядь, Жослен, -- произносит он тихо.
   Я послушно опускаюсь в кресло.
   -- Я должен спросить тебя, где бы ты хотел проходить дальнейшую службу. Такова традиция. Что скажешь, друг мой?
   Я всплываю. Расчетливый шпион крепко прихватывает вожжи. Нельзя сказать, чтобы солдат уступил ему без боя. Однако полевой агент умеет пользоваться запрещенными приемами. Правда, способности агента теперь направлены не туда. Сбой системы лояльности. Я хлопаю глазами, вновь собираясь в единое целое. Я перебираю варианты. Я не должен думать слишком долго. Это насторожит Генерала. Я должен вырваться из-под власти доктора. Я должен найти способ. Уйти как можно дальше от него. Дальше. Куда дальше? Есть ли место, где он не сможет меня достать? Что он там лепетал про Амальтею? Самый дальний форпост? Секретный объект? Секретный, значит, ограничение контактов. И еще -- где-то там Лиз.
   Лиз! При мысли о ней внутри пробегает теплая волна. Амальтея. Отдаленный форпост. Зона влияния марсиан. Ограничение власти Легиона.
   Я принимаю решение за секунду до того, как Генерал потерял терпение. Как странно -- оно совпадает с желанием доктора. Когда меня переведут, тебе не достать меня, парень с проникновенной улыбкой. Не знаю как, но я найду способ. Позже. Не сейчас. Сейчас надо ловить момент. Выход на Командующего -- огромная удача. Все же Бог помогает мне.
   -- Я бы хотел попасть на самый трудный участок, мой Генерал.
   -- Конкретнее?
   -- На Амальтею, сэр.
   Брови лезут вверх. Снова цепкий взгляд и склоненная по-птичьи голова. Ничего беззащитного. Генерал здорово напоминает хищного орла, примеривающегося, откуда бы вырвать первый кусок плоти.
   -- Ага. Конечно. Иначе и быть не может. Долг?
   -- Да, мой Генерал. Прошу извинить, если разочаровал вас, сэр. Думаю, это и есть самый трудный участок. Самый дальний форпост.
   -- Нет-нет. Ход вполне здравый, мой мальчик. Начнем с этого.
   Пауза. Я слежу глазами за стремительно расхаживающим из угла в угол стариком.
   -- Амальтея, говоришь? -- топ-топ-топ. Остановка. -- А что ты знаешь об Амальтее, друг мой?
   -- Строительство научной станции, сэр. Каторжные работы для мятежников.
   -- Все?
   -- Это опасно -- все делается под носом у марсиан. Юпитер -- их традиционная зона влияния. Там будет жарко. Вам ведь нужны герои, сэр? Символы.
   -- Неплохо ухватил, друг мой. Очень неплохо, -- Командующий одобрительно косит глазом из-за распахнутой створки бара. Наливает себе что-то янтарное в стакан толстого стекла.
   Отпивает чуть-чуть. Морщится. Вновь поднимает глаза.
   -- Амальтея -- вещь весьма важная для нас. И дело тут вовсе не в научной станции. Вокруг нее столько накручено... Марсиане могут попробовать ее на зуб. Не боишься сыграть в ящик?
   -- Буду держаться изо всех сил, сэр.
   -- Вероятность вылететь выше средней, -- Генерал продолжает пытливо разглядывать меня.
   -- Не больше, чем на Весте, сэр. В первой волне.
   -- Ну да, ну да. Ты же везучий. Промысел Божий. Избранный. Все же не увлекайся.
   -- Не буду, сэр.
   -- Я тебя подстрахую.
   Взглядом он останавливает мои возражения.
   -- Ты -- символ Легиона. Идеал для будущего общества. Я не могу дать тебе шанс попасть в чан в виде раздерганных конечностей.
   -- Понимаю, сэр, -- сдаюсь я.
   -- Отлично, мой мальчик. Отлично. Мой офицер по связям с общественностью подготовит тебя для беседы с этими шакалами. Журналистами.
   -- Это обязательно, сэр?
   -- Привыкай. Пока они нам полезны. "Используй любую возможность для нанесения урона противнику. Включая его собственные традиции, социальные нормы и привычки", -- цитирует он один из пунктов Устава. -- Отныне тебе придется учиться вовремя открывать рот, чтобы изрекать скупые солдатские истины.
   Он цинично усмехается.
   -- Иди, капрал. Не подведи меня.
   -- Никогда, сэр. Спасибо!
   Я выключаю запись. Надеюсь, работа талисмана не была обнаружена контрольной аппаратурой. Зачем я это делаю? Привычка. Привычка подчиняться. Надо избавляться от дурных привычек.
   Я выхожу, не чувствуя ног. Мир вокруг меняет цвет. Это внутри меня проснулось новое существо. Жуткий монстр из разноцветных обрывков некондиционной плоти. Хищный зверь. Мир этот интересен монстру. Он с любопытством нюхает воздух. Доктор? Честь? Долг? Ха! Мир замыкается в кольцо вокруг моей головы. Отныне я -- его божество.
   Никто не препятствует мне. Никакого намека на наблюдение. Я иду -- самоуверенный герой, подготовленный профессионал, осознающий границы своих способностей, и мысли о возможном аресте больше не посещают меня. Широкая ровная дорога простирается впереди. Конец ее скрыт туманом. Мне интересно, что скрывает туман. И я наслаждаюсь ощущением быстрой ходьбы. Мышцы играют сдерживаемой силой. Только что у меня появилась цель. Живи сейчас.
   Перед отбоем я опускаю крохотную иглу-контейнер с жучками в сливное отверстие гальюна и бью по рычажку продувки. Удовольствие, которое я испытываю при отправлении этого акта неповиновения, неописуемо. "Надо избавляться от дурных привычек", -- говорю я вслух и улыбаюсь. То-то особисты поломают голову над моим поведением!
   Однако эйфория быстро проходит. Зверь во мне призывает к чуткости. Надо соблюдать осторожность, чтобы не кончить в чане. Маскироваться на местности. Все как на войне, только теперь мой враг -- привычный мне мир. Трудно, должно быть, будет относиться к своим товарищам как к статистам в этой новой игре. Но мне не привыкать. Цель оправдывает средства.
   Теперь я буду не просто идеальным. Я стану суперрезьбовым. Не по велению долга. Не по заданию доктора. У идеального солдата, у героя больше шансов найти подходящий момент, чтобы вырваться из этого вселенского бедлама. Я найду этот шанс.
  

-- 21 --

  
   Руки мои ласкают каждую деталь моей ненаглядной Жаклин. Тот самый редкий момент, когда мне не нужно притворяться. Я люблю свое оружие и нисколько не стыжусь, говоря такое.
   Шеф-сержант Васнецов прохаживается вдоль шеренги чистящих оружие бойцов.
   -- Жос, после занятий зайди к батальонному медику.
   Я кладу на столик только что вычищенную трубу подствольника.
   -- Сделаю, Петр. Кто распорядился?
   -- Штаб батальона.
   -- Я абсолютно здоров, Петр. Зачем мне к медику?
   Васнецов внимательно наблюдает за тем, как рядовой Бонжан Пятый, новичок, чистит жесткой щеточкой толкатель подающего механизма. Затем он вновь поворачивается ко мне.
   -- Не знаю, Жос. Последнее время с тобой носятся, будто с писаной торбой. Ты один требуешь столько внимания, сколько остальной взвод. Я получаю кучу инструкций относительно тебя. Ты что, готовишься сменить статус?
   Слушая его, я не прекращаю заниматься делом. Чищу свою "Гекату". Герой героем, но я по-прежнему должен оставаться идеалом и примером. Это взбираться тяжело -- упасть легче легкого. Беги изо всех сил, чтобы остаться на месте. Остановись перевести дух -- и тебя унесет черт-те куда.
   -- Что ты имеешь в виду, Петр?
   -- В офицеры метишь?
   -- Да ты что? Забыл, кто я? Я ж рядовой состав. Мои мозги не под офицера заточены.
   -- Не знаю... Все теперь меняется. Вон, даже электронные книги читать заставляют. Может быть, и рядовые теперь смогут стать офицерами. Пусть не на командных должностях...
   -- И в мыслях не было, Петр.
   -- Все эти вызовы в штаб, внеплановые медосмотры. Тебя куда-то переводят, Жос?
   -- Точно. В Сводный отряд.
   -- Гарнизоном на какой-нибудь камень? -- продолжает допытываться Васнецов.
   Врать ему не хочется. Но я твердо решил идти до конца. Каждый раз я убеждаю себя, что это ради свободы. Ради нее не грех разок-другой переступить через себя.
   Отвечаю уклончиво:
   -- Наверное.
   Васнецов упрям. Сверлит меня пристальным взглядом.
   -- Куда именно?
   Я отвожу взгляд. Мне вдруг понадобилось внимательно рассмотреть канал ствола на просвет.
   -- Не знаю.
   -- Не нравится мне эта возня.
   -- Хуже, чем в первой волне, все равно не будет.
   -- Я бы не был так категоричен.
   Я быстро оглядываюсь по сторонам. Бойцы по соседству сосредоточенно склонились над разобранным оружием. Изо всех сил делают вид, что разговор им неинтересен.
   -- Петр, почему тебя это задевает? -- довольно резко спрашиваю я.
   Взводный сержант преувеличенно внимательно смотрит на руки Бонжана.
   -- Дейв, слишком много смазки.
   -- Я знаю, мой сержант, -- удивленно отвечает новичок. -- Я сниму излишки перед сборкой. Я всегда так делаю.
   -- Петр?
   -- Черт, да я просто волнуюсь за тебя, Ролье! -- тихо отвечает Васнецов. -- Я думал, мы... ну... друзья.
   Он краснеет.
   Вот ведь чертовщина какая. Я краснею вслед за ним.
   -- Я не могу тебе всего сказать, Петр.
   -- Секретность?
   -- Ну... и она тоже. Ты не поймешь.
   Васнецов склоняется мне к самому уху. Жаркий его шепот щекочет кожу.
   -- Жос, мы ведь можем больше не увидеться. На этих камнях смертность -- мама не горюй. Неужели ты не мог в бригаде остаться? Ты ж герой, тебе можно на выбор. И ты уже не новичок, чтобы купиться на чушь о славе.
   Так же шепотом я отвечаю:
   -- Так надо, Петр. Поверь.
   Меня будто прорывает. Невозможно все время носить дрянь в себе. Иногда невыносимо хочется поделиться с кем-нибудь. Облегчить душу. Мы лишены и этой мелочи.
   -- Для службы надо?
   -- Для меня. Если ты узнаешь, что я задумал, ты меня первый сдашь. Презирать будешь.
   -- Никогда. Что бы ты ни сделал, Жос.
   -- Спасибо тебе.
   -- За что?
   -- За то, что другом назвал.
   На протяжении всего занятия я думаю на отвлеченные темы. Вы будете удивлены -- я мечтаю. Да-да. Именно мечтаю. Мечта -- это когда то, о чем ты думаешь, не может сбыться. Я думаю, как здорово было бы освободиться не одному, а с другом. Наверное, многие тут готовы назвать меня другом. Как бы мы тогда жили -- без Легиона? Чем бы занимались?
   Уж точно, не шептались бы тайком под косыми взглядами, если бы захотели поговорить по душам.
  

-- 22 --

  
   Свой последний перед отправкой на Амальтею визит к Атилле я запомнил очень хорошо. Наверное, тем ощущением безнаказанности, которое возникло у меня, когда я понял, что у доктора нет рычагов давления на меня. Вся его напускная строгость оказалась просто пшиком. Он потерял власть надо мной. Игра, участником которой он меня сделал, не допускает открытых действий. Он мог меня убить либо скомпрометировать. Он не мог действовать явно. И то, и другое -- дело не мгновенное. А через два часа я покидал бригаду. Что он может успеть за два часа? Лишь после я задумался -- не слишком ли легко я поверил этому существу?
   Доктор встречает меня суховато. Наверное, из-за присутствия подчиненных. Не можем же мы постоянно оставаться наедине. Это привлечет к нам внимание. Лейтенант Легар обращается ко мне подчеркнуто вежливо. Ты, конечно, герой, парень, и последнее время принято при твоем приближении кипятком ходить, но от меня ты не дождешься ничего сверх положенного. Улыбка его натянута.
   -- Я думал, после посещения флагмана, капрал, вы наведаетесь сюда без напоминания, -- недовольно выговаривает он.
   -- Виноват, сэр! Капрал считал, что в этом нет необходимости, сэр!
   -- Вы назначены в специальный Сводный отряд. Как я буду выглядеть, если вы отправитесь туда больным?! -- лейтенант почти срывается на крик. -- Вы обязаны были зайти ко мне сразу после прибытия!
   Подчиненные смотрят на своего начальника, открыв рты.
   Наконец-то во мне поднимается злость. Зверь рычит в предвкушении драки. Он видит врага. Мой взгляд становится откровенно вызывающим. Я жду момента, когда смогу заявить этому профессиональному лгуну о том, что я теперь простой пехотный капрал, а вовсе не полевой агент. Краснея, лейтенант отворачивается.
   -- Сержант, он ваш, -- бросает он за спину.
   Меня просвечивают на диагносте. Во время осмотра я выкладываю из карманов все мелочи. Снимаю с шеи талисман.
   -- Можете оставить это здесь, капрал, -- говорит Легар, указывая на свой стол.
   -- Благодарю... сэр, -- отвечаю я.
   Удивительно, сколько мелкого полезного барахла таскаешь с собой. Легионер всюду, как дома. Свой дом распихан у него по карманам.
   Медицинский сержант подталкивает меня как неодушевленную марионетку.
   -- Сюда. Плотнее. Подбородок выше. Закройте глаза. Сделайте выдох и не дышите, капрал.
   Я послушно выпускаю воздух. Закрываю глаза. Прикосновение холодного пластика к обнаженной коже вызывает озноб.
   -- Дайте палец.
   Даю. Легкий укол.
   -- Прижмите пластырь.
   Прижимаю.
   -- Гальюн там. Возьмите пробирки, капрал.
   Беру. Иду.
   -- Порядок, капрал. Результаты анализов через час. Скинем на взводный узел.
   -- Спасибо, сержант.
   -- Мой сержант, капрал.
   -- Виноват, мой сержант.
   Наверное, моя улыбка не выглядит достаточно виноватой. Я выдерживаю взгляд, не опуская глаз.
   -- Чертов наглец, -- бурчит медицинский сержант.
   -- Не нужно так усердствовать, парень, -- зверю внутри меня наплевать на дисциплину. Он потягивается, выгибая спину и слегка выпуская когти. Удерживать его в узде временами довольно трудно.
   -- Я не посмотрю, что у тебя две каймы, капрал. После осмотра останься и вычисти наш предбанник.
   Окрик лейтенанта:
   -- Сержант! Что это вы себе позволяете?!
   -- Извините, сэр, -- медик смотрит в пол. -- Дисциплина одна для всех, сэр.
   Легар дергается. Нервы-то у него, оказывается, ни к черту.
   -- Я отменяю ваше распоряжение.
   -- Есть, сэр.
   Долгий внимательный взгляд доктора. Не могу выдержать его. Хочется опустить глаза. Не от трусости, нет. Нельзя сорваться. Осталось немного. Мне приходилось переступать через многое. Я вытерплю и сейчас. Моя цель заслуживает нескольких минут унижения. Пускай считает меня слабаком, покорным его воле. От меня не убудет.
   -- Капрал Ролье Третий.
   -- Здесь, сэр.
   -- Ваше поведение недопустимо.
   Вот так. Поведение. Лейтенантский взгляд просвечивает меня почище диагноста. Каждая косточка видна. Не забывайся парень. Я тебя породил, я тебя при случае вгоню в дерьмо. Не дергайся. Твои успехи не делают тебя неприкасаемым. Ты нужен мне. Ты нужен Легиону. Забудь о рефлексии. Понимаю -- двойная нагрузка изводит тебя. Ломает и крутит. Мне на это плевать. Помни о Долге. Ты рожден ради служения. Так служи, сукин сын. Или растворишься в чане.
   Смотреть в глаза начальнику или старшему по званию -- преступление. Я перевожу взгляд на офицерский лоб. Согласно Уставу. Зверь ворчит что-то себе под нос и нехотя прячет когти.
   -- Виноват, сэр. Приношу мои извинения, мой сержант.
   -- Вы удовлетворены, сержант?
   -- Вполне, сэр, -- через силу выдавливает медик.
   -- Вот ваши вещи, капрал. Одевайтесь.
   -- Я могу идти, мой лейтенант?
   Пристальный взгляд напоминает: смотри же, сукин сын. Помни, кто ты есть.
   -- Идите, капрал.
   Я читаю сообщение, что сбросил доктор.
  
   "Поздравляю, Павел. Ваша работа оценена очень высоко. Сосредоточьте внимание на операции "Форпост". Вы включены в Сводный отряд, приказ поступит завтра. Связь со мной до распоряжения прекратить. Ретрансляторы не использовать -- возможно недружественное наблюдение. Ведите себя, как обычно. Поддерживайте привычные контакты со своим окружением, но снятие информации прекратить. Инструкции по "Форпосту" прилагаю. Результаты доложите после возвращения из сводного отряда. Удачи!"
  
   Я морщу лоб. Кажется, Атилла ощутимо перебарщивает с конспирацией. Наблюдение наблюдением, но игра в шпионов с другими службами становится чрезмерно запутанной. У меня и без этой возни забот по горло.
   Я размышляю, как бы скинуть доктору сообщение об отставке. Ретрансляторы отключены. Этот сукин сын переиграл меня. Фактически передал мне приказ. Никто не имеет права отказаться от участия в боевой операции после назначения в состав участников. Впрочем, наплевать. Остается вариант тихого саботажа. Так или иначе, Служба поймет, что пользы от меня больше никакой. Возможно, они сочтут необходимым законсервировать агента. Такое случается. Главное -- я улетаю отсюда. Там, где я скоро окажусь, власть доктора будет весьма призрачной. Ладно, посмотрим, что ему понадобилось выяснить на Амальтее.
   Невнятное ощущение не дает мне сосредоточиться на изучении задания. Я пытаюсь понять, что именно не дает мне покоя. Ага, вот оно. Известие о предстоящем задании меня не возбуждает. Более того, я воспринимаю его с глухим раздражением. Зверю наплевать на игры. Зверь хочет жить по-своему. Я расцениваю это состояние, как положительный фактор. Я освобождаюсь от оков Долга. Плохо лишь, что взамен ничто не заполняет образовавшуюся внутри пустоту. Мне предстоит найти новый смысл существования. Заполнить вакуум.
   Я успокаиваю зверя. Потерпи, дружок. Пока не время.
   Интересно, на Амальтее я смогу увидеться с Лиз?
   Заткнись, придурок. У нее билет в один конец. Как и у тебя. Только у нее маршрут короче.
   И все-таки? Что я ей скажу, когда увижу? И что скажет она? Наверное, опять свое ироничное "Привет, Ролье Третий"? А я ей просто кивну. Откуда мне знать, о чем принято говорить с женщинами? Ничего, кроме дежурных застольных фраз, в наши мозги не вкладывают. А книги, что дают нам читать в личное время, больше похожи на справочники по истории.
   Делаю усилие. Загрузить задание. Просмотр. Главная цель... Нет, а все же -- как она теперь выглядит? Похудела, наверное. Обожаю, когда у женщин горят глаза на осунувшемся лице. Откуда я это знаю? Пожимаю плечами. Зверь довольно урчит.
   ...Спустя много месяцев, сидя на жестком круглом табурете и уставившись в шероховатую поверхность стены, я представляю, как лейтенант Пьер Легар Четвертый удовлетворенно рассматривает графики диагностики агента "Павел". От его былой нервозности не остается и следа. Он собран и спокоен. Лейтенант делает вывод: Павел идет вразнос. "Все-таки мне удалось удержать его от преждевременного срыва", -- думает он, довольно улыбаясь. Все мелкие невинные хитрости примитивного существа в файле диагностики -- как на ладони. Дело близится к кульминации. После прибытия Павла на Амальтею операция вступает в новую фазу.
   Сквозь разделяющее нас время и пространство мне хочется негромко произнести над лейтенантским ухом: "Ты глуп, лейтенант Легар". Так, чтобы он вздрогнул и заозирался в недоумении. Так приятно знать, что лживая надменная хитрость получила по заслугам. Но там, где сейчас находится Легар, слова и чувства ничего не значат. Нет там и удивления. Ведь лейтенанта Легара больше нет в живых. Я сам застрелил его на Европе.
   Впрочем, я опять забегаю вперед. Извините меня -- я плохой рассказчик. Вы должны понять -- я обучен стрелять, а не травить байки.
  
  

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

СОЛДАТЫ СНОВА КОЕ-ЧЕГО СТОЯТ

  

-- 1 --

  
   Холод. Мертвенный красный свет, сочащийся из трещин в неровных стенах. Местность вокруг столь непроходима, а посты так удалены от базы, что менять часовых каждые несколько часов не имеет смысла. Использовать ранцевые двигатели запрещено в целях маскировки. Тропинка к посту прихотливо петляет между кратерными выбоинами, усыпанными валунами из пыли и льда; она ныряет в разломы и, обходя оползни по широкой дуге, протискивается сквозь скалы, что поднимаются из красно-бурой пыли огромными нелепыми изваяниями. Архитектор-неудачник вытесал их грубым топором. Ни одного округлого края. Сплошные острые грани. Местами на изломе вместо камня искрится грязный метановый лед с вкраплениями серы. Все поверхности здесь норовят предательски провалиться под ногами. В плотном на вид камне от малейшего касания образуются трещины, затем несколько квадратных метров тверди рассыпаются ледяным песком и беззвучно оседают в бездонные подземные каверны.
   Путь в один конец занимает почти три часа и больше напоминает изматывающий марш-бросок в полной выкладке, чем смену караула. Стиснув зубы и обливаясь потом, мы исполняем балетные номера, тщательно соразмеряя усилия толчка и балансируя оружием, чтобы не улететь в небеса или не нырнуть в весело поблескивающую лужицу жидкого азота. Ускорение свободного падения тут почти нулевое. Вчетверо меньше, чем даже на крошке Фобосе. Крохотные частички пота, ухитрившись протиснуться сквозь патентованный впитывающий подшлемник, образуют перед глазами то ли крупный туман, то ли марево. Красные отблески адского пейзажа, проходя сквозь него, превращают мир в аттракцион ужасов. Глаза раздражаются от соприкосновения с соленым туманом. Слезы окончательно размывают взгляд и добавляют пейзажу авангардизма. Я запомнил это определение во время посещения земного музея.
   Я где-то читал, как в давние времена во Французском Иностранном легионе, помимо уголовной швали служили художники и поэты. Писали стихи и рисовали наивные акварели в перерывах между монотонной гарнизонной службой и карательными экспедициями. Жаль, что я не умею рисовать. Да и негде здесь. Я бы набросал крупными мазками серо-голубой полосатый шар над головой. А потом порвал бы бумагу в клочья, чтобы избавиться от его призрачного света.
   Амальтея. Имя этого проклятого богом сгустка замороженного дерьма придумано Камилем Фламмарионом -- увлеченным чудаком-астрономом, жившим на Земле в девятнадцатом и двадцатом веках. Так звали нимфу, вскормившую Зевса-младенца козьим молоком, и в благодарность за это вознесенную им на небо и превращенную в звезду. На деле тут нет ничего общего с красивой легендой. Никакого молока. Амальтея -- жуткий бесчувственный вампир, пьющий наши жизни. Кажется, будто камни и лед высасывают из тебя тепло. Жрут, захлебываясь, и никак не могут насытиться. Когда мы делаем привал и сердце перестает гулко бухать в ушах, я слышу жадные сосущие звуки, с которыми невидимый паразит поглощает наши силы. Сопротивляясь ему, батареи разряжаются уже через несколько часов. Приходится таскать в штурмовом ранце запасные и экономить энергоресурсы, выставляя температуру на минимально допустимую отметку и до предела уменьшая обогрев.
   Холод. Промозглая ледяная сырость. Какой-то шизофреник нарисовал огромную сферу и раскрасил ее неровными полосами. Блекло-голубое, серое и коричневое в четверть неба. Трудно сказать, что видишь. Этим цветам не придумано названий. Тактический вычислитель отказывается брать ориентиры на поверхности газового гиганта. Сдается через тридцать секунд. Воронки возникают на границе полос и смешивают краски. Медленно вращаясь, они разбрасывают изогнутые щупальца, и я наблюдаю, как они постепенно умирают, растворенные блеклой голубизной. На Юпитер трудно смотреть долго. Привыкшие к виду безжизненных планет и бесконечной пустоты пространства, мы теряемся от близости величественного монстра. И одновременно он притягивает взор. Опустишь глаза, выбирая куда поставить ногу, а через секунду снова задираешь голову и стараешься ухватить взглядом тающее в солнечном сиянии бесконечное течение цветных лент. День за днем мы падаем в этот безмолвный кипящий хаос.
   Амальтея имеет форму неровной картофелины. Один конец вытянут и имеет относительно ровный ландшафт. Этот длинный тонкий конец всегда обращен в сторону Юпитера. Мы торчим почти на самом полюсе. "Севернее" нас вся поверхность -- сплошные кратерные поля, разломы и скалы. Есть даже несколько гигантских кратеров. Диаметр одного из них превосходит диаметр всего планетоида в самой узкой его части. Еще дальше -- непроходимые горы, высота хребтов которых достигает двадцати километров.
   Хочется согреть пальцы, сунуть их подмышки или хотя бы подуть на них. Ничего этого в скафандре не сделаешь. Приходится постоянно сгибать и разгибать их, чтобы сохранить минимальную чувствительность на случай, если приспичит пострелять. Ухватившись за леер, медленно, чтобы не взлететь к потолку, приседаешь. Отогреваешь застывающие ноги. Бульон в термосе скафандра кончается быстро -- есть хочется постоянно. Ледяное жало мочеприемника норовит отморозить отросток. Наши скафандры -- универсальные изделия и не рассчитаны на длительное комфортное пребывание на темной стороне. Зверь замерзает. Мысли прихватывает льдом. Шурша и потрескивая, ледяная шуга медленно вращается в голове. Треск помех в ушах. Путаешь собственные мысли с сообщениями по радио. Поддерживать боеготовность. Есть, сэр. Внутри укрытия частички пота превращаются в обжигающую маску. Лед спускается сверху вниз, ползет по шее, грозя заморозить сердце.
   Наши вахты длятся примерно по тридцать два часа. Местные сутки минус время в пути до поста. Мобильный комплекс поддержки в капонире неподалеку да пара бойцов. Один дежурит, второй на подвахте. Чередуемся через два часа. Сам пост -- небольшой кратер, вычищенный от пыли взрывом, перекрытый настилом из пластобетонных брусьев и заваленный камнями. Черная нора входа меж валунов, три амбразуры для кругового обстрела да радарные решетки системы слежения, замаскированные среди глыб пористого камня.
   Такблок напоминает о себе помаргиванием сообщения на границе видимости. Выворачиваю глаза, читая его. Всегда одно и то же. Ничего нового. Я оглядываюсь на скрючившегося у стены в позе зародыша напарника. Кашляю, прочищая горло. Делаю ежечасный доклад на базу. Изо дня в день, из часа в час, он повторяется, будто молитва, смысл который давно забыт.
   -- Красный-1, здесь Красный-7. Доклад.
   Приглушенный фильтрами треск помех. Слова мягко падают в слой пыли. Кажется, будто говоришь сам с собой. Наконец, когда ожидание становится невыносимым, голос дежурного сержанта хрипит:
   -- Записываю, Красный-7.
   Тупо удивляешься, как долго тянулись эти три секунды до ответа.
   -- Красный-7, без изменений. Посторонних объектов средствами визуального и радарного наблюдения не выявлено. Состояние здоровья удовлетворительное. Оружие, оборудование в исправности. Даю проверку тактического канала. Две секунды.
   -- Красный-1, принял. Тест проходит. Отбой.
   Я толкаю в плечо скрюченную фигуру.
   -- Эй, Иван! Твоя смена. Я пройдусь. Проверю краба.
   Пауза.
   -- Иван!
   -- Ладно.
   -- Не ладно, а "есть, сэр". Шевелись.
   -- Неугомонный ты, Жос, -- ворчит мой напарник из Восьмой пехотной, нехотя поднимаясь с кучи блестящего тряпья. Так выглядит особым образом скатанная и полунадутая палатка. Применяется как изоляция от промороженной поверхности. -- Здесь тебе третью нашивку не заработать.
   -- И прекрати спать. Мы тут всего месяц. Держись, парень. Иначе совсем раскиснешь, -- словно не слыша, продолжаю я. Когда пытаешься командовать, чувствуешь, как броуновское мельтешение внутри котелка выстраивается в какое-то подобие порядка.
   Напарник вытанцовывает шаг. Едва не протаранив головой низкий неровный свод, приземляется у южной амбразуры, где сложены наша амуниция и оружие. Колдует над скафандром, меняя батарею. Долго возится. Замерзшие пальцы отказываются слушаться.
   -- Холодно. Кажется, у меня мочеприемник замерз. Не могу оправиться. Резь внутри, -- бормочет Иван.
   -- Усиль обогрев на пять минут. Введи укрепляющее. Не перестарайся -- замерзнешь на обратном пути.
   -- Учи ученого. Я старше тебя на два года, -- заторможенно огрызается напарник.
   Я рассматриваю его спину. Скафандр, увешанный амуницией, превращает фигуру в неуклюжий шар и не дает представления о настоящей позе владельца, но мне кажется, что Иван зябко сутулится, пристраиваясь у амбразуры.
   -- Постарайся недолго, Жос, -- не поворачиваясь, выдавливает он.
   На минуту ему становится стыдно за свою слабость. Легенды Легиона просыпаются в нем, пробуждая впавший в спячку дух. Иван расправляет плечи, перепрыгивая к следующей дыре в камне. Он сильный парень. Но я знаю, что его хватит ненадолго. Никакая химия, которой нас время от времени пичкает скафандр, никакие вживленные рефлексы не в силах противостоять давящему, выворачивающему внутренности одиночеству. Мы один на один с бесконечностью. Вселенной наплевать на нас. Она снисходительно слушает наши радиопереговоры. Поглядывает свысока на жалкие скорлупки, в которых мы пытаемся спрятаться от нее. Не может понять, зачем мы сопротивляемся неизбежному. Дисциплина превращается в рудиментарный хвост. Знаешь, что он есть, но не враз разглядишь. И уж точно затрудняешься ответить, на кой он сдался.
   Иван перебирается к следующей дыре. Я молча выползаю наружу к только что придуманному себе занятию. Только бы не видеть стылых стен. Капитан Золото думает, что я держусь лучше других. Ему легко думать -- большую часть времени он проводит в теплом герметичном бункере. Его мысли не выстуживает графиком "сутки через сутки с двенадцатичасовой подвахтой и хозяйственными нарядами". Он покидает бункер один раз в день для выборочной проверки постов. На самом деле мой статус позволяет мне казаться более активным, чем есть на самом деле. Я могу придумывать себе занятия. Двигаюсь и произвожу кучу ненужных действий, чтобы не съехать с катушек от ненавистного красного света и бесконечного кружения полосатого мячика над головой. Зверь рычит и рвет меня когтями, требуя выпустить его на свободу. Нельзя туда, дружок. Без меня пропадешь. Свобода тут -- синоним смерти.
   Свет от быстро поднимающегося солнца заставляет кончик ствола сиять. Пламегаситель сделан из ртути. Карабины играют серебряным светом. А потом мертвый пейзаж начинает куриться пылью и испарениями метана. Резко усиливаются помехи. И без того рыхлый грунт становится непроходимым. Каждое приземление после балетного прыжка -- шаг в неизвестность. То и дело какой-нибудь валун не выдерживает теплового напряжения и рассыпается ледяными осколками. Или, плавно качнувшись, оседает и исчезает в снежной трещине. Только пыль выстреливает из образовавшейся каверны и долго висит над головой мутной серой кляксой. Из-за этих чудес кажется, будто вокруг тебя падают снаряды. Огонь по площадям.
   Этот процесс перемалывания поверхности на Амальтее идет миллионы лет. И будет идти еще миллионы лет после нас. Рыхлые камни, скрепленные льдом и серой, на солнце рассыпаются в щебень. Обнажают глубокие провалы. Провалы расширяются, рождая новые скалы. Скалы тоже рушатся ко всем чертям, давая основу булыжникам. Ночью лед вновь скрепляет поверхность из желто-красной породы в кажущийся незыблемым монолит. А потом под воздействием приливных сил Юпитера отдельные плато выскакивают наверх. И процесс образования скал и дробления их в пыль начинается снова. Бесконечное строительство. Через несколько лет место, где я сейчас нахожусь, будет выглядеть совсем по другому. Только солнечный свет будет все так же отражаться от красных граней, слепя глаза.
   Предыдущий отряд потерял троих во время дневных переходов. Мы меняем тактику. Теперь передвигаемся исключительно ночью. Перемещения днем, да еще поодиночке, не рекомендуются. Но я проявляю инициативу. Зверь хитрый -- днем на поверхности можно согреться. Несмотря на пыльное марево, скафандр даже включает теплообменники, сбрасывая излишки тепла. Страх быть замурованным заживо в ледяных глубинах ничто перед животной тягой к теплу. На солнечной стороне я ненадолго оживаю.
   В глазах у бойцов сводного отряда, которых мы сменили, застыло тупое равнодушие. Они брели по коридору транспорта, словно призраки, и никакие дежурные окрики таких же опустошенных сержантов были не в силах заставить их прекратить волочить ноги. Сейчас я понимаю -- они просто наслаждались непривычной тяжестью своих тел, словно вернулись с того света. Трехмесячная вахта в этом аду убивает не хуже зенитного огня. Разве что внутренности из разорванного скафандра не разбрасывает.
   Все, что было со мной до сих пор, кажется сном. Ты просыпаешься, выныривая из увлекательного действа, ты напряжен, твои чувства все еще там, ты остро переживаешь нафантазированную обиду или лелеешь радость, и твои переживания так остры, так свежи, но уже через час ты с трудом вспоминаешь, что тебя так возбудило. Через сутки помнишь только, что видел сон. А о чем он, уже забыл. Так и здесь. Я проснулся четыре недели назад. И моя прежняя служба, вся моя короткая жизнь забылись напрочь, смытые реальностью. А может быть, все совсем наоборот, и сейчас я барахтаюсь в объятиях ночного кошмара. Надо лишь сделать усилие, оттолкнуться посильнее ногами, чтобы проснуться поскорей. Но все судорожные попытки выбраться из сна заканчиваются очередным длинным прыжком.
   Медленно пробираясь от ориентира к ориентиру в мутном сиянии, я добираюсь до одного из укрытий, которое использует краб. Две скалы, склонившиеся друг к другу, образуют своеобразную арку. Приветствуя меня, механизм приподнимается на лапах. Комплекс непосредственной огневой поддержки М-40 "Бофорс". В просторечье -- краб. Его броня в боевом режиме приняла цвет окружающего ландшафта. Пока не наступишь, не увидишь. Я осторожно очищаю его технический лючок от пыли. Вытаскиваю наружу сенсорную панель. Равнодушно тычу перчаткой, прогоняя короткий тест. Индикаторы светятся зеленым. Как и следовало ожидать -- краб ежечасно сбрасывает мне, как старшему смены, данные самодиагностики по радио. Моя прогулка сюда -- бред под видом чрезмерной инициативности.
   Я похлопываю его по броне. Смешно -- я ощущаю жизнь в этом куске металла. Я фантазирую, будто краб способен ощутить мою грубоватую ласку. Камень подо мной вздрагивает -- где-то рядом случился обвал. Солнце все выше. В голове сплошной треск. Дальше оставаться снаружи опасно. Пора возвращаться.
   -- ...ложить состояние! -- пробивается еле различимый голос.
   Капитан. Волнуется, как бы символ Легиона не загнулся от попадания камня по башке. Еще бы -- за такое с него снимут не только звание, но и голову. Выдвигаюсь назад. К стылой промороженной пещере. Интересно бы знать -- кто из моих товарищей назначен играть роль няньки? Я уверен: Генерал не бросает слов на ветер. Меня пасут. Ежечасно. Ежесекундно. Следят за каждым моим шагом. Надеюсь -- это для того, чтобы не дать мне оступиться. А может, и чего похуже. С символа Легиона и спрос особый. Получил ли Золото особые инструкции насчет меня?
   Неожиданно четкий голос Сорма:
   -- Эй, Ролье! Опять в героя играешь?
   В перерыве между прыжками нахожу в себе силы улыбнуться. Может, это он и есть? Или это мой напарник -- теряющий человеческий облик Иван?
   -- Трудно менять привычки, мой аджидан.
   -- ...хр-р-р-хр...
   Помехи превращают гневную отповедь в неразборчивый хрип.
   Сорм теперь ротный сержант. После боя на Весте, где он с неполным отделением удерживал плацдарм на поверхности, ему присвоили аджидана. Выжил только он да еще один капрал. Представляете -- его даже не зацепило.
   Наши с ним отношения напоминают вооруженный нейтралитет. Ты не зарываешься, а я тебя не трогаю. Думаю, все дело в должности. Сорму положено быть цербером. Что не мешает нам по-дружески перекинуться парой слов в личный час. Его тоже сунули в Сводный отряд. Наверное, командование решило, что без знакомого лица мне будет скучновато на Амальтее. Нет, все же определенно, нянька моя -- Сорм.
   Сорм на полном серьезе считает, что знает меня как облупленного. Срабатывает стереотип -- он помнит меня еще безликим новичком, а не известным героем Ролье Третьим. Я рос на его глазах. Он даже пытается меня опекать. Черт с ним. Я вот тоже обречен до конца дней своих считать его старшим товарищем. Гибридом отца и старшего брата.
  

-- 2 --

  
   Измордованные донельзя, мы возвращаемся на базу -- так громко зовется тесный подземный бункер из нескольких герметичных отсеков. По крайней мере, на короткое время тут можно снять провонявший выделениями скафандр. Никто не обращает внимания на густые запахи -- хилых силенок вентиляции еле-еле хватает, чтобы на бетонных стенах не оседала холодная влага. Здесь вам не стерильные коридоры крейсера. Это -- временный оборонительный объект. Условия жизни в нем должны обеспечивать личному составу минимально приемлемый для выполнения боевой задачи уровень комфорта, не более. По замыслу командования существующих условий вполне достаточно для трехмесячной вахты. Бюджет Легиона и так растянут донельзя. Средств не хватило даже на переносные гравигенераторы -- безвкусную вторичную воду из-за низкого тяготения пьем через трубочки. Тусклый свет забранных решетками плафонов -- экономим электричество. Опять эта экономическая составляющая, мать ее.
   -- Мой аджидан, у Ивана мочеприемник замерзает, -- сообщаю я Сорму.
   По должности старшине отряда положено отдельное помещение. Тесный бетонный пенал два на два, половину которого занимает стеллаж, забитый дефицитными в наших условиях комплектующими. Старшина восседает над грудой добра, точно паук. По его виду ясно -- он скорее умрет, чем растранжирит вверенное ему имущество.
   -- Меньше спать надо. Двигаться больше. Шевелиться резче. Лед резких не любит, -- отвечает Сорм в надежде отделаться от меня советом.
   -- Здорово сказано, мой аджидан. Но мне не советы нужны, а новый патрубок с подогревом.
   Старшина смотрит исподлобья. Испытывает на слабо. Командным духом в нашей разношерстной толпе даже и не пахнет. Слишком низкая слаженность. Слишком большая нагрузка. И нулевая мотивация -- на этой рутине славы не сыщешь, хотя шею сломать легче легкого. Тогда зачем я это делаю? Сам не знаю. Следовать капризам зверя входит у меня в привычку.
   -- Ты ошибся, Жос. Батальонный склад на Весте остался.
   -- Не хочу назад труп на себе тащить. Только не в мою смену.
   -- Боишься ответственности, а, Жос?
   -- Не люблю лишних трудностей.
   -- Так поменяйся с ним скафандрами. Тебе-то, как герою, наверняка новый после выдадут.
   -- У вас есть новый скафандр, мой аджидан?
   -- Не у меня. Я же сказал -- после.
   -- Я сейчас жить хочу, мой аджидан. Не после. До после можно и не дотянуть.
   -- А я-то думал -- храбрец ты, -- подначивает Сорм. Он уже понял, что проиграл этот раунд.
   -- Я просто умный, мой аджидан. Храбрецы копают котлован в трех километрах к западу.
   -- Это не храбрецы, Жос. Это дураки.
   -- Это одно и то же, мой аджидан. Я пришлю Ивана.
   Аджидан заходится хриплым гоготом. Смех его переходит в надсадный кашель.
   -- Чертова сырость! -- прокашлявшись, кричит мне вслед Сорм.
   Но я не отвечаю ему. Я уже сплю.
   Прежние мечты о встрече с Лиз теперь кажутся мне наивными. Да и нет ее в живых, скорее всего. Если мы -- закаленные солдаты, специально выращенные для подобной службы, испытываем такие перегрузки, то чего ждать от обычной земной женщины без особых модификаций? Я схожу с ума через четыре недели после начала командировки, а она тут уже несколько месяцев. Усилием воли я заставляю себя выбросить из головы посторонние мысли. Будто выключаю участок мозга, отвечающий за привязанность и доброту. Вот ведь странность -- подобным образом я заставлял себя забыть убитых товарищей. То, что я испытываю к незнакомому человеку почти родственные чувства, уже не удивляет меня. Я переворачиваюсь на другой бок, вызывая недовольное ворчание соседей.
   Строящийся объект "Зонтик", вокруг которого столько возни, расположен в трех километрах от базы. Как раз в центре неровного круга, образованного нашими внешними постами. Всего в трех километрах. В целых трех километрах. Эти три километра до объекта -- все равно, что расстояние до Юпитера. И туда и туда попасть для меня одинаково невозможно.
   Первые дни я осматривался. Пытался найти лазейку. Вступить в контакт хоть с кем-то, кто имеет доступ на "Зонтик". Пустое. Наш график так плотен, что мы заняты каждую секунду. А в редкие моменты, когда нас не заставляют делать десятки необходимых для выживания вещей, мы отключаемся и забываемся тяжелым сном. От свинцовой усталости спать здесь хочется постоянно. Не меньше, чем есть. Не меньше, чем пить. Отдыхающей смене позволено спать без скафандров. Мы сгрызаем размоченные в воде плитки концентрата, потом выпиваем саму воду и тесно прижимаемся друг к другу, пытаясь согреться. Те, кто спят в середине, познают райское блаженство. На короткое время они сыты и в тепле.
   Инженерно-саперная рота, производящая монтаж оборудования, расквартирована отдельно от нас. Подземный лагерь для заключенных и казармы роты охраны -- тоже. Добровольческие силы охраны правопорядка обеспечивают конвоирование каторжан на работы и охрану шлюзов. Они -- самые лучшие из охранников. Потому как немые. Их легкие скафандры, непригодные для длительного пребывания на поверхности, лишены радиосвязи и имеют лишь маломощные лазерные передатчики. Я думаю, что они такие же заключенные, как и те, кого стерегут. Только сами этого не знают.
   Сообщение с Поясом сведено к минимуму -- все необходимые грузы доставляются на транспортном корабле вместе с очередным сводным отрядом, прибывающим на смену. Редкие контакты с инженерами производятся по радио через командира отряда. Попытка незаметно проникнуть во внутренний периметр или в расположение инженеров по непроходимой местности попросту нереальна. Нет ни повода, ни времени для таких действий. Мы не покидаем пределов базы, кроме как для несения службы. Дежурный сержант просто не откроет внешний шлюз без убедительной причины. А если я каким-то чудом покину базу, то система безопасности немедленно поднимет тревогу. И крабы -- ласковые стальные зверушки, несущие вахту, в момент превратят меня в пар.
   В общем, уже через неделю я потерял надежду. Никаких шансов на оперативную деятельность. Никаких косвенных или опосредованных данных. Ни по одному из пунктов задания. Я смирился с поражением. Я встретил свое поражение с облегчением -- больше поводов для Службы списать меня в резерв. Саботаж, так саботаж. Я злорадно улыбаюсь, представляя разочарованную и одновременно разъяренную физиономию доктора, когда он прочитает доклад о том, как я не смог проникнуть на объект. То-то ты покрутишься, дружок, составляя отчет для своего шпионского начальства.
   Моя цель -- проверка системы охраны и выявление агентов противника среди обслуживающего персонала. Я должен осуществить несанкционированное проникновение на объект и съемку оборудования. А по возвращении на Весту где-то полетят головы и гайки закрутят еще туже. Бессилие порождает ленивую агрессию. Тут даже на злость сил не остается. Плевать мне на доктора. Мне не приказывали покончить жизнь самоубийством. Всесильная Служба могла бы обеспечить мне более достойное прикрытие. Я не намерен подставлять голову из-за недосмотра штабных умников. Слово "долг" для зверя -- пустой звук. Его долг -- остаться в живых. Существо-солдат нехотя соглашается с его доводами.
   Дня не проходит, чтобы я не думал о том, как сбросить свои оковы. Но выхода все нет. Я тут -- такой же заключенный, как и остальные. Можно соскочить только в одном направлении. На тот свет. Я стискиваю зубы. Черта с два! Зверь терпелив. Он дождется своего часа.
   Но однажды, когда я торчал на подвахте, клюя носом в тщетной борьбе со сном, случилось чудо. У саперов что-то произошло. Не то авария, не то пожар. В общем, один из их парней получил ранение. Обычное дело в Легионе. Несчастные случаи у нас не редкость. Но этот парень -- он оказался очень нужным. Инженером, прошедшим обучение по какому-то там оборудованию. Секретному, поэтому дублера у парня не было. Саперы запросили у нас помощи. Капитан Золото решил, что лучшей кандидатуры, чем я, ему не сыскать. Все-таки, -- спасибо Генералу, -- у меня слишком много нянек.
   Динамики громкой связи, похоже, сознательно производят хриплыми и трещащими. Другой причины я не нахожу. Прямо с заводов они приходят такими, будто проработали лет сто. Есть в этом необъяснимом факте какая-то великая военная тайна.
   -- Капрал Ролье, срочно зайти к дежурному, -- дребезжаще каркает над головой.
   Отдыхающая смена недовольно ворочается. Я поправляю сползшую на холодный пол пленку палатки, которую парни используют вместо одеяла. Бессвязное бормотание и выкрики команд -- бредит один из заболевших в изоляторе. Звукоизоляция у нас никакая.
   Дежурка -- такая же промозглая тесная каморка с тусклым светом, как и большинство остальных помещений базы. Только развернутый в боевое положение командно-тактический блок играет огоньками на помаргивающей в воздухе голограмме.
   -- Жос, прогуляться не желаешь? -- спрашивает меня капитан Золото Второй.
   -- У меня есть выбор, сэр?
   Капитан переглядывается с дежурным сержантом.
   -- Ну, ты можешь отказаться. Я отправлю кого-нибудь еще. Я подумал -- тебе прогулка не помешает. Ты часто подставляешь голову, выдумывая причину. В кои веки выдался достойный повод.
   Я лениво вспоминаю, что должен быть образцом.
   -- Спасибо, сэр. Пускай парни отдыхают. Что нужно делать? -- солидно и неторопливо изрекаю я. Наш капитан тащится, когда я начинаю изрекать веско. Считает меня рассудительным. Рассудительный подчиненный кажется более надежным. На такого можно опереться.
   -- У инженеров проблемы. Им срочно нужна помощь. Есть раненый. Вместе с доком выдвигайся к ним. Доставишь его, поможешь, если что, и сразу назад, -- инструктирует капитан. -- Периметр открыт, сектора два, три. Крабы вас пропустят. Ты старший.
   -- Есть, сэр. А что с их доктором?
   Капитан выглядит смущенным.
   -- Чертовщина какая-то. Я сам толком не понял. Их командир нес какую-то чушь. Вроде как погиб он у них. Или заболел. А нового пока не прислали. Ждать им следующего транспорта. Сам понимаешь -- высший режим секретности. Ограничение сеансов связи и транспортного сообщения.
   -- Понимаю, мой капитан.
   -- Ты поаккуратнее там. Сейчас день. Поверхность нестабильная. Разрешаю использовать ранцы. Поддерживай связь.
   -- Не волнуйтесь, сэр. Все сделаю как надо.
   Я нацепляю одну из лучших своих масок. Рассудительного уверенного служаки. Этот шанс я ни за что не упущу.
   -- Жос.
   -- Сэр?
   -- Док у нас один. Смотри, чтобы с ним не случилось чего.
   -- Понимаю, сэр. Не беспокойтесь.
   Мы возносимся над красно-зеленым мутным маревом на длинных реактивных хвостах. Сверху горизонт кажется еще ближе. Края его размыты дымкой. Побледневший Юпитер продолжает свое безмолвное кружение. Бледный серпик Европы прячется среди звезд, будто стараясь казаться незаметнее. Только бы не промахнуться мимо бункера! Только бы не провалиться в трещину!
   Но все проходит штатно. Курсовой маяк выводит нас точно к цели -- надежному пятачку из переплавленной породы. Муть испарений захлестывает нас с головой. Мы добираемся до груды валунов, обозначающих вход, практически на ощупь, крохотными гусиными шажками. Я перевожу дух.
   Что значит экстренная ситуация! Вот бы так до поста: дал полную тягу -- и сразу на месте!
  

-- 3 --

  
   Бункер инженеров -- копия нашего. Нора меж валунами. Долгий узкий наклонный скат, выплавленный в скале. Мы опускаемся глубоко под землю.
   Печальный женский голос внутри черепа: "Вы входите на военный объект вооруженных сил Земной Федерации. Ваши полномочия подтверждены. Пожалуйста, следуйте указаниям персонала..."
   Шлюз с низким потолком. Такая же сырость в отсеках. Разве что света побольше. Датчики свидетельствуют о наличии в воздухе посторонних примесей. Метана и сложных летучих соединений. Поднимаю лицевую пластину. Запах, шибающий в нос, не поддается описанию. Я думал, в нашем бункере воняет. Я ошибался. Настоящая вонь -- здесь. Тяжелый запах немытых тел, аммиачных испарений, каменной пыли, ржавчины, смазки, перегретой изоляции. И -- гниющего мяса. Легионеры обладают способностью раскладывать запахи на составляющие. Для того, чтобы определить пригодность предмета в пищу. Оценить, насколько содержание полезных свойств в нем превышает дозу опасных веществ. Или выявить степень загрязнения бортового воздуха. Так что ошибки быть не могло -- сквозь ужасающую вонь я чувствовал сладковатый запах разлагающейся плоти.
   -- Мы на месте, -- докладываю на базу.
   -- Не задерживайтесь, -- напутствует дежурный сержант.
   Лица встретивших нас легионеров на человеческие и не похожи вовсе. Бледные призраки с лихорадочно горящими глазами и впалыми щеками. Одеты в грязные форменные флотские свитера навыпуск, на многих напялено сразу две, а то и три штуки. Рукава в неопрятных дырах, из которых торчат нити. От уставных причесок не осталось и следа -- длинные волосы всклокочены. Если бы мы имели растительность на лице, уверен -- нас встретили бы существа с длинными спутанными бородами. Посиневшие руки с грязными ногтями. Штанины комбинезонов лоснятся от грязи и впитавшихся в них технических жидкостей. Знаков различия никто не носит, отличить кто из них кто невозможно. Призраки толпятся, перегораживая проход. Молча смотрят на нас и чего-то ждут. Оружейная пирамида на стене открыта. Стволы винтовок тускло блестят осевшей на них влагой. Видно, что их не обслуживали уже долгое время. Стены и потолок местами покрыты пятнами бледно-зеленой плесени. Вентиляция шуршит мусором по полу. Под ногами перекатываются хрустящие шарики от обертки концентратов. Ну и свинарник!
   Талисман напоминает о себе коротким уколом. Обнаружил следящие сканеры. В этой дыре жучок не установить. Я прихожу в себя от этого сообщения. Вспоминаю, зачем явился сюда на самом деле. И первым нарушаю странную тишину.
   -- Капрал Ролье Третий, сводный пехотный отряд. Прибыл для оказания помощи.
   Тишина. На меня продолжают смотреть, как на чудо.
   Вмешивается наш док -- капрал Сэм Томлисон.
   -- Парни, нам передали -- у вас раненый.
   Молчаливое шевеление. Кто-то проталкивается сквозь тесный проход.
   -- Слушайте, у вас мин нет? -- пришепетывая, спрашивает сапер с безумными глазами.
   -- Мин? -- удивляюсь я.
   -- Пехотных, -- уточняет сапер. -- Край как пару штук надо.
   -- Нет, -- отвечаю я. -- Нам их только в караул выдают.
   -- Жалко... -- огорчается сапер. Знаком просит следовать за ним. На лицах окружающих отражается тупое уныние.
   Призраки расступаются, пропуская нас. Я сдерживаюсь изо всех сил, чтобы не поддаться порыву опустить лицевую пластину и перейти на замкнутую циркуляцию. Сжимаю зубы. За нами идут, все так же молча.
   Бункер кажется бесконечным. Внешняя похожесть грубых бетонных поверхностей дезориентирует меня. Мы долго петляем среди заплесневелых стен. Тяжелые герметичные двери распахнуты настежь, все как одна. Похоже, тут всем наплевать на правила безопасности. В некоторых отсеках разбросаны инструменты и оборудование. Складывается ощущение, что после прекращения работы их просто бросили куда глаза глядят.
   Чем дальше мы идем, тем больше народу нас сопровождает. При нашем приближении легионеры оставляют свои занятия и тянутся следом. Спящие вповалку под грудами тряпья существа толкают соседей и молча пристраиваются за нами. Мы идем во главе странной призрачной процессии. Глаза у некоторых гноятся. Руки в язвах. Мы тянемся медленным гусиным шагом и только шмыганье мокрых носов да глухое покашливание слышится сквозь побрякивание амуниции.
   -- Парни, куда вы нас ведете? -- спрашиваю я.
   Ближайший мертвец в рваном свитере смотрит на меня непонимающе. Господи, да что тут происходит?! Липкое чувство сковывает конечности.
   -- Эй, долго еще? -- голос мой срывается на крик.
   Неопределенное пожатие плечами.
   -- Кто у вас командир? Эй, ты -- как тебя? -- я к тебе обращаюсь!
   Ни малейшего проблеска в пустых глазах. Призрак неопределенно машет рукой.
   -- Он там, -- невнятно произносит он.
   Меня обдает едким запахом. Перегар! Он употреблял спиртное!
   Док Томлисон от рождения не брезглив. Легионным медикам не положено блевать от вида крови и перемешанных в кашу внутренностей. Но сейчас у него на лице такое выражение, что я понимаю -- он вот-вот сорвется. Немое удивление, смешанное с ужасом и брезгливостью, стягивает его лицо в гримасу. Я протягиваю руку, задев отшатнувшегося от прикосновения мертвеца, и опускаю у дока лицевую пластину.
   Я развиваю контакт.
   -- Он офицер? Как его фамилия?
   -- Офицер, -- тупо соглашается легионер. -- Конечно. Кем ему еще быть? Убивец его зовут. Он там, -- снова неопределенный взмах рукой.
   -- Всего один офицер? Сколько вас тут?
   Однако два вопроса превышают предел умственных способностей существа. Повергают его в ступор. Сапер шевелит губами, потом сдается и отворачивается. Я оглядываюсь, в поисках более вменяемого собеседника. От молчаливого шарканья ног мне становится жутко.
   -- Парни, что у вас тут происходит? -- отчаянно вопрошаю я. -- Сержанты есть? Кто здесь старший? Отвечайте!
   -- Я... наверное, -- нехотя отзываются сзади.
   Я резко оборачиваюсь. На меня наталкиваются идущие сзади. В них тупо тычутся другие. Затор. Лица мертвецов кажутся одинаковыми.
   -- Кто это -- я?
   -- Я, -- говорит неотличимый от других призрак.
   Сейчас я кажусь себе олицетворением Легиона.
   -- Представьтесь по форме, легионер!
   -- Сержант Пети... Четвертый, -- нехотя, будто вспоминая забытые слова, выдавливает существо. Добавляет, войдя во вкус: -- Четвертый отдельный инженерно-саперный батальон, третья рота, командир технической группы.
   Глаза его приобретают осмысленное выражение.
   -- И не орите на меня, капрал. Я старше вас по званию.
   Явный прогресс. Несколько мутных личностей прислушиваются к звукам его голоса.
   -- Извините, мой сержант. На вас нет знаков различия, -- фальшиво оправдываюсь я.
   -- Специфика работы, -- сапер равнодушно машет рукой. Спрашивает с надеждой: -- А у тебя точно мин нет?
   -- Нет. Нам сообщили, что у вас тут авария. Есть раненый.
   -- Ага, есть, -- соглашается сержант. -- Бедняга Жиль. Прижало его. Еще несколько отсеков -- и мы на месте. Нам без Жиля никак. Без него мы закончить не сможем. Жиль -- спец по...
   Мертвецы внезапно оживают. На сержанта дружно шикают. Голос его тонет в гневных выкриках.
   -- Эй, сержант, завязывай! Чего городишь? Кончай, Жермен! Баста! Стоп! Убивец тебя сгноит! Пайка лишит! Забыл, как доктор кончил?
   Сержант разводит рваными рукавами. Вид у него смущенный.
   -- Извини, парень. Секретность, мать ее. За разглашение -- смерть, -- неохотно поясняет он.
   Толпа постепенно успокаивается. Неожиданная вспышка пошла многим на пользу. Окружающие будто очнулись от сна.
   -- Эй, а ты не тот Ролье, про которого нам перед отправкой талдычили? -- спрашивает кто-то.
   -- Да ну, откуда ему тут взяться, -- вяло сомневается другой голос. -- Тот -- герой. Сюда таких не отправляют.
   -- Точно. Эта дыра для грешников, -- соглашаются сзади.
   -- А похож, -- не унимается первый.
   -- Брось, -- невнятно лепечет призрак. -- У тебя глюки. Был бы док жив -- объяснил бы тебе, как правильно плесень нюхать.
   -- Ничего не глюки! -- глаза спорщиков горят неземным огнем. Кажется, даже светятся в полутьме. -- Я его фото видел.
   Тут кто-то замечает мой грязный шеврон.
   -- Да точно он, парни. Сам Ролье! Из Десятой пехотной! Вон, гляди -- кайма!
   -- Да где там -- целых две!
   -- Успел еще отметиться, пока мы тут гнили!
   -- Молоток, парень!
   -- За что тебя сюда?
   -- Надолго к нам?
   -- Выпить хочешь?
   -- Не стесняйся -- пойло чистое. Док, пока жив был, проверял.
   Мне протягивают булькающие фляги. Грязные руки тормошат меня со всех сторон. Горящие глаза просительно ловят мой взгляд. Смрад перегара и гнилых запахов окутывает меня ядовитым облаком. Я попал в ад. Зверь дыбит шерсть на загривке. Пятится в угол. Показывает желтые клыки. Безумие.
   -- Стоп! -- ору я.
   Тишина. Шелест вентиляции и тяжелое хриплое дыхание.
   -- Мы теряем время. Ведите к раненому, -- приказываю я.
   -- Это там. Пойдем, уже недолго, -- суетливо говорит сержант.
   И наше блуждание по лабиринту возобновляется. В составе процессии из перешептывающихся призраков мы бредем по подземному коридору. Так долго, что он начинает казаться мне бесконечным. Я догадываюсь, что это переход, соединяющий бункер с "Зонтиком".
   -- Вот, пришли, -- говорит сержант, когда мы достигаем массивного шлюзового люка.
   Предупреждающие надписи у входа. "Стой! Стреляют без предупреждения! Вход без идентификации воспрещен!" Пара зачуханных бойцов-добровольцев в грязной униформе дежурит у входа в святая святых. Физиономии покрыты многодневной щетиной. Кепи засалены. Привыкшие к одним и тем же лицам, они недоуменно хлопают глазами, переводя растерянные взгляды с нас на саперов и обратно. От этих бегающих глаз да от изможденного вида охранников действо здорово напоминает фарс.
   -- Где раненый-то? -- спрашиваю в недоумении.
   На лицах окружающих тупое замешательство.
   -- Где-где. Внутри, -- произносит кто-то из толпы.
   -- Так тащите его сюда, -- предлагает док.
   -- Никак нельзя. Его пришпилило. Электродом проткнуло, как жука. От зарядной мачты. Если снимем -- враз ласты склеит. А без Жиля нам никак.
   Я начинаю злиться не на шутку. Я в шаге от цели своего задания. Чтоб мне сдохнуть -- меня не остановит пара придурков с выжженными мозгами!
   -- Тогда ведите, -- приказываю я.
   -- Так у вас допуска нет, -- с идиотской усмешкой говорит кто-то.
   -- Так на кой вы нас сюда притащили?! -- ярость на тупое стадо грозит разорвать меня изнутри. -- Чтобы показать закрытый люк? Мы из-за вас режим маскировки нарушили! Ранцы включили! Дока своего от больных оторвали!
   -- Ты не кипятись, Ролье. На-ка вот, хлебни, -- равнодушно бубнит над ухом существо. Я брезгливо отталкиваю его руку. -- Ну, как знаешь.
   Кадык над тройным воротником ходит вверх-вниз. Мертвец довольно крякает, нюхая засаленный рукав.
   -- Док, пока жив был, говорил, что легионера эта зараза нипочем не берет, -- сообщает он в пространство. -- Типа -- никакого привыкания. А я вот, ежели полдня без фляги, -- и сам не свой. Выходит, умники-то напутали со мной.
   Он мелко хихикает.
   -- Опять у Криса контакты пережгло. Связать бы надо, -- говорят сзади.
   -- Да ну его. Снова брыкаться будет. Он мне в прошлый раз руку прокусил.
   -- Как всегда, пойло с порошком смешал.
   -- Заберите у него флягу, -- советует кто-то.
   -- Так он тебе ее и отдал.
   -- И что теперь делать? Я за ним проводку переделывать не буду. Он, как буйный сделается, -- к оборудованию лезет. Все рвется наладку закончить. А у самого руки трясутся. И не соображает, чего творит. Убивец нипочем резервных блоков не выдаст.
   Виновник обсуждения тем временем прекращает хихикать и отступает спиной к стене. Яростно вращает налитыми кровью глазами. Бочком, сантиметр за сантиметром, крадется к люку.
   -- Эй, союзники! -- кричит сержант часовым. -- Этого не пускайте. Готов. Дров наломает.
   Часовые, видимо привыкшие к подобным сценам, синхронно кивают головами. Ну, чисто болванчики! Снимают с плеч винтовки с примкнутыми штыками.
   -- Назад, назад! -- бормочут ублюдки, отгораживаясь от Криса стволами. Тот, мелко тряся головой, упрямо наседает.
   Я пытаюсь переломить ситуацию. На дока надежды мало -- от увиденного его перекосил столбняк. Вся надежда на себя.
   -- Слушайте, парни -- у меня приказ -- оказать вам помощь. Делайте, что хотите, но ведите нас к раненому. Я привык выполнять приказы.
   -- Приказ -- оно конечно, -- соглашается толпа. -- Приказ -- это святое. Мы вот тоже -- выполняем. И ты держись.
   И дальше в том же духе. Пробую с другой стороны.
   -- Свяжите меня с вашим командиром, -- требую я.
   -- Хи-хи. Так он трубку не берет, -- почти весело сообщают из толпы.
   -- Как это? -- не понимаю я.
   -- А вот так. Мы с ним только через переговорник в люке говорим. Строго по графику. Он от нас в седьмом отсеке прячется. Продукты нам и инструмент через шлюз передает. Под прицелом держит, сука.
   -- Прячется? От вас? Офицер?
   -- Ага. Прячется. Хочет назад вернуться. Боится, что мы его того -- порвем. Он у нас все скафандры забрал. И патроны. Издали руководит, -- вразнобой подтверждают призраки.
   -- Зачем скафандры? А если авария? Или на поверхность выйти? -- незаметно для себя я начинаю втягиваться в безумную беседу. Реальность в этом странном месте идет волнами, будто в кривом зеркале.
   -- А у нас каждый день аварии. Оборудование дрянь. Расходников не хватает. Мы привыкли. Хлебнешь чуток, чтобы с катушек не соскочить -- и страха как не бывало. А скафандры Убивец не отдает, чтобы мы ноги не сделали. Боится, что мы корабль захватим. Или к союзникам уйдем. Среди каторжан попрячемся.
   -- Да нет тут никаких кораблей. Вообще. Я за четыре недели ни одного не засек, -- возражаю я.
   -- У Убивца своя метода, -- голос снова гнусно хихикает. -- Нюхнет плесени и ну по стенам радарные отклики ловить. У него, что ни день, то вражеская эскадра мимо проходит. Раньше он от марсиан из пистолета отстреливался. Потом патроны кончились, затих.
   -- Ребята, -- жалобно молю я. -- Что хотите для вас сделаю. Не губите, а? У меня приказ... Мне на вахту скоро. Хотите, чтобы ваш Жиль дуба дал? Пока мы тут прохлаждаемся, он, может быть, кровью истекает.
   Упоминание о Жиле дает неожиданный эффект. Крис взвизгивает и подныривает под штыки охраны.
   -- Жиль, не умирай, -- вопит он во всю глотку. -- Нам без тебя передающие контуры не запустить! Мы кодов не знаем! Пустите, падлы! Недоноски пустоголовые!
   Часовые сбиты с ног. Буйнопомешанный, отчаянно хрипя, дотягивается до сенсора открывания. Тихо гудя, люк медленно ползет вверх. Поток холодного воздуха врывается в коридор, смывая застарелую вонь.
   -- Держи его! За ноги, за ноги лови! -- истошно орут со всех сторон. Меня толкают. Дока отбрасывает назад, в полутьму коридора.
   Свалка при почти полном отсутствии тяготения -- занятное зрелище. Картина, достойная лучших психиатрических лечебниц. Клубок тел медленно извивается, то взмывая к потолку, то перепутанным шаром откатываясь к стене. Перекошенные рты. Выпученные глаза. Хрип. Сдавленные крики. Задыхающийся кашель. Треск рвущейся одежды. Один из охранников стреляет. А может, это кто-то случайно задевает спусковой крючок. Пуля попадает в плафон освещения. Брызги толстого стекла летят, подобно шрапнели. Кровь на безумных лицах.
   -- Жос, давай отсюда выбираться, -- кричит мне док. -- Они тут все сумасшедшие!
   Я включаю уверенную физиономию.
   -- Погоди, Сэм. Придумаем что-нибудь. Если мы им не поможем, нас по головке не погладят.
   -- Да ну их к чертям, -- упрямится док.
   -- Эй, парень! -- прикрикиваю я. -- Я тут старший, не забыл?
   -- Извини, Жос, -- пристыженный док опускает голову.
   Меж тем Крис умудряется вырваться. Под хор проклятий он по-обезьяньи проскальзывает в люк. Исчезает в ярком сиянии. На объекте электричество не экономят.
   -- Лови, лови! -- в люке образуется давка. -- Отрезай его от пускового! Там горючее в модуле! И две станции активировано! Если даст полную тягу -- взлетим к чертям! Эй, Том, давай в три-три. Заблокируй люк с той стороны!
   Через тридцать секунд у открытого люка остается лишь трое расхристанных бойцов. Один из них ранен -- с лица за воротник стекает струйка крови. Он вытирает лицо рукой. Размазывает кровь. Удивленно разглядывает ладонь.
   -- Эй, у кого пакет есть? -- спрашивает он в пространство.
   -- У меня был, -- отвечает ему давешний сержант. Он баюкает поврежденную кисть. -- В мастерской остался. Мне док выдавал. Целехонек.
   -- Вот черт, -- монотонно бубнит окровавленный. -- Далеко идти.
   -- Дай-ка я посмотрю, -- вмешивается Томлисон. -- Да ничего серьезного. Просто кожа рассечена. Потерпи-ка.
   Он сноровисто обрабатывает рану на лбу влажным дезинфицирующим тампоном. Брызжет из баллончика гелем-восстановителем. Из раскрытого люка доносятся звуки удаляющейся погони. Похоже, охота идет нешуточная -- я слышу, как гулко хлопают герметичные двери и перестук ног по металлическим настилам смешивается с приглушенными криками загонщиков. Снова раздается выстрел.
   -- Вот так, -- приговаривает док. -- Через пару дней пленка рассосется. Пару дней лоб не мочи. Потерпи без умывания.
   Раненый слушает его, раскрыв рот. Подбородок его начинает дрожать. Он ухватывает его скользкой от крови ладонью, но смех все же прорывается наружу. Док опасливо отодвигается от него. Беспомощно оглядывается. "Да что ж они тут один за одним с катушек съезжают?" -- говорит его взгляд.
   -- Умывание... я не могу... ты выдал, док! -- сквозь истерический смех слова сапера пробиваются, словно сквозь помехи. -- Да я забыл, когда воды пил вволю! Мы техническую воду через фильтры пропускаем. Смешиваем с пойлом, чтобы копыта не откинуть. Опреснитель-то -- у Убивца! А ты -- умывание! Ха!
   Сквозь его бессвязные выкрики голос мой еле различим.
   -- Ну что, веди, сержант, -- приказываю я.
   Сержант, видимо, читает по губам. Молча кивает. Преодолевая сопротивление потока холодного воздуха, мы перешагиваем через стальной комингс и вступаем в светлое царство. На ходу сержант оглядывается. Бурчит, словно нехотя:
   -- Ты это, капрал. Броню отключи. Не положено тут. И ты тоже, док.
   Люди-тени в серой рванине пристраиваются за нами. Немой эскорт.
  

-- 4 --

  
   Широкая, ярко освещенная галерея уходит вниз. Ровный шум вентиляции. Воздух чист и сух, хотя довольно холоден. Сильно пахнет озоном и металлом. Перекрестки просторны, как в городе. Наверное, здесь может передвигаться грузовой транспорт. Некоторые двери по обе стороны распахнуты настежь -- следы погони. Отсеки за ними выглядят полностью оснащенными. Оборудование уже запитано -- ровными рядами светятся контрольные индикаторы. Будто невзначай, я стараюсь идти ближе к стене. Прислушиваюсь к низкому гудению, издаваемому аппаратурой. Незаметно поворачиваю голову, проходя мимо раскрытых дверей. По виду оборудования я пытаюсь определить, к какому классу относится секретный объект. Пучки толстых силовых кабелей змеятся в настенных желобах. Значит, энергопотребление большое. Станция слежения -- решаю я. Или узел дальней связи. Или и то, и другое. Во время свалки кто-то упомянул заправленные топливные танки и станции. Может быть, ракетная батарея? Нет. Слишком неглубоко. И нет радарных полей. И без загоризонтных спутников никакой батареи ПКО не бывает. А уж их-то я за месяц постоянного наблюдения за небом засек бы наверняка. База для систем слежения? А что -- вполне логично. Запуск спутника-шпиона с автономной программой, прием и обработка данных, отправка их через систему короткоимпульсной дальней связи. Расстояние позволяет следить за всеми основными небесными телами вокруг Юпитера. Если так, значит, где-то здесь должны быть ангары.
   Но даже того, что я уже вижу, достаточно для чувства удовлетворения. Проблемы незнакомых мне сумасшедших саперов, жизнь какого-то неведомого Жиля -- все это мне побоку. Какое мне дело до их повального пьянства, погибшего доктора и командира со съехавшей крышей? Я пробрался в святая святых. Я увидел достаточно, чтобы делать выводы. Жаль, что я не могу производить запись -- всюду датчики сканеров, но, если бы на моем месте оказался настоящий шпион, назначение объекта мгновенно перестало бы быть тайной. Охрана внутреннего периметра силами добровольцев-смертников ни к черту не годится. Я сгораю от предвкушения в ожидании момента, когда смогу остаться один и надиктовать донесение.
   Зверь ревниво молчит. Затаился до времени. Ему нет дела до моей радости. Его жизни ничего не угрожает. Он сыт. У него есть чем дышать. Его равнодушный пессимизм раздражает меня. Но потом я прикидываю, что получу взамен адских лишений, которым подвергался ради выполнения задания. Что, кроме сознания хорошо выполненной работы? Кроме стандартного "поздравляю, мой мальчик"? Ничего. Ничего из того, что может понадобиться зверю для жизни. Я работаю за "спасибо". Зверю не требуется благодарность. Ему нужна свобода. А ее-то мне никогда не видать. Мне становится стыдно. Стыдно за то, что позволил врожденным инстинктам взять над собой верх. Должно быть, доктор сейчас удовлетворенно потирает руки, в предвкушении моего доклада и перспективы похвалы от начальства. Я мстительно усмехаюсь. Я не собираюсь делать тебе доклад. Твои старания пропали впустую. Твой агент оказался пустышкой. Куда там у вас принято ссылать проштрафившихся контрразведчиков?
   Возбужденные голоса. Из дверей вываливается гомонящая толпа. Волокут спеленатого Криса. Он яростно извивается и хрипит, пузыря слюну.
   -- У самого ангара поймали, -- тяжело дыша, сообщает один из саперов. -- Уже вскрыл панель преобразователя. Еще чуть-чуть, и весь третий радиус выжег бы, придурок.
   -- Куда вы его? -- спрашивает док.
   -- А, отлежится в холодке, -- машет рукой сержант. -- Отойдет. Главное, от Убивца его спрятать. Убивец за такое враз в карцер сунет. Он хитрый.
   -- Как это -- в карцер?
   -- Ну, в бункер пустой. Без еды оставляет. Называется -- воспитательная мера. Дока вот тоже воспитать решил. Док производство дури на поток поставил. Очистку наладил.
   Во мне пробуждается интерес.
   -- Ты о спиртном? -- осторожно спрашиваю я.
   -- И о нем тоже. Док у нас молоток... был. Та дрянь, что со скафандрами идет -- она нервную систему разлагает. И печень. Долго ее нельзя пользовать. Так он говорил. Типа, только для боевых условий. А мы тут уже... дай подумать... уже десять месяцев. Почти год постоянного стресса. Никакие нервы не выдержат. Вот док и приспособился пойло производить. Заботился о нас. Немного технической воды, чуток пищевого концентрата и местная плесень. Руки-то на месте у нас. Нам аппарат соорудить -- что плюнуть. Говорит, снимает нервное напряжение и не вызывает привыкания. И можно техническую воду обеззараживать. Не полностью, но хоть что-то. Чистую воду тоже Убивец прибрал. Наверное, прав док. Если мы до сих пор живы и не сбрендили. Если бы не пойло его и не советы по части дури -- давно бы сдохли.
   Я незаметно переглядываюсь с Сэмом. В его глазах понимание. Как же, не сбрендили. Шпион жадно фиксирует услышанное. Определенно, я вернусь не с пустыми руками. Вернусь? Да что со мной?!
   -- А что за плесень?
   -- Да ее много тут. Едва пропустишь приборку -- она тут как тут. Где влажно, там и появляется. На стенах. На потолке. Если где родной грунт встретит -- аж кустится. Светится в темноте. Будто фосфоресцирует. Наверное, что-то тут в камне такое. Или в воздухе. Фильтры-то у нас того... дерьмовые. И бункеры строили наспех. Каторжане кое-как штольню делают и бетоном укрепляют. Роботы у них примитивные. Так что дыр в оригинальный грунт -- море. Сушишь, растираешь в порошок и нюхаешь. Галлюциноген. Улетаешь в момент. А можно соскребать -- и в чан. Док у нас умный. Книжки читал. Квалификацию повышал. Ему аджидана перед отправкой присвоили. Он даже лекарства тут сам изобретал. От кашля помогают. И от траншейных стоп. Жалко, вши их не боятся.
   -- Настоящие лекарства тоже Убивец припрятал? -- догадываюсь я.
   -- Точно. Мотивацию нам повышает. Если норму выполнил -- он и воды дает, и еды. Если болен -- универсальную вакцину из аптечки. Если не выполнил -- труба. Пайка не будет. А как эту норму сделать? У нас давно некомплект специалистов. Он в складе забаррикадировался, и вылазки оттуда делает. Надевает скафандр и через внешнюю поверхность выходит. По холодку. Там у него резервный шлюз. Ходит, работу втихую проверяет, сука. Боится -- пока его нет, мы ему стену взорвем и до скафандров доберемся. А чем взрывать? Взрывчатки-то нету у нас... -- огорченно заканчивает призрак.
   Очередные ворота. Массивные створки грузового шлюза.
   -- Пришли, -- говорит сержант. Набирает код. Прикладывает глаз к сканеру. Ворота вздрагивают. С резким щелчком на их поверхности возникает вертикальная щель.
   Глазам открывается довольно большое помещение. Яркие прожектора льют вниз потоки света. Вот он, ангар. Что и требовалось доказать.
   Большую часть отсека занимает туша грузового модуля. Именно отсюда инженеры берут оборудование. Приходит транспорт, опускает автономный отделяемый модуль и забирает опустевший. Поэтому тут такие широкие галереи -- для работы грузовых каров. Рельсы передвижных шахт уходят в стенные ворота. Круглые стальные створки над головой. Лепестки огромной диафрагмы. Обрешеченная палуба далеко внизу. Ангар одновременно и грузовой порт. А вот и пусковая установка. Уже смонтирована и установлена на рельсах. Электромагнитная катапульта. Разгон без демаскирующего выхлопа. Дождался нужного положения астероида -- и выстрелил. Спутник лишь подрабатывает двигателями ориентации. Со спокойным удовлетворением констатирую -- я был прав насчет станции слежения.
   Раненого замечаем сразу. Технические галереи по спирали опоясывают ангар, доходя до самого потолка. На одной из них, распластавшись на поручнях, он и висит. Его действительно пришпилило. Зарядная мачта -- выдвигающийся к центру отсека тонкий токопроводящий штырь, пригвоздила его к ограждению. Снизу видно, как выходит через грудь острое блестящее жало.
   -- Да живой он, живой! Скорее, чего уставились! -- кричит сверху легионер.
   Он придерживает на весу голову раненого.
   Мы переходим на бег. Док на ходу достает из сумки свой диагност.
   Раненый хрипло дышит. Глаза его закатились. Лицо -- пятно желтого пергамента. Кровь, пропитавшая свитер, превращает его в блестящую черную броню. Броня поблескивает в ярком свете прожекторов. Кровь стекает по штанинам. Капает вниз сквозь ажурные решетки настила. Медленно сочится из-под сверкающего жала. Я раздуваю ноздри от острого железного запаха.
   Док опускается на колени. Разрезает мокрый свитер. Осторожно снимает его -- лоскут за лоскутом. Прикладывает к спине контактный датчик диагноста. Медленно водит им, глядя на экран. Достает пневмошприц. Раз за разом вкатывает дозу чего-то убойного. Тело раненого дергается. Обмякает. Я слежу за руками Сэма. Люблю наблюдать, как профессионал работает. Сосредоточено и умело. Док сейчас похож на лейтенанта Легара. Все медики, колдующие над ранеными, независимо от возраста и цвета волос, в какой-то момент становятся похожими друг на друга, как близнецы.
   Призраки с белыми лицами по одному проникают в ангар. Медленно бредут к нам, задрав головы вверх, не глядя под ноги -- зомби, почуявшие кровь.
   -- Ты и ты -- берите его под руки, -- командует док. -- По моей команде втягивайте мачту. И сразу опускайте его на палатку. Внимание -- давай!
   Гудя, жало, испятнанное красным, втягивается в телескопическую трубу-приемник. Раненый дергается. На мгновенье открывает глаза. Плечи его напрягаются. Он с хрипом втягивает воздух. Кровь толчками выплескивается из влажной дыры. Пузырится на губах. Голова вновь безвольно опускается.
   -- Опускай! -- кричит док на застывших зомби. -- Тампон под спину! Прижимай! Крепче!
   Струйки крови стекают по груди. Собираются в лужицу на палаточной пленке. Руки дока так и мелькают. Он вставляет в разъем диагноста тонкий штекер с кабелем от контейнера с восстановительным раствором. Программирует наноботов. Отбрасывает диагност. Вставляет в рану длинную тонкую иглу. Тихое жужжание -- восстановительный раствор перетекает в безвольное тело. Кровь вскипает желтыми пузырями -- десятки тысяч наноботов, растворенных в физрастворе, приступают к работе. Сэм срывает зубами оболочку с пакета активного пластыря. Запечатывает дырку.
   -- Приподнимай! Осторожно, дубина! Жос, помоги!
   Мы перекатываем бесчувственное тело на бок. Док колдует над окровавленной спиной. Цепляет к ограждению пакет из блестящей пленки. Подключает цилиндрик насоса. Пристраивает толстую иглу к грязной руке. Трубки шевелятся, как живые, качая жидкость. Док укрывает раненого полой палатки. Неспешно собирает инструменты. Все произошло так быстро. Лицо Сэма невозмутимо.
   Кто-то из собравшихся мертвяков не выдерживает.
   -- Ну что, док? -- звучит неуверенный вопрос. -- Как он?
   Тишина стоит -- слышно, как работают вентиляторы далеко в транспортной галерее. Призраки затаили дыхание. На изможденных лицах застыло выражение предельного внимания. Надежды. Отчаянья. Смертельной тоски загнанных в угол зверьков. От десятков горящих безумием глаз по спине пробегает холодок. Я невольно ежусь.
   -- Ролье, что у вас? -- голос дежурного сержанта оглушительно гремит под черепом.
   -- Оказываем помощь. Док работает, -- коротко отвечаю я.
   -- Синий-главный извелся. Поторопись. Я сменяюсь. Отбой.
   -- Принял. Отбой.
   Я подталкиваю Сэма.
   -- Давай, док. Не тяни.
   -- Давно он тут? -- спрашивает док, закрывая сумку.
   -- Часа три, -- отвечают из толпы.
   -- А почему так долго?
   -- Ждали, пока с Убивцем на связь можно будет выйти, -- слышим удрученный ответ. От животной покорности собачьей судьбе, что звучит в этом голосе, зверь мой глухо рычит и припадает на лапы, собираясь к прыжку.
   -- Передатчик-то у него, -- добавляет кто-то. -- А у союзников медиков нету. Сами мрут.
   -- Легкое у него пробито. Крови много потерял. Да и общее состояние у него не очень. Печень увеличена. Токсины в крови. Его в восстановительный бокс надо. Тут ему не сдюжить, -- говорит док.
   -- Откуда тут бокс? Заберут со следующим транспортом.
   -- Он не дотянет. День, если повезет, -- два.
   Весть о близкой смерти товарища, похоже, не производит на собравшихся никакого впечатления. Видно, все они тут давно привыкли к виду умирающих. Один лишь вопрос волнует этих существ:
   -- Эй, док! А он говорить-то сможет? Нам поговорить бы с ним.
   -- Ну, в себя он придет. Правда, насколько вменяемым будет -- не знаю. Я же не врач, в конце концов. Мое дело -- заштопать. Я заштопал. Сейчас он спит.
   -- Слышь, док, мы так не договаривались. Нам надо, чтобы он коды нам передал, -- жарко шепчет сержант в лицо отшатнувшегося Сэма.
   -- Да вы тут поохренели все! Он же ранен! Умирает! Это же ваш товарищ!
   -- Док, ты нам на совесть не дави. Если он коды активации нам не передаст -- мы тут все загнемся. Нас ведь сюда до окончания работ сунули. Пока не завершим -- никакой смены. Секретность, мать ее. Понимаешь? Ему так и так на тот свет. А мы еще выкарабкаться можем. Нам всего-то осталось -- чуть больше месяца.
   Повидавший кучи трупов и привыкший, кажется, к любой грязи, я передергиваюсь. То, что я слышу, -- чудовищно. Немыслимо. Так не бывает. Это страшный сон. Эти существа не могут быть легионерами. Но мертвецы напирают. Они здесь. Они реальны. Холодное сияние исходит от их кожи. Я не чувствую их дыхания. Амальтея выпила их до дна. Я смотрю на то, во что мне предстоит превратиться.
   -- Док, разбуди его. Слышишь? Не желаю тут кровью харкать. Нас так и так спишут -- мы все тут трупы ходячие. Но пускай это на базе случится. Пускай нас накормят от пуза. Музыкой нас потешат. В тепле дадут отоспаться. И -- в чан, баиньки. Здесь ад, док, понимаешь? Нам тут не место. Здесь нам умирать не с руки. Мы ведь не микробы какие, док! Разбуди его!
   Собравшиеся придвигаются теснее. Отрешенность на их лицах сменяется решимостью. Скрюченные пальцы шевелятся в нетерпении. Я медленно отступаю к стене. Сантиметр за сантиметром. Безликие маски придвигаются следом. Я кладу руку на цевье винтовки. Гадаю -- успею ли сорвать ее с крепления?
   -- Эй, легче, легче! Вы чего? Пускай ваш Убивец со штабом свяжется. Вам подмогу пришлют. Материалов подбросят. Делов-то!
   -- Убивец? Ха. Он честь роты отстаивает. Ресурсы экономит. Докладывает -- механизмы в исправности, работы идут по графику. Совсем съехал, служака хренов, -- лицо говорящего отчаянно морщится. В углах блеклых глаз копится влага. Взгляд его пронизывает меня до донышка. Зверь ежится под этим всевидящим взглядом. От проникновенного шепота мертвеца меня продирает озноб: -- Ролье! Прошу: будь человеком. Не губи. Нам коды нужны. Пока не поздно. Не бросай нас тут.
   -- Да кто он такой, ваш Убивец!? Кем он себя возомнил?! Какого хрена!! -- я толкаю изможденное существо в грудь. Срываю винтовку. Сухой щелчок предохранителя звучит оглушительным гонгом. -- Назад! Док, ко мне! Все назад! Стреляю на поражение! Док!
   Но Сэма уже ухватывают десятки рук. Держат цепко. Срывают его винтовку. Я поднимаю ствол к лицу. Палец привычно ложится на сенсор огня. Док еще может выкарабкаться. Он в скафандре. Рывком мускульных усилителей он порвет доходяг на куски. Жаль, раненого затопчут. Плевать на раненого -- я отвечаю только за Сэма. Лицо сапера в прицельной панораме. Он смотрит мне в глаза. Тонкие растрескавшиеся губы беззвучно шевелятся. Крестик визира делит его лоб на части.
   -- Стреляй, парень. Какого хрена... Стреляй.
   -- ЖОС!
   Док отталкивает от раненого самых нетерпеливых.
   -- Не стреляй. Я разбужу его. Отойдите все. Не мешайте.
   ...Жиль вырывается на свободу через тридцать минут. Док осторожно закрывает ему глаза. Нас хлопают по плечам. От души благодарят. Предлагают выпить. Мы молча мотаем головами, отказываясь. На лицах призраков лихорадочная радость. Они возбужденно гомонят, будто мы только что выписали им прямой билет в рай. От группы то и дело откалываются отдельные фигуры -- зомби торопятся приступить к работе. Коридоры "Зонтика" наполняются шумом и свистом. Навстречу выкатывается приземистый грузовой кар. К шлюзу нас выводят четверо. Те, что несут труп, завернутый в палатку. Сержант Пети среди них. По местным меркам -- давний знакомый.
   Мы останавливаемся передохнуть. Доку не терпится вырваться из этого склепа, но я настаиваю. Обратная дорога требует сил. Медленный гусиный шаг -- единственно возможный при местной силе тяжести способ передвижения в помещениях. Он вымотал меня до чертиков. Мы опускается на пол и вытягиваем натруженные ноги.
   -- Слушай, сержант, а вы с каторжанами встречаетесь? -- неожиданно для себя спрашиваю я.
   Док смотрит на меня озадачено. Сержант же вопросу нисколько не удивляется. Они тут ничему, похоже, уже не удивляются.
   -- С этими? Откуда? Пару раз издалека видел, как их ведут на работы, и все. Мы с ними не контактируем. Они только штольни бьют да стены сооружают. В готовые отсеки их не пускают. Да и то за них все больше роботы вкалывают.
   -- А женщины среди них есть?
   -- Не знаю. Кажется, видел однажды. А зачем тебе?
   Выкручиваюсь на ходу:
   -- Просто так спросил. Интересно стало. Это мы их на Весте арестовывали.
   Сержант отстегивает фляжку. Делает глоток. Несколько секунд сидит, ежась. Прячет руки между сжатых колен.
   -- Нашел интерес. Да они все равно что трупы.
   -- Как это?
   -- Как, как. Работу они почти закончили. А смертность у них -- закачаешься. Перемрут скоро. Факт. Отсюда их никуда не выпустят. Объект-то секретный.
   -- Тоже мне, секреты. Научная станция, -- я кривлю губы как можно презрительнее.
   -- Ага. Научная. Точно, -- переглянувшись, саперы разражаются хриплым смехом, будто я сказал что-то невероятно занятное.
   -- И охрана их мрет, -- отсмеявшись, говорит молчавший до этого призрак. Выпучив глаза, корчит жуткую рожу, изображая, надо полагать, кого-то очень смешного. -- Эти пустоголовые -- что дети малые. Без команды даже поесть не могут. Если их комплекс управления обесточить -- они с голоду вымрут. И где их только понабрали?
   Оживший док решает поучаствовать в разговоре.
   -- Это бывшие повстанцы, -- говорит он. -- Те, кто согласился на сотрудничество. Им чип в мозги вставляют. В зомби превращают.
   -- То-то я гляжу, они все разного роста, -- сержант произносит это с таким брезгливым выражением, словно речь идет о невероятных уродах.
   -- Чисто роботы безмозглые, -- подтверждает второй. -- Чуть не так -- нет, чтобы спросить -- сразу штыком ткнуть норовят. Карлоса у нас убили. Он на окрик не отозвался.
   -- Да Карлос твой не узнавал никого, -- возражает сержант. -- Сам с собой разговаривал. Как напарник его от лихорадки помер, так он и спекся. Придет на смену -- и ну с невидимками общаться. Док говорил -- это от недостатка витаминов.
   -- Какая разница? Все равно убили. Парни, а у вас пожрать нету?
   Не сговариваясь, мы вытряхиваем из штурмовых ранцев весь НЗ. Саперы держат плитки концентрата так бережно, словно это активированные детонаторы ударного действия.
   Я поднимаюсь. Я узнал все, что хотел.
   -- Пора нам, парни. Мне скоро на вахту. А у Сэма в лазарете дел полно.
   -- Братишки, окажите услугу. Вытащите парня на холодок. И дока захватите. Он тут, неподалеку. Сил нет, как воняет, -- с улыбкой деревенского дурачка просит один из призраков.
   Теперь я понимаю, откуда исходит странный запах. Это запах недельного мертвеца. Лицо его распухло и густо укутано пеной плесени. И еще я узнаю, что тут подразумевают под карцером.
   -- Парни, а кто у вас командир на самом деле? -- устало интересуюсь я.
   -- Да какая разница? -- вяло удивляется призрак. -- Был майор Джексон. Потом капитан Сафин. Сейчас вот Убивец. После него, наверное, Патон за главного останется. Шеф-аджидан. Уже недолго осталось.
   -- Убивец -- это фамилия такая?
   -- Да нет. Лейтенант Берг его фамилия. Командир электротехнического взвода. Теперь вот за ротного. Если выживет -- капитана получит.
   -- А что с майором случилось?
   -- Заболел. Кровь у него горлом пошла. Эвакуировали. Еще во второй срок.
   -- А с капитаном?
   -- Улетел.
   -- В каком смысле?
   -- Вышел на холодок, привязал к ногам заряды направленного действия, и -- бабах! -- улетел. Наверное, уже к Юпитеру подлетает. Хи-хи-хи...
   Я осторожно втягиваю труп в шлюз. Помогаю доку. Оглядываюсь. Про нас уже забыли. Уходят по своим делам, ссутулив плечи.
   -- Эй! Как там тебя! Сапер!
   Призраки оборачиваются.
   -- А мины-то вам зачем?
   -- Мины-то? -- ближайший мертвец морщит лоб. -- А-а, мины! Так это -- у внешних шлюзов поставить.
   -- А зачем?
   Мертвец подходит ближе. Переходит на громкий шепот:
   -- Убивец наступит и кишки вон. А мы его ключи заберем. В командирском отсеке станция в рабочем состоянии. Мы подмогу запросим. И комплектующие. Без комплектующих нам труба. И без роботов. Особенно без монтажников. Наши все сдохли. А вручную не всюду пролезешь. Нам объект сдать надо. Кровь из носу, как.
   -- Понятно, -- говорю я.
   Внутри моего котелка все снова укладывается как надо. Картина мира становится логичной. У этой мясорубки лишь один выход.
   -- Док, ты на базе не болтай. Не наше это дело.
   -- Конечно, Жос.
   Мы понимаем друг друга с полуслова. Мы только что стали соучастниками убийства. Я опускаю лицевую пластину. Прощальный шепот. "Вы покидаете военный объект вооруженных сил Земной Федерации..."
   В отсеке командира меня встречает целая делегация. Все смотрят на меня так, словно я открыл новое небесное тело. Скучно у нас с досугом -- что верно, то верно.
   -- Ну что там? -- спрашивает меня капитан Золото. -- Помогли им?
   -- Так точно, сэр. Еще как. Саперы довольны.
   -- Как там у них дела?
   Я пожимаю плечами.
   -- Да так как-то, сэр. Работают парни...
   Поняв, что от меня больше ничего не добиться, народ скучнеет. Пристальный взгляд Сорма вот-вот прожжет во мне дырку.
   -- Погоди-ка, Жос! -- он догоняет меня у самого камбуза.
   -- Да, мой аджидан?
   -- Может, все же расскажешь, как там у них?
   Я пожимаю плечами.
   -- Раненый умер. Мы не успели.
   -- И все?
   -- А что еще? -- мое удивление неподдельно.
   -- Я думал, мы однополчане, -- разочарованно говорит Сорм.
   -- Так и есть, мой аджидан, -- подтверждаю я.
   Все-таки Сорм. Теперь бы еще узнать, на кого он работает.
  

-- 5 --

  
   Еще один адский месяц караулов, холода, недосыпания, ядовитых испарений, скудного пайка и одинаковых лиц. Рядовой Стефансон из первого взвода провалился в каверну. Трое суток спасательных работ вконец измотали всех свободных от службы. Следуя традиции не бросать своих, тело Стефансона все же достали, расширяя трещины шанцевым инструментом. Сорм уже раздал части его скафандра нуждающимся. Трезво оценив затраты, капитан принял решение воздержаться от поисков винтовки.
   Треть личного состава больна. За тех, кто не способен стоять в строю, на поверках отвечают: "Выбыл по состоянию здоровья!". В боевом расписании больные числятся "ограниченно годными". Негласно мы делим их на сидячих и лежачих. В те часы, когда док не изводит их бесполезными процедурами, сидячие выполняют хозяйственные работы. Обслуживают лежачих, в основном.
   Док делает все что может. Но лежачие все равно часто кричат от боли. Их выкрики и стоны слышны даже сквозь бетонные перегородки и мешают спать отдыхающей смене.
   Все стараются не оставаться поодиночке. Даже сержанты в дежурке. Даже офицеры. И -- говорят, говорят. Во время чистки оружия. Во время приборок, отскребая плесень с шершавых стен. Даже, грубо нарушая инструкции о маскировке, во время переходов к постам, выставляя передатчики на минимальную мощность. Говорят о чем угодно. Часто даже не слушая собеседника. Обсуждают вкус концентратов из только что распечатанного контейнера. Спорят о достоинствах новых эсминцев, которых в глаза не видели. Торопятся поделиться новостями. Пускай новости эти уровня: "вчера у пятого поста белая скала упала", или: "Ганс вчера опять кровью кашлял". Лишь бы не молчать. Так мы сопротивляемся хаосу.
   Кроме меня. Я сам по себе. Мне никто не нужен. Ведь я не один. Я ношу в себе зверя. Личности мои спорят меж собой, решая, какая из них достойна принять очередное решение. Зверь хитрый. Он пользуется временной неразберихой. Вламывается в их вечный спор и вылезает наружу.
   Постепенно меня начинают сторониться. Попасть в караул со мной считается невезением. Сержанту, составляющему график нарядов, предлагают взятку в виде порции витаминов или плитки супердефицитного шоколада, лишь бы не оказаться в паре со мной. Многие считают, что я потихоньку съезжаю с катушек. Я ведь почти не разговариваю с ними. Разговоры их известны мне наизусть, до последнего слова. Я лишь скупо отвечаю на вопросы. За моей спиной шепчутся, что это у меня резьба. Что я сдвинулся от рвения. Надорвался на Весте. В нашем тесном мирке шепотки громче крика. Но еженедельная диагностика показывает, что у меня все в полном порядке. Только это и удерживает окружающих от желания скрутить меня ко всем чертям и сдать на сохранение в изолятор. Под неусыпный надзор дока. Я тихо посмеиваюсь над ними. Бедные придурки! Тупые марионетки, неспособные управлять самими собой. Где уж им решать мою судьбу.
   Капитан Золото, смущенно покашливая и глядя куда-то в угол, говорит мне об ухудшении морального климата в коллективе. Дело кончается тем, что мне разрешают дежурить одному. Это смертельный риск, но командир отряда оправдывает его острой нехваткой личного состава. Вместо напарника мне придают дополнительный комплекс поддержки.
   На самом деле, мы со зверем на удивление неплохо держимся. Я не вполне уверен, что он -- это я. Но наши цели сейчас совпадают. Я обязан выжить. Хотя бы ради того, чтобы не доставить тупой жестокой системе удовольствие видеть, как я загибаюсь. Чтобы вырваться из бесконечного круговорота независящих от моей воли событий. Чтобы увидеть Лиз, наконец. Я нужен ей. Пускай она даже не знает об этом. Оставаясь один, я из последних сил уверяю себя: я -- часть Легиона. Я -- его символ. Какие бы мотивы мной не руководили, это накладывает ответственность. Проклятый долг постоянно висит над головой тяжелым камнем, грозя однажды сломать шею. Но после я позволяю себе помечтать. О том, как буду жить, когда не нужно ходить на пост и драить винтовку. О том, что Лиз жива-здорова и ждет меня. И о том, как мы с ней сбегаем отсюда на подвернувшемся транспорте. Ведь я вооружен. Я мог бы попытаться захватить корабль силой. В Солнечной системе полно укромных мест, где слыхом ни слыхивали о войне и о Легионе. Буду делать вид, что я человек. Пойду работать камнехватом. Зверю нравятся такие мысли. Зверь не любит сдаваться. Зверь тоже хочет жить.
   Но затем я открываю глаза и вновь вижу мертвое красное марево. Нет тут никаких случайных кораблей. Этот камень -- пустыня, где, кроме нас, никого нет. И до сих пор мне не представилось ни единого шанса увидеть Лиз или сделать хотя бы шаг за пределы периметра. И черная безысходность накатывает на меня волной.
   Временами мне начинает казаться, что, несмотря на соблюдение распорядка и видимость дисциплины, все мы здесь живем по инерции. По инерции производим приборки. По инерции обтираемся гигиеническими тампонами. По инерции разбредаемся по постам и глазами СНОБов рассматриваем промороженную пустыню. Офицеры отдают приказания тоже по инерции. Сержанты по инерции докладывают об исполнении.
   Людей постоянно не хватает. Мы не вылезаем из караулов и нарядов. График сбился ко всем чертям. В оставшиеся от службы часы мир превращается в сплошную цепь монотонных занятий. Разорвать ее -- выше наших сил. Стоит остановиться на мгновенье, дав усталости убедить себя в необходимости передохнуть, -- и шестеренки внутри тебя тут же с треском проворачиваются. Это бунтует твое тело, специально выращенное для преодоления тягот службы. И ты оказываешься в одной из двух категорий. За бортом, в ожидании почетного списания. Становишься живым трупом. И док смазывает язвы на твоих распухших ногах едким раствором, который ничего, кроме боли, не приносит.
   Даже учебные тревоги, время объявления которых перестает быть тайной за сутки, неспособны вырвать нас из этого монотонного ритма. Мы живем, как двигаемся. Мелкими одинаковыми шажками. Нельзя стоять на месте -- провалишься. Нельзя толкаться слишком сильно -- улетишь к чертям.
   Поэтому -- не останавливаться. Не слушать воплей слабой плоти. Шаг. Еще шаг. Потом еще. Легионеру не привыкать к трудностям. От тяжелого ярма кожа на загривке дубеет. Становится непробиваемой. По замыслу генных инженеров мы должны тащиться от преодоления тяжелых условий. Самоубийство равносильно предательству. Предательство равносильно смерти. Чертова ошибка вкралась в их расчеты. Одновременно мы обязаны сохранять вверенное имущество в сохранности и боевой готовности. Когда объем трудностей превышает допустимый предел, инстинкты эти с треском сшибаются. Программы контроля благонадежности сбоят в попытке верно интерпретировать новую мотивацию. Мозги перекашивает.
   Не спать. Шаг... Еще один...
   Эта инерция кого угодно заставит мечтать об изменении распорядка. Пускай даже это изменение означает гарантированную гибель.
   Вот он -- шанс. Системы слежения засекли корабль. Сыграли боевую тревогу. Я очухиваюсь от дремы, обнаружив себя сидящим спиной к ледяной стене. Я в карауле. Восемнадцатый, самый удаленный пост. Пошли вторые сутки. Десять часов назад разводящий с помощником вместо смены принесли мне свежие батареи и контейнеры с питанием. Машинально переключаюсь на сеть наблюдения и проверяю показания. Чисто. Затем до меня доходит суть происходящего. Я вскакиваю. Представляю, что сейчас творится на базе. Гаснет свет. Заторможенные тени облачаются в броню и расползаются по местам. Бряцанье амуниции и тяжелое дыхание. Понукания сержантов. Даже "сидячие" получают оружие. Дежурный офицер вызывает "Зонтик". Его односложные выкрики глохнут вместе с лязгом задраенной наглухо двери. Расчеты артиллеристов выдвигаются на позиции.
   Я прокашливаюсь и вношу свой вклад в какофонию докладов о готовности.
   За бортом разгар дня. В этом красном мареве, среди тысяч скал и воронок, мой пост сам дьявол не обнаружит. Но на всякий случай я приказываю крабам свернуть демаскирующие их солнечные батареи. Я решаю выйти на поверхность. Пост мой на вершине невысокого пологого холма. Я надеюсь увидеть звездочку приближающегося корабля. Я буду смотреть на него и представлять, как это судно, которому приспичило пролететь мимо, внезапно приземляется в нашем расположении. Например, оно может терпеть бедствие. На грузовых судах обычно имеются шлюпки с достаточно большим запасом хода. Кораблей Флота поблизости нет. И никто меня не сыщет, даже сам Бог. Я яростно извиваюсь в тесной норе, проталкиваясь наружу.
   Тем временем, соскучившийся по настоящему делу такблок диктует мне указания системы управления боем. Ничего необычного. Задачка будто списана из наставления по тактике. Наблюдать за своим сектором, в случае обнаружения противника в зоне досягаемости принять меры к его уничтожению имеющимися средствами. При невозможности уничтожения противника связать его боем, нанести максимально возможный ущерб и отступать к внутреннему оборонительному периметру, где соединиться с основными силами.
   Заодно поступают данные о предполагаемом противнике. Корабль класса эсминец, тип временно не определен. Тяжело вздыхаю. Испытываю привычное разочарование -- опять мимо! Траектория свидетельствует о скором выходе его на орбиту Амальтеи. Пристроившись за валуном на вершине холма, размышляю -- случайный это корабль, или запланированная акция? И хватит ли мозгов у нашего бравого капитана, чтобы очертя голову не броситься в бессмысленную драку? У нас практически нечего противопоставить атаке из космоса.
  

-- 6 --

  
   Капитан Золото, мотивировав свое распоряжение приказом отвечать огнем на недружественные действия, рассылает план боя. Он уверен, что наблюдение марсиан и есть те самые недружественные действия. То, что у нас отсутствует сколько-нибудь значимое противокосмическое вооружение, его не смущает. Капитан рвется к пику своей славы. Персональная дорога славы уже распахивает перед ним свои ворота. Я гадаю, на кой ляд командованию было отправлять сюда офицера, не нюхавшего пороха. Я только что потерял остатки уважения к своему временному командиру. Чертов кретин.
   Цель классифицирована. Марсианский ударный эсминец, тип "Хант". Новейшая серия. Имеет на борту один внеатмосферный десантный бот, несет до роты морской пехоты. Имеет высокую степень автономности, применяется для нанесения ударов по коммуникациям и для самостоятельных задач в качестве дальнего рейдера. Стоило ли ожидать другого? Район Юпитера -- вотчина марсиан. Если мы строим тут наблюдательную станцию, то это неспроста. Где-то в системе база вражеского флота. Наивно полагать, что флот не будет патрулировать окрестности своей базы. Эсминец делает второй виток по орбите Амальтеи, когда мы открываем огонь.
   Первыми вступают в действие приданные нам расчеты из Третьего бронетанкового. Три машины на закрытых позициях. Стоя на вершине холма, я жадно вглядываюсь в розовую муть. Даже сквозь ослепительное солнечное сияние видны далекие пунктиры реактивных снарядов, уносящихся в зенит. Должно быть, пыль, поднятая реактивными струями, здорово демаскирует позиции самоходок. Точки расходятся сеткой, согласно указаниям программы перехвата, и исчезают из вида.
   Мы раздразнили зверя. Тактический вычислитель передает о переходе эсминца в боевое состояние. Это означает, что наш залп засекли. Где-то наверху еле видимая на фоне Юпитера звездочка скачком увеличивает ход. Кажется -- закрой глаза и услышишь топот магнитных подошв и суматоху докладов с боевых постов. Я ежусь, вспоминая свое состояние перед ракетной атакой, пережитое на "Темзе". Марсианам сейчас не позавидуешь. Наверное, сейчас вражеский корабль вовсю полосует пространство лазерами противоракетных систем, сбивая наши редкие гостинцы.
   Если бы к нам заявился крейсер или артиллерийский корабль, наши шансы показать зубы свелись бы к полному нулю. Эти суда окружают себя силовыми щитами, способными выдержать удар средней противокорабельной ракеты. У эсминцев же недостаточно мощности для создания сплошных силовых щитов. Во время атаки эти хищники генерируют защитное поле лишь вокруг самого уязвимого участка. Перед носовой частью. Я с удивлением слышу ликующие крики по каналу общей связи -- зафиксированы попадания!
   Эсминец скрывается за горизонтом. Расчеты срочно меняют позиции. Туши артиллерийских установок окутываются пыльными вихрями выхлопов. Только задранные в зенит стволы торчат из кипящей мути. Эти стволы скользят над поверхностью, огибая зубья скал. С одобрением я отмечаю, что наша зенитная батарея не стреляла. Капитан решил приберечь ее как решающий козырь. Толку от нее, правда, немного. Самое крупное судно, которое она способна сбить, -- это малый десантный бот или внеатмосферный штурмовик.
   Следующие десять минут пролетают как миг. Я напряженно жду ответа, до боли в глазах всматриваясь в россыпь звезд. В эфире лишь треск помех. Все замирают в тесных норах. Кажется, я забываю дышать. Сверкающая точка эсминца пробкой выскакивает из-за близкого горизонта.
   -- Ракетно-артиллерийская атака! Укрыться!
   Что в моем хилом блиндажике, что на поверхности -- мне все едино. Удар гравитационной боеголовки превратит сотни метров пространства в дробленый щебень. Я едва успеваю опуститься на корточки. И тут же фильтры затемняют шлем. Амальтея мягко толкает меня в ноги. Распластав конечности, я плавно взмываю вверх. Все выше и выше. Куски породы, льда, валуны и даже пара-тройка скальных выступов сопровождают меня в полете. Кажется, будто вся окружающая местность решила по странному капризу переместиться вверх. Внизу клубится постепенно отдаляющееся одеяло потревоженной пыли.
   Как странно, что у меня отсутствует страх перед обнаружением. Видно, умные программы уже заблокировали часть моего сознания. Все мое внимание сейчас сосредоточено на юге. В месте, примерно в пяти километрах от меня. Я напряженно вглядываюсь вдаль сквозь мешанину булыжников. И ничего не вижу. Горизонта в южном направлении нет. Только стена красной пыли, отсвечивающая желтым в лучах пронизывающего ее солнца. Эта стена уходит высоко в зенит, насколько хватает взгляда.
   Такблок теряет канал с системой управления боем. В эфире тихо, если не считать частых щелчков статики. Надо же -- одна-единственная ракета, и с нашей базой покончено. Нам даже нечем было ее перехватить. Паря, я прикидываю свои шансы выжить. Я отстраненно думаю, что ресурсов скафандра хватит мне на несколько суток. Это -- если говорить о воздухе. Пища и вода кончатся раньше. Двух запасных батарей в штурмовом ранце хватит на сутки. Складированные в блиндаже припасы наверняка завалило. Всего сутки. А потом я замерзну. Медленно засну в окоченении. Не самая тяжелая смерть. Надо бы придумать, что надиктовать в тактический блок напоследок. Что-нибудь героическое. С оттенком патриотизма. Надо придумать сейчас, пока я в боевом режиме и мозги еще не сводит от ужаса перед неизбежным концом. Зверь внутри протестующе ворочается. Дьявол! О чем я только думаю!
   Оба моих краба отзываются сразу. Оба невредимы. Начинает казаться, будто я не один. Спасибо, братцы. По крайней мере, теперь я не совсем беззащитен. Я даю роботам команду подняться над поверхностью и маневрировать, не допуская столкновения с обломками.
   Потом мое парение заканчивается. Так же медленно, как и взлетел, я плыву назад.
   Окружающий пейзаж похож на сон. Все движется, как в кошмаре. Медленно и торжественно. Каждый камень, каждая глыба демонстрируют мне свои намерения, словно для того, чтобы я успел подработать ранцем и увернуться от их неспешного дефилирования. Плавность эта обманчива. Сотни обломков вокруг то и дело сталкиваются друг с другом, хаотично меняя свои траектории. Меньше чем за минуту я успеваю вспотеть, уклоняясь от назойливых соседей по путешествию. А потом приходит черед пыли. Плотный ее ковер обволакивает мои ноги. Я тупо гляжу, как шевелящаяся масса, словно щупальца неведомого чудовища, глотает мое тело, сантиметр за сантиметром. И вот жадная утроба поглощает меня с головой.
   Такблок переключает зрение на радарный обзор. Весь мир становится зеленым.
  

-- 7 --

  
   Тактический канал просыпается с каким-то старческим покряхтыванием. Такблок жадно жрет свежие данные. Камень с плеч -- на карте полно зеленых точек. Мы крепко получили по зубам -- накрыло одну артиллерийскую установку, центральный бункер вместе с лазаретом превращен в яму с оплавленным шлаком, несколько постов внутреннего периметра тоже не выходят на связь. Но все же дела обстоят не так плохо, как казалось вначале. Пара самоходок зарылась на запасных позициях, и у них еще есть около половины боезапаса. Цела зенитная батарея. Целы посты внешнего охранения. Самое главное -- жив капитан Золото. Сидит себе на запасном КП и вовсю раздает приказания. Белый конь его гарцует, грызя удила.
   -- Внимание! Действия по ситуации номер шесть! Приготовиться к отражению десанта!
   Падающие с неба глыбы изменили пейзаж до неузнаваемости, но маячок поста исправно отзывается на мой запрос. С замиранием сердца я сую нос в нору входа. Одна из стен осела грудой камней, засыпав амбразуру, но имущество, сложенное на расстеленной палатке, уцелело.
   Через такблок я отправляю лихому всаднику автоматический сигнал о готовности поста. Говорить с ним голосом совсем не хочется. Да и некогда мне -- в оставшиеся до выхода эсминца на очередной виток минуты я пытаюсь навьючить на себя как можно больше полезного барахла.
   Голос лейтенанта Соренсена:
   -- Восемнадцатый пост, принимайте группу усиления. Дайте маяк. Режим радиомолчания через две минуты.
   Только няньки мне сейчас не хватает!
   Изображая спокойствие, отвечаю:
   -- Восемнадцатый принял, даю маяк.
   Сорм с двумя до отказа набитыми ранцами в руках прибывает через минуту. Теперь уже не до маскировки -- он прет ко мне на ранцевой тяге.
   -- Не скучал, Жос? -- скалится он из глубины шлема.
   -- Воды принес? -- не поддерживая его браваду, спрашиваю я.
   -- Принес, принес. Всего принес. И патронов тоже много.
   -- Много нам не понадобится, -- хмуро бурчу я. -- Нас размажут за два следующих витка.
   -- Ну, зачем так мрачно? Где же боевой дух символа Легиона?
   -- У меня его и не было никогда, мой аджидан.
   -- Просто Гэри.
   -- Поздновато для дружбы, Гэри...
   -- Не собачься, корешок. Не время умирать. Еще поживем.
   -- Во всяком случае, постараемся подохнуть, как это принято говорить, с честью.
   -- Ты неисправимый пессимист, Жос.
   -- Потому и жив до сих пор. На кой хрен было дразнить марсиан нашими хлопушками, Гэри?
   -- Почем я знаю? Этот чертов камень, похоже, сушит мозги.
   -- Нам пора наверх. Твой сектор слева.
   -- Наружу?
   -- Здесь нас быстро завалит. Второго удара этот шалаш не выдержит. Да и обзор наверху получше. Будем маневрировать.
   Сорм вместо ответа неопределенно хмыкает. Вслед за мной втискивается в узкий лаз. Я принимаю у него ранец. Подаю руку, помогая выбраться. В этот момент гаснут значки топографических ориентиров -- марсиане сбивают наши спутники наведения. Теперь мы не сможем вести огонь вне зоны прямой видимости. Мы ослепли.
   Эсминец вот-вот появится. Жаль, что я его не смогу его увидеть. Вокруг -- сплошное красно-серое марево. Нет ни низа, ни верха. Пыльная взвесь не осядет еще много-много часов. Я как рыбка в аквариуме с взбаламученной водой. Я осторожно опускаюсь меж двумя валунами и пристраиваю винтовку рядом с собой. Внимательно рассматриваю детали ландшафта. Наверное, последние в своей земной жизни. Щупаю взглядом каждый камушек. Видимость ограничена двумя-тремя метрами. Сейчас этот нелепый астероид, затерянный черт-те в какой дали от обитаемых миров, представляется мне чуть ли не родиной. Сорм что-то говорит по ближней связи. Я его не слушаю. Это, действительно, испытание. Генерал знал, куда меня отправить. Моя гибель на пике славы всколыхнет весь Легион. Пускай повод грошовый -- я должен умереть достойно. Думать -- не мое дело. Все давно решено за меня. Я собираюсь в комок. Замыкаю крабов на оборону своей драгоценной задницы. Отключаю слух и зрение. Приникаю к острым граням щебня, больше не боясь повредить скафандр. Расслабляюсь в каком-то странном трансе. Зверь нежится в лучах моего внимания. Фантастическая по своей нелепости картина спасения озаряет меня. "Нет, только не такой ценой!" -- сопротивляюсь я. Но зверь уже принимает решение. Я отдаюсь под его власть.
   Беззвучная вспышка электромагнитной боеголовки мутным солнечным диском проступает сквозь пыль. Она выключает все звуки. От диких наводок имплантаты рассылают противоречивые команды. Дыхание сбивается, я судорожно разеваю рот, борясь с невыносимо ледяным комом в груди. Но уже через мгновенье все кончается. Надоедливые датчики сгорают от перегрузок. Больше никаких сигналов о проникающей радиации, температуре среды, волновых воздействиях, составе частиц, сердечном ритме, кровяном давлении и прочей ерунде. Такблок затыкается на полуслове. Зрение меняется -- не работают оптические усилители. Теперь я не вижу дальше вытянутой руки. Тишина в голове вместо постоянного треска помех и далеких переговоров сразу по нескольким каналам. Эта тишина оглушительна. Сорм теребит меня за ногу. Я выжидаю несколько секунд, прежде чем повернуться к нему. И только потом дотягиваюсь носом до сенсора общей перезагрузки.
   Зрение возвращается рывком. И вместе с ним на глаза наползает тактическая карта. Подключились резервные блоки. Зеленых точек сильно поубавилось. В эпицентре разрыва у многих пошли вразнос наноимплантаты. Люди посходили с ума от перегрузки мозга или умерли в страшных корчах от шокового воздействия на основные органы. Меня передергивает от отвращения. Страшная смерть.
   -- ...десант! -- врывается в уши крик Сорма.
   Я киваю. Такблок разворачивает мне рекомендованные сценарии. Теоретически, мои крабы могут достать территорию базы из гранатометов. Но посудина, падающая на нас со стороны Юпитера, вне нашей досягаемости. Мы можем накрыть десант огнем только после высадки.
   -- Ждем, Жос! -- приказывает Сорм.
   Я киваю. Я не спускаю с него глаз. Мне не хочется его убивать. Последний барьер, что выстроен внутри меня неизвестно кем. Это мой товарищ. Мой собрат по несчастью. Я должен найти другой выход.
   Эсминец уносится за горизонт. Наверное, марсиане решили добить нас на малых высотах. Вновь заработавшие средства обнаружения определяют класс суденышка. У него даже нет вооружения. Обычная транспортно-пассажирская посудина для передвижения на малые расстояния. Десант оказывается просто судовым катером. Максимум человек на пять-восемь.
   Во всю мощь слабых двигателей катерок падает к поверхности. Расчет марсиан хорош -- после электромагнитной ракеты все системы выйдут из строя, и до их реактивации десантная группа успеет высадиться. Я чувствую гордость за наше оборудование. Система управления боем корректирует вводную. Капитан Золото что-то сухо и размеренно диктует. Зенитная батарея обнаруживает себя. Скорлупка исчезает в тусклой вспышке. Пропадает с радаров. Обломки врезаются в скалы далеко за пределами периметра. Молодцы, зенитчики!
   -- Еще не наше время, Гэри.
   -- Точно.
   -- На следующем витке он снова даст ракетами.
   -- Скорее всего.
   На следующем витке эсминец шарахает по базе целой серией. Мир вокруг меня превращается в мешанину из камней и кусков льда. Обхватив голову руками, я лечу в тартарары. Я затрудняюсь сказать -- жив я или уже умер. Не хочется даже думать, что творится сейчас в пяти километрах от нас. Скафандр наполовину мертв. Непонятно, где низ, где верх. Ощутимые тычки камней со всех сторон. От лицевой пластины с глухим стуком отскакивают грязные метановые льдинки. Ручка винтовки по-прежнему зажата в руке. Я тупо удивляюсь этому факту. Еще больше я удивляюсь, когда слышу Сорма.
   -- Жос! Живой? Не вижу тебя!
   -- Я сам себя не вижу.
   Чуть позже вновь очухивается такблок. И я снова слышу размеренный голос капитана. Чудеса продолжаются. Кажется, эта карусель будет длиться вечно.
   Этот командир марсианского эсминца -- такой же тупой ковбой, как и наш капитан. Казалось бы чего проще: не выходя из-за горизонта, размазать нас к чертям и затем сбросить десант, который подойдет к цели на предельно малой высоте. У нас нечем его встретить -- системы наведения уничтожены. Но нет -- этот упертый флотский раз за разом проносится над нами, вызывая на себя огонь одной из самоходок и на следующем витке обрушивает вниз новую лавину боеголовок. А наш лихой наездник так же тупо палит по недоступной для него цели. Бесконечная дуэль двух идиотов, в которой гибнут другие. В который раз я порадовался, что над нами не крейсер. Тот накрыл бы за раз десяток километров астероида и дело с концом. У эсминца же просто нет тяжелого вооружения. Главное его оружие -- дорогущие противокорабельные ракеты, бесполезные против наземных целей. И, сделав выстрел, наша самоходка перескакивает на пару километров, затем гасит оборудование, становясь невидимой для систем обнаружения, чтобы на следующем витке вновь выплюнуть свой смехотворный заряд. Думаю, эта игра скоро закончится. Вместе с боезапасом.
   Но она заканчивается раньше. Марсианский командир меняет правила. На очередном витке он успевает ударить в ответ на выстрел своей маломощной противоракетной батареей, не требующей долгой процедуры заряжания и наводки. Рой малых ракет превращает последнюю самоходку в пар.
   Следующий час марсианин, не доверяя нашему молчанию, продолжает прочесывать пятачок вокруг базы огнем. Этот час кажется мне бесконечным. Наши посты гаснут один за одним. Нас просто выбивают. Смешивают с пылью. И перед тем, как система управления боем окончательно отключилась, я получаю хорошую новость. Единственную за этот день. Нашего ковбоя, наконец, накрыло. Капитан Золото с гиканьем ускакал в Валгаллу, пришпоривая своего скакуна, торопясь успеть на пир, пока толпы свежего пополнения не сожрали самое вкусное. Я радуюсь, словно дитя.
   А потом один из крабов сообщает мне о приближении воздушной цели. Цель опознана. Класс: внеатмосферный десантный бот. Тип: "Шельф". Способен нести на борту ударную группу морской пехоты численностью до взвода или три расчета тяжелого оружия. Курс... высота... скорость... применяемые средства противодействия... Вход в зону досягаемости через три минуты.
   Я хихикаю. Генерал. Символ. Испытание. Вот оно. Уродливая светло-серая коробка с гроздьями оружия на внешних пилонах. Внеатмосферному кораблю ни к чему обтекаемые обводы. Я перевожу крабов на прямое управление. Поднимаю винтовку. Диагностика. Тесты пройдены. Не подведи, родная.
   -- Жос, -- слышу я неожиданно мягкий голос Сорма, -- не делай глупостей. Огня не открывать. Опусти винтовку. И сядь на корточки.
   Я оборачиваюсь. Зрачок ствола смотрит мне в лицо. Палец Сорма застыл на сенсоре огня.
   -- Какого черта происходит, Гэри? -- спрашиваю я.
   На самом деле, я просто тяну время. Ответ мне хорошо известен. Зря я тебя пожалел, старина Сорм.
  

-- 8 --

  
   Способы десантирования у нас и марсиан существенно различаются. Легион предпочитает быстрое снижение для уменьшения времени нахождения десантного средства под огнем и последующую высадку непосредственно на поверхность или невысоко от нее при полной остановке бота. Рассредоточение и развертывание -- целиком на совести десантной группы. Командиры групп производят дальнейшие действия, согласно вводной с поправкой на оперативную обстановку. Такой способ высадки уменьшает риск уничтожения группы над поверхностью и позволяет нам дольше оставаться под защитой батарей и брони бота, а также эффективно удерживать плацдарм и организовывать оборону от превосходящих сил.
   Марсиане же придают рассредоточению большее значение. Их высадка одновременно является выходом на рубеж атаки. Их высадочное средство выходит на курс сброса параллельно поверхности и морские пехотинцы по одному десантируются непосредственно в боевые порядки. У такой тактики тоже есть определенные достоинства: десантная группа не тратит время на рассредоточение и менее уязвима от массированного огня в зоне высадки.
   Но сейчас мне плевать на теорию. Пусть умники в земных штабах спорят о достоинствах той или иной тактики. Сейчас я думаю об одном: если не успеть накрыть десант во время самой уязвимой фазы -- сброса, марсиане закрепятся и постепенно задушат нас, имея стратегическое преимущество в виде воздушной поддержки. Наше время стремительно утекает. Обратный отсчет включен. Таймеры в голове отстукивают мгновенья до конца. Тик-так.
   -- Гэри, они выйдут на курс сброса меньше, чем через три минуты, -- увещеваю я отца-командира. Голос мой -- голос наивного дурачка. Во всяком случае, я старательно его изображаю.
   Одновременно я заставляю крабов подойти на дистанцию прямого выстрела. Сделать это вручную неимоверно тяжело -- вокруг настоящее месиво из пыли и мелких камней. Еще тяжелее убедить упертые машины в том, что один из нас -- враг. Если я не успею доказать им, что враг -- мой бравый аджидан, крабы могут счесть саботажником меня. В боевой обстановке последствия такого вывода для меня будут плачевными. Зверь яростно рычит. Пелена ярости мешает фокусировать взгляд и вот-вот перехлестнет грань, за которой безумие.
   -- Опусти ствол, Жос. У меня приказ -- доставить тебя живым. И я его выполню, -- спокойно отвечает Сорм.
   Ствол его неотрывно смотрит мне в лицо. О том, чтобы сделать резкое движение, нечего и думать.
   -- Гэри, чем они тебя купили? -- помимо воли, язвительность прорывается наружу.
   -- Ничем. Я просто выполняю приказ. Ты им зачем-то нужен. Опусти пушку. Вот так. Молодец.
   -- Это важнее долга, Гэри? Ты позволишь марсианам убить своих товарищей ради приказов каких-то землян? Предашь Легион?
   -- Мой долг -- исполнять приказы. Ты напрасно пытаешься меня спровоцировать. Не тяни время, Жос.
   -- И что потом, Гэри? Марсиане всех перебьют и доберутся до нас. Ты работаешь на марсиан, Гэри?
   -- Ты прыткий парень, Жос. Не пытайся вывести меня из себя. Не выйдет. Мы с тобой спокойно отсидимся в норке. Дождемся своих. Они скоро будут. Капитан успел отправить сообщение. Нас эвакуируют. И я ни на кого не работаю. Я служу Легиону.
   -- Как и я, Гэри.
   -- А вот в этом я не уверен, парень. Теперь ложись. Медленно.
   -- Ты ведь не будешь стрелять, Гэри. Эти ребята с умными глазами наверняка приказали меня беречь.
   -- Буду, Жос. Даже не сомневайся. Я просто начну отстреливать тебе конечности. Будет больно, но скафандр отсечет утечку. Еще я могу приказать твоему такблоку перекрыть тебе воздух. Мне было сказано -- доставить живым. Насчет целым указания не было. Так что не дергайся, шустрик. Отпрыгался.
   -- Ладно, Гэри, -- в голосе моем тоскливая покорность. Пятно краба проступает из марева за спиной Сорма. -- Считай, что ты победил. А теперь переместись на тридцать метров к югу -- вон на ту высотку. Ориентир номер триста по карте. И при появлении первого десантника открывай огонь.
   Сорм хрипло смеется.
   -- Ты совсем съехал, Жос? Не можешь смириться, что везение кончилось?
   -- Да нет, Гэри. Совсем нет. Просто краб размажет тебя за саботаж, если ты не выполнишь мое указание.
   Веселье аджидана снимает, словно рукой. Он неуверенно оглядывается на ощетинившегося стволами робота.
   -- Я могу не подчиниться, Жос.
   -- Конечно, Гэри. Но лучше подохнуть в бою, чем вот так. Как крыса. Что ты выбираешь? У нас совсем нет времени. Думай скорей. Не нужно пытаться выстрелить в меня или взять под контроль мой скафандр. Краб не так глуп.
   Мы меняемся ролями.
   -- Ты им очень нужен, Жос. Тебя просто хотят допросить. Ты ведь не предатель. Я видел, как ты воевал. Ты не станешь в меня стрелять.
   -- Гэри, ты слишком назойливо меня опекал. Уши "молчи-молчи" торчат из тебя за версту. Оно, конечно, -- долг, верность и прочая чушь. Но если выбирать между гибелью в бою или сканирование мозга, я предпочту первое.
   -- Жос...
   Время истекает. Краб делает предупредительный выстрел. Пуля раскалывает на части валун у ног Сорма.
   Я делаю последнюю попытку. Остатки солдата взывают к рыцарству. Я готов простить этому служаке с запудренными мозгами абсолютно все. И сражаться рядом с ним.
   -- Я ведь не болванчик, Гэри. Мы все -- не марионетки. Мы тоже люди. Мы имеем право на суждения, Гэри. Не все приказы -- истина в последней инстанции. Иногда надо выбрать между приказом и честью, Гэри.
   -- И как я тебя проглядел... -- с ненавистью цедит Сорм.
   Солдат умирает.
   -- Время вышло, Сорм. Вперед! -- жестко командую я. -- Краб прикроет тебя. Но, если выкинешь фортель, пришьет тебя, как последнего марсианина. Пошел!
   Вздрогнув, как от удара, Сорм бросается к высотке. Выхлоп его ранца закручивает пыль в длинные водовороты.
   Пока помехи окончательно не съели мой голос, я успеваю крикнуть ему:
   -- Чтобы ты не волновался, Гэри, я постараюсь остаться в живых. Ты будешь отвлекать огонь на себя. Так ты сможешь выполнить приказ большого брата. Посмертно.
  

-- 9 --

  
   Тяжело нагруженный барахлом, я отступаю в сторону станции. Думаю, основной удар марсиан придется именно туда. И именно там в нашей обороне самые большие прорехи. Я сильно рискую, используя для передвижения ранец. Новый прыжок -- ожидание пули или ракеты в спину. Кожу на затылке сводит от этого чувства. Но другого пути нет -- после ударов с орбиты местность стала абсолютно непроходимой. Привычные места украшают глубокие разломы, поверхность равнин провалилась, обнажив черные утробы невидимых прежде каверн, целые холмы изуродованы и угрожающе топорщатся десятками каменных игл. Я перемещаюсь короткими прыжками, в каждом подскоке над пыльным маревом ориентируясь по положению солнца.
   Найти место для очередного приземления -- та еще задача. Все вокруг устилают россыпи каменных обломков самых причудливых форм и размеров. Их объединяет только одно -- каждый булыжник щетинится острыми, вроде бритвенных, гранями. Двигаться как можно плавнее, не делать резких движений, чтобы продлить жизнь уплотнительным манжетам скафандра -- вот что занимает мое внимание больше всего. До ближайшего склада с запасными частями несколько миллионов километров. Я всерьез намереваюсь выжить.
   Ни страха, ни паники. Я собран, подобно боевой машине. Я рационален до предела. Зверь сокрушен моей железной волей. Заключен в оковы и тоскливо скулит от страха, не в силах видеть, как я веду его к гибели. "Просто закрой глаза, дружище. Просто закрой глаза", -- бормочу себе под нос, точно какое-то заклинание. Краб-второй страхует мне спину, медленно двигаясь следом.
   Туша марсианского бота стремительным пятном промелькнула над головой и исчезла, скрытая мутью. Холмик, что я оставил за спиной, озаряется беззвучными дульными вспышками -- Сорм ведет бой. Трассы пуль отсюда неразличимы, но я вижу, как высоко вверху перемигиваются сиреневые точки -- падающие с неба морские пехотинцы ведут ответный огонь.
   Я спокоен за наш сектор -- если бот не накроет холм и видимость не ухудшится из-за пыли, один из оставшихся крабов успеет расстрелять в небе не меньше десятка человек. Эти механические зверушки удивительно эффективны в оборонительном бою. Я прикидываю -- не пора ли отозвать краба-один? Позиция уже демаскирована и мне он нужнее.
   Вот черт! Сглазил. Очередной прыжок вверх. Шлейф реактивного выхлопа тянется следом, теряясь в пыли. Там, где я оставил Сорма, -- кипение вспышек. Их видно даже сквозь слой пыли. Морская пехота Марсианской республики шутить не любит. Наверное, прямо в воздухе дали из чего-то типа лаунчера. Приземляясь на неровный обломок, я осторожно балансирую на острой кромке и пытаюсь восстановить канал управления с машиной, оставшейся в заслоне. Бесполезно. Такблок упрямо зажигает над покинутой позицией посмертную звездочку. Ну что ж, прощай, Сорм, несгибаемый воин. Во всяком случае, ты умер с честью, в настоящем бою, как и подобает солдату. Дорога славы открыта для тебя. Неважно, как ты жил, -- твоя смерть сделала из тебя желанного гостя за пиршественным столом.
   Укол сострадания на мгновенье вырывает меня из состояния холодного отрешения. Погиб мой товарищ. Мой однополчанин. Мой первый взводный сержант. Я заставляю себя думать, что чувства эти -- сплошная синтетика. Управляет ими одна из моих подпрограмм. Я сам отправил Сорма на смерть. И никакого гребаного боевого братства. Эта крыса собиралась приволочь меня на расправу.
   Помогло. Я снова собран. Жалость и дружба слетают с меня, подобно оковам.
   Неясное шевеление пространства. Краб-один выныривает из мглы светящимся призраком. Свет выхлопов окружает его, словно нимб. Одна его конечность изогнута в сторону под странным углом. Курсовой пулемет отсутствует. На корме корпуса -- оплавленные пробоины. Усы антенн снесены напрочь. Но спаренные стволы гранатометов по прежнему развернуты назад и вверх, откуда ему только что прислали смертоносные подарки. Без всякой диагностики видно, что машина доживает последние минуты. Краб маневрирует, продолжая бой.
   -- Черт, я рад тебя видеть, дружище, -- проникновенно говорю я, будто робот способен понять мой голос.
   Слабые сигналы в ответ -- машина пытается ответить мне. Ее передающее устройство явно повреждено -- такблок не может расшифровать передачу и беспомощно демонстрирует мне неровную гребенку графика. В последний раз оглянувшись на своего боевого товарища, я делаю прыжок и включаю двигатель. Рогатое из-за стволов существо медленно уплывает назад и вниз.
   Я еще вижу, как, покрутившись на месте, точно потерявшийся пес, краб-один стабилизируется на грунте и делает залп в небеса. Трассы его реактивных гранат весело подмигивают мне. Красочные вспышки в небе -- попадание. Сиреневые точки над головой. Я гашу ранец и, слегка расставив, сгибаю ноги. Камень подо мной шевелится от сотрясения -- близкий разрыв встряхивает рыхлый грунт. Я не дышу, замерев на месте. В голове крутится: все, конец парню. Но нет -- вот новая цепочка трасс на мгновенье разрывает красноватый сумрак. Краб-один уводит бой к северу. Отвлекает огонь на себя.
   Снова сиреневые огоньки. Кажется, очень далеко. Но вспышки разрывов следуют за ними почти без пауз. Я жду, надеясь, что робот продолжит бой. Давай же, парень! Не сдавайся! Еще пару залпов. Но, то ли робот ушел слишком далеко, то ли его окончательно накрыло, ответного огня я больше не наблюдаю.
   Вздохнув, продолжаю путь. До базы остается еще около двух километров. Редкие взрывы искаженной речи проносятся сквозь меня, едва различимые на фоне щелчков и скрежета. Кто-то из парней еще держится. Я надеюсь, что успею добраться до "Зонтика" раньше марсиан. Через секретный объект я намерен пробраться к помещениям, в которых содержатся каторжники. Сумасшедшая надежда ведет меня. Она похожа на паранойю. Она призрачна, как свет Юпитера. Пожалуй, впервые в жизни мною руководит не трезвый расчет, а набор неясных, до конца неоформленных желаний. Я не знаю, чего хочу достичь. Непонятно, что я надеюсь увидеть. Но незнакомая сила продолжает властно увлекать меня, и я не делаю никаких попыток противостоять ей. Я увлечен и испуган этим состоянием. Я стою на пороге смерти, и четко осознаю этот непреложный факт, и одновременно ожидание чего-то необъяснимо светлого зарождается внутри, вытесняя все мысли и подталкивая меня в спину.
   Лиз, не умирай. Потерпи, милая. Я иду. Не знаю, что я рассчитываю увидеть в твоих глазах? Но без тебя я не уйду. Даже если ты снова пошлешь меня к чертям.
   Я больше не боюсь огня с неба -- все оставшиеся в живых марсиане уже приземлились и теперь действуют в пешем строю, добивая наши очаги сопротивления. Лишенные связи и систем наведения, мы обречены на гибель. Я твердо уверен, что оставил атакующие порядки далеко сзади. Поэтому предупреждающий сигнал краба-два застает врасплох меня, летящего вверх и вперед, с руками, занятыми грузом. Резко увеличивая скорость, краб пролетает мимо. И тут же я вижу, куда он мчится: такблок высвечивает контуры трех морских пехотинцев, развертывающих пусковую установку переносного ракетного комплекса. До них не больше тридцати метров. Скорее всего, они ставят помехи нашим системам обнаружения, поэтому мы засекли их так поздно. В отличие от Легиона, Марс не экономит на оснащении своих бойцов.
   "Нарвался", -- мелькает в голове. И даже после этого руки мои отказываются бросить драгоценную ношу. Смерть от пули гораздо предпочтительнее смерти от холода. Выключив двигатель, я медленно опускаюсь по пологой дуге. И в следующее мгновенье марсианский пикет исчезает в мельтешении реактивных пуль: окутавшись выхлопами противоотдачи, краб-два расстреливает их как в тире. Оказывается, все морпехи стояли к нам спиной.
   "Ротозеи", -- злорадно думаю я. И забытое неземное наслаждение растекается внутри и дарит мне чудное тепло, согревая кожу и превращая мир смерти в самое желанное на свете место. Теперь бы успеть унести ноги от места стычки. Не попасть под пресс воздушной поддержки.
  

-- 10 --

  
   Панорама, открывшаяся мне с вершины скалы, где я устроил себе наблюдательный пост, великолепна. Видимо, гравитационные взрывы придали пыли отрицательный заряд, и она осела наземь, слипшись в огромные буро-желтые хлопья. Видимость -- не сказать что до горизонта, но до стены пыли, что стоит в нескольких километрах, все как на ладони. Если можно назвать ладонью изрытую пологими кратерами битую-перебитую поверхность.
   На поверхности этой нет ни одной скалы, ни одного валуна. Лишь ровная мелкая щебенка, кое-где переходящая в песок и укутанная в одеяло из нелепых невесомых хлопьев. Черные раны бездонных разломов -- как черно-белая шахматная доска. Сплошные террасы. Меж ними можно спрятать не то что танк -- десантный бот. Солнце уже зашло за горизонт и каменную пустыню заливает призрачный свет Юпитера. Панорама мертвого пространства выглядит до того необычно, что цель своего наблюдения я замечаю не сразу. Точки сопротивления. Я обнаруживаю наши позиции по редким дульным вспышкам, освещающих камень вокруг них. Одна, две, три. Кажется, вот еще одна. Видны уносящиеся из-под земли светящиеся пунктиры. В ответ к ним тянутся трассы легкого оружия. Со всех сторон. Мы окружены. Внешний периметр прорван. Что, в общем, и неудивительно -- наша оборона представляла собой лишь жидкую цепь сторожевых постов. Такблок лихорадочно фиксирует обнаруженные вражеские группы. Красные точки оживляют однообразный серо-зеленый фон карты.
   Сверкающее движение над головой. Хочется пригнуть голову, так низко проскакивает стремительный "Шельф". Только что засеченная позиция исчезает в расширяющемся пыльном облаке. Хирургический удар. Обломки породы тянутся высоко-высоко, пока не теряются из виду. Многим из них не суждено вернуться на поверхность -- они превращаются в самостоятельные космические объекты. Никак не могу привыкнуть к виду фугасных разрывов при низком тяготении. В аду своя физика.
   Десантный бот свечкой уходит в зенит, заставляя мой шлем включить затемнение -- вид его ослепительных реактивных струй походит на горение сверхновых. Редкие точки реактивных гранат тянутся за ним -- позиция, попавшая под удар, упорно огрызается.
   Такблок сходит с ума от помех, применяемых марсианами. В голове дикий многоголосый вой и пулеметный треск. Судя по виду трасс, огонь ведут роботы. Все верно -- я у внутреннего периметра, который обороняли крабы. Я отправляю циркулярный пакет "всем, кто меня слышит". Рискуя нарваться на ракету, повторяю его снова и снова. Но ни один из крабов не выходит на связь и не подтверждает готовность к передаче управления. Я кричу в пустоту.
   Я гадаю -- опознают наши крошки меня как дружественную мишень, или нет. Без этой уверенности лезть вперед смерти подобно -- если не марсиане, то свои железяки прикончат меня без вопросов. И я продолжаю наблюдать, ожидая чего-то. То ли озарения свыше, то ли чуда -- вдруг наседающих марсиан перебьют? Мой спаситель, краб-второй, высунул стволы из кратера у подножия скалы. Стережет меня, подобно преданной собаке, превозмогая искушение броситься на помощь собратьям и, выпустив остатки боезапаса, сгореть во вспышке прямого попадания управляемого плазменного фугаса.
   Картина боя меняется. Одна из машин появляется из укрытия и стремительным пауком петляет меж кратеров. Перегруппировка. Рисунок брони робота в точности повторяет пятна каменистой россыпи. Свет Юпитера сглаживает тени. Невооруженным глазом движение такого монстра не разглядишь. Редкие трассы сопровождают его бег. Я вдруг понимаю, что атакующих сил -- всего ничего. По несколько человек на каждого робота. И наступление их захлебнулось -- крабы, активно маневрируя, не дают высунуть голову прицельным огнем. Ай да крошки! Огонь и маневр. Маневр и огонь. Очевидно, для контратак им не хватает боеприпасов. Я вообще удивляюсь, что они продержались так долго. И как это они уцелели от огня воздушной поддержки? По всему выходит, наши крошки-крабы оказались для марсиан крепкими орешками.
   Бегущий краб с ходу ныряет в черный разлом. Мгновенно пропадает из виду, будто его и не было вовсе. Запоздалая плазменная граната распускает свой белый пузырь в месте, где он находился миг назад. Демонстрируя всему миру, что еще жив, робот выпускает по стрелку короткую очередь. Светлячки реактивных пуль указывают мне позиции очередной атакующей группы.
   Мысли пускаются вскачь. Зверь нервно облизывается. Хлещет длинным хвостом по бокам. Так-так-так. Что же это получается? У морпехов нет тяжелого оружия? Тот расчет пусковой, что я накрыл, был единственным? Или остальные тоже повыбило? Сколько вообще пехоты несет на борту небольшой эсминец? Два взвода? Три? Места там мало, а, учитывая, что марсиане не производят биороботов (они вообще считают их исчадиями ада), экипажи нуждаются в большем комфорте, чем наши флотские. Выходит, они высадили крохотный десант, не больше взвода, часть которого погибла еще в воздухе, во время десантирования? Если так, у меня есть шанс. При условии, что бот меня не накроет. Кстати, что-то долго его нет. По идее, он уже должен повторить заход. С его скоростными характеристиками, ему это раз плюнуть. Вряд ли слабенькие реактивные гранаты способны принести ему большой вред.
   Догадка приходит вместе с желанием действовать: у эсминца на борту всего один десантный бот и сейчас он ушел за подкреплением. Вот почему морпехи не лезут на рожон -- последние очаги сопротивления землян блокированы, боеприпасов на проведение активных действий у них нет, поэтому десант просто дождется высадки второй волны и при помощи бота раздавит оборону и ворвется на базу. Секретный "Зонтик" откроет им все свои секреты. Видимо, марсиане горят желанием выяснить, что с таким упорством защищает Легион вдали от своей зоны влияния. Хотят настолько, что больше не применяют тяжелого вооружения.
   Я прикидываю расстояние до ближайшей атакующей группы. Если удастся зайти им в тыл, песня их спета. Резервов у них пока нет. А крабы опознают во мне союзника. Я смогу проскочить внутрь периметра и -- вот она, база! А там уже рукой подать до зоны содержания заключенных.
   Я вновь загоняю зверя под пресс. Заставляю его заткнуться. Существо-шпион бурчит что-то на тему нерационального поведения, граничащего с риском. Я затыкаю и его. Указываю крабу-два маршрут выхода на рубеж атаки. Каждый раз, переходя в режим прямого общения, я вижу странный плоский мир, состоящий из многих полупрозрачных слоев, причудливо накладывающихся друг на друга. Я вижу его сенсорами боевой машины. Преданная собака внимает моим инструкциям. И ползком начинает свой путь. Прости, брат. Придется тебе одному. Но ты не трусь -- я тебя подстрахую. Не такой уж я конченый подлец, брат. Удачи тебе.
   Через минуту крадущегося робота уже невозможно засечь визуально. На фоне камней он -- просто очередная кучка щебня. Игра теней вокруг -- шевеление хлопьев пыли. Еще через две минуты он выйдет на рубеж. И тут краб справа от меня прекратил огонь. Видимо, кончились боеприпасы. Изредка постреливая в сторону его позиции, ободренные морпехи перебежками скачут меж террас -- они тоже не чураются славы. Отчаянные ребята. Будь у меня настоящая жизнь, как у них, ни за что не полез бы под пули. Вот очередной храбрец взмывает над поверхностью и снова резко ныряет вниз. Марсиане отрабатывают маневр сближения.
   Вид выхлопа ранца от взмывшего над камнем легионера толкает меня в спину -- кто-то из наших жив. Легионер, смертельно рискуя, мчится к умолкшему крабу, чтобы перезарядить его. Массивный предмет в его вытянутых руках -- зарядный картридж. Новая серия вспышек, на этот раз меньше, чем в полукилометре от моей позиции, -- жидкий огонь прикрытия.
   Марсиане быстро замечают новую мишень. Трассы устремляются к нему, отчаянно маневрирующему на максимальной тяге. Всплеск досады -- как же так, я же теперь сам по себе! Я распрямляю ноги -- огромная перенапряженная пружина, я оставляю свою драгоценную ношу и скачу вверх, не успев осознать, что делаю. Проклятые инстинкты. Вид собрата, попавшего в беду, включает скрытые резервы. Хвост выхлопа вот-вот спалит мне спину. Я возношусь по прямой, подобно стартующему реактивному снаряду. Через секунду огонь перенесут на меня -- средства обнаружения наверняка уже вопят во все горло, сигнализируя о цели в опасной близости. И тут долгожданная ярость захлестывает меня. Нужные подпрограммы шевелят мышцами, корректируя мое положение. Я подгибаю ноги. Это солдат деловито подключается и шевелит расширенными ноздрями, выбирая цель. "Геката" часто дергается, брызжа в стороны голубоватыми струями противоотдачи.
   Такблок, умница, не забывает отмечать уничтоженных мной противников. Наслаждение зарождается в груди, делая мир слегка заторможенным. Мои движения со стороны, должно быть, сейчас немного дерганы. Пусть это нелепое дерганье будет последним, что увидит какой-нибудь бедолага-морпех в этом мире. Это танец смерти. Я исполняю его с редким искусством, отточенным сотнями тренировок и подкрепляемым сознанием того, что граница жизни пройдена. Я перескочил барьер, за которым становится все равно, жив ты или мертв. Всепоглощающий азарт, веселая злость, необъятное чувство превосходства, холодное равнодушие к боли, пошла прочь, неуклюжая баба с косой, -- я пьяный комендор на изувеченной палубе, под картечным огнем банящий пушку; я пилот-камикадзе, выполняющий свой последний противозенитный маневр перед тем, как врезаться в надстройку вражеского крейсера; я один из серой пехотной массы, что, отчаянно вопя, мчится по изрытому снарядами дымному полю, петляя среди обрывков колючих заграждений навстречу огонькам дульных вспышек, каждый из которых бьет меня прямо в сердце. Меня рвет и толкает огненным вихрем. Я продираюсь сквозь сверкающий ливень. Трассы тянутся ко мне со всех сторон. Кровь из насмерть прикушенной губы мелкими шариками плавает внутри шлема, пятная поверхность лицевой пластины. Меня избивают тяжелыми палками. Кувыркаясь, я теряю инерцию. Я приземляюсь, нет -- я падаю на бурые хлопья, что тут же распадаются и образуют вокруг меня непроницаемую для лазеров завесу пыли, я мячиком отскакиваю вверх, под обжигающие сигналы сгорающих датчиков, чудом не попав под плазменный пузырь, вздувшийся на месте, где я только что находился. И вновь бросаюсь вперед. Уже не отвечая на огонь. Стремясь лишь к одному -- скорее оказаться среди своих.
   К востоку от меня краб-два начинает свою атаку, не давая поднять головы шокированным марсианам.
  

-- 11 --

  
   -- Ты откуда взялся, Ролье? -- изумленно вопрошает Дюруа Седьмой.
   -- С восемнадцатого поста.
   -- Далековато. Враз не дойдешь.
   -- Да уж. Пришлось постараться.
   Я отдаю ему магазин из собственных запасов.
   -- Здорово, -- по-детски радуется Жорж. -- Ребята последнее расстреляли, когда меня прикрывали.
   -- Много вас?
   -- Со мной семеро. Соренсен за старшего. Отходим к "Зонтику".
   -- Я так и подумал.
   -- Ты вовремя. Мне даже ответить нечем. Я уже решил -- все, каюк мне.
   -- Я тоже. Краб-то цел?
   -- Цел. Принес ему свежий картридж. Это он тебя прикрыл.
   -- У тебя СНОБы есть?
   -- Есть пяток. Толку от них, -- Жорж машет рукой. -- Помехи плотные. Похоже, где-то над нами станция постановки.
   -- Дай один. Со мной краб был. Отправлю ему пакет, если цел.
   -- Это он на правом фланге переполох устроил?
   -- Он. Я хотел там прорываться. Не вышло. Пришлось твою задницу спасать.
   -- Уходить надо. Сейчас марсиане с воздуха дадут. Наделали мы шороху.
   -- Ага. Погоди минуту. Дай очухаться.
   Мы восседаем на россыпи щебня в трех метрах друг от друга. Выступ каменной террасы козырьком нависает над головой -- идеальное укрытие от навесного огня. Я постепенно прихожу в себя. Возвращаюсь к жизни. Оглядываю амуницию. Кристаллы льда на поясе -- остатки воды из внешней фляги-термоса, пробитой навылет. Нижние тепловые датчики вынесло. Еще одно отверстие в штурмовом ранце. Повезло -- пуля чудом не задела одну из запасных батарей. Если бы пробило -- меня бы разнесло к чертям. Эти кремний-органические аккумуляторы -- настоящие бомбы замедленного действия.
   Дюруа внимательно наблюдает за мной.
   -- Жос, у тебя левая наплечная сзади на честном слове. Борозда с палец. И выгнута напрочь. Неудобства не ощущаешь?
   Я невесело ухмыляюсь.
   -- Для четырех попаданий терпимо.
   -- Безбашенный ты, -- с непонятной интонацией говорит Жорж.
   -- Тебе что, плохо от этого? -- беззлобно огрызаюсь я.
   -- Мы тебя за это недолюбливали, придурки. А в драке такая резьба -- самое то. Тут совсем не так, как на тренировках. В общем, здорово, что ты появился.
   -- Это от глупости. Я бы сейчас уже к базе подбирался.
   Дюруа разворачивается ко мне всем корпусом, чтобы не крутить головой. Глаз его не видно -- отсветы голубоватого сияния превращают его лицевую пластину в непроницаемое серебристое зеркало. Я лениво думаю, что мы нарушаем одно из главных правил -- не смотреть в одном направлении, наблюдать каждый за своим сектором. Зверь беспокойно шевелится от пристального взгляда.
   -- Зачем тебе к базе, Жос?
   -- Не твое дело.
   -- У тебя какой-то приказ?
   -- Можно и так сказать, -- усмехаюсь я.
   Помолчав, Дюруа делает новую попытку:
   -- Ты правда с самим Генералом говорил?
   -- Правда.
   -- И какой он?
   -- Старый очень. Весь в морщинах. На птицу похож. Упертый, словно танк. Ничего общего с картинками.
   -- А у меня вот даже шеврона нет...
   -- Теперь будет, -- успокаиваю я.
   -- Брось, Жос. Нас выбьют скоро. Всех до одного.
   -- Ну, пока-то мы живы.
   -- Хватит, Жос. Я же не идиот. Все понимаю. На кой хрен мы стрельбу-то открыли?
   -- Это ты у ковбоя нашего спроси.
   -- Я б спросил. Только он, сука, уже не ответит. Ты не думай, я не сомневаюсь. Просто глупо все как-то.
   -- Я тебя понимаю.
   -- Точно?
   -- Точно-точно. Я ж через это уже проходил. Думаешь, мне кайму просто так пририсовали?
   -- Нет, теперь не думаю.
   Чувство неловкости разрушает доклад краба-два. Мир на пару мгновений становится прозрачно-плоским, состоящим из множества проекций. Задача выполнена, уничтожено три единицы вражеской живой силы, поврежден левый задний манипулятор. Я испытываю неудобство в несуществующей части тела. В той самой задней конечности. И тут же выныриваю назад, под свод козырька.
   -- Двинули, Жорж. Ты влево, я вправо. Мой краб прикроет.
   -- Ага.
   -- Своего не захватишь?
   -- Приказа не было, -- сомневается Дюруа.
   -- Прояви инициативу, мать твою.
   -- У меня нет матери, -- удивленно-обиженно отзывается Жорж.
   -- Отводи краба следом за нами. С интервалом в десять секунд.
   -- Но...
   -- Под мою ответственность, -- безаппеляционно заявляю я.
   Дюруа подбирается. Голос его меняется.
   -- Выполняю, -- отрывисто роняет он.
   Я поднимаюсь и пробую поверхность ногой, выбирая место для толчка.
   -- На счет "три", Жорж. Раз, два...
   Козырек проплывает мимо и вниз. Черный провал плавно отдаляется. Я возношусь вверх, навстречу равнодушному полосатому мячу размером в четверть горизонта. Вспышки огня -- краб-два где-то внизу бьет одиночными. Огонь прикрытия.
  

-- 12 --

  
   Остатки сводного отряда выглядят жалко -- кучка безоружных существ в избитой броне, рассредоточенных в жидкую цепь среди разломов. Лейтенант Соренсен вместо штурмового ранца нагружен переносным тактическим вычислителем. На кой черт он ему, если связь не действует? Внятно говорить можно метров с десяти, не больше. Длинная антенна машет мне хвостом -- я тут!
   -- Капрал Ролье, сэр. Отступил с восемнадцатого поста. Со мной один краб, -- рапортую я.
   -- Боеприпасы есть?
   -- Было два ранца с имуществом, сэр. Оставил в паре километров отсюда.
   -- Жаль.
   -- Пришлось бросить, сэр, и изображать ковбоя. Дюруа прижали.
   -- Видел я твою атаку. Молодец.
   Похвала звучит как-то обыденно. Ничто не отзывается внутри. Прошло то время, когда я ходил восторженным кипятком от одного лишь одобрительного взгляда сержанта.
   -- Я наблюдал стычку на правом фланге. Ты никого из наших больше не видел?
   -- Нет, сэр. Это мой краб атаковал. Я думал за ним просочиться. Пока Дюруа не вылез.
   -- Ясно. Робота с периметра ты отозвал?
   -- Да, сэр. Здесь мы им хоть управлять можем. Думаю, сейчас марсиане подкрепление пришлют. Мы можем снять их в воздухе, сколько получится. У крабов это здорово выходит.
   -- Во всяком случае, попытаемся, -- кивает лейтенант. -- Сейчас отходим к "Зонтику". Постараемся там закрепиться. Вводная через минуту.
   -- Сэр?
   -- Что еще?
   -- Сэр, капрал хочет сказать, что здесь у нас больше шансов.
   -- Ты обсуждаешь приказы, Ролье?
   -- Никак нет, сэр. Пытаюсь быть полезным. Тут мы можем маневрировать. Там нас выбьют с воздуха. Или подтянут тяжелое вооружение. Это ведь эсминец, сэр. Вряд ли у него на борту много десанта. Мы сможем обескровить их.
   Лейтенант напряженно молчит, глядя в сторону. Видно, копается в своем командирском блоке.
   -- Получай вводную, Ролье, -- наконец, отзывается он. -- Я принял решение.
   -- Есть, сэр, -- я стараюсь не показать своего разочарования. Зверь чутко шевелит ушами. Чувствует подвох. Спокойно, дружище. Спокойно. Я тоже заметил, что лейтенант недоговаривает.
   Сержант забирает у меня остаток боезапаса. Мне достается всего один запасной магазин. Да еще припрятанный в ранце картридж для подствольника. От выступа к выступу, вдоль разлома я выдвигаюсь на отмеченную такблоком позицию. Цветная иллюминация разрывов -- крабы, маневрируя, отходят под огнем.
   -- Ролье! -- неожиданно окликает меня лейтенант. Голос его из-за расстояния уже основательно тронут помехами. -- Мы должны взорвать "Зонтик". Нельзя допустить проникновения марсиан на объект. Я сброшу тебе коды идентификации и точки входа.
   Вот оно! Значит, надежды действительно больше не остается. Мы доползем до новой позиции и будем удерживать ее, вцепившись зубами в землю. Пока лейтенант не запустит таймер. Если запустит. Если система самоуничтожения не пострадала от электромагнитных бомб. Видно, командованию важно, чтобы марсиане не узнали об истинном назначении объекта. А нас все равно что нет. В прихотливых изгибах военной политики жизни наши учтены расходным фактором. Уложены в статью запланированных потерь. Какой повод для громких заявлений -- Марс уничтожил научную станцию! Какая тема для воодушевления войск -- символ Легиона гибнет в неравном бою против коварного противника!
   -- Почему мне, сэр? -- спрашиваю одеревеневшими губами.
   -- Ты был там. Сможешь ориентироваться. И ты -- самый опытный. Думаю, ты сможешь выжить. Ты ведь удачливый. Если меня убьют, действуй по обстоятельствам. Группа тебя поддержит.
   Ну что ж. Вот и официальный повод. Дорога свободна. Я думаю об этом так, словно собираюсь прогуляться по тихой улице.
   -- Это вместо "прощай, Ролье"? -- против воли иронично изрекаю я.
   -- Прощай, Ролье, -- серьезно отвечает офицер.
   -- Прощайте, мой лейтенант.
   Мы начинаем чехарду коротких перебежек. Точнее -- перелетов. Марсиане вяло преследуют нас, сохраняя дистанцию. Видно, у них тоже туго с боезапасом. Крабы двигаются в наших отступающих порядках. Так мы успеваем пройти почти целый километр. До шлюзов базы остается всего ничего. Какая-то сотня метров. А потом очередной выпрыгнувший вверх легионер исчезает в плазменном пузыре. Стена возле моего носа шевелится, словно живая, и змеится трещинами. Автоматически я ору себе под нос привычную формулу "Атака с воздуха!", забывая, что меня никто не слышит.
   "Шельф" молнией проносится над поверхностью, изрыгая огонь. Он прет напролом, игнорируя уколы кумулятивных гранат, которыми его осыпают ближайшие крабы. Ячейки его активной брони плюются брызгами искр, превращая угловатую тушу в сверкающий болид. Из его утробы разлетаются серебристые точки. Подкрепление прибыло. Мы переходим к действиям согласно резервному плану.
  

-- 13 --

  
   Самое опасное время для десантника -- короткие секунды, что он болтается над поверхностью, стремительно падая вниз и гася скорость ранцевым двигателем. Чем больше скорость средства высадки -- тем больше времени требуется для торможения, а значит -- тем больше высота сброса. В этот момент он лишен возможности маневрировать. В этот момент мы дружно соревнуемся в стрельбе по воздушным мишеням -- я высовываюсь по пояс и раз за разом давлю на сенсор огня, надеясь, что лазерный луч системы постановки оптических помех не попадет в линзу прицела и не сожжет мне сетчатку.
   Лихорадочное возбуждение -- вот все, что я чувствую. Все мои устремления сгинули, выключенные проснувшимся солдатом. Я -- интеллектуальное оружие.
   Кровавая пелена в глазах. Жажда убийства. Желание продать свою жизнь подороже. При слове "Легион" бравые морпехи в своих курилках будут делать оберегающие знаки и украдкой сплевывать через плечо. Мы будем олицетворять для них исчадия ада. Нам говорили: на Марсе серьезно относятся к вопросам религии. Сотни конфессий самых различных вероисповеданий. Считается, что это способствует укреплению традиций. Стимулирует возврат к размеренной жизни на лоне природы. Я страстно желаю, чтобы те парни, что валятся сейчас с неба, и в особенности те, что останутся сегодня в живых, исповедовали веру, в которой присутствует дьявол. Я хочу, чтобы меня запомнили как проявление слепой разрушительной силы. Злобной, не знающей преград силы. Чтобы имя мое вызывало в их каменных котелках с квадратными челюстями водоворот паники и страха. И я рычу, пузыря на губах холодную слюну. Я вращаю корпус справа налево -- идеальный стрелок на позиции. Я не обращаю внимания на вспышки позади, там, где под огнем с неба гибнут мои товарищи. Пули, разбивающие камень вокруг меня -- сонные светляки, я досадую на них лишь за то, что они вздымают тучи непроницаемой пыли. Пыль эта мешает мне целиться. Пыль эта мешает целиться противнику.
   Результат стрельбы корректировать некогда. Как только я фиксирую попадание, сразу переношу огонь на следующую цель. Я бью короткими сериями. До того, как пыль окончательно скрывает сектор огня, я фиксирую три попадания. Я надеюсь, что броня морпехов не настолько прочна, чтобы дать моему наслаждению цвести впустую. Яркие кляксы в небе -- какой-то краб еще имеет боезапас и резвится напоследок, славная зверушка. Секунды растягиваются в часы. Как жаль, что магазин кончается. Я вгоняю в держатель следующий и ныряю в разлом. Время ускоряет бег.
   Маневрировать. Сдерживать противника, сохраняя плотный контакт. Отступать к центральному шлюзу. Это проще сказать, чем сделать, не имея патронов. Бот заходит нам во фланг и сеет смерть. Расчеты тяжелого оружия выпускают самонаводящиеся ракеты. Морпехам сбросили-таки тяжелое оружие. Реактивные гранаты пехотинцев осыпают поверхность огненным дождем, пронзая ее на много метров вглубь. Толстые плиты под ногами раскалываются подобно осенним льдинкам. Не видно ни зги -- каменный дождь падает в небеса.
   Через пять минут наше отступление превращается в избиение. Озлобленные потерями, марсиане не жалеют боеприпасов. Крабы -- наше последнее средство поддержки, умолкают один за другим. Кончается боезапас. Они маневрируют, отвлекая огонь на себя. Я вижу, как ракета превращает щель, куда боком влетает избитая пулями машина, в воронку кипящей лавы. Через мгновенье лава застывает и идет трещинами. "Шельф" коршуном парит над нами, то и дело брызжа смертью. Бьет на выбор. Бьет по прогнозу боевого компьютера. Бьет по вспышкам. По излучению систем скафандра. Бьет... бьет... бьет...
   Шум в ушах. Помехи. Нет, это кровь шумит. Мое сердце -- мощный насос, гонит ее к воспаленному жаждой жизни мозгу. Ноги переступают убийственно медленно. Парение от камня к камню. Земля толкает меня в ноги. Вверх. Только не это! Я шиплю струей из ранца, демаскируя себя, но остаюсь внизу. За спиной застывают пузыри расплавленного камня -- накрылась моя позиция. Щель кончается черной дырой. Пещера. Я протискиваюсь внутрь, обдирая шлем. Я не думаю о том, что некому будет меня вытащить в случае обвала. Бормоча несусветную чушь, я бреду сквозь извилистую кротовью нору почти на ощупь. Я разговариваю сам с собой. Я брежу наяву. Я пробкой выскакиваю на поверхность двумя десятками метров южнее. Поверхность эта ничем не отличается от подземелья -- вокруг такая же непроницаемая взвесь из пыли и мелкого песка. Сквозь тьму то и дело проступают мутные огни -- бьют по площадям, не жалея боеприпасов. Я просыпаюсь. Навязчивое желание вновь захватывает меня.
   Я один. Один ли? Мне плевать. Я сам по себе. Я тороплюсь соскочить. Я пытаюсь использовать призрачный шанс. Зверь рвется на волю, не разбирая дороги.
   Я даю полную тягу и устремляюсь к шлюзу. Камень звонко отскакивает от лицевой пластины. Песок шуршит по стеклу и броневым пластинам, подобно змее. Плечами я раздвигаю плотную муть. Я продираюсь сквозь нее, будто через воду. И вот пыль становится реже. Маячок шлюза моргает на карте. Десять метров к западу. Вот и давешняя наклонная площадка. Валуны у входа. Щебень засыпал дверь до уровня колена. Я лихорадочно вращаю штурвал ручного открывания. Кажется, что он вращается бесконечно.
   Голос в голове. Голос ясный и чистый, помехи не в силах помешать ему. "Капрал Ролье Третий, вы входите на военный объект вооруженных сил Земной Федерации. Ваши полномочия подтверждены. Объявлен режим чрезвычайной ситуации по плану номер два "угроза вторжения противника". Оборонительные системы задействованы. Пожалуйста, не пытайтесь причинить вред оборонительным системам -- попытки будут пресечены. В настоящее время вы являетесь старшим чином вооруженных сил Земной Федерации на территории базы. В соответствии с Уставом вооруженных сил вы имеете право отдавать приказы оборонительным системам базы, за исключением приказа о сдаче или иного, способствующего проникновению противника в границы периметра. Предупреждение -- герметичность помещений нарушена..."
   Тяжелая плита двери сдвигается. Тусклая красная лампа подмигивает из темноты, выхватывая поток щебня, медленной водой устремляющийся в шлюз. Я беспокоюсь, что камни эти помешают закрыть вход. Но беспокойство мое напрасно -- после удара по сенсору закрывания плита с едва ощутимой вибрацией входит в пазы и давит все лишнее в пыль.
   Над маховиком второй двери тусклый свет голубого индикатора -- сигнал о том, что внутри вакуум.
   Я сгораю от непонятного нетерпения, вращая маховик. Я считаю секунды. Кажется, я считаю вслух -- система базы переспрашивает меня, не в силах распознать команду. Наконец, и эта плита уходит вверх. Шаг в темноту. Оптический усилитель окрашивает стены зеленым. Так непривычен вид пустого пространства без вездесущей пыли меж ними. Что-то шевелится на границе зрения. Я резко поворачиваю голову. Комплекс поддержки, не сводя стволов со входа, по очереди перебирает восемью лапами, медленно освобождая мне проход. А я-то, дурак, надеялся увидеть тут кого-нибудь из саперов.
   Я осторожно обхожу краба. План базы горит в моем мозгу светящейся картой. Точка на ней -- я. Я щупаю перед собой рукой. Так, на всякий случай. Видимость в заляпанном слюной и кровью шлеме еще та. Рука то и дело касается стены. Поверхность ее непривычно твердая. Пальцы перчатки постукивают по ней. Но вот стена уходит из-под пальцев. Медленно плывет прочь. В удивлении, я фокусирую взгляд. Заиндевевший труп с растопыренными руками равнодушно рассматривает меня. Глаза на ослепительно белом лице кажутся живыми. Кончики шерстинок на свитере с лохматыми дырами красиво опушены белым налетом.
   Тело, словно решив, что я уже достаточно напуган, переворачивается и медленно, очень медленно, боясь сломать скрюченные пальцы, опускается на руки, принимая положение "упор лежа". Прячет взгляд в пол.
   Я выдыхаю застоявшийся воздух. Мне становится холодно. Очень холодно. Пальцы мои совсем не гнутся. Только сейчас я обращаю внимание на столбик индикатора питания, опустившийся в красный сектор. Пора менять батарею.
  

-- 14 --

  
   Эта база выглядит настоящим заброшенным кладбищем. Трещины в заиндевевших стенах. Куски бетона, свешивающиеся с потолка на изогнутых прутьях арматуры. Кучи неопрятных бетонных обломков, таких чужеродных среди ровных поверхностей тонкой аппаратуры -- динамический удар добрался сюда через десятки метров породы. Трупы саперов встречаются тут и там. Клочья бумаги, грязные гигиенические тампоны, мятые тряпки одеял, старые стоптанные ботинки -- мусор, сорванный со своих мест воздушным ураганом, укрывает их. Некоторых смерть застала за работой -- они сидят, разглядывая инструменты, зажатые в руках. Некоторые умерли во сне. Странно видеть тела, застывшие с разинутыми ртами, вцепившиеся в белые скомканные одеяла. Системы обесточены. Тусклые красные плафоны аварийного освещения практически не дают света. Лишь придают картине конца света оттенок театральной драматичности. Усиливают тенями посмертную мимику. Я осторожно перешагиваю через труп, в отчаянной попытке вцепившийся в маховик герметичной двери. Должно быть, разгерметизация здесь проходила постепенно -- легионер пытался захлопнуть дверь. И еще здесь тихо. Никаких помех. Я слушаю звук своего дыхания.
   Этот их Убивец на все сто отработал свое прозвище. Убил их всех. Не вышел на связь с базой. Не поднял тревогу. Лишил парней скафандров. Поганый, напрочь сбрендивший служака. Гореть ему в аду. Я вглядываюсь в лица, надеясь воскресить в памяти знакомые черты. Я никого не узнаю. Все мертвецы здесь на одно лицо -- актеры восточного театра с неестественно белыми масками вместо лиц. От их взглядов спину мою сводит холодом. Я устанавливаю обогрев на полную мощность. Теперь ни к чему экономить батареи. Уже недолго осталось. Но озноб не проходит. Редкое шевеление среди мусора -- любопытные крабы разглядывают меня поверх стволов, высовывая носы из узких стенных ниш.
   -- Как мне к тебе обращаться? -- громко спрашиваю у темноты.
   -- Капрал Ролье Третий, вы можете называть меня "База".
   -- База, доложи о потерях.
   -- Личный состав выведен из строя ввиду разгерметизации отсеков из-за внешнего сейсмического воздействия искусственного происхождения. Одна выжившая человеческая особь в седьмом отсеке. Особь недееспособна.
   -- Лейтенант Берг? -- догадываюсь я.
   -- Подтверждение.
   Острый приступ разочарования. Бога нет. Иначе он не допустил бы такого. Либо он ослеп напрочь и не видит происходящего у себя под носом. А если Бог немощен или увечен -- то какой же он после этого Бог? Зверь уверяет меня в том, что у бога свои мотивы. Ему нет дела до наших микробных страстей. У него своя игра. Ухмыляясь, я говорю ему: "Посмотрим". Зверь утверждает, что Бог -- такое же живое существо, как и он. Большой сильный хищник, которому глупые люди зачем-то придают человеческие черты. "Скоро увидим", -- отвечаю я.
   -- База, доложи готовность к самоуничтожению.
   -- Системы самоуничтожения в готовности. Задействованы резервные контуры. Для проведения самоуничтожения требуется код активации.
   -- Передаю код активации.
   -- Капрал Ролье Третий, код активации принят и опознан. Ожидаю распоряжений.
   -- Задействовать систему самоуничтожения. Запуск по моей команде или в случае моей смерти.
   -- Уточните тип операции: уничтожение секретных документов, уничтожение секретных документов и специального оборудования, полное уничтожение.
   -- База, ты наблюдаешь противника?
   -- Нарушители периметра ведут поиск на поверхности планетоида. Поиск производится при помощи электронных средств обнаружения. Выявлено двадцать пять единиц живой силы и три механизированных единицы, оснащенные системой искусственного интеллекта.
   Я продолжаю упорно пробираться через хаос. Точка на карте ползет к западной оконечности периметра. В одном коридоре путь мне преграждает вырванная из стены бетонная плита. Я поворачиваю назад и бреду в обход.
   -- База, прошу уточнить -- полное уничтожение повлияет на поверхность планетоида?
   -- Подтверждение. Поверхность планетоида в радиусе ста метров от границ периметра будет находиться под воздействием гравитационного импульса.
   Ага. Вы в моих руках, сволочи. Что ж, давайте поиграем в кошки-мышки.
   -- База, приказываю вести оборонительные действия в случае проникновения противника на объект. После каждого смертельного случая с живой силой противника прошу транслировать в эфир на всех частотах следующий текст: "Передаю привет от капрала Жослена Ролье Третьего". Быть в готовности по плану "полное уничтожение".
   -- Принято. Система самоуничтожения задействована.
   Вы спросите: зачем мне это? Отвечу: откуда мне знать? Наверное, въевшаяся привычка действовать. Или впитанная с воздухом ненависть к марсианам. Возможно, я просто отдаю долги. Даже дезертируя, я следую дорогой славы.
  

-- 15 --

  
   -- Легионер!
   Глухой голос в голове заставляет меня замереть с поднятой ногой.
   -- Кто это?
   -- Вы ведь легионер, верно? -- торопится голос. -- Мой такблок не врет. У нас отличная аппаратура. Вы отмечены дружественной меткой.
   -- Кто вы? -- я осторожно снимаю винтовку с держателя.
   -- Должно быть, произошла авария, легионер. Я едва успел влезть в скафандр. В отсеке вакуум. И компьютер базы мне не подчиняется. Вы в каком отсеке, легионер?
   Сверяюсь с картой.
   -- В центральном коридоре между пятым и шестым. Представьтесь.
   Голос все ускоряется, теряя окончания:
   -- Лейтенант Берг, исполняющий обязанности командира сводного инженерно-саперного отряда. У меня заклинило дверь. И шлюз, похоже, завален. В вашем помещении все в порядке?
   Голос мой становится фальшиво-официальным.
   -- Тут всюду вакуум. Действующих офицеров Легиона в пределах периметра нет. Система управления базы не подтверждает ваше заявление. Освободите служебный канал.
   -- Легионер... кто вы по званию? Вы ведь не офицер, нет? Позовите мне кого-нибудь из моих парней. Любого из моих саперов. К седьмому отсеку. Связь не действует. Я никого не могу вызвать. Я приказываю вам. Как старший по званию...
   Твоих парней? Я осторожно сдвигаю с дороги одного из его парней. Мертвец вцепился в контейнер с принадлежностями и ни за что не желает проходить в дверной проем. Твоих парней... Вот сука-то.
   Голос гневается.
   -- Эй, вы меня слышите? Я приказываю вам отвечать!
   Я перебарываю мгновенный позыв прижать руки к бокам и гаркнуть в ответ "Здесь, сэр!" Дрожит пол. Дрожат стены. Кусочки бетона выползают из трещин и плывут в черное никуда. Я хватаюсь за дверь.
   "Передаю привет от капрала Жослена Ролье Третьего...", -- нараспев произносит голос базы.
   -- База, что там?
   -- Попытка проникновения в пределы периметра через второй отсек. Взорван резервный шлюз. Уничтожена вражеская боевая единица.
   -- Ты держишься?
   -- Ответ утвердительный. Оборонительные системы в норме.
   -- Отлично.
   Толчок. Что за...? Я мячиком отлетаю от стены, чтобы тут же с лязгом впечататься в противоположную.
   -- Прорыв периметра в первом отсеке. Легко повреждено одно оборонительное устройство М-40. Веду заградительный огонь.
   -- Легионер! Вы меня слышите? Я чувствую толчки! Это землетрясение?
   "Передаю привет от капрала Жослена Ролье Третьего..."
   Умница, детка. Помните меня, дети природы.
   -- Какой позор -- меня бросили подчиненные. Признаю -- это мой недосмотр. Дисциплина неуклонно падала. Я неоднократно указывал им на недопустимость снижения темпов работ. А вместо этого они...
   "Передаю привет..."
   -- Скоты! Позор Легиона! Вы все пойдете под трибунал! В чан! С позором! Эй, кто там есть? Отзовитесь!
   Я вновь сверяюсь с картой. Здесь надо повернуть налево. Только бы единственный коридор не завалило. Я спешу -- времени осталось совсем немного. Марсиане вот-вот начнут рвать перекрытия по всему периметру. Я хочу успеть. Нельзя мне сейчас погибнуть. Только не сейчас.
   Глухой голос то ускоряется до неразборчивости, то переходит на неспешную раздумчивую декламацию.
   -- У меня воздух есть, легионер! Много. И припасы. Сухой паек. Вода. Мы сможем продержаться вместе до прихода помощи. Помогите мне открыть дверь. Гидравлический домкрат вполне поможет. Им несложно пользоваться. Спросите у шеф-аджидана Патона. Скажите -- я распорядился, -- голос теряет твердость. Становится плаксивым. -- Почему вы молчите? Кто вы по званию? Из какого вы подразделения?
   "Передаю привет..."
   Ох, до чего же хорошо! Это вам за парней. Помните меня. Я -- символ Легиона. Вы будете гордиться, что убили самого Ролье. Я стану легендой. Я уже легенда. А вы -- просто никчемные исполнители, которым посчастливилось уцелеть после встречи со мной.
   Голос срывается на визг.
   -- Легионер! У меня погасло аварийное освещение! Что происходит? Немедленно откройте дверь! Патон! Пети! Жильбер! Где вы все!? Ленивые ублюдки, вам не удастся уморить меня здесь! Я переживу вас всех! Я доложу о вашем поведении!
   А вот это вряд ли, дружок. Кстати -- привет тебе от сержанта Пети. И от дока. И от Жиля. И от Патона. Резьба ваша оказалась с браком, сэр. Сорвалась на половине витка. Брак у нас принято списывать. Под оркестр. Вам тоже сыграют, сэр. Заочно. Марш "Вперед, Легион". Ваш командир, сэр, будет проникновенно говорить, что вы ушли дорогой славы. Погибли на боевом посту. Зачем вам выходить? Кому нужен слюнявый идиот? Он и музыку-то не оценит. И строй испортит. Никакой тебе торжественности. В общем, по всем статьям, сэр, на боевом посту -- оно для вас лучше.
   -- Я должен выдать личному составу средства защиты. Без них они подвергаются опасности. Я приказываю вам вытащить меня. Вы совершаете преступление. Это немыслимо -- вы ведь член нашего братства! Член боевой семьи! Член...
   Ох, до чего ж вас, офицеров, учат красиво говорить. Будто стихи читает. Слушал бы и слушал.
   "Передаю привет..."
   Отлично, крошка. Вот и мой коридор. Дверь действует. В проеме темно -- не горят даже аварийные указатели. А может, их тут и не было отродясь.
   "Второй отсек. Уничтожено два оборонительных устройства М-40. Противник применяет управляемые снаряды. Попытка проникновения в пятый отсек. Испытываю сильное электромагнитное воздействие. Подтягиваю резервы..."
   Я делаю шаг в темноту.
   -- Внимание, вы покидаете основной периметр и переходите во вспомогательные отсеки базы.
   -- База, сохраняю командование. Поддерживай связь.
   -- Принято. Управление вспомогательными отсеками обеспечивает тактический вычислитель М-313. Передаю вас под его ответственность. Тактический вычислитель М-313 не отвечает на вызов. Предполагаю глобальную дисфункцию системы.
   -- Ладно. Справлюсь как-нибудь.
   Я отталкиваю с дороги мертвого часового, обнявшего свой карабин. Истощенная мумия теряет руку от удара о стену. Куски стекла брызжут по сторонам.
   Убивец истерически визжит, изрыгая угрозы.
   -- Солдаты снова кое-чего стоят, -- произношу я вслух.
   Я разрываю с ним связь.
   Коридор к блоку заключенных длинный-предлинный. Грубые каменные стены с пучком кабелей в желобах. Дежурного освещения здесь нет. Нет и видимых повреждений. Пол все время уходит вниз. Я топаю к центру планетоида. Наверное, уже приближаюсь к рыхлому ядру. Я иду бесконечно. Бреду, едва переставляя ноги, -- гусиный шаг.
   Потерпи, милая. Я уже близко.
   Я усмехаюсь одеревеневшими губами. Моя новая способность выдавать желаемое за действительное здорово выручает, не давая свихнуться.
  

-- 16 --

  
   Надежде на отсутствие разрушений в блоке вспомогательных отсеков не суждено сбыться. У главного шлюза рухнувшие с потолка бетонные плиты образовали внушительный завал. Из стен хищно торчат крючья арматуры. Сами двери шлюза нараспашку. Ноги часового торчат из-под плит. С замиранием сердца -- неужто и тут одни трупы? -- я протискиваюсь внутрь.
   Разрушений здесь немного -- только редкие трещины в стенах напоминают о дошедшем сюда сейсмическом толчке. Я быстро продвигаюсь по темным помещениям. И вскоре мне попадается апатичный воин в легком скафандре. Он стоит у ниши поста жизнеобеспечения и держит в руках короб с пеной аварийного герметика.
   Поначалу я решаю, что такблок ошибся и ссутулившаяся фигура мертва, настолько неподвижен этот бывший человек. Но, приблизившись, я замечаю шевеление его ноздрей под прозрачным стеклом шлема.
   -- Эй, ты кто?
   -- Рядовой Бичем, номер 205318, -- отвечает существо через примитивный лазерный передатчик.
   -- И что ты тут делаешь, рядовой Бичем?
   -- Получил приказ достать аварийный материал из ниши в соответствии с расписанием по ликвидации аварий.
   -- Достал?
   -- Так точно.
   -- И куда его теперь?
   -- Не знаю, сэр. Дальнейшего приказа не поступило. Система контроля не отвечает.
   -- Где остальные?
   -- Не знаю, сэр.
   -- Сколько вас тут?
   -- Не знаю, сэр.
   -- И давно тут стоишь?
   -- Пять часов пятнадцать минут, сэр.
   -- Ты знаешь, кто я?
   -- Вы опознаны как военнослужащий Земной Федерации, сэр.
   -- Ты подчиняешься мне?
   Лазерная связь не передает интонации говорящего. Шлемный дешифратор монотонно зачитывает переданный текст, почти не делая пауз. Эта монотонность и безжизненность машинного голоса удивительно сочетается с безучастным взглядом истукана, вяло шевелящего губами и продолжающего смотреть в никуда.
   -- В отсутствии канала связи с системой контроля я обязан следовать указаниям любого военнослужащего земных сил, отдавая приоритет старшим по званию.
   Дела. Похоже, эти отсеки забиты впавшими в транс союзниками, потерявшими способность действовать после отключения их управляющей системы.
   -- Сколько у тебя воздуха?
   -- На один час десять минут, сэр.
   -- Ты помнишь список заключенных?
   -- Никак нет, сэр. Список заключенных хранится в базе данных системы контроля.
   -- Лиз Гельмих -- не помнишь такую?
   -- У нас нет заключенных с такими данными, сэр. Заключенные имеют порядковый номер. Порядковые номера хранятся в...
   -- Ладно, ладно... Веди меня к отсеку, в котором содержатся заключенные.
   -- Прошу уточнить задачу. Имеется три отсека с заключенными.
   Ясный голос в голове: "Передаю привет...".
   -- База, что у тебя?
   -- Доклад: отсеки один и два захвачены противником. Четыре единицы оборонительных устройств М-40 уничтожено. Попытка проникновения в отсек номер одиннадцать. Принимаю меры для уничтожения секретного оборудования в захваченных отсеках. Оборудование уничтожено. Передаю привет... Передаю привет...
   Черт! Время утекает, словно вода из простреленной фляги.
   -- Веди в каждый по очереди.
   -- Выполняю, сэр. Прошу следовать за мной. Осторожно, сэр. Тут низко. Нам вниз по этой галерее.
   Опять вниз! Эта нора начинает казаться мне бездонной.
   Снова трупы. Появились светлячки аварийных указателей. Хоть что-то в этом склепе действует. Еще один истукан в скафандре. Походя отдаю приказ: "Найди всех живых бойцов. Передай старшему -- организовать оборону отсеков. Находиться в повышенной готовности. Принять меры к восстановлению работы системы жизнеобеспечения". Истукан кивает и семенит прочь.
  

-- 17 --

  
   "Передаю привет от капрала Жослена Ролье Третьего..."
   Сосущее чувство страха. Как же так -- я ведь не должен его испытывать? Эта предательская пористая толща над головой давит мне плечи. Мне душно в глубокой кротовьей норе. Узкие лазы. Лабиринты коридоров. Вниз, все время вниз. Вокруг сплошные мертвецы. Зеленая подсветка инфракрасного видения делает их лица с огромными глазами таинственными. Голубые индикаторы вакуума над маховиками люков. Я стараюсь думать о трупах, как о камнях. Просто часть пейзажа. Это же мятежники. Союзники тех, что наверху. Мне положено ненавидеть их. Но вызвать в себе ненависть к кускам окаменевшей плоти не получается.
   Помещения забиты многоярусными нарами, точно соты в улье. Одинаковые худые люди в них одинаково мертвы. Иней на лицах. Иней на руках. Мутные ледышки выпученных глаз. Разинутые рты. Бурые неопрятные пятна вокруг ушей и на подбородках -- взрывная разгерметизация. Мне повезло -- я смог заглянуть в ад еще при жизни. Никаких костров с котлами -- в аду вечный смертельный холод.
   "Передаю привет... Третий отсек захвачен противником. Произвожу уничтожение оборудования... Передаю привет... Проникновение в восьмой отсек. Веду оборонительные действия... Попытка проникновения в пятнадцатый отсек... Попытка отражена... Передаю привет... Противник высадил подкрепления. Наблюдаю до тридцати единиц живой силы. Испытываю воздействие электромагнитного оружия. Отказ оборонительного оборудования в пятом отсеке... Угрожающая ситуация -- проникновение в двадцатый отсек..."
   Держись, милая. Держись. Еще чуть-чуть. Не смотреть в мертвые лица. Ее тут нет. Она погибла раньше, подхватив мутировавший возбудитель красной лихорадки. Тихо угасла. Или отравилась технической водой. Может быть, ее ткнул штыком садист-охранник, и она истекла кровью.
   Зеленый огонек в шлюзе последнего отсека. Я останавливаюсь. Сердце колотится, как сумасшедшее. Усилием воли я заставляю себя успокоиться. Мысленно оглаживаю свое тело напряженными ладонями. В голове проясняется. Я отталкиваю замершего немого истукана в сторону. Вщелкиваю винтовку в держатель. Прикасаюсь к сенсору открывания. Тишина. Я берусь за маховик ручного открывания.
   "Силы Земной Федерации! Предлагаем вам прекратить бессмысленное сопротивление! Гарантируем вам жизнь, медицинское обслуживание и гуманное обращение согласно международным соглашениям..."
   Оборот маховика.
   "Передаю привет... Пятнадцатый отсек захвачен... Потеряно четыре единицы оборонительных устройств М-40..."
   Еще оборот.
   "Легионеры! Вы храбро сражались с превосходящими силами. Вы сделали все, что в ваших силах. Мы уважаем ваше мужество. Но наши страны не находятся в состоянии войны. Устав допускает сдачу в плен, когда дальнейшее сопротивление потеряло смысл. Сохраните свои жизни. Они нужны вашей стране. Прекратите сопротивление. В случае вашего согласия сложить оружие транслируйте открытым текстом стандартную опознавательную фразу с добавлением слова "сдаюсь". Вас пропустят к месту сбора..."
   "Двадцатый отсек захвачен... Система уничтожения оборудования выведена из строя... Угрожающая ситуация..."
   Оборот.
   "Легионеры! Ваши смерти бессмысленны..."
   А вот тут ты врешь, человечек. Это наши жизни бессмысленны. Все наше существование, включая рождение, -- сплошной набор нелепостей. А вот смерть -- наоборот, имеет глубокий смысл. Ведь мы солдаты. Умирая, мы уверены, что делаем это во имя Долга. Во имя интересов Земли. Во имя интересов, о которых не имеем ни малейшего понятия. Как и большинство ее обитателей, вечно жующих скотов под кайфом, считающих меня и таких, как я, чем-то средним между животными и роботами. Вот незадача-то. Я ведь даже не могу этот красивый голубой шар родиной назвать. Моя родина -- железная раковина десантного отсека, а ей-то сейчас наверняка ничего не угрожает. Тогда кого я тут защищаю? Дьявол, не сбивай меня с мысли! Главное -- влезть в драку. А потом защищать своих товарищей и себя. Легион. Нет, тоже не так. Ага, вот главное -- стоять на страже. А при попытке дать решительный отпор. На страже чего? Попытки к чему? Снова путаница. Попробуем с другой стороны. Защищать демократические ценности. Отстаивать земной образ жизни. Право человека на свободу. Точно, оно! Прямо как по писаному! В Уставе так и говорится. Нет, постой, я-то ведь не человек! Откуда мне знать, что за образ жизни называется земным? И что такое эти самые ценности? К тому же, в радиусе миллиона миль вокруг нет ни одного землянина. Ничего, кроме вертикали подчинения Легиона, я не знаю. Для меня она -- единственно понятное мироустройство. Всякие парламенты -- земные или марсианские, -- я слабо представляю, для чего они нужны и чем по сути отличаются друг от друга. Разве что словами, которые произносят выступающие с их трибун люди. Тогда что я тут делаю? Ради чего десятки моих товарищей погибли? Ради чего вскоре погибну я? На кой дьявол мне убивать этих людей наверху, людей, которые наверняка тоже не очень хорошо представляют себе значение слова "Родина"? Должно быть, кому-то из них, истекающему кровью под завалом наверху, в голову, как и мне, лезут всякие глупости.
   Я трясу головой, разгоняя ненужные мысли. Мыслей не остается. Остается только стремление. Туда, за массивную дверь.
   Оборот.
   "Попытка проникновения в семнадцатый отсек... Веду оборонительные действия..."
   "Легионеры!.."
   "Передаю привет..."
   Я до крови прикусываю губу, не давая роящимся словам проникать в сознание. Слова упорно долбят мозг. Перекрикивая их, я громко повторяю вслух: "Я еще жив, сволочи. Я еще жив". Звук собственного голоса позволяет мне сосредоточиться. Дверь медленно распахивается. Я вталкиваю полуживого союзника в тамбур и поспешно захлопываю тяжелую плиту.
  

-- 18 --

  
   "Молчаливая оппозиция к режиму вседозволенности -- путь к гибели. Выполнение производственных программ Земли -- кирпичики в стены нашей тюрьмы. Нет революционеров и нет верящих в свободное будущее. Есть только деньги, коррупция и власть. Есть бедные люди, вынужденные зарабатывать, чтобы не умереть, и есть богатые, которые могут, но не хотят иметь убеждения. Зачем они им? У них и так все есть. Тем, кто вынужден работать, терять больше нечего. Мирный путь не для нас. Профсоюзы подконтрольны генерал-губернаторам. Связаны по рукам и ногам драконовскими законами. Мы должны оказывать давление на правительство. Каждый день, каждый час. Парализовать власть генерал-губернаторов. Поставить их на колени. Обезглавленная власть вызовет хаос. Хаос породит пробуждение самосознания. Люди, освобожденные от тотального контроля, изберут своих лидеров. Новые лидеры перестроят промышленные программы. Мы сможем обеспечивать себя всем необходимым. Даже строить корабли. Марс нам не союзник. Он нужен нам лишь на время открытой конфронтации с земными карательными силами. Идеи фундаментального фанатизма далеки от идей свободного общества. Мы нужны марсианам до тех пор, пока способны ослабить Землю..."
   Голос этот мне смутно знаком. Я делаю неловкое движение. Приклад звякает о чьи-то нары. Поджарый бородатый детина затыкается на полуслове, всматриваясь в темноту. Головы собравшихся, как по команде, поворачиваются в мою сторону. В зеленой тьме вспыхивают белые пятна. Лица. Десятки лиц. Они повсюду.
   -- Эй, кто там? Чертова темнота! Кто-нибудь! Дневальный, вызови дежурного! Узнайте, что происходит!
   Я ослабляю хватку на скользкой потной физиономии человека, рот которого зажимаю перчаткой. Подталкиваю его.
   -- Только что пробовал, -- хрипло отзывается он в темноту. -- Нет связи. Шлюз заблокирован. С той стороны вакуум.
   -- Соблюдайте спокойствие, товарищи! -- властно говорит бородач. -- Воздуха у нас много. Вода есть. Нет повода для паники. Наверное, небольшая авария из-за землетрясения.
   Хвастливый голос впереди:
   -- Подумаешь, землетрясение. Вот на Церере трясло так трясло. Целые заводы в разломы проваливались. А это -- так, легкий толчок. Не стоит беспокойства.
   -- Храбрец выискался. Отопление не работает. Мы тут через сутки закоченеем, -- спорят с ним.
   -- Надо достучаться до дежурного. Вентиляции тоже нет. К утру внизу дышать нечем будет.
   -- Надо фильтры развернуть! Они в аварийном шкафу.
   -- Толку от них! Без циркуляции они бесполезны.
   -- И ужин пропустили!
   Термиты в битком набитом низком тесном отсеке перекрикиваются и спорят, давясь кашлем. Волны голосов отражаются от стен и гаснут в темноте. Каждый гневный выкрик кажется мне вымученным. Гнев их неестественен, будто злятся тут по привычке.
   Я открываю лицевую пластину. В нос шибает тяжелым смрадом. Живые мертвецы и пахнут соответственно. Три кружки воды в день на брата -- не до гигиены.
   -- На чем я остановился? -- голос бородача перекрывает гул.
   -- На марсианах, Джон, -- услужливо подсказывают ему.
   -- Продолжаем! Сядьте!
   Шестерки бросаются в темноту, раздавая тычки. Словно гребнем проходят по толпе, приводя ее в кондицию. Да у них тут иерархия -- закачаешься! Почище, чем в Легионе.
   Бородач возобновляет сеанс политической подготовки.
   -- Марсианская программа колонизации Пояса нереальна. Она не учитывает главного -- желания населения астероидов жить свободно. Ради этого мы покинули Землю. Ради этого мы ведем вооруженную борьбу. Фанатичное отрицание Марсом продуктов генной инженерии и управляемых мутаций приводит к возникновению неразрешимых противоречий...
   -- Кхе-кхе.
   Кашель мой, усиленный динамиком, производит эффект разорвавшейся бомбы. Карабкаясь на нары с тихим шелестом, точно большие ночные насекомые, существа вокруг образуют плотную толпу. Дышат мне в лицо. Заглядывают в глаза. Свешиваются сверху. Не веря глазам, щупают амуницию.
   Я шевелю стволом.
   -- Ничего не трогать! -- гремит мой голос.
   Тени отшатываются.
   -- Мне нужна Лиз Гельмих.
   -- Тут нет имен. Только номера. Скажите номер, -- робко шепчут из тьмы.
   -- Я не знаю номера. Только имя. Ее зовут Лиз Гельмих. Она диспетчер подземки с Весты. Она жива?
   -- А вы кто? Как вы сюда попали? Вы не из охраны. Вы военный? Что случилось? Ее хотят забрать? Когда появится электричество? Вы один? Это у вас оружие? -- сотни тихих вопросов пауками карабкаются по мне.
   "Легионеры! Мы отдаем должное вашему мужеству..."
   -- Лиз! Ты здесь? Ты жива?
   -- Женщины у нас не здесь. Женщины не с нами. Женщин мало -- они отдельно. Там. Там...
   -- Где именно?
   -- Там...
   "Двадцатый отсек захвачен противником. Возникла угроза захвата противником ключевых точек объекта. Противник продвигается через отсеки два, три, семнадцать, двадцать. Продолжаю оборонительные действия..."
   -- Лиз, ты здесь?
   -- Эй, ты кто такой? Ты легионер?
   Я скалю зубы, точно волк, от этого властного голоса. Меня подбрасывает и разворачивает в сторону окрика. Шестерки, давно перешедшие грань жизни, не боятся ни бога, ни черта. Они разбираются в цепь, охватывают меня в темноте со всех сторон. Я вижу присутствие у многих примитивного оружия. Самодельных острых предметов.
   -- Я капрал Ролье Третий. Я принял командование над базой. Мне нужна Лиз Гельмих. Больше тебе знать не положено, заключенный.
   -- Как знать, как знать. Ты не из охраны, солдатик. И системы контроля не работают. Некому нас глушить. А я тут главный. Я староста. Мое слово в этом блоке -- закон.
   Он тихо смеется. Смех его змеей струится из темноты. Белые зубы выделяются на фоне черного пятна растительности вокруг рта. Шестерки оттесняют лишних. Придвигаются ближе.
   Смех обрывается.
   -- Хороший у тебя скафандр, солдатик. И оружие что надо. С таким можно долго продержаться. Может, поделишься с нами имуществом Федерации?
   -- Хочешь взять его? Можешь попробовать, -- резким движением я закрываю шлем.
   -- Пугаешь? Я помню, как вы на Весте нас стреляли. И как волокли нас из домов, тоже помню. Вы просто животные, без мозгов и жалости.
   -- Не больше, чем такие, как ты, -- парирую я.
   -- Не надо, Ролье. Я здесь.
   Голос Лиз бьет меня в самое сердце. Она выступает из темноты под тусклый свет аварийного указателя. В грубой рабочей робе с белым пятном номера на груди она кажется еще тоньше, чем раньше. Дурак -- откуда тебе помнить, какой она была? Ты ее без скафандра и не видел ни разу. Я всматриваюсь в ее огромные глаза. Она безучастна, словно мертвая.
   -- Женщины тут -- дефицит, солдатик. Они даже на работу не ходят -- мы работаем за них по графику. Добиваем до нормы. Лиз -- настоящая конфетка. И она моя. Никто не смеет к ней прикоснуться.
   -- Знаешь, а я тебя вспомнил, староста. Ты -- тот самый слизняк, что дежурил с Лиз в подземке. Ты ее тогда бросил и сбежал, а она под огнем бинтовала раненых. И ваших в том числе.
   -- Крошка Лиз всегда была отзывчивой, -- похабно хихикает борец за идеалы. За одно это хихиканье мне хочется свернуть ему шею. -- Жаль, что мне не удалось тебя там пристукнуть. Я прятался в шкафу с инструментами. Не было случая врезать тебе по башке -- ты слишком быстро бегал. Как крыса, -- Джон гогочет, довольный своим остроумием.
   Я старательно игнорирую противника, что намеревается вывести меня из равновесия. Единственное, что ему удалось, так это вырвать меня из состояния тупой апатии.
   -- Я пришел за тобой, Лиз, -- говорю неловко. Язык почему-то не слушается. -- Думал, ты погибла. В других отсеках сплошные трупы.
   -- Ты не понял, солдатик, -- бородач проталкивается ближе. Он выше меня на целую голову. Смотрю ему в бороду. -- Я тут решаю, кому куда идти. Нас тут шесть десятков всего на шестерых дам. Моя крошка дорого стоит. А что у тебя есть взамен?
   Напряжение сгущается. Если я ударю кого-то из шестерок -- на меня бросятся скопом и похоронят под истощенными вонючими телами. Я еще сумею порвать троих-четверых мускульными усилителями. И все -- конец капралу Ролье.
   -- Зачем я тебе, Ролье? -- безжизненным голосом спрашивает Лиз.
   Голова ее кажется непропорционально большой из-за коротко стриженых волос. Уж это-то я запомнил. Волосы у нее раньше были длинными. Я словно наяву вижу ее сидящей на перроне, и каштановые пряди выбиваются ей на плечи.
   -- Иди сюда, крошка, -- приказывает Джон. -- И не смей открывать рот без моего разрешения.
   Все так же безучастно Лиз идет к нему. Тени медленно расступаются, давая ей дорогу. Староста по-хозяйски обнимает ее за плечи. Белая волосатая лапа на хрупком плече.
   -- Вы говорите, в других отсеках только трупы? -- робко спрашивают за спиной.
   Встревоженные шепотки просыпаются, как по команде, разбуженные страхом.
   -- А что случилось? Почему нет освещения? Землетрясение? Метеорит? Нас спасут?
   -- Эй, там! Молчать! -- не глядя, гаркает Джон. -- После разберемся.
   Шепотки мгновенно стихают. Староста щурится из тьмы:
   -- Там, на Весте, ты был на коне. Все козыри были с тобой. А теперь роли поменялись, солдатик. Тут ты мой. Рано или поздно я выберусь отсюда. И буду смотреть, как марсиане убивают твоих дружков-животных. А сейчас твой черед. Передавай там привет своему гребаному божку от нашего третьего блока.
   "Угрожающая ситуация. Оборонительные возможности исчерпаны. Противник продвигается с трех направлений. Требуется вмешательство командующего базой..."
   Шевеление за спиной. Шевеление слева. И справа. Бледные пауки подбирают лапки для решающего броска. Угольки близко посаженных глаз убежденного поборника демократии с Весты отсвечивают зеленым. Голос сержанта Васнецова: "Бей в уязвимое место. Не думай о последствиях. Позволь духу войны взять верх над собой. Следуй своему инстинкту убийства..."
   "Легионеры, прекратите бессмысленное сопротивление..."
   Отточенным движением я срываю "Гекату" с держателя. Мое движение слитно и неразличимо простым глазом. Дух войны берет верх. Зверь распрямляет тело в яростном броске. Хлопок одиночного выстрела выхватывает из темноты бледные лица.
   Рты оскалены. Руки напряжены. Тела подаются вперед в едином порыве. Бородач пытается подняться на ноги. Ему удается. Целую вечность всем кажется, что я промазал. Десятки глаз с надеждой вглядываются в бородатое лицо. Напряженно ловят сочащиеся из его рта неразборчивые слова. Но это вовсе не слова -- это клокотание крови во рту. В замедленном воспроизведении староста опускается на колени, прижав руки к развороченному животу. Чудная эта штука -- пониженная гравитация. Превращает в балетных танцоров даже статистов и рабочих сцены.
   Судорожным движением староста подтягивает ноги к животу. Скрючивается на холодном каменном полу в позе зародыша.
   -- Люди, освобожденные от тотального контроля, изберут своих лидеров, -- насмешливо цитирую я. С жалостью у меня проблемы.
   Шестерки разом теряют ко мне интерес. Из них будто вынимают стержни. Ссутулившись, они бредут в темноту. Лиз стоит ни жива, ни мертва.
   -- Ты как вестник неприятностей, Ролье, -- говорит она, апатично рассматривая дергающееся в агонии тело. -- Только явишься -- и они следом. Что случится на этот раз?
   -- Ничего особенного, -- отвечаю. -- Просто взорву к чертям базу, которую вы построили.
   -- Всего лишь? -- она пытается улыбнуться. Губы ее не слушаются. Она прикрывает искаженное гримасой лицо ладонью с коротко стриженными ногтями.
   -- Эй ты, -- как тебя? -- Бичем! Иди сюда! Быстро снимай скафандр! -- приказываю я.
   Истукан выступает из темноты.
   -- Это же мужская модель, -- пытается возразить Лиз.
   -- Ну и что?
   -- Там нет... ну... катетер там другой, -- смущается она.
   -- Потерпишь. Главное, воздух есть. Влезай скорее. Всем лечь! Держаться!
   -- Эй, солдат! Ты что задумал, а? Ты...
   "Легионеры, сопротивление бессмысленно..."
   -- Получайте, сволочи, -- хищно скалюсь я. "Позволь духу войны взять верх над собой...".
   -- База, говорит Ролье. Отправить всех оставшихся М-40 в мое распоряжение. Привести в действие программу самоуничтожения.
   -- Принято. Программа самоуничтожения задействована. Взрыв через две минуты. Противник занял отсеки с пятнадцатого по двадцать второй и с первого по пятый. Точное число вражеских особей определить затрудняюсь -- в захваченных отсеках не работают датчики.
   -- Ты вот что. Перед самым взрывом передай им привет.
   -- Передам, капрал Ролье.
   -- Прощай, база.
   -- Прощайте, капрал Ролье. До взрыва одна минута тридцать секунд... одна минута двадцать...
   -- Лиз, скорее.
   -- Готово, Ролье.
   -- Меня зовут Жослен.
   -- Я запомню, -- сосредоточено кивает Лиз. Глаза ее под высоким белым лбом непроницаемо темны.
   -- Закрой шлем и проверь герметичность. Справишься?
   Она молча кивает.
   "До взрыва пятьдесят секунд..."
   -- Слышишь меня? Вот этот сенсор. Коснись его носом.
   -- Слышу. Тут внутри воняет. И все липкое.
   -- Потерпишь. Это на всякий случай.
   -- Хорошо. И не такое терпела.
   "...двадцать секунд..."
   "... гарантируем медицинское обслуживание для раненых..."
   Чистый женский голос: "Передаю привет..."
   -- Эй, парень? Что ты там сказал насчет взрыва?!
   -- Ложись! Всем держаться!!!
   На границе сознания мелькает мысль -- мне все равно, что будет с этими людьми. Стыдно, скажете вы? Может быть. Но тогда я не ощущал ни малейшего трепета за их жизни. Все мои устремления замкнулись на хрупкой большеглазой женщине. Она, словно якорь, привязывала меня к действительности. С вами такого не случалось?
   Пол беззвучно заваливается вбок. Все вокруг вращается. Я хватаю Лиз и крепко прижимаю к себе.
   "Наконец-то я тебя нашел", -- крутится в голове. Потом все мысли выдувает, будто ветром.
  

-- 19 --

  
   Принцип действия нашего оружия известен мне лишь в общих чертах. Ни к чему легионеру знать больше, чем нужно для эффективного ведения боя. Чем меньше знаешь, тем меньше противник сможет вытащить из тебя в случае пленения.
   Про гравитационную бомбу мне известно лишь то, что она на короткий миг приоткрывает дверь в иной мир. В параллельное измерение с другими физическими константами. Гравитация в том мире в миллионы раз превышает гравитацию на поверхности Солнца. Чем мощнее бомба -- тем шире окно, что она распахивает, и тем дольше оно открыто. Время и материя -- все в нем мгновенно скручивается в воронку, на дне которой продолжает сжиматься в точку невообразимо малая пылинка. В этой пылинке сконцентрирован ужас живых, что не успели заметить, как умерли, -- там нет времени. Их спрессованные в монолит души навеки остаются за пределами невидимого барьера. За этим барьером нет ни ада, ни рая. Только вечность -- ничто без цвета и запаха.
   Я заглядываю за край вечности и отшатываюсь, обожженный ее прикосновением. В панике я сжимаю Лиз так крепко, что она кричит от боли. И от крика ее я прихожу в себя. Лица живых покойников вокруг благостны и умиротворены -- они только что почувствовали то же, что и я, и души их исполнены вселенской мудростью. Потрясенные, они не произносят ни слова. Не уверен даже, что они помнят сейчас слова. Покойники лишь внимательно смотрят, медленно, сантиметр за сантиметром, деталь за деталью, ощупывая глазами новый для себя прекрасный мир.
   Я разжимаю объятия. Вот и все. Что дальше?
   Я соскочил, но я по-прежнему несвободен. Я нашел Лиз, и теперь не знаю, что мне с ней делать. Тело мое действует само. Наверх. Подальше от этого склепа. Крабы за стеной наперебой гомонят, посылая мне образы полупрозрачных плоскостей. Рвутся в бой, неугомонные зверушки. Хватит, ребята. Повоевали. Я делаю шаг к шлюзу.
   Лиз бросается следом. Хватает меня за руку. От резкого движения ноги ее отрываются от пола и она повисает на мне неуклюжим воздушным шариком.
   -- Я с тобой, Жослен, -- говорит она.
   Жаль, что лазерная связь не передает интонаций.
   -- Тебе туда нельзя, Лиз. Там может быть опасно.
   -- Все равно. Я тут больше не останусь.
   -- Мне нужно найти дорогу наверх. После я вернусь за тобой.
   -- Я все равно не хочу оставаться.
   Я чувствую облегчение. Как всегда, когда кто-то принимает решение за тебя.
   -- Хорошо, идем. Держись рядом.
   -- Почему ты взорвал базу?
   -- Марсиане. Над нами их эсминец. Не передумала?
   -- Нет. Лучше там, чем тут, от удушья. Я целую вечность не видела света. Не бросай меня.
   -- Это не твоя война, Лиз, -- пытаюсь увещевать я.
   -- Ты меня спас затем, чтобы бросить?
   -- Я тебя не спас, -- смущенно отвечаю я.
   -- А что ты сделал?
   -- Ну... не знаю. Мне захотелось убедиться, что ты жива. Увидеть тебя.
   -- А говорят, легионеры бесчувственны.
   Должно быть, она едко улыбается, произнося это. Я не вижу ее лица -- голова ее опущена вниз.
   -- Сколько тебе лет, Лиз? -- неожиданно спрашиваю я.
   Знаю, я бестактен. Но существу одного года от роду простительна некоторая наивность.
   Ответ следует немедленно.
   -- Двадцать семь. Нет, постой -- двадцать восемь. Или двадцать девять, -- она сбивается, беззвучно шевеля губами. -- Слушай, я потеряла счет времени. Не помню. Это так важно?
   -- Да нет, в общем. Не знаю, зачем спросил. Сейчас мы выйдем и поищем запасные баллоны для тебя. А потом двинем наружу.
   -- Хорошо. Можно, я буду с тобой разговаривать? Я сто лет ни с кем не говорила. Лиз, сделай то, Лиз, сделай это... Можно?
   -- Можно, -- разрешаю я. -- А ты замужем? У тебя дети есть?
   -- Нет. А сколько лет тебе, Жос?
   -- Чуть больше года. Я родился взрослым.
   -- С ума сойти -- меня спасает годовалое дитя!
   -- Ты смеешься надо мной?
   -- Почему ты спрашиваешь?
   -- Лазерная связь не передает интонаций.
   -- Жаль.
   -- Мне тоже.
   Внутри я тихо млею от непонятной неги. Чувство это чем-то сродни наслаждению от убийства врага, и я никак не могу сообразить, откуда оно исходит. Да и не очень-то и стараюсь.
   Болтая, словно школьники на прогулке, мы выбираемся во тьму узких коридоров. Часть их окончательно обрушилась от мощного толчка. И тогда мы возвращаемся к перекрестку и бредем в обход. На всякий случай я иду впереди, выставив ствол перед собой. Марсиане угомонились со своей агитацией. Голоса под черепом стихли. Ничто не мешает нам, даже трупы, через которые время от времени приходится перебираться в узких проходах, не вызывают досады. Лиз щебечет без умолку. Не дыша, я внимаю ее болтовне.
   Крабы находят меня в разрушенной дежурке. Четыре зверушки с исцарапанной пулями броней. Их боевой дух высок. Они щелкают механизмами подачи и демонстрируют мне полные магазины. Все мое воинство -- они, да еще трое истуканов с обмороженными глазами, занявших позиции в центральных коридорах. Я требую у них картриджи для скафандра Лиз. Затем отправляю всех восстанавливать энергоснабжение отсека с заключенными.
   -- Эй, балбесы! -- так я к ним обращаюсь.
   Но истуканы слушаются. Похоже, они рады любому окрику, способному разогнать их ступор. Они хуже беспомощных слепых котят. Заботливая мамаша, я вытираю им сопли и меняю подгузники. Я заставляю их, уже хватающих ртом воздух от удушья, перезарядить скафандры и выпить по трети емкости с бульоном. Исполнительные дебилы, тупоголовые рабочие муравьи -- они пускают пузыри от счастья, вновь оказавшись под чьей-то опекой.
   -- Ужасно, -- говорит Лиз.
   -- Что именно? Их беспомощность?
   -- Нет. То, что они продолжают жить.
   Я пожимаю плечами.
   -- Это цена за жизнь. Плата за предательство. Они выбрали такую жизнь сами.
   -- Лучше умереть.
   -- Вряд ли они чувствуют себя плохо, -- сомневаюсь я. -- Они теперь не испытывают сомнений.
   -- Единственный плюс, -- соглашается Лиз.
   Я даю ей найденный в дежурке карабин.
   -- Зачем он мне?
   -- На всякий случай. Мы ведь на войне. На тебе военный скафандр. Марсиане могут решить пострелять в тебя.
   Заботиться о ней приятно. Я отыскиваю среди мусора сбрую с патронными подсумками. Самолично обвязываю щуплое тело. Лиз смотрит на меня из глубины шлема испуганным зверьком.
   -- Не передумала?
   Она энергично трясет головой.
   -- Нет.
  

-- 20 --

  
   Мы выбираемся на поверхность не меньше часа. Кругом хаос разрушений. Резкий красный свет проникает через обрушившийся свод коридора. Поразмыслив, я решаю, что искать лучшей дороги бессмысленно.
   Дыра выводит нас на склон огромного кратера. Противоположный его край теряется в зеленоватом мареве. Все, что осталось от базы. Пустота, возникшая на ее месте, схлопнулась тоннами раздробленной породы. Свод обрушившегося коридора за спиной зияет на щебнистом склоне, точно щербатая распахнутая пасть. Даже пыли нет -- россыпи щебня отражают раскаленный пятачок солнца миллионами красных граней.
   Потрясенная Лиз замирает, вцепившись мне в руку.
   -- Как много открытого пространства, -- шепчет она.
   -- Боишься?
   -- Кажется, если я шагну, то сразу улечу вверх.
   -- Шагай помельче, вот и все дела, -- советую я.
   -- А это, над головой, -- это что?
   -- Это Юпитер.
   -- Юпитер?
   -- Ты разве не знала?
   -- Нет. Мы ни разу не были на поверхности. Нам не говорили, куда нас везут. Всю дорогу мы спали. А проснулись уже под землей.
   Я молчу, не зная, что ей сказать. Откуда мне знать, как утешают женщин, на полгода замурованных в каменном мешке? В наших наставлениях про это ни слова.
   -- А ты на самом деле революционерка?
   -- Глупости. Я просто делала свою работу. Я диспетчер. Поезда должны ходить при любой власти, иначе нельзя. К тому же, мне нужно было что-то есть. Вот я и вышла на смену. Судья назвал это пособничеством.
   -- А что там говорил этот твой...
   -- Он не мой! -- гневное лицо Лиз с трепещущими крыльями носа никак не назовешь милым.
   Лиз спохватывается:
   -- Извини. Сейчас я бы сама убила его.
   -- Ладно. Я не хотел тебя оскорбить. То, что он там говорил, -- это серьезно?
   -- Для него и таких, как он, -- да. А для остальных -- все равно. Нам не привыкать плыть по течению.
   -- По течению?
   -- Конечно. Мы ведь покорны от природы. Хотя в Поясе живут самые отчаянные, даже они здорово ослаблены земной наследственностью.
   -- О чем это ты?
   -- Ты разве не знаешь? Хотя -- откуда? Вам же это не нужно.
   -- Что -- это?
   -- В конце двадцать первого века одна из стран применила генетическое оружие. Большинство людей больше не несут в себе ген непокорности. Обладающие избыточным геном агрессии постепенно вымерли. Объединение Земли и всепланетные программы восстановления экологии стали возможными только благодаря всеобщему равнодушию. Люди по большей части превратились в управляемое стадо. Применение этого оружия до сих пор не признано официально.
   -- Я этого действительно не знал.
   -- Я так и думала.
   Я мнусь у выхода на сыпучий склон. Крабы выстроились позади меня двумя колоннами. Странная скованность не покидает меня.
   -- Мне так хочется поговорить с тобой еще. Но нужно идти. Ты должна остаться здесь.
   -- Здесь?
   -- Да. Тут ты мне нужнее, -- отчаянно вру я. -- Если поблизости увидишь чужого -- стреляй, не думая.
   На лице Лиз сомнение.
   -- Ты уверен, что здесь я смогу быть тебе полезной?
   Я выдавливаю из себя искреннюю улыбку.
   -- Конечно. Я поищу воздух и припасы. Если я не вернусь через три часа -- возвращайся вниз. Собери все баллоны, что сможешь найти. К своим не возвращайся -- скоро там будут убивать за глоток кислорода. Рано или поздно за тобой прилетят, -- говоря это, я стараюсь сам себе верить.
   -- Я буду ждать тебя здесь, Жослен Ролье. Вниз я больше не спущусь, -- твердо заявляет Лиз. -- Если тебя ранят, я приду за тобой. Я умею ухаживать за ранеными.
   Я улыбаюсь, словно ребенок, обласканный матерью.
   -- Я знаю.
   -- Возвращайся, Жос. Пожалуйста.
   -- Хорошо.
   -- Обещаешь?
   -- Да.
   -- Может, тебе не надо туда ходить? -- я фантазирую, что в синтезированном голосе звучит надежда.
   Я ловлю ее взгляд. Такой пристальный, твердый. Помню, как этот взгляд поразил меня, когда я увидел его впервые.
   -- Я должен найти воздух, Лиз. Потом мы вместе подумаем, что делать дальше.
   Она молчит, теребя подсумок. Глаза ее отражают красные отсветы. Ослепительные точки под матовым стеклом. Я мягко отстраняю ее руку. Привычка. Амуницию положено беречь.
   -- Ладно. Хоть кто-то в этом мире еще не боится высунуться из норы, -- наконец, произносит Лиз.
   -- Я не умею бояться, -- зачем-то говорю я.
   -- Все равно. Удачи, Жос.
   СНОБы передают мне цветные картинки. Крабы пыхают голубыми выхлопами и исчезают в солнечном сиянии. Глубоко вдохнув, я отталкиваюсь ногами и включаю ранец. Черная нора за спиной становится меньше камня. Потом сливается с тысячами похожих на нее каверн. И исчезает. Красная пустыня плывет мне навстречу. Я стараюсь обойти по широкой дуге место боя. На месте разрушенных постов наверняка остались припасы. Чувства мои в полном раздрае -- я впервые предоставлен самому себе. Вот она какая -- свобода. Я пытаюсь найти в себе какие-нибудь изменения. Отличия от себя, прежнего Ролье.
   "Теперь я буду называться Павлом", -- такая вот глупость приходит в голову. Мне всегда нравилось это имя.
   И тут судьба, подарив мне глоток мечты, вновь возвращает меня к действительности. СНОБы засекают приближающийся десантный бот. Огромным хищником он выныривает из-за горизонта и петляет над далекой завесой пыли, выискивая поживу.
   Мне некуда деться. Я выхожу на свой последний бой.
  

-- 21 --

  
   "Шельф" приближается так медленно, что я успеваю найти себе позицию в одном из кратеров. Я вижу, как растут захваченные СНОБами обводы угловатого корпуса. С удовлетворением отмечаю выбоины в броне и пустые ракетные подвески. "Мы все же достали тебя", -- шепчу, досылая гранату. Марсианский бот ярко блестит в лучах солнца. Выбитые ячейки брони пачкают его свечение черными пятнами. Хочется попрощаться с Лиз. Сказать ей что-нибудь теплое. Думаю, что она будет волноваться. Запоздало соображаю -- марсиане размажут ее одним выстрелом. Я стискиваю зубы и приникаю к прицелу.
   Крабы выпускают первые очереди. Лишенные помех, они убийственно точны. Плетение светящихся реактивных трасс сливается в неповторимый узор. Бот вспыхивает ослепительными брызгами. Я не успеваю моргнуть -- он исчезает, ввинчиваясь в зенит. Крабы, умницы, рассыпаются по норам. Сейчас его очередь. Закрыв глаза, я жду, когда камень толкнет меня в брюхо.
   Медленно сочатся секунды. Метроном привычно отсчитывает время. Эхо под черепом: Тик-так, тик-так. Удара все нет. В недоумении я кручу головой. Тишина. Ни шевеления, ни вспышки.
   И вдруг -- щелчок в голове. Прямая передача. Надтреснутый голос с акцентом произносит: "Внимание земным силам: говорит командир военного корабля Флота Марсианской Республики капитан третьего ранга Чон Му Хен. Властью, данной мне парламентом Республики, а также в соответствии с военным кодексом и международными соглашениями, предлагаю прекратить огонь и провести переговоры. Подчиненным мне силам отдан приказ о прекращении боевых действий. Свое согласие на перемирие и проведение переговоров просим подтвердить по радио с указанием фамилии старшего офицера, дающего гарантию безопасности парламентеров. Предложение о переговорах действительно в течение десяти минут с момента начала передачи..."
   Я не верю своим ушам. Марсиане дают задний ход? В любом случае, я действую не раздумывая. Полученное предложение не противоречит Уставу. Скрючившись на боку, я лихорадочно шарю в ранце, выискивая сигнальную ракету. Но свое согласие я даю, как и положено, почти в конце оговоренного срока. Сгорая от нетерпения, я все же выдерживаю гордую паузу.
   Сжимая узкий цилиндр, я прокашливаюсь, стараясь, чтобы голос мой звучал твердо и невозмутимо.
   -- Говорит капрал Жослен Ролье Третий, исполняющий обязанности командира сводного отряда Инопланетного Легиона Вооруженных сил Земной Федерации. Ваше предложение о перемирии и проведении переговоров принято. Сообщите место проведения переговоров.
   -- Предлагаем встретиться на борту нашего корабля. Сообщите численность вашей делегации.
   -- Я буду один.
   -- Вас поняли. Прошу дать световой сигнал. Наш десантный бот подберет вас.
   Я ухмыляюсь. Клоуны. Как будто они до сих пор не запеленговали мою передачу. Тем не менее, голос мой остается серьезен. Я тщательно следую правилам рыцарской игры. Это так увлекательно и непривычно. Я чувствую груз ответственности -- сейчас я представитель всего Легиона. К тому же, переговоры дают мне шанс прожить немного подольше. И Лиз тоже.
   -- Принято. Даю сигнал.
   Белое солнце взлетает из моей руки.
   Покалеченный "Шельф" опускается медленно, словно опасаясь подвоха. Выдувая из-под себя каменные пули, зависает в метре от поверхности. Откидывает десантную аппарель. Я выхожу ему навстречу. Чувствуя себя невыносимо неуютно, медленно снимаю с плеча винтовку. Стараясь не делать резких движений, отщелкиваю магазин. Затем разряжаю подствольник. Застегиваю подсумки. Одергиваю амуницию. С каким наслаждением я всадил бы плазменный заряд в святящееся зеленым нутро! Но вместо этого я включаю уверенную улыбку и, точно отмерив усилие, одним прыжком оказываюсь на ребристой металлической поверхности. Пригнувшись, ныряю внутрь. Вставляю "Гекату" в бортовой разъем, игнорируя протянутую руку громилы-морпеха с затемненным забралом. Усаживаюсь в ложемент незнакомой конструкции и опускаю страховочную скобу.
   Изучающие взгляды сверлят мозг. Двое морпехов в исцарапанной броне уселись напротив. Я демонстративно не обращаю на них внимания. С любопытством оглядываюсь по сторонам. Полукруглый подволок с незнакомым оборудованием на нем. Ряды ложементов вдоль бортов. Наша конструкция кажется мне логичнее -- мы сидим в центре отсека, отделенные от опасного соседства борта, и десантируемся разом в обе стороны, а не назад, как здесь. Сорванная дверца аварийного щита на переборке пилотского отсека. Неопрятные потеки герметика в углу. Один ложемент подозрительно покосился, словно изъеден термитами. Палуба под ним потеряла форму. Часть плафонов погасла. Я рассматриваю разрушения, причиненные нами, с чувством сладостного удовлетворения. Гордость за Легион переполняет меня. Я вскидываю голову и расправляю плечи, сопротивляясь навалившимся перегрузкам. Похоже, пилот сознательно не глушит их, выражая свое ко мне отношение. Ничего, браток. Сочтемся. Дай срок. Я усмехаюсь непослушными губами.
   Похоже, морпехи не разделяют усердия пилота. Они чувствуют себя не слишком уютно, распластанные, словно бронированные сегментированные лягушки. Они неслышно шевелят губами, костеря своего летуна. Включившиеся гравикомпенсаторы рывком убирают с груди тяжелую плиту.
   -- Ты -- капрал Ролье, -- утверждающе говорит мне один из морпехов.
   -- Ну и что? -- с вызовом отвечаю я.
   -- Это ты передавал приветы там, под землей?
   -- Я знал, что вам понравится, ребята, -- я старательно изображаю браваду сорви-головы, бедового парня с яйцами из легированной стали.
   Взгляд громилы способен убить. Мысленно он разделывает меня на составляющие, а потом медленно поджаривает каждую деталь получившегося мясного набора. Я читаю в его глазах свой приговор. Жалею, что нельзя сплюнуть из-за шлема. Нет большего оскорбления для корабля, чем плевок на палубу.
   Морпех превозмогает себя.
   -- У меня там брат остался, -- невыразительно сообщает он. -- Сержант Санин.
   -- Ничем не могу помочь. У меня внизу тоже братаны остались. Много десятков братанов. Это война, дружок. Тут, знаешь, убивают иногда.
   -- Сволочь! -- с ненавистью цедит громила. Огромные его кулаки с хрустом сжимаются. Каждый размером с мою голову.
   -- Радуйся, что выжил, дурила, -- парирую я. -- Вернешься в казарму, будешь своим обалдуям байки травить, как сам Ролье тебя живым отпустил. Увидишь -- не поверят тебе.
   -- Ты!! -- задыхается морпех, подаваясь вперед. Глаза его наливаются кровью.
   -- Спокойно, Майкл, -- его спутник -- судя по нашивкам на рукаве, сержант -- властно кладет руку на локоть бешеного быка. Поворачивает голову и смотрит на меня своими голубыми, как лед, зенками. -- Мы про тебя слыхали, Ролье. Не поднимай кипеж и спрячь свои нашивки. Мы кодекс чтём. Никаких разборок на переговорах.
   -- Ясен пень. Сочтемся после. Много вас еще осталось? А то мне боезапас сдавать назад неохота. Старшина у нас -- чисто зверь. Не любит патроны приходовать. Ну, ты понимаешь, сержант.
   Однако сержант оказывается мне не по зубам. Укоризненно качает головой.
   -- Зря ты так, парень. У нас приказ, у тебя приказ. Ничего личного.
   От его спокойного голоса мне становится слегка стыдно.
   -- Мне-то что. Я вас не трогаю. Оружие разрядил. Я правила знаю. Зачем звали-то?
   -- Командир наш поговорить решил. У него задвиг на рыцарстве. Он флотский в третьем колене. Традиции чтит. Хочет раненых собрать. Хотя ребята рвутся вас размазать.
   -- Кишка тонка, -- автоматически огрызаюсь я.
   -- Да хватит тебе, Ролье, -- сержант неожиданно улыбается. -- И так вижу: лихой ты чувак. Досталось, поди? У вас и укреплений-то не было.
   -- Досталось, -- с достоинством соглашаюсь я.
   -- Ну, вот и нам досталось. Ты это, Ролье, командиру нашему не хами. Хороший он мужик. Правильный, хоть и упертый.
   -- Не буду. Я правила знаю.
   -- Да при чем тут правила? Я просто по-человечески тебя прошу.
   От удивления отвешиваю челюсть. Это что -- шутка такая? С легионером -- по-человечески? И кто -- марсианский морпех, который нас ниже грязи должен ставить. Но взгляд сержанта остается серьезным.
   -- Ладно, сержант. Ты не волнуйся, я действительно правила знаю. Хоть вы нас за людей и не считаете.
   -- Животное, -- презрительно бурчит громила.
   -- Заткнулся на раз-два! -- читаю по губам неслышный приказ сержанта.
   Похоже, дисциплину у них понимают, и сержант не шутит: громила с лязгом смыкает зубы. До самого конца пути он смотрит мне в грудь и не издает ни звука.
   Гул гравикомпенсаторов стихает. Я чувствую боковое ускорение -- пилот выполняет горизонтальные маневры. Мгновенье тошноты -- вошли в поле тяготения эсминца. Едва ощутимое касание -- мягкая посадка.
   -- Приехали, -- говорит сержант.
   Я оставляю винтовку на борту бота. Медленно поднимаюсь, приноравливаясь к местному тяготению. Негоже ковылять инвалидом под взглядами марсиан. С прямой спиной я осторожно спускаюсь по аппарели. Морпехи следуют в шаге позади. Еще пара встречающих. Тоже морпехи. Оба с оружием. Караул. Подтянутый флотский -- вахтенный выпускающий офицер при шлюзе.
   Он прикладывает ладонь к козырьку.
   -- Лейтенант Венцель, вахтенный офицер.
   Резким рывком руки отдаю ему честь -- идеальный парадный истукан.
   -- Капрал Ролье Третий, за командира Сводного отряда.
   Кожа на лице офицера -- тугой пергамент. Ни один мускул не дрогнет. Он поворачивается кругом.
   -- Прошу следовать за мной. Командир корабля ждет вас у себя.
   Морпехи сопровождают меня.
   "Эйлад, Марсианская Республика", -- читаю я на большой серебряной табличке, прикрученной к переборке.
  

-- 22 --

  
   Я разбираюсь в марсианских кораблях лишь в общих чертах. Тем более, что этот эсминец -- новой серии. Но все равно понимаю, что меня ведут кружным путем. Не хотят, чтобы я увидел повреждения. Боятся, что я смогу оценить степень причиненного ущерба. Наивные. Сам факт этого кружения возносит мой дух на невообразимую высоту. Я чувствую себя победителем. Равным всем этим многочисленным суетящимся скафандрам.
   Мы петляем, проскальзывая в узкие проемы, и тяжелые люки тут же задраиваются за нами. Вокруг -- такое же царство серого, как и на наших кораблях. Разве что матросы непривычно большого роста и подволок довольно высок для боевого корабля. Я вспоминаю: тут служат люди, а они в условиях низкого тяготения Марса сплошь высокорослые.
   Мы проходим сквозь тесноту забитых оборудованием отсеков с сидящими на боевых постах флотскими в скафандрах с открытыми шлемами. Любопытные взгляды жгут мне спину. Часто я задеваю кого-нибудь в узком коридоре, тогда флотский вжимается спиной в переборку, пропуская нашу группу, и я чувствую запах сытного пайка, что исходит из его рта. От запаха пищи у меня сводит живот -- я голоден, как зверь.
   Вид матроса, затирающего подозрительное буро-красное пятно на палубе, заставляет мои губы сложиться в хищную улыбку. Спохватившись, я прикусываю губу. Все-таки мы вас достали, сволочи. Офицер дергает щекой, заслоняя флотского.
   -- Прошу сюда, -- изображает он предупредительность.
   Бедолага-матрос, вытянувшись смирно, замирает за его спиной.
   Расслабься, дружок. Быть тебе во внеочередном аврале.
   Каюта командира оказывается довольно мелким отсеком. Эсминец -- корабль маленький. Часть каюты отделяет спешно приделанный к моему появлению брезентовый занавес. Должно быть, за ним скрывается какой-нибудь тактический компьютер или пункт резервного управления.
   Невысокий серьезный офицер выходит из-за ширмы. Его выправке может позавидовать участник парадного расчета на флагмане. Спина его так пряма, что кажется привязанной к невидимому стальному стержню.
   Сержант-морпех делает ему доклад.
   -- Спасибо, сержант. Можете подождать в коридоре, -- голос офицера странно ломкий, будто после болезни. Но серые глаза на круглом восточном лице смотрят цепко.
   Он проникает взглядом прямо в то место, которое у людей называется душой. Преодолевая инстинкт, я выдерживаю взгляд. Сдохну, но не отдам честь первым. Я знаю правила переговоров. Я приглашенная сторона. Офицер, кажется, читает мои мысли. Намек на улыбку касается его глаз. Он прикладывает руку к бровям.
   -- Капитан третьего ранга Чон. Командир эсминца "Эйлад" Флота Республики, -- произносит он нараспев.
   Мне странно слышать его незнакомый акцент.
   -- Капрал Ролье Третий, за командира Сводного отряда, -- представляюсь в ответ.
   -- Думаю, я не нанесу вам оскорбления, капрал, если предложу присесть.
   -- Правила ведения переговоров этого не запрещают, сэр.
   Теперь офицер позволяет себе настоящую улыбку.
   -- Прошу садиться, капрал, -- приглашающим жестом он указывает на легкое кресло.
   Я подавляю в себе странную уверенность, будто командир эсминца чувствует, каково мне после многих дней пониженной гравитации стоять под гнетом нормальной, в половину земной, бортовой силы тяжести.
   -- Могу я вас чем-нибудь угостить, капрал? -- продолжает играть роль офицер. -- Кофе? Сигареты? Немного легкой закуски?
   -- Спасибо, сэр, -- я опускаю глаза, скрывая голодный блеск.
   -- Будем считать, что это означает "да".
   Словно получив невидимый сигнал, за моей спиной в отсеке материализуется вестовой с маленькой тележкой. Оставив ее перед моим носом, он исподтишка стреляет в меня любопытным взглядом и исчезает, будто его и не было. Запах еды щекочет мне ноздри. Берет меня за горло. Холодными пальцами щупает мой сжавшийся в голодном спазме желудок.
   -- Прошу вас, не стесняйтесь, капрал, -- приглашает офицер. -- Я понимаю, каково вам пришлось.
   Стиснув зубы, я вскидываю голову.
   -- Нет-нет, -- офицер протестующее вскидывает руку. -- Никаких скрытых намеков, капрал. Я восхищен вашим мужеством. Примите это как знак моего уважения.
   -- Благодарю вас, сэр, -- изо всех сил я стараюсь говорить медленно. Демонстрирую достоинство коротышке с раскосыми глазами, облаченному в подогнанный по фигуре флотский скафандр.
   Я протягиваю руку и наугад беру чашку с чем-то жидким и горячим. Составляя мне компанию, капитан деликатно наливает себе крохотную чашечку крепчайшего кофе. Восхитительный вкус куриного бульона обжигает мне нёбо. Я сглатываю, надеясь, что бурчание в моем животе не долетает до сидящего напротив человека. С краской стыда на ушах я вдруг понимаю, как дико воняют внутренности моего скафандра.
   Но капитан старательно делает вид, что вонь многодневной прелой прокладки и переполненного контейнера для испражнений -- дело для него обыденное, не заслуживающее внимания. Я вспоминаю слова сержанта-морпеха. Он действительно понимающий мужик, их командир.
   -- Прежде всего, капрал, я обязан поинтересоваться у вас, какой причиной вызвана ваша стрельба по вверенному мне кораблю?
   Я ступаю на тончайший лед. Мне приходиться быть дьявольски осторожным в словах. От того, что и как я скажу, сейчас зависит, начнется ли война между двумя планетами. Проклятая натура. Ненавижу свой долг!
   -- Приказ об открытии огня отдал мой командир, капитан Золото, -- медленно произношу я. -- Уверен, у него были веские основания для такого решения, сэр. К сожалению, мой командир погиб, и я не могу дать более обстоятельный ответ на ваш вопрос, сэр.
   Офицер прикладывает к губам крохотную чашку. Кивает удовлетворенно: мол, другого и не ждал. Мне кажется, в его глазах мелькает одобрение. Он словно экзаменатор, переживающий за отличника-студента.
   -- Что за объект вы охраняли, капрал? -- задает он следующий вопрос.
   Если ты решил, симпатяга, что купил меня чашкой своего вкусного бульона, то ты не на того напал.
   -- Это секретная информация, которая не может быть темой данных переговоров, сэр.
   Кивок. Понимающая улыбка.
   -- Спасибо, капрал.
   -- Благодарю за угощение, сэр.
   -- Я так думаю, капрал, спрашивать вас о наличии раненых и количестве убитых с вашей стороны было бы бесполезно?
   -- Вы правы, сэр. Но я могу вам ответить -- у нас нет раненых.
   -- Спасибо за откровенность, капрал Ролье. Скажите, что вы намерены делать после возвращения на Амальтею?
   -- Мы намерены продолжать боевые действия, сэр, -- не моргнув, отвечаю я.
   -- До какого предела, капрал?
   -- До последнего человека, сэр. Или пока вы не оставите нас в покое.
   -- Но ведь мы только что выяснили, что цель открытия огня вам неясна.
   -- Я следую приказу, сэр. Этого для меня достаточно. Легион не сдается.
   -- Ну-ну. Я и не призываю вас сдаться, капрал. Знаете, зачем я вас пригласил?
   -- Теряюсь в догадках, сэр. Наверное, хотите забрать раненых.
   -- Отчасти вы правы. У нас действительно есть раненые на поверхности. Я взял на себя смелость отправить поисковую партию для их эвакуации. Прошу извинить, что не поставил вас в известность заранее. Мои люди не сделают попыток атаковать ваши позиции. Надеюсь, ваши подчиненные не нарушат условий перемирия?
   -- Извинения приняты, сэр. Вы можете забрать своих раненых. Это не противоречит правилам ведения боевых действий. Мои подчиненные не откроют огонь.
   Я стараюсь, чтобы явная ложь про подчиненных не стала заметной проницательному собеседнику. Пока я произношу эту фразу, офицер заинтересованно наблюдает за моей мимикой.
   -- Спасибо, капрал, -- я вижу, как намек на удивление и, может быть, даже некоторое разочарование, касается его смуглого лица.
   -- Я думаю, капрал, что совершил ошибку. Как и ваш командир, -- медленно продолжает офицер. -- Я выполнял приказ по патрулированию сектора. Я рисковал, приближаясь к границам досягаемости ваших средств поражения. В этом моя ошибка. Ваш командир превысил полномочия, открыв огонь. Сумма этих ошибок дала уйму бессмысленных смертей, капрал Ролье.
   Он смотрит мне в глаза, словно приглашая высказаться. Мне трудно противиться его умному открытом взгляду.
   -- Война -- вещь бессмысленная сама по себе, сэр. Думаю, вам стоило знать это, надевая флотский мундир.
   -- Неплохо, юноша. Неплохо. Однако я потерял почти весь личный состав десанта. Десятки матерей на Марсе получат извещения за моей подписью.
   -- Мне значительно легче, сэр. У нас некому рассылать извещений. Мы рождены для войны. Все погибшие уже вошли в историю Легиона.
   Я в легкой панике. Зачем я это говорю? Я ведь уже не имею отношение к Легиону? Будто кто-то вместо меня шевелит моими губами.
   -- Наверное, поэтому вы не цените свои и чужие жизни, капрал, -- печально произносит командир эсминца.
   Я чувствую, как неподдельна его скорбь. Этот человек испытывает боль по своим погибшим людям. Я подавляю в себе ответный порыв. Я испытываю укол горечи -- кто испытает боль за нас?
   -- Я бы счел честью иметь такого командира, как вы, сэр, -- без тени лести говорю я.
   -- Это удивляет, капрал Ролье. Но все равно -- спасибо. Не ожидал встретить благородство в...
   -- В животных, сэр? -- подсказываю я.
   Наконец-то мне удалось вывести его из равновесия. Улыбка его становится растерянной.
   -- Я бы не стал выражаться так...
   -- Не стесняйтесь, сэр. Я осведомлен о ваших государственных нормах. В том числе моральных. Если вам проще считать меня... нечеловеком -- так и считайте.
   На этот раз внимательный взгляд препарирует меня так долго, что это становится невежливым. Офицер спохватывается.
   -- С сегодняшнего дня я имею на этот счет свое мнение.
   -- Благодарю, сэр. Однако, несмотря на то, что наш конфликт по вашему утверждению явился ошибкой, вы подавили наши огневые средства, а затем, в нарушение международных соглашений, высадили десант на поверхность небесного тела с нейтральным статусом. Более того, вы попытались проникнуть на территорию охраняемого подразделением Легиона объекта. Наши дальнейшие действия носят оборонительный характер.
   -- Что ж, капрал Ролье. Вы правы. Поставьте себя на мое место -- я был атакован и имел повреждения. Я имею приказ отвечать на огонь.
   -- Мы тоже, сэр.
   -- Мои потери должны были иметь какие-то основания. Не мог же я просто уйти, поджав хвост. Думаю, вам ясно, что я решил воспользоваться ошибкой вашего командира для реализации возникшего тактического преимущества.
   -- Ясно, сэр. Но это не дает мне понимания темы переговоров. Раненых вы эвакуировали. Чем еще я могу быть вам полезен?
   -- Вы напористы, капрал. Огонь и маневр?
   -- Точно, сэр.
   -- Что ж. Давайте начистоту, капрал Ролье. Я знаю, что кроме вас, внизу больше нет ни одного бойца Легиона.
   -- Это не меняет дела, -- в досаде, что меня водили за нос и выставляли дураком, я отвечаю слишком резко.
   -- Наши страны понесли достаточные потери. Я хочу избежать гибели своих людей.
   -- Так в чем дело, сэр?
   -- Я намерен взять Амальтею под юрисдикцию Республики. В конце концов, это наша сфера влияния, и мои действия будут трактоваться как ответные. Я не хочу, чтобы гибель моих людей была напрасной. Я прошу вас прекратить бессмысленное сопротивление, капрал Ролье. Вы уничтожили свой объект вместе с нашим штурмовым отрядом. Вам больше нечего защищать. Вы выполнили свой долг. Я говорю это с открытой душой и без лести. Вы храбро сражались и нанесли нам достаточный урон, чтобы ваша сдача выглядела почетной необходимостью. Дайте нам возможность собрать убитых. И высадить десант. У меня почти не осталось морской пехоты. В случае вашего отказа я открою огонь по площадям. Погибнут те люди, которых ваше правительство заперло под землю. Я больше не хочу бессмысленных смертей. Ваше решение, капрал?
   -- Вы можете убить меня прямо здесь, верно?
   -- Этот вариант не обсуждается. Я дал слово чести.
   -- И все?
   -- Я потеряю уважение подчиненных. Стану изгоем, -- поясняет офицер.
   -- Это серьезный аргумент.
   -- Да уж.
   Я погружаюсь в раздумья. Хотя ответ мне известен. Эти люди, те, что внизу, -- теперь я понимаю их истинное назначение. Это просто заложники. Теперь я знаю это. И марсианин тоже знает. И ему нет до их жизней никакого дела. Впрочем, как и мне. Его заботят только политические аспекты. Убить заложников -- это плохой аргумент при политических переговорах. Это плохо для карьеры. После долгой паузы я поднимаю глаза. Прости меня, Лиз.
   -- Я все равно что умер, сэр. Меня уже нет. У меня нет страха. Мой ответ: нет.
   Удивление командира эсминца неподдельно.
   -- Вы не можете так поступить, -- возмущенно заявляет он.
   -- Могу, сэр. Я легионер. Мои товарищи погибли. Я не предам их память. Я буду мстить. Никакие политические доводы меня не остановят. Вы и ваши люди, сэр, -- мои враги. Но вы можете сохранить свою честь, сэр.
   -- Мою честь? Мою честь! Вы забываетесь, капрал! -- на крик офицера вбегает караул с карабинами наизготовку. Кровожадная ярость брызжет с оскаленных морд. С каменным лицом я жду удара прикладом. Капитан вышибает всех вон одним движением руки. Взгляды морпехов обещают мне медленную смерть. -- Моя честь... Вы только что обрекли на смерть невинных людей, капрал. И вы говорите мне о чести? Кто вы такой, чтобы заявлять подобное офицеру Флота Республики?
   Я встаю и вытягиваю руки по швам.
   -- Я профессиональный солдат, сэр, вот кто я такой. Вы уже убили две трети из этих людей, сэр. Ваша честь плохо пахнет.
   -- Их убил не я!
   -- Конечно, сэр. Их убили ваши ракеты. Но вы можете взять на борт оставшихся в живых. Если дадите мне слово, что им не причинят вреда. С вашей стороны это будет благородно. Я не буду чинить вам препятствий. А потом можете сровнять меня с землей. И высадиться. Именно в такой последовательности. Думаю, я смогу преподнести вашим громилам десяток-другой сюрпризов. У меня к ним счетов поднакопилось... сэр.
   Командир эсминца тяжело дышит. Командир эсминца чувствует во мне зверя. Командир эсминца пасует перед его равнодушной силой. Ему очень хочется стать победителем, этому потомственному флотскому. Но существо перед ним -- я -- не походит на образ тупого злобного животного, изучаемого в академии. Оно вообще ни на что не походит. Он сбит с толку. Его природное чутье военного аристократа не дает ему согласиться. Я прихожу ему на помощь.
   -- Сэр, вы не похожи на убийцу. Вы солдат, как и я. Сделайте это. Политики будут целовать вам задницу. Журналисты сделают из вас героя. Вы станете спасителем. А ваша акция -- освободительной. В конце концов, эти заключенные -- те самые люди, которых ваши шпионы подбили поднять бучу на Весте. Как и их охрана. Это ваши союзники.
   Командир эсминца сдается.
   -- Но у меня нет места для такого количества людей.
   -- Разместите их вместо погибшего десанта.
   -- Я не имею права... Это секретный корабль. Новая серия.
   -- Я все равно видел его, сэр.
   -- Вы все равно что труп, капрал. Извините.
   -- Ваша правда, сэр. И что теперь?
   Командир эсминца барабанит пальцами по ручке кресла. Пауза все тянется и тянется. Мысленно я прикидываю, сколько воздуха осталось в баллонах у Лиз.
   Дробь пальцев неожиданно стихает. Я поднимаю глаза.
   -- Я передам ваших людей нейтральной стороне, капрал.
   -- То есть?
   -- Новый Китай испытывает трудности с генетическим фондом. Мы часто сбываем им заключенных. На Тебе есть их добывающие фабрики. Я засек два их грузовых корабля на орбите Тебы. Я могу связаться с ними.
   -- Их что, порежут на органы? -- подозрительно интересуюсь я.
   -- Ну что вы! -- офицер, ободренный найденным решением, улыбается моей наивности. -- Они подпадут под программу переселения и адаптации. Всего и вреда -- им подберут несколько симпатичных китайских жен.
   -- Не самая печальная альтернатива, -- улыбаюсь я.
   -- Так вы согласны, капрал?
   -- Согласен, сэр.
   -- Думаю, они доберутся сюда за сутки. На этот срок мы можем продлить наше соглашение о прекращении огня.
   -- Нет проблем, сэр.
   -- С вами приятно иметь дело, капрал Ролье, -- весело произносит офицер.
   -- Спасибо, сэр.
   Вот так легко мы определили дату моей смерти. Наконец-то до командира эсминца доходит этот обыденный факт. Он ищет правильные слова. У него ничего не выходит -- марсианские статьи о межличностных отношениях не годятся для искусственных солдат.
   -- Вы мужественный человек, капрал Ролье, -- говорит он. -- Могу я что-нибудь сделать для вас лично? У вас, наверное, нет пищи? Я отправлю вам консервов.
   -- Благодарю вас, сэр. Мне ничего не нужно. Если у вас больше нет вопросов, сэр, я отправляюсь вниз.
   Офицер медлит с ответом. Взгляды наши встречаются. Нет-нет, дружок. Я не животное. Я вовсе не хочу умирать. Не пытайся успокоить свою совесть таким примитивным объяснением. Не надейся, что сдаться мне не позволяет отсутствие мозгов. Просто у меня нет другого выбора. Честь для меня -- прожженного лгуна, оказывается, еще кое-что значит. Я надеюсь, это, действительно, честь, а не одна из бесчисленных гипнопрограмм.
   -- Вы можете взять одного пленного, сэр, -- говорю я.
   -- В самом деле? И кто это?
   -- На нем форма солдата вспомогательных войск. Я бы не хотел, чтобы он оказался в Новом Китае. Уж лучше к вам, на Марс. Вы ведь можете брать на борт пленных?
   -- Могу, -- кивает капитан.
   -- Ну, так и возьмите. Правда, это женщина.
   -- Не беда. Я могу изолировать ее.
   -- И она не совсем военный.
   -- Поясните, капрал?
   -- Точнее, она -- совсем не военный. Это одна из бывших заключенных. Я прошу вас об одолжении, сэр. Возьмите ее на борт.
   Снова этот пытливый взгляд, проникающий до печенок.
   -- Это ваша жена?
   -- Нет, сэр. Вы же знаете: у нас нет семей.
   -- Тогда почему вы проявляете о ней такую заботу?
   -- Не знаю, сэр. Вам знакомо слово "судьба"?
   -- Я очень внимательно отношусь к таким понятиям, капрал. Я приму на борт этого пленного. Я даю вам слово офицера, что доставлю его на Марс в целости и сохранности.
   -- Я благодарю вас, сэр. И верю вам.
   -- Это самое малое, что я могу для вас сделать, капрал Ролье.
   Капитан третьего ранга Чон лично провожает меня до самого шлюза. При его виде флотские выскакивают из своих задниц. Под удивленными взглядами подчиненных, капитан третьего ранга Чон, не моргнув глазом, крепко пожимает мою липкую от грязного пота руку.
   -- Прощайте, капрал Ролье. Я горд знакомством с вами, -- громко говорит командир эсминца.
   Подчиненные взирают на него с немым обожанием.
   -- Прощайте, сэр, -- просто говорю я.
  

-- 23 --

  
   -- Ты не ранен? -- беспокоится Лиз.
   Проклятый примитивный скафандр! Сейчас, как никогда, мне хочется услышать живой человеческий голос.
   -- Нет. Все в порядке, -- не заботясь о тоне, отвечаю я. Все равно она услышит лишь ровное монотонное бормотание.
   -- Твои марсиане ушли? Бой закончен?
   -- Пока -- да. Тебе надо спуститься вниз. Заправить скафандр. Поесть. Вымыться, в конце концов.
   -- А ты пойдешь?
   -- Мне тут надо кое-что сделать, -- уклончиво отвечаю я.
   -- Тогда и я с тобой.
   -- Это надолго. Иди вниз. Краб тебя проводит.
   -- Нет.
   -- Как хочешь.
   Я так устал, что у меня уже нет сил спорить. Я иду собирать наших мертвых. Негоже им валяться под солнцем. Всех мне не найти. Кто-то похоронен глубоко под землей. Кого-то растерло в пыль чудовищной силой взрыва. Но кого смогу, я утащу подальше от места будущего боя. Когда-нибудь сюда прилетит очередной корабль. Парней заберут. Они вернутся в Легион. Легион не оставляет своих. Лиз послушно плетется следом.
   Тень падает сверху. Избитый "Шельф" распахивает корму. Морпехи, давешний мой конвой, чертиками выскакивают наружу.
   -- Слышь, Ролье! Мы тут своих собирали, ну и твоих до кучи подобрали. У кого опознаватель отзывался. Куда их теперь?
   Я тупо смотрю на штабель искореженных скафандров, стиснутый грузовой сеткой. В зеленом свете бортовых плафонов кровь не видна и наши мертвые выглядят набором сильно побитых запчастей.
   -- Эй, Ролье! Заснул? Так куда их?
   Я поднимаю глаза. Громила, брата которого я убил в подземельях "Зонтика", вопросительно смотрит на меня. У него еще куча дел, а тут этот тормоз никак не отзывается.
   -- Сгрузи вон там. У кратера, что на два часа.
   Вместе с Лиз я осторожно принимаю тела и аккуратно складываю их рядами. Даже после смерти они лежат в строю. Потом приходит черед неполных фрагментов. С белым лицом, прикусив губу, Лиз осторожно принимает от меня руки, ноги, головы и ботинки с торчащими из них ледяными осколками.
   Морпехи встряхивают опустевшую сеть, очищая ее от брызг замерзшей плоти.
   -- Спасибо, парни, -- через силу выдавливаю я.
   -- Да мы-то что -- это кэп распорядился, -- отвечают смущенно.
   Ближайший ко мне морпех звонко хлопает меня по плечу. "Шельф" обдает меня облаком мелких камней из-под дюз.
   Лиз заглядывает мне в лицо. Ее большие глаза совсем рядом. Она что-то шепчет. Не разберу, что именно. Она забыла тронуть носом выключатель переговорного устройства.
   -- Пойдем вниз, -- наконец, долетает до меня.
   Я покорно бреду вслед за ней по бесконечным норам.
   В кубрике уже теплится дежурный свет. Лицо обдает потоком смрадного воздуха -- вентиляция работает.
   -- Воздушная система неисправна, сэр, -- докладывает испачканный смазкой истукан. -- Перебиты магистрали. Резервуары недоступны. Камеры регенерации завалены породой. Воздуха всего на сутки. Потом фильтры переполнятся.
   -- Ладно. Больше и не надо. Покормите людей и поешьте сами. И пускай нового старосту назначат.
   -- Есть, сэр!
   Нелепая фигура убегает плавными прыжками. Тени опасливо обступают меня.
   -- Что с нами будет, сэр? Куда нас теперь? Мы умрем, да? Скажите нам, сэр...
   -- Завтра вас всех заберут отсюда. Поедете в Новый Китай. Будете жить там. Свободными. Кто не хочет -- дело хозяйское, -- подыхайте тут. Пока -- прием пищи, и сон. Экономьте воздух.
   -- Почему в Китай? Не имеете права! Объясните нам! Сэр, что это значит?
   Я сталкиваю с нар чье-то тщедушное тело. Нары стонут под моим весом. Меня теребят со всех сторон. Голоса плывут цветными бумажными кораблями по весенней воде. Вода эта нежно укачивает меня. Я позволяю телу расслабиться. Я закрываю глаза.
   -- Все назад! Отойдите, или буду стрелять! Отойди от него, ты! Кому сказала! Назад! Не смейте его трогать!
   Кто это раскомандовался над ухом? Чей это тонкий голосок? Такой странно знакомый. Я поворачиваю голову и сквозь пелену тяжелой дремы вижу белое пятно высокого лба. Маленькая, глупая, отчаянная крошка Лиз... Я проваливаюсь в сон, не успев погасить улыбку.
   Когда я просыпаюсь, то первое, что вижу, это встревоженное лицо Лиз, склонившееся надо мной. Пока я спал, она так и сидела на краю нар, зажав тяжелый карабин между коленями. Я снова улыбаюсь ей.
   Воздух в кубрике тяжел до невозможности. Ломит виски. Вокруг все покорно лежат, экономя кислород. В тусклом свете лица имеют землистый оттенок. Скорей бы прилетали эти китайцы.
   Сейчас, много месяцев спустя, я удивляюсь, что за всей этой суетой у меня не было времени задуматься о себе. Меня просто несло по течению.
  

-- 24 --

  
   -- Корабль Флота Республики вызывает капрала Ролье.
   -- Ролье на связи.
   -- Прибыл ваш транспорт, капрал. Давайте маяк.
   Погрузка живого товара прошла как по маслу. Коренастые люди в скафандрах незнакомой конструкции развили деловитую суету, нося вниз пачки дешевых скафандров из комплекта спасательных шлюпок и выводя назад вереницы одуревших от страха и углекислоты революционеров. Спасибо, господин... Пожалуйста, господин... Как вам будет угодно, господин... От их улыбок и одинаковых раскосых глаз у меня кружится голова.
   -- Шестьдесят один штука, господин. Пожалуйста, приложите палец, господин.
   Я тупо смотрю на странную конструкцию, что протягивает мне невысокий человечек. Его идиотская приклеенная улыбка сводит меня с ума.
   -- Что это? -- подозрительно интересуюсь я.
   -- Расписка, господин. Вы передаете эти люди под наша юрисдикция. Вы есть официальный лицо, господин. Надо палец. Моя читать биометрический код, господин.
   Я тычу пальцем в перчатке, едва попадая в гнездо считывателя.
   Китаец коротко кланяется.
   -- Спасибо, господин.
   Его улыбка растворяется в солнечном мареве. Древняя обшарпанная шлюпка, стартуя, выжигает под собой добрый кратер.
   Остается самое трудное. Бот марсиан прохлаждается неподалеку. Я поворачиваюсь к Лиз. Отмечаю, как быстро она освоилась в незнакомом скафандре. В ней снова появилась стать. Достоинство. Взгляд огромных глаз потерял жесткость. Я впитываю ее улыбку.
   -- Нам туда? -- спрашивает она надоевшим механическим голосом.
   -- Нет. Только тебе. Я остаюсь.
   -- Почему, Жос?
   -- Я думал, ты поинтересуешься, куда тебя повезут, -- усмехаюсь я.
   -- Стоило меня спасать, чтобы после отдать на съедение, -- отмахивается она.
   -- Вдруг я продал тебя в бордель?
   -- По сравнению с нашим склепом любой бордель сойдет за курорт. Ты не ответил мне.
   -- Иди, крошка Лиз. Тебя ждут.
   -- Не называй меня так, чертов ребенок. Почему ты остаешься? У тебя ведь ничего нет. Ни воздуха, ни еды.
   -- Если бы я мог тебе объяснить...
   -- Не бросай меня, Жос.
   Оказывается, даже синтетический голос может оказаться выразительным, подкрепленный слезами прекрасных глаз. Это ощущение ново для меня. Женщины с "веселых транспортов" не умеют плакать. Только с готовностью улыбаются.
   -- Ей-ей, Лиз, -- говорю я. -- Ради твоих слез стоило постараться.
   -- Упертый, самоуверенный убийца! -- зло кричит она сквозь слезы.
   -- Не стоит плакать в этом шлеме. Могут забиться воздушные фильтры, -- с улыбкой советую я.
   -- Слушай, тебя что -- плющит от крутости? Почему ты так поступаешь?
   -- Лиз, перемирие заканчивается. Пожалуйста, иди.
   -- Жос, прошу тебя! Это глупо. После того как... после всего... -- слезы душат ее.
   Я легонько касаюсь ее плеча. Она тянется ко мне, хрупкая взъерошенная птица с доверчивыми серыми глазами. Я улыбаюсь ей. Мне становится легко. Я подталкиваю ее к ожидающим морпехам.
   -- Я буду ждать тебя, Жос!
   -- Прощай.
   -- Жос, я не шучу. Возвращайся. Разыщи меня. Слышишь?
   -- Слышу. Удачи тебе, крошка Лиз.
   -- Не называй меня так!
   Я киваю морпехам.
   -- Пока, сыны природы!
   -- До встречи на небесах, жмурик! -- весело кричат в ответ.
   Я запускаю обогрев на полную мощность. Я лихо стартую под оценивающими взглядами марсианских морских пехотинцев. Крабы образуют вокруг меня оборонительный строй. Я лечу на юг, туда, где давеча присмотрел несколько приличных подземных каверн. Мы еще повоюем, придурки. У меня еще осталось вам на закуску.
   За моей спиной угловатая туша "Шельфа" мягко отрывается от красной пустыни. Медленно поднимается к небу. Прощай, Лиз Гельмих. Мы ведь даже ни разу с тобой не поцеловались. Знаешь, у меня никогда не было настоящей женщины. Такой, как ты.
   Яркое цветение над головой. Звезды падают за близкий горизонт. Мне салютуют осветительными зарядами. "Пижоны", -- улыбаюсь я.
   Через час гравитационная боеголовка с орбиты поднимает в небо тучи камней. В недоумении, я высовываю нос из своего укрытия и разглядываю облако на горизонте. Накрыли покинутые вспомогательные отсеки. Что они там, стрелять разучились? Я же чувствую излучение их систем наведения! Они пеленгуют меня на раз-два! На всякий случай я выпускаю пару СНОБов на поиски десанта и снова ныряю в пещеру. Выбираюсь на поверхность далеко к северу. Высовываю нос. Никаких помех, кроме обычного треска статики. Никакого десанта. Никакого обстрела. Визуально над головой тоже чисто. Следов систем наведения не зафиксировано.
   Злясь на изощренного противника, я мечусь в темноте узких пещер добрых три часа. Пока не понимаю, наконец, -- эсминец покинул орбиту. Красивый жест со стороны потомственного флотского офицера Чон Му Хена. Его марсианское начальство получит доклад об уничтожении гарнизона на Амальтее. Потомственный офицер станет героем. Трупы морских пехотинцев закопают в красный марсианский песок. Пальнут в воздух по старой традиции. И даже дадут какую-нибудь красивую клятву над могилой. А с наших высушенных в вакууме тел обдерут то, что еще годится для использования. И зачитают имена перед строем.
   И тогда я собираю с трупов товарищей уцелевшие емкости с воздухом, ставлю спасательную палатку, и приступаю к чистке оружия. Затем плотно обедаю литром консервированного бульона, найденного в ранце убитого. Меняю контейнеры для фекалий и начинаю ждать. Чего, не знаю сам. Я прикидываю, что смогу продержаться не меньше пяти суток. Всего пять суток. Целых пять суток.
   Оставшись один, я безумствую. Хохочу, с хрипом вдыхая невкусный воздух. Некому остановить меня -- я один.
   Смех душит меня. Все-таки я соскочил с сумасшедшего поезда. Я свободен. Нет ни командиров, ни доктора. Никто не погонит меня на пост. Не заставит драить палубу. Не станет доказывать, что ложь тоже служит великой цели.
   С этого момента я предоставлен самому себе. Эта свобода -- что мне с ней делать? Куда идти? Как совместить ее с жизнью? Я смеюсь, потому что легионеры не умеют плакать.
   Какая ирония -- свобода оказывается просто прелюдией смерти.
  

-- 25 --

  
   Седьмые сутки свободы. Я боролся, как мог. Практически не двигался, экономя воздух. И вот -- последний баллон. Почти пустой. И свежая батарея. Я задохнусь, а скафандр будет все так же исправно накачивать меня теплом, не давая холоду пожрать мои кости. Я валяюсь на спине, вытянувшись по стойке "смирно". Моя ненаглядная "Геката" прижата к плечу. Глаза мои устремлены в небеса. Я наблюдаю, как печально движутся полосы на боках серо-голубого гиганта. Я тих и спокоен.
   Я -- годовалый ребенок, познавший мудрость столетнего старца, таинство жизни и смерти, размытость и неестественность границ между добром и злом. Обжигающее прикосновение -- я вдруг пониманию, что Устав наш устроен подобно священным книгам земных религий. Как и в них, мир в нем разграничивается на составляющие. Как и священные книги, он должен трактоваться знающими людьми, указывающими нам, где черное и где белое. Но мир не так полярен, как утверждают толкователи. Кроме черного и белого, существуют другие оттенки. Черное не всегда плохо. А ослепительно белого цвета в природе и вовсе не сыскать. Мир наш насквозь пронизан плоскостями миллионов противоречивых истин, и каждая из них верна, но понимаем мы это только тогда, когда готовимся сделать последний шаг.
   Я не знаю другого Бога, кроме Бога Легиона. А он вряд ли ответит мне -- я ведь дезертировал. Но я все же пытаюсь. Я читаю ему молитву. Впервые в своей короткой жизни. Наверное, я все сделал правильно -- бог отвечает мне, не в силах смолчать.
   Она впаяна в нас накрепко, эта молитва, но, сколько бы мы ни пытались вспомнить ее, у нас ничего не выходит. Она является огненными строками в момент, когда смерть нетерпеливо сучит костлявыми ногами, подгоняя нас. Я упиваюсь ее простыми строками.
   Оставшись один в целом мире, среди множества других я выбираю наиболее понятную для себя плоскость. Выбираю вектор движения. Может быть, Господи, жил я и не так, как подобает настоящему легионеру, но, даже дезертировав, умираю в точном соответствии с Уставом. Я вывешиваю бесполезный шнурок. Превращаюсь в памятник глупости людской и искупившего ее мужества. Мой скафандр выскоблен до блеска. Винтовка снаряжена и готова к бою. Мысли мои кристально чисты.
   Генерал Пак, устремляющий горящий взор в заоблачные дали, с плечами, придавленными непомерным грузом ответственности последнего защитника Земли. Атилла, плетущий свои невидимые сети, не замечающий, как сам давно опутан ими. Васнецов, мечтающий иметь невинное хобби, которое превратит его в настоящего человека. Коротко стриженая Лиз, с огромными глазами, в которых застыло равнодушие, похожая на прекрасную бабочку, походя раздавленную сапогом. Эти лица больше не тревожат меня. Я оставил их в другом мире. Этот мир бесконечно далеко от меня. Через миллионы километров пустоты. Он отгорожен от меня медленным вращением полосатого шара над головой. Укрыт черным покрывалом из тысяч равнодушных колючих звезд.
   Призрачный свет опостылевшего до тошноты газового гиганта порождает в моем умирающем мозгу фонтаны цветных образов. В них -- все: мчащиеся к Амальтее на всех парах корабли экспедиционной эскадры, в свете солнца напоминающие колючих серебристых рыб; звуки тревожных ревунов, что разгоняют коротышек-флотских по боевым постам; угрожающие правительственные ноты; заседания штабов; мирные демонстрации в защиту прав сексуальных меньшинств в удаленных поселках Антарктиды; запах немытых волос борцов за возврат к матери-природе; тысячи напряженных тел в торжественном строю; клятвы о мести; сила и честь; единство и подлость; надежда и ожидание любви. Я закрываю глаза, чтобы не видеть красного цвета воздушного индикатора. Я повторяю вслед за Богом. Я читаю вслух:
  
   Бог Легиона, здравствуй вовеки,
   И храни детей своих -- гордых воинов,
   Что несут погибель врагам твоим,
   Внушая страх, не зная сомнений,
   Не убоясь смерти,
   По законам чести,
   Уважая поверженных
   И защищая слабых.
  
  
   Пред взором твоим суровым, Господи,
   Склоняем мы головы -- покорные власти твоей,
   В святой ярости
   И в священной любви к ближнему,
   Ступаем дорогой славы,
   С именем твоим на устах.
  
  
   Взывая к милосердию твоему, Господи,
   Исполненные долга,
   Не преступившие клятвы,
   Смиренно просим Тебя -
   Прости врагам нашим
   И награди нас покоем
   В чертогах своих,
   За столом вечного пира.
  
  
   Бог Легиона, владыка суровый,
   В путь многотрудный отправляемся -- с верой в слово твое.
   Прими же покаяние наше, Господи,
   Благослови Легион, да живет он вечно!
   И яви нам свет истины.
   Аминь!
  
   В наступившей тишине зверь расправляет плечи. Яростно извиваясь, выбирается наружу. Заполняет каждую клеточку моего тела. Смрадно выдыхает в шлем. Оглядываясь, настороженно шевелит ноздрями.
   Одиночество переполняет его. Жажда несбывшейся свободы сушит его глотку. Он садится на когтистые лапы. Запрокидывает голову в зенит, вытягиваясь в струнку.
   Над его головой Юпитер продолжает свое вечное вращение. Неожиданно подмигивает нам воронкой тропического урагана. С высоты прожитых им миллиардов лет секундные наши проблемы кажутся ему никчемными.
   Разрывая ватную тишину, зверь тоскливо воет на полосатый шар.
  
  

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

  
   Капрал Жослен Ролье Третий, единственный уцелевший из гарнизона земных сил на Амальтее, был принят на борт эсминца "Дункан" из состава Восемнадцатой специальной оперативной группировки Флота 9 августа 2181 года. За героические действия по обороне научной базы Земли от превосходящих сил противника, капрал Ролье был удостоен третьей отличительной каймы к нарукавному шеврону и награжден Бронзовым Крестом Легиона "За мужество".
   1 ноября 2181 года правительство Земной Федерации на волне широкого общественного резонанса, вызванного освещением в прессе свидетельских показаний капрала Ролье перед специальной комиссией Всемирного парламента, объявило войну Марсианской Республике.
   О судьбе бесследно исчезнувших из исправительного учреждения на Амальтее шестидесяти двух заключенных и охранников по-прежнему ничего не известно.
  
   Россия, Красноярск, 2006
  

Оценка: 9.21*18  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015