Okopka.ru Окопная проза
Пересвет Александр
Новый солдат империи. Гл.17

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:

  Когда дежурный по подразделению передал вызов к командиру, Алексей отправился к Персу, не думая и о чём особенном. Ну, то есть как всякий офицер, вызываемый к начальству, он обозрел задним числом прожитые после крайнего общения с оным дни и часы в поисках возможных залётов, своих и в особенности подчинённых. Но поскольку ничего особенно косого не вспомнил, то сердцем возлегчился полностью и стал размышлять о конструктивных причинах вызова. Например, о том, что командование задумало, наконец, некую генеральную разведку укропских намерений, для которой сил обычной войсковой разведки недостаточно и нужны уже спецы ОРБ.
  Он себя уже почти убедил в этом, пока шёл к штабу. Нона пороге кабинета комбата пришлось сделать усилие, чтобы не выдать крайнего своего удивления. Ибо был тут не только сам Перс и вполне уместный для предполагаемого разговора Куга, но и знакомый Тарас из штаба корпуса. И ещё какой-то седатый, армянистого вида военный, без знаков различия, но явно привыкший к погонам с двумя просветами. И разместившийся не более и не менее, как на месте Перса. А также был здесь какой-то дядька, вида столь ни о чём, что его ведомственная принадлежность не вызывала никаких сомнений.
  Ни хрена себе депутация! Это ж по какому такому поводу явно корпусное начальство посетило сей скромный уголок? И какого чёрта ему понадобилось вызывать пред светлы очи скромного капитана, как раз оторвав его от очередной трёпки нахального, но быстро растущего в навыках рукопашной борьбы лейтенантыша Куляба?
  Что-то явно произошло нештатное. Кравченко подобрался. Правда, в утренней сводке вроде ничего особенного не доводилось. По Донецку били вчера сильно, по Горловке, Еленовке, по Докучаевску. А в ЛНР было практически спокойно. Не сравнить с позавчерашними событиями, когда укропы гвоздали под Станицей Луганской, по Сокольникам и по укреплениям между сёлами Пришиб и Смелое. А казачки в ответ пытались убить 37-й блок-пост и пуляли по позициям укропов у Светличного, Золотого, Попасной и Горского.
  Что-то свеженькое пришло по событиям нынешней ночи? Судя по тому, что довёл как предварительную информацию Игорь Куга, ночью были обстреляны позиции луганской армии и казаков в районах Фрунзе, Сокольники и у Весёлой Горы. Наши отстреливались в ответ по Счастью, где вроде бы завалили двух карателей, а одного ранили, но это ещё проверять надо.
  То есть тоже ничего особо улётного не произошло. Или произошло?
  Ещё что-то бурчали в новостях, что очередной гуманитарный конвой из России прибыл. Но это уж военных и Кравченко в частности вовсе не касалось.
  Стоп! Ведь гэбэшник тут сидит! А это ой, неспроста! И Тарас. Он из замполитов, его какая нужда сюда пригнала?
  Стоп-стоп-стоп! А не по его ли, Алексея Кравченко, душу они все пришли? Всё сходится: командование, политуправление и особый отдел!
  И повод для визита тогда вырисовывается чётко. Ведь всё же, несмотря на предупреждения Митридата, побывал он намедни на похоронах Сан Саныча Бледнова! Да не один, а с Юркой Семёновым. Хоть заранее и не сговаривались, а не могли они не попрощаться в последний раз с бывшим командиром!
  Правда, на кладбище оба не поехали - хватило косых взглядов и в домике на Кулика, где проходило прощание. С Лариской Садовник, она же Лариока, которая была доверенным лицом Бэтмена и ведала у него кадрами, зарплатой и социалкой, а также гуманитаркой и продовольствием, отношения у обоих были, мягко говоря, натянутые. Алексей, как заработавший определённый авторитет своей постоянной позицией за справедливость, не раз лаялся с этой двойного дна тёткой из-за невыплаты жалованья бойцам. А тут именно она почему-то стала играть главную роль при организации похорон, практически отстранив даже родную сестру Сан Саныча. И вообще эта Лариока проявляла какую-то нездоровую активность в самом траурном процессе. Так что затягивать и без того тягостное пребывание в этом доме не хотелось. Тем более, что будь Лариска одна... Но кое-кто по-прежнему считал Кравченко предателем. Каждому-то не объяснишь, что не от Бэтмена он уходил, а от того вязкого, что вокруг него стало формироваться...
  К тому же служба. Юрку-то отпустили, а Лёшке пришлось торопиться в расположение и быть там почти до вечера.
  Так что же - значит, из-за дела Бэтмена его в штаб дёрнули? Тут и арестуют? Комендатура за воротами ждёт?
  В душе метнулась тревога, словно летучая мышь, вспугнутая неожиданным светом.
  Тем не менее Алексей не подал намёка на беспокойство. Он молодцевато отдал честь, доложился, получил ответное короткое "Присаживайся".
  Командир выглядел, как обычно, ровно. Тем не менее, напряжённость в его тоне чувствовалась. Да и все сидели смурные и задумчивые, словно у гроба богатого родственника. Ну да, кому приятно отправлять на подвал не самого плохого бойца Народной милиции. Понять можно...
  Но тут же Алексей убедился, что несколько переоценивал свою значимость в текущем положении дел.
  - Значит, так, товарищ капитан, - почему-то очень официально начал командир, обращаясь к нему. - Недавно вы сформировали разведывательно-диверсионную группу, включив в неё одних из лучших разведчиков Народной милиции. Не только из нашего особого батальона, - не преминул он подпустить небольшую саморекламку, - но и из других подразделений и соединений - из второй и четвёртой бригад. Группа боеготова, взаимодействие отработано хорошо.
  Ага, это же он больше для гостей говорит! Потому как сам Перс прекрасно знает, что взаимодействие как раз пока не очень. Особенно между тройками. Нет ещё между ними того предупреждающего понимания друг друга, чтобы вот прямо на уровне инстинкта! Мыслят ещё не одинаково, отчего, скажем, вчера всё рассыпалось при тренировке спонтанной засады. Куляб за Злым попросту не успевает сообразить и, соответственно, среагировать. Впрочем, о чём и говорить - полноценных тренировок было только дня два, между которыми Рождество и водка. Да сегодня вот с утра. И то оторвали.
  С другой стороны, раз о боеготовности заговорили, то, стало быть, не об экзекуции за политику речь будет. Не донецкие, значит, расклады к ним в ОРБ пришли в лице этих вот представителей командования...
  - Но на данный момент появилась срочная работа, очень важная, - продолжал тем временем командир. - Доложите, готова ли ваша группа к выполнению ответственного задания в тылу врага? Очень важного задания?
  Алексей ещё раз бросил быстрый взгляд на присутствующих. В тылу? Обычно разведка шебуршала на "нуле", на нейтралке, подгаживая по мере возможностей опорным пунктам укропов и выявляя их систему обороны. В тылы противника ходили редко и по особым поводам. Сопровождая, например, какую-то группу дальнего замаха, как вон перед Новым годом...
  Что это может быть за задание такое, "ответственное" на "минусе"? Подорвать чего? Генерала укропского схитить?
  Так, Перс и Куга - свои. "Очень важное задание" - эта формулировка явно не от них. Что касается его группы, то они отчётливо знают её состояние. Тем более что и не группа это, а два звена всего. Сразу бросать её на "минус" - это не слишком... осторожно, скажем так.
  Значит, это инициатива гостей. Откуда они его знают, да так, чтобы верстать задачу сразу на него, пренебрегая другими, куда более хорош сколоченными группами батальона? Ну, Тарас его знает. причём Тарас завязан на пропаганду и пиар. Тогда полковник - Алексей мысленно наделил второго штабного этим званием - получил установочную информацию на Кравченко от него, от Тараса. Потому как сам он с армянистым никогда контактов не имел. Значит, этот полковник либо что-то по замполитной части, либо бери выше - куратор. Теперь МГБшник. Этот так же не просчитывается, но на фоне военных гостей тоже должен представлять какой-нибудь политический отдел в их конторе. Или опер. Нет, на опера не смотрится.
  Значит, то, что все эти политические люди пришли ставить "важнейшее задание" командованию отдельного разведбата, означает, скорее всего, одно: что на "минусе" у них всех внезапно появился некий общий интерес. Какой? Идеологический, не меньше...
  И ещё момент. Раз обращаются к нему, зная, что группу на новом месте он только начал сколачивать, значит, цель задания имеет какое-то отношение к его делам. А какие у него дела? А дела у него - Бэтмен, которому сегодня как раз девять дней, и душа его уже принесена на поклонение к Господу. А ещё это проклятое "айдаровское" покушение на Новый год.
  Судя по началу разговора - о лучших разведчиках, - Сан Саныч ни при чём. Значит, "Айдар" и покушение. Надо забить что-то "айдаровцам" по их раскрытой этими днями сети? Тогда тут было бы больше контрразведчиков и комендачей, тот же Томич. Значит? Значит, что-то нацики наделали политически враждебного, и теперь надо будет бросить им что-то в ответку. Его, Лёхиными руками бросить. Точнее, руками всей его группы.
  Сейчас до него доведут, что именно...
  - Группа готова исполнить любое задание, товарищ подполковник! - со всем уставным рвением отрубил Кравченко. - Как зам по боевой подготовке могу доложить, что во всём батальоне любая группа готова исполнить любое задание!
  - Во орёл, - проворчал "армянин", довольно, впрочем, невредно. - Любая - любое. Прямо мечта...
  И неожиданно кинул прямо в лоб:
  - Слыхал, у тебя, капитан, были какие-то проблемы с батальоном "Айдар"?
  Ну точно! "Айдар"!
  - Никак нет, - бодро доложил Алексей. - Проблемы были у них со мной!
  - Какого же рода? - полюбопытствовал штабной.
  Кравченко перевёл взгляд на Перса, затем вновь посмотрел на собеседника:
  - Прошу простить! Информация об этом носит оперативный характер. Не имея чести знать ваши полномочия и допуск, не имею права раскрывать её.
  Аж самому понравилось, как сказал. Прямо как "его благородие" в старой императорской армии...
  "Армянин" хмыкнул.
  - Они все у тебя такие уставники? - обернулся он к комбату.
  - Капитан Кравченко - кадровый армейский разведчик, - туманно выдал тот полную правду.
  Ну, правильно: далеко не все в ОРБ были "уставниками". Как и вообще в разведке. Разведка во всех, наверное, армиях мира отличается известной вольностью в "уставособлюдении". Что, конечно, не касается порядка исполнения боевого приказа.
  - Разрешите пояснить капитану состав вашей... э-э, комиссии?
  - Разрешаю.
  - Это полковник Саркисов, - ага, не ошибся ни со званием, ни с национальностью, - заместитель начальника штаба корпуса, - объявил командир. - Так что не волнуйся, все права и допуски имеет. Как и другие присутствующие: майор Безуглый, заместитель начальника политотдела корпуса, и подполковник Мешков из МГБ.
  Алексей подобрался. Серьёзная компания, правильно подумал в начале.
  - Лёш, ты не напрягайся так, - подал голос Тарас. Это он, оказывается, Безуглый: ни разу по фамилии он не представлялся. - Тут все свои, и дело очень важное. Это я предложил послушать тебя как специалиста по "Айдару". Знаем мы про твою вендетту. И товарищ полковник в курсе. Всё же сколько ты их там, десятка два заземлил?
  Алексей развёл руками, но промолчал. Понимайте, мол, как больше нравится. Дело щекотливое. Да и не снайпер он, чтобы зарубки на прикладе делать или дневник учёта убитых вести. Главное, чтобы не ушли те двое, что ещё за отца кару не понесли. Нет, уже трое - ещё один теперь за Ирку должен ответить.
  - В общем, мы все в курсе, что ты - автор нескольких красивых рейдов за "ноль", - продолжил Тарас. - И хотим попросить тебя об выполнении одной действительно важной миссии. Как раз против "Айдара"...
  - Кхм, - как-то даже выразительно откашлялся комбат Перс. - Я по-прежнему полагаю, что капитана Кравченко надо усилить как минимум ещё одной группой, а также теми средствами, о который говорил мой начальник штаба.
  Тарас поморщился, впрочем, не слишком выразительно:
  - Это понятно, вы специалисты, вам и решать. Думаю, штаб корпуса готов будет максимально пойти навстречу, так, Ашот Генрихович?
  Саркисов кивнул солидно:
  - Главное - быстрота. Поэтому так важен командир с опытом. А усилить его - чем сможем...
  Алексей был в затруднении. Разговор шёл так, будто его тут и не было. Его уже отправили на "минус" и теперь без него решали, что ему на этот выход придать. А он не знает главного - цели выхода! Они знают, а он - нет! Поэтому очень захотелось ударить кулаком по столу, чтобы добиться внимания. А добившись, поставить всем этим начальствующим дядькам только один вопрос: что, собственно, случилось?
  А случилось вот что, как он узнал уже через несколько минут, стоически удерживая себя от встревания в начальницкий разговор со своим маленьким вопросом.
  Тарас рассказал, что со вчерашнего дня в республике гостят делегации писателей из России и ДНР. Уровень - весьма высокий: первый секретарь и просто секретарь Союза писателей России, председатель Союза писателей ДНР, десяток "простых" писателей. В Луганске их принимал тот самый глава местного писательского союза Глеб Добров.
  Программа мероприятий утверждалась на уровне советника Главы по внутренним делам. То есть, по сути, самого Главы. Были делегации и у председателя правительства ЛНР, официально.
  Вечером была общая встреча, банкет. Точно, Мишка что-то такое говорил по телефону, он туда ходил! А наутро как-то так вышло, что двоих из гостей повезли на линию соприкосновения. Показать разрушения Славяносербска и как туда всё равно доходит гуманитарная помощь. Как раз вчера же очередной конвой из России пришёл, прикатил 700 тонн гуманитарки и подарки детям к Рождеству.
  И кто повёз! - местный спецкор Луганского информационного бюро вкупе с корреспондентом РТА. Ансамбля, бля, определил Тарас. Оба, бля. Это от главного редактора Луганскинформагентства стало известно, у которого этот его местный репортёр, Александр Лето, отпрашивался. Причём, отпрашиваясь, сослался на необходимость отвезти этого самого корреспондента - подрабатывал Лето на сопровождении внешних журналистов. А тому, в свою очередь, его главный редактор приказал в такую "местную командировку" съездить!
  Вот там, видно, на банкете, журналисты и с писателями договорились Одна же шатия-братия!
  Естественно, в известность о своих планах эта шальная творческая "бригада" никого не поставила - имеется в виду, соответствующие органы в штабе корпуса и МГБ. Вроде бы договорились с казачками Сонного, которые на том участке линию держат. Те их, во всяком случае, сопровождали.
  И всё бы, может, нормально было - конечно, журналюги тут бегают как попало и с кем попало, надо бы с ними порядок жёстко навести, - но до сих пор Бог миловал. А тут как раз с утра укры отчего-то встрепенулись. После ночного отлупа, видно. Обстреляли 31-й блок-пост и посёлок Донецкий, а затем их и атаковали. Причём довольно бойко: силами до роты на каждый пункт с усилением аж в 5 танков и 7 бронемашин. Атака странная - у нас только на 31-м блок-посту 9 танков оборону держат. Значит, устроили просто разведку боем. В данном пункте.
  Но затем бои продолжились. Вот только что передали, уточнил Саркисов, что днём укропы опять же из "Айдара", а ещё из тербата "Торнадо" пытались форсировать Северской Донец через мост у Станицы. Пока что части 2-й бригады там отбиваются, но активизировались боевые действия вокруг 29-го, 31-го и 37-го блок-постов, а обстрелы ведутся по всей линии соприкосновения: бьют по Вергунке, Сокольникам, Пришибу, Смелому, базе "Десюлия".
  И где-то в это время между Славяносербском и Пришибом пропала та самая группа писателей и журналистов! А сопровождавших их казачков расстреляли прямо в машине. Один как-то успел вывалиться и затихарился где-то неподалёку, раненный. По его словам, напавшие диверсанты были как раз из "Айдара". И по обстоятельствам судя (это уже гэбэшник добавил) - нацики прекрасно знали, кого ждут, и спланировали операцию хоть и без фантазии, но зато, как видно, результативную.
  А результаты вполне ясные, резюмировал Тарас. Ежели журналистов с писателями быстро не найти и не отбить, то сегодня, край - завтра "айдаровцы" ещё поторгуются с Киевом, а там и передадут всех свеженькими для полного раздробления в укропской пропагандистской машине.
  Как же: корреспондент РТА аккредитован только у Володи Новоземельцева, в пресс-службе республики. Значит, с точки зрения официального Киева, - вообще не аккредитован. То есть незаконное пребывание на территории Украины пришьют ему только в путь. Местному журналисту - ладно, будем надеяться, что только почки отобьют, обменять можно. Но сам Лето - тот ещё жук, он одновременно ещё на какой-то российский "Ньюс" работает. То есть тоже антизаконная информационная деятельность. С писателями же - вообще простор необычайный! За ними же нет такой конторы, как то же РТА за своим корреспондентом. И люди литераторы обычно слабые, ненадёжные. После парочки болезненных воздействий вполне могут признать и подписать что угодно. Хоть шпионаж в пользу России! Особенно, если изобразят, что взяли их уже на территории, подконтрольной Украине. Вот радости-то у всех будет...
  Попали, в общем, журналисты, как кур в ощип. И вытаскивать их надо, пока шум не поднялся. То есть - быстро и надёжно.
  Но и лезть за ними - всё равно что голым на пасеку забираться мёд воровать. Вот и посоветуй, авторитетный капитан Кравченко, как лучше организовать такое дело. Тебе ведь исполнить прикажем...
  
  * * *
  
  Хрена себе цветочки! Какими же будут ягодки?
  А время-то, время!
  Уже вторая половина дня на дворе! Через два часа станет совсем темно! А в темноте - какие поиски людей? В темноте хорошо растяжки ставить. Да и то нехорошо: имеется ненулевой риск самому в темноте на такой же вражеский подарок нарваться. Причём как раз там, куда ты намерен войти: на ночь укропы окружают свои блиндажи, блок-посты и вообще места ночлега сплошными минными заграждениями из ПМНок и ПФМок. И теми же растяжками. А наутро снимают.
  Встречались уже с этой их манерой. И потом испытывали злобу по отношению к украм и грусть по погибшим товарищам. Как вон по Сухому с Волком - в октябре пошли с казаками в поиск на Крымское мимо укроповских ОП, да там на фугасе и подорвались...
  Но в принципе Алексей знал, чего хотел. Исходной информации мало, куда отправили журналистов, неизвестно, прячут ли их где в расположении или на подвал кинули где-нибудь, - тоже. Одна сплошная неизвестность, кроме примерного исполнителя - карателей из "Айдара". А те такую ценную добычу будут держать только при себе. Но опять же - где именно? В пионерлагере? В Счастье? На техцентре? А ну как в Север увезут? Или в Лисичанск? Или в Краматорск?
  Нет, вряд ли. Прав Тарас - такую ценную добычу ушлёпки из "Айдара" будут при себе держать. Значит, что остаётся делать? Подбираться поближе к их кублу и действовать по обстановке. Пленного взять у них и вдумчиво опросить. Но - из штабных, конечно, а то что может знать простой боевик. А штабного взять... Та ещё работка. Но, кстати, появится возможность подобраться там и к "кровничкам". А то зажились что-то, приборзели немножко. Решили, что могут уже и "ответки" ему Алексею Кравченко, выстраивать. Ну так будет вам "ответка" на "ответку"! Спасибо журналюгам, хотя не дай Бог, конечно...
  Словом, в отсутствие внятной информации действовать надо сперва по стандарту, затем - по обстановке. То есть зайти - а там видно будет, спланируем по месту. А для стандартного выхода понятно, что нужно. Потому Алексей начал говорить собранно и напористо.
  Под такое дело, да от такого начальства сразу же затребовал прикомандировать к себе ещё две тройки из своих бывших бойцов - пока прикомандируем, а там и не отдадим. Одну бэху опричь батальонных. Миномёты, как обычно, - само собой, "Подносы", 2Б11 или сразу "Сани". Туда же "Васильки". С невинным видом всунул в заявку, которую тут же формировал Куга, и 2Б25. Хрен его знает, конечно, завозил ли их сюда "военторг", но чем чёрт не шутит. Дело-то политическое! Под такое могут не то что бесшумный миномёт, но и "Тюльпан" дать и не поморщиться. Ежели они, правда, у луганской армии вообще есть, - до рядового капитана такую информацию, естественно, не доводили.
  Правда, Саркисов уже и при упоминании 2Б25 как-то хитро поморщился и пробормотал нечто вроде "губа не дура", так что Алексей сразу же наступил пяткой себе на язык. Он-то думал, что эти двое из штаба - замполитского пошиба офицеры, и при всём уважении к тому же Тарасу можно было бы навесить им совсем уж готическую заявку на вооружение. Развести их на дополнительные ресурсы. Заодно и для батальона расстараться. То-то вон Перс не шевелится и делает каменное лицо - понял замысел своего зама.
  Но уж полдюжины "Валов" выделит штаб на такую задачу? И радиостанции, от прослушки защищённые? Это ж - по минимуму!
  Когда же дошло до желательности артподдержки, Саркисов не выдержал:
  - Ты что же, капитан, войсковую операцию задумал? Танчиков тебе не подбросить?
  Алексей выпрямился на стуле:
  - Никак нет! Запрашиваемые средства только для входа, а главное - для выхода. Заход получается хорошо скрытым, когда противник огнём отсекается в своих укрытиях от переходящей "ноль" группы, а приборы ослепляются ложными вспышками. Есть такой опыт. А выходить скрытно, можно сразу сказать, не получится - с гражданскими-то на плечах! Поэтому и нужно, чтобы арта поработала. На прикрытие. В том числе дымзавесой. А ещё нужны средства РЭБ. Желательно укропам связь погасить. И приборы. То есть - не желательно, а необходимо. Нужен хотя бы "Мандат".
  - Да, губа у тебя не дура, капитан, - теперь уже явственно усмехнулся полковник. Но особого раздражения в тоне его не чувствовалось.
  Вмешался Перс:
  - Так или иначе, товарищи, пусть не войсковая операция, но что-то похожее должно быть предусмотрено, хоть бы и в резервном варианте. Буран - не новобранец в разведке. Если даже он сомневается, что удастся отойти скрытно, то прикрытие надо обеспечить...
  Саркисов потёр лоб кончиками пальцев:
  - Что ж, это всё разумно, хотя... Сами понимаете, мы не всесильны и не бездонны. Силы и средства сможем выделять по возможности. Но нужен план операции. Сколько вам нужно времени, чтобы составить его?
  Куга переглянулся с комбатом, с Алексеем, потом сказал решительно:
  - Полчаса...
  
  * * *
  
  - Игорь, слушай, - обратился к начштаба Алексей, дотоле ограничивавшийся лишь скупыми репликами при планировании операции и то в ответ на вопросы Куги. - Я обещал командиру не лезть в твои дела...
  Куга зримо напрягся.
  - ...и абсолютно буду держаться этого слова. Ну, ты сам видишь, наверное. Молчу и не встреваю. Хотя, в общем, и повода встрять нету, - подпустил он чуток лести. - Всё здорово спланировал. Но у меня есть одно предложение... Родилось только что. Выслушаешь?
  Куга пожал плечами. Конечно, они в какой-то мере уже стали друзьями - насколько-то можно об этом говорить за неделю общения на службе. Даже где-то единомышленниками. Пусть приятелями. Но такими, которые завтра вместе при необходимости выйдут под пули и там будут доверять друг другу жизнь. Нормальный дядька начштаба ОРБ Игорь Кудасов! И недели хватило, чтобы понять: с таким в разведку - можно! А уж кому как не разведчикам судить об этом!
  Но занозинка в их отношениях всё же была - те самые слова-предупреждение Перса, чтобы Буран не смел встревать и конкурировать с начальником штаба в деле планирования операций. Куга наверняка об этом предупреждении знал, но ничем до сих пор этого знания не выдавал.
  Алексей со своей стороны тоже старательно избегал этой темы. Тем более что за эти дни ничего и не планировалось такого, что впрямую затрагивало бы Бурана. А что планировалось - в том его мнения и не спрашивали. Возможно, пока. Но тем не менее.
  Словом, ничего сказано по этому поводу между ними не было. Но сам повод нависал.
  И вот теперь совершенно неожиданная мысль заставила Алексея решиться отойти от гласно-негласных договорённостей с командиром ОРБ.
  Нет, сам по себе план Куги был вполне хорош. Особенно в условиях крайнего недостатка информации и времени. И даже чуть-чуть нестандартен. Видно, что Игорь тщательно работает с разведданными, владеет обстановкой на "минусе" и материалом здесь. И умело расставляет цели и силы. Батальон, конечно, для более серьёзных дел предназначен, нежели бригадная разведка, он представляет собою серьёзное силовое подразделение. Так что ежедневные выходы на "минус" - не здешняя прерогатива. Но видно, что его начальник штаба готов и к такому варианту.
  Сначала, по его плану, намечалась демонстрация просачивания разведгрупп сразу в четырёх местах. Везде - "по твоей, Буран, методике" (ответно польстил, что ли?): то есть с предварительным обстрелом из миномётов, загоняющим противника в укрытия. Затем назначено подержать укропов некоторое время под гранатомётами и стрелковым огнём, варьируя позиции. "Вреда большого не нанесём, конечно, но пусть понервничают". Поэтому на линии активно обустраиваемой обороны укропов Старый Айдар - Передельское - Геевка - Горшовка - Райгородка будет именно и только демонстрация: "Линия сплошная, обросли бункерами, суки, поэтому наваливаться ребята будут в основном трескотнёй с места и работой снайперов, а потом отойдут, и пусть героические укры радуются, что отогнали их ответным огнём".
  А вот между опорными пунктами где-то в другом месте просочиться можно: "По ночам их обитатели в основном не воюют, а прячутся по своим схронам, минируя к ним доступ, так что по балочкам и зелёнке, да в "кикиморах" (кстати, вот чего ты не попросил их у начальства вместе с накидочками изолирующими? - ну да ничего, я их сам в список включил)... "Так что вечерком начнём, по темноте ребята пройдут, а там нормальную работу начнут, внимание на себя отвлекут".
  Группе же Алексея предстояло перебраться на "минус" в десятке километров восточнее - в зелёнке в районе платформы Огородной. Кислый вариант, конечно, по согласному мнению обоих, но по знакомому маршруту в районе Старого Айдара теперь ловить вовсе нечего. Тем более там отвлекающий бенц будет. С другой стороны, "возле Огородной и зелёнка напротив дачки пустые, и схорониться есть где, и переправа неширокая". "Выступление сразу по темноте, точка сбора - вот здесь, хорошая, прикрытая хоть и зимним, но всё же лесом. Правда, в лесу растяжки наверняка, да железная дорога там рядом, зажать могут качественно, но ты сам не юный пионер, на месте посмотришь. Местность сложная, так что скрадываться придётся предельно качественно. Ну, да ты умеешь. До пионерлагеря этого только доберись, а там разберёшься". "Частоты для связи вот, частоты и сигналы для связи с артиллеристами согласуем, когда они подойдут". "Основные трудности те же: переправа через реку и железная дорога. Значит, лодку резиновую и жёлтые повязки нарукавные в комплект, чтобы если гражданский кто увидит, за укропов принял".
  Это было всё, что можно было выжать за такое время из имеющейся обстановки и условий. Кудасов действительно молодец, но, Боже, как всё зыбко!
  Но именно после этой мысли новая идея буквально ворвалась в голову Алексея. И заставила его рискнуть вызвать ревнивую отповедь со стороны начштаба по поводу нарушения уже согласованных границ компетенций.
  Однако мысль, на первый взгляд, того стоила.
  - Вот что мне, Игорь, подумалось, - продолжил он. - Как бы в дополнение к этому плану. Тут всё верно для обычной ДРГ - никто бы лучше и не придумал. Но у нас, видишь, задача больше для спецназа - найти и освободить заложников в первую очередь. Тут надо не арту срисовать или снайпера упокоить, а в самом логове злодеев людей найти, и освободить без шума-гама. А ежели это не в лагере, а в городе они сидят, то тут, блин, штурм дворца Амина надо будет изобразить. А мы ведь ни разу не "Альфа"...
  Куга поморщился:
  - Да понимаю я всё... Но ты же видел: молчал этот Мешков из ГБ, как чужой. Похоже, нет у них на данный момент информации, куда журналюг дели. Иначе б не к нам обращались, а свой спецназ послали...
  - Так и я о том! - воскликнул Алексей. - Я тоже обратил на это внимание. У меня там друг хороший, в ГБ. В Лутугино спина к спине стояли, да и потом... Так он тоже молчит. Значит, что-то сильно у гэбэшников не срастается.
  - Может, они вовсе в Станице сидят, заложники, - скривился Куга. - Пленный нужен, который знает. Не Мыкола с блок-поста, а какой-нибудь их сотник-живоглотник. Да где его тут взять? Только по месту. Ну, то есть, тем же макаром начинать. А тебе - в лагерь их залезать...
  - Погоди-погоди, - помотал головой Кравченко. - Есть у меня одна идейка, как нам и рыбку съесть, и об ёлку не ободраться...
  
  * * *
  
  Лысый выглядел угнетённо. Алексей вполне это понимал. Посиди на подвале у гэбэшников, походи каждый день на допросы, потрясись под прессом психологического давления! Тем более, когда сам понимаешь, что тебе вовсе не угрожают, а всего лишь описывают перспективу. И опять же - ты сам в душе явственно осознаёшь, что тебя ждёт, когда тебе в военное время не уголовку какую-нибудь шьют, а предъявляют покушение на убийство действующего офицера, работу на врага и измену родине.
  То есть - стенка тебе рисуется. Расстрел, по законам военного времени.
  И это ещё хороший вариант! Потому что дело вышло хоть и тихое - никто звонить о нём не стал, - но для всех реальных игроков крайне важное и знаковое.
  Во-первых, комендатура записала себе раскрытие и задержание главарей раведывательно-диверсионной сети Украины в ЛНР. Благодаря этому она не только замела веником под диван свой прокол с тем, что не разглядела крота в своих рядах, но и весьма подняла свой авторитет. И приобрела важные очки в своём бесперспективном в принципе, но таком захватывающем в в нынешней конкретной политической ситуации соревновании с МВД.
  Во-вторых, свой профит закассировало и министерство госбезопасности. Ибо те же шпионы-диверсанты сидели на его подвале и давали крайне перспективные показания. В результате буквально за неделю контрразведка ЛНР довольно густо наполнила свою сеть ценным уловом. Большая часть которого, впрочем, осталась на свободе, чтобы работать под контролем, даже не всегда понимая это. Руководство МГБ возглавлялось людьми профессиональными, да и советники его далеко не с пальмы спустились... С их-то опытом работы в Чечне вербовочные заходы в непуганном нацистском планктоне могли ограничиваться лишь брезгливостью профессионалов. Но профессионалы обычно хорошо преодолевают чувство брезгливости, когда нужно...
  Так что Мишка Митридат был не вполне прав, когда говорил своему другу, что подсаженных на крючок рыбёшек у МГБ в "Айдаре" не было. Ну, то есть, прямо висящих на кукане пока не было. Просто не залезли ещё в сам курятник к нацистам. За недостатком реального времени. Но как минимум три кончика в руках держали уверенно, не считая Мирона, которого, к сожалению, попалили, от восторга и торопливости, в той операции выманивания на него укропских кураторов.
  В-третьих же и главных этот успех был весьма изящно подан в засекреченных рапортах и докладных - а также в Мишкиных "вонючках", - что помогло существенно нарастить акции МГБ как в глазах Главы, так и, прежде всего, в глазах ЦК. Точнее, того сектора, что курировал дела Донбасса, - для более высоких кругов это всё-таки была мелочь. А поднять свой рейтинг на этих уровнях - это означало получить довольно зримые преимущества в условиях очень калейдоскопичной политической борьбы в республике.
  То, что калейдоскоп этот менял свои рисунки в подковёрной темноте, не делало его вращения менее увлекательными для участников зрелища. Потому как те, кто в процессе участвовал, в темноте видели лучше кошек. И потому предельно точно вымеряли, насколько близко чьи-то когти подобрались, скажем, к министру образования, и вполне уверенно определяли, чьи это когти. А также то, захочет ли наступить на них ногою Глава или побережёт ресурсы на тот случай, если чьи-то клыки нарисуются в непосредственной близости к горлу, например, министра здравоохранения. Или, что гораздо слаще, к министру топлива и энергетики...
  В данный момент, впрочем, о подобных перспективах речь не шла. В данный момент клыки госбезопасности медленно и сладострастно погружались в плоть не столько уже украинской агентуры (это само собой), сколько бизнеса. Ходы к которому информация от взнузданной опытной рукой агентуры открыла самые что ни на есть прямые. Ибо какая служба безопаности не мечатет крышевать бизнес? Крышевать даже не столько ради дани, сколько ради самого по себе наращения размеров этих вот клыков. Которые усиленно растут как раз тогда, когда вволю питаются деньгами...
  И одним из ключиков к схеме причудливого лабиринта донецко-луганско-украинского базнеса и был в настящий момент невезучий Лысый, столь самонадеянно и безоглядно включившийся в чужую игру. Причём игру, где жизни были даже не ставками. А так - косточками домино...
  И он вынужден был в этой игре постепенно, одного за одним сдавать игроков с известными ему их комбинациями.
  Завибрируешь тут...
  Впрочем, посвящённый Мишкой в психологические расклады бандита Алексей не испытывал к тому, естественно, никакогосочувствия. Наоборот, он с удовольствием и каким-то наслаждением - хотя почему "каким-то"? вполне нормальным, которое появляется, когда есть возможность от души отдуплиться по врагу, - сыграл свою роль в наскоро придуманном спетакле...
  Лысого неурочно вызвали из камеры и повели на допрос с, как почему-то сказали, очной ставкой. Выполняя подзабытые уже было команды - "Руки за спину!", "Лицом к стене, не обрачиваться!", "Проходи вперёд!" - он напряжённо размышлял, с кем его сейчас сведёт жёсткая рука гэбэшников. Кое с кем видеться в настоящих условиях не хотелось бы категорически. Нет, Чупрына совершенно не жалел о том, что сдал кое-какие связи и людей. Во-первых, не всех и не главных, а только тех, схемы с которыми чекисты или знали, или же эти схемы было не скрыть и так. А во-вторых, запеть на вилах у чекистов - не впадлу. Хотя, конечно, при ответе это не проканает, но тут уж как кость легла: умри ты сегодня, а я завтра. Повернуться лицом к стенке или поделиться тем, что знаешь, с чекистами - выбор прост. Хотя, конечно, и это не проканает ни на одном правиле.
  Потому-то Лысый с неприятным напряжением ждал, с кем сведёт его ближайшая судьба. Очень не хотелось бы, чтобы его показали кому-то, с кем он работал. Ему здесь ещё жить - он надеялся на это после всего, чем поделился со следователями, - и бизнесом заниматься. Конечно, прежнего доверия поначалу всё равно не будет: люди видели, как его брали, и все знают, что его кинули на подвал. Потому будут внимательно смотреть и считать, когда он отсюда поднимется, не ссучился ли Лысый на вагонке у чекистов.
  Но и тем не в мазу палить его перед своими, как уже обозначил сам здешний старший кум. Их интерес, мол, - чтобы всё было под контролем, а для этого им не нужны лишние "бучи и коловращения". Не то чтобы Лысый сильно верил чекистам - он вообще никому не верил, - но в данном случае соглашался, что шухер в и без того взбаламученном войной бизнесе им нахрен не нужен. Так что когда он отсюда поднимется, можно понимать, что хвост за ним чекисты спрячут в собственных интересах.
  Тем неприятнее была для Виталия Чупрыны встреча за железной дверью допросной.
  Очную ставку ему устроили с тем проклятым военным беспредельщиком, из-за которого он оказался в нынешнем положении...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015