Okopka.ru Окопная проза
Осипенко Владимир Васильевич
Отчёт об автопробеге

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.84*8  Ваша оценка:


Как питерцы участвовали в автопробеге

Страстбург-Владивосток-Москва

   Питер проводил нас великолепной погодой и редким этим летом солнышком. На величественный комплекс Победы, прибыли кадеты, немногочисленные провожающие и журналисты, но многочисленные ГАИшники, которые сегодня были к месту. Настроение, словно, собрались сделать не просто хорошее, а богоугодное дело. Мусульмане, собравшиеся в Мекку, меня поймут. Хотелось выпятить грудь и проорать что-то, типа, "мы едем к вам, братья!" Тем более что подошло стесняющееся, но очень мило создание, объявившее, что собирается на нас делать своё дипломное кино. Грудь сама поднялась практически до носа.
   Речи были по военному краткие. Потом, "как учили в автошколе", постановка задачи на марш, организация связи. Руководитель пробега Александр Турков - "первый", я - "второй", в замыкании - "третий", а гаец, хоть и выбрал себе позывной "сотый", контуженным не оказался, а, наоборот, очень толково вывел из города мимо пробок по встречке и в дальнейшем лихо сгонял на обочину тихоходов. Двигались красиво и ходко. На каждой машине было минимум по два флага, машины намыты, медали у многих водителей с претензией на Брежнева на солнце поблёскивают, поэтому на нас обращали внимание, встречные часто давили на клаксон и выставляли в приветствии руки в окна.
   В Луге остановились у памятника партизанам. Положили цветы, сфотографировались. На границе Ленинградской области с сожалением расстались с сопровождением.
   По телефону основная колонна держала нас в курсе прохождения маршрута по Латвии. У них проблем не было, граница практически не задержала, поэтому шли с опережением и мы решили тоже не останавливаться, пройти Псков и перекусить уже на Рижской трассе. За Уградой (или Уградом) свернули в сторону Ковно (о ней расскажу позже) и образовали из машин полукруг. Руководитель извлёк пару столиков и поставил их на средину. На столах вскоре появилась немудрёная дорожная снедь и жидкость, превратившая заурядные охотничьи сосиски, сало с чесноком, малосольные огурчики и хлебушек в шикарную закусь. Без шовинизма опростали, кто не за рулём, традиционные рюмашки, захрупали огурчиком только завели разговор, как поступил сигнал от основной колонны. Через пять минут мы уже стояли в рукаве, параллельном трассе и встречали "иностранцев", тех, кто прошел маршрут по Германии, Польше и Прибалтике. Ребята - красавцы! Они появились дружно и шумно, словно, своими сигналами хотели выразить радость от такой встречи. Мы же с удивлением рассматривали их номера и насчитали, что принадлежат они шести государствам.
   - Привет!
   - Слава ВДВ!
   - Здорово!!!
   - Вы откуда!?
   - Мы думали у нас колонна большая!!!
   - Ну, вы даёте!!!
   -Урррааа!!!
   Поздоровались, обнялись, тронулись дальше вместе.
   Псков десантниками не удивить, но многие не верили своим глазам - до августа ещё два месяца, а тут такая колонна! Приятно было наблюдать улыбки многочисленных прохожих, приветствия братьев-автомобилистов, проезжать мимо улицы Маргелова и поворачивать на площади Героев-десантников на улицу Советской Армии.
   У величественного монумента "6 роте от благодарной России" нас уже ждали. Местные десантники, ветераны-фронтовики, власти, представители общественности и просто заинтересовавшиеся прохожие. Речи были недолгие, но искренние. Таким же искренним был концерт. Атмосфера просто поразительная! Хозяева зажигали так, что гости вскакивали и пускались в пляс. Разведчики после показа смешались с гостями и сфотографировались на память.
   Псков был первый российский город на пути автопробега, и в основной колонне участников с российским паспортом практически не было. Интересно было наблюдать за "немцами", "литовцами", "латышами", "эстонцами"... Все в десантной форме, в беретах, с медалями. С некоторыми жёны и дети. Глаза радостные и широко распахнуты. Встречают сослуживцев, радуются как дети. Вечером, когда на берегу реки в шатре после ряда тостов начали общаться по интересам, сразу несколько парней из Прибалтики выразили одну мысль:
   - Вы не знаете, что значит для нас этот марш. Представляете, когда десятилетия нас держат под жесточайшим контролем и идеологическим прессом, когда советская символика сама по себе является составом преступления, мы видим колонну, украшенную нашими эмблемами, гербами и логотипами... Для нас, словно солнце взошло. Спасибо вам.
   - А нам-то за что?
   - За встречу, за полк...Мне снился он многократно и я верил, что когда-нибудь снова увижу городок, полигон, парк, - сказал один из "латышей" со старшинскими погонами и орденом Красной звезды.
   - А я даже не представлял, что когда-нибудь, вот так запросто могу выпить с генералами... Можно с вами сфоткаться?
   Далее произошло ещё одно событие. Для меня знаковое. Для остальных - вам судить.
   Слышу, как один из сидящих за столом зовёт другого:
   - Бург!!! Бург!!!
   Мне это имя показалось знакомым.
   - А как его полная фамилия, - спрашиваю.
   - Альтенбург.
   - А вы кто?
   - Я Томас?
   - Фашист?
   - Нет, фашист Бург. Я пулемётчик. Хотя Бург тоже не фашист, но тоже здесь. ... А вы прочитали?
   - Прочёл.
   - Как вам?
   - Не шедевр, но как отчёт о дне ВДВ годится...
   За нашим диалогом внимательно следил генерал Соседов, бывший командир 76 Гв. вдд. Вижу недоумение не только на его лице, но и некоторых других сотрапезников. Типа, кто тут всё-таки фашист?
   А ларчик открылся просто. "Латыши" не только читают "Окопку", но и участвуют в конкурсе "За ВДВ!" Их рассказ о том, как они отмечают день ВДВ, а именно совершают разведывательно-диверсионный рейд по рижской косе, с детьми и жёнами с условным оружием и условным уходом от преследования, но реальным форсированием Даугавы и подрывом настоящих маяков был получен, прочитан, к конкурсу ...не допущен по причине чисто литературной, но бравые Бурги, Томасы, Бешенные и герцоги Анжуйские запомнились. Вот так-то! Это обстоятельство не помешало нам проникнуться чувством взаимного уважения и благодарности. Тем более что ребята вели себя достойно.
   Утром мы проводили основную колонну на Витебск, с тяжким сердцем. Там накануне погиб боец и командованию как бы стало не до торжественных встреч автопробега. К чести Витебска и ветеранов 103 гв.вдд наши предчувствия не оправдались и белорусы оказались на высоте.
   Мы же своей колонной вместо Питера поехали в Ковно. Кто из вас не слышал песни:

За родником белый храм

Кладбище, старое

Это забытый край

Русь нам оставила...

   Вот мы и поехали в этот храм 15 века и окунулись в купель над тем самым родником. После ночной грозы старица поднялась, и к роднику можно было пройти только по проложенным доскам, но разве это могло остановить нас? Кто трижды, кто три раза по трижды окунулись с головой в хрустальную, но очень холодную воду. Ощущение непередаваемое. Теперь можно и в церковь. В храме почти интимная обстановка. Красивые, слегка закопчённые лики святых. Служка по случаю нашего прихода зажгла свет. Поставили свечки, помолчали, помолились. Вышли на воздух, от величественной и простой красоты вокруг сердце остановилось!!!
   Упал я в траву, раскинув руки, и так бы остался лежать, но пора было в путь.
   На прощание вручили батюшке - спортивного вида молодому парню - наши сувениры. Тот вытащил из пакета "Привилегию" и подошёл за автографом, после чего облобызал троекратно и благословил. Всех касается...
   Закончился автопробег для нас на Пулковских высотах, там, где был остановлен тот, настоящий фашист, рвущийся в наш любимый Ленинград.
  
  
   P.S. Всё было хорошо, но "Ёта", блиннн, в Псковской области не берёт. Это отмазка, что такой неразворотливый.
  
   Продолжение.
   Умеют на "Окопе" подхлестнуть незлым метким словом, когда и обижаться не на что, и исправить хочется.
  
   Несколько слов про нашу Питерскую команду на автопробеге. Оговорюсь сразу, что за малым исключением случайных людей не было. Более того некоторым пришлось недвусмысленно отказать, мол, ты парень хороший, начальник большой и крутизны хоть на самовывоз предлагай, но не в меру ...самостоятельный и инициативный, а мы набираем команду, на нас люди смотреть будут. Звыняй... Кто понял, кто затаил обиду. Но мы это переживём и потом дома как-нибудь разберёмся.
   Правда, не все остались ждать нас дома. Были и такие, что рванули самостоятельно, занялись тем самым самовывозом, а потом в берете, с флагом и в ...трусах припёрлись на митинг и стали в первый ряд. Местные подивились нашей раскрепощённости и продвинутости, но толерантно промолчали, а мы только пожали плечами. Ну, не морду же ему на людях бить... Но это к слову.
   О каждом человеке в группе можно рассказывать много. Поскольку это не роман, остановлюсь на двоих-троих.
   Ветеранство никто не отменял, поэтому начну с Бориса Костина, заслуженного работника культуры, председателя клуба любителей русской словесности "Ода", писателя и драматурга и, в самом конце, майора ВДВ в отставке. Человека, действительно, заслуженного, автора множества книг и монографий, в том числе и книги о Маргелове. Недавно вышел его радио-спектакль "Владимир и Рогнеда", и готовится новое, дополненное издание Бати. Ничего удивительного, что в автопробеге он был зам по культуре. Как старый и опытный воин Борис Акимыч подстраховался и прихватил с собой заслуженного композитора Владислава Панченко, автора музыки ко всем "Охотам..." и лауреата музыкальных конкурсов по скрипке очень милую и абсолютно не тушевавшуюся в нашем суровом коллективе даму - Валерию Дарда.
   Всё бы ничего, ведь музыка вечна, но на концерте получилась накладка. Даже две. Первая состояла в рояле. Один гвардеец на рояле способен нацарапать гвоздём бесценные данные о своём дембеле, два солдата-десантника легко могут вытащить его на середину сцены, но все двести не в состоянии настроить. Поэтому, когда композитор взял первые аккорды, даже я, которому не один, а стадо слонов в детстве наступило на ухо, поморщился. Представляю, что почувствовал композитор! Однако - красавец - и виду не показал. Бойцы в зале тоже, морщились, но мужественно слушали. Скрипка звучала без фальши.
   Вторая засада была в том, что наши вышли после местных "Стрелок-белок-блестящих". Две немного одетые девахи отожгли так, что бойцы чудом не попрыгали с балконов. Нести после них великое и вечное было неимоверно трудно, но реноме культурной столицы было поддержано до конца, особенно когда мы - питерцы - в конце номера в два десятка лужёных глоток вслед за Турковым завопили "Бравоооооо"!
   Если добавить, что перед этим ещё и я пять минут рассказывал о литературном конкурсе "За ВДВ!", то можно не сомневаться, в Пскове окончательно убедились, что в Питере все там взбрендили на культуре. Пусть скажут спасибо, что мы не запели.
   Теперь серьёзно.
   Не могу не сказать два слова о полковнике Кожемякине Сергее Ивановиче. У него много заслуг, но главная - он вырастил сыновей. Младший служит в Псковской дивизии лейтенантом, а старший, Дмитрий, Герой России погиб в составе 6 роты. Он командовал разведгруппой, которая обнаружила и первой вступила в бой с боевиками Басаева, тем самым, позволив 6 роте развернуться к бою. На памятнике его фамилия выбита и вылита в бронзе шестой по счёту.
   Сергей Иванович, будучи танкистом, прикипел к десантному братству и всегда участвует с нами в различных мероприятиях. Мы же отдаём ему дань уважения и поражаемся его жизненной стойкости, энергии и юмору. Если кого надо успокоить, то лучше полковника Кожемякина это не сделает никто. Их там, "в траках" научили разговаривать, заглушая рёв танкового двигателя. Представляете, что происходит, когда он повышает голос?! Поэтому понятно, кто у нас был в техническом замыкании и выполнял функции нештатного коменданта колонны?
   Когда не в меру ретивый прапорщик, не отошедший после вчерашнего, стал доказывать, что круче его только яйца в кастрюле, Сергей Иванович элегантно попросил не дуться, а просто накрыть поляну, ...здесь, ...немедленно, ...молча. Из военного, казалось, выдернули пробку. Нашёл перед кем своей ветеранистостью трясти!
   Теперь о том, без кого бы наш пробег не состоялся. Мы все горазды говорить, "вот хорошо бы"... А как до дела, то, как у хреновых бойцов перед атакой: то понос, то золотуха. А Александр Турков сделал. Замкнул на себя все согласования с Москвой, Страсбургом, со Смольным, с ГАИ, со СМИ, с отбором людей и материальным обеспечением. Это, кто никогда не организовывал и не водил колонн, скажет: "подумаешь". Кто пробовал, поймёт. Да не просто безаварийно проехать тысячу километров, а сделать это достойно и красиво тем более. Александр Иванович сделал. Уважаю его со времён совместной службы и сейчас горжусь дружбой.
   Но я отвлёкся. Что особенно запомнилось? Атмосфера погружения. Стоило попасть в полк, перестала болеть спина, шаг стал пружинистый, захотелось запрыгнуть на перекладину и подержать кого-то за пуговицу. Я уже привычно подмечал недостатки и прикидывал слова, которые вложил бы в уши соответствующим начальникам. Причём хотелось это сделать немедленно и в извращённой форме. Я опять встал в строй! По глазам окружающих видел, что у них точно такое состояние. Каждый сбросил с плеч не один десяток лет. И если бы кто-то гаркнул над ухом "Смирно!", "К бою!!" или "Вспышка справа!!!" даже не мы, а подкорка сделала бы всё как надо. Вот это дорогого стоит!
   Не знаю, кому-то, наверное, санатории-профилактории помогают, а нас - вояк -
   надо на недельку в строй и все язвы с радикулитами улетучатся сами по себе. Отгородил бы место в казарме и пускал на недельку желающих. И на месте командиров брал бы за это деньги...
  
   Отдельным пунктом запускаю рассказ, не прошедший отбор на конкурс, но засветившийся в ходе автопробега.
    []

Предисловие

   Раз в год в предверии славного праздника - Дня Водушно - Десантных Войск, Солдаты запаса Славной Армии Великой Страны собираются на пляже в Юрмале (Латвия), чтобы вспомнить чувство Братства, Чести, Мужества, Отваги. Оторвавшись от своих обыденных дел, покинув свои рабочие места, Они одевают выцветшие маскхалаты, спецназовские "мабуты", накидывают на плечи РД с амуницией, пиротехникой, сухпаем и водой, и уходят в ночь на 40 - 60 километров. О Них этот рассказ.

РДГ

   В ту ночь собрали нас, разведывательно-диверсионную группу (РДГ) для выполнения особого задания Родины: подрыва Входного и Опорного Маяков речки Дыгавы и проведения отвлекающих мероприятий в прибрежной полосе Урийского залива. Командиром группы был назначен Бешеный. Почему Бешеный, никто уже и не помнит, а как звали его - мы и сами не знали - то ли Дима, то ли Андрей. Заместителем у него был поляк со знаменитыми корнями герцог Анжуйский - хороший такой заместитель - надежный! Пулеметчиком у нас был эстонец Томас - крепкий малый и молчаливый, как все эстонцы. Был в группе и гранатометчик Бург - вроде немец, а вроде и нет, но по повадкам точно фашист. Снайпером был литовец Альгимантас - винтовка СВД с него ростом была, но он ловко с ней обращался. Радисткой с нами шла Кэт - маленького такого росточка - тяжело ей было с огромной рацией. Но она была добровольцем, и держалась молодцом.
   К группе был приставлен также авианаводчик Олесь со своими радистками, их у него было целых две. Олесь, как и все летчики-авианаводчики, высокомерен был чуток, но боевой выход сбил с него эту спесь.
   Ровно в 22:00 группа начала подготовку к маршу. В РД укладывались диверсионные заряды, проверялось бесшумное и невидимое оружие, закладывался бесшумный и невидимый боекомплект, проверялись батареи для невидимых радиостанций, определялись радиочастоты, позывные и время выхода в эфир. Также укладывался сухпаек и вода на всех.
   В 22:45 группа начала выдвижение с базы Даблюй (разведрайон Черепаха) в сторону устья реки Уюпе. От базы до устья РДГ сопровождал прапорщик Юф - то ли узбек, то ли татарин... юф его знает. Сопровождал нас он с двумя стажерами... ну что про них говорить-то, стажеры - салажата!
   С ходу взяв темп, РДГ пересекла границы сел Ой-Ори, Зин-Гари, Ул-Дури и подошли к границе села Уюпе. Сразу за границей села находилось устье реки, которую РДГ надо было фосировать. Подойдя к реке, РДГ начала готовится к переправе, доставали спец-плащ-палатку (СПП), маяки для переправы, упаковывали снаряжение и бесшумно-невидимое оружие. Бурга и Юфа послали на разведку на другой берег - для прикрытия переправы РДГ. Оба, быстро раздевшись и упаковав свою снарягу, ринулись в стремнину течения.
   Уже в середине реки Бург почувствовал, что силы его оставляют и крикнул Юфу:
   - Вызывай вертушку!
   Юф благоразумно ответил, что вертушку вызвать он не может, так как это может рассекретить всю группу. Но Бург, фашист этакий, упрямствовал и требовал вертушку для его срочной эвакуации. Юф - доблестный татарин - не вытерпел нытья Бурга, подплыл к нему и попытался его утопить, чтобы этот фашист не демаскировал своими вопями переправу. Бург, испугавшись быть утопленным, собрался и, достигнув берега, последним рывком победно выполз на берег на четырех костях. И тут же потребовал награду в виде ордена за совершенный им подвиг. На что Юф ответил:
   - Надо было притопить тебя, фашистский прихвостень!
   Юф и Бург скоро разукомплектовали свое невидимое оружие и снаряжение, отнесли учебный заряд к месту засады, подорвали его и стали ждать ядро группы. Они провели сеанс связи и сообщили о занятии рубежа, а также потребовали оставить стажеров на том берегу, так как для дальнейшего выполнения задания стажеры уже могли сбить темп.
   Вскоре в ночи на темной воде показались смутные тени бойцов. Первым берега достиг Бешеный, и, выскочив на берег, тут же принялся руководить переправой. Его крик разносился далеко в ночи, пугая одиноких рыбаков и рыб под водой.
   Помогая всем выбраться на берег, Юф и Бург следили за количеством бойцов. Была темная ночь и кто-то мог потеряться. Но грамотное руководство Бешеного не позволило этому произойти. Быстро разобрав снаряжение, группа встала в боевой порядок и двинулась дальше для выполнения основного задания - подрыва маяков.
   Только Юф, попрощавшись со всеми, ринулся обратно в водную гладь, и сопроводил стажеров обратно на базу. Их первый выход был на этом завершен.
   Группа высадилась в районе села Ита-Булли. Обойдя село по кромке воды, группа двинулась по побережью к маяку, который был уже виден в бинокль Бешеного.
   Рассказ был бы неполным, если бы не вспомнили, что нас на базе ожидали с выхода и проводили с нами обязательные сеансы связи радистка Тэ и шифроваьщица Ю. Были они то ли японки, то ли корейки - только в ГРУ об этом знали. Был еще узбек Э. Числися он поваром, но готовить особо не умел, поэтому просто на базе постоянно ошивался - типа при штабе.
   Ну, так вернемся к марш-броску. Построившись в боевой поядок: впереди литовец Альгимантас с немцем Бургом - дозор, так сказать. Затем Бешенный, Анжуйский и Олесь со своими шифровальщицами. Замыкал группу Томас - ему переправа тяжело далась, сказывались ранения и контузии еще в действующей армии.
   Успешно миновав село Ита-Булли, группа подходила к окраине села Акар-Булли, и также успешно миновала его, не дав себя обнаружить дозору неприятеля.
   Здесь произошел сеанс связи с резидентом ГРУ греком Костасом, который должен был присоединиться к группе в поселке Ус-Ииск, и сопроводить нас до маяков, показав системы охраны и передать важные сведения для штаба. Костас доложился Бешеному, что к встрече все готово, и группа продолжила путь.
   Через некоторое время группа встретилась с Костасом и, обменявшись паролями, все двинулись к основной цели операции - опорному маяку реки Дыгава. Так как до маяка шла достаточно труднороходимая тропа, да еще и с засадами, Бешеный решил отправить на подрыв маяка отдельную группу минеров. В состав группы вошли Анжуйский, Аьгимантас, Бург, радистка Кэт и сам Бешеный. Остальные должны были скрытно оранизовать дневку и приготовить завтрак.
   Пройдя последний рубеж - тропу и обойдя засады, группа минеров вышла к опорному маяку. Заложив заряд и отойдя на безопасное расстояние и зафиксировав подрыв на видео, Анжуйский связался с базой и передал радистке Тэ координаты подрыва.
   Вернувшись к основному ядру группы, минеры приступили к завтраку, организованному для них оставшимися на дневке бойцами. В шуме прибоя реки Дыгава, наскоро перекусив, группа выдвинулась ко второму маяку - входному.
   Подойдя, начали закладывать заряд. В это время на растяжке подорвался наш пулеметчик Томас. Осколки от взрыва гранаты пробили ему обе ноги. Вколов ему промедол и взвалив на плечи, группа, подорвав входной маяк, в ускоренном темпе начала отходить, по пути отстреливаясь и оставляя растяжки.
   Дойдя до села Усь-Инск, комгруппы принял решение отправить резидента Костаса обратно в резидентуру вместе с раненым Томасом. Наскоро попрощавшись с ними, РДГ начала обратный путь на базу. Дойдя до села Акар-Булли и обнаружив спящий дозор неприятеля, РДГ засела в засаде. Держа под наблюдением дозор, но так и не увидив его проснувшимся, группа двинулась дальше.
   Светало, солнце встало из-за горизонта и осветило своими яркими лучами водную гладь моря. РДГ двигалась к выполнению еще одной задачи - проведение взрыва для отвлечения дозоров противника с целью высадки десанта в другом месте. Найдя подходящее место для закладки заряда, Бешеный и Анжуйский начали подгатавливать взрыв.
   Заложив заряд и запалив бикфордов шнур, они бегом вернулись к основному ядру группы и приказали отодвинуться подальше для наблюдения за взрывом. Однако, взрыва не последовало, и Бешеный, рискуя жизнью, пошел выяснять причину. Оказалось, что заряды не той системы. Так и не завершив до конца поставленной здачи, РДГ подошла к переправе. Бург, памятуя о том, что вертушку для него не вызвали, подошел очень основательно к организации переправы. Экипировку, омуницию и оружие он спрятал в водонепроницаемый мешок защитно-черного цвета, и плотно его завязал. Затем надув СПП, он заныл, что хочет катер на воздушной подушке, как у морпехов. Бешеный на него заорал:
   - Быстро в воду и греби отсюда!
   Бург тут же ринулся в воду, взяв к себе на СПП еще и радистку Кэт. Та тоже думала о катере морпехов.
   Остальные бойцы группы под чутким руководством Бешеного также быстро упаковали снаряжение в водонепроницаемые мешки и начали переправу. Достигнув левого берега Уюпе, РДГ вновь разукомплектовалась и совершив небольшой привал, после приказа Бешеного рванули на базу. А до базы было еще идти и идти...
   Проведя очередной сеанс связи с базой Даблюй, Бешеный сообщил, что поваренок Э завтрак нам не готовил и вообще заигрывает с радисткой Тэ и шифровальщицей Ю. Бойцы группы, злые на поваренка, пообещали засолить его как рыбу и съесть с пивом.
   Отойдя от места переправы, Бург запустил дымовую шашку, и под прикрытием ее дыма, группа стала удаляться от места переправы. Не пройдя и двухсот метров, группа наткнулась на двух местных жительниц неизвестной национаьности с собаками неизвестных пород. Девушки, откуда они только взялись - война ведь кругом, кризис - начали верещать, пищать и ныть, что РДГ - шпионы, устроили диверсию в виде пожара на переправе и теперь им будет что сказать органам контрразведки.
   Бешеный, чтобы не допустить демаскировки группы, сообщил девушкам, что дым лечебный, причем надо постоять в самом эпицентре дыма, чтобы добиться максимального оздоровления и омоложения.
   -Вот мы, пенсионеры, постояли - и посмотрите, как теперь выглядим!!!,- сказал Бешеный.
   Девушки тут же рванули к месту закладки дымовой шашки, ну а РДГ рванула в другую сторону, как можно скорее, чтоб не догнали.
   Уже подходя к селу Зин-Гари, гранатометчик Бург, а по совместитеьству оператор-дешифратор, рванул на базу на полусогнутых, чтобы передать камеру поваренку Э. Затем вернулся в строй группы и вместе со всеми из последних сил дошел до базы.
   - Ну что, воины, вот мы и сделали это! - сказал командир Бешеный.
   - Никто, кроме нас! - вторил ему Анжуйский.
   - Кто, если не мы! - подтвердил Альгимантас.
   Величие Родины в наших славных делах! - Вот девиз ГРУ, и наша группа руководствовалась им при выполнении этого задания.
   На этом и заканчивается рассказ об одном из славных эпизодов нашей боевой деятельности. Позади 40-60 км марш-броска, подрывы зарядов, спасение старшины Томаса и много другой тяжелой работы.
  
  
  
   Расшифровка условных обозначений и имен, используемых в тексте:
  -- река Дыгава - река Даугава;
  -- Урийский залив - Рижский залив;
  -- база Даблюй - кафе "Dablins", г.Юрмала, станция Майори;560,976594 N 230,798034 E
  -- разведрайон Черепаха - Скульптура "Черепаха" (Cкульптор - Я.Барда, 1995 год.), местоположение возле "Baltic Beach Hotel", г.Юрмала, станция Майори;
  -- река Уюпе - река Буллюпе;570,006057 N : 230,929811 E
  -- Ой-Ори - г.Юрмала, станция Майори;
  -- Зин-Гари - г.Юрмала, станция Дзинтари;
  -- Ул-Дури - г.Юрмала, станция Булдури;
  -- село Ита-Булли -г.Рига, р-н Рита-Булли;
  -- село Вакар-Булли - г.Рига, р-н Вакар-Булли;
  -- Ус-Ииск - г.Рига, р-н Усть-Двинск; 570,065012 N : 240,011167 E
  -- Командир группы Бешеный - Андрей Денисов, старший сержант запаса ГРУ, минер - разведчик 3-ей Отдельной Гвардейской Варшавско-Берлинской Краснознаменной ордена Суворова III ст. Бригады Специального назначения ГРУ. В настоящее время бизнесмен в сфере строительства.
  -- герцог Анжуйский - Анджей Гурковский, рядовой запаса ДШВ, стрелок - снайпер 901 Отдельного Десантно - Штурмового Батальона. В настоящее время бармен;
  -- пулеметчик Томас - Томас Витолс, старшина запаса ВДВ, старшина роты 104-ого Гвардейского Парашютно - Десантного полка. В настоящее время тренер в Фитнес-клубе;
  -- гранатометчик Бург - Юрий Алтенбург, рядовой запаса ДШВ, стрелок - гранатометчик 901 Отдельного Десантно - Штурмового Батальона. В настоящее время телохранитель;
  -- снайпер Альгимантас - Альгимантас Стрикас, рядовой запаса ГРУ, стрелок -разведчик 876-ой Отдельной Роты Специального назначения ГРУ. В настоящее время строитель;
  -- авианаводчик Олесь - Олег Стриженов , летчик гражданской авиации;
  -- прапорщик Юф - Андрей Юфимец, рядовой запаса ГРУ, стрелок - разведчик 4-ой Отдельной Бригады Специального назначения ГРУ. В настоящее время бизнесмен в сфере недвижимости;
  -- резидент ГРУ грек Костас - Константин Свилпе, старшина запаса ГРУ, старшина роты 1071-й учебного полка специального назначения. В настоящее время логист - экспедитор коммерческого предприятия;
  -- поваренок Э - Эдуард Тимофеев, рядовой запаса ГРУ, стрелок - разведчик 8-ой Отдельной Бригады Специального назначения ГРУ. В настоящее время коммерческий директор спортивного зала;
  -- радистка Кэт - Екатерина, увлекается единоборством Древней Руси по системе Рябко;
  -- радистка Тэ - Татьяна Гурковская, жена Анджея Гурковского;
  -- шифроваьщица Ю- Юлия Гурковская, сестра Анджея Гурковского.
  -- салажата - Артем (сын Андрея Денисова) и Андрей (друг сына Андрея Денисова).
  -- радистки, приданные авианаводчику Олесю - Ольга Кучеренко и ее дочь Луиза.
  
  -- Эпилог
   Рассказ основан на реальных событиях. Во время марш - броска никто не пострадал. Проведена фото и видео съемка, предоставляемая по требованию.
   По традиции Герои рассказа снова собирутся в следующем году в канун Дня Воздушно - Десантных Войск, чтобы отправиться в ночной марш - бросок....., но об этом, возможно, в скором будущем сложится совсем другой рассказ...
  
  
   Автор: Юрий Алтенбург
   г.Рига, 01 августа 2009 года
  
  
  

Оценка: 8.84*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015