Okopka.ru Окопная проза
Витвицкий Владимир Петрович
Двадцать пять дней на планете обезьянн

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:

  Владимир Витвицкий
  
  
   ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ДНЕЙ
   НА ПЛАНЕТЕ ОБЕЗЬЯНН
  
  
  
  1. Совпадение предпосылок.
  
  
  Зеленовка - Херсон:
  - Спасибо, дядько!
  - Проходте, проходте!
  Пыльными вздохами вошли две вспотевшие от автобусных устремлений хохлушки и плюхнулись на сидение рядом. Сидению стразу стало трудно. Сцепилось несцеплячее сцепление, и за окном закрутилась маленькая белая церковь - удобное место для веры в бога. А за церковью есть дворик, а в нем круглой беседкой виноград - приятное, в общем, место.
  - Электродт, пши - электродт.
  Они разгадывают кроссворд. Толстые загорелые ноги, молдавские тапочки.
  - Мисяц, якой сёгодня мисяц?
  - Нащо тоби сёгодня? Нащо тоби сёгодня?! Пши - июн.
  Бычки срут на искусанную траву, солнечно.
  - Ну пши, кажу же?!
  
  Мурманск - Североморск:
  За спиной, за местом контролера, с немецким акцентом раскрылись внимательные к пассажирам двери, и ног коснулись сырость и холод. Вошли два капитана и, о тесноту стерев с дипломатов туман, встали рядом.
  - А у тебя каюта на "Устинове"?
  - Да, б...я, на "Устинове", и на "(неразборчиво)".
  - Так у тебя два начальника?
  - Б...я - два!
  - А подчиненных...
  На поручнях белые руки капитанов, а стекло запотело. За ним все равно туман. Перед глазами белые руки, а в уши лезет бесконечный разговор.
  - А Чиров (Жиров, Широв) в отпуске?
  - Нет, б...я, не должен. Рано.
  - На собрании его не было.
  - Да, б...я, на собрании его, б...я, не было...
  Б...я примерно через триста - нужная капитанам остановка.
  - Выходим, наша.
  - Е.........т!!!
  - Что?!
  - Сегодня построение на причале.
  - Е.........ть!!!
  И вышли, в туман, а он, к счастью, скрывает голоса и звуки. Закрылись дойче-двери.
  "Электродт" - подумал Автор.
  ***
  
  
  
  
  2. Сон.
  
  
   И снится мне сон, шо я масон.
   Ээээ... Мммм... шо я влюблен!
  
  Мезля над горизонтом... Что за бред? Ерунда! Но горизонт ясен и скруглен, угловатые камни и угловатые тени, в них четкость линий и контраста и звуковая пустота. Безмолвие, безветрие. А все потому что нет воздуха, а значит ветра и звука, лишь одинокая четкость теней. Угловатые камни, а между ними песок или пыль - не разобрать. Камни грызет различие света и тени - разность температур и, как следствие, осыпание вниз песком или пылью - единственное направление мельчайших перемещений в этом пустом и негулком мире. Пустота, только твердые камни и мягкий песок, или пыль, а где-то там вдали или совсем рядом следы других, прерванных движений. Кратеры. Не встречая сопротивления пустоты, метеориты кругами раскапывают и разбрасывают камни и пыль, и этим следам миллионы лет. Кратеров множество, там за горизонтом и здесь недалеко, и если смотреть на них с поверхности, а не сверху, то кажется, что в каждом из них сидит свой железный паук. Причем здесь пауки? Но вокруг пустота, только серые камни и похожий на пыль песок, а над горизонтом большая, круглая, бело-голубая, в размытых разводах облаков, красивая Мезля. Ерунда!
  А Мезля, она повернута тем самым боком и освещена как надо, и если разогнать размытость облаков и присмотреться, то вполне возможно разглядеть свой город и дом, и себя самого - в одной из ячеек многоэтажки, уже освещенной утренним Олнцесом. А Олнцес тоже здесь, в черном небе, он освещает унылую Нулу и живую Мезлю. Так это Нула! Хотя, в общем-то, это было понятно с самого начала, и вот откуда серость камней и песка, и четкие тени, и невозможность ветра, звука, вдоха...
  Вдруг сзади, сверху, в беззвучное оцепенение ворвалась черная волна. Движение врезалось в неподвижность, мощный конь разбил пыльно-песочную застылость, и серые фонтаны вырвались из-под копыт. Четкостью цвета споря с четкостью тени, черный всадник в полулатах-полускафандре остановил коня. Снова беззвучье, осел песок, нет пыли, а Всадник, бесспорно - Всадник, смотрит на Мезлю, и становится как-то неуютно, непонятно, тревожно, почти страшно - почему Мезля повернута именно этим боком, и зачем разгонять облачную муть, за которой город, дом, ячейка, спящий?
  Но Всадник пришпорил коня - и рассыпалась неопределенность. Копыта снова взрыли пыль-песок, взорвались и осели серые фонтаны, а черная фигура растворилась в пустоте, в момент оседания потревоженной пыли, в беззвучье, оставив короткую цепочку следов в направлении Мезли. Не больше десятка, на память о неслучайном движении в пустующем мире, а в тишине ячейки ручным электричеством просигналил будильник...
  ***
  
  
  
  
  3. Первый день на планете обезьянн.
  
  
   И все же сон, шо я масон?
   Или влюблен?
  
  Рука нашла хилую кнопку, и торопящий и торопящийся будильник смолк, снова тишина - но не безмолвие. Тикает пластмассовый механизм, сон проваливается в темноту закрытых глаз, а за окном хор-скрип шагов и неслышное шуршание одежды: утренний забег - обезьянны чапают на службу. Или работу - у кого как. Покидая дома, они образуют шумящие дыханием потоки, текущие мимо урчанием прогреваемых машин. А еще дворники - извлекая скребущие звуки из снега и лопат, они профессионально мстят еще спящим. И судя по этим звукам, они - не обезьянны.
  Это утро, это жизнь, которая не сон, и он не на Нуле - пора вставать и пилить на службишку. Сон забылся, а он военный и спортивный, что значит упрощение - больше в службе, меньше в спорте. У него широкая, богатуровская кость, и сто двадцать килограммов необезжиренного на этот момент веса, и фамильные, черные, в сужающихся к вискам прорезях век, глаза. Сколько раз ковровый противник - спортивный враг, упершись лбом или разбивая захват, пытался разглядеть в его глазах его. Но это почти невозможно, это пугает равных и путает сильных, помогая побеждать. Черные глаза скрывают - больше чувства, меньше мысли, а непонимание смущает смотрящих и, как следствие - неуверенность заставляет этих смотрящих додумывать то, чего нет или очень мало. Это-то помогает в спорте, да и в жизни тоже.
  Но пора вставать - службишка в тиканье часов, и Примат, быстро и заучено исполнив утренний ритуал ванных и кухонных движений, оказался на улице и стал частью одного из потоков обезьянн, вытекающих из многэтажек, ступенями растущих на каменных склонах. А сон, уже забытый, обманул - нет никакой размытости, Олнцес во все небо, весна, но еще снег и в общем-то морозно. Северообезьяннск, а где-то там, далеко на юге уже зацвели каштаны, а в земле насупились майские жуки, но здесь север и схватывающее морозцем утро. Днем подтаявший снег за ночь промерз, и следы вчерашних машин хрустят под ногами, морозец бодрит, цепляясь за лицо, и это приятно. И хотя в толпе множество черных шинелей, длинных дамских шуб, теплых шапок, но весна все же встречается. Некоторые обезьяннши, в основном обезьяннки, демонстрируя избирательную легкость одежд, напоминают о ней, опережая статистику смертности снега, а отмороженные детеныши из старших классов вообще поражают своей морозостойкостью. Вероятно, реклама лекарств им не подсказка, а менингит для них - не страшная болезнь, а скорее всего название слитой с Сети темы сочинения или разновидность наркоты. Но все же приятно, что олнцесно и морозно, и что, опережая смену времени года меняются гардеробы, а в лицах мадам и мадмуазелей встречается молодость и юность, и что в утреннем воздухе уже пахнет ленивой, но бодрящей в этих широтах весной, что хрустит под ногами непрочный ночной лед. Весна.
  Тень черной змеи - толпа обезьянн валит на службу, и в этой длинной тени он заметил такую же, как и он, пятнистую фигуру, но гораздо меньших размеров. Это Абызн, его сослуживец и друг. Они тянут в одной "конторе", они северообезьяннские пехтмуры. Конечно же стопроцентные пехтмуры, как и положено, сосланы в Никспут, а здесь, в штабе - теплые места. Например, для него - главного поставщика рекордов и основной причины спортивной гордости начальства, и для стандартного вояки Абызна. Абызн - комадрил автороты, но подчиненных у него на взвод, на комадрильские машины и на прикомандированные БэТээРы, выставочные образцы, за которыми все же нужно смотреть. Абызн живет через дом от Примата, и предслужебные встречи почти неизбежность, как и первая, дежурная фраза.
  - Привет! Ну как оно, ничего?
  - Привет. Что-то никого не хочется!
  Заметив борьбу весны и гардеробов, Примат, конечно же, схитрил, но все же блеснул в ответе восклицательным знаком. Просто у обезьянн принято скрывать стесняющий восторг - не так поймет суровый друг. Да еще у каждого свое - у него, например, назревают соревнования и нужно сбрасывать вес, а значит значительные рукопожатия отцов-комадрилов и тройные тренировки, много пота и возни, и почти полное отсутствие свободы и творчества. Значит никого не захочется, или так хочется думать, что никого, или на самом деле так и будет. Так уж устроены обезьянны - им мешает определенность, да и полузабытые инстинкты толкают на несогласие.
  - А разве так бывает? Весной? - придумал удивление смытый тенью черной змеи Абызн, примерный семьянин, а значит потенциальный бабник.
  - Бывает еще хуже, но позже. А у тебя-то, ничего, как? - поинтересовался почти все знающий про "ничего" приятеля Примат. Но нужно же о чем-то говорить по дороге на службу, двигаясь во всех поглощающей тени?
  - В порядке, - как-то грустно ответил Абызн.
  - Ты болен?
  - Отвянь.
  Друг Абызн вздохнул каким-то своим глубинным мыслям и занырнул в паузу, а Примат не стал мешать, и они, не выпадая из общего потока-тени, состоящей в основном из военно-морских шинелей, черно-бурых шуб, а так же курток из зашашлыкской кожи, молча покатились "от печушки к службишке". Диалектика - хорошее настроение и утренняя олнцесность не всегда, или, как правило, всегда не очень-то увязываются с началом рабочего дня.
  - До зарплаты дожить нелегко, а до службы четыре шага, - вынырнул из паузы Абызн, и все стало ясно - семья проела деньги. В отличие от Примата он природный семьянин, любит наваристый борщ и домашние котлеты и, как водится в таких кругах, кроме жены он завел еще двоих детей, или детенышей - как ласково он их называет.
  - Весною пахнет, - не получив сочувствия, во второй раз произнес это, вероятно имеющее сакральный для него смысл слово отважный отец семейства, - ты заметил? А там лето, отпуск.
  - Снег еще - не сошел, - попытался развеять дурманящий туман мечтаний и вернуть к действительности друга Примат.
  - Моя мартышка вчера засунула в шкаф свои лохматые колготки, - не согласился с предложенной прозой Абызн.
  - Верный признак!
  - А детеныши попрятали шапки, - продолжил он. - Еле заставил надеть их сегодня!
  - Ты деспот, я знаю. Домашний террорист.
  - С деспотом согласен. Зато на вжики в попу меньше тратиться придется. Взгляни...
  Абызн указующе кивнул, но Примат и так заметил, что оживший взгляд приятеля уже заприметил кого-то там, в толпе, в тени черной змеи. Раз он женат, то уже не обезьянн? И Примат обезьянн. Так почему же не подчиниться весенней мысли и ему?
  "Ооо... Иезус Резус!"
  "Ууу... Санта Обезьянна!"
  Их обгоняет нечто - ожидаемая глупость-весна? В голове Примата разбилась и сложилась мозаика морозного утра - мелькание быстрых и стройных чулочных ног на фоне заболевшего весною снега и темных фигур дрилов. Стройность ног бежит волною вверх, в легкое пальто, и пояс в талию, и свобода волос, и лицо - сопливый нос, и глаза парашютистки. Он видел такие глаза, когда прыгал с парашютом сам. Лицо как лицо, но впрыгнула мысль, что она, наверное, скорее похожа на отца, и что она явно, как и жена Абызна, поторопилась, спрятав в шкаф зимние вещи, и блестит теперь замерзшей сосулькой в тени утренней змеи, и что свобода ее чулочных ног и спрятанных в капюшон волос... похоже, украли дыхание?
  Чулочная свобода ловит упакованные в мундиры взгляды, а он один из них, один из мундиров, и его взгляд тоже пойман, вот только дыхание морозное... и вдруг испуг - а вдруг она, или не дай бог Абызн, увидят, что оно урадено? Глазам стало как-то неудобно в удобных прорезях век, и взгляд, подспудно, машинально цепляясь за частичную ее спортивность и безусловную стройность, вновь перескочил с ног на лицо, и снова пришла мысль, что она скорее больше похожа на своего отца, и что обязательно нужно чего-то сказать, поймать мгновение ее движения и перестать пялиться.
  - Ты прав, насчет вжиков, - выдавил тягучую фразу Примат, подавив желание кашлянуть, - но заметь, чем выше Цельсий - тем больше капрона.
  А она стройна и высока и, кажется, достает ему до плеча. Светлое, легкое пальто с капюшоном и поясом - как же называется этот фасон? И черт возьми - пояс захотелось развязать! Дела... А волосы, они такого же цвета, как и короткое пальто. Взаимодействие легкости, да еще и бодрая походка - наверное, от холода, да еще сопливый нос... Весна, лица, ноги, и хорошо, что он не кашлянул.
  - Им холодно, а нам приятно! - адекватно, как повадились говаривать политики, отозвался Абызн. - Красота требует жертв. Правда, девушка?
  Оживший в весеннем мгновении приятель, кажется, не заметил украденного дыхания, и интересно, а кто-нибудь еще услышал его вопрос? В тени змеи тень интереса длиною в изгиб, в сегмент, повод для работы шейных мышц - поворота головы и шапки. А она торопится, почти бежит и, конечно же, слышала их последние фразы, и вопрос, прозвучавший для нее. Она ответит, ответ читается в ее лице и замерзающей фигуре, а Примат, нагревшись в полушаге, понял - веса придется сбрасывать немного меньше. Весна!
  - Неправда, я не жертва и мне не холодно!
  Черт возьми, задери их обезьянний бог - да они остановились! А она ответила весело, но с мурашками в голосе - как она вообще жива? А он еще собирался развязывать пояс, гад! Пролетела мимо, скользнув замерзающим взглядом по их лицам, и Примату показалось, что на него она посмотрела внимательнее? Наверное, потому что он больше, потому что громила, но одно точно - все трое улыбнулись, а ей вслед завернулся воздух. Опять вздохнул Абызн, но уже не так грустно, как до момента движения весны, почти мечтательно.
  - Не так грустно, - все же попросил его Примат.
  - В такие минуты понимаешь, что все уже позади, - глядя в след весенней чулочности и балансируя на грани глубокого вздоха и падения в новую паузу, изрек Абызн, - а впереди невесты детей и пеленки внуков.
  - Тебя это не радует? А что же тогда счастье?
  - Счастье? - к Абызну вернулась власть над взглядом. - "Счастье, это только лето в ожидании зимы". Вон тот остывающий фантом.
  - Я вижу, я заметил. Неплохо остывает, правда?
  - "Краткий миг, полоска света посреди кромешной тьмы", - потащило семьянина на цитаты. - И такой миг - летний отпуск, на море, без жены и детей.
  - Ясно. Бес уже в ребре?
  - "Стремление к свободе и счастью - неотъемлемое право обезьянна" - вспомнил новую цитату Абызн, - женатого в том числе. Так в пендосской конституции записано. Ты меня понимаешь?
  - Стараюсь.
  К ним уже вернулась способность к передвижению, и они почти подошли к месту службы, к воротам с якорями и с большим жестяным гербом северообезьяннской пехтмуры - белой клыкастой обезьяны на черном фоне звездной ночи.
  - А кому-то сегодня БэТээР ковырять, - решил напомнить Абызну о трудностях службы Примат...
  ***
  
  
  
  
  4. Пояснение.
  
  
  Кажется, здесь необходимо прерваться и объяснить не известно за что уважаемому читателю (возможно лишь за то, что он все еще умеет читать), в силу каких-то причин незнакомого с Мезлей - планетой обезьянн, что же это, собственно, такое? В общих чертах, конечно же.
  Итак, согласно космологии - науки, которая занимается изучением структуры и эволюции видимой обезьяннами Вселенной, их Олнцес - обычная звезда, расположенная на краю обычной, ничем не примечательной галактики, в свою очередь являющейся только частью разреженного галактического образования, лежащего на переферии большого скопления галактик. И даже это скопление, скопление Чув Хи - лишь бледное подобие действительно огромных скоплений, наблюдаемых обезьяннскими космологами в других областях Вселенной. Так что место, занимаемое ими в космическом пространстве, абсолютно ничем не примечательно.
  Кроме одного - на одной из планет, вращающихся вокруг звезды, названной впоследствии обезьяннами Олнцесом, зародилась или появилась - в этом нет ясности, жизнь. Эта планета - Мезля, предоставила жизни весьма благоприятные условия.
  Величина и масса планеты оказались вполне достаточными, чтобы удерживать вырывающиеся из ее горячих недр газы и окружить себя, со временем, атмосферой и, следовательно, дать будущей жизни защиту от радиации и ультрафиолета Олнцеса.
  Расстояние от Олнцеса и вытянутость орбиты, а так же наклон оси вращения планеты оказались таковыми, что разность температур лета и зимы, высшее и низшее значение, составила сто градусов - что вполне приемлемо для жизни. Тем более что точка замерзания воды расположилась примерно посередине этих показателей.
  Большое количество воды и более-менее равномерное распределение ее по поверхности планеты, а так же наличие разнообразных газов и растворенных в ней веществ, соединяясь с собой и с ограниченной атмосферой энергией Олнцеса, однажды превратились в жизнь.
  Прошли миллиарды, затем миллионы, затем тысячи лет, и на Мезле постепенно стала проявлять себя высшая пара-форма долгой жизненной цепочки - обезьянн и обезьянна (обезьяннин и обезьяннша, обезьяннк и обезьяннка), наделенные - эволюцией или богом, разумом. Но каждый по-своему - так получилось.
  За последние примерно десять тысяч лет (период вращения Мезли вокруг Олнцеса равен 365 периодам вращения планеты вокруг своей оси, а этот период, в свою очередь, разделен на два полупериода: день - время света Олнцеса, и ночь - время света Нулы, спутника Мезли) обезьянны заселили всю планетарную сушу - пять больших материков и множество разнообразных островов (соотношение воды и суши 7:1), и постоянно воюя и торгуя, разделились сначала на расы, потом на народы, и затем уже на государства, время от времени объединяясь друг против друга в союзы.
  Согласно истории - другой науки обезьянн, при благоприятных условиях - слабости врагов и ушлости торговцев, союзы часто превращались в империи. Но со временем непременно разваливались, потому как обезьянны, получив разум, получили и разнообразие в мыслях, а значит стремление к свободе, и поэтому им становилось труднее удерживать себя и других в одной большой куче. Империй, или куч, одновременно, как правило, существовало минимум две: одна - старая и разваливающаяся, и другая - молодая и расползающаяся. Но направление поползновений, и это тоже правило, всегда было одно для всех - в сторону священных грабель. Таков закон жизни куч, открытый и описанный историками-обезьяннами, впрочем, мало что значащий для современников.
  Сейчас, в момент утра, когда два бравых обезьянна, Примат и Абызн, завязнув в тени утренней змеи пялятся вслед стройной, но слегка подмороженной обезьяннке, и вот-вот переступят черту службы, на Мезле существуют как раз две такие, континентальные империи - старая Русбандия и молодая Индепендия. А так же остатки других имперских тел, например Толстобрития, или Османчуркия, или Шухервперсия. Но их названия помнят только археологи и торговцы древностями, устроители аукционов.
  Русбандии как империи триста лет, а русбандам как народу тысяча. Казалось бы огромный срок и еще больший опыт, но за последнее время они, в основном стараниями престарелого правительства и молодых казначеев, умудрились превратить почти всех своих друзей во врагов. И даже те страны, которым русбанды помогли в борьбе против коварной Херманкии, разбив ее в жестокой многолетней войне, заносчиво плюют теперь на бурый русбандский флаг, правда, с безопасного для себя расстояния, и всячески издеваются над гербом - двуглавой клыкастой обезьяной, тоже заносчиво и тоже все еще издали.
  Бурые обезьяны с длинными верхними клыками и, конечно же, с одной головой и сейчас водятся в обширных лесах Русбандии - это священное животное. Она охраняется законом и охота на нее запрещена. Острые, похожие на клинки клыки не признак хищности, а скорее оружие брачных турниров и инструмент отпугивания длинноухих пчел, но за триста лет взгляд маленьких глаз этого зверя стал точным знаком всесокрушающей силы русбандской империи, и кроме самих русбандов и зоологов мало кто испытывает к этому зверю симпатию.
  Территория Русбандии огромна - это широкая, но в основном приполярная полоса на самом крупном материке Мезли - Еврезии. Так получилось, что в течении сотен лет северяне, то есть русбанды, отбиваясь от набегов горячих южан и в свою очередь нападая на них, одного за другим завоевывали своих беспокойных соседей, все более и более увеличивая территорию. В последние триста лет эти завоевания были особенно успешны, что и привело к созданию империи, но бесконечно это продолжаться не могло. В конце концов, подчиняясь закону расползаний, центробежные силы, состоящие из непохожих друг на друга обезьянн, разорвали раздувшееся тело Русбандской империи изнутри, и она развалилась, ломая старые законы и уничтожая скучающие династии.
  Теперь Русбандия, все еще очень неоднородная, например Абызн - стопроцентный русбандский, а Примат - потомок кочевников, разделена на три большие составные части: первая, ближе к западу - Квассия, родина этнических русбандов, а дальше, за старыми, протянувшимися с севера на юг горами Орала - Западная и Восточная Пельмении. Конец владений русбандов на востоке - приморье Икрожории и длинная граница с густонаселенным, но пока спокойным Дрисриссием. Но самая беспокойная, южная граница Русбандии частично проходит по горам Шашлык, которые, в основном, заселены горячими шашлыкскими парнями - обезьяннами-носарями, или носачами, или как их еще называют - чихаками. Правда, они сильно обижаются, когда слышат это свое последнее прозвище, и часто хватаются за кинжалы и фугасы.
  Носари, или носачи, заполнив собою весь Шашлык и вырезав по ходу дела всех несогласных, разделились на более чем два десятка воинствующих княжеств, постоянно конфликтующих друг с другом, а заодно и с Русбандией. Русбандские военные - дрилы, вынуждены держать сильные гарнизоны в шашлыкских горах, время от времени делая вылазки и оправдывая себя тем, что если они уйдут оттуда, то их место сразу же займут пендосы или их союзники - хитропуки из соседней Тюркебабии.
  Главные города горной Шашлыкии - Аль-Глюк, Эль-Хмурск, Верхний Косячок, Острокинжалье и более-менее спокойная Несрань. Столица Русбандии и одновременно Квассии, исторической области русбандов - древняя Совква. Самый крупный город Западной Пельмении - Новопельменск, Восточной Пельмении - Краснощецк, Икрожории - Икрометск. И еще крупные города - Центропупск, Белопопск, Борщск, Кашкс, Котлетск. Есть еще и Северообезьяннск, но он невелик и о нем позже.
  Империя пендосов, как называют их русбанды, то есть Соединенные Соты Индепендии, сокращенно ССИ, расположилась на другом, не таком большом, как Еврезия, но климатически более выгодном материке - Амманкии. Свободная в своих действиях, не встречая существенного сопротивления, она заняла почти весь этот материк, лишь на севере и юге оставив, наверное, для экзотики, по одной незавоеванной стране: северная Пусть Канайя - основной противник Русбандии в главном виде зимнего спорта - кейхоке, и южная Мучачия - крупнейший поставщик теплой кактусовой водки и больших олнцесозащитных шляп.
  Герб Индепендии - белоголовая длинноухая, естественно пернатая пчела, а флаг символизирует полосатость ее брюха. Видимо, поэтому пендосы недолюбливают русбандов - ведь на их гербе бурая клыкастая обезьяна, да еще и двуглавая - вечный враг ушастых пчел. Подчиняясь идее герба и флага, пендосы разделили свою свежезавоеванную страну на соты, и галочками отмечают их количество на левой части флага.
  Столица Индепендии - город Санта Барбекю. Главный город развлечений, а пендосы очень любят организованно развлечься - Влез Вагинс, а в Влож Попенсе, тоже организованно, производят 99% всех пендосских фильмов, продавая их затем по всему миру - как их южные соседи мучачи свою зеленую водку. Ну а главная заслуга пендосов в том, и этого у них никто не отнимет - что они придумали конвейер. Случилось это в городе Ню-Ню, самом популярном среди иммигрантов, русбандов в том числе. В последнее время их много переехало туда, из старой империи в новую - ведь перемена империй, как когда-то смена хозяев в Дурьев день, старая привычка многих обезьянн, и не только русбандских.
  А еще пендосы очень набожные обезьянны, по крайней мере внешне, и очень любят подчеркнуть это в своих многочисленных фильмах, помолившись, например, перед завтраком, подъемом флага или применением напалма. Или перед покупкой друзей или после уничтожения врагов. Молодцы, а вот русбанды почти сплошь безбожники.
  Главный праздник пендосов - Зе Индепендос Дей, или День Независимости. Независимости от красносфинкеров, первоначально населявших Амманкию, но в результате долгих и прагматичных войн загнанных пендосами в презервации.
  Главный праздник русбандов - Новый Год, дешево и не сердито. А совсем еще недавно, во времена еще не распавшейся Империи, праздновали День Явления Великого Тоталитарина (ДЯВТ), но ко времени описываемых событий он почти забылся.
  И еще: идепенды, не справляясь с русбандами и боясь открытого боя, называют их русошвинами, и очень довольны этим, а русбанды в ответ называют индепендов пендосами, и тоже очень собою довольны.
  Дрил. Слово-анахронизм, рудимент доисторических времен, однако часто и живо употребляющееся во всех обезьяннских языках. Это слово появилось задолго до разделения первых обезьянн на племена, народы, государства, и наверное поэтому у всех оно означает одно - военный строй. Когда-то предки обезьянн - обезьяны, были вытеснены из джунглей крупными хищными хоботными - слозубами. Слозубы сильными хоботами трясли деревья, на которых жили обезьяны. От этого у них кружилась голова, и они падали прямо на большие, липкие уши хищников и гибли так целыми стаями.
  Под угрозой полного вымирания обезьянам пришлось покинуть удобные, но страшные джунгли, и выйти на не менее опасные равнины, где они, однако, уже издалека могли видеть липкоухих. Им в этом помог жесткий строй - дрил, первое слово, произнесенное обезьяной в момент превращения в обезьянна. Сначала они просто выживали, затем научились делать оружие и стали охотиться сами, и перво-наперво перебили всех слозубов. А когда горы мяса закончились, начали обрабатывать землю и постепенно превратились в, собственно, обезьянн. Обезьянн - это звучит не только гордо, но временами и страшно.
  С тех жестоких пор прошло много тысяч лет и, постепенно, понемногу потребность в постоянном дриле исчезла. Сейчас это слово в обезьяннских языках осталось в основном в виде суффиксов, в частности в званиях русбандских ифоцеров: лейдрил, капедрил, майодрил, полкодрил, генедрил; и на флоте: тридрил, двадрил, расдрил, адмедрил; да еще, пожалуй, в кавалерии, существующей исключительно в парадном варианте: конедрилы различных рангов. Примат и Абызн - как раз такие ифоцеры, капедрилы северообезьяннской пехтмуры, и читатель, вероятно, помнит, что Примат - это удачливый спортсмен, мастер-силодрил в тяжелом весе, а эта категория наиболее почетна в любых сообществах обезьянн, а Абызн - комадрил штабной автороты.
  Ну и еще одно, о чем, пожалуй, можно и даже нужно было бы упомянуть, так это религия. Из множеств вариантов веры к началу повествования утвердились, или о них еще помнят, три основных учения или, как их еще называют - мировые религии, хотя, правильнее было бы говорить - планетарные, не давая возможным инопланетянам повода для подозрений в разумности обезьянн и в их космической мании величия.
  Самой молодой из них уже, тем не менее, чуть меньше полутора тысячи лет, и главного бога зовут Лохом (обычно: "О, Лох!" или "А, Лох?"). О нем обезьяннам рассказал великий пророк Мухомор, после своего общения с ангелом по имени Взбодриил, и он же в священной книге всех коневодов Анкор изложил основные постулаты. Относительная молодость этого учения делает его воинственным и динамичным, что как нельзя лучше подходит для известных своей горячностью носачей шашлыкских гор. В священный день всех лохован, пятницу, они, подчиняясь громкому, на распев зову музозвонов, красят яйца в зеленый цвет и собираются на молитвы в особые дома - ярангочумы.
  Второй планетарной религии уже более двух тысяч лет, и она появилась за шестьсот лет до веры в Лоха. Имя главного божества этой религии - Соус, и он, по его, естественно, словам, не больше и не меньше - внебрачный сын главного ангела, Гамадриила, и он же пророк и по совместительству собственный палач. Но нужно признать, что идеи его гораздо миролюбивее своего позднейшего коллеги, Мухомора. Русбандия, номинально, на восемьдесят процентов находится под влиянием учения Соуса, и у соусовцев есть свои молельные дома - чуркви, и свой священный день - воскресенье, красный день календаря, и они тоже, как и лоховане, красят яйца, но, понятно, что в красный цвет.
  А за пять-шесть столетий до Соуса существовал еще один пророк, более древний и, соответственно, более миролюбивый. Имя его - Великий Будка, он сам себе ангел. Последователи этого пророка называют себя будкистами, их священный день - туманный и дождливый четверг, их молельни - будки, и они не только красят яйца в желтый цвет, но еще и бреют их - чтобы случайно не наступить на медитирующего в тумане монаха.
  Если захотеть и заглянуть еще дальше в глубь обезьяннской истории, то можно без труда отыскать с десяток мировых, но сейчас уже основательно подзабытых религий, например: огнепоклонники и водоспуски, ветродуи и хвостоплеты, древохвалы и свистуны, и множества верований в силы природы и духов лесов. Но все религии придумывали ангелов и бесов, и об этом нелишне напомнить читателю, потому что не только Примату, но и ему может присниться нулный (лунный) ангел или космический бес, и подсказать, что ангелы часто меняют окрас - в зависимости от обстановки.
  Но пора возвращаться в Северообезьяннск, главный город Северного Флота Русбандии. Будь бдителен, северообезьяннец!
  ***
  
  
  
  
  5. Первый день на планете обезьянн, продолжение.
  
  
  - Привет, Шимпанзун!
  - Привет, Безьянна! Только давай пойдем быстрее, хорошо?
  Быстрый шаг необходим, и хотя приятно считать себя решительной и независимой, особенно утром и одной, но сегодня решительность ее подвела - она продрогла насквозь. Еще вчера она решила, что сегодня для нее начнется весна. Так и случилось, однако с вечера проверенный на стрелки капрон отказывается греть, а отступить уже невозможно, немыслимо, нельзя. Можно только или заболеть, или замерзнуть - насмерть!
  - Хорошо, хорошо, - быстро согласилась с подругой Безьянна. - А что это на тебя обезьянны прямо с утра набрасываются? Наверное, костюмчик взолновал?
  - Наверное. Интересовались температурой тела.
  Она ответила, не сбавляя шага, и это жестоко по отношению к тепло одетой Безьянне. Но чтобы не замерзнуть окончательно, ей нужно еще быстрее мелькать ногами, чувствуя, как взгляды идущих позади тянутся к ним, отрываясь от черных шинелей. Но тепла это не приносит. Еще немного - и ноги перестанут слушаться ее, они просто отвалятся. Красота требует жертв, те два пехтмурских капедрила абсолютно правы, но ей приятно и привычно стряхивать со своих длинных ног - метр десять и не от бедра, липкость взглядов встречных и параллельных обезьянн, и ревность обезьяннш. Вот только голос дрожит вместе со всем телом - хоть и вынужденно, она заметила это, отвечая на неизысканную шутку двух хлопнувших ей вслед глазами капедрилов.
  - Ну и как температура?
  - Понижается быстрее, чем я иду, а тела я уже почти не чувствую. Могла бы и не спрашивать!
  Шимпанзун знает, где-то читала, что обезьяннши намного легче переносят холод, чем сильный пол, а сегодня утром она установила это опытным путем. На себе, но ей почему-то не очень верится в правильность книжной теории. Правда, ее немного согрела черная закорючка глаз высокого капедрила, но вздрогнув, тело прогрелось всего лишь на полградуса, не больше, а степной взгляд напомнил, вдруг и не к месту, сегодняшний забытый сон. Правда, думать сейчас о снах невозможно, это станет возможным позже, на службе и в тепле, и то, если вспомнится. А забудется - значит не сбудется.
  - Зато у них повысилась.
  - Воспламеняющая взглядом?
  - Причем тут взгляд?!
  Они рассмеялись. Смех необходим и не мешает быстрому шагу, а вскоре, увидев бетонный вход в пещеру, она едва не прибавила еще - у нее длинные ноги, а пальто едва длиннее юбки. Она не умерла и доказала теорию действием, но внутрь нырнула впереди Безьянны и счастливо врезалась в плотное тепло большого калорифера. Толстая вахрушка в стеклянном кубе проверила пропуска, и Шимпанзун, заметив, что подруга сразу же расстегнула шубу - ей жарко, не зима, внутренне сопротивляясь движению, но понимая его срочность и необходимость, непослушными пальцами развязала пояс. Густое тепло скалы сразу же проникло под пальто - и это спасение.
  Они быстро прошли по узким коридорам и лестницам вниз, мимо мелькающих рядов дверей с загадочными для непосвященного надписями, вдоль стрелок на стенах, под змеящимися под потолком трубами и кабелями. Стены коридоров окрашены в различные цвета - чтоб не заблудиться, но не смотря на это привычна экзотика подземного объекта жутковато давит искусственностью света и несвободой воздуха на снующих по коридорам обезьянн. Начало дня, и черные, цвета формы дрилов, осколки тени утренней змеи рассыпались по разноцветным направлениям. Но пройдет полчаса, сменятся вахты, и все успокоится.
  Вот и нужная дверь, одна из многих, с буквами и цифрами на ней - название боевого поста. Нажатие на кодовый замок - и они выпрыгнули из коридорной спешки и врезались в стандартную статичность круглосуточного дежурства, немного растревоженную пришедшей сменой. Мигание лампочек и шкал, специфичность звуков, привычность направлений взглядов и точность фраз.
  - Задерживаемся? - сурово спросил дежурный. - Или все-таки опаздываем!
  Он в чине лейтедрила, а значит молод и от этого показательно грозен. Он восседает посреди длинного, во все центральное помещение стола. Справа от него - помощник мичудрил, который служит давно и знает все, слева - диспетчер, мичудрила средних лет по имени Рила. А перед столом, метрах в пяти он него, большой, во всю стену экран, или правильнее - планшет, и обезьяннши-планшетистки рисуют на нем четкие и жирные, плакатные стрелки, прокладывают маршруты и пишут большие буквы. Но все справа налево, и получается белиберда. Там, за экраном, с той стороны, внизу, оперативный зал, и дрилы больших рангов, издали глядя на экран-планшет, а заодно оценивая силуэты планшетисток, сначала обязательно думают и затем решают, куда какой корабль двинуть, или послать в назначенный квадрат подводную лодку, или поднять пару самолетов, или оставить все на месте. Шимпанзун и Безьянна - планшетистки, пришли на новеньких - сменить стареньких.
  - Торопимся! - за себя и за еще не оттаявшую подругу ответила Безьянна, и они быстро прошмыгнули в дверь за спиной дежурного.
  И сразу же врезались в другую, теперь уже говорящую спину. Спиной к двери, а значит к ним стоит ифоцер - их комадрил, а комадрила, понятно что нужно любить не только в фас и в профиль. Перед ним молоденькая обезьянна в форме, но очень короткая юбка противоречит уставу, хотя и радует его суровый глаз.
  - Ну в чем дело? Я не пойму, честное слово! Сколько можно говорить?! - произнесла спина с плохо сдерживаемым внутри мундира надрывом, и стало ясно, что это не первый вопрос и что этот вопрос почти риторический. А спина с такой риторикой не согласна.
  - А в чем дело? - с притворным непониманием и тренированной невинностью в голосе переспросила симпатичная обезьяннка в короткой юбке.
  - Я же просил, умолял... всех, одевать на службу что-нибудь поприличнее.
  В раздевалке еще несколько обезьяннш, новая смена. Они молчат и честно слушают строгие комадрильские слова.
  - Не понимаю, о чем вы? Сами же знаете, что формы на складе нет, а материалом не дают. Разоружение! Пошила, из чего было.
  - Но не раздевание же! Что, в самом деле больше не нашлось?
  - На обрезки много ушло.
  В ответе обезьяннки снова прозвучала показательная невинность, а у комадрильской спины, там, внутри, образовалось разреженное пространство, дефицит воздуха и невозможность звука. Главное, чтобы не случилось избытка внутреннего напряжения!
  - Доиграетесь, у вас вся премия на обрезки уйдет! - наконец-то выдохнул комадрил. - И не только у вас! Я это всем говорю.
  Все - это планшетистки, телеграфистки, радистки, экспедистки. Они молча и внимательно слушают комадрила, потому как положено слушать, тем более он им, в общем-то, не враг. А еще в этой комнате с десяток телеграфных аппаратов, но и они почтительно молчат.
  - Оран Гутанович, говорят, скоро брюки выдадут? - спросила одна из обезьянн, та, что постарше.
  - Спортивные! А мне смирительную рубашку. Поймите, вы же к начальству ходите, бумаги носите.
  - А что, ему нравится, оно довольно, - вновь напомнила о себе и о пользе игры в непонимание молоденькая обезьянна.
  - Хорошо, что вы не видите, как оно довольно, когда меня на ковер вызывает!
  - По этому поводу? Не может быть!
  Чувствуя бесполезность всяких доводов и близость нового приступа кислородного голодания, комадрил резко повернулся, и... его взгляд уперся в Шимпанзун, в ее расстегнутое пальто и в длинные, красивые, стройные и чудовищно чулочные ноги.
  - Мамочка! - вырвалось у нее.
  - Вот именно!
  Суровый комадрильский взгляд сломался, и майодрил, убедившись в безнадежности любых слов, вышел из раздевалки в центральный пост, плотно закрыв за собою дверь. В его, понятно что майодрильских (он закончил гражданский вуз и не имеет права называть себя тридрилом), но вполне еще гибких мозгах столкнулись суровость и нежелание спора. А еще, наверное, весна, и неплохой для священника, но неудобный для дрила характер. Из-за двери послышался прыск-смех.
  - Детский сад!
  Он суров не только для обезьяннш из раздевалки, но и для всей дежурной смены. Однако смена - сидящие за столом и стоящие у планшета-экрана, почему-то смотрят на него сочувственно и бесстрашно. Со срочниками было проще - но разоружение, сокращение - и набрали местами ногастых и частично незамужних. Беда!
  - Оран Гутанович, - тоном учительницы, знающей чуть больше, чем этого требует школьная программа, обратилась к нему мичудрила по имени Рила, помощник номер два, - напрасно вы так остро реагируете. Они же молодые, им хочется ножками посветить. Это же вполне естественно.
  - И не безобразно, - поддержал ее первый помощник, знающий комадрила с лейтедрильских времен.
  - А начальство действительно довольно, - согласился с подчиненными дежурный, - оно их так и различает. Спрашиваешь, - кивнул он на телефоны без дисков, - а где там наша экспедистка? Какая, - отвечают, - в короткой юбке? Да, - говоришь, - с ногами. Уже ушла. Все быстро и понятно. Они же не разбираются, - он снова кивнул на телефоны, - кто откуда, а внешне запоминают. Удобно, и время здорово экономит. Энергосберегающая технология!
  - Только не надо никого защищать, - комадрил немного поостыл, - а то, по-вашему получается, - теперь уже он кивнул на телефоны, - что там сексуальные маньяки, а я ими же неправильно соорентированный энтузиаст. Ладно, дежурьте, не отвлекайтесь.
  И взяв с аппаратной стойки мицу, он вышел. Сидящие за столом встали, а в закрывающуюся дверь из коридора влетели внятные слова:
  - А с тетками построже...
  - Есть! - громко согласился с ним дежурный. Дверь закрылась, все сели на свои, боевые места.
  - Совет не лишен здравого смысла, - глубокомысленно заметил помощник, при этом понимая спорность его применения.
  - Да, тяжела ты, мица комадрила, - задумчиво проговорил дежурный, вероятно, примеряя эту мицу на себя, и крикнул в раздевалку:
  - Вахта меняться собирает-цааа?!
  - Я думаю, твоей не тяжелее, да и носить удобнее, - много раз доказанной теоремой распределения тяжести по мицам возразил помощник. Он очень давно сидит на своем боевом месте и помнит всех комадрилов с лейтедрильских погон. - Все там будете.
  Тем временем, услышав звук закрывшейся двери и щелчок замка, и конечно, вой дежурного, то есть сигнал к построению, из раздевалки выглянула виновница короткого торжества несоответствий, обезьянна в неподдающейся уставным измерениям юбке.
  - Ушел? - спросила она, видимо из-за своей девичьей или короткой памяти позабыв выключить показательную и, естественно, притворную невинность.
  - Ушел, - ответил дежурный. - А вы очень хотите, чтобы его вперед ногами вынесли?
  - Ну что вы! - на ходу и за всех ответила короткая юбка. - Он хоть и милитарист, но нам очень нравится. Если с ним случится что-нибудь непоправимое, там, на ковре, я буду честно плакать.
  - Навзрыд и сейчас, - кивнул помощник.
  - Кончай базлать, кочумайте строиться! - рыкнул альтернативностью дежурный. Обезьянны не то чтоб кое-как, но достаточно сумбурно выстроились в две, на их взгляд ровные линии перед столом, официально обозначаемом как пункт управления поста.
  - Вот вы начальство драконите, - продолжил наставления помощник, - а оно на нас отыгрывается.
  - А вы на нас отыграйтесь, - с готовностью предложила одна из обезьянн.
  - Как же, на вас отыграешься, себе дороже выйдет.
  - По вахте вопросы есть? - строго спросил у отдежуривших лейтедрил. - Нет? Тогда меняйтесь, всем пятерки. У заступающей смены вопросы есть? Нет? Тогда заступайте. Разойдись.
  - Всем пятерки?
  Это подала голос уже оттаявшая Шимпанзун. Сейчас она займет свое рабочее место у планшета, и суровый лейтедрил на пару с убеленным сединами мичудрилом станут пялиться на ее длинные ноги, к которым уже вернулась гибкость и подвижность, а электронные часы примутся отсчитывать точное дриловское время - двенадцать тягучих, это если нет работы, и быстрых, если работы много, часов до окончания дневной смены.
  ***
  
  
  
  
  6. Все еще первый день, но уже вечер.
  
  
   "- Что такое, почему все время без четверти два?!
   - Это ма-но-ме-тррррр!!!"
   Читатель! Не забывай о течении времени (час.),
   и движении бурь (ман.).
  
  - Вот несправедливость, одни двигатель - жгут, другие - чинят, - пробурчал Абызн, а Примат уже наверное в десятый раз отметил про себя похожесть механических суждений друга. В боксе есть часы, на стене, и их четкие стрелки подозрительно быстро бегают по циферблату. А под часами БэТээР с раскуроченным двигателем, а вокруг инструменты, детали, пятна масла. В железных внутренностях погрязли Абызн и Примат, и еще механик-водитель, срочник - причина долгих ремонтных усилий. Уже вечер.
  - Я не виноват, - так же не в первый раз оправдался механик, - вы же знаете. Да я бы и сам все сделал.
  - Через год? Или молчи, или умри, обезьянний фактор.
  Утром, на разводе, Абызн погорячился, и на вопрос: "Ну как там, дела с двигателем, идут?", он вдруг бодро ответил: "Собрать осталось!", и вот ковыряется уже целый день, а до "собрать" дело еще не дошло. Он комадрил неполной штабной роты, это неплохо, но есть и свои неудобства - часто приходится быть единым во многих лицах. Вот как сейчас - стармехом и начбронем, а завтра испытателем. Хорошо, что Примат, подбив свою спортивную статистику, а в перерывах между рекордами он отвечает за попытки сдачи штабистами зачетов и выполнение нормативов по "физпо", решил помочь другу и зашел после обеда в бокс. Но все равно - как бы не пришлось гордо ковыряться еще и ночью! Хотя вряд ли - вся "интеллектуальная" часть была завершена до обеда. Тем более от Примата при его габаритах мало толку - не очень-то он вписывается в неудобные БэТээРовские полости. Но пускай сопит - дураков работа любит, и - не сказать ли ему об этом? Такой вот он, Абызн, так он думает о служебном долге и о старом друге.
  - А как насчет сегодня закончить? - скорее всего прочитав несложные мысли друга, задал провокационный вопрос Примат. - Ты кажется подзагнул, слегка?
  - Неужели я так сказал? - попытался прикинуться дауном Абызн.
  - На разводе, сегодня. Слово в слово. Вон и Мичурин слышал.
  - Давно это было, - осторожно и при этом подло заметил механик.
  - Сегодня еще не кончилось, - не нашелся с достойным ответом Абызн.
  А на часах уже - шесть.
  - Товарищ капедрил, а если сегодня закончим, катнем? - наивно, а может и не в сознании предложил механик.
  - Еще одно слово, и я на тебя наеду, бездельник.
  Однако нудное дело идет к хоть и затяжному, но концу. Труден путь к успеху, однако прибавить черного оптимизма вполне уже возможно и почти неопасно. Вот только - можно ли шутить механику, причине нудного дела?
  - Катнем, - сказал в сторону Абызна Примат, - если только во сне. Кстати, знаешь, что сегодня приснится твоей жене? Ей приснишься ты, далекий и недоступный.
  - Главное, чтоб ты не снился, - не отрываясь от железа, без улыбки пошутил Абызн.
  Гукнула дверь - кто-то зашел в бокс и затопал к ним по бетону. Заелозил задницей механик, и они услышали бодрый голос полкодрила. Того самого, кто задал текущий утренний вопрос, и которому Абызн на свою голову дал неосторожный ответ.
  - Ну как дела, идут? Не пора ли по домам?
  - Пару гаек осталось закрутить, товарищ полкодрил! - с готовностью, с ответной бодростью отрапортовал механик, выручая не очень словоохотливых ифоцеров. Ему-то что, ему-то торопиться некуда - казарма рядом.
  - Да? Наверное, я считать разучился - предъявив все существующие причины любви полкодрила к капедрилам, удивленно произнес с высоты аккуратно сшитой шинели вошедший. И добавил, еще раз посмотрев на раскуроченный двигатель и на свои, естественно, комадрильские часы. - Ну что же, желаю успехов.
  И ушел, гулко протопав в обратном направлении.
  - Скажи еще - довернуть, - глядя вслед ушедшему, не поддержал мичуринской бодрости Примат, и снова повернулся к Абызну. - А хочется, наверное, быть недалеким и доступным?
  - Каждому свое, - как художник отстраняется от холста, оторвался от железа Абызн, - но думаю, что со временем сбудется и моя главная мечта.
  - Отпуск, на море, без...
  - Жировые отложения, балда, жировые отложения! Ну что, Мичурин, иди, погазуй.
  - Я не Мичурин, - буркнул механик и полез на водительское место.
  - Есть одна опасность, - разглядывая предварительную радость товарища, заметил Примат, - гайки считать разучишься.
  Заработал, а затем и заревел двигатель, лишенный защитных кожухов, и Абызн, а вместе с ним и Примат принялись прислушиваться к звуку металлических вращений только что собранного механизма. Вот он, миг славы и победы, и восхищения собой.
  - Порядок! - прокричал со своего места механик.
  - Полный, - не стал спорить великодушный сейчас к себе и к механику Абызн.
  - Смотри, крутится! - продолжил разглядывать радость друга Примат. - Удивительно, но факт. А кто бы мог подумать?
  - Думать - удел немногих. Это я тебе как интеллектуал спортсмену говорю, не примазывайся. И еще хочу заметить - работает как часы, швейд-т-царские. А кто-то сомневался, гундел здесь, оскорбляя недоверием мастера. Кто, не знаешь?
  - Только не я! Это Мичурин, это он, негодяй! Эй, Мичурин, вырубай! Домой пора. Я в тебя всегда верил, и от лица некомандования - поздравляю!
  Двигатель смолк, а они торжественно пожали друг другу руки.
  - Не люблю подхалимов, но тебе прощаю. Подь сюды, мичуринец!
  - Я не мичуринец, - снова осторожно буркнул механик, вылезший из БэТээРа.
  - А кто тогда, стахановец? Ты-то не гунди! Значит так, мы домой пошли, а ты после ужина чем займешься, уже догадался?
  - Пару гаек довернуть?
  - Точно. Ты смотри, для общества еще не совсем потерян! И прибери здесь, а утром, я думаю, катнем, испытаем. Вопросы есть, лихач?
  - Все ясно.
  - Ну тогда будь здоров, - пожал на прощание руку ему Абызн, - до завтра.
  А отойдя на три шага, услышал писк у себя за спиной, но не обернулся.
  - За что... товарищ капедрил... отпустите!
  Это свое рукопожатие испытывает на механике Примат.
  - Смотри, кислота, не перепутай: довернуть и прибрать - сегодня, а испытать и катнуть - завтра. Понятно?
  - Да понял я... понял...
  Примат не зверь, и отпустил скрюченно извивающегося в его руке механика. Он тяжеловес, у него крепкие руки и мертвый захват, но он был осторожен.
  - Так и погибнуть недолго, - с безопасного расстояния, несмело, но все-таки пискнул механик, щупая ладонь, - кто тогда гайки докрутит?
  - Кому?! - на весь бокс гаркнул довольный собой и завершенной работой Абызн, но так и не обернулся.
  ***
  
  
  
  
  7. Тот же, но подземный вечер.
  
  
   "...ооо-меее-тррррр!!!"
  
  А тем временем уже шесть, и служащие в день обезьянны бодро, с осознанием выполненного ими военного долга ломанулись по домам, а по дороге по магазинам. Но уже не в такой плотной мере, как утром, все же наводнив собой и черными шинелями улицы вечернего Северообезьяннска. Для дежурных смен это начало спокойного времени вахты - разнокалиберное начальство, не все такое же либеральное, как их комадрил, оно в подобии тени черной змеи, текущей обратно, в ее первых рядах. В подземных коридорах и переходах схлынуло движение, на боевых постах прекратилась организующая возня, а разговор насчет длин юбок давно забылся. Все заняты делом, если оно есть: прильнув к резине наушников, в эфир лениво вслушиваются радистки, бегают экспедистки, а планшетистки - Шимпанзун и Безьянна, рисуют крупные и точные узоры на своем огромном планшете, заглядывая в полученные от дежурного бумажные данные. А вот дисплей компьютера погас - защитный пароль не дает возможности игры.
  - А где же наша экспедистка, давно ее не видел? - сказав "уф" и оторвавшись от телефонного концентратора, спросил у помощника дежурный.
  - Наверное, в курилке зависла? - с вечным спокойствием предположил помощник. - Зацепилась языком, и висит.
  В ответ дежурный опять вцепился в трубку. Он молод, поэтому ему нравится все делать быстро, и писать аккуратно и тонкими перьями, и чертить отточенными карандашами. А может быть, причина быстроты - весна?
  - Товарищ раздрил, наша экспедистка не у вас? - задал он быстрый и четкий телефонный вопрос, как бы давая повод для подозрений, на тот, на начальственный конец, что если он и сидит, так только по стойке смирно. Но, выслушав ответ, он вежливо засмеялся, и зажав микрофон ладонью, посмотрел на помощника.
  - Спрашивает - ногастая или грудастая, - и бодро в трубку:
  - Скорее ногастая!
  В трубке что-то говорят, и это явно не только военные команды, а он слушает и вежливо хихикает, и переглядывается с помощником.
  - Ясно... а представляете, как мне здесь трудно?
  И пауза - трубка не умолкает.
  - А вы ей замечание сделайте...
  И снова пауза, и бульканье в трубке, и смешки.
  - Ясно... данные, что вы просили, я собрал... есть, - и, положив трубку, - оф коз.
  - Что? - лениво поинтересовался помощник, прекрасно зная, что дежурный и так сам все расскажет.
  - Помнишь, утром здесь было, насчет юбок? Все так, как я и говорил.
  - Ну? - опять неспешно подтолкнул его помощник.
  - Говорит, озадачила всех, и ушла. А я ему - а вы замечание ей сделайте.
  - А он?
  - Говорит - зачем? Пускай, говорит, так ходит. Я, говорит, не против.
  - А кто против? - разумно поддержал мнение высокого начальства мудрый помощник.
  - Все за, - спрыгнув с подставки, подошла к столу Шимпанзун.
  Дежурная смена - принудительное собрание, несвободная куча обезьянн. В течение двенадцати часов они вынуждены вариться вместе в собственном соку, разгадывать разгаданные кроссворды, слушать всем известные сплетни и обсуждать всевозможные темы. Так что неожиданная телефонная нестандартность - это предпосылка для болтовни, а значит и ускорения тугих вахтовых минут. Чем ближе к смене - тем длиннее время.
  - Может быть, я против? - обозначила оппозицию и начало разговора второй помощник - еще не старая, но, к сожалению, уже и не молодая обезьянна.
  - Почему? - забыв о паузе как о знаке размышления, искренне удивилась Шимпанзун.
  - Завидую, - улыбнулась мичудрила.
  - Почему? - и на этот раз с паузой, но без лени возмутился первый помощник. - Что за упаднические настроения? И у нас еще порох в пороховницах имеется, еще надолго хватит. Рила, ты не права!
  - Поделишься, если не жалко?
  - Легко!
  - Это не порох, это песок в ракушках, - вступил в разговор молодой, и от этого во всем резвый дежурный, - вот песочка из ракушек он отсыпать может. На ракушках-то сидеть, наверное, неудобно?
  - Слышали? - лениво и солидно удивился лейтедрильской словесной прыти помощник. - Вот так, чудо природы - говорящий карась.
  - Скорее планктон, - уточнила знающая чуть больше школьной программы помощница.
  - Фитопланктон, - внесла еще большую точность Шимпанзун.
  Она на год, ну может, чуть больше старше дежурного. Здесь он самый молодой - после училища не прошло и года.
  - Даже не зоо? - попытался защититься он, но Шимпанзун отрицательно покачала головой.
  - Не дорос, - констатировал помощник.
  - Может, и не дорастете, если еще раз про песок вспомните, - учительским тоном произвела контрольный выстрел мичудрила.
  - Я исправлюсь, - поспешил извиниться за необдуманную дерзость лейтедрил.
  Тем временем, среагировав на звуки "му", к столу подошла Безьянна.
  - О чем ругаетесь? - весело поинтересовалась она.
  - О казни дежурного договариваемся, - объяснил помощник, - о времени и месте. Присоединяйтесь.
  - Палача выбираем, - пояснила Шимпанзун.
  - Топоры точат, зубы уже наточили. Будете моим палачом?
  - Буду! - с готовностью согласилась Безьянна. - А за что такие жестокости?
  - Есть причины, - вздохнула помощница.
  - Трудности переходного возраста, - снова пояснила Шимпанзун.
  - Ломка голоса, оволосение лица, груди, конечностей, - все так же лениво проинформировал помощник, - ну и... так далее!
  - Как интересно! - обрадовалась Безьянна.
  - Когда это ты у меня грудь рассматривал? - удивился дежурный.
  - Значит, берете в соучастники? А что делать палачу?
  - Действительно, что? - посмотрел на помощника дежурный.
  - Как что? - на это раз удивился непониманию мудрый мичудрил. - Вы меня пугаете, господин ифоцер! Рас-чле-нять. Кому что достанется, значит...
  - Тот то и отчленит? - догадался дежурный. - Приступайте, я согласен!
  Но тут просигналил телефон и прервал дриловидную шутку. Бодрый лейтедрил бодро схватился за турбку.
  - Так всегда, на самом интересном месте, - успел произнести он, извиняясь.
  - Такую логическую цепь сломал, - поддержал его возмущение помощник, но и его призвал к службе тональный сигнал.
  - А по-моему вовремя, пока в цепях не запутались, - с высоты своих ног и молодости успокоила их Шимпанзун.
  Дежурный и помощник повисли на трубках, а разговор - один из многих в долгом течении вахты, начавшись из ничего ничем и закончился, едва не скатившись в пошлость. Что, в общем-то, случается часто и считается привычным. Просто нельзя, прописавшись внутри пускай приличной обезьянньей кучи, не подчиниться ее законам, почти невозможно. Но борьба со скукой - дело рук самих скучающих, а варианты этой борьбы как правило несложны.
  - Как живешь, Шимпанзун? - напомнила о себе не участвующая в телефонных войнах мичудрила. - Давно тебя не видела.
  - Нормально, по старому, то есть хорошо. А вот Безьянна на мамкинг записалась, и теперь меня тиранит.
  - Интересно.
  - Лето скоро, купальный сезон, - оправдалась Безьянна.
  - Теряешь былую форму?
  - Скорее набираю.
  - Правильно делаешь, береги форму смолоду. А ты, Шимпанзун? Вместе веселее, или тебе нечего терять? Кроме логических цепей, конечно, - покосилась она на обезьяннов.
  - Не знаю, это же двигаться надо!
  - Не хочется? - улыбнулась Рила.
  - Почему, хочется, но лень.
  - С тобой все ясно.
  - Но не всегда просто.
  - Ничего, захочется, - объявила о тирании Безьянна, - я уговорю.
  
   "...рр р р р р р р р р р"
  
  Так начался и закончился первый день на планете обезьянн. Однако продвинутый читатель, не уснувший и доползший до этих строчек, вправе спросить или даже воскликнуть: "Лепило, зачем так бздеть с Трезором?!" О, читатель, не знакомый с описательной литературой обезьянн - ты вдристнул, как два пальца об асфальт, выбрось эту книжку. Но, читатель, если ты не бандерлог, тем более не бандеролог и слегка напряжешь мозги, то, может, вспомнишь, что перед зависалово всегда лежит заряжалово, а дальше - возможное влипалово. И если ты не умная Маша и не Ванна Какка, в общем - не клумба конкретная, то в натуре, перелистни еще пару страниц и возьми с полки пирожок. Если ты его туда ложил.
  ***
  
  
  
  
  8. Второй день на планете обезьянн. Утро.
  
  
   - Возьми себе щенка.
   - Я сама как собака.
  
  - Ну что, Мичурин, дождался своего? Катнуть готов?
  - Всегда готов. Это даже не вопрос.
  - На этот раз в ворота постарайся все-таки вписаться. Это даже не совет. Сварщик в отпуске.
  - Командуйте, товарищ капедрил.
  - Вперед, медленно и нежно.
  Газ - и взлетели обороты, и показалось, что это не дизель, а турбина. Это не так, но мощности двигателя и угловатости корпуса вполне хватит чтобы снести железные ворота, и потому в них маячит страхующий движение Примат. БэТээР медленно выкатился из бокса, и так же медленно из ворот, мимо необходимо внимательного Примата, и уже менее осторожно, уверенно остановился на дороге. Закрылись на этот раз неповрежденные створки, ощерилась на гербе белая полярная обезьяна, а Примат втиснулся в люк - к Абызну и Мичурину. У этого БэТээРа дизель, не самая древняя модель, но люки стандартны везде, и ему, рослому уроженцу Западной Пельмении не больно-то удобно в них пролазить.
  - Ну как, комик-адзе, еще не всех пингвинов передавил? - с трудом поместившись, поинтересовался он у Мичурина.
  - Здесь пингвины не водятся, - ответил ему видимо в школе читавший книжки мичуринец, осторожно ведя машину по неширокому для БэТээРа выезду на трассу.
  - Почему?
  - Они на южном полюсе живут, а здесь северный, - серьезно пояснил водитель, - не залетают сюда.
  - И даже не подозревают, как им повезло.
  - Осторожные, - согласился с природоохранным разговором Абызн, следя за дорогой. - В городе не лихач - не пингвин, так пионэр попадется, зверь еще тот. Отъедем, оттопыришься, кислотник.
  - Ясно, изображаем катафалк.
  - Правильно, у нас большое горе - ты за рулем.
  Утро, солнечно, сереют уже умирающие пятна снега и нет такого морозца, как вчера. Весна, осторожный на дороге БэТээР.
  
  ...звонок...
  Изогнулся ветер - и большой, высохший, коричневый осенний лист рябины шевельнулся, крутанулся в весеннем ветре, на несвежем и все еще холодном снеге. Ветер и снег - знание, не чувство.
  ...ззввоонноокк...
  Ветер распрямился, и осенний лист быстрее закрутился на пятне весеннего снега, подсказывая предположение прыжка и возможность полета.
  ...зззвввоооннноооккк...
  Это звенит ветер. Порыв - и качнулись, не раскалываясь и не разбиваясь, вымытые весенние стекла, а сквозь них видно, как ветер-звонок потащил в себе, к себе и за собой осенние листья. Они из прошлого года - в них нет цвета, и это тоже знание.
  Звонок!
  Это звонят в дверь!
  И с осознанием звонка исчезли скользящие вниз чистые стекла, а упавший ветер удрал - вместе с листьями и непониманием повторяющегося сна. Сколько же этих звонков - один или десять? Оставлено постельное тепло, а в коридоре непонимание движения. Но вот и дверь, а за ней - так кажется, прямо в холодном подъезде, на перекрестке лестниц столкнулись несколько скорых. Там красные кресты и синие мигалки, и бодрые санитары уже готовы выломать двери железными носилками, но щелкнула задвижка, и что странно, провернулась именно в ту, нужную сторону, непослушно открылась дверь... а за ней, к счастью, не оказалось суровых санитаров и заблудившихся на лестницах машин. Это пришла Безьянна, это хуже санитаров.
  - Здравствуй! Ты еще спишь? Я тебя не разбудила?!
  Безьянна слишком громко выкрикивает слова, и сколько же было звонков?
  - Нет... все нормально... я не сплю... заходи.
  - Хорошо, захожу, только ты глаза открой.
  Безьянна вошла, сама закрыв за собою дверь, а Шимпанзун прислонилась к стене. Листья, ветер, мигающие неотложки, кочующие санитары - все провалилось в сонное оцепенение и забылось там, внутри. Осталась Безьянна и она сама, прислонютая к стене, и вялая, несогласная с потерей тепла постели мысль - что она точно должна знать, зачем пришла Безьянна, но вспомнить этого сейчас не может.
  - Я уже полдня на ногах... честно... здравствуй.
  - Здравствуй, здравствуй. Я так и подумала, ты не волнуйся. Шимпанзун, а ты знаешь, сколько время?
  Время! Ну конечно же, время. Часы там, в комнате, у еще теплой постели.
  - Сейчас посмотрю... ты проходи, раздевайся.
  Качнулись стены и все еще не понимающий движений коридор, и она покатилась в комнату - ведь ей обязательно нужно увидеть время, а сделать это лучше всего из-под одеяла.
  
  - Если ты переедешь какую-нибудь машинку, то выплатой пособия автомобилисту я не отделаюсь, понимаешь? Придется оплатить и твои похороны.
  - Вы меня отвлекаете, товарищ капедрил. Пассажирам нельзя разговаривать с водителем во время движения.
  - Помни о смерти, Мичурин, только и всего.
  Они выехали на трассу, а по ней мелькают машины, и некоторые благоразумно притормаживают рядом с БэТээРом. До места испытания, дороги, зачем-то проложенной сквозь лес, просто кривой и неровной полосы без деревьев между сопок недалеко, но Абызн "волнуется" - как бы не переехать частника, незаметного из брони и от этого особенно опасного. Цивилизованная асфальтовая трасса, а на ней все еще непривычно для себя осторожный БэТээР.
  
  - Значит, на ногах целый день? - сев в кресло, спросила Безьянна.
  - Половину, - ответила из-под одеяла Шимпанзун. Она так и не посмотрела на часы.
  - А сейчас они отнялись, ненадолго?
  - Да, отвалились, на чуть-чуть.
  Безьянна немного помолчала, не соглашаясь с тишиной и не своим утренним сном, и пассивным удобством кресла.
  - Проснись, Шимпанзун! Так не честно, у тебя гости.
  - Так это гости так громко шумят? - все еще из-под одеяла, но уже более-менее четко проговорила Шимпанзун.
  - Нет, это кто-то громко храпит!
  - Кто?
  - Ты.
  - Сопит, - Шимпанзун высунулась на белый свет. - Кстати, обезьяннам это очень нравится, успокаивает их расшатанные нервы, убаюкивает.
  - Я не обезьянн, тебе не повезло. А что, у тебя кто-то появился? Я не знаю ничего.
  - Никого и ничего. Интересного.
  - Что же ты валяешься в постели до обеда? Поднимайся!
  - Какая же ты все-таки шумная, и вредная.
  - А ты жестокая.
  - Я?! Почему?
  - Хочешь лишить меня главного обезьяннского счастья.
  - Какого?
  - Самого главного. Мы же с тобой в поход собрались, по магазинам, по спортивным. Забыла?
  - Мамкинг! - со стоном вырвалось у Шимпанзун.
  - Очнулась, наконец.
  - Что же ты мне про счастье сразу не сказала? Подруга называется.
  
  - А здесь снега больше, - озвучил увиденное Примат.
  - В городе пукают чаще, а у нас по два с половиной колеса на брата, - ответил на его сомнение Абызн, на слове "колеса" выразительно взглянув на Мичурина. - Или больше, кислота?
  - Немного больше, - арифметично и одновременно тактично возразил механик-водитель, - но отъехать можно.
   Двигатель заглушен, и тишина сопочных пространств давит на мозги, а рваный снежный ритм на глаза. Они проехали около километра по лесной дороге, больше похожей на выпукло-вогнутое дно недавно обмелевшей речки, и остановились над "полигоном" - пустой ухабистой поляной, и теперь решают, катнуть им, или нет - даже здесь грязноватый снег и набухшие влагой склоны чреваты осложнениями. А за осложнения в ответе Абызн.
  - Боишься завязнуть?
  - Мне его мыть потом - сутки.
  - Катнем, - помолчав и послушав тишину, решил Абызн, - должна же быть хоть какая-то справедливость на этом свете?
  
  - Смотри, как дорого.
  - Ничего не дорого. А тебе что, больше нравится тюркебабское барахло?
  Они уже пробежались по рынкам и теперь зашли в дорогой гевронский магазин. Спортивный отдел, и есть то что нужно, вот только нужное дороговато для русбандского кошелька. Но выглядит уж очень красиво, а на ощупь даже нежно. Целый отдел, а мамкинг не лыжи и, в общем-то, можно попробовать.
  - Желаете у нас что-нибудь приобрести? - вежливо и одновременно настырно нарисовался рафинированный продавец. Продавец-консультант, так написано на приклеенной к нему бирке, а его коллега с удовольствием примиряет кроссовки молоденькой обезьянне, не забывая при этом улыбаться мамаше - деньги-то у нее.
  - Лучше спросите, что мы можем себе позволить, - попробовала надкусить иностранно упакованный, но все равно отечественный рафинад Безьянна.
  - Смотря для чего. Скажите, что вы задумали, и я подскажу.
  - У нас сегодня мамкинг, - призналась Шимпанзун, - первое занятие.
  - Понятно, - улыбнулся псевдогевронской улыбкой нездешне подслащеный обезьянн. - Я думаю, для мамкинга позволить можно много чего. Прошу! И знайте, что покупка в нашем магазине - это верное лекарство против лени и главный шаг на пути к отличной фигуре. Вы просто не сможете не заниматься спортом, после того, как заплатите. Вы меня понимаете? Это дополнительная страховка, подумайте об этом.
  - Я уже подумала, - согласилась с ним Безьянна, - а для нее, пожалуйста, - кивнула она на Шимпанзун, - подороже.
  - Красоту и дрисрисская фуфайка не испортит, - заулыбался рафинад, - но спортом все же лучше заниматься в удобных и качественных вещах.
  - Приятнее, - снова поддакнула Безьянна, и снова со значением посмотрела на сомневающуюся подругу.
  - А у вас в магазине именно такие вещи? - сознавая глупость, сиротливо уточнила Шимпанзун.
  - Лучшие фирмы Гевронии! Они все там на спорте помешаны, - все и сразу объяснил продавец.
  
  - Давай, на дорогу выруливай! - крикнул Абызн.
  Примат кивнул, хотя зачем кричать - двигатель-то сзади. На севере вся вода стекает в болота, а остальное - это или камень, или песок, и они неплохо катнули, предварительно выгнав Мичурина наружу. В общем-то и БэТээР завязнуть могет, но управляя им, можно на мгновение забыться и представить себя отважным вертолетчиком, ныряя в провалы и взлетая над буграми. Восемь колес, высокая посадка, мощный двигатель - все это способствует обману, а броня придает штурмовитости. Правда, со стороны все выглядит довольно неуклюже, особенно если быстро и ровно, или медленно и криво. Но есть, есть в БТРе одно немаловажное преимущество - резиновые колеса, как известно, не проводящие тока. Но для Примата это не аргумент - он штабной спортсмен и гордость для начальства, так что стандартный для Абызна заезд для него редкость, а значит удовольствие. Его работа, то есть тренировка, запланирована на после обеда, и это уже для него привычный, спортивный стандарт. Кидает, колеса разбросали камни и корни, но они уже выбрались на дорогу - все, испытание кончилось, дальше поведет мичуринец.
  
  Покупка совершена, а чек оплачен, и кошелек стал легче и скромнее примерно на одну месячную зарплату. Заграничным светом подсвеченный рафинад быстренько завернул все в красивый, с угловатыми гевронскими надписями пакет, и что совсем обидно - пакет совершенно не оттягивает руку. Вес полукупальника-полукостюма почти неощутим, это как раз и обидно, но понятно, что удобно. Фирма! В Гевронии в самом деле все помешаны на спорте, а их лыжи, за которые она слегка подержалась, кажутся легче воздуха и из них можно делать самолеты - костюмчик для полетов она уже приобрела.
  Только зачем он ей? От матери ей достались длинные ноги, а от отца наполненность плеч. У нее все нормально, и еще есть лень - личное ее ноу-хау, так что мамкинг необходим не ей, а Безьянне. Это она смущает Шимпанзун совместной летней поездкой на море, вдвоем, а зная привычки обезьяннов приливных зон различать сначала силуэт, а затем всматриваться в формы и уже потом заглядывать в лицо, тащит за собою в спортзал и ее. А там красиво изогнутые тренажеры, конечно же, импортные, и ритмичная музыка, и карманный Олнцес. Она сдалась, впрочем, не сильно сопротивляясь - ведь заполненность вечеров так необходима молодой обезьянне. Но сегодняшний вечер заполнен более чем - после первого занятия сразу же нужно бежать на ночную вахту.
  ***
  
  
  
  
  9. Второй день на планете обезьянн. Ближе к вечеру.
  
  
   "Шум улицы.
   На качество пространства
   никак не реагирующий бюст".
  
  - Привет чемпионам! Давно ждете?
  - Здравствуйте, дядя Примат!
  Примат осторожно, но все-таки бухнулся на переднее сидение, и оно жалобно скрипнуло.
  - Не очень. Пристегнись, поехали.
  Абызн дал газ, и малолитражка самой распространенной в Русбандии марки, тезка популярного бутылочного пива, рванула вдоль домов. С некоторых пор Примат шефствует над детьми Абызна, мальчиками девяти и десяти лет, записав их в секцию борьбы. В дни тренировок Абызн минут на двадцать убегает со службы, чтобы забросить сыновей в спорткомплекс, а заодно с ними и Примата. Примат, естественно, не против, но после тренировки на него возложена обязанность - довести их до дома, если вдруг Абызн не сможет подскочить. Всему виной сильное движение - в Северообезьяннске на восемьдесят тысяч жителей приходится двадцать тысяч автомобилей, а дорога только в двух направлениях - на север, к близкому краю мезли, и на юг, в благословенные пампасы.
  - Скоро ходить разучишься.
  - Хороший ты парень, но не шофер. Я же на службе.
  А мальчишек зовут Семь и Восемь. Абызн-папа года два назад назвал их так, и теперь они навечно Семь и Восемь, хотя, конечно у них имеются свои, вполне нормальные обезьяннские имена. Абызн-муж, считающий себя достаточно разумным и прагматичным обезьянном, в чем убедил и жену, решил отмучиться сразу - и как следствие появилось двое сыновей с разницей в один год. Но у жены еще осталось будущее и она задумывается о дочери, а Абызн о жировых отложениях, и эта разность интересов вносит небольшое противоречие в их отлаженную семейную жизнь. Впрочем, это еще не ближайшее будущее, так что Абызн не всегда осторожен.
  До спорткомплекса не больше пяти безсветофорных минут, и машина, вжарив вверх по прямой и обогнав рейсовый автобус, крутанулась на небольшой автостоянке у входа в комплекс, в его стеклянный вестибюль. Сквозь стекла на серую, а кое-где в грязном снегу улицу таращатся зеленые пальмы - предполагая юг и презирая север.
  - Я заеду, как обычно, и чтобы дядю Примата слушались!
  - Ладно! - стандартно ответили Семь и Восемь и, протащив по сидению ранцы из раскрашенной плащевки, вывалились из машины.
  - Присмотри за ними, и подожди, если что.
  - Если - что? - попытался возмутиться Примат. - Тебе невозможно отказать.
  - Я знаю.
  Большой обезьянн хлопнул по машине и самоуверенности друга дверцей, Семь и Восемь пробежали ступеньки лестницы, зная, что дядя Примат догонит их в вестибюле, Абызн, проехав пару-тройку метров, принялся сторожить промежуток в движении машин, а к остановке начал подруливать минуту назад оставшийся позади автобус. Примат взбежал по лестничным ступеням, за детенышами, в вестибюль.
  
  - Опаздываем?
  - Успеваем, не надейся.
  За спиной прошипели автобусные створки, а они заспешили вдоль длинного числа спортзаловских окон. Внутри, за вымытыми по случаю наступающей весны стеклами, в погоне за мужественностью обезьянны дружно жмут и тянут, налегают на круглое железо. Но Безьянне и Шимпанзун туда не надо. Однако в одно из окон глазеет дед, с палочкой в руках и старостью в теле. Древний человек, и еще не видя глаз, все же есть уверенность в том, что они давно бесцветны. Количество прожитых лет уменьшает цветность глаз, влияет на живость взгляда и возможности тела, напоминая короткой, но неуютной мыслью о незаметном скольжении времени и о том, что всех эта неуютность каждого дождется и что никого не минует - сколько мышцу не напрягай.
  Против воли старик на пару мгновений застрял в ее взгляде, как раз равным двум недавно вымытым окнам. А старик увлечен, и проходя мимо, она поддалась любопытству и заглянула в окно. Все ясно - там, за стеклом, молодая и крепкая, не старше пятнадцати лет обезьянна. В спортивной задумчивости она остановилась у штанги с небольшими блинами. Майка, лосины, ленивая поза сильного юностью тела - в ней все кричит о молодости и будущей жизни, а старик смотрит на это и ничего вокруг себя не замечает.
  Но увлеченная стремлением в свое летнее будущее Безьянна не позволила взгляду быть свободным долго. Выбора нет, и они, торопясь и отсчитав полное число окон, ворвались в вестибюль, и не задерживаясь, пролетели сквозь него дальше, на второй этаж, на мамкинг, в раздевалку - нехорошо опаздывать в первый день. Ну а взгляд, лишенный торопливостью свободы, не заметил высокую фигуру и широкую спину, а рядом двух мальчишек девяти и десяти лет. А все потому, что в вестибюле мальчишек полно, и вообще народу много, да к тому же темновато - экзотические растения тянутся из больших кадок и почти полностью съедают свет, закрывая широкими листьями витринную величину окон.
  
  Примат, не спеша облачившись в тренировочный костюм, вышел в зал. Семь и Восемь уже там, и в составе стайки из полуторадесятка таких же мальчишек старательно бегают вокруг трех борцовских ковров. Примат - местная знаменитость, и время для тренировки определяет себе сам. Детеныши не мешают ему. Надо размяться и устать - сегодня спарринг, поэтому желательно уровнять шансы и подарить противнику короткую иллюзию борьбы. Тем более нужно сбрасывать вес и начинать набирать соревновательную форму.
  
  Мамка лихо швыряет ноги выше головы, и это получается у нее свободно и легко, эффектно, красиво, но не быстро - чтобы поспевали пожелавшие избавиться от зимней толстомясости обезьянны, вставшие на нелегкий путь к летним удовлетворениям. Безьянна увлеклась, и видно, что ей хорошо в мыслях, но жарко в теле, однако она честно отрабатывает данные рафинированным продавцом советы, да и в Шимпанзун еще не включилась спасительная лень. Мамкинг, самое начало, красивые гевронские костюмчики, на ней и на Безьянне, хотя не в костюмчике дело - она сама очень даже ничего, она просто обречена быть заметной на южном взморье.
  
  Противник попался большой и тяжелый, но Примат, наверное, уже в пятнадцатый раз припечатал его к ковру. На борцовском жаргоне таких называют "слозадами". В нем есть сила и вес, и попытки следить за движением, но есть и неумение расслабиться в паузах и на выдохах - а если хоть что-то не дано, то многое уже и не доступно. Парень это понимает и соревновательности хватило лишь до третьего броска, а возможность спарринга с Приматом - высшее достижение для него, безусловный интерес и полезный опыт. Хотя, вполне возможно, он и станет местным чемпионом и даже всеобщим любимцем, что называется - на характере добиваясь побед, но не сейчас. А пока они, разбрызгивая ведра пота, трамбуют ковер мускулистыми телами. Тела есть, есть на что посмотреть и что взвесить.
  Брах-борьба, возникшая, если верить науке, еще до переселения обезьян из леса в степи, это поединок габаритов и мышечных масс. Хотя попадаются вертлявые исключения, но долго не живут. Чистый спорт, неиспорченный командным мышлением или научными достижениями, вспышки умело направленной силы. Хлоп - и Примат в шестнадцатый раз припечатал "слозада" к ковру. Правда, осторожно - насколько это возможно на тренировке. Ничего, и на улице соперника будет праздник - перерыв в пять минут, не больше, и он позволит повалять себя - ведь отработка бросков предполагает и отработку падений.
  
  Мамка перестала бросаться ногами, а предположившие лето обезьянны - шевелить ими. Она пожалела их, измученных непривычными движениями и неуклюжестью первой тренировки, и дав им немного отдохнуть, перевела их из просторного зала в меньший, в тренажерный. Обезьянны, удивляясь упругостью ее походки и своей, быстро наступившей усталостью, расползлись по солидным, херманкской фирмы "Хрючман андер вундер тренадерар" тренажерам. Удобным и красивым, всем видом своим восхваляющим рекламную стройность. Поглядев на усталую Безьянну, Шимпанзун попыталась вспомнить, что именно пел рафинированный продавец из спортивного отдела - что-то насчет невозможности отказа, и не согласилась с ним.
  
  Примат хорошо поработал, оставив на ковре два-три килограмма того самого, сбрасываемого веса. Проигрыш в весе дает выигрыш в очках. Затем они, на пару с будущим чемпионом близлежащих окрестностей направились в душ, попутно разбирая удачи и просчеты. Ему нет смысла утаивать секреты мастерства - даже если чемпион вдруг выдаст лучший в жизни бой, то все равно он должен будет уступить - Примата постараются довести до финала, и уже там он, сэкономив в отборе силы, схлестнется с приезжими тяжеловесами. От него ждут только финальных побед, и пока у него это получается.
  А в коридоре слышна музыка - на обезьяннской половине мамкинг. Там, точно так же, как и он, озабочены лишним весом, однако борются с ним под модные ритмы и на фирменных станках. Проходя мимо приоткрытой в тренажерный зал двери, он бросил внутрь любопытный взгляд - спиной к нему, на станке, кажется, уснула обезьянна. А ноги у нее ничего, и спина, и "не только" - зачетец. Да и гевронский костюмчик лег на тело в самый раз - и может быть неплохо, что он не рассмотрел лица? Вдруг оно испортило бы впечатление "не только"?
  
  Шимпанзун повисла на тренажере - сил нет.
  ***
  
  
   "...бюст, бюююст, бюююююююю..."
  
  - Оделись?
  - Да.
  Первым ответил Семь. Он младше брата на год, а значит за ним закреплено право на некоторую, не строго, но определенную безответственность.
  - Ничего не забыли?
  - Нет.
  Теперь ответил Восемь. Он старше брата, и права на безответственность у него нет. Раз так, то его слово должно значить дело, и прежде чем произнести его, он убедился, что вещи, пусть кое-как, но все же расфасованы по ранцам. Если дома "если что", то ответ держать ему, а отец, как известно, деспот.
  Детеныши, высыпав из залов множеством разнонаправленных движений - в спорткомплексе несколько секций, скатились в вестибюль и развалились здесь на беспорядочную возню. Примату хорошо известен этот принцип перехода шумящей быстроты в такое же шумящее болото, и он не особенно торопился после душа, зная, что ждать придется ему, а не наоборот. Главное, чтобы Семь и Восемь ничего не забыли - иначе на него наедет Абызн, на следующий день или сразу, по телефону.
  Однако доклады: легкомысленное "да" и солидное "нет" прозвучали, и кажется, что все нормально, завязаны шнурки и застегнуты молнии. Примат двинулся к выходу, сразу же став большой помехой нескольким визжащим траекториям. Говорят, что учителя по профессиональным нагрузкам идут вслед за космонавтами, и судя по шуму и суете в вестибюле, это действительно так. А улица сразу же за дверью, свежий воздух поспешил напомнить влажным волосам, что он и в самом деле свежий, и что весна - не почти, и что на вечер - но теплее. А это значит, что завтра утром, возможно, не будет хруста ледяных следов. На стоянке красным цветом блеснула отважная малолитражка, но без хозяина внутри.
  - Вон наша машина! - снова первым крикнул Семь, и проутюжив ранцем все пять не очень чистых, весенних ступеней, бросился вслед за предпочитающим слову дело братом.
  - А папы нет! - крикнул Восемь, вблизи убедившись в пустоте салона - ведь и пустота требует доказательств.
  - Наверное, в магазин пошел. Погуляйте пока.
  Мальчишки, толкаясь, вернулись и забросили ранцы на парапет, и снова убежали к машине. Примат спускаться не стал, остался у входа, на сухих ступенях, и принялся рассматривать проносящиеся мимо автомобили, конечно же не забывая присматривать за детьми. Но в роли сторожа и няньки долго побыть не удалось - появился Абызн, с двумя батонами в руках. Все ясно - большая семья, много батонов, да еще мечты о жировых отложениях - в общем, ясно все.
  - А вот и я! - крикнул скорее детенышам, чем Примату батононосный бодрячок.
  - Где тебя носит?
  - Эй, спиногрызы, быстро в машину! - вместо ответа отмахнулся батонами Абызн. - А ты поедешь?
  Примат пожал плечами, и вдруг, с удивлением, подозрением, с невероятной в своей внятности догадкой заметил бегство взгляда друга, за его спину, в сторону дверей. Знакомый стиль - вчерашнее утро, схожесть зрительных вычислений. Но - хлоп! Это Примата по охлажденной душем и свежим воздухом башке хлопнула своя же собственная мысль - а вдруг, там, за спиной? И что это, снова волнение? Или торможение, на грани "возможно" и "не может быть"? Но подозрение уже не охлаждает, а нагревает голову, глаза Абызна расширились от удивления, и показалось, что из рук его вот-вот выскользнут батоны. В кого же, там, за спиной, уперся взгляд Абызна?
  И Примат обернулся.
  
  - Здрасте, - вырвалось у Шимпанзун.
  - Здравствуйте, - медленно и четко проговорил обернувшийся большой обезьянн.
  - Физкульт-привет, - так же медленно выдавил из себя другой, поменьше, с батонами в руках. Она узнала - это те двое резвых пехтмуровских капедрила из вчерашнего морозного утра, но только по гражданке. А она неожиданно для себя, на секунду завязла в степном разрезе черных глаз большого. А он действительно большой - чтобы завязнуть, ей пришлось задирать голову. И это не смотря на то, что она выше среднего, то есть дылда. Да еще это "здрасте"! Хотя и эти двое тоже застыли в удивлении. Но секунда вязкого молчания прошла, озадаченные обезьянны остались позади, а рядом Безьянна, и Шимпанзун почувствовала, что сил бороться с любопытством у подруги хватит едва ли на пару шагов.
  - Знакомые? - в самом деле недолго выдержала она.
  - Нет.
  - Судя по фигурам, это твои вчерашние нападающие.
  Любопытство в ней - кипит.
  - Да, мне тоже так показалось.
  - Так ты их знаешь?
  - Нет.
  - Зачем же тогда поздоровалась?
  - Вырвалось.
  - Неспроста.
  - Спроста! Неожиданно - громила такой. Я испугалась - жить захотелось.
  - С ним?
  - Безьянна!
  - Автобус. Мы едем?
  
  - Папа, мы едем?
  Обезьянны очнулись от вопроса. Кто это спросил? Кажется, Восемь.
  - Что с тобой, Абызн? Можно дышать, - обозначил возвращение на мезлю Примат, хотя в роли первого находчивого обычно выступает Абызн.
  - На себя посмотри. Ноги не болят?
  - В смысле - отвисшей челюстью отдавил?
  - В смысле - отпавшей. Рас-плюс-чил. Так, - хлопнул он батонами и наклонился к сыновьям, - мы с дядей Приматом едем, а вы нет. - И Примату:
  - Смотри, остановку прошли.
  - Ну и что? - видя, как к другу возвращается находчивость и прогнозируя ее разрушительные последствия, осторожно поинтересовался большой обезьянн.
  - Так, сумки я забираю, - не обратив никакого внимания на "ну и что", Абызн забрал у сыновей ранцы. - Запомнили ту тетеньку, на которую дядя Примат пялился? Высокая такая, в светлом пальтишке. Кстати, - тут он опять вспомнил о товарище, - а пальтишко-то ей идет. Я ей об этом еще вчера хотел сказать, но не успел. Так вот, - он снова вернулся к детям, - слушайте, и не говорите, что не слышали! Проследить и выяснить, где она живет, ясно?
  - Мы не шпионы! - возмутился Семь, впрочем, без особой революции в голосе.
  - А зачем? - решил уточнить более дельный Восемь.
  - Конечно, не шпионы! Вы ниньзя, разведчики. Вам нужно выследить врагов, а что они враги, вы поймете, когда подрастете, и обнаружить спрятанный ими священный источник с, ессессвенно, сакэ. Чему вас на борьбе учат? - посмотрел на Примата Абызн. - Только не забудьте номер пещеры записать. Но через дорогу осторожнее, самураи, иначе я одному сепуку, а другому харакири сделаю, и мама не поможет. Ну, быстро за ними, их не видно уже.
  Абызн действительно деспот - мальчишки убежали без возражений, в сторону автобусной остановки, по следу скрывшихся в переходе стройных ног, в силу возраста им еще неинтересных. Представляя себя ниньзями, они пока не сильно задумываются - а зачем им, собственно, сакэ?
  - Теперь можно слово молвить?
  - Два "сникерса" с тебя, детенышам, а мне пиво.
  Зная друга, Примат не пытался помешать взрыву его спонтанной деятельности. Даже не возражал - слезами горю не поможешь. Но, примерно понимая, в какую сторону дунул сейчас ветер, и что это не со зла, а от большой любви и уважения, все-таки поинтересоваться уготованной для него судьбой он имеет право. Так уже бывало.
  - Очередная блажь насчет личной жизни друга?
  - Кто же о тебе, кроме меня, позаботится! А, сирота?
  - И мое мнение здесь, как всегда, не учитывается?
  - Естественно! Я твое мнение знаю, лапоть. Как она на тебя посмотрела! Это же любовь с первого взгляда, это же невооруженным глазом видно.
  - Твоим глазом, не моим.
  - Значит, она тебе не понравилась? Ну что же ты, говори.
  - Понравилась.
  - Тогда молчи, их уже не остановишь. Поехали, прокатимся.
  С Абызном спорить невозможно. Предназначенное в основном для жены переднее сидение снова жалобно скрипнуло, нашелся ремень безопасности.
  - Интересно, а как ты с женой познакомился? Афера, видно, была еще та?
  - Не без этого, - ответил внимательный к потоку машин Абызн, ожидая момента вклиниться и выехать на трассу, - вот только кончилось все быстро, в ЗАГСе. Хеппем да по энду.
  - Серьезно? Судя по детям, я бы так не сказал. Если я женюсь, ты, наверное, от скуки сдохнешь?
  - Скорее я сдохну, пока ты женишься!
  В потоке проем, и Абызн нажал на газ.
  - Нэ надо, батоно!
  - Сам нэ хачу, слющщий!
  
  Машина уехала, а на стоянке, перед спорткомплексом, там, где осталось еще несколько легковушек, не мешая торопливым в конце рабочего дня прохожим, вполне возможно, что в спешке своей не замечающим весны, остался стоять... некто? Неспешный, недвижный, в длинном сером плаще.
  Его голова седа, а взгляд тверд и выжидающ, и хорошо, что Примат его не заметил, и не видел глаз всадника из сна, и не понял схожести их точных выражений.
  А, возможно, никого и не было? Не было этого седого, тогда, когда Примат вдруг замер, столкнувшись нос к носу с вчерашней стройной обезьяной? И когда Абызн разговаривал с детьми, и когда они уже шли к машине. Если бы этот серый был там, то Примат, конечно же, обратил бы на него внимание. Но он ничего такого не заметил, не увидел, и не услышал, как под колесами автомобиля хрустнула пара прошлогодних листьев, которые по весне часто откуда-то приносятся уже теплеющим ветром. А не увидев и не услышав, естественно, он не смог удивиться серьезному виду незнакомца и прислушаться к странному хрусту прошлогодней листвы.
  Ну, а если спросить кого-нибудь из прохожих, обезьянна или обезьянну, нужен ли им, собственно, ангел? Да на кой - ответят они. Да к чертям собачьим! Вот если бы джин в медной лампе, а ангел... для чего, кому он нужен? Он неудобен. Так пускай молчаливые святые собирают оброненные им перья, ну а дружная братия, потом, на сером валуне, в честь упрямого сборщика процарапает короткую строчку: "Неизвестному святому". Где их братские могилы? Кто их знает? А кто о них помнит? Но все же есть взаимосвязь: перья, похожие на листья, и листья, похожие на перья.
  ***
  
  
   "...юююууст!"
  
  - Пока, Шимпанзун, и спасибо за компанию. Как это ты себя пересилила, даже сейчас не верится.
  - Пока. Завтра все тело будет болетью Сегодня еще ничего, а завтра точно.
  - А ты лучше вспомни, что ты мне говорила, утром.
  - А я что-то говорила? Утром?
  - Да, что я вредная и шумная.
  - Извини, а до ванны или после?
  - До.
  - До ванны я ничего не помню, - радостно призналась Шимпанзун, - это было во сне, наверное.
  - Наверное. Ты еще потом лбом в дверь врезалась. Потрогай шишку, не сон ли?
  - На месте. Наверное, поэтому я по утрам ничего не запоминаю. Слишком много дверей!
  - Но теперь моя очередь говорить.
  - Говори, - почти зажмурилась Шимпанзун.
  - Какая ты нудная!
  - Прости, больше не буду.
  - Ничего, проехали. Но послушай, хочу тебе еще кое-что сказать, о неожиданных, спонтанных встречах: что в первый раз это - случайность, во второй - совпадение, ну а в третий - закономерность.
  - О чем это ты?
  - О ком! Готовься к закономерности.
  - Ах ты об этом? Какая ты мудрая, Безьянна!
  - Опытная. Я старше тебя, не забывай, но и не напоминай слишком часто. Ну ладно, подруга, пока, на вахте встретимся.
  - Пока.
  Конечно же, странно, что она завязла во взгляде большого обезьянна. Судя по габаритам он житель одной из Пельмений, а по глазам - степной человек, древний кочевник. Интересная смесь! И не эта ли особенность смутила ее? Или потревожила. Или напугала. То, что она обратила внимание на обезьянна, это нормально. Она красива и свободна, и может влюбиться в кого захочет и когда захочет, стразу или постепенно. Например, столкнувшись в дверях спорткомплекса или познакомившись в автобусе, или зимой в лыжных снегах, или летом в пляжных песках. У нее с этим нет проблем и зависит только от нее. Однако в черных зрачках "большого" она разглядела, или только почувствовала притаившуюся степь, а над нею ночь, а в ней упрямый ветер тьмы. Скрытое предупреждение, а может предубеждение, как вчерашний сон, один из многих, но почему-то запомнившийся, и видимо поэтому потревоживший ее.
  А она и в самом деле часто не помнит своих утренних действий - если ее рано разбудить, то она не обезьянна. И то, что врезалась лбом в дверь - не первый случай, шишек полно. Наверное, потому у нее не короткая стрижка, а длинные волосы. И второе правило - она не запоминает или сразу забывает сны, и то, что черный взгляд "большого" вдруг оживил один из них, вчерашний, удивило ее.
  Будто бы она на берегу быстрой, горной реки - скользкая от дождя трава, а мост сломан весенней водой и машине по нему не проехать. Можно только пройти по мокрым бревнам. А на капоте "УАЗика" ее будущий ребенок, и у него синие, яркие, какие бывают только у детей, глаза, и белые, вьющиеся, как на фотографиях из ее детства, волосы. Это девочка, ей не больше года, но волосы уже длинные и тонкие, а сон цветной. Дочка сидит на теплом капоте, она стоит рядом. Пенится вода и зеленеют склоны, и Шимпанзун чувствует их опасную весеннюю влагу и скольжение беспокойных копыт на мокрых бревнах моста. Вокруг столпились всадники. Их четверо, они кружатся вокруг нее на своих лохматых, степных лошадках, а главное - вокруг ее ребенка, и рассматривают черными зрачками сквозь удобные прорези век синеву глаз и белизну волос. Нет злобы, лишь только любопытство, и они громко, искренне удивляются яркой синеве и вьющейся белизне, они никогда не видели такого. Черные, как отражение космоса глаза кружились хороводом, и кажется, она чувствовала, там, во сне, запах коней и седел, слышала короткие, непонятные слова. А еще шумела река и сочился влагою мост, и склон за ним набухал водой и зеленью травы, но железо капота грело и сушило.
  Странный сон, Безьянна сказала бы: "Не к добру!". И неудивительно, что заметив степь в глазах большого обезьянна, она вспомнила этот сон и задержалась в его взгляде. А он тоже оцепенел, удивился, замер. Все это выглядит, в общем-то, смешно, если при этом не помнить сна.
  Маленький город, а в нем маленькая площадь. Она отдана пешеходам, и сейчас их много, особенно молодых мам с колясками. Для них вдоль площади установлены скамейки, по ряду с обеих сторон, но позже, вечером, их оккупируют горластые старшеклассники и старшеклассницы, и это место встречи изменить нельзя. Она помнит себя среди таких же громких стаек. А зимой здесь устраивают высокую елку в крашенных огнях, а перед ней устанавливают две скульптуры из снега и льда: Колотун Байке с бородой и большим красным носом и Дрыбадун Ага с длинной желтой косой. Но это на праздник, а сейчас множество спешащих, или наоборот, неспешных прохожих, и она среди них.
  А на пути к дому два киоска - в одном цветы, в другом газеты. У обезьянн существует милый обычай - дарить цветы любимым. Этот древний анахронизм достался им с доисторических времен, с давних пор матриархата, когда еще водились слозубы, и зажаренная туша с трудом добытого врага непременно должна была быть украшена венками из цветов. Чем пышнее, тем лучше. Оттуда и мода на цветастые похороны и непременные салаты.
  Уже тогда слозубов было мало, и поедание мяса превращалась в пиршество, в праздник. Было, однако, одно неудобство - у слозубов ядовитые уши, ими они и охотились, в том числе и на обезьян. И если глава ритуала - Обезьянна Прекрасная, первой надкусывающая ухо - Священный Укус, отравившись, тут же испускала дух, то все венки отходили к ней. Ее так и хоронили, торжественно и с почестями, завернув в непрожаренные уши и усыпав множеством цветов. Милый, в общем-то, обычай, одно слово - матриархат, даже не архаика, но все равно красиво.
  Но цель Шимпанзун не цветы, а программка - в Северообезьяннске телек ловит целых пять каналов. На каждом из них любящие себя журналисты со вкусом и жаром спорят, правда, в основном друг с другом, о свободе слова и о вкусе начальственных голенищ, и пахнут ли деньги, и прочая, прочая, прочая... А еще сериалы - так что без программки не обойтись.
  Покупая программку, она не вдруг, а неожиданно заметила двух мальчишек и сразу же их узнала - когда она на секунду завязла во взгляде, они тоже были там. Она поняла, что это детеныши того, с батонами. Так получается, что Безьянна права? Насчет теории закономерностей? Так вот почему неожиданно, а не вдруг - потому что закономерно, потому что она уже прослушала краткий курс. Она спряталась за киоском - детенышей несложно обмануть, нужно просто подождать и поймать за руку эту самую неосторожную закономерность.
  - Привет! Давно не виделись.
  Мальчишки почти врезались в нее, слишком увлеклись преследованием.
  - Здравствуйте, - смущенно, но внятно произнес старший, лет десяти. Младший смущенно промолчал.
  - Вы что, следите за мной? Признавайтесь, раз попались.
  - Нет, мы гуляем, - подал голос младший. Ему на вид лет девять.
  - Да, нам программку купить нужно, - нашелся с объяснением старший.
  - Понятно, покупайте, - не давая времени на развитие детской хитрости, предложила Шимпанзун. - Ну что же вы, нет денег?
  - Нет, - признался младший, и улыбнулся, наверное оттого, что денег нет, или оттого, что сказал правду. В этот раз.
  Это братья, это видно, и видно, что в их глазах не прячутся темные степи. А что же там тогда? Наверное, батоны?
  - Ясно с вами все, - Шимпанзун перестала пытать детенышей, и купив два "сникерса", предложила им сделку. - Ну что, я вам по шоколадке, а вы мне правду, идет?
  - Нет, нам "сникерсов" не надо, - засопротивлялся старший.
  - Нам их дядя Примат купит, - пояснил, гордясь правдивостью, младший.
  - Так это дядя Примат послал вас за мной шпионить?
  - Нет, это не дядя Примат, это папа, - разговорился младший.
  - Он дядю Примата женить хочет, - теперь пояснил старший.
  - Вот как? - хрустнула обертками шоколадок Шимпанзун.
  - Да, у папы с мамой это самая любимая тема, - среагировал на хруст старший, - мама говорит, что дядя Примат лопух.
  - Большой лопух, - уточнил младший.
  - Вечный, - поправил его старший.
  - Может быть, - помедлив с выводом, согласилась Шимпанзун. - А этот дядя Примат, он такой огромный?
  - Да, он борец, чемпион!
  - Они с папой друзья.
  - Значит, - снова хрустнула обертками Шимпанзун, - папа старается, а дядя не поддается?
  - Нет, - четко ответил младший, не отрывая глаз от "сникерсов".
  - Он же не лопух, - незаметно для себя намекнул об исчерпанности темы старший, так же внимательно рассматривая обещанную награду.
  - Ладно, сыщики, - протянула им шоколадки Шимпанзун, - идите-ка домой.
  - Спасибо! - вежливо поблагодарили рассекреченные, но еще не осознающие женского коварства шпионы.
  
  Закономерность... бывает же такое на планете обезьян? А вот ангела-то, ну ни одна, буквально - ни одна обезьянна не заметила! Цивилизация... ет-ти ее ети. Нацепили ботинки и перчатки, вот и растеряли былую форму и возможность поджатого хвоста. Вместе с хвостом. Одни традиции остались! И почти все без первоначального смысла.
  Правда, нужно признать, что ангел был в камуфляже - в плаще цвета сухого асфальта и бетонных блоков, и с поднятым воротником. Наверное, поэтому вечерние, но не так чтоб очень задумчивые прохожие просто шагали мимо, а возможно и сквозь него.
  А может, тактичный ангел просто не хотел тревожить обезьянн своим ангельским видом и взглядом? Не очень-то приятно, чапая со службишки да в домишко, вдруг наткнуться на мужика с валунами вместо глаз и с крыльями за спиной. Нелюбопытно, даже опасно - перед его лишним шагом или своей дурной мыслью?
  Ну а все же, если любопытно, а страх высоты вполне терпим? Тогда вперед, по кочкам - в музей или в старую церковь, пялиться на иконы в рост человека, и чтоб не раньше Средневековья и не позже Возрождения, на рисованных суровых мужиков с валунами вместо глаз и с крыльями за спиной, так похожими на длинные плащи. Как они летали, или все еще летают, с такими глазами-валунами? А как, читающий эту книжку североморец, или северообезьяннец, плавала подводная лодка "К-21" с двумя вестибюлями на левом боку? В смысле - по левому борту? То-то (типа... как бы)! Обознатушки, перепрятушки.
  ***
  
  
  
  
  10. Третий день на планете обезьянн.
  
  
  Первый летний месяц и первый его день. Так что, по крайней мере, календарно лето уже началось - от ледяного утреннего хруста, испытания БТРа, а так же начала предположений прошло, утекло вместе с растаявшим снегом много времени - целый месяц. Снег растаял, превратился в воду - лето в северных широтах наступает резко, как бы обгоняя короткую весну. В два, три длинных, потому что полярных, солнечных дня, когда скрученные в предстартовые клубки растения и выжидавшие в толстых почках листья вдруг распрямляются светло-зелеными взрывами. На два-три счета, в два-три дня, пугая чудом быстроты стремящейся к свету жизни. Зеленая революция, на плавном юге такого нет.
  Но жители Северообезьяннска, а в их числе Примат и Шимпанзун, назначенные бумажною судьбой в бумажные герои, привыкли к таким прыжкам различия цвета: из серо-черного, долго бывшего белым, в зеленый, и не удивляются этому. А так же частым переносам законов природы на привычки жизни, зачастую подстраивая свое поведение под неумолимую пружину перемен. Кстати, на гевронском "пружина" и "весна" - одно и то же слово, а в северообезьяннских школах многие изучают гевронский - все-таки соседи.
  Первый день лета, день защиты детенышей, но кажется, что защищать нужно взрослых. А все потому, что этот день совпал с началом летних каникул и последним днем работы секций, и детенышей, судя по несмолкаемому крику, совершенно не нуждающихся в защите, полный спорткомплекс. Шимпанзун и Безьянна, не всегда удачно уворачиваясь от шумящего движения, во всех направлениях и со всех направлений, сумели без потерь миновать вестибюль. Мимоходом Шимпанзун бросила быстрый взгляд сквозь оккупированные экзотическими растениями большие стекла, и ничего, естественно, не разглядела, но заметила, что Безьянна заметила это. Что это, условный рефлекс? Тогда Безьянна - наблюдательница ее рефлексов.
  - Волнуемся, подруга?
  - Отстань.
  Выйдя из дверей, они сразу же увидели красный автомобиль, и того "большого", которого зовут Примат, и двух мальчишек, с которыми Шимпанзун уже здоровается, и их отца, обезьянна помельче. Они, столпившись у машины, в ответ дружно и бесстыдно рассматривают обезьяннш. Сегодня последний день занятий, кончился мамкинг, началось лето.
  - Нравишься ты ему - жуть! - продолжила словесную бомбардировку Безьянна, не обратив никакого внимания на "отстань". - Стесняется, мужичонка, - искренне удивилась она, - бывает же, в наше-то время?
  - Перестань.
  Они повернули к остановке, и хор обращенных к ним взглядов исчез.
  - Мне кажется, и тебе он симпатичен?
  - Может быть. Пойдем пешком?
  
  А Семь и Восемь уже в машине и, как и положено, на заднем сидении. Абызн, вырулив на трассу и выдержав вежливую паузу, все же не вспомнил о бесконечности и решил прервать сеанс молчаливого ковыряния в носу чужой судьбы.
  - Ну что, неужели проехали?
  - Проехали, не надрывайся, - сразу же согласился Примат, не желая говорить на обозначенную в вопросе тему. - Я на повороте выйду.
  - Главное - не где выйти, а зачем, - поймал направление мысли друга Абызн. - Так где вы на "сникерсы" купились?
  Мальчишки вежливо хихикнули.
  - Не заводись.
  - А кто заводится? Но послушай: мне жена однажды сказала, так, между делом, в случайном разговоре, что мол, ей всегда во мне нравилось, так это моя авантюрность. Сказала и забыла, а я запомнил, и даже где-то горжусь ее словами. Про себя, понимаешь?
  - Правильно сказала, молодец. Иногда и обезьяннши говорят то, что думают, - улыбнулся Примат. - Наболело, видимо? Останови, приехали.
  - Останавливаю. Ты только не волнуйся.
  - А кто волнуется?
  - Я, за ремень безопасности.
  
  Шипанзун издали увидела Примата - вокруг киоска снуют обезьянны, а он выделяется ожиданием, сурово возвышаясь над всеми и решительно блестя узким серебром упаковочного пакета. А заметив, не удивилась, и даже обрадовалась тому, что Безьянна ушла и не видит подтверждения своей теории. "Большой" ее не видит - она подошла с другой стороны, и совершенно не задумываясь о тайном родстве пружины и весны, остановилась в двух шагах от высокой и явно неспокойной фигуры, с длинной розой в шуршащей обертке похоже что наперевес.
  А роза предназначена для нее, как месяц назад шоколадки для детей. Все очень просто, и главное - рядом. Наверное, почувствовав ее взгляд, вздрогнула движением широкая спина - и обезьянн обернулся. Теперь дрогнули глаза и в них качнулись степи, а в покачнувшихся степях попадали с лохматых лошадей лихие степняки. Сон, хоть и давнишний, в руку.
  Хрустнула цветочная упаковка, ясно что нервно, а ей снова вспомнились "сникерсы" - он растерян, это видно. Но видно и то, что растерянность хорошо поглощается черным цветом глаз, и Шимпанзун отметила про себя, что ей интересно смотреть на это поглощение. Но пауза слишком затянулась - наверное, потому, что он военный и спортивный? Хотя пауза сама по себе тоже интересна, но похоже, что первое слово за ней - иначе он начнет покашливать.
  - Здравствуйте, - поздоровалась она, зная, что звучит это немного насмешливо, но обязательно приветливо.
  - Здравствуйте, - прозвучали в ответ четкие, но все же медленные звуки.
  Опять пауза! Ах да, он же военный и спортивный, а это значит, что пауз должно быть не меньше двух, а если одна, то вдвое длиннее.
  - Первый шаг, он трудный самый? - решила разрядить обстановку Шимпанзун, понимая, что фраза ее больше похожа на команду "Апорт!".
  - Да... это вам, - к Примату вернулось сбежавшее на секунду движение и способность к действиям, правда, еще слабо осмысленным. Но он догадался протянуть ей цветок, который придирчиво выбирал, только что, в ларьке. - Безусловно, есть волнение.
  - Это очень заметно, спасибо.
  Кажется, они стали помехой движению и отвлекают обезьянн от покупки газет и сигарет? Квазимодо из степной Пельмении решил похитить обезьяннку-сиротку - вероятно, так думают они? Хотя он и не такой уж и Квазимодо, это она слишком, и не так огромен, как кажется со стороны - она достает ему до плеча, но интересно - найдется ли в толпе смельчак, готовый броситься на защиту сиротки и вступить в бой со спортивным монстром? Вряд ли, да и она не сирота, но обратила внимание на пару брошенных любопытных взглядов. А у претендента, похоже, с мыслями снова "брэк" - кажется, есть такой термин в спортивном языке. Она слышала это слово в спорткомплексе, когда, и в этом стоит признаться, тайно наблюдала за поединком сейчас застывшего в смущении обезьянна.
  - Наверное, я выгляжу смешным? - кажется, догадался о ее мыслях Примат.
  - Есть немного, - согласилась она. - Но часто бывает, что последним смеется... кто?
  А сама подумала: "Не перестараться бы с границами независимости"!
  - Так я вас провожу?
  - Угу, - и снова мысль: "Ну наконец-то!". - Правда, идти всего ничего - вон мой дом, - кивнула она.
  - Хорошо, что так поучилось, что вы ко мне подкрались, - не меньше, чем через десять шагов, "из невногу в невпопад" подал голос Примат, а она снова вспомнила слово "апорт", - если бы произошло наоборот, вы бы, наверное, от страха умерли.
  - Нет, один раз я уже вздрогнула, - Шимпанзун приободрила обезьянна за попытку тяжеловесной шутки, - сейчас это уже не так неожиданно.
  - Я помню, тогда, в дверях, - заулыбался Примат. - Честно признаться, я тоже тогда вздрогнул, слегка.
  - Неужели я так плохо выглядела?
  - Вы мне нравитесь, - на двадцатом шаге заявил Примат. Они уже почти подошли к подъезду.
  - Ого! Я вижу, шок уже прошел?
  - Почти, но это действительно так.
  - Послушайте, - Шимпанзун остановилась на своем двадцать пятом шаге, - мы с вами разговариваем в первый раз, а уже такие признания. Это даже не интересно. Вы всегда такой решительный, со всеми?
  - Не всегда, и уж точно не со всеми. Но бывает, достаточно одного взгляда, взаимного, я имею в виду, и все становится понятно.
  - Вы меня пугаете.
  - Почти понятно, - поправился Примат, пугая прежде всего сам себя, - иначе, зачем же вздрагивать?
  - А бывает - взаимно опасно. Так бывает?
  - Бывает. Еще бывает, что некуда бежать.
  - Значит, и я вас предупредила, - вышла из двадцать пятого шага Шимпанзун. - А вообще-то завидую я вашей понятливости - мне бы так научитьсяю Понимать, я имею в виду.
  Обезьян кивнул, видимо, не очень понимая, или воспринимая смысл произнесенных ею слов.
  Вдруг, неизвестно откуда, вероятно с площади, прилетел и крутанулся быстрый ветерок, и дернув Шимпанзун за волосы, бросил к ее ногам из прошлого года осенний лист. Рябиновый, сухой, подвижный, и почему-то неразвалившийся.
  - Смотрите, осенний лист! - удивилась Шимпанзун, и из ее голоса исчезли все издевки и команды. - Откуда он взялся?
  - Наверное, ветром принесло, - в свою очередь позабыв о своих глубоких мыслях, озвучил очевидное Примат. - Всю зиму где-то отлеживался, а вот теперь решил полетать.
  - В берлоге у медведя?
  - У белого.
  ***
  
  
  
  
  11. Зеркальный телескоп.
  
  
  Как же бывают смешны эти обезьянны, если понаблюдать за ними в зеркальный телескоп. Как легко им удивиться ветру и случайному листу, и при этом не заметить взмаха крыльев взлетающего ангела, перепутать взмах и ветер.
  Огромное зеркало телескопа собирает всякие мелочи и фокусирует их на приемной линзе, а компьютер, подчиняясь программе, замечает нужные и фиксирует отсортированный хлам на дискете наблюдателя... О! Разрази меня модем Великого Пуквайдера! Ру, ру, ру... На дискете гениальнейшего из пользователей. Но что там, на дисплее? Пара строчек, их притащила медленная мышь:
  Строчка - Примат...
  Строчка - Шимпанзун...
  Распечатка суеты с указанием маршрутов движения пыли:
  Примат после очередной тренировки прискакал в свою квартиру, и видно, в телескоп, что реальное время для него - вперед! Дверью - хлоп, сумку на пол - шлеп, куртку на вешалку - хась. Возбужден! Смешен? Быстр. На кухню - шасть, чайник на огонь - бряц, сам в ванну - плюх.
  Шимпанзун дома, и она тоже в ванне, но по-женски полно пены и не интересно - зеркальный телескоп боится влаги и не способен проникать сквозь модную пену. О чем-то задумалась? Почти спокойна, хотя, возможно, это просто та самая спасительная лень.
  Примат уже на кухне - тренировка пробуждает зверский аппетит, но на столе лишь чай и огромный сиротский батон со спортивной начинкой, и он приговорен. С аппетитом, как и с талантом, бороться трудно - он обязательно себя проявит.
  И Шимпанзун, соответственно, на кухне, и это враки, что обезьянны питаются одуванчиками, и правда, что они едят мясо. Но на столе лишь чай, последний глоток - и посуду в мойку. Да, безусловно, Шимпанзун - решительная обезьянна. А на столе-то что? Ой-ё-ёюшки-ёё - роза, подаренная Приматом. Высокий стебель в узкой вазе.
  Примат надевает новую рубашку и, о ужас - смотрится при этом в зеркало. Недоволен, вот только - собой или рубашкой? А зеркало у него в коридоре.
  И Шимпанзун у трюмо, недовольно снимает с себя блузку - не нравится, проблема. Шкаф открыт, а на кресле валяются, в беспорядке - но назовем его художественным и, естественно, небезобразным, еще несколько вещей.
  Примат оделся и смотрит в окно. А за окном дорога и тротуар, машины и прохожие, и взгляду не за что и не за кого зацепиться. Взгляд целится в часы - пора.
  И Шимпанзун глядит в окно, и надела совсем не то, что примеряла. За окном второй день лета, а на столе роза в породистой, похожей на бутылку вазе, а на руке тикают часы. Пора?
  Вау! Сказал или вот-вот скажет продвинутый пользователь компьютера зеркального телескопа, вау - да у них свидание? Хотя есть опасение, что продвинутый не знает слова "свидание", а астроном не понимает языка продвинутого, но...
  Строчка - Ангел...
  Когда вспомнили и забыли о бедолаге белом медведе и о его снежной берлоге, и когда спало напряжение первых слов и был сделан новый шаг, ни он, ни она не обратили внимания, не заметили... А собственно, и что с того? Ну кому он нужен, этот нудный, в сером плаще с поднятым воротником! Первый, а затем и второй день лета, а вечером задуман первый поцелуй, вот только взгляд у нудного - как будто все знает наперед, а под ногами - послушный ему ветер и прошлогодние в нем листья. Интересно, а ему-то нужен - кто? А листья - что? И ветер - почему?
  Строчка - рыба...
  Большая рыба в прозрачном течении реки. Она еле двигается, и ленивые волны точных усилий холодной достаточностью плывут по ее длинному телу, от головы к хвосту. Кажется, что это небольшая акула - так стремительны ее обводы и уверенность хищника в несложном движении, и знание законов чистой воды. Но это не акула, это семга - длиною в руку. Вы на мосту, а она в реке, и вас разъединяет поверхность - граница двух миров, теплой и холодной крови. Она смотрит на вас, а вы на нее. "Интересно, о чем она думает сейчас?" - думаете вы, хотя прекрасно знаете, что у нее нет мозгов, а у вас удочки. И это отсутствие объединяет вас - рыбу и человека, ленивую семгу в прозрачной воде и праздного прохожего на пыльном мосту.
  А может быть, она думает, что вы ангел? Ведь вы по ту сторону, и солнце блестит у вас за головой, и откуда ей знать, кто вы есть на самом деле: поверхность - граница миров. Ее - прозрачного и плотного, шумящего струями надежной воды, и вашего - с пылью на твердой земле и с гулом машин за спиной. Но если вы ангел, то добрый - у вас нет удочки, и вы еще не бросили камень. Ей с вами повезло. Но выше по течению другой, злой ангел в камуфляже уже поплевал на железные крючья, и ей с ним может не повезти. Откуда ей знать, что вы не ангел, а человек, а тот, другой, не демон, а рыбак? Она не училась в человеческой школе и не знает деления на людей и ангелов, и даже не подозревает, что сама она хоть и семга, но все-таки рыба. А если сорвется с крючка, то будет рассказывать потом, что видела сначала ангела, а позже демона, но другие семги не поверят ей и будут смеяться, размножаясь.
  А может быть кто-то из нас, загорая утром пузом кверху, вдруг увидит, как и эта рыба, ангела в высокой синеве? Это возможно, если сильное солнце, а если с утра и с будуна - то почти предопределено. И если это вы, то вы подумаете: "Ангел!", понимая, что ваши миры разделены. Если это добрый ангел, то, скорее всего, вы лишь обгорите в его взгляде... а если нет? Тогда, возможно, он уже приготовил свои железные крючья, и вам ничего не остается, как только перетечь на живот и отвернуться от опасного неба. Нечего пялиться на ангела, даже если вы смельчак с утра и с будуна, и откуда вам знать, что это добрый ангел, и что вас там не называют семгой? Вы же не учились в ангельской школе и никогда не слышали о зеркальном телескопе, и не знаете, что в теряющем синеву и набирающем черноту вечернем южном небе, подсвеченным уже севшим Солнцем и пока еще одинокой точкой Марса, летящий к гнезду журавль похож на парящего демона ночи. Но если он крикнет, то выдаст себя - ангелы не кричат по пустякам. Словно гриф, терпеливо скользящий над саванной в поисках падали, ангел тоже крутит своим блестящим черепом в поисках... вас, не вас? Счастливого полета!
  Строчка - тук-тук...
  Расхлебеньте сайты! В компьютер зеркального телескопа влез непрошенный гэвэнэк. О, заешь меня Сиволапый Принтер! Пссс... пссс... конечно же хакер-соплежуй, пссс... обрывочный вирус:
  "...Морис снова загорелся желанием и почувствовал прилив новых сил. Белая лучезарная жертва - Жильберта - с запрокинутой головой, с закатившимися глазами, с полуоткрытыми губами тяжело дышала, изнемогая, но вдруг привскочила и воскликнула в ужасе:
  - Что это такое?
  - Да подожди же ты, - сказал Морис, удерживая ее в объятиях.
  Но она вырвалась и одним прыжком ринулась с постели. Забившись за кровать она в ужасе показывала пальцем на фигуру, появившуюся в углу комнаты, между камином и зеркальным шкафом...
  - Сударыня, не бойтесь, - произнес нежный голос.
  - Кто вы такой?
  - Я - ангел, - ответил голос.
  - Что?
  - Я ангел...
  - Да, но какого черта вам здесь надо?
  - Вот именно, - вторила голосу своего возлюбленного г-жа дез Обель, - что вам здесь нужно?
  Ангел ответил:
  - Мужчина, преклони свой слух, женщина, внемли моему голосу. Я открою вам тайну, от которой зависит судьба вселенной. Возмутившись против того, кого вы считаете творцом мира видимого и невидимого, я готовлю восстание ангелов.
  - Ах, бросьте это, - сказал Морис, пожимая плечами, - не будете вы восставать против...
  Он указал на потолок, не решаясь договорить.
  - Разве вы не знаете, что сыны божьи уже восставали однажды и что в небесах разыгралась великая битва?
  - Это было давно, - отозвался Морис, натягивая носки...
  -...я перечитал все древнееврейские тексты.
  - Вы знаете еврейский язык? - воскликнул Морис.
  - Это мой родной язык. В раю мы долгое время говорили только на этом языке.
  - Так вы еврей? Я, впрочем, должен был догадаться об этом по вашей бестактности...
  - Господин Аркадий (среди ангелов Абдиилом), - сказала г-жа дез Обель, - уйдите, пожалуйста. Мне ужасно неловко, что я в рубашке перед двумя мужчинами. Поверьте, я к этому не привыкла.
  - Успокойтесь, сударыня, - ответило видение. - Ваше положение не так уж двусмысленно, как вы полагаете. Вы не перед двумя мужчинами, а перед мужчиной и ангелом...
  Она окинула незнакомца взором, который, пронизывая темноту, различил с тревогой некий неясный, но достаточно существенный признак, и она спросила:
  - Сударь, а это действительно так? Вы правда, ангел?"
  Пссс... пссс... Вирус исчез - захлебеньте сайты!
  ***
  
  
  
  
  12. Четвертый день на планете обезьянн.
  
  
  Интересное это место - городской парк Северообезьяннска. Когда-то на месте города рос роскошный сосновый бор, и первопроходцы, отмечая отличия высокой стройности от окружающих диких сопок, предпочитали останавливаться именно здесь, среди вековых сосен. Как известно, ветер разбивается о высокие деревья, да и река рядом, и северное, с песчаным, в последствии засыпанным гранитными обломками, берегом море. Удобно и красиво. Но затем появились первостроители, с бульдозерами, с шагающими экскаваторами, с самосвальными грузовиками и, вырубив удобные сосны, построили из них необходимые бараки. А первовоенные, по-обезьяннски - перводрилы, из того что осталось и из привезенного из других мест леса соорудили себе казармы. Позже, когда уже были готовы пристани для кораблей молодого северообезьяннского флота, и когда запустили пекарню, колбасный цех и главное - завод железобетонных изделий, то дома стали строить из блоков, а старые сосновые бараки за ненадобностью снесли. Но и сейчас северообезьяннские дети, правнуки первопроходцев, внуки первостроителей и сыновья первовоенных, играя в войну, прятки или бомбистов, все еще бегают среди кое-где сохранившихся пней.
  Но обезьянн, как известно, звучит гордо, он преобразователь природы, и первообыватели, вспомнив сосны, с энтузиазмом осушили близлежащее болото и разбили на этом месте парк, а дренажные траншеи со временем превратились в очень даже живописные каналы. Правда, парк получился без сосен - уж очень долго они растут.
  Да, парк получился ничего - небольшой, но симпатичный, в полторы аллеи. Так что свидания северообезьяннские влюбленные стали назначать как раз на пересечении этих самых полутора аллей, у памятника самому известному русбанду - Великому Тоталитарину. Тоталитарин и в самом деле был велик - он вовремя узнал два точных ответа на два срочных вопроса: "Кто виноват?" и "Что делать?", а указующим перстом указывал - делать, собственно, куда. Он считался первейшим из революционеров и создателем Союза Сообезьяннских Сохлюпий Русбандии, сокращенно - СССР, и поэтому в каждом мало-мальски уважающем себя парке торчал обязательный ему памятник.
  А жители Северообезьяннска, покрасив героя истории и его перст в золотой цвет, с годами переменив почитание на снисхождение, тем не менее не изменили привычке собраний и все так же продолжают встречаться у его сияющих ботинок. А вот золоченых куполов и белых минаретов в Северообезьяннске никогда не было, зато есть ЗАГС. Позабыв о Боге, помни о ЗАГСе, спешащий на свидание обезьянн!
  Вот и Примат, а сегодня он резвый малый, не изменил общегородской традиции и назначил Шимпанзун свидание у Блистающего Тоталитарина, на вечер. А проходя мимо ее дома и мимо цветочно-газетно-сигаретного киоска, не удержался и, поддавшись хорошему настроению и влиянию надгоризонтного Олнцеса, обещающего теплый вечер, подменяющий в этих широтах и в это время ночь, купил-таки розу, но на этот раз белую. Начало лета, и белых роз полно - скоро экзамены и затем гуляющие белыми ночами выпускники, так что цветы пользуются спросом. Понимая, что поддался скорее чувству, а не разуму, и немного стесняясь цвета, он остановился у олнцесноносных ботинок знаменитого революционера.
  Шимпанзун он увидел издалека - косые лучи свежего и бесконечного заката пронзают светлую и еще неплотную листву, и аллея от этого кажется полосатой, а фигуры прохожих изменчивыми. Приближаясь, Шимпанзун как бы мигала в этом теплом свете, сияла в его глазах, а он, не забывая о цвете розы и принимая волнующую его субъективность, соответственно волновался и любовался ею - в такт света и тени. У киоска было легче - там или пан, или пропал, а здесь свет и тень, быстрая их смена, и он немного растерялся от этой игры. Чувствуя себя напрягшимся валенком, он молча протянул подошедшей обезьянне белую розу.
  - Где-то это я уже видела, и кажется, совсем недавно, - приветливо улыбнулась Шимпанзун, однако в глазах ее блеснула необходимая, но незлая издевка, а в голосе зазвенел вопросительный смех, - дежавю?
  - Жулемашпасизжю, - попытался пошутить и выбраться из своего войлочного состояния Примат, - вот только цвет другой.
  - Я заметила, спасибо, - чувствуя в его поведении войлок и понимая причину, попыталась помочь прекрасная обезьянна. - А почему белая? Не скажу когда, но школу я уже закончила.
  - Я понимаю, - все еще борясь с непослушными валенками, оправдательно согласился на вид суровый обезьянн, - захотелось белую подарить, вот и все. Понимаю, что не совсем к месту, но устоять не смог. Цветок очень понравился... А тебе?
  - И мне. Спасибо за цвет, и за цветок.
  Хитрец Примат применил первое "ты", но он же не бабник, и для него это относительно трудно. Да еще валенки мешают!
  - Нет, если не нравится, то можно помадой подкрасить, - не на шутку и все также валенкообразно расшутился он.
  - Или лаком для ногтей?
  - Перламутровым? - сквозь стихающий свист улетающих за границы парка валенков предположил отважный сегодня обезьянн.
  - Я уже начинаю разбираться в твоих вкусах.
  О! Это ответно "ты"? И валенки, преодолев трудные границы, упали в океан, намокли, утонули. Только вкус здесь ни причем - он подсмотрел, а она это видела. Но что говорить - в общем-то не очень важно, важно что слушают и отвечают, и неважно - что.
  - Так быстро? - якобы удивился приободренный обезьянн. - И спасибо - я рад слышать, что у меня есть вкус. Правда, во мне уже поселилась ревность - ты всегда так наблюдательна, со всеми?
  Ответное дежавю? О! О! О!
  - С интересными мне людьми.
  Но все-таки некоторая скованность осталась, или это просто статичность.
  - Пройдемся? - желая разрушить неподвижность, то есть помеху устремлений, предложил Примат.
  - Пройдемся... а куда?
  - А не все ли равно? Слишком уж Тоталитарин ботинками блестит, и мне кажется, подслушивает. И подглядывает тоже.
  - Стесняешься?
  Шимпанзун улыбнулась, а он не ответил. Они пошли по аллее, по той, которая половина. Там меньше обезьянн и больше тени, а в конце недлинная лестница в несколько широких ступеней, и эта лестница имеет, а такое случается у обезьянн, свой тайный смысл.
  - Ты мне про школу напомнила...
  - Кто кому напомнил, - усмехнулась в белую розу Шимпанзун.
  - Да, конечно, - поспешил согласиться Примат. - В школе, если ты еще помнишь, не только учатся...
  - Я помню, я еще не такая старая.
  - Извини, - опять поторопился он. - Так вот, классе, кажется, в восьмом, мы с друзьями начали бегать за девчонками. Какие-то романы завязывались, скорее - показательные... Тем более я был подающим надежды чемпионом, кем, в общем-то, и остался. Влюблялись - а как же, не без этого. Время пришло.
  - Время виновато?
  - Конечно. И тогда само-собой родился прием борьбы с неловкостью первой встречи, так это назовем. Хочешь, испытаем? Я вспомню старое, а ты узнаешь что-то новое.
  - А это не опасно?
  - Я буду рядом.
  - Это и пугает, - снова спряталась за белую розу Шимпанзун. - А это испытание, оно не сложно? Я ведь чемпионка без всяких надежд. Не хочу погибать в расцвете лет, - объяснила она.
  - Ничуть не сложно, - попытался успокоить ее Примат, - вот послушай: гуляешь со своей возлюбленной, кормишь ее мороженым...
  - Интересная подробность.
  - Запомнил. Ешь, естественно, и сам, и незаметно, случайно, то есть ненарочно, и это важно, подводишь ее к какой-нибудь лестнице - размеры не важны. Чем меньше - тем смешнее. И тут начинаются страхи: "Посмотри, какая крутая! А ступени какие неудобные! Дай руку, а то упадешь! Держись, а то разобьешься!" Хватаешь возлюбленную за руку - и вниз, или вверх. Без разницы. Смешно и весело, а главное - первый барьер сломан и синдром преодолен, к последней ступеньке вся скованность исчезает. Все, такой вот простой приемчик.
  - Интересный метод. А мы не к лестнице случайно идем?
  - Именно случайно! Вон она, затаилась совсем рядом.
  - Лестница в кустах?
  Примат кивнул, уличенный в праведной лжи. Лестница в несколько ступеней, и он, встав на первую, честно протянул руку помощи прекрасной обезьянне. Символизм, но часто именно символы остаются в памяти и со временем наполняются глубинным смыслом. Шимпанзун, подчиняясь предложенным ей правилам игры, поймала его руку. Глаза, улыбки, белый цвет - они шагают вверх, рука в руке, ну а когда настанет секс - игра для взрослых, то очарование руки исчезнет, и это тоже правило.
  На верхней ступеньке Шимпанзун остановилась, обернулась, как бы прислушиваясь к чему-то у себя за спиной.
  - Ты ничего не слышишь? - спросила она у Примата, заглянув в его степные глаза.
  - Нет. Сердце громко стучит, - простодушно признался он.
  - А ты послушай. Там, внизу, падают обломки первого барьера.
  - Торопиться не будем? - промедлил с догадкой одновременно счастливый и бравый обезьянн.
  - Не будем, - спокойной улыбкой поблагодарила за догадку красивая своей обезьяннской природой обезьянна.
  ***
  
  
  
  
  13. Резьюм.
  
  
  На этом завершился четвертый день на планете обезьянн. Казалось бы, сухой отчет, протокол наблюдений за началом взаимодействия одной из пара-форм, его и ее, Примата и Шимпанзун. Но для них это был длинный день - такие случаются в жизни. И его трудно размолоть на отдельные пылинки, чтобы потом удобнее рассматривать в зеркальный телескоп, здесь не поможет даже электронный центрефуг.
   Землянин! Если в твоей жизни не было длинных дней - ты зря прожил эту жизнь, бросай все и беги их искать. Ну а если захочется конкретики, то зачем утомлять ожиданием угрюмого читателя - читай Минздрав. Но если ты, о земной или очень уж приземленный читатель, осилил четвертый день Мезли - то выходит, что ты не Бандер Л.? А если осилила, то не Ванна К.? Выходит, что так.
  А в этом дне было еще много чего: белая ночь, еще лестницы, со смехом внизу и наверху, касание Олнцеса горизонта, открытая волна, спокойная по случаю белой ночи и хорошей погоды, и намек на летние сумерки - пора домой. Все как у людей, в смысле - как у обезьянн.
  А был еще поцелуй, едва прикосновение. О, Необандерлог! О, Антикакка! О, Читалишче! Вспомни, брат по изгибу серых извилин или удрученная в их поисках сестра, как Примат, глядя на идущую по аллее Шимпанзун, вдруг затерялся в игре света и тени, и как остановилась Шимпанзун, прислушиваясь к звуку падения барьера. Вспомни, будь ты братэлла или сеструхэн, и ты поймешь, что большой и суровый на вид обезьянн и чарующая красотой и ленью длинноногая обезьянна по-своему не чужды эстетики. И хоть они не чересчур образованны и не слишком начитаны, но не зная точно, они все же подозревают о законах красоты, иногда противоречащих целесообразности.
  Объяснение - это едва прикосновение, чтобы запомнить движение губ навстречу, когда пространство близкого взгляда, сокращаясь, не измеряется длиной, а жизнь вдруг проникает прямо в воздух. Первый поцелуй не должен быть долгим, тем более страстным, движение и ожидание - вот главное в нем. И интересно - а знал ли при жизни об этом Тоталитарин, сейчас наблюдатель многих поцелуев?
  - Вот и второй барьер сломался, - сказала Шимпанзун, разглядывая лицо Примата. Хотя тому конечно же хотелось, чтобы она ткнулась носом ему в плечо, или грудь, или прижалась щекой, или чистым лбом.
  - Я не сильно тороплюсь? - все же осведомился он.
  - Нет, не сильно, - успокоила его она. - До завтра?
  - До завтра.
  Целуясь впервые, учись эстетике, читатель, и ежиков паси.
  Но для тебя, о молчаливый в себе декламатор, это завтра не наступит никогда - потому что прошел целый месяц. Так решил сочинитель, а если ты чем-то не доволен или озабочен срединным любопытством, то читай выше - у обезьянн все как у людей: белые зубы, мягкие губы, тугие струи, и обозначенное и недосказанное здесь не чуждо эстетики, избегающей, как ты уже знаешь, конкретики. Знай и то, читатель, что в этот летний месяц - длинный праздник чувства тел, больше не придумывались белые медведи и не снились непонятные сны, и не было странных серых мужиков, роняющих то ли листья, то ли перья из-под длинных плащей. Все путем: месяц-праздник, хотя, наверное, и в отсутствии ангела, во время отдыха и взаимной тесноты их посещали бредовые мысли - подвластен ли демонам скрип? Подчинены ли им вещи? Замечают ли они их? А нас? И чем тогда отличается обезьянн от вещи? Наличием души, умением считать, придумкой рая?
  Рай был найден.
  - Тебе не нравится Коломбус?
   В Русбандии очень популярен сериал о великом сыщике из Лос Попенса - Коломбусе. Длинные серии крутят, как правило, по пятницам, по вечерам, а телевизор, как известно, интереснее смотреть вдвоем и лежа.
  - Нравится, - в нос ответила Шимпанзун. Она к телевизору и к Коломбусу спиной, и не смотря на сопротивление Примата, зарылась носом ему в подмышку.
  - Чего же ты не смотришь?
  Он же к ней хорошо относится, он же беспокоится за нее.
  - Мне здесь интереснее, - снова себе в нос и ему в подмышку ответила Шимпанзун, пытаясь залезть еще глубже и не обращая внимания на смущение обезьянна.
  - Что ты делаешь?
  - А что я делаю?
  Примат смущен, и это смущение заставляет его отступать.
  - Это не самое ароматное место.
  - Тобою пахнет.
  - Вот именно, - отступает он. - Рай на Мезле?
  - Сейчас да.
  Она выдохнула горячий воздух и зарылась еще глубже, добилась своего - так был найден рай.
  А еще состоялось официальное знакомство с Абызном и с его семьей, и она узнала имена пронумерованных детенышей и снова подарила им по шоколадке, а с главой семейства случился короткий и секретный разговор:
  - Ну что же ты, произнеси что-нибудь, Шимпанзун? Примат отличный парень, а я его лучший друг.
  - Я заметила. Но ты лучше у него спроси - он же твой лучший друг. А потом, может быть, и мне расскажешь.
  А еще Примат таскал ее на футбол - в Северообезьяннске есть своя собственная команда, и называется она "Сверхбыстрый алеут", и никак иначе. Правда, что такое алеут, никто из обезьянн почему-то до сих пор не знает или с давних пор не помнит.
  И в общем и в целом был праздник чувства тел без глубоких раздумий - о конечности времени и о переменах погоды, а случайные комары, залетая в открытые форточки, бывало, оставляли на этих праздничных телах следы нечеловеческих укусов. Это было единственное но. Так что прошел целый месяц (о въедливый буквопоедатель, даже - буквопожиратель) под названием июнь, и наступил июль.
  А ты заметил, супервъед, как странно звучат названия летних месяцев у обезьянн? Июнннь... Июллль... Как будто, сыграв на баяне, их придумал мальчик Юнь Су. А зимние? Декабррръ... Январрръ... Видно, тут постарался Натюрлих Гросс, вохнувший бундес.
  ***
  
  
  
  
  14. Пятый день на планете обезьянн.
  
  
  Первое июля, праздничный день взаимной зависимости и добровольной несвободы застал Примата на стрельбище, а Шимпанзун у духовки, что может быть сравнимо по звукам, но никак не по запахам.
  Штабные отстрелялись до обеда, и Примат, подтвердив обычную твердость руки, стандартно сбежал со службы и, немного волнуясь и опасаясь неудачи ожидания, все же обнаружил в ларьке белую розу. Удача - роза есть, и он знает, что Шимпанзун не на вахте и должна быть дома. Немного быстрее, чем обычно взбежав по лестнице, он позвонил, спрятав цветок - признательный знак понятной сентиментальности, за спину.
  - Привет! Я, наверное, не вовремя? - шагнул он в коридор, принюхиваясь к чудесным запахам и понимая, что не только он планировал на сегодня сюрпризы.
  - Привет, ты всегда вовремя, - вытирая руки о передник, чмокнула в щеку Шимпанзун.
  Они знакомы уже целый месяц, и жаркие объятия, естественно, переместились из коридора-сразу в комнату-позже. А по выходным Шимпанзун удивлет его кулинарными изысканиями, и он в ответ честно удивляется - но сегодня не выходной. Ему было интереснее приходить к ней - частично в этом повинна кулинария, а Шимпанзун к нему - ей нравилась его комната, одновременно спортзал и спальня.
  - Совершенно случайно шел мимо. Дай, думаю, зайду?
  - Правильно подумал, заходи.
  У Шимпанзун в квартире почти стерильная чистота - а это, как известно, знак скрытой или явной стервозности. Он немного бардачен и, заходя к ней, он все еще чуть стесняется нарушить своим появлением не им установленный порядок. Но Шимпанзун смеется над этим и говорит, что в нем сидит старый холостяк. Он не обижается на слово "старый" и не спорит насчет "холостяк", однако ему безусловно приятно бывать у нее. А еще этот запах - и взгляд, изменив прямолинейности, попытался завернуть за угол, на кухню.
  - Вкусно пахнет! - признался он и извлек из-за спины розу.
  - Угу, - согласилась с очевидным Шимпанзун.
  - Ты помнишь, у нас сегодня праздник, полукруглая дата. Ты не забыла?
  - А что это за запах такой, ехидный? - вместо ответа сморщила нос Шимпанзун.
  - Ехидный? - не сразу догадался Примат. - То порох горелый, стреляли. А домой я не заходил.
  - Вот и мне пороха понюхать пришлось.
  - Хорошо, если так.
  - Редкостная гадость.
  - Ты не забыла? - не желая больше отвлекаться на мелочи, напомнил о важном Примат.
  - У тебя насморк? - улыбнулась его непониманию Шимпанзун.
  - Понял! Ну, тогда я побежал за ванной, фраком и шампанским?
  Примат изобразил намерение движения. Честно говоря, он не собирался задерживаться надолго, только занести цветок - знак внимания и сентиментов, и все. Иначе показательная стерильность выдавила бы его, пребывающего в состоянии пыльного стрельбища, вон. Тем более ему нравилась приверженность Шимпанзун к чистоте и женскому порядку. Он был этому рад, зная по опыту - давно не мальчик, что если обезьянна в доме - это еще не гарантия чистой посуды. Так что лучше стервозность, чем чумазость. А так как он знал еще и то, что сверхстерильность почти сумасшествие, то не слишком обострял обстановку. Старался, по крайней мере, и это у него пока получалось.
  - Не спеши.
  О, ужас - она потянула его на кухню, а он не снял ботинки! А как же стерильность? А скрытая стервозность? Почти сумашествие?
  - Башмаки!
  - За мной, и не спорь.
  В холодильнике оказалась пузатая бутылка шампанского, а в духовке пирог и усмиряющий все взбрыки запах.
  - Обойдемся сегодня без фрака. А ванна у меня тоже есть.
  - С тобою трудно спорить, Шимпанзун.
  - Я знаю, - снова согласилась с очевидным прекрасная в своем переднике обезьянна и, поместив розу в ту самую узкую вазу и проверив в духовке пирог, убежала в ванную.
  - Примат! - крикнула она уже оттуда. - Набери, пожалуйста, в вазу воды... и ты уже можешь снять ботинки.
  Он повиновался, а заглянув в ванную, обнаружил, что под струей воды набухает душистый ком пены. Не удивительно - у Шимпанзун много всяких штучек и она любит испытывать их не только на себе. Помня о почти сумасшествии, он и в этом вопросе старается не обострять обстановку.
  - Опять любимая пена? - с почтительным отвращением все же обозначил протест Примат.
  - Терпи, ты у меня в гостях, - обернулась Шимпанзун, но снова почувствовав запах, опять сморщила нос, - будь как дома.
  - Может, мне действительно домой сходить? - опять застеснялся последствий стрельбища Примат.
  - Я на кухню, ненадолго, - пропустила мимо ушей нытье огромного пехтмура Шимпанзун, - одежду сюда сгрузишь, - указала она на пластмассовую хитрость для белья. - И без меня не начинать! - крикнула она уже из кухни.
  - Хорошо! - обреченно, но не без удовольствия подчинился Примат, оставшись в тесной даже для него одного ванной.
  А почему бы и нет? Ведь секс - игра для взрослых, бегство от забот, хотя, для многих - суровая правда жизни, попутная песня бурлаков. Но их знакомству ровно месяц, и значит глаз еще не коснулась скучная строгость, а губ принужденный смех, так что Примат, бросив на дно вместительной пластмассовой корзины сбрую, покидал туда и все остальное. А в ванне пахучим болотом набухла розовая пена - не по-мужски. Но пена связана с Шимпанзун, и суровости в глазах разоблаченного от формы Примата немного. Услышав, как лязгнула дверца духовки, он поспешил погрузиться в тесную ванну - сквозь сюсепусьную пену.
  
  Шимпанзун закрыла духовку - все, она приготовила не пирог, а манник, что вкусно, быстро и сердито, а главное - нравится Примату. Он объяснил ей, чуть ли не на первом свидании, как полезны его спортивному организму манники и как вредны пироги. Они вместе уже целый месяц, и этот большой обезьянн, безусловно, нравится ей, а значит он в окружении ее забот и ему от них не уйти. Но все-таки она постучала в дверь ванной комнаты.
  - Кто там? - донеслось изнутри явно наигранное неудовольствие.
  - Это я, - объявила она, открывая дверь. - К тебе можно?
  - А разве у меня есть выбор? - разумно спросил спрятавшийся в воду и пену Примат.
  - Нет, - согласилась с его сомнением Шимпанзун, сверху вниз глядя на пену и завязшего в ней обезьянна. Она поплотнее прикрыла дверь, чтобы не выпустить тепло - все для любимого.
  - Как в засаде, - осторожно буркнул погруженный.
  Она знает причину бурчания - ему не нравится пена. Или он притворяется, что не нравится.
  - Как в гостях, - поправила его Шимпанзун. - Ты не соскучился?
  - А с тобою это возможно?
  Шимпанзун не ответила и бросила в воду мыло, но к сожалению толстый слой пены погасил все брызги.
  - Начинается, - еще более осторожно буркнул погруженный. А она никак не может обнаружить скользкое мыло - из-за пены ничего не видно.
  - Угу, - согласилась она с "начинается", - и в самом деле неудобно. Ничего не видно!
  - Ой! - дернулся погруженный, а в глубине местами беззащитный...
  
  Говорят, что ванны неудобны. Может быть - есть много мнений на этот счет. Но, безусловно, временами они бывают интересны, а когда на лето отключают отопление, да на улице пасмурный день и едва выше нуля - то еще и теплы. Иногда даже слишком... ох уж эти обезьянны!
  ***
  
  
  - На кого я, по-твоему, похож? - спросил Примат, замотавшись в полотенце.
  - На центуриона, без доспехов, после бань, - ответила Шимпанзун.
  Она расставляет посуду на кухонном, и при этом праздничном столе. Можно было бы пойти в комнату, но на кухне как-то уютнее, по домашнему, и она знает, что это нравится Примату. Тем более не нужно бегать - все под рукой.
  - А у нас с Римом много общего, - сев за стол, решил поумничать Примат, - империя развалилась, и что дальше - неизвестно, а варвары вокруг так и шастают, - он выразительно посмотрел на Шимпанзун. А на ней после ванного приключения только передник, а на нем только полотенце, - так и шныряют.
  - Положим, твое ближайшее будущее мне известно, - достав из духовки и поставив на стол манник, и бросив на все длинный, оценивающий взгляд, села и она.
  - И что же там? - взялся за шампанское Примат.
  - Пирог... и я.
  - Сейчас бабахнет, - кивнул ловкий с пробкой обезьянн - Пена обязательна?
  - Это самое главное, - улыбнулась не изменившая переднику обезьянна.
  - Конечно, как же без пены?
  Ба-бах! Взвизгнула Шимпанзун, брызнуло светлое вино, пролилась на скатерть пена, холод в руке и пощипывание языка - все это непременные атрибуты праздника, похожего на летний Новый Год. А если вдруг станет грустно от пустого и холодного космоса вокруг, с кучей стылого метеоритного хлама, с требующими озвучивания мечты метеорами, и не дай бог - от пустоты в себе, то шум в голове и онемение губ быстро вытолкнут вредные мысли. Причем здесь космический холод, если рядом живое тепло?
  - За что выпьем, Шимпанзун?
  - Не знаю, - она решила рассмотреть прозрачность вина и шипучесть пены, - ты что-то о будущем говорил.
  - За тебя, и за пирог?
  - И за тебя.
  Звон бокалов, и они знают, что за ножку нужно держаться снизу - тогда приятнее звук. А на столе, кроме манника, еще что-то, и Примат изнывает от аппетита.
  - Шимпанзун, я поем? Есть очень хочется.
  - Конечно! Для кого я готовила?
  Путь к сердцу обезьянна лежит через желудок, это стандартный афоризм и простейший рецепт продвижения, и глядя на то, как Примат перемалывает в пищу ее праздничные блюда, она подумала, что ему, наверное, было очень трудно держаться, попав из пороховой гари стрельбища сразу в запах манника. "Не хочу" - ответила она на его немой вопрос - он занят едой и говорить не может.
  - Кстати, о будущем. Когда ты надумаешь на мне жениться, а я соглашусь выйти за тебя замуж, то сделать это нужно будет не позже осени. Не раньше, но и не позже.
  - Сделаем, - после не только гастрономической паузы удивленно произнес Примат.
  А Шимпанзун обхватила колени - верный признак волнения, и с антикулинарной жестокостью уперлась взглядом в приостановившего жевательные движения обезьянна.
  - Хочешь еще одно признание?
  - Постараюсь выдержать, - осторожно приободрил ее Примат.
  - Я даже имя ребенку подбирала.
  - Ребенку?!
  - Не бойся, - Шимпанзун немного испугалась за него - а вдруг он потеряет аппетит или не дай бог не доживет до манника, - он будет, если мы до свадьбы доживем. Но нужно, чтобы имя с отчеством созвучны были, правда?
  - Фух! - выдохнул обезьянн, действительно на мгновение позабыв об аппетите и о маннике. - Я, конечно, пытаюсь скучать... Ну и к чему привели твои поиски?
  - Сказать? - она убрала руки с коленей.
  - Скажи.
  - Не скажу! - ее колени отправились под стол. - Военная тайна.
  И они посидели еще немножко: он что-то жевал, она о чем-то молчала. О чем они думали? Этого не знает никто, ведь обезьяннские души, как известно, потемки.
  - Давай еще за будущее выпьем? - предложил Примат.
  - Давай, - согласилась Шимпанзун и взяла бокал.
  - Теперь очередь моих признаний?
  - Как хочешь, - спряталась она за бокалом.
  - Вспомни, когда я впервые с тобой заговорил. Здесь на площади, у твоего дома.
  - По-моему, это я первая заговорила.
  - Я волновался!
  - На тебя было страшно смотреть, - улыбнулась она сквозь тонкое стекло.
  - Скажи лучше - без смеха невозможно.
  - Я сдержалась, - в ее бокале лопнули пузырьки.
  - Спасибо. А помнишь, что я сказал тебе тогда?
  - Не помню. Скажи еще раз, - ее глаза весело блеснули.
  - Я сказал тебе тогда, что ты мне очень нравишься.
  - Да, это был смелый поступок, - взглядом, так показалось, она похлопала его по плечу.
  - Это была наглая лож. Я соврал.
  Они чокнулись, звякнули бокалы, холод в руке перешел в пощипывание языка.
  - Интересно, продолжай.
  - Я влюбился, втрескался по уши.
  - Вот как? - она поставила бокал на стол. - Стоит признаться обезьянну в чем-то малом, и вытянешь из него все, что захочешь.
  - Это малое?! Но и это еще не все.
  - Мне кажется, я сегодня узнаю все твои военные тайны, - она забрала из рук его бокал и тоже поставила на стол. - Будь благоразумен!
  - Мы с тобой вместе довольно долго...
  - Целый месяц! - сделала она большие глаза.
  - ...и я начинаю подозревать, что это не только влюбленность.
  Они опять немного помолчали, а она покачала головой, и ее глаза стали еще больше и еще несерьезнее.
  - Неужели хуже?
  - По-моему, да.
  И они снова посидели молча. Однако теперь Примат не жевал, а она не пряталась за бокал и колени, пугая его ясной прямотой голубых глаз. А в его глазах степь, а в ней напряженное безветрие.
  - Осень поставит все точки над "и", - оборвала молчание она, и к ней в глаза вернулись веселые синие искры, - а сейчас лето. Чему там нас учит главный лицемер Карнеги?
  - Не знаю, не читал, - во внутренних степях Примата сдвинулись ненадолго затихшие черные ветры, - из идейных соображений.
  - А я читала! Он учит нас жить в настоящем и по возможности не заглядывать в будущее.
  - И это говорит обезьянна! А в карете прошлого, что?
  - Не кататься.
  - И в самом деле, лицемер. Он пендос, у них все иначе. Ну что же, будем жить в настоящем, только хочу заметить - у тебя самой это не всегда получается.
  - Я же обезьянна! Хочется быть счастливой не только сегодня.
  - А ты сегодня счастлива?
  - А ты как думаешь? - возмутилась Шимпанзун. - И ты совсем забыл о шампанском.
  - За настоящее? - предложил тост немало удивленный таким разговором Примат, чувствуя возвращение аппетита и приближение манника. - И мы когда-нибудь отправим в прошлое этот пирог?!
  
  Вот такие разговоры разговаривают нечуждые, а ночно, дневно, и иногда ванно близкие друг другу - как смог убедиться в этом читатель, обезьянны. И вроде бы все у них в порядке, но: гнать пургу, телегу, тюльку - удел повествователя, мученье репы - перевзбзднуть иль недовзбздеть? О, занесенный пургой, придавленный телегой, покусанный тюлькой читатель, ты вправе воскликнуть: "Бастай теркать, лепило чумовое!" И ты будешь, конечно же, прав, но... Возбухалов-анархист уже засыпал черный порох в железные бомбы, а в северной стране готов к полету белый самолет. Дороги вымощены, а намерения предопределены, у героев рука в руке, но серый ангел все же точит свой длинный меч о стесанный алтарь. Не торопись и ты, читатель, и поковыряй глазами шестой день, последний день без направлений и дорог.
  ***
  
  
  
  
  15. Шестой день на планете обезьянн.
  
  
   Взгляд на богов похож на взгляд на дураков.
   Глядим на дураков... а может на богов?
   (Это не цитата, это я сам придумал!)
  
  Летние подземные коридоры сильно отличаются от зимних - в них иное качество движений. Движение зимой направлено вовнутрь, из внешнего холода в замкнутое тепло, летом же - наоборот, из искусственных вдохов каменных внутренностей наружу, к свободной прохладе и Олнцесу, подальше от примитивных вентриляторов, вытяжек и втяжек. Вот и Шимпанзун с Безьянной, миновав бетонные ноздри, оказались во власти ленивого, но свободного утреннего воздуха, под миролюбиво нежаркими лучами утра и с остатками дури ночной вахты в голове. Спешащий на службишку воендрил с завистью оценил их неспешную походку.
  - Тихо, как в деревне.
  - Воскресенье, - согласилась со вздохом подруги Шимпанзун, - все нормальные обезьянны еще спят. А мы ненормальные.
  - Военные, - поправила ее Безьянна. Тепло, они в форме, а форма идет любым обезьяннам. Особенно ногастым, да и грудастым тоже.
  - Честное слово, - теперь вздохнула Шимпанзун, - жалко такой день терять. Но спать очень хочется - приду домой, упаду сразу.
  - Везет тебе, а я приду - а там все дома. Нормально не выспишься - мне ложиться, а им вставать, - решила немного поплакаться Безьянна. - Не люблю в выходные меняться, издержки семейной жизни.
  - А меня Примат сегодня на футбол грозился отвести. Хочешь, пойдем вместе? В два часа? Смотри, какой день хороший, и обезьянн там бывает полно.
  - А куда я мужа дену?
   С собой возьмешь, это же футбол. Ему там будет интересно, они там так орут.
  - Спасибо, Шимпанзун, - поблагодарила Безьянна подругу за участие в судьбе, - но ему сегодня будет неинтересною Сегодня большая стирка, а я руководитель проекта.
  - Понятно.
  Незаметно, за разговором, наслаждаясь медленной походкой и пустынностью утренних улиц, они подошли к дому, где живет Примат.
  - Пойти, что ли, Примата разбудить?
  - За что? - удивилась жестокая только к мужу Безьянна.
  - Просто так, из вредности, - пожала плечами Шимпанзун. - Несправедливо - воендрилы спят, а обезьяннши Родину защищают!
  - Как у тебя с ним? - вспомнила о соучастии Безьянна. - Не отвечай, если не хочешь.
  - Да нет, почему же. Хорошо, даже слишком. Сегодня как раз два месяца, как хорошо. Как ты думаешь, сегодня должен быть праздник?
  - А как насчет лучшего, - не отказалась от соучастия Безьянна, - никаких планов?
  - Планы есть, но они секретные, - улыбнулась Шимпанзун, - и все они отложены до осени, на послеотпуска. Ты-то в свой сходила, не зря на макинге надрывалась.
  - Кем отложены? - задала точный вопрос жестокая не только к мужу.
  - Мною, в основном.
  Они остановились. Шимпанзун явно вознамерилась будить. Она вспомнила первый их "полукруглый" юбилей и решила нанести ответный удар. Или визит. Но пока нужно отвечать на вопросы любопытной подруги.
  - Притираетесь?
  - Ты же сама говорила: "Лучшее - враг хорошего". А может и не ты.
  - А ты меньше слушай.
  - Поживем - увидим. Безьянн, - намекнула подруге о сострадании и о ее опускных, послемамкингных грехах Шимпанзун, - ну я пойду, похулиганю, ладно?
  - Ладно, - сдалась не только в любопытстве уличенная подруга, - танцуй, пока молодой.
  - А кто тебе мешает, вместо стирки?
  
  Примат проснулся, как от выстрела, и тупо уставился на часы. На часах медленно осознался девятый час воскресного утра. Раздался новый звонок, и он, не удивляясь догадке - в медленном мозгу сложилось время и наглость, потопал открывать. Третий звонок не уступил в продолжительности, а значит и в наглости первым двум, и Примат с надеждой подумал, что неплохо бы, открыв дверь, все-таки ошибиться в догадке и позволить плечу раззудеться, а руке размахнуться, но...
   - Тревога! - кажется, на весь подъезд крикнула Шимпанзун и бросилась ему на шею. - Подъем! Руки вверх!
  - Здравствуй, - промычал он, закрывая дверь и с осторожностью втаскивая хулиганствующую обезьянну внутрь.
  Предчувствия его не обманули.
  - Ты с работы?
  - Да!
  Шимпанзун приземлилась, то есть встала на пол, и ему стало не то чтобы легче, а просто удобнее.
  - Случайно проходила мимо и решила заскочить, - с ехидством заглянула она в его сонные глаза. - Ты не рад? Извини, не удержалась.
  - Очень, - даже не думая о резких движениях, согласился с ней Примат. - А сколько время?
  - Где-то я это уже слышала, - не вспомнив, весело объявила бодрая обезьянна. - Почти девять, позднее утро!
  - Воскресное утро, - попытался обозначить разность взглядов на время Примат. - Что же такого плохого я тебе сделал?
  - Ты что, забыл? - она демонстративно оставила в покое его шейный отдел. - Мы же на футбол идем, ты сам меня пригласил.
  - Вообще-то мы на два договаривались, - еще раз обозначил разность взглядов на время Примат, - а сейчас восемь, едва.
  - Почти девять, зануда сонный, - толкнула его на стул Шимпанзун и села на ставшие удобными по такому случаю колени, - твои часы тормозят.
  - С тобою спорить - невозможно, - уже стандартно констатировал Примат.
  - Абсолютно! А после ночной вахты тем более. Не сердись, не одному тебе спать хочется.
  - Вот он, голос разума! Я не сержусь, а что случилось?
  - Ничего, поддалась соблазну - до двух слишком долго с собою бороться.
  - Не соскучишься, с тобой, - повторил вновь доказанную теорему Примат и попытался встать.
  - А ты еще не привык? - заметила попытку телодвижения Шимпанзун.
  - Пойду-ка я в... ванную.
  - Зачем?
  - Как зачем?
  - Похоже, по утрам у тебя не только будильник тормозит, - вздохнула она, с любовью глядя в глаза большого, но глупого. - Я всю ночь не спала, с ног валюсь. Видишь, - она приподняла ноги, длинные и красивые, - совсем не держат. Я спать хочу, а ты меня все утро тиранишь!
  - Я?!
  - Ну не я же? Значит так, - спрыгнула она с коленей, - это я в ванную, а ты марш в постель, сны досматривать. Приду - проверю, потом расскажешь.
  - Зубки точить будешь? - не вставая, поинтересовался Примат.
  - Я спать хочу! - показательно раздраженно прикрикнула Шимпанзун. - Ты же меня одну не бросишь?
  - А разве это возможно?
  - Вот и молодец, - она чмокнула большого и глупого, но горячо любимого обезьянна в щеку, и оставив его одного озадачено сидень в коридоре, пошла в ванную, - я быстро.
  Но все же "быстро" - это ее "быстро", и когда она, завернувшись в полотенце, щелкнула задвижкой, то в коридоре уже никого не было, но под дверью обнаружился лист с нарисованной на нем стрелкой в сторону кухни, а заглянув туда, она увидела заваренный чай и магазинные плюшки.
  Соблазнительно, да еще ростер - друг холостяка, и осторожничая, она все же звякнула чашкой. Звякнул быстрым таймером и ростер. Не чувствуя утренней вины, она все же желала Примату приятного сна, да и себе тоже, так что главное - не слишком греметь посудой в мойке.
  Как и предполагалось, жертву пожеланий она нашла в постели, в похожей на спортивный зал спальне. Правда, глаза у жертвы закрыты - неужели спит? Не может быть, и повесив полотенце, она осторожно, но все же прыгнула к нему за спину. Он не спит, он даже попытался... но получил по руке, ведь она, честно прижавшись к его мускулистой спине, сама собирается поспать.
  - Поточила зубки? - спросил притворяющийся спящим Примат, не поворачиваясь, а значит не мешая.
  - Остры, как никогда, - в ответ она и укусила какой-то шейный мускул. - А на футбол мы не проспим?
  - Не надейся, - разбил ее надежды Примат, как когда-то Безьянна, перед мамкингом. - Кстати, а ты знаешь, что таких как ты, Высоцкий называл "сумачечими"?
  - Да? - она уже прижалась к укушенному мускулу лбом. - Я не слышала.
  - Как я его понимаю!
  - Он рано кончил, - ответила Шимпанзун. Ей хочется спать и не хочется взвешивать собственную пошлость.
  - Тебя я понимаю еще лучше.
  Но Примат, конечно же, перевернулся, и она, конечно же, устроилась у него на руке.
  - На футбол не проспим? - уже засыпая, уже не открывая глаз, предположила она снисхождение, а возможно и сострадание, но все напрасно.
  - Не проспим, не бойся.
  - Смотри, - вздохнула она, - без меня не уходи.
  - Без тебя не уйдешь.
  
  А на футболе они встретились с Безьянной и с ее мужем.
  - Моя проболталась, что вы на футбол собирались, - позлорадствовал он.
  - Язык мой наш семейный враг, - пояснила Безьянна.
  - Не переживай, хоть немного воздухом подышишь, - успокоил ее муж, усаживаясь рядом с Приматом на газетку. - Кто кого давит?
  - Вроде наши, - ответил на рукопожатие Примат, - пока не разобрать.
  В Северообезьяннске в общем-то любят футбол, и свой небольшой, в одну трибуну, стадион. И он часто бывает заполнен, а в хорошую погоду - как правило. Вот только команда выигрывает не всегда, и тогда болельщики начинают болеть за соперников, аплодируя уже их красивым комбинациям и точным ударам. Не зная имен, почти все на трибунах знают игроков и друг друга в лицо, и это приятное правило маленького города.
  - А где здесь наши? - услышав ответ Примата, поинтересовалась Безьянна у Шимпанзун.
  - Все за синих болеют, - блеснула та обезьяннской логикой, - значит, они и есть наши.
  - Смотри, - уделяя больше внимания трибуне, чем полю, что закономерно, удивилась Безьянна, - сколько народу. Мы здесь не одиноки! А я думала, что мы с тобой одни среди обезьяннов светиться будем.
  Шимпанзун согласилась с ней - обезьяннши действительно есть, а некоторые из них иногда вызывающе фланируют перед трибуной.
  - А куда в нашем городке деваться? По магазинам или в парк, да еще набережная, если не зимой. А вот теперь я знаю стадион, и мне здесь нравится.
  - Нравится грубоватое внимание толпы?
  - Это иногда бывает приятно. А как же твоя стирка, по боку?
  - Пока откладывается, - вздохнула Безьянна, и добавила, взглянув на мужа, - но ему от нее не уйти. И совсем нет времени похулиганить.
  - Не страшно, - сочувственно улыбнулась Шимпанзун, - было бы желание.
  Ну а после матча, проводив Безьянну с мужем до дома и обсудив по дороге невозможность совместного пива, Примат и Шимпанзун отправились на набережную. Сегодня незапертый тучами Олнцес подкрасил обычно свинцовое море в синий цвет, дав возможность жителям Северообезьяннска не только без содрогания, но даже с некоторой радостью смотреть на притворяющиеся южными волны.
  А погода хороша не только для футболистов и болельщиков, но и для рыбаков - к берегам подошла треска, и причалы, катера, тральщики, спасатели облеплены держателями недлинных удочек. Дав короткую сирену, к пассажирскому причалу пришвартовался рейсовый катер, и рыбаки, обернувшись на звук, недовольно посмотрели на него, а в стороне от фарватера качнулись на поднятой волне резиновые лодки. В этих резинках тоже рыбаки, но более отважные - иногда волна переворачивает неустойчивые суденышки. Залив - не река, а зная статистику, они понимают, что кто-нибудь из них обязательно пойдет на дно - подтверждать эту самую статистику. Да здравствует сезон охоты на треску!
  - Ты когда-нибудь катался на таком? - спросила Шимпанзун, наблюдая за тем, как пассажиры без сожаления покидают катер, похожий на умеющий плавать железнодорожный вагон.
  - Приходилось, в командировку.
  Они зашли на причал, посмотреть на рыбаков и подышать морским воздухом. Пассажиры, осторожничая на узком трапе, обретают уверенность движений на твердом причале и спешат к зданию морского вокзала - одновременно и к конечной остановке всех автобусных маршрутов.
  - Интересно? - снова спросила Шимпанзун, отвернувшись от спешащих по причалу - сойдя с трапа, они потеряли романтику волн.
  - Да, - Примат уловил в ее словах уже знакомую смесь хандры и мечты, - причем, чем хуже погода, тем интереснее. Хочешь прокатиться?
  - Хочу, - Шимпанзун попала в плен легкому волнению, на море и в себе, - только не в плохую погоду. Может, соберемся как-нибудь? Я же хожу с тобою на футбол!
  - Можно прокатиться, утром туда, а вечером обратно. На расписание взглянуть нужно.
  - Ловлю на слове. Сколько здесь живу, а на побережье никогда не бывала.
  Но тут, рядом, изогнулась удочка, защелкала катушка, натянулась леска, а рыбак, не смотря на хорошую погоду одетый в серого цвета длинный плащ - от воды и железа причала подымается холодная сырость, вырвал из волны блестящую рыбину. Событие - оторвались от своих удочек другие рыбаки. Интересно и Шимпанзун, и она, загрузив в память романтических пассажиров и похожий на вагон катер, переключилась на удачливого рыбака и обманутую наживкой рыбу.
  - Ловко у вас получается.
  - Еще бы, - спокойно ответил серый плащ, привычными движениями снимая рыбу с крючка.
  - А как улов? - симпатично вспомнила слово Шимпанзун.
  - Не жалуюсь, - хитро сощурился плащ, - вот только семья уже стонет от селедки.
  - Понятно, - не скрывая желания, кивнула Шимпанзун. - А мне можно попробовать?
  - Можно, - усмехнулся прищуренный плащ, - иди сюда.
  Шимпанзун посмотрела на Примата - и шагнула к краю. Рыбаки расположились на направляющих, и чтобы туда спуститься, нужно вспомнить о ловкости.
  - Если свалишься в воду, спасать тебя не буду, - на всякий случай проинформировал Примат.
  - Будешь, - не поверила она и спрыгнула - рыбак подстраховал.
  Забросив длинную леску, а предварительно она подсмотрела, как это делается, и получилось это вполне удачно, она снова поглядела на Примата, на этот раз победно, а на хозяина удочки с вопросом.
  - А что дальше? - спросила его она.
  - Ждать, барышня, - опять усмехнулся плащ, - если повезет, клюнет.
  Примат облокотился на поручни, посматривая на грациозно вцепившуюся в удочку обезьянну, приготовившуюся ждать, и на рыбака - тот взял второй спиннинг и подобрал немного лески. А под ногами Шимпанзун глубокие метры пустоты и холодные объемы неспокойной воды, и где-то в них такая же холодная рыба скользит между лесок и крючков, и рыбе этой абсолютно наплевать на нетерпеливую обезьянну. Но этой рыбе невдомек, что замаскированному в серое ангелу подвластны не только мыслящие существа, но и безмозглые рыбы. Ей не повезло - целых два месяца ангела не было в Северообезьяннске, и вот сегодня он появился снова, с удочкой и наживкой. Он удачливый рыбак и не приемлет суеты - зачем ему спешить? Он точно знает направления и время рыбьих миграций и хорошо разбирается в мыслях и привычках обезьянн. Этого-то и не знает самонадеянная рыба, впрочем так же, как и Примат, и Шимпанзун. А еще ангел знает о белом самолете.
  - Что это?!
  Леска дернулась, а Шимпанзун еще крепче вцепилась в удочку.
  - Повезло, - спокойно, сверху произнес Примат.
  - А что теперь делать? - попыталась рассмешить рыбаков своим вопросом напуганная силой невидимой рыбы обезьянна.
  - Вытаскивай! - громко подсказал не лишенный азарта ангел. - И не надо так волноваться. Крути катушку, вот за эту ручку, и все. Спокойнее, вот так.
  Он помог ей вытащить рыбу, вероятно опасаясь, что симпатичная, но взволнованная удачей обезьянна выронит удочку в море. Рыба шлепнулась к ногам, размером вызывая зависть у соседей рыбаков и тревожа их мысли: "Везет же новичкам... и дурам!" Это просто рыбацкая зависть, а серый освободил ее от удочки.
  - А что теперь? - снова обратилась к нему со смешным воззванием Шимпанзун, в страхе рассматривая судорожно хватающую воздух рыбу.
  - Теперь нужно снять ее с крючка, - все так же спокойно, наверное потому, что забрал у нее удочку, подсказал скрытый в плаще ангел.
  - Дерзай, - отстраненно согласился с ним Примат.
  Дерзать, но как? Она уставилась на злосчастную рыбу, а когда попыталась взять ее, то не смогла удержаться от визга - рыба вдруг изогнула свое холодное и мягкое тело.
  - Она живая! - сообщила она об этом, как о чем-то невероятном, но больше Примату, чем рыбаку.
  - Конечно, живая, - согласился с ней добрый рыбак, камуфляжный ангел. А так как он неплохо разбирается в поведении обезьянн, то знает, что как бы не визжала и не вздрагивала даже самая длинноногая из них, она все равно не свалится в воду. А вот удочку уронить может, и он предусмотрительно забрал ее. - Была бы дохлой, - это он о рыбе, - плавала бы кверху пузом.
  Ему смешно.
  - Примат, помоги! Я не могу справиться.
   Обезьяннский инстинкт подсказал ей ненадолго притвориться слабой, чтобы включить нужный инстинкт у противоположного пола.
  - Я не могу. Она попалась на твой крючок, борись с ней сама.
  И ему тоже смешно.
  Шимпанзун попыталась еще раз - рыба дернулась опять. Снова взвизгнула обезьянна, вызывая у держателей удочек снисходительные улыбки и предположение интересного секса, а у детей просто смех.
  - Нет, мы, наверное, пойдем, - извинилась она перед рыбаком, - спасибо.
  - А рыба? - возмутился ее поведением насмешливый рыбак, при этом ангельская, там, внутри, душа. - Подожди, я помогу.
  Душа, она у него действительно ангельская. Он быстро снял рыбу с крючка и положил ее в пакет, по случаю или по плану оказавшийся под рукой, или под крылом, и протянул его Шимпанзун, уже шагнувшей к Примату, уже начавшей бегство.
  - Спасибо, не надо, мы лучше пойдем, - она сделала еще один осторожный шаг, между причалом и водой, на пути от ангела к обезьянну.
  - Бери, бери, уху сваришь, - засмеялся серокрылый, - на двоих.
  Ей пришлось взять, и мучиться, чувствуя еще живую рыбу в пакете. Но потом она отдала его Примату - пусть помучается он.
  - Я чувствую себя убийцей, - серьезно призналась она.
  Воспитанная на магазинной заморозке, она и в самом деле переживает рыбью смерть. Так случается с обитателями многоэтажек, хотя рыбный шницель без перебоев вызывает у них аппетит, а филе из морозилки не дает отторжения. Но в пакете мягкое живое, оно перестало дергаться и задохнулось - ах как жалко, но ничего не поделаешь.
  - Интересно, а кем ты будешь себя чувствовать, когда станешь ее потрошить? - поинтересовался Примат, неся в одной руке пакет, а в другой Шимпанзун.
  - Домохозяйкой, - вздохнула она, - не впервой.
  
  "Кочуматор! - законно аскнет чавкой продвинутый читатель, - почто так бейцы крутишь? Ангелы, рыбы, обезьянны - уж не приглючилось мине?"
  О, читатель - ты не врубился в дзен. Ведь это крайний север, а это значит - или оклад в полтора уха, или шапка в полтора оклада, и ничего с этим не поделать и нужно учиться по-обезьяннски кочумать. И если ты помнишь, о, читатель, от Северообезьяннска до границы с Гевронией не так уж далеко и, следовательно, Геврония тоже северная страна. А на одном из ее аэродромов, сечешь, читатель, стоит белый самолет с гевронскими крестами на хвосте. Это грузовой самолет, и в его открытый люк одетые в аэродромовскую униформу гевронские обезьянны грузят большие белые коробки. И если ты, полумоторное читало, разбирался бы в международной символике обезьянн, то догадался бы, что в коробках медикаменты, лекарства. Как раз об этом самолете знал не чуждый азарта ангел, а когда самолет взлетит и приземлится, то о нем сначала узнает Примат, а затем и Шимпанзун.
  Но это будет завтра. Так что давай, земеля, не зевай, скорей отстреливай козявку, утрись приштебнутым манжетом, хватай кайло и врубайся в прану. Короче: успехов, землячок!
  ***
  
  
  - Что за всхлипы? - грозно спросил Примат. Он уже поставил чайник на плиту.
  - Умерла рыбка, задохнулась, - еще раз вздохнула Шимпанзун, закрывая дверцу холодильника. Она поместила туда рыбу, представив себя в роли работницы холодного и тусклого морга. - Не донесли.
  - Обезьяннской сентиментальности границы не известны, - усмехнулся Примат, прислонившись к холодильнику. - Может, похороним?
  - Никак не пойму, злой ты, или вредный? - возмутилась его упорной черствостью чувствительная сегодня обезьянна. - Обижусь сейчас!
  - Зловредный, - улыбнулся спокойный к рыбьей смерти обезьянн. - Но подумай сама - а если бы мы ее донесли, что тогда? Держали бы ее в ванной?
  - Наверное, - задумалась о совмещении ванны и рыбы Шимпанзун.
  - Треске нужна морская вода.
  - У меня есть соль, - вовремя пришла нужная мысль, - как раз для ванн.
  - Прекрасно, - согласился Примат, - а что потом? Тебе все равно пришлось бы ее убить. Как ты себе это представляешь? Утюгом по голове или маникюрными ножницами по жабрам? А может, замучила бы ее своим визгом? Или отравила пеной для ванн? На мне опыты ты уже ставила, еще жив.
  - Пока, жив, - прижалась к Примату Шимпанзун. - Но мне больше нравится утюгом... а потом и ножницами можно, - добавила она с намеком.
  - Тридцать раз подряд?
  - Тридцать маловато будет.
  - Как же иногда приятно ошибиться в обезьянне! - попытался выйти из орбиты влияния ее глаз и губ Примат. - Пойдем, телек включим?
  - Пойдем, - уже не о рыбе вздохнула Шимпанзун.
  Примат знает, что ей нравится бывать у него, и он заметил, что в гостях она больше хулиганит. Вот и сейчас, включив телевизор, он присел на свое непарное, большое кресло, внимательно наблюдая за прохаживающейся по комнате и рассматривающей себя в зеркальной стене обезьянной, ожидая вспышки ее хулиганства. Он не ошибся.
  - Угораздило меня в спортсмена влюбиться, - пружиня на мате стройностью ног, чем Примат беззастенчиво любовался, и задумчиво разглядывая спортивные атрибуты, угрожающе спокойно произнесла уже забывшая рыбную тему Шимпанзун.
  - Да еще злого, да еще вредного, - согласился готовый к всплеску, а возможно и к буре обезьянн, не забывший о чайнике на плите и о двух рулетах на столе.
  - Вредного, не злого, - сделала шаг к креслу и к Примату Шимпанзун.
  - И это о вредности говорит та, кто ходит в гости по утрам? - уточнил он, внимательно следя за ее движениями.
  - И поступает мудро! - ей надоели медленные шаги, и она прыгнула к нему на колени. - А ты злопамятен.
  - Неправда. Сегодня, ранним утром, когда я тебя увидел, я очень обрадовался. Еще дверей не открыл, а уже был счастлив. Ты разве не заметила?
  - Так вот как выглядят счастливые обезьянны!
  Он не ошибся в предположениях - она уже расстегнула две пуговицы на его рубашке.
  - Ранним воскресным утром именно так, - зная о бесполезности сопротивления, но помня о рулетах на столе, ответил здравомыслящий желудком обезьянн.
  - Что это? - наткнулась она на футболку. - Это нечестно!
  - У тебя такая же.
  На кухне засвистел чайник, и Примат, все еще помня о рулетах, попытался встать, но Шимпанзун вовсе позабыла о них или не хочет помнить - ей интересны еще нерасстегнутые пуговицы.
  - Я только чай заварю, - осторожно применил силу Примат.
  - Нет! - вцепилась в рубашку Шимпанзун.
  - Рулет зачерствеет, - поднажал обезьянн.
  - Пускай! - не согласилась хулиганствующая обезьянна.
  Все же Примату удалось вырваться, и Шимпанзун, не соглашаясь с очевидным, запустила тапком ему в след.
  - Бросаешь? - крикнула она, впрочем не покидая кресла.
  - Бросаешься, - уточнил он. - Не скучай, с тобой побудет телевизор. И не хулигань, - он увернулся от второго запущенного тапка, - если хочешь, можешь постелиться. Лежа телек смешнее смотреть, ты же сама знаешь.
  - Ни за что! - раздельно прозвучал жестокий ультиматум из мягкого кресла.
  
  А что же ангел? Он ловит рыбу - зная законы движения косяков и закономерности случайных совпадений, ему это делать легко. При этом принимая предопределенность результата, он наслаждается процессом. Возможно, он даже размышляет, например, о рыбе в быстрой реке, о человеке на мосту, о себе самом в небесной сфере. И может быть, готовя крючья, он восхищается тем, кого поймает? Предвкушая в случае хорошего улова хвастовство перед другими рыбаками. Избранники о нем не знают, разве что во сне увидят его тень? Он усмехнется им во сне, прикармливая место. Ангел ловит рыбу - теплым светлым вечером на причале, в первый день третьего летнего месяца, на севере планеты обезьянн, и делать это ему приятно и легко. И соседям рыбакам до него нет никакого дела, разве что улов заинтересует их. Тогда они солидно поговорят о рыбе, снасти и наживке, да вдруг выпадет старое перо из-под подкладки и сразу превратится в сухой осенний лист.
  
  Примат и Шимпанзун уже прикончили рулеты и допивают чай. В глазах Шимпанзун непроигранный бой и ангельская синева, в степных зрачках Примата ожидание старта и готовность ответа. Последний глоток - и обезьянна срывается с места, а за ней стартует и обезьянн - ведь там, в комнате, расстеленный диван, но... Качнул крестами на взлете белый самолет, отвалила желтая машина, а диспетчер выключил тумблером эфир.
  Так закончился шестой день наблюдений за планетой обезьянн, первый день последнего месяца лета. День хорошей, а главное - летной погоды... для ангелов и самолетов. До завтра, читатель.
  ***
  
  
  
  
  16. Седьмой день на планете обезьянн. Начало поползновений, движений, перемен.
  
  
  - Как вы уже знаете, - восседая за столом и вертя в руках карандаш, начал полкодрил, - гевронцы подкинули нам очередную порцию гуманитарки. Полный транспортник, сейчас разгружается. Часть ненужной им медицины останется здесь, ну а большая, как вы, наверное, уже догадались, предназначена для нами угнетаемых носачей, и пойдет в Шашлыкию. Естественно, нашим ходом. Завтра загрузят в наш транспортник - и вперед. Ну а так как район неспокойный, то решено выделить военных водителей, по аулам развозить. Тем более наши машины оттуда еще не выведены. Вот такие у нас сегодня новости. Бригаду решили не трогать, не боевая операция, следовательно, - полкодрил выразительно обвел взглядом сидящих перед ним ифоцеров, - от нас десять водителей на пять машин, по богатому, и двое старших, то есть капедрил и мичудрил.
  Полкодрил замолчал и снова посмотрел на сидящих. Их немного, а капедрилов всего трое, включая Примата, мичудрилов побольше, ну а лейтедрилы не всчет.
  - Вопросы, предложения?
  - Вот и до нашей конторы добрались, - обреченно произнес один из капедрилов.
  - Приятно, что не забывают, - попытался пошутить другой.
  - То, что наша контора, как вы выразились, место блатное и теплое, известно всем, - продолжил манипуляции с карандашом полкодрил, - так что сильно возмущаться не стоит. Я думаю, из здесь присутствующих вряд ли кто службой недоволен. В отпусках народ, вот в чем проблема, - озвучил главную опасность полкодрил и снова объял всех своим комадрильским взглядом.
  Он комадрил, и у него власть приказа. Но хоть он и слуга царю, но при этом он же и отец солдатам, да еще и демократ - прежде чем приказать, он решил обсудить и совместно наметить жертву обстоятельств. Трудно быть богом и не любить шитую шинель, но иногда полезно вспомнить и о носителях портянок. Правда, портянки уже давно не носят - изменились времена и форма.
  - И о чем супостаты зимой думают? - опять пожаловался первый капедрил.
  - О том же, о чем и столичные туристы, - намекнул о частых летних проверках второй. Последние проверяющие уехали как раз два дня назад.
  - У них отпуска короче, - вспомнил о разговоре за службу с пропаренным в баньке проверяющим полкодрил, - каждому свое и в свое время.
  - А почему мы? - спросил первый. - По моему, этим МВД занимается, или МЧС?
  - Милиционеров больше, чем студентов и военных вместе взятых, - мрачно и объединяющее изрек второй из намеченных в жертву.
  - У гевронцев с флотом персональный договор, - пояснил особо неразумным полкодрил, - у северной провинции. Дружба регионов называется, сейчас это в моде. Как я уже говорил, часть груза останется у нас и, насколько я знаю, лекарства предполагается разделить по больницам побережья. Здесь все более-менее контролируется, а вот остальным они в пустоту бросаться не хотят. Скрупулезные! Хотя, понять их можно - им нужно, чтобы груз дошел до конкретных получателей, а не до "конкретных", - он растопырил пальцы, и карандаш выпал и брякнулся на лист со списком жертв командировки. - Да, самое смешное - груз сопровождают двое представителей гевронского "Красного креста": обезьянна - на местные маршруты, и обезьянн - на экзотические. В общем, все ясно, и ясно, что некуда бежать, ну а от вас я хочу - чтоб мы приняли коллективное решение. Сейчас посовещаемся, а я решу.
  Какой же он демократичный, этот полкодрил! И современный - по новому справедливый, по старому строгий. Кому же, как не ему носить шитую шинель? Однако... капедрилы посмотрели на Примата.
  - Ты же понимаешь, летний отпуск - святое дело, - сразу же о главном рубанул первый.
  - Выручай, пан спортсмен, - поддержал его второй, - ты же все равно осенью идешь.
  Примат понимающе кивнул.
  - Вы же у нас самый свободный, - с благоухающей вежливостью встал на неспортивную сторону полкодрил, - и отпуск у вас только в следующем месяце. А главное - от вас не зависит никто. Я вам приказать не могу, но вы же понимаете, что если послать Геморроева, - он кивнул на первого капедрила, - то пролетит и Гайморитов, - кивнул он и на второго.
  - Я понимаю, - вслух согласился с ним Примат, и как отдыхающий сейчас где-то на юге Абызн, занырнул в паузу.
  - Ну как? - невежливо сократил время для размышления капедрил Геморроев. А Гайморитов, напротив, вежливо промолчал.
  - Спортивным боссам не проболтайтесь, - вынырнул из законной задумчивости Примат, - меня не пустят, а вас съедят.
  - Не успеют, - довольный демократичностью обсуждения, заверил его невластный над ним полкодрил, - вылет завтра, в первой половине дня.
  - Ясно, - Примат уже стартовал и борется за время. - Прошу разрешения на выходной?
  - Конечно, - согласился слуга царю и всем отец, в общем-то, неплохой, хотя и самодовольный обезьянн, - сегодняшний день ваш. Будут изменения, позвоню. Ну а Геморроев, я думаю, займется водителями.
  Капедрил с готовностью кивнул - он обладатель нерухнувшего летнего отпуска. Улетучилось напряжение и неизвестность, заторопились все, заторопился и Примат.
  - Днем меня, возможно, не будет в городе, - сказал он, подойдя к полкодрилу, - нужно отлучиться, по делам.
  - Хорошо, - согласился тот, - как вернетесь, сообщите мне, пожалуйста. И... насчет боссов?
  - Есть, - ответил Примат.
  
  Вот так - у обезьянн все, как у человеков: они предполагают, бог располагает, ну а ангел все про всех знает. Конечно же, он не властитель судеб - у него иная суть и есть своя судьба, он подсказчик мыслей и капкан поползновений, знаток инстинктов, искушающий мечтой.
  ***
  
  
  Понедельник, значит будни, и Примат, изучив короткое расписание и посмотрев на часы, поспешил к выходу. Расписание катеров - не самый длинный столбик, и конечно же первый рейс уже ушел, но на второй успеть вполне возможно, а городской автобус нарисовался как раз вовремя. На морвокзал он прибежал пешком, не сумел заставить себя ждать на остановке, ну а обратно уже можно прокатиться и придать себе солидности и оправдывающего обман спокойствия. Он даже намерено медленно поднялся по лестнице, почти не торопясь - чтобы не выдать волнения уходящего на войну обезьянна обезьяннской наблюдательности.
  Как и предполагалось, он не обнаружил признаков утреннего движения и нашел Шимпанзун там же, где и оставил полтора часа назад, то есть на диване, в естественном ее состоянии утра, то есть спящей. Но звук ключа в замке и хлопанье двери разбудили ее, и она, наверное, удивившись во сне его бестактности, все же открыла глаза и сонным взглядом попыталась разыскать часы и осмыслить циферблат. Подчиняясь обстоятельствам и потеряв при этом возможность сострадания, он все равно почувствовал в мягком движении обезьянны тепло исчезающего сна, и даже вздохнул - но стыдно ему не стало.
  - Доброе утро, - присев на край дивана и любуясь ее сонными движениями, почти проворковал он, - как спалось?
  - Спасибо, хорошо, - потянулась она под одеялом, - а почему утро? Я тебя к обеду ждала, - она так и не смогла справиться со сложным циферблатом, - сколько время?
  - Почти десять, - бессовестно соврал Примат, глубоко вдыхая то самое тепло прерванного и на его глазах исчезающего сна, теплоту начала нескольких начал и основу некоторых причин.
  - Я что-то проспала?
  - Удивительный вопрос, - улыбнулся в ответ Примат, сейчас теплоуловитель.
  - Нормальный, - она снова выгнулась под одеялом, - на мне обед, между прочим. А ты что так рано, уроки прогуливаешь?
  - Предлагаю этим заняться и тебе. Вставай, у нас мало времени.
  - Мало времени для чего? - не отрываясь от подушки, медленно удивилась она. - Что-то случилось?
  - Где-то это я уже слышал! - произнес он почти цитату. - Не случится, если ты не поторопишься. Мы едем кататься на белом пароходе.
  - Ты из-за этого с работы сбежал? - теряя власть подушки, удивилась Шимпанзун.
  - Да, но только на сегодня. Вставай!
  Так закончилось тепло.
  - Опять это ужасное слово. А что значит "на сегодня"?
  - Завтра я уезжаю на сборы. Ведь я спортсмен, к тому же военный, и поэтому узнал об этом только сегодня, вот и сбежал. Уезжаю примерно недели на две-три, ну, может быть, на четыре, самое большее, так что сегодня у нас последний выходной. Вставай, Шимпанзун, я уже был на морвокзале, опоздаем - не успеем.
  
  А погода не такая солнечная, как вчера. Приняв эстафету притворства у волн, облака, белые и большие, в высоком и как бы южном небе, оказались все же ниже Олнцеса и, подчиняясь стандартам движения воздушных масс, множеством теней разбили потоки его света на почти равные, но рваные и подвижные промежутки. Однако высокий ветер хозяин облаков, не волн, и поездка, вполне обычная для большинства пассажиров похожего на вагон катера и почти дальний морской поход для Шимпанзун, прошла вполне удачно, без ненужной качки и холодных брызг. Примат предложил не забираться далеко и выбрать короткий маршрут, до не самого далекого от Северообезьяннска городка, и Шимпанзун согласилась с ним не споря. Для споров и длинных экспедиций сегодня не самый удачный день, она даже осторожно предложила никуда не ехать. Но Примат настоял, и она подчинилась голосу его разума и своим вчерашним желаниям, и не пожалела об этом. А на волны, как оказалось, долго смотреть невозможно - надоедает. А в похожем на вагон катере иллюминаторы тоже оказались похожими на вагонные окна, и сидения - как в электричке. И еще выяснилось, что в морских прогулках, так же как и в воздушных полетах, самое интересное - это взлет и посадка.
  А в городке, на противоположном берегу залива, небольшом и незнакомом, в сувенирном отделе местного магазина Шимпанзун купила себе безделушку - лохматый кулон из шерсти оленя на кожаном шнурке.
  - На память? - поинтересовался Примат.
  - Да, - ответила Шимпанзун.
  - У нас таких нет!
  - У нас другие, - спрятала она сделанный себе самой подарок, - не понимаешь ты ничего.
  А потом другой, а возможно тот же самый вагоноподобный катер вернул их в Северообезьяннск, с моря непохожий на себя, а в небе все так же бежали быстрые облака.
  - Так далеко до того берега, - сойдя с трапа на родной причал, обернулась к морю Шимпанзун, всматриваясь в противоположные заливные дали.
  - Это только кажется, что близко, - вспомнил военную науку Примат, - открытая вода приближает объекты. Оптический обман.
  - Вот как? - вспомнив о сувенире с противоположного берега, вздохнула Шимпанзун - Теперь одним обманом больше.
  - А одним чудом меньше? - заметил сентиментальность вздохов Примат. - Это плохо?
  - Не знаю.
  - Когда стреляешь по другому берегу, через воду, - решил почему-то поделиться ненужными обезьянне знаниями он, - то на прицельной планке, есть такая на автомате, расстояние нужно выставлять больше, чем кажется. Но это тому, кто стреляет хорошо.
  - А ты стрелял по другому берегу?
  - В училище, - замялся Примат, чувствуя свою оплошность и опасность затронутой темы.
  Некоторое время они шли молча, пока не кончился причал, а за спиной остались терпеливые рыбаки, которе Шимпанзун на этот раз не заинтересовали. Сентиментальное отношение к кулону, вдруг купленного ею, смутность в облаках, словах, шагах и в мыслях волновали ее. Смутность недогадки - вот самое верное слово.
  - Тебе известны жуткие вещи, - наконец прервала она такое же смутное молчание.
  - Я же военный, хоти и спортсмен, - попытался успокоить не только ее, но и себя Примат, отмечая про себя равенство слов и шагов. Он тоже обернулся и бросил взгляд на тот берег, через ширь воды залива на едва заметные на далеком зеленом фоне домики и ржавеющие остовы старых кораблей.
  - А взять самоубийц, - подчиняясь объему подвижной воды, высказал он опять же не к месту возникшую мысль, - вешаются, под поезд бросаются... Жуть! Свои проблему решат, а потом, представь, сколько возни с ними - с рельсов соскребать? Шума больше чем, собственно, проблемы. А здесь! - он снова посмотрел на залив. - Вода, простор, прохлада. Прыгнул, не остыл, тогда плыви, ради бога, к другому берегу. Или замерзнешь и утонешь, или устанешь и утонешь, конец один, так хоть помрешь в борьбе. И никто не узнает, где могилка твоя. Романтика!
  Удивленный и удовлетворенный размышлениями и подведенной под ними чертой, Примат вернулся на мезлю, к Шимпанзун.
  - О чем молчишь? - спросил он, отметив про себя неравенство своих слов и ее шагов. Вместо ответа шаги, а в небе торопливые облака и их показательное подчинение ветру.
  - Так, глупые мысли.
  - Какие же? - быстро переспросил он. Ему не нравится неравенство слов и шагов, ее шаги похожи на равномерно бегущие облачные стаи. Но там есть ветер, а ему не принято сопротивляться.
  - Твои сборы, стрельба через воду.
  Не замечая высокого ветра, погонщика облаков, она заглянула в самые его глаза.
  - Действительно, глупые, - согласился с ней Примат, только что браво умничающий о чужой смерти, и обняв ее за плечи, изменил скорость ее шагов и содержание походки. А скорость, как известно, влияет на мысли.
  ***
  
  
  
  
  17. Восьмой день на планете обезьянн.
  
  
  - Врешь! Серьезно?! Дела... Засада, говорю... Ну да, не только... Конечно... Понятно... Ты там смотри, оглядывайся почаще... Да, как его, жилетку не снимай... Да... По дереву... Именно... Тьфу на тебя... Угу... Ага... Счастливо...
  Возгласы помощника адресованы в телефонную трубку, но слышны всем, однако Шимпанзун не придала им значения. Можество возгласов, вопросов и приказаний носятся по посту, и поэтому ухо ловит, а внимание выделяет лишь нужные ей. Разумная достаточность, здесь каждый обособлен кругом своих обязанностей и старается не осложнять службы себе и другим. Но следующие слова не могли не насторожить ее.
  - Ну и дела! - продолжил восклицания помощник, бросив трубку и отвечая на вопросительный взгляд дежурного. - Собрались с другом на рыбалку, договорились обо всем, а вчера его запрягли гуманитарную помощь чихакам везти. С аэродрома звонил, грузится.
  - А где он служит? - спросил тот самый, весной приравненный к планктону лейтедрил.
  - Пехтмур он местный, здесь рядом ихняя шарашка. Видел, наверное, ворота с якорями? Как к нам идти, слева от дороги.
  - Угу, - кивнул дежурный, - значит, служба их опасна и трудна?
  - Да, - кивнул и помощник, - знаешь, куда клюнет, но не знаешь, когда.
  - А у нас вся жизнь такая, - соглашаясь скорее с механикой поклевки, а не причисляя себя к назначеным в герои, снова кивнул дежурный, - в общем кто на что учился.
  Теперь кивнули оба, задумавшись каждый об одном и том же - о неравномерности распределения тяжестей службы по комадрильским мицам и солдатским лямкам, и зависимости этого распределения от учебы, службы, судьбы, везения и блата. А у Шимпанзун от услышанного и несложной догадки похолодели ноги, кровь вдруг перестала двигаться в них быстро, осталась в теле и прилила к голове. Но она современная обезьянна и симптомы обморока ей неизвестны, а задумчивая пауза в болтовне двух умничающих дрилов полностью привела ее в чувство и вернула ощущение реальности происходящего, а так же способность воспринимать действительность такой, как она есть или близко к этому.
  - А когда они вылетают? - задала она спокойный вопрос, выйдя из-за планшета и слыша себя как бы со стороны, и понимая, что шутки в ответ не будет.
  - Ближе к обеду, если добро дадут, - ответил внимательный помощник. - А что?
  - А с какого аэродрома ваш товарищ звонил? - задала она второй спокойный вопрос, не обратив внимания на "А что?". Сейчас вопросы задает она.
  - Да с нашего, с третьего Обезьяннска, - не меняя вопросительного взгляда, ответил почувствовавший серьезность мичудрил.
  - Вы меня не опустите сейчас? - без паузы обратилась Шимпанзун к дежурному, которого она как-то весной назвала фитопланктоном. - Очень нужно.
  - Прямо сейчас? - перетек из одной задумчивости в другую дежурный, но и он тоже почувствовал нестандартную серьезность. - А в связи с чем?
  - В связи с кем, - посчитал нужным пояснить не только мудрый, но и догадливый помощник. Шимпанзун промолчала.
  - Хорошо, - вышел из, казалось, вечного раздумья отважный лейтедрил и даже потянулся к начальственной трубке, - вы только с подстраховкой договоритесь, и можете идти.
  Договариваться не пришлось - она в одной смене с Безьянной, а когда через минуту подошла к столу, то услышала новый телефонный разговор:
  - У меня тут планшетистка приболела, добро отпустить?... Да... Ничего такого страшного... Спокойная... Подстрахуем...Обязательно.
  - Ну что, я побежала? - надела поверх формы легкую куртку Шимпанзун.
  - Не стоит так торопиться, - за дежурного ответил помощник, - там такие же обезьянны, как и мы, возиться долго будут.
  - Идите, - официально разрешил дежурный.
  - Спасибо! - на ходу поблагодарила она помощника за сочувствие, а дежурного за участие и, подталкиваемая взглядом Безьянны, выбежала прочь.
  
  - Ты что-то хотел сказать? - заметив, как задергался в ухмылках Мичурин, спросил его Примат. Данное еще весной прозвище с тех пор прочно прилипло к нему и, наверное, он частенько вспоминает, словом недобрым и коротким, въедливого капедрила Абызна, сейчас отпускника. Мичурин один из назначенных водителей, и Примат именно его наметил себе в машину. Они стоят кружком у грузового люка самолета, тут же мичудрил Павианов - старшина их небольшой зондеркоманды. Медицинские коробки с красными крестами и строгими гевронскими надписями уже внутри, и своим объемом заняли весь грузовой отсек. Но не весом - потому что картон, потому что медицина не железо, однако кузова придется набить под завязку, а небольшой вес в горах не враг, а друг.
  - Так точно, - радостно сообщил Мичурин о том, что ему есть о чем поведать миру.
  - Говори, - разрешил Примат, догадываясь, что именно на уме у грозы выездных ворот и прожигателя БэТээРовских двигателей. Несколько минут назад к ним подошел полкодрил и представил сопровождающих груз иностранцев. Их двое: обезьянн и обезьянна. Он - высокий, стандартный геврон, все как полагается - светлые волосы и серые глаза, улыбчивый взгляд и аккуратная бородка, и она - так же стандартно угловатая дочь северных фьордов, правда сильно приглаженная удобным бытом и современной диетой. Симпатичные, в общем, обезьяны. Но минуту назад выяснилось, что красавец геврон остается здесь и именно он будет развозить медицину по побережью, а с ними летит она, это чудо арктической природы и, как выяснилось, жертва трудностей перевода и бюрократических проволочек. Разрешение на въезд в шашлыкский округ выписали на нее, перепутав не различающиеся по написанию и не зависящие от мужского или женского рода гевронские фамилии.
  - Эт-тоо какк-тоо не п-поо европ-пейскки, - выдал свое удивление Мичурин, совершенно не стесняясь полкодрила. Прыснули все, кроме иностранцев - тем, разумеется, сразу в русбандские шутки въехать трудно.
  - Свободен, - кивнул ему и остальным водителям Примат.
  - Ну, а вы что скажете? - подождав, пока водители не отошли на достаточное расстояние, спросил полкодрил у Примата.
  - Честно говоря, и я на обезьянна рассчитывал, - посмотрев на геврона, ответил он. Теперь, соглашаясь, кивнул полкодрил, а гевронец подал голос с явным и всем знакомым по анекдотам акцентом:
  - Яа, яа, вы правы. Яа должен был лететь. Но так получилось, ненормально.
  - Ясно, - снова кивнул Примат, отметив про себя вполне сносное знание русбандского гевронцем. - Товарищ полкодрил, - применил он официальный термин, - мне кажется, кто-то не совсем понимает, куда прилетели, а главное - куда собираются лететь.
  - Я вас прекрасно понимаю, - опять кивнул полкодрил, желая побыстрее избавиться от гевронской гуманитарной суеты, - но ничего не поделаешь. Будет у вас одной заботой больше, только и всего.
  - Понятно, - сознавая бесполезность спора, все же решил возразить Примат, - но и вы меня поймите, места там неспокойные. Не для дамских вояжей.
  - Глядя на вас, мне ничего не страшно, - подала осторожный голос гевронка, обнаруживая, что и она по-русбандски не только понимать, но и говорить способна. С тем же акцентом. Вероятно, ее впечатлил грозный вид и степной взгляд большого и до зубов вооруженного русбанда.
  - Боюсь, в горах так не думают, - не согласился с ее заграничным энтузиазмом Примат.
  - Ну хватит вам страхи нагонять, - успокаивающе улыбнулся гевронке полкодрил, однако глядя на нее, как на собаку, - принимайте все, как есть, - посоветовал он Примату, - время сейчас мирное.
  - Только не все носатые об этом знают.
  - Так, капедрил, вы тоже свободны.
  А мичудрил Павианов послушал-послушал, да так ничего и не сказал. Разговоры - пустое дело, в них мало толку, однако вчера, пока Примат катался с Шимпанзун на белом пароходе, он настоял на подствольниках. И еще он отметил про себя, что гевронка - бабенка, в общем-то, ничего, приятная. Неплохо на морозе вылепили. Да к тому же блондинка - носачам понравится. Вот только для них самих она тринадцатый номер.
  
  Она не стала переодеваться - мало времени, и сразу же отправилась на остановку, интуитивно, а может быть и разумно предположив, что форма может пригодиться в так странно и так быстро складывающихся обстоятельсвах. Третий Северообезьяннск - небольшой городок, даже поселок, производное от военного аэродрома, и автобусы туда ходят редко, так что придется подождать и заодно успокоиться.
  Правда, постояв на остановке, она отметила, что волнение не было таким уж сильным - руки и ноги не грелись и не мерзли больше. Это почти удивило, но она не стала мучить себя анализом независящих от нее событий и отнесла свое полуволнение-полуспокойствие на неожиданность неприятного, но вполне понятного обмана со стороны Примата.
  А по дороге несутся машины, подходят, вздыхая дверьми и выдыхая пассажирами, уходят по своим маршрутам автобусы, меняя фигуры и лица ожидающих, и ей снова не показалось странным, что они ничего не знают о происходящем с ней, с момента случайно услышанного телефонного разговора. Примат сам стал частью этого самого разговора - это случилось, но пока еще не осозналось.
  А когда наконец-то появился нужный номер, и автобус, сдержано притормаживая и мигая поворотниками, боком пополз к остановке, а пассажиры придвинулись к еще не открывшимся дверям, вдруг порывом рванувшийся ветер принес неприятный запах жженых перьев - будто где-то рядом шмалили курицу. Скорей всего, так и было, хотя куриц давным-давно продают гладкими и блестящими. Однако запах, показавшись знакомым, разозлил ее, смутно напомнив смешение запаха пороха с запахом белой розы, но она опять не стала мучить себя анализом и, уходя от аналогий, шагнула в автобусные двери.
  А сев на сидение - не час-пик и есть свободные места, принялась рассматривать знакомые пейзажи сквозь пыльное стекло и, конечно же, не заметила недавнего знакомого - вчерашнего рыбака. Правда теперь он - собиратель ягод и расположился на заднем сидении, такой же неприметный в своем неизменном сером плаще. Северообезьяннск-3 находится в тридцати километрах от Северообезьяннска, и поэтому маршрут очень популярен у грибников и ягодников, с августа по сентябрь они основные пассажиры. Так что ничего удивительного, что вчерашний рыбак и сегодняшний любитель даров дикой северной природы оказался в одном с ней автобусе. Неудивительно и то, что он не был замечен ею, не смотря на явную подсказку - запах жженых перьев. Вероятно он, так же, как и она, торопился - где-то задержавшись, потом очень спешил, и рассекая крыльями плотный воздух, немного подпалил себе маховые перья. Вот откуда этот запах, вот такие дела.
  Предназначение дорог: если ты выехал из пункта "А", то обязательно приедешь в пункт "Б", а если к тому же на заднем сидении восседает ангел - по случаю ангел-хранитель всех в автобусе, то вероятность эта превращается в предопределенность. И этому не сможет помешать ни один лихач - он разобьется поворотом раньше, и даже раскаленный метеорит - он сгорит в атмосфере дотла и не долетит до поверхности планеты обезьянн. Не зная о такой охране, за полчаса езды привыкнув к пыльному стеклу, Шимпанзун наконец увидела в нем остановку. А рядом с ней аэродромовское КПП и дорогу за ним - к самолетам и к специфичным аэродромовским строениям вдали. Выйдя из полупустого автобуса - охотники за ягодами и грибами катапультировались раньше, и так и не заметив серого - он вышел чуть позже нее и опять же через заднюю дверь, она отправилась прямо на КПП. Она знает, что делать, она забыла о жженом запахе, и ее шаг от этого не только красив, но и уверен.
  
  А гевронку зовут Гибне Гибнсен, и интересно - склоняются ли у них хотя бы имена? Грубовато для русбандского уха, избалованного великим и могучим. Но гевронский сам по себе грубоват, правда, благодаря именно этому свойству он считается одним из самых выразительных языков на материке. Водолазы на больших глубинах предпочитают переговариваться именно на нем - когда голос из-за давления изменяется до неузнаваемости, то четкость звуков и похожие на военные команды слова гораздо уместнее. Ну а выразительность они оценили не отходя от кассы - прислушиваясь к разговору Гибнсен с двумя провожающими ее гевронцами. Хотя она не повышала голоса, но сдержанность эмоций слышалась вполне, даже сквозь шум проверяемых перед полетом двигателей. Накоец речи кончились, полкодрил и два неотважных геврона отошли к машинам, а отважная по обстоятельствам гевронка поднялась вместе с Приматом в грузовой отсек, став номером тринадцать в их малочисленной экспедиции. А это скверно, правда если верить в дурные приметы.
  
  Внутри КПП оказался бравый летчик, а может не менее бравый техник. Он не стал мучить ее излишними вопросами и даже выделил ей в провожатые нескладного, высокого срочника с голубыми, как и полагается в авиации нашивками и с красной повязкой на рукаве. На повязке буквы "ПОМ", и Шимпанзун секундной мыслью отметила совпадение - у мичудрила, разговор которого она случайно подслушала, точно такая же повязка с такими же буквами. Выходит, помощники ведут ее к Примату? Ну а если это не ее помощники, то чьи тогда?
  К самолету они подошли со стороны хвоста и, подчиняясь необязательной условности, она остановилась у начала летного поля, не переступив границы травы и бетона. Самолет стоял близко, и она хорошо видела, как Примат, разговаривая с такими же, как и он, пятнистыми солдатами смеялся, и еще о чем-то спорил с красивым и важным полкодрилом в черной пехтмуровской форме, и то, как он поднялся в самолет, а вслед за ним поднялась светловолосая обезьянна в белой куртке с большим красным крестом на спине, и то, как провожающие отошли к машинам, а к люку подбежал техник в летной куртке, наверное проверить, как закроется этот самый люк.
  И тут Примат увидел ее.
  
  Примат увидел Шимпанзун. В теле его дернулись и остановились сильные механизмы - желание движения и сопротивление ему. Готовый закрыться грузовой люк остановил его? Но он поймал ее взгляд, а она его. Взгляды превратились в свитые из жестких железных закорючек провода, и двигаться по ним живому обезьянну невозможно. Но возможно движение чужого взгляда - боковым зрением он заметил, как несколько ошалевшие и широко открытые глаза гевронки наткнулись на эту жесткость.
  
  Их взгляды встретились, и она почувствовала, как дернулся и застыл от неожиданности Примат, и что в кривизне сегодня изменяющегося мира есть только одна прямая линия - линия встречи глаз, две точки опоры для нового отсчета. Но мгновение прошло - и мир не перевернулся, остался таким же кривым и привычным, а единственная и кажущаяся стальной прямая лопнула хрупким хрусталем. Большие створки грузового люка стали медленно закрываться и этим движением вернули кривизну, подтверждая отделение.
  
  Люк закрылся, дернулась и оборвалась прямолинейная условность взгляда и осталась там, снаружи, в отсутствии слов и жестов. Примат очнулся, улыбнулся отважной гевронке и жестом пригласил ее в глубь отсека.
  
  - Пойдем, - сказала она своему нескладному провожатому, отвернувшись от взлетающего самолета.
  
  "Ну, однако, батонов накрошил!" - однакнет читатель-заУрал, или аскнет Питер-либерал: "Наглюсил бздосек в саду под синагогой! А где-зе сюйства?" Ах, чуйства, читатель? Задрыстни в лобик, там прохладно! А еще лучше - гони ежиков в загон, разогни бумеранг и степай в абортарий. Там чуйства грузят в бочки Карамазовы-братья, а графиня с изменившимся лицом на пруду сдает зачеты по занырам.
  Вот те чуйства, подсказанные мальчиком Юнь Су:
   "На дороге у ивы стояли,
   провожая уезжающих вдаль.
   Повернули коляски и кони умчались,
   лишь увидел как пыль поднялась.
   Не почувствовал сам, как во время прощанья
   слезы красные все истекли.
  А вернулся домой - и слезы не осталось,
  чтобы ею платок омочить".
  Такие вот дела, читатель, янь вверх, а инь вниз, туда-сюда-обратно - тебе и мне приятно, а чтобы спереди погладить, нужно сзади подлизать. Глубина! В взаимном движении - жизнь, а лень по-китайски - дао. В Израиле евреи гоняют арабов - казаки! Мечта поволжского крестьянина - въехать в дом репрессированного немца. Беспредел писательских сю-сюнов - чтоб плевали только вслед, предел - чтоб хотя бы плевали. Читай, читатель, дальше, и бабец ты или папец - накапливай слюну.
  ***
  
  
  - Сникердреннер! Сникердреннер! - отслеживая взглядом уплывающую стройность, выгодно подчеркнутую русбандской военно-морской формой, попросил Мак Какерсен.
  (Притормози!)
  - Дервау? - плавно сбрасывая скорость, прищурил свой внимательный глаз Боб Уинсен. Машина остановилась - послеповортная скорость не так уж высока.
  (Уверен?)
  - Дойчерт ундер русбандер, арен чессен реппен ротфронтерн моден. Аналдер, Боб!
  (Мы в Русбандии, а раздумья здесь не в моде. Сдай назад, Боб!)
  - Клеввер, - включил заднюю передачу Боб Уинсен.
  (Хорошо.)
  Он довольно давно работает в гевронском консульстве в Мармунезе, и русбандские лица уже успели примелькаться. Но он понимает своего молодого коллегу - местные обезьяннки бывают отчаянно красивы, эти дикие русбанды просто купаются в обезьянньей красоте. Так почему бы и случайному гевронцу не занырнуть один разок? Вот только мотор он заглушать не будет - на остановке, кроме стройной обезьянны, ожидая автобуса, покуривают несколько дрилов в летных куртках. Ну а так как он в Русбандии давно, то знает, что летчики любят спирт и после этой любви почему-то недолюбливают иностранные машины. Он дипломат, он не имеет ввиду ничего такого, но просто может так случиться, что по дороге в консульство им сначала придется заехать в травмопункт. А этого он не хочет и поэтому глушить мотор не станет. Он настоящий дипломат.
  
  Шимпанзун обернулась еще раз - проводить взглядом быстро удаляющийся самолет. Лейтедрил встретил ее, как старую знакомую - ему скучно в маленьком городке и в тесном КПП.
  - Ну как, успели? - с готовностью к разговору спросил он.
  - Да, спасибо.
  - Не за что, - обрадовался он вместо нее, - приходите еще.
  Она ничего не стала обещать не поддающейся погонам молодости, а просто пошла на остановку ждать автобуса, чтобы уехать подальше от, похоже, что ставшего пограничным ей и Примату аэродрома, постараться избежать длинных мыслей - а она умеет избегать, и не думать о прямолинейных взглядах, враждебных по отношению к удобной кривизне привычного пространства.
  Но даже случайность подчинена подсказкам и уже набрала вторую автомобильную скорость - все тот же долговязый "ПОМ" растолкал створки авиаворот, и на дорогу выехали две машины: "УАЗик", и чернея пехтмуровской формой сквозь стекло, с переднего сидения на ожидающих автобуса бросил свой строгий, но довольный взгляд красивый полкодрил. Вторая - иномарка, "Волблу" - любимая машина горячих гевронских парней и их высокотемпературных подруг, а так же новых русбандских бандюганов и не вдруг состоятельных чиновников.
  "Волблу", остановившись, задним ходом подъехала прямо к остановке, к Шимпанзун, разбивая неожиданностью маневра скуку ожидания и рождая статику любопытства. Из нее вышел высокий гевронец, в такой же белой с красным крестом куртке, что была на улетевшей с Приматом обезьянне, и...
  - Простите, мне кажется, это вас я видел на аэродроме? - заговорил он с ней, немного напрягаясь в акценте. - Кажется, вы кого-то провожали?
  - А вы, случайно, не из гевронского КГБ? - удивилась вежливой, но все-таки наглости Шимпанзун.
  - Дас агентас? О.. яа! Это щютка, - заулыбался, в общем-то, симпатичный геврон, - понимаю. Извините еще раз, но это наш груз сопровождает капедрил Примат, - вероятно, занятый переводом гевронских мыслей на русбандский, не без паузы продолжил он. - Вы ведь его приходили провожайдт?
  - А вы наблюдательны, - повнимательнее присмотрелась к нему Шимпанзун, - и приятно видеть, что не все гевронские любители поглазеть по сторонам показательно носасты.
  - Если вам в Мармунез, мы можем подвезти, - не понимая, но все же пытаясь переварить длинную и слишком уж замысловатую для него фразу, предложил все еще симпатичный геврон.
  - Нет, спасибо, я лучше автобусом, и мне не в Мармунез.
  - Не сердитесь, - окинув быстрым взглядом суровых дрилов в летных кожаных куртках, прислушивающихся к разговору и приглядывающихся к нему, как к боксерской груше, извинился геврон, - но я мог бы сообщать вам, по мере возможности, как там идут дела. Мне это будет не трудно.
  - Да, - согласилась со своими мыслями Шимпанзун, - это не трудно.
  - Вот и клеввер, - геврон вынул записную книжку и, написав пару коротких строчек, вырвал листок и протянул его Шимпанзун, - это номер телефона, консульства. Позвоните?
  Шимпанзун взяла листок, но, помедлив не больше секунды и все так же с интересом разглядывая нездешнюю наглость, забрала у него и ручку и, положив листок на крышу автомобиля, написала на обратной стороне уже свою быструю строчку.
  - Вот вам мой номер, что-нибудь узнаете, позвоните сами.
  Показался автобус, исключая раздумья и прекращая паузы, и весь этот разговор, задвигались суровые наблюдатели, ожидая, чем же закончится наглость приезжего иностранца - затащит, или нет?
  - Может, все-таки поедете?
  Но Шимпанзун молча покачала головой и запрыгнула в автобус, в атмосферу гордости - за неподдавшуюся ее, и презрения к выскочке из иноземной тачки. Автобус тронулся, гевронец проводил его движение и ее силуэт взглядом, а она его - поворотом глаз.
  
  - Арен эстерн лоннер носсеншноб? - спросил Мак Какерсен Боба Уинсена, пристегиваясь ремнями безопасности к креслу. В Гевронии так принято, что если есть к чему пристегнуться, то это обязательно будет сделано. Тем более на ужасных русбандских дорогах.
  (А что значит иметь длинный нос?)
  - Плеер бубнер, - после двух переключений, а значит быстро, ответил Боб, - фрикшен носсеншноб ундер чушке бизнер. Путтер носсеншноб хукер ехер шварк. Фор шваркер, нидляс тубиххер варвар. Фор хукер... ван левел цивиляйзер унд компьютайзер невайзер. Ту отсоссер, эстерн гуд!
  (Игра слов. Совать нос в чужие дела. По носу можно получить или его прищемят. Чтобы прищемили, нужно быть любопытным варваром. Чтобы получить... ну в этом случае уровень образования и культуры особой роли не играет. Тебя отшили, вот что это значит!)
  - Онар втюхенд самсаер телефункен, - возразил Мак.
  (Она дала мне свой телефон.)
  - Квиклер, фор стартер анти ту, оре нейвайзер ту гитлехай, - посмотрел на бумажку Боб. - Авостедт, юкси-кокси, намбер телефункен бутфактор, - предположил он, - фор амбуляр оре шухерплюнк антитипер.
  (Скорее, чтобы отвязаться от тебя, или не быть обязанной. Хотя, возможно, номер настоящий, на скорую или пожарных не похож.)
  Они обогнали автобус, он растворился в зеркале заднего вида. Так же позади остался и полкодрил в русбандском внедорожнике.
  - Ифли анти ту Гибнефру дзииндзуукер, аскер фор русбандер, клеввер? - где-то поворотов через пять попросил Мак.
  (Если без меня позвонит Гибне, спроси ее о русбанде, хорошо?)
  - Аскерпуккен, - снова через пару переключений ответил Боб. - Анер ту клеввер визор онр? Айм онер лукенглассен путер аэродромен. Онар провайдер онр, остолоппен яа?
  (Спрошу. А ты хорошо его разглядел? Я ведь тоже заметил ее там, на аэродроме. Это его она провожала, не так ли?)
  Мак промолчал - гевронцы часто делают солидные паузы, при этом напряженно думая о своем, или делают вид, что думают, но паузы, как правило, получаются не меньше двух переключений скоростей.
  - Анти мандрассер? - так и не дождавшись ответа, в четвертый раз переключив скорость, спросил своего молодого коллегу Боб.
  (Не страшно?)
  - Гиган еттер итыз арривидер антизагс.
  (Больше это было похоже на прощание.)
  Теперь в национальную паузу занырнул Боб.
  - Велсен, дылдер гиган, онур визорн. Туттер таккен базарен, - пояснил он. - Авостедт, чейнчерпасс штазишкоп? Психокрюккен?
  (Ну что же, жираф большой, ему видней. Здесь так говорят. Может быть, и в самом деле перейдешь в разведку? Психологом?)
  - В КГБ! - по-русбандски согласился Мак.
  А "Волблу" машина, в общем-то ничего, хорошая, только угловатая.
  
  Вот так закончился еще один чудный летний день на планете обезьянн, в живописных окрестностях славного города Северообезьяннска. День, как выяснилось, непрочности прямого взгляда и искривления предположений, и предложения изгиба судьбы - с запахом жареных перьев, с гулом взлетающего самолета, со скрипом автобусных дверей, с удобством автокресел.
  - А что это за сладкая парочка, в машине? Собакоиды? - с надеждой пискнет читатель и, протерев лупала и почесав репало, по примеру литперсонажей попытается занырнуть в паузу - с целью отыскать врубало. Очнись, смешной в своей наивности читатель, не надрывай мозгулину - там вввакуум, мораторий на вввяки.
  И цитатка-подсказка:
  "- Колите его дротиками, оралы! - кричал Суер.
  В этой нервозной обстановке капитан комкал слова, называя нас вместо орлов оралами. Но мы действительно менее были орлами, и более - оралами".
  ***
  
  
  
  
  18. Девятый день на планете обезьянн.
  
  
  Шашлык, но не главный хребет, а его северные склоны: внизу этнически разнородная, но относительно спокойная равнина с десятком маленьких столиц небольших чихакских княжеств, а вдаль и вверх Горная Шашлыкия, опасная, как передернутый затвор. Правда, нужно заметить, что этими затворами носачи не всегда щелкают в сторону русбандов, традиционно соусовцев, но и в стороны своих многочисленных носастых собратьев, то есть лохарей.
  Например, один из праволохных вдруг как крикнет, ни с того ни с сего: "Аааа! Лооох!", и тут же обвинит соседа в неверолохии. А сосед, он просто не такой крикливый, однако не менее горячий шашлыкец, немедленно пошлет обвинителя на другую сторону Главного хребта. В общем, слово за слово, а затем - к чему слова, когда под рукой кинжал или автомат? И пошло, и поехало! Но через некоторое время приезжают русбанды на удобных бронетранспортерах и загоняют всех спорщиков повыше в горы, остывать. Правда те, кто начинал, к тому моменту, как правило, уже не живы.
  Вот по таким местам, неравным по высоте и темпераменту, но с более-менее остывшим после очередной войны населением, и отправился короткий караван из пяти машин под командованием Примата и под наблюдением Гибне Гибнсен. Примат, конечно же, надеялся, что после разгрузки самолета в аэропорту Несрани гевронка, вблизи рассмотрев экзотически зверские чихакские лица, одумается и раздаст свои просроченные лекарственные тонны не покидая равнины, тем более новостные корреспонденты уже сделали бодрые репортажи. Но она оказалась достойной дитятей гранитных фьордов и потащила их в горы, впрочем согласившись с доводами своего слегка подмороженного разума и советами местного вороватого начальства, выбрала наименее опасный маршрут. Начальство, оно хоть и воровато, но забеспокоилось: мол, мертвый русбанд - это привычка, а мертвая гевронка - уже "че пэ", и постаралось ограничить ей выбор и свободу передвижения. К радости Примата выбор оказался почти оптимальным - чуть выше уровня моря и чуть ниже передернутых затворов, а для "удачи на дорогах" им даже выделили "УАЗ" с двумя ментами в нем. Из местных, что смешно.
  И вот они уже пылят по кое-где даже хорошим дорогам, останавливаясь у намеченных в плане поселковых больниц и отмечая избирательную прицельность местных взглядов. Сегодня очередной "мирный" аул и очередная одноэтажная, но на этот раз буквой "П", что значит большая поликлиника-больница.
  Примат спрыгнул на землю, то же самое проделала и гевронка. Кабина полноприводного трехосного грузовика высока, и первое время он и Мичурин, которого Примат определил к себе в водители, помогали ей с приземлениями. Но день тренировок - и стандартно помешанная на спорте Гибне вполне изучила расположение ручек, подножек, колес и хваталок, и теперь не только самостоятельно, но даже ловко спустилась вслед за ним. Он и ее определил себе в кабину, справедливо и честно прикинув, что если они на что-нибудь наскочат, то свою порцию должна получить и эта импортная обезьянна - причина тупого и опасного педантизма.
  Хлопнули дверцами "УАЗа" носатые менты и, закинув за спины короткоствольные автоматы, быстро затарабарили на своем, хукающем в нос языке с вышедшим навстречу белыми фигурами - врачами-чихаками. Подошел главврач, поздоровался, и стал рассматривать бумаги в руках у Гибне, не обращая никакого внимания на руки Примата, сжимающие автомат. Проехала пыльная легковушка, чирикнула птичка, бекнула коза, мыкнула корова - красота, идиллия.
  - К главному входу, - показал на единственные двери главврач.
  - Слышал? - ткнул в сторону больничных дверей автоматом Примат, разрешая Мичурину движение. - Выгружаемся!
  Взревел работающий двигатель, и Мичурин, ловко прочертив шестью колесами короткую окружность, подал задним бортом к выходу, окатив при этом пылью его, гевронку, главврача и милиционеров-носачей. Хороший водитель, Примат в нем не ошибся.
  Двое пехтмуров залезли в кузов, ворочать коробки, а двое внизу принялись составлять их в кучу. Остальные остались без работы, хотя рассматривать горы, аул и прохожих развлечением назвать трудно. Водители, охраняя рули и педали, не покинули кабин. Примат, кивнув мичудрилу, что тот остается старшим охраны внешних пределов, с одним из бойцов заспешил в больницу - вслед за гевронкой и чихаком врачом. Суета, ящики и двери, а если приглядеться, то можно прочитать желание веревки и кляпа во взглядах из белых халатов. Так что лучше поспешить.
  - Устаете? - спросил гевронку главврач, подписывая смешные, на взгляд носача, бумаги, но очень важные для привыкшей к порядку Гибне и для ее благотворительного начальства. Правда, сам он, этот бородатый чихак, выглядит довольно устало, но той, особой, докторской усталостью.
  - Приходится много ездить, - следя за подписями, ответила Гибне, - горные дороги.
  - Эээ! Зачэм самым мотатца? - разумно возразил чихак. - Ааа? Оставылы бы все в Нэсрани, и домой, в Гэвронию. Экзотика здэс - нэ та.
  Как оказалось, чихак-то этот не такая уж и сволочь.
  - Можно и так, - не забывая об акценте, ответила Гибне, - но тогда вы вряд ли что-нибудь получили бы, верно?
  - Вэээрно, - вымучил чихак последнюю подпись, - спасыбо за помощь. То, что вы нам прывезлы, конечно нас не спасет, но здорово поможет, - протянул он бумаги через стол, - но вэрно и то, что вы былы бы точно жывы.
  В кабинет, естественно, без стука, заглянул автомат Примата и он сам и прервал течение по-шашлыкски философской мысли о несовершенстве душ и о спасении тел.
  - Можно ехать, - сказал он Гибне, смотря, однако, на врача.
  - Хорошо, я сейчас, - ответила она ему. - Могу я от вас позвонить? - спросила она чихака, когда Примат исчез в дверном проеме.
  - Конэчно! - главврач придвинул ей телефон и встал из-за стола.
  - У меня охрана, - похвалилась она ему вслед, подтверждая железное правило глубокомысленных пауз в редких гевронских раздумьях.
  - В нэго попаст лэгче, - выходя, снова разумно возразил чихак, - крупный.
  Дисковый аппарат медленно, но четко обозначил все цифры кода и номера в шумящем проводном пространстве и, о чудо - с первого раза выдал длинные гудки. Трубку взял Боб, она узнала его голос.
  - Арен Мак хрючер, Боб? - сразу сокращая количество вопросов, спросила она.
  (А Мак рядом, Боб?)
  - Арен Мак? Онер хрючер, бат веррик орбаттен ту рефенбукен. Онер компьютайзер лампазен лаудинген! Оффинг, оффинг фильтербаз ундер свимхарк киндертен манкен!
  (А, Мак? Он рядом, но очень занят отчетностью. Он заполнил ею весь компьютер! Очень, очень ответственный и аккуратный молодой обезьянн!)
  - Трубкер унде ухервух, плизер.
  (Передай ему, пожалуйста, трубку.)
  - Тыркер, онер уне граблон несгебуллен.
  (Даю, он рвет ее у меня из рук.)
  Гибне понятны насмешки Боба: она здесь, среди суровых русбандов и опасных носарей, а Мак там, в кабинете за мирным дисплеем. Конечно несправедливо, но так получилось, и по законам гевронской логики об этом бесполезно сожалеть. Она и не жалеет, помогает Маку своими звонками в составлении этой самой красивой отчетности - во всем должен быть порядок.
  - Ту веррик вертухайсон? - введя новые данные, спросил ее Мак. Безусловно, он чувствует себя виноватым - геврон хоть и логик, но не робот, и всякий раз задает этот вопрос.
  (Тебя хорошо охранятют?)
  - Анти дрейфсон, пастершлаген эвриксен минуттен, эттер микротрухен дискомфортен, баттер анти резистенс. Наус атассер, эссер, капедрол Примат голкиппен сомбанд ундер дорсенстрем.
  (Не беспокойся, не оставляют ни на минуту, это даже несколько неудобно, но я не сопротивляюсь. Вот и сейчас, я уверена, капедрил Примат обязательно поставил кого-нибудь у двери.)
  - Гуттер дурер, баттер резитсен анти, - насколько это возможно для гевронца, горячо поддержал ее Мак, - глюккен жлобтен, капедрол дебилдас самсаер дурердас. Онер плющер хлюбп.
  (Правильно делаешь, что не сопротивляешься, мне кажется, капедрил знает что делает. Держись к нему поближе.)
  - Сенкер фор совкен, баттер носаринг базалтер, шлеппер онер пиффпаффен асфальтер. Оф коссер гигантер. Чаусчмок, стартер гналлер, баттер онер скалер фиброхлоп. Унд звяккер телефункен фамильярсон, втюхерскер фюр самсаер гудентанкен. Аймен нонсен антиспок - баттер конендохлен регионсен.
  (Спасибо за совет, но носари утверждают, что в него попасть легче. Потому что крупный. Ну все, я побежала, а то он, наверное, уже нервничает. И позвони обязательно моим, скажи, что у меня все в порядке. Сама я не хочу, да и невозможно отсюда - дикий край.)
  - Натюрхайсон!
  На слове "натюрхайсон" (обязательно) Гибне положила трубку и вышла из кабинета, обнаружив у дверей пехтмура. Трудно запомнить русбандские имена, а имена носарей почти невозможно.
  
  Мак, найдя в памяти нужный номер, отправил его в трубку.
  Боб, отметив про себя то, как долго слушает Какерсен длинные гудки, конечно догадался, кому тот звонит. Странно, но активность коллеги почему-то не очень нравится ему, не явно, но ощутимо.
  - Реестринг телефункен вбиттен компьютайзер, - однако подсказал он, - ифли либидспок, намбер фейсконтролен. Аскнен, онер хохмер арен антихох.
  (Справочник есть в памяти, если хочешь, можешь проверить номер. Узнаешь, подшутила она над тобой или нет.)
  - Айм фейсконтрол шмонен, баттер туттен аусфейс.
  (Я проверял, но здесь только фамилия.)
  - Верткруттен, ту хоппенстоп перепрятсон зонерхальт.
  (В любом случае, снова тебя туда не пустят.)
  - Анер самсаер элефандох? Минхер фраер фейсконтролен, фор самсиш медикаментос шухернот?
  (А как же моя работа? Мне ведь нужно проверить, как там чувствуют себя наши медикаменты?)
  - Ихбит анти самсаер, - разумно возразил Боб, и помолчав, добавил: - гиген швахер стартер фигли свизер микроскоп.
  (Они уже не наши, а большие неприятности обычно начинаются с маленькой глупости.)
  - Ифли онер фигли, форен анти микрос, - теперь разумно ответил уже Мак.
  (Если она глупость, то не такая уж и маленькая.)
  - Нуттер плюхер штоффен, Мак! - на полградуса повысил температуру своего, обычно спокойного тела Уинсен. - Толпен шагестроен персонвуд, намер анти гигнихтфуршедт лайфеншус. Койшед луккер ту пуккерджобп?
  (Не лезь в бутылку, Мак! Они живут своей, нам во многом непонятной жизнью. Зачем тебе в ней путаться?)
  - Асисяйне бурген мямлинг? - удивился повышению температуры тела у старшего коллеги Мак. - Айм фиксинг онер луппенвизор.
  (Опять местные выражения? Я просто хочу ее увидеть.)
  Боб Уинсен перестал потеть и снова применил правило национальных пауз.
  - Ту веррик чессенреппен? - уже спокойнее спросил он своего молодого коллегу, слегка удивившись своей нестандартной горячности.
  (Ты хорошо подумал?)
  - Ессер!
  (Да!)
  - Веррик, - кивнул Боб, удивляясь не только повышению, но и удивлению, - айм шуршунсон свизер аусвпускен.
  (Хорошо, я помогу тебе с пропуском.)
  - Анер свизер намбер?
  (А с номером?)
  - Свизер намбер теркен самсаер. Плюсен вкрут, хавкер биттен, екки ту гиген фигли анти стартер микросраккер.
  (С номером разбирайся сам. И еще, хотелось бы, чтобы твоя большая глупость не начиналась с маленькой подлости.)
  - Ту соплеглотен вяккен русбандер! - в свою очередь удивился реакции коллеги Какерсен. - Бессенглюк?
  (Ты рассуждаешь, как русбанд! Литература?)
  - Туттер строен дуремембе, - без снисхождения в голосе пояснил Боб, - ихбит вздохен хартен ундер вахвахер. Спойлер швахентрайх диаблофлайер закоулкер.
  (Здесь жизнь другая, их чувства жестче и интереснее. При взрыве тебя может задеть осколками.)
  - Пинчер сраккер экстеслиш.
  (Зря ты насчет подлости.)
  
  А где же наш любимый ангел? И различает ли он цвета, кроме белого, черного, серого? Отличает ли он геврона от русбанда, а русбанда от носаря? Ангел развалился на удобной и по случаю лета заново выкрашенной крыше многоэтажки и лениво заглядывает в одно из окон соседнего дома. Не то, чтоб ему это сильно интересно, но, тем не менее, один глаз у него внимателен - как у ночного снайпера, а другой устал - как у доктора из чихакской больницы. В общем, ангел суров, но ленив. Ему некуда спешить, и его абсолютно не расстроило то, что высокая обезьянна в наблюдаемом им окне не подошла к телефону, слушая звонки, трубки так и не сняла. Эти обезьянны - совсем как дети, все чего-то путают, мудрят, задерживают его и себя. Но они не знают или, догадываясь, не задумываются, что времени не существует - лишь только движение. Ну а ему-то тогда на кой крыльями потрясать и жечь трением о воздух собственные перья? Крыша удобна, солнце приятно, времени нет, движение есть, а при желании можно развлечься - например, научиться дышать.
  А вечером, когда Шимпанзун уже расстелила постель, вновь зазвонил телефон - и она, помедлив, подняла трубку. В этот миг взмахнул крыльями ангел, а она, узнав голос геврона и не удивившись этому, молча положила трубку на место, и не услышала, как крылья ангела мягко проскользнули сквозь стекло. А когда, задернув колыхнувшиеся гардины, легла, раздался новый, отличный от первого звонок, и почудилось - снова колыхнулись шторы и будто кто-то пером провел по лицу. Она быстро подняла трубку, но услышала в ней лишь дождевую тишину - ей показалось, будто внутри проснулось ощущение дождя.
  - Ало... Примат? Это ты? Ало... Тебя не слышно.
  В ответ - впечатление дождем шумящей тишины и неслучайности звонка - в тишине нет чувства пустоты.
  - Ало... Так и будешь молчать? Ало...
  Неслышное клац - и далекий адресат прислал ей короткие гудки.
  Выключая короткие гудки, Шимпанзун медленно положила трубку и так и не заметила, как невидимый в серых северных сумерках ангел, недавно ленивый, теперь любопытный, сменив удобную крышу на еще более удобное кресло, резко оттолкнувшись крыльями, влетел в микрофон и помчался навстречу шумящей дождем пустоте. Трубка еще была в ее руке, но ангелу хватило промедления, и он вынырнул в тысячах километрах от Северообезьяннска, в небольшом переговорном пункте недалеко от Несрани. Он мягко приземлился за спиной большого обезьянна и, сложив крылья, видел, как тот, выйдя из кабинки и оплатив минуту молчания, шагнул в мокрую от дождя, черную южную ночь.
  ***
  
  
  
  
  19. Десятый день на планете обезьянн.
  
  
  - Не БТР? - решил словами поучаствовать в движении Примат.
  - Двигатель тот же, - без всякой задней мысли ответил Мичурин.
  Дорога прилипла к лесистому склону, и Мичурин, часто дергая дизель переключениями скоростей, ведет машину вверх. Машины почти пусты - они раскидали почти всю гуманитарку, а оставшееся разделили равными частями по бортам, так что скорость высока, а пропасть глубока, и Примат не стал напрягать водителя пустыми разговорами. Лучи Олнцеса, пробивая боковое стекло, липнут к правому рукаву и плечу, и он подумал, что неплохо было бы пересадить на свое место Гибне, для полноты ее впечатлений, а еще лучше - сбросить ее вниз, пусть прокатится по склону, а самим развернуться и укатить в Несрань. Но к сожалению это только кровожадные мечты, и он, жарясь правым боком, снова вытаращился вперед, перескакивая взглядом с ментовского "УАЗа" на склон, и снова на "УАЗ", и опять на склон. А что еще делать? Разговоры с гевронкой про заграницу уже надоели, да еще жара, да пропасть, да склон...
  Вдруг короткая белая искра блеснула в зеленой взрывчатой гуще, и в этот же миг растрескалось лобовое стекло. Дернулся Мичурин, и из его головы выстрелило и лопнуло пыле-паровое облако, мгновенно наполнив кабину красным цветом, запахом горячей крови и только что живых мозгов.
  Все мысли замерли и остановились, кроме одной и самой верной, и она тут же превратилась в движение - Примат рванулся к обмякшему водителю и, придавив своим тяжелым телом ноги Гибне, правой рукой дотянулся до рычага. Теряя воздух, зашипели энергоаккумуляторы, короткий юз - машину чуть занесло. Тут же брызнуло каленое стекло боковухи, но Примат уже рванулся назад, подчиняясь второй и тоже единственной мысли, разбивая на пути преграды - Гибне зачем-то вцепилась в руль.
  Удар! Им сзади влупила идущая за ними машина и припечатала мертвого Мичурина к рулю, гевронка свалилась под сидения, а он врезался в панель. Мотор заглох, и Примат отчетливо услышал третий выстрел, и зная о медлительности звука, не почувствовал удара пули о железо кабины. Третий выстрел объяснил все или очень многое, превратив родившуюся из моментального страха надежду в уверенность действий, и он, отсоединив магазин, выпрыгнул из кабины на асфальт.
  Слыша и даже чувствуя, как сыплются из машин обезьянны, как громыхают по асфальту их крепкие ботинки, он быстро вставил новый, мелькнувший зелеными наконечниками трассирующих пуль и, не передергивая затвора - патрон уже был дослан, чуть высунулся из-за колеса и бампера, и короткими очередями, как иголкой, стал тыкать трассерами в неосторожным зайчиком блеснувшее на склоне прицельное стекло. Пехтмуры сразу поняли его - всем им хочется жить, и показалось, что он видит летящий вслед за трассерами рой пуль и слышит в грохоте выстрелов, как горячие гильзы льются на асфальт.
  Примат расстрелял свой магазин и заглянул в кабину - там упавший на руль Мичурин и лежащая на полу, под сидениями, испуганная, но не до беспамятства, гевронка с не своей кровью забрызганным лицом.
  - Бинокль! - спокойно, но громко гаркнул он. Та поняла и почти несуетливо вытащила бинокль из бардачка, протянула ему и уставилась на Примата вопросом синих глаз.
  - На вашем месте я бы вышел из машины, - уже не так грозно, но все же снова крикнул он и, присев, выглянул из-за колеса и кабины. Но что возможно рассмотреть на склоне в бинокль? Стена из роскошных деревьев, и все. А впереди, на дороге, пустой ментовский "УАЗ".
  Гибне без длинных уговоров спустилась из кабины. Стихла стрельба - пехтмуры расстреляли по магазину и теперь ждут - выстрелов со склона больше нет. Подбежал мичудрил Павианов.
  - Что будем делать? - спросил он, поглядывая в хвост колонны.
  - Мы или попали, или напугали его.
  - Его?
  - Он успел выстрелить три раза, Мичурин убит, - не высовываясь из-за колеса, объяснил Примат. - Но стрелок он не самый лучший - только первым выстрелом попал, и лупит против олнцеса - я блик заметил, и палит как из пулемета. Подождем?
  Мичудрил кивнул и побежал в хвост колонны, на свой участок короткой линии фронта. Он не задал лишнего вопроса и согласился с предположением - иначе последняя машина или дымила бы сейчас, или была бы уже решетом. А из кузова их машины показалось окровавленное лицо, и на землю сполз тот самый пехтмур, что сторожил гевронку у кабинета главврача. Он ехал в кабине второй машины, и когда та врезалась в резко затормозившую первую, а здесь постарался Примат, дотянувшись до рычага, то пробил лобовое стекло и влетел в кузов. А очухался только сейчас, а вылез, когда стихла стрельба. Его сильно посекло стеклом - он получил свое первое боевое крещение. Все прилипли к колесам, наивно полагая, что железные диски и дутая резина спасут их от прячущейся в зелени склона смерти.
  Примат поманил рубщика лобовых стекол и еще одного пехтмура к себе.
  - Ну как, не болит голова у дятла? - решил пошутить он, но его не поняли. - Сидите здесь, и прикройте, если что. Я перехожу дорогу.
  Пехтмуры кивнули, а Примат, вдохнув, на выдохе быстро перебежал через асфальтовую полосу. Тишина, молчание, пустой ментовский "УАЗ".
  - Сидите здесь! - снова крикнул он пехтмурам и шагнул в заросли, полез по склону вверх. Шашлыкский лес огромен, но подлесок только у дороги, а так сам по себе он относительно прозрачен - не тайга. Непрочной почве на склоне помогают держаться корни, и они же помогают ему - ноги не скользят на упавших листьях, упираясь в корни как в ступени. И по этим ступеням он ползет вверх, и может показаться, что ползет - дурак? Но он почему-то точно уверен, что стрелял как раз дурак, и был один, и что это не засада - иначе все они давно бы лежали там, внизу, у машин. Машины не БэТээРы и прошиваются насквозь, тем более из винтовки. Секундный блеск окуляра врезался в мозг и в память, отпечатался моментальным снимком, и теперь ведет его к себе как магнитом, освобождая от раздумий. Раздумья излишни в военном деле, главное - или спокойное ожидание, или быстрые действия.
  Через некоторое время безошибочного подъема, изрядно пропотев, он наткнулся на то, что искал: зарывшийся лицом в землю и листья мертвый чихак. Он полз, скатываясь вниз, ему навстречу, но быстро умер. Примат наклонился и перевернул носаря - молодой парень, не старше Мичурина. А поднявшись чуть выше, по следу разворошенной листвы и, если присмотреться - с пятнами крови, под деревом с парой пулевых отметин обнаружил и винтовку. Системы Даунова, с длинным стволом и оптическим прицелом. Вот так начался и кончился бой.
   А сверху хорошо видна дорога и машины на ней, а расстояние - плевок долетит, и не попади чихак бликом ему в глаз... удобное, в общем-то, место. Подобрав винтовку и перекинув тело носаря через плечо, придерживая за ноги, ватные на ощупь - это потому что кровь уже не движется в еще мягких, еще не остывших мышцах - от этого они становятся похожими на вату, быстро, на полусогнутых, побежал вниз. Страшновато - кажется, что кто-то все время смотрит в спину. Не тяжело, вот только куртку придется стирать - в холодной воде.
  А когда спустился, то положил чихака рядом с вынесенным из кабины Мичуриным. Тем временем "из засады" появились два потерявшихся мента - они же из местных, зачем им рисковать - не война, вот и свалили под откос. Это понятно и не осуждаемо. Гибне уже успела стереть с лица чужую кровь, подошел мичудрил, столпились все, кружком, рассматривая двух, как оказалось в данном месте и в данное время, смертельных друг другу врагов - пехтмура Мичурина и безымянного пока еще чихака. А чихак, он убит кем-то из них - там наверху, на деревьях, осталось несколько отметин.
  - Ну что, грузим?
  Это мичудрил Павианов, помнящий о подствольниках и о бронежилетах на левых дверцах, напомнил всем о неизбежности движения, как бы не были важны или печальны остановки.
  - Грузим, - очнулся Примат, подчиняясь напоминанию о главном свойстве жизни, о непрерывности, - давайте, ребята.
  
  А где же ангел, любитель коммутационных составлений?
  А вот он, в тени пошарканных стрельбой деревьев,
  с удобной высоты он смотрит на движение колонны.
  На нем все тот же плащ, но цвета листьев, веток, тени, света.
  И непонятно, кто он - терпеливый зритель, дремлющий рыбак,
  турист на горном переходе? И какого цвета?
  Он - Ангел! И расправив крылья,
  он оторвался от окровавленной земли.
  ***
  
  
  
  
  20. Одиннадцатый день на планете обезьянн. День диалогов.
  
  
  - Ало?
  - Алло? Яа! Здравствуйте, дозвонился наконец! Вы меня помните? Вы дали мне номер своего телефона.
  В квартире тихо и пусто, она недавно пришла с работы, но формы еще не сняла. Не спешила.
  - Да, я вас узнала, - почти улыбнулась она забавному, на взгляд русбандов, акценту из телефонной трубки, - вы тот любопытный гевронский наблюдатель.
  - Яа! Яа! Я обещал вам позвонить, помните?
  - Я помню, не стоит так сильно надрываться, - вспомнила она похожее на звук дождя молчание. - Но он звонил мне, не так давно.
  - Значит, вы уже знаете?
  - А что я должна знать?
  - Случился... эээ... как это по-русбандски... дас инцендентен. Он говорил вам об этом?
  - Нет, - снова вспомнила дождевое молчание Шимпанзун, - он ничего не говорил, но я об этом знаю.
  - К сожалению, погиб один... как это.... шофератор!
  - Я все это знаю. Зачем вы мне об этом говорите?
  - А с вашим знакомым все в порядке, - не смотря на добрый, насчет назойливости, совет, продолжил надрываться гевронец, - собственно, об этом я и хотел вам сообщить.
  - Спасибо, - не сильно удивившись анекдотной простоте геврона, поблагодарила Шимпанзун. - А вы не знаете, они еще долго там пробудут?
  - Своего представителя мы ждем очень скоро, как это... на днях. Она прилетит самолетом.
  - Понятно, это ваши, - теперь точно зная, почему русбандам так трудно разговаривать с гевронами, Шимпанзун все же спросила: - А наши?
  - Не знаю, вероятно, позже.
  - Я поняла, - недолго помолчала Шимпанзун, - ну что же, вы выполнили свое обещание, спасибо. Всего хорошего, и звоните, если будут новости. Пока!
  - Пока, яа позвоню.
  "Позвони", - про себя согласилась Шимпанзун и, положив трубку, села в кресло. Рядом с телефоном, ожидая скорого звонка - как тот наблюдательный и незамеченный ею ангел. Звонок раздался через минуту - вероятно, минимальный промежуток времени измерения гевронского мгновения.
  - Ало?
  - Это снова яа.
  - Узнали что-нибудь новое или забыли что-то старое? - усмехнулась она.
  - Забыл. Когда вернется Гибне, фру Гибнсен, так зовут нашего представителя, то я вместе с ней улечу домой.
  - Счастливого пути.
  - Знаете... - геврон снова применил тактику тщательных пауз, - яа и раньше мог улететь... (пауза), но остался... (пауза), из-за вас.
  - Знаю, - четко ответила Шимпанзун, не желая, но все же подумав о разности темпераментов и различиях культур, вместе - температур. - И вы хотите, что бы я проводила вас до самолета?
  - Яа хотел бы вас увидеть.
  - И это при живом и сильном муже? - все же постаралась удивиться она. - Не стыдно? Не страшно?
  - Он вам не муж, - точно констатировал гевронец.
  - Может быть и так, но о длинном носе вам все же не стоит забывать.
  - Извините, - теперь применил природную вежливость геврон, - но там, на аэродроме, яа понял, что это было расставание, прощание навсегда. Яа это понял, глядя на вас.
  - Кондуктор поспешил.
  - Что? - снова не понял русбандской идиомы геврон. Да и зачем ему это понимание нужно?
  - Нет, ничего, это я так, сама себе, - решила пояснить Шимпанзун, - игра слов. Все нормально, все хорошо.
  - Ну что же, яа рад за вас. Если это так.
  - Это так.
  - Значит, мы не увидимся? - задал точный и почти без паузы вопрос геврон.
  - А вы предлагаете мне экскурсию в Мармунез?
  В ответ молчание, но на этот раз в национальной паузе уже возможно различить предпосылки обдуманного старта.
  - Дело в том, что яа буду в вашем городе. Сделал пропуск. Аллоо?
  - Хорошо, - согласилась с точным направлением гевронской мысли Шимпанзун, - позвоните мне, когда приедете, и если вам не повезет, то я, может быть, сниму трубку.
  - Яа! Яа понял. Буду надеяться на невезение, - сдержанно, как и полагается - по-гевронски обрадовался Мак, - до свидания.
  - До скорого, - кивнула трубке Шимпазун и положила ее на рычаги, опять впустив в комнату тишину и молчание. Она хоть и не гевронка, пока, но ей тоже, похоже, необходима пауза и возможность отступления.
  ***
  
  
  
  
  21. Двенадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  - Это родственники того носача, а та обезьянна, в черном, его мать, - пояснил хоть и белый, но военный халат. Они только что вытащили, из холодно-кислого полуподвала на белый свет уже обшитый досками цинк и пропыхтели вслед за белым халатом через ярко освещенный олнцесом двор госпиталя к своей машине. А в десяти-пятнадцати метрах от них - длинный автобус, и толпа чихаков, и та обезьяна, в черном. Приехали за своим, и теперь, подчиняясь дурной закономерности, столкнулись нос к носу. Или стая к стае, разделенные лишь только в ушах шумящей пустотой враждебности, шириной в твердый взгляд или шипящее слово. Отделившись от "УАЗа", подошел один из длинноносых, но короткоствольных ментов, все еще болтающихся с ними - Несрань Несранью, а случиться может все, и все должно быть описано и запротоколировано.
  - Вам лучше поторопиться, - спокойно сказал он.
  - Зачем же? - громко переспросил его Примат. - Мы ведь не спешим, правда? - повернулся он к пехтмурам, уже загрузившим тяжелый ящик в кузов. - Перекур, но осторожный.
  - Я вас предупредил, - не желая спора, пожал плечами носастый мент с "коротышом" на плече.
  - Я вас понял, - кивнул Примат, отмечая его спокойно скользящий по всему без разбора взгляд. - А почему отца нет?
  - Он мстил за отца, - не меняя скорости скольжения, ответил мент и равнодушно поправил автоматный ремень. Он из местных, он ко всему привык.
  А в рядах пехтмуров неподвижность мысли и молчание, только сгорающий пепел сигарет чертит в горячем воздухе невидимые дуги, а сизые дымы, недолго задерживаясь в неприятном и напряженном пространстве, тают чуть выше голов и еще не выгоревших коротких волос.
  Задвигались носачи - в проеме подвала опять появился белый халат, и вытащили на свет свою тяжелую ношу. Но гроб их стандартен и не обшит деревянным саркофагом, не "двухсот". Мальчишку-чихака, убившего Мичурина выстрелом из "Дауновки", сегодня же заколотят и закопают, а над могилой, радуясь непонятной для Примата радостью, водрузят длинную пику с зеленым лоскутом - знак доброй воли божества к нашедшему храбрую смерть. И сопливый длинноносый обезьянн, скорее всего еще не познавший обезьянны, но по случаю мести и убийства ставший то ли джигитом, то ли шахидом, попадет прямо в рай - туда, куда и метился. Будет ли рада этому обстоятельству его мать? Удивительно, но скорее всего, да.
  - Поехали, - тихо, по-ментовски приказал Примат.
  Интересно: а мать погибшего чихака не завыла и не стала рвать на себе волосы, как это часто демонстрируется по телевизору. Она молчала и вряд ли помнила сейчас о Великодушном Лохе.
  - Поехали! - прикрикнул на пехтмуров мичудрил, и вместе с ними полез в кузов. В кабине двое, Примат да водила - по дороге нужно заехать за гевронкой. Начальство, боясь случайных осложнений, обязало довезти ее до аэродрома и довести чуть ли не до трапа самолета, и наверное поэтому Примат, как только они выехали за ворота госпиталя, убрал пришпиленную к лобовому стеклу "двухсотую" табличку.
  После случившегося комадрильство приказало сгрузить оставшиеся лекарства в спокойной Несрани, что и было сделано, а отважная гевронка засобиралась домой - даже в ее местами заснеженной бестолковке шевельнулась разбуженная страхом здравая мысль. И вот теперь всем им по пути - в аэропорт.
  Она ждала их у миссии, с белыми джипами и упитанными сотрудниками, теперь послушно не покидая зоны ответственности Примата, граница которой - уже близкий борт самолета. За недели походной жизни она сумела сблизиться с пехтмурами, и к удивлению своему увидела, что русбанды не такие уж и кровожадные, как их рисует красочная пендосская пропаганда, а носари совсем не похожи на ангелов без крыльев, какими их изображает вся та же пропаганда. Да и русбанды поняли, что и гевроны, в общем-то, вполне живые обезьянны, вот только Мичурина жаль.
  - Что-то вы не веселы, - наверное, минут через пять молчаливой дороги спросил ее Примат, - мало веселого, правда?
  Конечно же, нужно было бы и дальше молчать, до самого аэропорта, и не выдавать вдруг появившихся во дворе госпитального морга соплей, но он не сдержался и наверняка напугал ее несвойственной большому телу и черному взгляду тенью - тенью истеричности.
  - Вы сами знаете - жизнь часто бывает жестокой и несправедливой, - вполне рационально ответила Гибне, - и не только у вас.
  - Такова жизнь? - находясь в тени, как можно спокойнее кивнул Примат. - Такова смерть!
  - Не спорьте, это ваша страна, - уже точно рационально напомнила ему о различиях темпераментов и культур гевронка.
  - А я не забываю об этом, - удивляясь себе и силе тени, возразил ее рациональности Примат. - "О, юноша, послушливо внимай - народу своему не изменяй..." - вспомнил он строчку стихотворения средневекового поэта-носаря, - а результат вы видели сами. Вон, в кузове, в герметичной упаковке.
  Гибне не стала спорить, подчиняясь рациональности гевронских извилин и тормознутости характера, а может быть уже и чему-то другому.
  - Ладно, - улыбнулся Примат, вспомнив, что перед ним хоть и упертая, но все-таки обезьянна, - минутная слабость. Вот посажу вас на самолет - и все, ваши приключения кончатся. Хотя, впечатления останутся, правда? Как там называется ваш город?
  - Хрюхернос. Но и вы скоро вернетесь в ваш город. Я знаю, что в нем много военных, но там, я точно знаю, не стреляют.
  - Стреляют, - успокоил ее Примат, - но не в нас. Слышали, наверное, передел собственности? Но сначала мне придется отправиться к родителям Мичурина, вместе с ним.
  Больше они ни о чем таком не говорили, но позже, во времени между регистрацией и посадкой, сдав в багаж крепкую гевронскую сумку, Гибне зачем-то вытащила из нее небольшой фотоальбом и решила показать Примату свои домашние фотографии. Картинки с выставки - с окраины далекого отсюда и близкого от границы и от Северообезьяннска, но все равно нереального города Хрюхерноса.
  - Хорошая собака, - увидел и вежливо оценил размеры черного дога Примат.
  - Ну а рядом, узнаете?
  - Конечно, только вы здесь сытнее выглядите.
  - А вот и дочка, - указала она на новое фото, где девочка лет десяти или одиннадцати с тем же большим и ушастым догом стоит на аккуратном мостике.
  - А вот и все мое семейство, - прокомментировала она следующее фото, на котором к уже известным персонажам присоединился стандартно долговязый геврон.
  - Наш дом.
  На севере, независимо от того, Геврония это или Русбандия, предпочитают строить деревянные дома, и получается красиво - снаружи, и уютно - внутри.
  - А вот еще раз я, и дочка, и собака.
  - Симпатично, - еще раз вежливо кивнул Примат. - Имея такую семью, и дом, да и страну, как вы думаете - глупо рисковать собою и другими, или нет?
  - Да, теперь я признаю, что не понимала, куда еду. Это глупо, но я даже представить себе не могла, что кто-нибудь когда-нибудь будет в меня стрелять. И совсем не я должна была ехать.
  - Но вы бы могли отказатсья.
  - Могла бы, - вздохнула Гибне, - но получается, что сама напросилась. У вас говорят - приключений захотелось... дас вундер сфинкерсен, - по-гевронски добавила она.
  - Угу, - кивнул Примат, поняв смысл добавления, вот только... как быть с числом "двести"?
  - Взгляните, - оправдываясь, разгорячилась Гибне, - разве там может что-нибудь случиться? - она снова раскрыла альбом. - Олнцесная Геврония, как вы здесь говорите.
  - Многие обезьянны только и мечтают о такой жизни, пускай насчет приключений не самой интересной, но зато спокойной. Счастливой, как зимняя спячка! Так многие думают, а родители Мичурина уж точно. Вот для вас я сейчас - провожатый в ваш фотографический рай, а для него - сопровождающий. Понимаете разницу?
  - Да, понимаю. Но все, слава богу, позади.
  - Для вас, - согласился с ней Примат, в свою очередь понимая разницу между упертостью и напором, - но знайте, что я тогда не просто так за чихаком по склону бегал. Если бы на вашем месте был обезьянн, то пулю свою он от меня обязательно получил бы, со склона, из чихакской винтовки. А там гунди, доказывай, экспортируй сопли. А так... я даже не целился в вас, верите?
  Гевронка смолчала.
  - За смерть обезьянна, даже двух, вы ничем не заплатили, кроме возможных угрызений совести, а это слишком малая цена. Понимаете?
  И опять в ответ тишина.
  - Ну что, пора на посадку? - выговорившись, решил разрядить обстановку Примат.
  - Пора, - Гибне с готовностью встала, еще не до конца переварив услышанное, однако в поспешности ее движения родился еще один не заданный вопрос.
  - А у вас есть семья?
  - Я не женат, - с надеждой на прощание улыбнулся Примат, - мне все еще везет.
  - Извините, а та обезьянна, на аэродроме?
  - Заметили? - шагнул Примат к посадочным воротам. - Думаю, и ее нет. А вот вам пора.
  Очередь к шумилкам о железе, состоящая из раскрытых паспортов и приготовленных билетов, быстро проползла через положенный ритуал взглядов и рентгена, превращая ожидающих в отлетающих.
  - Счастливо долететь, - попрощался Примат, - надеюсь, больше не увидимся.
  - Спасибо, - не обиделась уже превратившаяся в отлетающую гевронка, - глупостей больше не будет. А вдруг вы ошиблись, там, на аэродроме?
  - Доживем - увидим, переживем - забудем. Прощайте!
  Наконец-то он избавился от нее! Хотя надо, надо признать, что Гибне оказалось в общем-то теткой неплохой. Но смерть Мичурина, да и этого мальчишки чихака, несогласие с этим всем, плюс собственные страхи - все это настроило по необходимости отважных пехтмуров против нее. Так что Примат побыстрее выскочил на свежий воздух - надоел ему аэропорт и в нем гевронка, да и военный полноприводный грузовик как-то не очень вяжется с легковушным окружением. Он, не задерживаясь, направился к нему.
  - Проверяли, - сообщил на время перебравшийся в кабину мичудрил.
  - Ну и?
  Мичудрил кивнул на табличку "200" под стеклом, и Примат не стал возражать - так положено и избавит от лишних вопросов со стороны тащащих службу на приаэродромовских просторах ментов и предупредит излишние взмахи их полосатых жезлов. Мичудрил запрыгнул обратно в кузов, к пехтмурам и цинку, ну а Примат в кабину, и насупленный трехосный вездеход выехал на трассу. Военный аэродром недалеко, нужно лишь лихо промчаться каких-то пару-тройку километров под высоченными тополями, посаженными вдоль дороги вероятно из соображений секретности и маскировки. Тени от них немного.
  На КПП запаянный в бронежилет караульный в форме из серых разводов, сложив на автомате руки - как на перилах, вопросительно уставился на Примата и на табличку.
  - Автобус не уехал еще? - открыв дверцу, спросил его Примат.
  - Успеваете, - ответил тот, - проводи, - кивнул он второму, так же запаянному и автоматистому товарищу. А товарищей таких - несколько.
  Второй запаянный залез в кабину, открылись ворота, и машина въехала на так отличную от всей остальной земной тверди авиатерриторию. Они подъехали к небольшому и чем-то действительно напоминающему летающий автобус самолету. Наверное, потому что поршневой - черные следы выхлопов двигателей подчеркнули его сегодняшнее предназначение.
  А у задранного хвоста и открытого люка - запрещенный на аэродроме перекур, и Примат знает, что это его попутчики - такие же, как и он, сопровождающие. Он поздоровался, отказался от сигареты, выгрузили тяжелый, в двести заявленных килограммов, обшитый досками цинк, затащили в самолет, а там таких с десяток - все строго, все по весу. Помолчали, поболтали.
  - Последний? - спросил вынырнувший из ниоткуда летчик, и не получив ответа, полез внутрь, по-видимому - считать.
  - Последний, - через некоторое время объявил он, - поехали.
  Все очень просто: похожий на автобус самолет, летчик-счетовод, покурка, и пожав мичудрилу Павианову руку, Примат отправился в полет.
  ***
  
  
  
  
  22. Тринадцатый день на планете обезьянн. Второй день диалогов.
  
  
  - Когда мне было лет четырнадцать, пятнадцать, мы с подружкой заманивали сюда, во двор, клеящихся к нам матросиков. Они нас провожали, а во дворе их ждали наши друзья и дрались с ними. Представляешь? У меня было хулиганское детство.
  - Ты и меня хочешь заманить и отдубасить?
  - Кто кого заманивает?
  Они легко, и кажется, давным-давно на "ты", тем более в гевронском языке нет деления на "ты" и "вы", и Мак воспользовался этим. И был оправдан - ведь молниеносность принятия подспудных и разумных решений мелькнула и прошла, предопределив шаги в настоящем и поступки в будущем. Так что "ты" есть "ты", быстро и легко.
  - А ты опасная обезьянна, - припомнил в паузе разговор с Бобом о вредоносных для гевронов русбандских осколках Мак.
  - И не только для себя, - согласилась Шимпанзун, - не забывай об этом. Ты что-то хотел мне сказать?
  - Вчера вечером прилетела Гибне Гибнсен.
  - Наши тоже скоро будут. Друг одного из моих сослуживцев там, так что он, а значит и я знаю почти все и почти сразу. Твоя служба новостей не была необходимостью. Удивлен?
  - Значит, ты меня не просто терпишь?
  - Не делай скоропалительных выводов, - остудила пыл гевронца Шимпанзун, - горячий парень.
  Они вышли на площадь, ту самую, где так много колясочных мам и где стоит цветочный ларек. Ларек попался ей на глаза, но молниеносность решений, мигнув охранной сигнализацией, мягко закрыла нужные двери.
  - Меня удивляет другое, - посмотрев вслед за ней на ларек, продолжил Мак, - почему ты все узнаешь у сослуживца или у меня, а не от Примата? Он тебе что, не звонит?
  В ответ Шимпанзун коснулась кончика своего носа, напоминая резвому гевронцу о соотношении длины и любопытства. В ответ геврон, подчиняясь старомодным русбандским условностям и не подозревая о значении белого цвета, купил-таки в ларьке всегда готовую к продаже розу.
  - Видишь ли, Шимпанзун, - отдав розу, слава богу, не белую, официально произнес он, - я думаю, что это не только твое дело.
  И добавил, подождав и не услышав ответа в течении национальной паузы:
  - Через два дня Гибне возвращается домой, понимаешь? Так вот - я не поеду.
  - Мне нужно увидеться с Приматом, - шагая в настоящем, приостановила свое движение в гевронское будущее Шимпанзун, - сейчас это главное. А ты поступай так, как считаешь нужным. Подсказок не будет.
  - Договорились, - чувствуя себя полным иностранцем, поставил тем не менее смелую точку в обсуждении правил передвижения Мак.
  - Договорились, - согласилась и Шимпанзун, однако немного помолчав, добавила:
  - Помнишь, когда ты в первый раз позвонил мне, то трубку сняли, но не ответили?
  - Помню, - сразу же откликнулся Мак, - тогда я понял, что попал именно к тебе.
  - В тот день, в тот вечер, был еще один звонок, - все так же шагая в настоящем, но еще не избавившись от прошлого, так мешающего движению в будущее, продолжила она, - только на этот раз я ничего не услышала. Мне нужно увидеть Примата.
  - Хорошо, - вздохнул длинным вздохом по-прежнему полный в этой, непонятной для него ситуации, иностранец Мак Какерсен, - и ты поступай так, как считаешь нужным.
  ***
  
  
  
  
  23. Четырнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  Мичурина похоронили, как полагается - с почестями, то есть с оркестром из дюжины мундиров из местной инженерной части, с прощальным залпом из шести автоматов из той же части, и с Последним Пуском. В общем, все как заведено у обезьянн в таких, нередких в последнее время случаях - гибели обезьянна в дриле, то есть в бою. Родители Мичурина настояли на отпевании - относительно новом или хорошо забытом старом обряде для постимперских русбандов. Не очень-то набожных и плохо разбирающихся в церковных правилах, но потянувшихся к недавно обретенному или попятившихся к не так давно потерянному богу.
  По этим правилам отпевание назначили в шестнадцать - загадочное число из легенд и преданий. Если им верить, то именно в это время, время перехода дня в вечер и случались чудеса воскрешений. Бывало, как говорят предания, на шестнадцатой минуте после шестнадцати погибшие в битвах прошлого воины вдруг оживали и выходили из своих могил. Но то, как погиб Мичурин, есть ли в этом доблесть? Так Примат впервые в жизни оказался в церкви.
  Церковь расположилась на живописной возвышенности, над обширным, убегающим от ее пологих склонов к горизонту промышленным районом, и над кладбищем между склоном и рекой. Все продумано и очень удобно, но это удобство с самого начала и покоробило. Да и церковь, издали красивая, при ближайшем рассмотрении выдала огрехи - ее построили недавно, и судя по кирпичной кладке - небрежно. Видимо каменщикам было безразлично, что строить - церковь или кочегарку. А при строительстве, наверное, еще и приворовывали неслабо. И он не ошибся в подозрении - попы и приход оказались вполне соотносимы с серым кирпичом большого, но бездушного, на его взгляд, храма.
  Мичурин лежал в закрытом гробу, в центре гулкого и полутемного зала. Темнота - тоже продуманность, чтобы были видны витражи и свечи, золото окладов и блеск одежд поющего священные тексты служителя. Ну а гулкость, как известно, зарождаясь в пустоте, часто превращается в торжественность.
  Однако служитель опоздал! Прошло чудесное время между шестнадцатью и шестнадцатью, родственники молча зажгли свечи, не обращая внимания на советы служек, что мол, огни должны гореть только во время Последней Песни. Чуда воскрешения не произошло, а вот гроб в середине зала, как магнит, притягивал взоры и тела любопытной и неслишком образованной паствы. То есть прохожих, по случаю поверивших в бога и теперь с энтузиазмом растаскивающих освященную по какому-то поводу батюшкой воду - из железной бочки, стоящей тут же, в зале, у стены. Резвые неофиты, или, как их там, прозелиты, расталкивая родственников умершего, пробирались, а лучше сказать - пробивались к самому гробу и, удовлетворив свое, несомненно божественное любопытство: "Что?" "Почем?" "Ненужно!", бодро отправлялись к бочке со святой водой - греметь там алюминиевыми бидонами и пластиковыми бутылками. Паства есть, а где же пастырь?
  Наконец на крыльце загремели шаги, и в зал влетел, вероятно, не перекрестившись при входе, подзадержавшийся и запыхавшийся служитель, как и положено - с бородкой, но в джинсах и "блинах". Ими-то он и прогремел на крыльце, ну а потом и по гулкому полу, в предположительно тожественном, по случаю смерти обезьянна, зале. Промелькнул, как ширококопытная летучая мышь, а у Примата в руке заколебался маленький огонек тонкой свечи.
  Через пару минут, не отдышавшийся и не обративший ни на кого особого внимания, в спешке или по привычке, молодой батюшка в парчовых, поверх рясы полотенцах, надетых по случаю траура и связанного с этим действа, помахивая то ли курильней, то ли метлой, приступил к обряду. Слова, торопливые - продолжение гулких копыт, заметались над головами скорбящих и, не задерживаясь для осмысления - вера противоположна знанию, дружно, одно за другим растворились в пространстве полутемных сводов. Однако даже служба не остановила и не остудила богобоязненных, праведных от одной только этой мысли прозелитов - они все так же гремели емкостями для святой воды, не отделяя понятия души от сытого желудка.
  Нельзя сказать, что смерть Мичурина произвела на Примата особо угнетающее впечатление, вернее, ее момент на горной дороге. Более того, не соглашаясь с доводами разума, он все же почувствовал некую закономерность, почти оправдание. Бунтовал только разум, не душа. Но здесь, в церкви, его развезло. С удивлением, похожим на ужас, он вдруг заметил, что тонкая свеча дрожит в его руке, и он ничего не может поделать с этой дрожью. Его достало несоответствие торжественного акта смерти и беспрерывное шарканье за спиной, гремящие бутылками святоводоносы. Удивляясь дрожанию свечи, он предупреждающе вытянул навстречу вновь прибывших руку. Водоносы насупились, но решили не связываться. Однако поковырявшись в благочестивых мыслях, отправились гундеть в тот угол, что отведен для святой торговли - туда, где шуршат обертками крестиков и иконок благочестивые продавцы и внемлющие им смиренные покупатели. Праведно удивившись, из-за прилавка вылезла служка-торговка с отягощенной кормой и, демонстрируя особенности православной фигуры и решимость богоугодных мыслей, с парой бутылок наперевес двинулась к священной емкости. Водоносы рыпнулись за ней.
  "Всякий тут будет!" - соотнеся себя, торговлю и бога, и уровняв эти понятия, буркнула она на ходу, еле-еле справляясь с кормой и чувствуя ее инерционную поддержку, а так же поддержку всех текстов Писания и группы водоносов, жаждущих пристегивающей к вере жидкости. Зря она буркнула - она ведь не знала, что Примата развезло, и что в руке его дрожит свеча.
  Показательно загремела бутылка, зажурчала вода, перекрывая позорным звуком голос читающего Тексты, а перед непонимающим собственных мыслей Приматом нарисовалась, выделенная полусогнутой фигурой, обширная корма. Он борец, не футболист, но...
  !!!Баабааах!!!
  Со всевозможной дури.
  Говорят, обезьянну присуща логика, а обезьянне интуиция. С удивлением Примат увидел, а затем и почувствовал, что его неслабая нога не врезалась прямо в ненавистную задницу, а лишь скользнула по ней. Служка, третьим глазом, шестым чувством, но как-то догадалась о летящей к ее утяжеленному жиром организму опасности и, вероятно без участия мозга, но с возможным присутствием веры успела убрать свою неподъемную задницу с линии атаки.
  !!!Бабах!!!
  Это предназначенная для воды емкость, приняв на себя всю силу пинка, просвистела в гулком церковном пространстве и возмущенным болидом врезалась пустыми пластмассовыми внутренностями в заполненную иконами стену, к счастью не задев никого и ничего. Тут же чьи-то руки схватили и потащили Примата, а он не стал сопротивляться, хотя дрожания свечи хватило бы еще на сто пинков, и запихнули в толпу скорбящих, подальше от боевых действий. Ну а "мисс корма", вякнув что-то нечленораздельное, но наверняка богоугодное, быстро ретировалась и растворилась в вмиг наступившей тишине. Больше никто не ходил и не булькал, однако свеча в руке так и не перестала колебаться.
  После кремации, когда стихла Музыка Пути, и когда еще горячий пепел вынесли на речной берег - Место Траурного Старта, когда грохнули копченые выстрелы шести холостых зарядов, а музыканты запаковали в чехлы блеск местами мятых труб, когда на Старте остались только родители и боевой товарищ - Примат, в наступающих сумерках вышел Исполнитель Обряда, согласно правилам - мальчишка лет десяти. Так принято у русбандов, да и не только у них, приучать своих детенышей к знанию простых истин осознано и рано.
  Мальчишка поднял над головою, а затем медленно опустил зажженный от огня кремации факел - и плотный выстрел разнесся над рекой и разбегающимся во все стороны городом. Пепел Мичурина угасающим светом улетел в темнеющее небо, едва различимый в быстрой траектории по искрам замедлителей, и дальше, там, высоко над рекой, взорвался красивым шаром пиротехнического взрыва, рассеиваясь в воздухе свободным и невидимым снизу облаком. Так принято у русбандов - развевать прах героев над водой. Ну а те, кто слышали выстрел и видели мерцающий в небе шар, поняли, по форме и цвету, что хоронили погибшего в дриле обезьянна. Потом родителям вручили гильзу, пахнущую взрывом и выстрелом, с портретом Мичурина на ней и с короткой строчкой жизни в цифрах.
  Примату пришлось остаться еще на некоторое время - его попросили быть на девятом дне, и он, конечно же, остался без долгих уговоров. Прекрасно понимая разницу между сочувствием и соболезнованием, он не сильно старался лезть родным Мичурина в душу. Он мог сочувствовать, а как выяснилось в церкви - даже сопереживать, но заболеть от того, что погиб Мичурин, Примат не мог. Он уехал на десятый день, поездом, не торопясь.
  
  Не знаю, нужно ли тебе это знать, о, нудный читатель, но это нудный писатель был в той большой и серой церкви, что высится над мноолюдным и работящим, портовым городом, и это в его руке дрожала тонкая свеча, и это он, а не какой-то там Примат, не соглашаясь со смертью своего школьного друга, пинал ненавистную корму. Ну а взорвать и развеять в высоком небе прах - разве это не мечта? Стремясь в последний раз к молодым вечерним звездам? Разве это не достойнее сырой или мерзлой могилы? Гагарину, в этом смысле, повезло.
  ***
  
  
  
  
  24. Пятнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  - Здравствуй, Шимпанзун.
  - Здравствуй, Примат. Я выхожу замуж.
  ***
  
  
  
  
  25. Шестнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  А однажды, сентябрьской, еще наполовину светлой ночью, в спящий мозг постучался ангел сновидений. Без спроса и особых церемоний пинком когтистой лапы распахнул входную дверь и влез лохматой копной белых перьев, соединяя частички дневных мыслей.
  Ангел ли сновидений принес его сюда в своих когтях и отпустил, и он упал вниз тяжелым камнем, или виной всему осенний ветер, таскающий сухие листья? Кто знает, но он оказался здесь, над небольшим городом у северного моря, рядом с белой кирхой, возвышающейся над аккуратными домами и заключенными в высокие фьорды волнами.
  А в кирхе венчание - его взгляд проникает сквозь стены. Невеста - Шимпанзун, жених - геврон по имени Мак, а перед ними импортный кюри, или тамошний падре, словом - святой отец. За ними друзья, родственники, родители, гевроны и русбанды.
  Но вот обряд венчания завершен, все вышли, и облокотившийся на горизонт Олнцес освещает нарядных обезьянн. Невеста в белом платье, по нордически сдержанно радующийся жених. Позади - кирха, город и море, а впереди - лестница наверх, к нему, Примату. И он сам, там, вдали, наверху, и ему хорошо виден весь этот аккуратно-враждебный город, и море за ним, и дымка у горизота, но лицо невесты он видит четко.
  И вновь - помог ли ему ангел или шуршащий листьями ветер, но он, чувствуя несвободный полет, спустился с наблюдательных высей и приблизился к ним, к ней, на расстояние трех ступеней или двух протянутых навстречу рук.
  - Держись! - подал он ей руку.
  - Держусь! - поймала она его ладонь.
  Но вдруг треснула пятнистая материя на рукаве. Она разрывается, отрывается вместе с рукой, а из разрыва на ступени сыплются холодные стреляные гильзы... Испуг в ее глазах, потеряна улыбка, а ветер уже разносит по серым ступеням осенние листья. А может, сухие белые лепестки? Они высыпались вместе с гильзами...
  Примат открыл глаза и сел на постели. Приснится же такое! Что это, плевок досады вслед ушедшему поезду? Подсказка будущего шага? Испуг в ее глазах, лепестки и гильзы... Бред, это понятно, и если бы он не проснулся, то сон забылся бы сам собой. Но он проснулся и упал обратно в подушку, с мыслью - дожить бы до утра, а там Абызн грозился прихватить его с собой на природу, за грибами. Но неудобное воспоминание, как и непрошенный сон, уже влезло в полуочнувшееся сознание через приоткрытую чьей-то подлой лапой дверь. Хлопнуть, и придавить бы лапу! А может быть нос, или крыло.
  - Хорошо, что ты позвонил, - услышал он в телефонной трубке ее голос, когда, после похорон Мичурина, наконец-то оказался в Северообезьяннске. Ничего такого он не объяснил и не подсказал себе тогда, просто они прошлись по городу, прохладному и сырому - мелкий дождь предсказывал будущие грибы и желтые листья, и присели на парапет - спиной к серому морю и лицом к мокрым зданиям.
  - Значит, ты все решила? - спросил он, не чувствуя горячего желания борьбы с несогласием, а только внутреннюю туберкулезную сырость. Все и так ясно, давно и не вдруг, без вопросов и ответов.
  - Да, назад дороги нет. Обезьянна никогда не возвращается на старое пепелище, - улыбнулась она грустной и успокаивающей улыбкой, - ты разве не знал?
  - Теперь знаю. А в нашем конкретном случае исключения быть не может?
  - Нет. Да и зачем?
  - Понимаю. "Можно все начать сначала, ничего нельзя вернуть". Я слышал, на днях улетаешь к своему новому началу?
  - Да, дождусь родителей, и полетим вместе. Свадьба все-таки.
  - Осенью, как ты и хотела. А Безьянна?
  - Как же без нее. Она, наверное, на машине приедет, здесь ведь недалеко.
  - Да, - согласился Примат, - здесь недалеко.
  Над головами пролетела взъерошенная чайка, на остановке заурчал двигателем автобус, а мимо прошмыгнула пара девочек-подростков. Им холодно, и они спрятали руки в длинные рукава, на ходу оживленно обсуждая что-то важное для себя, видимо большое и веселое. Примат и Шимпанзун проводили их стремительность медленными взглядами, подумав при этом о чем-то общем или каждый о своем, или просто заполнили несложным действием понятное молчание. А взъерошенная чайка серо-белой точкой приземлилась на крыше высотки.
  - У тебя никогда не возникало желания вернуться в детство? - задал вопрос Примат.
  - Этого все хоть иногда хотят, - ответила Шимпанзун.
  - Завидую их длинным рукавам. Иногда хочется оказаться на их месте и спрятать руки в рукава, уж очень уютный у них вид. А нос в мамой связанный свитер. Такой вот у меня страусиный комплекс, - признался в слабости Примат. - Говорят, секс с нелюбимым приедается, надоедает быстро?
  - Мне одна подруга рассказывала, не скажу кто, но ты ее знаешь, как раз об этом, - опять улыбнулась успокаивающей улыбкой Шимпанзун. - У нее как раз нелюбимый, но вполне терпимый муж. Она относится к этому как к спорту, не обращает внимания на нелюбимость. Ты касаешься жестоких для себя вещей, не нужно. И потом, я разве говорила тебе, что не люблю его?
  - Что любишь, ты тоже не говорила. Скажи, сейчас подходящий момент.
  Над головами снова пролетела чайка и присоединилась к первой, став второй бело-серой точкой на крыше высотки. Они разговорились на своем скрипучем языке.
  - К счастью, ты и Мак, вы очень разные, даже внешне - мне повезло. И чувство к тебе и к нему тоже разное. А главное, это то, что я обезьянна, и хочу иметь всегда живого мужа, живого насовсем. И чтобы дети были сыты и счастливы, понимаешь? Это инстинкт материнства, слышал о таком?
  - Я понимаю, обезьянна должна думать за двоих - за себя и за детеныша, - теперь уже Примат улыбнулся успокаивающей улыбкой.
  - Извини.
  - Ничего, и в самом деле - лучше не будить воспоминаний, если это можно так назвать. Ну что же, - он встал с парапета, - прощай, Шимпанзун.
  - Прощай, Примат, - она осталась сидеть на холодном камне. - И спасибо тебе за твое спокойствие.
  - Я толстокожий, считай, что пока не дошло. Взорвусь потом.
  - Я не услышу.
  - Я надеюсь. Всего хорошего.
  - Всего.
  И на этом добром слове почему-то проглянул Олнцес.
  Вот таков он, ангел сновидений, любитель покакать спящим на мозги, словно чайка на головы прохожим. Но к счастью утро наступает в независимости от частоты и качества всхлипов и, как и намечалось, он оказался в машине рядом с Абызном, несущейся по дороге, разрезающей яркие осенние сопки.
  - Нравится мне наша осень! - крутя баранку, восхищенно воскликнул Абызн. - На югах не такая, жухлее. А здесь цвета - как на рекламе.
  - Зато фруктов много и дешево.
  - Гриб, вот самый лучший фрукт. Правда? - полуобернулся он к сыновьям.
  - Гриб не фрукт, - ответил Семь, а может Восемь.
  - Как не фрукт? - не согласился Абызн. - Грибфрукт - так и называется.
  - Прошлая осень мне больше нравилась, - буркнул Примат, когда стихли смешки.
  - Так! Опять нет настроения и аппетита?
  - Хандра, слышал такое слово? Могу я похандрить на мундире у лучшего друга?
  - Можешь. А выжимать потом не придется?
  - Если только вместе с тобой, остряк.
  А за автомобильными стеклами - мелькающее буйство осенних красок. Это из-за воды, из-за вечной мерзлоты, она не уходит вниз и придает сочности уже отмирающим листьям.
  - Поехал бы еще куда, развеялся, а то так весь отпуск пройдет, в хандре и мокрых мундирах, - посоветовал другу Абызн. - Отпуск, он ведь раз в году, да и топиться в южном море намного приятнее.
  - Был я на южном море, спасибо за совет, - поблагодарил его Примат. - На днях Безьянну видел, на свадьбу ездила. Ну, ты знаешь... Привезла еще одну жирную точку для "и".
  - Ты еще долго себя изводить собираешься? - возмутился Абызн. - В наши-то годы давно пора уметь быстро забывать.
  - О!.. Однако помнится, не забывается. Фотографии показывала, стервоза... то есть добрый человек. Оказывается, дом их рядом с домом Гибнсенов. Ну та мадам, с которой я по Шашлыкии катался. Прямо напротив.
  - Война, она разлучница, она такая. А как ты хотел? Ничего, со временем забудется - против законов природы и психики не попрешь. Да ты и сам об этом знаешь.
  - Я на это надеюсь.
  А как приехали на грибное место, Абызн вручил детям по свистку - чтобы не потерялись, и даже Примату протянул.
  - Это жены.
  Место и в самом деле оказалось грибным, но они честно отходили часа три, наслаждаясь не столько результатом, сколь собственно процессом. Процесс прекрасен: листья слегка пожелтели, но в них еще остались силы жизни, и они еще крепко держаться на ветках, еще не засыпали землю, не провоцируя грибника к ненужным наклонам. Но на одном из грибов Примат все же обнаружил лист. Рябиновый, не желтый и не красный, а какой-то почернелый, прилипший к слизистой шляпке бодрого гриба. Не обратив особого внимания на лист, Примат срезал гриб и спокойно отправил его в корзину - все равно дома перебирать и чистить. А из кустов вылез пятнистый Абызн и со всей дури выдал длинную трель почти что в самое ухо. Тут же отозвались Семь и Восемь, а Примат покрутил пальцем у виска.
  Уже дома, отделив нерассыпавшийся лист от гриба, он удивился такой прочности и не выбросил его, а почему-то отложил в сторону, сентиментально вспомнив, что с подобного, но прошлогоднего, и началось его знакомство с Шимпанзун. Помнится, они даже пошутили тогда, что-то насчет ветра из берлоги белого медведя. А позже, сидя в кресле в своей полуспальне-полуспортзале и вертя в руках злополучный рябиновый лист, он не вдруг повернулся к книгам, ясно и осознано выбрав нужный корешок.
  А лист такой же, как и тогда, и отложив его в сторону, он открыл атлас и сразу же нашел нужный раздел - Геврония, и нужный город - Хрюхернос. И снова, но уже не во сне, а наяву появилось ощущение полета - он как бы завис над круглой точкой, над явно видимым с высоты несвободного парения городом. Он узнал или вспомнил его, этот город из сна. Подчиняясь больше предчувствию, чем сознанию, он отыскал и область Мармунеза, и измерив прозрачной офицерской линейкой разнокалиберный масштаб, произвел несложный, приблизительный расчет. "Действительно, недалеко" - вспомнил он фразу Шимпанзун и, не удивившись спокойствию мысли, бросил на испорченный несколькими строчками и столбиками цифр белый лист его серо-красного тезку.
  ***
  
  
  
  
  26. Семнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  А на следующий день, в послегрибное воскресенье, они с Абызном подскочили на авторынок, в Мармунез, состоящий из многих рядов контейнеров с запчастями и из линий машин на продажу. Толпы обезьянн наводнили эти ряды и линии, совмещая в своей толкотне несовместимое - спрос и предложение. Абызн сразу же погряз в необходимых для его бывалого автомобиля запчастях, а Примат, приехавший за компанию, отправился к машинам - где-то там, между подержанным и блестящим обитает его знакомый, перегоняющий машины из богатенькой Гевронии в веселенькую Русбандию.
  - Хо! Примат? Какими судьбами? Наверное, хочешь прикупить у меня автомобильчик? - встретил его несколькими возгласами скучающий автоторговец, зарабатывающий на хлеб насущный.
  - А что, такого быть не может? - в тон ему ответил на приветствие Примат.
  - Привет, о Примат из всех Приматов.
  - Привет, Бабуинас. А ты все здесь?
  - А я или здесь, или там. Жизнь такая, интересная.
  - Понятно, - кивнул Примат, рассматривая иностранное авто. - Скажи, а когда ты планируешь быть "там"?
  - Да как эту рухлядь продам, так сразу и поеду.
  - А как скоро ты планируешь продать эту рухлядь? Ты сам ее так назвал.
  - Думаю, дня в три, популярная модель. А тебе-то что?
  - Просьба будет, вот что. Послушай, привези мне атлас Гевронии, а? Знаешь, бывают такие, большие и подробные, по регионам, - Примат нарисовал в воздухе желаемую рамку, - мне северный нужен.
  - Хорошо, посмотрю, если не забуду. А тебе зачем?
  - Надо, есть такое слово. Ты как не из бывших! - намекнул на военное прошлое Бабуинаса Примат. - В академию намыливаюсь, работу о врагах писать нужно.
  - Да, да, да... О! - увидел он подходящего Абызна. - Кого это к нам несет, и не воняет?!
  И они поболтали еще немножко...
  - Слышь, Абызн, а ты не в курсе, Гамадряныч еще рыбачит? - спросил на обратном пути приятеля Примат.
  - Все еще! - не отвлекаясь от дороги и от подсчетов рыночных выгод и бензиновых затрат, ответил Абызн. - Да он только этим и занимается, старый хрен. То есть, я хотел сказать, гвардии браконьер.
  - Как бы его повидать.
  - Что я слышу? На рыбалку, что ли, собрался? - сделал большие глаза Абызн. - Ты же почти будкист.
  - На охоту, - не то, чтоб очень мрачно пошутил Примат. - Хочу по тундре побродить, дней эдак с несколько. Говорят, у него карты хорошие?
  - Хорошие? Да у него отличные карты! Реальные - как сейчас говорят. Надо думать - тридцать лет в погранцах. Все секреты у него в гараже, под верстаком лежат, а шпионы об этом не знают. Ты только приготовься, - изобразил Абызн всем известный в Русбандии жест.
  - Понятно.
  - Именно так. А что это тебя на природу потянуло, исправляешься, что ли?
  - Да так, последствия вчерашних грибных впечатлений, - успокоил приятеля Примат.
  - Давай, давай, подлечи нервишки, - одобрил затею Абызн, - а то и ружьишко возьми, по шишкам пострелять.
  - Нет, ты же знаешь, я почти пацифист, - покачал головой Примат. - Так как, найдем его сегодня?
  - В гараже. Но знай - предпочитает "Северный олень".
  - Губа - не дура.
  И они остановились у магазина, а их по дороге много.
  ***
  
  
  
  
  27. Восемнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  !Звонок!
  Он раздался в самой голове, врезался буром электромиксера и прошелся от виска к виску. Сон покачнулся и пьяной тенью сполз по стене. Примат очнулся, но сразу же пожалел об этом - от слабого движения в черепе колыхнулся убитый алкоголем мозг. Но потом все же сел - и ускорение оторвалось от притяжения, они упали на пол и закатились под разные ножки дивана.
  !!Ззввоонноокк!!
  Примат поднялся и поплелся к двери, чувствуя, как затылок, растягивая мягкий после вчерашнего череп, не успевает за лбом. Но двигаться надо - чтобы не допустить третьего звонка. Третьего он не переживет. Щелкнул замок - быстро, а значит спасительно, и Примат медленным взглядом уперся в довольную, улыбающуюся, в общем-то наглую рожу. Рожа принадлежит Горильеву, а взглядом он уперся - чтобы не упасть.
  - Здравствуй, чемпион! - жестоко отчеканил звуки Горильев. - Говорят, искал меня?
  - Здравствуй, - ответил Примат, стараясь увернуться от убийственной четкости, - заходи, но не шуми.
  Обезьянн зашел, с интересом рассматривая Примата - давно не виделись, и проследовал за ним на кухню, не шумя. Примат достал из холодильника кефир и приложил пакет ко лбу.
  - Синдром? - сочувственно поинтересовался пришедший, стараясь быть поосторожнее с четкостью звуков.
  - В засаду вчера попал, - пояснил подбитый алкоголем обезьянн, - к Гамадрянычу.
  - О! Тогда понятно, - еще шире раздвинул улыбку Горильев, - сочувствую. Жив еще, старый бандерлог? Ну а у тебя как, жизнь, я имею ввиду, течет от старого к новому?
  - Тяну лямку спортивного пехтмура, - отпил кефира Примат.
  - Семейной лямкой, я вижу, не обзавелся? - не переставая пользоваться улыбкой, сузил глаза Горильев.
  - Не созрел, - подвел черту вступлениям Примат. - Ну а ты как, все своим ремеслом занимаешься?
  - "Танцую на самом краю", - кивнул Горильев, и улыбка его стала внимательной, - и пока еще ничего не мешает. Кстати, производственных травм меньше, чем у некоторых на службе.
  - Хочу у тебя купить кое-что, - уже твердым взглядом посмотрел в глаза бывшему однокашнику Примат, - я знаю, у тебя всякое есть.
  - А зачем тебе? - удивился Горильев. - Если что, я тебе и без этого помогу.
  - Если что, я и сам справлюсь. Нужен автомат, желательно укороченный, с глушителем, желательно заводским, или карабин, но тоже с глушителем. Цен я не знаю, но думаю, у меня хватит. Да и старый друг вряд ли обманет.
  - Интересно.
  - Очень.
  Помолчали.
  - С кем воевать собрался, дурень? - убрал улыбку Горильев. - Поделись планами.
  - На охоту хочу сходить, пока в отпуске.
  - Угу, - согласился с доводами Горильев.
  - Ага, - подтвердил бесполезность пустого разговора Примат.
  - Знаю я тебя давно, но все-таки спрошу - тебе ведь это нужно не для защиты?
  - И не для коллекции. Не надрывай мозги, старик!
  - Ну ладно, - Горильев надул щеки и вернул улыбку, - отговаривать бесполезно? Тогда готовь зеленые, лямка выдержит?
  - Ты за мою лямку не беспокойся.
  - Ладно, рад был повидаться.
  - И я тоже. Только... танцуй поосторожнее.
  - О себе подумай.
  Горильев - бандит, и одновременно - адвокат.
  ***
  
  
  
  
  28. Девятнадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  Выйдя из спорткомплекса и привычно ожидая как всегда застрявших в гардеробе Семь и Восемь, на стоянке Примат заметил Бабуинаса в новенькой, то есть старенькой иномарке.
  - Привет, - через опущенное электроприводом стекло поздоровался автоперегонщик.
  - Привет, торгаш. Вижу, новую пригнал?
  - Видишь ты правильно.
  - Быстро. А про атлас, наверное, забыл?
  - Обижаешь, комадрил! - Бабуинас взял с сидения и протянул ему полскую, большого формата книгу. - На, пиши свою диссертацию.
  - Спасибо, выручаешь ты меня, - пролистал атлас Примат. - Учиться никогда не поздно, а любви все возрасты покорны, вероно?
  - Правильно.
  - Сколько.
  - Столько.
  - Держи, - отдал деньги Примат, - ты настоящий друг.
  - Я знаю, - согласился Бабуинас, - и заходи, если что.
  - Если что, то обязательно.
  Подмигнув поворотниками, автобабуин выехал на дорогу, а к Примату подбежали Семь и Восемь, и ему пришлось спешно засунуть книгу с картинками в сумку.
  - А что это, дядя Примат? - поинтересовался Восемь.
  - Ничего интересного, - соврал он, - справочник.
  - А посмотреть можно? - с другой стороны атаковал Семь.
  - Потом, - пообещал им хитрый обезьянн, - вон ваш папа идет.
  Появился Абызн с уже традиционными батонами в руках.
  - Где ты был? Бабуинас новую тачку пригнал, хвалился.
  - По машинам, быстро, - прикрикнул папаша на детенышей и невольно пресек направленное на атлас любопытство, загнав их на заднее сидение и вручив им пакет с батонами. - Крутятся же обезьянны!
  Примат согласился с кручением вокруг и сквозняком внутри, а когда подъехали к дому, спросил:
  - Ты в выходные долго спишь?
  - Делаю попытки, а что?
  - Да вот думаю в следующее воскресенье по дебрям побродить. Подбросишь меня к ним поближе? Маршрут, похоже, я уже выбрал.
  - Очень рано?
  - На сто двадцатый километр. Смотри, как тебе удобнее.
  - Значит рано. Отвезу, об чем речь?
  ***
  
  
  
  
  29. Двадцатый день на планете обезьянн.
  
  
  Еще через день, когда он почти закончил закатывать в скотч определенным порядком разложенные на столе фотографии - уменьшенные копии карт, взятых на прокат у Гамадряныча и теперь разложенных для сверки на полу, раздался звонок в дверь. Так звонят или почтальоны, или мафиози, и отложив ножницы и ленту, Примат поспешил к двери, а открыв, обнаружил на площадке парнишку самого субтильного вида, наверное еще школьника, с большой сумкой через плечо. В таких сумках, вероятно, таскают скейты? Время летит - после разговора с Горильевым прошло уже дней десять.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровался парнишка, - я принес то, что вы заказывали.
  - Заходи, - пригласил его внутрь Примат, удивляясь возрасту курьера.
  - Посмотрите, - не изменяя вежливости, парнишка отдал ему сумку.
  - Подожди здесь, хорошо? - забрал сумку Примат и ушел в комнату, одновременно спортзал, спальню, а вот теперь еще и фотомастерскую и вот-вот оружейную.
  В сумке оказался автомат, короткий, как он и заказывал, без пламегасителя, но с резьбой для глушителя по наружному срезу ствола. Глушитель - похожая на велосипедный насос трубка, тоже здесь, а так же пустой магазин и две пачки патронов - все по заказу. "Коротыш" - так называется автомат, принесенный ему худосочным курьером, удобство короткого ствола плюс бесшумность. Быстро разобрав автомат и убедившись, что все в порядке, достав "зеленые", Примат вышел в коридор.
  - Все нормально? - убивая вежливостью, поинтересовался парнишка.
  - Да, держи, - протянул деньги Примат.
  А на столе фотографии, на полу карты, на диване разобранный автомат, и сухой осенний лист рябины на белом, исчирканном расчетами маршрута, бумажном листе. Сумасшествие? Но ощущения нереальности нет, как и нет желания пнуть все эти бумажки и железки. А в окно Примат увидел, как развязной подростковой походкой уходит вежливый снаружи и жестокий внутри оруженосец, унося честно заработанные "грины", а прямо напротив окна нарисовался невзрачный мужичонка в сером плаще. Остановившись на тротуаре и задрав голову, он, в тайном любопытстве, кажется, смотрит прямо на него? Но показалось, нет никакого мужика и серого плаща, исчез как привидение - только случайный взмах ветра подхватил и тут же оставил в покое с десяток желтых листьев.
  В тот же день, закончив поклейку скотча, он зашел в гараж к Гамадрянычу - вернуть одолженные карты. Вообще-то это секретная вещь, но старый служака Гамадряныч надыбал их, когда служил на границе. Он ветеран и помнит генедрилов лейтедрилами, чего ему бояться? А карты хороши - все рыбаки и охотники поят его за это, а клан этот хоть и состоит из слухов, но не из доносов.
  - Выпить не хочешь? - жестоко поинтересовался старый воин.
  - Нет, только не сейчас, - помня ужасное, воскликнул Примат, - убьешь меня раньше времени.
  - Уверен? - настоятельно уточнил любитель хорошей водки и красивой северной природы.
  - Нет! За карты спасибо.
  ***
  
  
  
  
  30. Комментарий.
  
  
  Ну что, мучачос, накидал в мамон пельменей, с маслицем "Колибри" и кетчупом "Балтимор"? Отринь пельмени, а так же манты, ханси, чебуреки. Выкинь водку-самогонку! Пукни минералкой! Икни, очнись, мучачос, и представь себе ангела, раскинувшего крылья и скользящего в потоке теплых восходящих судеб. О, растирающий мамон (в движении - плевки), сдрыстни с табуретки! Прижмись, не ухом - лбом, глазами к оконному стеклу! Тогда, возможно, ты поймаешь мгновенье взмаха быстрых крыльев, несущих ангела и тревожащих тебя и ветер? Не заглядывай ему в глаза - они невидимы, но тяжелы. И снова упади - на табуретку, и даже не пытайся поймать оттенки неба, это невозможно. Поймать возможно лишь мгновенный ветер взмаха, вдруг дунувший листвой. А может снегом, падающим с ветки? А может пылью из пустыни? Но только я прошу тебя, мучачос, не будь чиканос и не лови руками.
  - А сам-то ты ангела видел? - законно хавкнет чавкой кремовый мучачос. - Вот пэндос, разбубонил глюки, будто ангелов - как в Бульбандии картошки.
  Я - видел! Есть точный адрес, и как раз в Бульбандии.
  Не знаю, сколько было время, но это было то время ночи, когда тепло земли, смешиваясь с холодом неба, рождает туман и замирание, давая звукам жить как бы отдельно от всего затихшего. Звуки - как звезды, свободны и легки, а туман заполняет собою сады и дороги. Неплотная муть - туман прозрачен вверх, и звуки не глухи, и ясно видны звезды.
  Мы торопились - все-таки прохладно.
  - Смотри, - сказал я ей.
  В проулке, в полусотне метров от нас, а может быть и меньше, в ярком пятне белого света я увидел две черные фигуры, точнее силуэты - человека и собаки. Казалось, что пятно света позади них само по себе и не имеет к ним прямого отношения, они как бы облокотились, привалились к нему. В полнейшем безмолвии на нас смотрела черная фигура - силуэт человека, а силуэт собаки, задрав голову, смотрел на него. Это длилось мгновение, но длинное, протяжное - фигура черного человека была абсолютно и как-то развязно неподвижна, а в фигуре черной собаки угадывалось движение головы и черноты, и ожидание команды.
  - Пойдем! - громко и, конечно же, испугано шепнула она, забоявшись черных, облокотившихся на свет фонаря фигур, и потащила меня за руку к дому с вечера протопленной печью.
  А мне было так любопытно, просто жутко интересно, но я поддался и даже не сказал: "Постой!", боясь, наверное, того, что в следующее мгновение придет объяснение, и того, что это объяснение не будет страшным, чудесным, а окажется обычным.
  Неподвижные, безмолвные, пугающие, абсолютно черные фигуры - как это было красиво! Опасно? Волшебно.
  Я испугался второго мгновения, боясь потерять волшебство.
  Потом я часто спрашивал себя, а был ли это ангел? Тогда зачем ему нужна собака? И почему он черный? И где его крылья?
  Но...
  Я видел! И потому глаза мои открыты, взгляд ясен, горд и смел. Я смотрел, и на меня смотрели.
  - А как летает ангел? - снова пыхнет хезкой кремовый мучачос.
  О, мучачос - ты все-таки чиканос!
  Летящий ангел, он похож на цаплю, но никак не на журавля - журавли гнездятся слишком близко к человеку. А цаплям нужны не люди, им нужны лягушки. И вот, когда большое красное солнце медленно зайдет за горизонт, состоящий из столбов, домов и вкусно пахнущих акаций, а в теряющем синеву небе появятся первые звезды, когда уставшие от дневных забот и предвечерней суеты селяне, загнав коров, гусей и кур, предвкушают ужин, когда переждавшие дневной зной комары, чувствуя вечернюю прохладу, становятся на крыло, когда прячутся последние муравьи и пчелы, а бражник грузным привидением вылетает на поиск петуний, тогда, проводив спокойным взглядом солнце и отмечая рождение звезд, только тогда возможно заметить тень усталых крыльев.
  "Ангел!" - можно воскликнуть про себя, в первое мгновение, но потом успокоиться, узнав в большой и плотной тени серую цаплю, и вспомнить, что видел ее днем - она прилетала на грязный, но оживленный ручей, текущий недалеко от дома. Там много головастиков и орущих по ночам лягушек, и она охотилась там, пугливо и серьезно прохаживаясь вдоль неглубокого ручья. Там были и белые цапли, но они меньше серой. Вот и выходит, что полет ангела похож на полет возвращающейся с дневной охоты цапли, и никак не на полет журавля, тем более чайки, или дикого ворона, и уж точно не на суетливые движения жирного городского голубя. И если верно то, что: "Ангел - ты цапель!", то верно и обратное: "Цапель - ты ангел!". Ищите в небе цаплей, господа, и тогда, возможно, вы увидите... ангела? Но только одна просьба: мучачочиканосы, не ловите ангелов руками! Тем более что в темноте все цапли серы.
  ***
  
  
  
  
  31. Двадцать первый день на планете обезьянн. Вода должна быть нежной.
  
  
  За окном коротким сигналом пиликнул автомобиль - это Абызн и значит пора, значит преследовавшие его выходные догнали, и подвижное воскресенье уже здесь, а вчерашняя суббота - последний и неторопливый поход по знаковым для него местам, стала прошлым. За окном осень роняет раскрашенные листья, в воздухе замер все про себя знающий сигнал, Абызн, наверное, зевает за рулем - и оставляя так и не нарушенный им союз красно-черного листа рябины и белой бумаги, Примат поднял станковый рюкзак.
  Абызн действительно зевал.
  Положив на заднее сидение пятнистый, такой же, как и он сам, рюкзак, Примат уселся рядом с другом, и привычный скрип кресла не удивил его. Заводя машину, демонстративно зевнул Абызн, намекая на то, что воскресенье всего лишь раз в неделю.
  Быстро промелькнул серый, от стандартности панельных домов, и желто-красный, от теряющих листву деревьев город, пустой и свободный от движения, и машина вырвалась на уже ничем не стесненный и рвущийся во все стороны осенний простор.
  Но простор не прост - он похож на блистательную речь удачливого адвоката, или на последнее слово приговоренного к смерти бунтаря, он разделяет город и сто двадцатый километр.
  
   - Айм педаллен, - на гевронском проговорил Мак, поцеловав спящую Шимпанзун в щеку, - андер ту штуден корпен, антимеморизн!
  (Я побежал, а ты учи уроки, не забывай!)
  - Натюрлих, - на гевронском же ответила ему Шимпанзун, не открывая глаз.
  (Да, конечно, обязательно.)
  Мак улыбнулся - он счастлив, ему все еще нравится его гевронско-русбандское семейное счастье, в чем-то даже не свадебное путешествие, а свадебное приключение. Но ему нужно спешить - сегодня он дежурный врач в муниципальной поликлинике Хрюхерноса, и значит должен оставить теплую утреннюю постель и завернувшуюся в одеяло обезьянну. Русбандскую, а значит красивую, вот уже месяц жену. Он изменил предписанным традицией стандартам, ему приятно рассматривать уже привычно длинный воскресный сон Шимпанзун, ощущать ее утреннее тепло и чувствовать сожаление своей временной утраты, и медленно, с удовольствием объяснять и проговаривать не все ей понятные гевронские слова. А все очень просто - особенности национального характера еще не отделены от красоты ее лица, от стройности и упругости, и интереса путешествий - от желания до удовлетворения. Мир прекрасен, он уверен в этом своем заблуждении, но все же старается не давить своей уверенностью на все еще загадочную для него, не смотря на доступность тела, русбандскую душу. И правильно делает.
  Сев в машину, конечно же в "Волблу", он громко хлопнул дверцей - такой гевроньский щютка. Дрогнули ресницы, но Шимпанзун не открыла глаз. Тишина, и в этой тишине: "Вода должна быть нежной?" - тише тишины шепнул ей ангел сновидений.
  
  Сто двадцатый километр.
  - Точно здесь?
  - Вон ориентир, - кивнул на высоковольтную линию Примат, - карты Гамадряныча не врут.
  - Ну-ну, - потягиваясь после водительского кресла, огляделся Абызн. - Хорошо здесь, вот только ориентиры пейзаж немного портят. Пойти, с тобой что ли, пошастать?
  - Служи, теперь моя очередь отдыхать. Тем более, если лесникам попадешься - все премиальные скосят. А у тебя детеныши, а у лесников карабины.
  - Угу, - согласился с доводами Абызн, - вот только о службе не надо, а? Сегодня воскресенье, понедельник только завтра.
  - Не ной, - Примат уже вытащил рюкзак. - Ну что, присядем на дорожку?
  - Нытик нытика просил, - буркнул Абызн, но тоже сел на камень напротив Примата. Посидели, помолчали, посмотрели друг на друга и на дорогу, на разбегающиеся от нее бескрайние болота и сопки, раскрашенные яркой палитрой поздней северной осени, заметили несколько упавших за время молчания листьев, и заглянули друг другу в глаза. Абызн понимает, что Примат - в общем-то разумный обезьянн, однако не менее разумная обезьянна Шимпанзун оставила в степных глазах друга заметный тусклый след. Потускнели внутренние степи, но Абызн опытный смельчак и знает механику временных явлений, и надеется на прояснение черных и по-обезьяннски нечужих ему глаз. Сейчас, сидя на мягком от мха камне, он понимает бесполезность слов и рад тому, что Примат наконец-то собрался сходить на рыбалку. Пускай побродит и устанет, и может быть нетронутая человеком природа и уже осыпающиеся яркие краски закрасят глупый тусклый след?
  - Вздрогнули? - предложил Абызн, разгоняя нудные мысли.
  - Пора, - согласился с ним Примат.
  Примат понимает, что Абызн, конечно же, беспокоится за него, хотя он и скрывает это. А Примат скрывает свое состояние, а он от Примата свое беспокойство. Но сейчас Примат спокоен - он в начале движения, и Абызн помог надеть ему удобный, потому что станковый, рюкзак.
  - Ты похож на международного террориста, - оценил тот соединение обезьянна и рюкзака, - тебя уже в десяти метрах не найти.
  - А ты на домашнего, - улыбнулся другу Примат.
  - Уж больно я грозен! - не стал спорить друг. - Ходить долго будешь?
  - Пока жорево не кончится, я же говорил. Обойдемся без точных дат, заодно и вес сброшу.
  - Может, все-таки подскочить? Мне не трудно, только договоримся, на когда.
  - Не забивай голову мелочами. Я звякну, когда вернусь.
  - Если не вернешься к пятнице, в субботу пойду искать сам.
  - Спасибо за заботы, искатель, - протянул руку Примат, - пока.
  - Пока.
  А Примата и в самом деле легко принять за террориста, или за диверсанта - шагнув с дороги, он уже через десять секунд стал почти неразличим в буйстве красок северной осени. Скрылся, ушел, не обернувшись, а Абызн, отбросив ненужную теперь веселость, громко хлопнул дверцей и вывел машину на серый асфальт пустынной дороги. Вода, обязана ли она быть нежной?
  
  Шимпанзун открыла глаза, не понимая, от чего проснулась. Наверное, от звука захлопнувшейся автомобильной дверцы? Возможно, ведь сегодня воскресенье, и протест в исполнении недовольного дежурством Мака прозвучал очень даже неприятно в ее утренней лени. Эти гевроны в общем-то неплохие обезьянны, жить с ними можно, но иногда, или местами, у них не все и не всегда бывают дома. Например, по воскресеньям у них не принято валяться в постели до обеда, они очень быстро убирают их и, как правило, все они пламенные борцы за здоровый образ жизни своих тел, и почти поголовно выбегают, ни свет ни заря, топтать трусцой свои аккуратные улицы. И это в выходной! А в будни они топчутся по вечерам, после работы. Шимпанзун не бегает - ведь она свободная русбандка, но чтобы не сильно выделяться и не драконить окружающих ее добропорядочных гевронов непонятной для них ленью, ленью в виде удовольствия, она катается на велосипеде - с девочкой из семейства Гибнсенов. Гибне, ее мать, неплохо знает русбандский, и Шимпанзун для нее что-то вроде бесплатного учителя. Ну а дочка, зовут ее Бандерла, в свою очередь для Шимпанзун учитель гевронского и по совместительству подружка. Жить можно, и она постепенно привыкает. Она уже месяц как Шимпанзун Какерсен и уже почти не обращает на жуткое для русбандского уха звучание гевронских имен. Вот и сейчас, подчиняясь утренней активности, Бандерла почти наверняка уже таскает за хвост семейного любимца - огромного черного дога, из-за некупированных ушей больше похожего на гигантского зайца, только с длинным хвостом. Иначе, за что его таскать?
  Представив весь этот утренний ужас, она еще больше полюбила одеяло - гевронские одеяла чрезвычайно красивы, велики и теплы.
  Но все же вскоре пришлось подняться - в гости пришла Бандерла и принесла с собой учебник по гевронскому, для первого класса. Это Мак попросил Гибне поучаствовать в обучении Шимпанзун, и Бандерла, со свойственной всем гевронцам ответственностью за порученное дело, принялась усердно исполнять непривычную ей роль учительницы взрослой обезьянны. Даже с излишним усердием, и Шимпазун подумала - а не месть ли это школьным учителям? А в учебнике много простейших предложений, правил правописания и слащавых картинок, вроде родного: "Мама мыла раму", но приходится терпеть - Бандерла ее единственная дневная собеседница.
  После завтрака без всякого желания пришлось озвучить, и главное - написать несколько гевронских предложений. Больше, чем несколько, еще не получается, хоть учебник с картинками и крупные буквы. Намного легче запоминается разговорная речь. Но нужно учиться писать, а не только читать. После получаса своих мучений и смеха Бандерлы Шимпазун решительно захлопнула книгу и предложила прокатиться на велосипедах - по магазинам, а заодно подышать на набережной свежим морским воздухом. Девочка согласилась - Шимпанзун догадывается, что нравится ей, наверное своей характерной экзотикой и непохожестью на местных, угловатых гретхен.
  Конечно же, они задержались - ведь магазины только повод, и их не так уж много - Хрюхернос ничуть не больше Северообезьяннска, но при этом настоящая заграница. Так что покатавшись по осеннему парку они посидели еще и в кафе - к счастью для Шимпанзун озабоченные здоровьем свих тел гевронцы не смогли отказаться от настоящего кофе. А затем отправились на набережную - там много скамеек, а в теплый день бывает много обезьянн.
  Они прошлись по причалу, почти такому же, как и в Северообезьяннске, с гулкой железной пустотой под ногами, и Шимпанзун не в первый раз отметила для себя, что эта гулкость, море, крики чаек, признающих лишь одну границу - моря и суши, притягивают ее сюда и обозначают только ей одной известную, ненужную чудесность. Совмещение спокойных шагов с криками свободных чаек - зачем? Ведь шаги сделаны, а свободы не стало меньше.
  - Как-то один мой знакомый, когда мы вот так же, как сейчас с тобой, стояли над водой, а в Северообезьяннске есть свой собственный залив, и разговаривали почему-то о самоубийцах, - облокотившись на поручни и поглядывая на волны, зачем-то решила пооткровенничать с Бандерлой Шимпанзун, - он предлагал им нырять в холодную воду, и плыть, на другой берег. А он далеко, понимаешь? Заплыть в это далеко и раствориться в нем, почти как кофе. Так, наверное, он думал. "Или замерзнешь и утонешь, или устанешь и утонешь, так хоть помрешь в борьбе", - добавила она цитату. - В этом что-то есть, ты не находишь? Что ты скажешь?
  Но девочка промолчала, только пожала плечами, прислушиваясь к непривычно звучащим для нее русбандским словам.
  - Твоя мама так хорошо говорит по-русбандски, не может быть, чтобы ты не знала ни одного слова.
  Но девочка улыбнулась, и только. Гевронский характер, он закладывается с детства.
  - Ладно, - сдалась Шимпанзун и отвернулась от моря, - поехали.
  - Поеххалли, - протяжно согласилась Бандерла.
  
  Копию, сделанную с карт Гамадряныча, Примат оценил только после многих часов движения. Конечно он уменьшил формат, для удобства, закатав подогнанные друг к другу фото в скотч, чтобы не намокли и не истерлись раньше времени. Прием рыбаков и охотников, так же, как и он снимающих копии с карт на фото или кальку. Военная карта позволяет безошибочно двигаться в незнакомой местности даже школьнику - она так задумана и испещрена внятными ориентирами, мимо которых пройти, не заметив, довольно трудно. Будь то ручей, отставший от ледника валун или просто одинокая корявая сосна - все это отмечено на карте. Из-за этих-то подробностей они и секретны, а до недавнего времени, до космических полетов - даже очень секретны, но только не для рыбаков и охотников. Им нужно одно - зверье или рыба, а чем дальше вглубь, тем больше дров, главное - добраться до этой глуши и суметь вернуться, для этого и существуют карты. А вот в соседней Гевронии, он стал к ней ближе километров на двадцать, выпускают красивые и достаточно подробные атласы, и именно такой привез погонщик импортных машин - Бабуинас.
  
  - Плюхер зондерщиппен фишерплюх, - с жутким русбандским акцентом прочитала крупные буквы Шимпанзун. Бандерле смешно.
  (Рыбак ловит рыбу.)
  
  Но до погранзоны еще порядком, и Примат, посчитав, что отошел от дороги достаточно далеко, решил проверить автомат - для этого он и взял две пачки патронов на один рожок. Он не собирается воевать со всем миром, даже с погранотрядом, тем более с русбандским, но пристрелять оружие нужно. Пачка в тридцать патронов, как раз на рожок, для пристрелки вполне достаточно, а так как глушитель может пробить, то придется немного пошуметь. Но для этого и существуют глухие места. А если кто и услышит, из охотников или лесников, то вряд ли подойдет - вспомнит о законе джунглей. А закон этот прост - увидел в лесу обезьянна с ружьем - прячься и живи дальше, помалкивай и гаси дымы.
  Мишень он нарисовал еще дома - это черный прямоугольник точных размеров, пересеченный двумя белыми линиями. Линии помогут определить отклонение по вертикали и горизонтали и подскажут смещение мушки.
  Дистанция сто метров, как того требует наставление, и Примат, спокойно прицелившись, выпустил первые четыре пули. "Коротыш" мягко шевельнулся в руке и плече, на счет раз-два-три-четыре, а звуки выстрелов громкими предателями разбежались по желто-красным просторам.
  
  - Шмайхсер фаерлуппен флайплюх, - все так же издеваясь над четкостью звуков гевронского языка, выдавила из себя предложение Шимпанзун. Снова засмеялась Бандерла.
  (Охотник стреляет по уткам.)
  
  "Пыых, пыых", - толчками выдал автомат. Тридцать на четыре не делится, и Примат двумя оставшимися выстрелами опробовал глушитель. Нормально, тихо и не страшно.
  
  - Фраерпуллен, - поправила ее Бандерла.
  - Фраерпуллен? - переспросила девочку Шимпанзун, и у нее опять получилось не так, как нужно.
  - Яа, яа, - со смехом поддакнула смешливая гевронка.
  
  "Стреляет", - неслышно "проговорил" или "подумал" ангел. Хотя, как он может говорить, если не умеет дышать? И чем он тогда думает, этот ангел, любитель крыш и домашних кресел, воздушных полетов и телефонных прыжков? Да любит ли он кого, известен ли ему комфорт? Понятен ли уют? Знакома ли улыбка? Ангелу, разглядывающему через плечо Шимпанзун ее же каракули, или измеряющему из-за спины Примата точность пуль. Точность - это его работа. Ему надоели крыши, кресла и причалы, и, поднявшись в небо, он лег на крыло, паря над желто-красной безбрежностью осыпающихся листьев и зеленым постоянством хвои, следя за идущим и ждущей внизу.
  
  Шимпанзун обернулась - будто кто-то, или скорее что-то, усмешкой чужой и неуютной усмехнулось из уютной гевронской пустоты.
  
  Примат обернулся, быстро и резко - ему показалось, что кто-то или что-то смотрит на него, вместе с ним оценивая результаты пристрелки. Но вокруг лишь желтая листва.
  
  Ну а вечером приехал Мак, кончился день, а затем и вечер. Встав с постели и подойдя к окну, чувствуя, как взгляд Мака бегает по ее обнаженному телу, она прислонилась влажным лбом к холодному стеклу, вглядываясь в отражение собой сереющей ночи. Кончился сентябрь, и ночь, набирая силу, предъявила свои права хоть и на время, но неумолимо угасающему с каждым оборотом Мезли дню. Скоро - ночи жить, а дню сереть.
  Ее смутно тревожит чердачное окно в доме Гибнсенов, темное, в отличие от других. Кажется, что оно черным зрачком разглядывает их дом и заглядывает в спальню, и она уверена, что если бы ее не было здесь, то и окно не было бы таким любопытным. Это пустые страхи, но если долго вглядываться, то может что-нибудь привидеться - например, бесплотная тень за черным стеклом, ленивая, но опасная. Правда, в других окнах свет, и Шимпанзун знает, что за этими нестрашными - потому что свет, окнами живут вполне симпатичные, хоть и апатичные Гибнсены, и ее единственная - по воле судьбы и стечению обстоятельств, подруга Бандерла.
  - Шимпанзун?
  - А? Задумалась, - обернувшись, а значит отвернувшись от ночи за окном, извинительно и по-русбандски объяснила она Маку непонятную для него, свою национальную паузу.
  - Чессенреппен, - осторожно, но настоятельно поправил ее Мак.
  - О! - смутилась она, и повторив по-гевронски, - чессенреппен, - добавила все же по-русбандски, - так, глупые догадки.
  И включила светильник. Ей нужен свет? Зачем?
  ***
  
  
  
  
  32. Двадцать второй день на планете обезьянн. Пугание лосей.
  
  
  А следующей ночью ангел напугал лося. Бродил обыкновенный осенний лось по осеннему лесу, никого не трогал, не размахивал рогами - а они у него большие, и даже не чавкал так чтоб очень громко, и уже было совсем вознамерился прилечь - но тут на беду сверху его заметил ангел. Ангелы видят в темноте ничуть не хуже, чем при свете. А заметив, ленивый ангел прервал свой ленивый полет и серым орлом спикировал на лося.
  Почувствовав опасность быстрых крыльев, осенний лось перестал жевать, качнул рогами и задрал голову, впрочем, не так чтоб очень сильно, и уставился в чернеющее ночью небо.
  Огромная серая капля, больше чем он сам - а сам он лось, в последний момент расправив сложенные в пике крылья, став от этого еще больше, плотно пронеслась над ним, казалось заглянув в самую его лосиную душу. Заглянула на мгновенье, а упругая воздушная волна от резко расправленных крыльев прошла по меху небесным холодом и сбила с деревьев множество серых, потому что в темноте, листьев. Дрогнули все четыре лосиных колена, и он ломанулся в сторону - оттуда, где страшно, туда, куда нужно, подальше от воздушных атак и ангельских взглядов.
  
  На пульте замигали и запиликали несколько огоньков, но дежурный лейтедрил Лемуров не вздрогнул и даже не пошевелился, а лишь грустно посмотрел на них, привычно отмечая слаженность миганий.
  
  Ангел, подняв и отправив в ночную пробежку еще парочку лосей, сделав над ними широкий круг и похлопав для острастки крыльями, и убедившись, что лоси трусят в нужную ему сторону - в сторону болот и пограничных секретов, мощными взмахами набрав скорость и почти касаясь крон невысоких деревьев, сбивая листья, в следующее мгновение приземлился за спиной Примата. Он не в обиде на обезьянна за свою ночную суету - ведь ангелы не спят.
  
  Примат обернулся, почувствовав свежесть - просто порыв диковатого северного ветра качнул деревья, а листья, готовые к встрече с ним, осыпались вниз. Просто его нервирует предчувствие опасности, навстречу которой он уже двинулся, это и понятно и не стыдно - ни перед собой и уж тем более перед кажущимися в темноте взглядами. Он живой, пока, обезьянн, и имеет право на нервы, а насчет темных взглядов - да у него самого глаза чернее ночи, а в них уже пустые, но еще живые степи.
  
  Ангел, приземлившись, сложил свои большие крылья, необходимые в полете, но неудобные в лесу.
  
  На исходе второй день пути, и к вечеру Примат дошел до им же намеченного рубежа - пограничных болот, как водится, напичканных секретами, сигналами и хитрыми ловушками, в общем всем тем, до чего додумалась к этому времени и к этому месту пограничная мысль. Однако колючки здесь нет, а болота - начало невидимой полосы, и если обезьянн зайдет туда, то его обязательно заметят, вычислят и повяжут, так что для рыбаков и охотников болота - рациональное табу.
  Но он не охотник и не рыбак, и точно не рационален, при этом вынослив и быстр. Еще до наступления темноты, выйдя на рубеж ночного старта, он поел, подогрев точно выверенную порцию на сухом горючем. Сухое горючее не дает дыма, а разводить бездымные костры он не умеет. Затем он отдохнул, даже поспал, и сейчас, дав темноте фору в один час, снова повторил по карте ночные ориентиры. Их на болотах не так уж и много, но обнаружить их проще. Он не знаменитый следопыт и не друг оленеводов, но с топографией знаком, и за два дня пути ни разу не сбился с намеченного маршрута. Вот только кажется, что некто или нечто время от времени пялится на него из темноты, подталкивая в спину, и подумалось, что если все время пытаться уйти от этих взглядов, или страхов, то точно не заблудишься и не промахнешься.
  Примат сложил фотогармошку и засунул ее за пазуху - еще понадобится в быстром ночном броске через хитроватые пограничные болота. Ну а первый шаг предопределен - прочь от любопытной к нему ночи.
  
  Улыбнулся ли ангел, через плечо обезьянна подсмотревший, или подсказавший маршрут? Может и да, а может и нет - он со снисхождением относится к обезьяннским нервам и производным от них выкрутасам. Он правильно погнал лосей.
  
  - А он лось, он просто лось, - без всякой радости заметил комадрил тревожной группы лейтедрил Мартышин, глядя на пульт контроля.
  - А может, лосиха? - согласился с ним дежурный, лейтедрил Лемуров, занося в журнал событий точное время и примерное место.
  - Какая разница?! - не поддержал шутки недовольный Мартышин, отмечая про себя, что тревожная группа, впрочем, как и он сам, не очень-то торопится. Все умеют считать лосей, а бывает, за ночь их набегает с десяток.
  - А представляешь, - продолжил предположения Лемуров, - что где-то, в далекой и жаркой пустыне, погранцы-бедуины пылят сейчас на своих верблюдах по барханам. Кого они там ловят? Тушканчиков? Диких верблюдов?
  - Вэээрблууудиц, - Мартышин наконец-то услышал работу ГэТээСки, - Там нет болот. А вот в Бразилии, где много диких обезьянншшш... - размечтался он.
  ***
  
  
  
  
  33. Двадцать третий день на планете обезьянн. Стремление к уровню моря, в поисках нежной воды.
  
  
   "Фаерлуппен?"
   "Фраерпуллен!"
  
  - Ну хватит! - по-русбандски возмутилась Шимпанзун и громко захлопнула учебник. Смешно взмахнул ушами дог - Бандерла привела его с собой. - Чухнен, скейтескуттер циклотронен?
  (Поедем, прокатимся на велосипедах?)
  - Веррик, скейтескутт, - сразу же согласилась Бандерла.
  (Конечно, поедем.)
  Они вышли из дома. Дог выбежал впереди всех - пес хочет, чтобы и его взяли на прогулку, и в несколько прыжков он уже перемахнул на другой берег по короткому мосту. Но его не взяли.
  Велопоездки уже традиция, но осень понемногу сдает свои позиции, и скоро облетят все, слабеющие с каждым часом листья, и тогда велосипеды придется спрятать до лучших времен, так что жить традиции - лишь пару недель.
  А они снова завернули на набережную, и Шимпанзун снова посетила тайное для себя место - плавучий причал, приспособленный для приливов и отливов. На нем гулкие шаги и совсем рядом плещется вода. Серая вода - неделю назад кончился сентябрь.
  - Есть мнение, Бандерла, что вода должна быть нежной. Не знаешь, чье это мнение? И почему?
  - Нет-таа, - исковеркала русбандское слово смешливая подруга.
  - И я нет-таа. А красивое здесь место, правда? И рядом холодная вода...
  - Штокмен?
  (Почему?)
  - Штокмен екки шток!
  (Потому что потому!)
  А когда вернулись, и когда радостно залаял не взятый на прогулку и уже забывший обиду дог, и когда с работы вернулись Гибне и ее муж Манкис, и все собрались в кучу поговорить о том и о сем, то никто из них не заметил - случайный зайчик, точечный блик на высоком склоне фьорда. Скоро вечер, и медленное падение Олнцеса в холодное северное море выдало неосторожного наблюдателя. Но никто не вздрогнул и даже не насторожился, а если бы и увидел, то не придал бы этому опасного значения - в размеренной жизни хрюхерносцев нет места для подозрений случайных отражений.
  
  К Хрюхерносу Примат приблизился к исходу восьмого дня пути, и как ни странно, длинный путь не стал ему в тягость. Геврония вытянулась с юга на север узкой полосой побережья, обрываясь фьордами в море, так что он смог за неделю преодолеть ее ширину - с востока на запад. Северные территории - много места, но мало жилья, удобное безобезьяннье, и почти нет помех осторожному движению. А вот по побережью, с внятной точностью рыбацкой целесообразности и расчетливостью военных баз, расположились небольшие городки, и один из самых северных - Хрюхернос. Прижатый фьордами к воде, он спрятался внизу от ветра и сильных морозов, у теплого течения, и Примат, разглядывая его сверху, без труда сопоставил город и карту, и вслед за падающим в море Олнцесом спустился по склону фьорда, поближе к домам. Но все же остался на безопасном расстоянии, ожидая скорой темноты. Он ясно различил дом Гибнсенов, ведь Гибне, как нарочно, долго хвалилась фотографиями в аэропорту, и сразу же узнал дом Какерсенов, чуть дальше, через тонкую речку, почти ручей. Этот дом он четко выделил из ряда - он стоит сразу за мостом, и живут в нем Мак и Шимпанзун Какерсены. Они - причина его недельного перехода и сегодняшнего вечернего торжества, а ожидание темноты - праздник ожидания праздника.
  Чувствуя себя чихаком на склоне шашлыкской горы, он увидел в бинокль, как к дому Какерсенов на велосипедах подъехали две фигурки, и не удивился, узнав в одной из них Шимпанзун. Вторая, вероятно, дочка Гибне - слишком далеко, чтобы рассмотреть лицо. Однако черный дог подтвердил предположение. Подъехала машина, из нее вышла Гибне, он узнал ее, и скорее всего ее муж. А затем появилась другая машина, и Примат увидел Мака - пока счастливого геврона.
  Все сходится, но у него нет к геврону злости. Этому виной расстояние и ожидание темноты, и стараясь не терзать себя все равно неточными вопросами, отдыхая в холодной тени уже почти прозрачных деревьев, он съел свой последний ужин.
  Город из начинающихся огней беспечным пятном рыхлых двухэтажных улиц расстилался внизу, всем своим видом давая понять, что беспечность не верит в неожиданность, а рациональность не признает всплеска. Но скоро вечер и последний шаг, и его осторожность - лишь нежелание лишних движений.
  
  Олнцес канул в воду, наступила неплотная, но тьма, включен свет и загорелись окна, проглочен ужин и приготовлены постели, телевизоры не удивили скукой множества каналов, а девочка Бандерла привела с прогулки дога.
  - Пляйзер мильтоншуст катапультирен, Бандерла!
  (Бандерла, вынеси пожалуйста мусор!)
  - Оххер! - громко вздохнула девочка, отдавая поводок в руки матери. Дог по имени Лог не всегда послушен, и часто с прогулки в дом его приходится затаскивать силой.
  (Ох!)
  - Ахтузиркен, ширли балбессен, мацайфинг унд нихт лайфер дивидентен! - сделал ей строгое замечание отец.
  (Смотри, будешь лениться, ничего в этой жизни не добьешься!)
  - Ухти тух, Шимпанзунен балбессен, онен барбисюн! - нелогично, не так, как принято у воспитанных гевронских детенышей, дерзко возразила родителям девочка, однако без особых внутренних противоречий взяла черный пластиковый пакет и направилась к двери.
  (А вот Шимпанзун ленивая, но красивая!)
  - Оххер! - теперь удивился экзотической дерзости дочери Манкис.
  - Айм унвизер, онер хрючерс форен ланчижор, батон бургеобезьянг зерпиллен онерписсен! - уже из дверей крикнула та и выбежала на улицу.
  (Она хоть и спит до обеда, а обезьянны все равно на нее пялятся!)
  - Русбандерленд взбдошер конторен, - непедагогично согласилась с революционностью в голосе дочери Гибне, удерживая рванувшегося вслед за девочкой дога.
  (Русбандия интересная страна.)
  - Взбдошер, батон нихтенбакс, - в общем-то, не стал оспаривать прелести Шимпанзун и трудности Русбандии Манкис, - уне цвайкин примур суперпук.
  (Интересная, но не богатая, а второе важнее первого.)
  Но Бандерла уже вышла во двор и не услышала деловитой отцовской мысли. Да и зачем - ведь в благополучной Гевронии все мысли известны наперед, а за мыслями следуют слова, а за ними дела, и как правило, дела не расходятся со словами. Но нездешняя случайность - она уже притаилась в неплотной темноте.
  
  Примат начал спускаться еще в сумерках, но к дому Какерсенов приблизился часа через полтора - склоны гевронских фьордов не такие пологие, как русбандские сопки. Но это и хорошо - в городе стало меньше движения, это заметно по огням машин, а на нужной ему окраинной улице вообще никого нет.
  Но он наблюдал еще полчаса, расположившись рядом с домом Гибнсенов - рассматривал улицу и выстроившиеся в аккуратный ряд двухэтажные дома. Мост, вот узкое место, а ему необходимо быть незаметным - иначе, зачем ему глушитель? Но и поздняя ночь - отсутствие звуков, опасна для него.
  Фонари, освещенные окна, редкие машины, и он видел, как дочь Гибне, играя со своей большой собакой, пробежала по мосту - от дома Какерсенов к своему дому, к себе домой.
  Выждав еще минуту, чтоб наверняка, Примат решил - пора, и щелкнув предохранителем, вышел из скрывающей его тени.
  А выжидал он, опасаясь собаки, избалованной и шумной. Теперь нужно лишь перейти через двор и выйти на дорогу, но...
  Распахнулась дверь, и уже знакомая ему не только по фотографиям, но и по наблюдениям девочка, крикнув что-то внутрь дома, сбежала по ступеням...
  Он замер, не решаясь выдать себя движением, надеясь на это. И она сначала не заметила его, но сделав несколько быстрых шагов все же разглядела большую пятнистую фигуру и характерный оружейный блеск.
  Но успела лишь только вскрикнуть - его широкая ладонь накрыла ей рот и нос, и сильно прижав девочку к себе - чтобы сразу подавить сопротивление, он в три длинных шага оказался на крыльце.
  Думать некогда, а дверь не закрыта. Справившись с ней локтем и держа в одной руке девочку, а в другой автомат, он ввалился в дом. Вот они, случайности - не пограничник догонит, так детеныш засветит.
  Дог, уже свободный от поводка, услышав длинными ушами вскрик и почувствовав чужого, бросился к двери - но успел гавкнуть не больше раза.
  "Пыыыыых", - несильно, приручено дернулся несколько раз в руке "коротыш", и черный дог, громко, но коротко взвизгнув, рухнул на пол коридора. Услышав короткий стук и осыпание - пули, немного потеряв в силе в глушителе, пробили собаку насквозь и воткнулись в стену. Примат ослабил грубую хватку и освободил девочке нос - он чуть было не задушил ее в горячке.
  Гибне и Манкис тоже слышали визг, удары и осыпание - Примат прочитал это в их глазах. А в застывших лицах остановилось время.
  - Не шуметь, - спокойно, прежде всего Гибне, сказал он, когда появился перед ними в дверном проеме то ли большой кухни, то ли маленькой столовой, с автоматом в правой руке и с их дочерью в левой.
  - Здравствуй, Гибне.
  Но с первого раза, похоже, не прошло.
  - Здравствуй, Гибнеее! - повторил он погромче и попротяжнее.
  На это раз пробило - он помнит ее поведение на шашлыкской дороге и знает, что ее оцепенение не вечно.
  - Здравствуй, - выдавила из себя медленную четкость гевронка, не моргая глядя на него, и конечно же, на дочь.
  - Произнеси, пожалуйста, по-гевронски: "Не шуметь", и прежде всего дочке, хорошо?
  Похоже, к ней вернулось чувство реальности происходящего, и она более осмысленным взглядом оглядела его, свою дочь, и автомат.
  - Ну?!
  - Антивяккен! Бандерла, антивяккен! Шпрехер?
  Девочка попыталась кивнуть - она явно в маму, но у нее ничего не вышло - Примат слишком сильно прижал ее к себе.
  - И забери у меня свою дочь, я не собираюсь все время носить ее на руках. Антивяккен! - грозно проговорил он ей в самое ухо, прежде чем отпустить.
  - Шпрехер? - разжимая ладонь, сурово спросил он девочку. Та понимающе закивала, оставляя ему на пальцах быстрые слезы и сопли.
  - Ну, вот и хорошо, - Примат толкнул ее к матери и вытер руку. - Нужно выключить здесь свет. Гибне?!
  А ее муж, Манкис, так и не произнес ни звука. Но не из-за трусости, а потому, что как настоящий геврон он спасительно спокоен, хотя, возможно, и ему знакома горячность, но и жизнь дорога. У него дом, работа, семья, тем более он понял, что перед ним опасная случайность, впрыгнувшая в свет дома из неслучайной темноты. Нужно смолчать и подчиниться, и не вспоминать об опасном, прежде всего для них, а не для случайности, надежно спрятанном в запирающийся ящик стола револьвере.
  
  Мак и Шимпанзун, они же Какерсены и молодожены, уже отужинали, и Шимпанзун собрала посуду в мойку.
  - Сваллен, тумблер телевайзер? - наблюдая за ее движениями, спросил, обозначая свое семейное счастье, Мак.
  (Пойду, включу телевизор?)
  - Сваллен, тумблер, - спокойно ответила Шимпанзун.
  (Пойди, включи.)
  Маку нравится наблюдать за ней, смотреть, как она, например сейчас, моет посуду, или как расчесывает волосы, или как валяется в постели по утрам. А еще он пытается читать русбандские книги. Но в них пока много непонятного, хотя есть подозрение и даже опасение, что Шимпанзун как-то соотносится с этими, часто загадочными текстами. Имеется несколько гевронских переводов, но на русбандском предпочтительнее - не так быстро, зато намного интереснее. Вообще, как он понял, книги из русбандии не для быстрого чтения.
  Вспомнился Боб Уинсен, он тот точно обрусбандился.
  - Тунер гуманитарен?
  (Тебе помочь?)
  - Айм анти феминистер, - улыбнулась Шимпанзун, - тунер бонусплюссер.
  (Я не феминистка, тебе повезло.)
  - Анти долден шнелер, какен майне кляйнинг бонусплюс, - возразил он, но не ее улыбке, а словам, - онер айм наркоглюн.
  (Не надо мне так часто напоминать, как мне повезло - я привыкну.)
  - Веррик, - опять спокойно согласилась Шимпанзун, и неспешный Мак ретировался с кухни.
  (Хорошо.)
  - Это ты сказал Бандерле, чтобы она старалась не разговаривать со мной по-русбандски? - выстрелила вслед вопросом Шимпанзун.
  - Без комментариев, - замялся в дверях Мак, - потерпи немного. Арен фьюч ту кончитор викторинг акцинтарен.
  (И тебе останется победить лишь акцент.)
  
  А на чердаке какие-то вещи, коробки, но не русбандский бедлам, а гевронская упорядоченность. Хорошее место, просторное, и Примат прикрутил скотчем к низкой балке всю дружную семейку. Удобно - рядом чердачное окно, и он уже, наверное, с час как пялится в окна соседнего дома, и в одном сейчас видит Шимпанзун, а в другом замигал прерывистым светом телевизор.
  У Гибнсенов нашелся скотч, и даже револьвер.
  - А в этом ящике что? - спросил он у Гибне, после того как крепко примотал ее мужа и дочку к балке на чердаке, с лентами скотча по уровню рта, по кругу. Он решил осмотреться - в доме напротив все еще слишком ярко горели окна.
  - Это сейф, а внутри пистолет.
  - Открой, - сказал он. А Гибне совершенно успокоилась, наверное, потому, что тетка - просто золото.
  Ну а потом привязал и ее - скотча-то много, а ему зачем лишние проблемы? А им? Тем более семейство не стало спорить, и даже показалось, что они на его стороне. Во всяком случае, Гибне.
  - Извини, - объяснил он ей ситуацию, заклеивая скотчем рот, - но вам придется потерпеть, я думаю, до утра.
  Выходит, что они действительно на его стороне - на этой стороне улицы, и на этом берегу похожей на ручей реки. Он сидел на коробке у чердачного окна и ждал, пока в доме напротив погасят свет, и когда перестанет мигать изменчивым светом телевизор. Так, вскоре, и вышло.
  
  Чувствуя, как взгляд Мака скользит по ее обнаженному телу, Шимпанзун прижалась влажным лбом к холодному стеклу, вглядываясь в частично освещенную фонарями ночь. Ночь предъявила свои права - дни стали заметно короче.
  А в доме Гибнсенов темно, уже легли, но ее все-таки то смутно, то явно тревожит чердачное окно. Вот только телевизор дерганым светом мешает взгляду и заставляет плотнее прижиматься к стеклу и охранять темноту ладонями.
  Окно - это око, черный зрачок, немигающий глаз, неподвижный внимательный взгляд, и показалось, что она вот-вот, сейчас, увидит движение серой тени.
  - Чессенреппен? - снисходительно и из-под одеяла поинтересовался Мак.
  - Ты мне мешаешь.
  
  Примат уперся взглядом в вдруг возникший, такой знакомый и как показалось, вниманием к нему застывший силуэт - она прижалась к стеклу, собрав в ладони темноту.
  
  - Ты мне мешаешь, - ответила она Маку, не отрывая лба от холодного стекла. Ей показалось, будто большая серая тень сильной птицей мелькнула у чердачного окна.
  
  Примат распахнул окно, сильно дернув на себя - стеклопакет, показалось, лязгнул на весь город. Но это только кажется, а холодный ветер, должно быть отрезвляя, ворвался снаружи внутрь, обдав его ощущением полета и близкой студеной воды. Это северный ветер, он дует с моря.
  
  - Наух ваххен глюккен? - задал второй вопрос из подушек Мак. И если Шимпанзун тревожит чердачное окно, то его тревожат ее пустые глюки.
  (Снова глупые догадки?)
  Она не ответила. Ей показалось или она заметила, будто в том окне стекло быстрым бликом отразило уличный свет. Или, все-таки, это была серая тень?
  
  Неужели она не видит его? Но автомат в руках уже щелкнул предохранительной скобой, и не дав ответа, прекратил вопросы.
  
  Холодный ветер с моря - это ангел влетел в чердачное окно.
  
  Ей и самой неловко, но прежде чем заснуть, она часто прижимается лбом к стеклу и несколько долгих секунд рассматривает что-то там, в темноте, в доме Гибнсенов, в чердачном окне, которое никогда не бывает освещено. Стыдно признаться, но она побывала на том чердаке, с Бандерлой, когда ее родителей не было дома, и естественно ничего ужасного там не обнаружила.
  Но посмотрев оттуда на свой новый дом, все же почувствовала ясный внутренний холод и невнятное воспоминание неконкретной фразы о какой-то планке. А холод там - как от стекла здесь.
  
  В руках, предательски и несогласно задрожал автомат - как та свеча на отпевании Мичурина. Между ним и Шимпанузн чуть больше двухсот метров, чуть меньше трехсот шагов, и вода поэтому не в счет, но дрожь в руках не позволит выстрелу точно выполнить вдруг, сразу принятое решение. И еще - кажется, снова кто-то или что-то пялится ему в спину? Дружно зашевелились Гибнсены - они что, тоже чувствуют ветер?
  
  Ангел влетел в окно и, приземлившись за спиной Примата, сложил свои большие крылья. И хоть обезьянн почувствовал ветер, но не заметил его самого. А вот три другие обезьяннские души задрожали, заметались, всплеском колыхнувшись внутри тел. Неужели он задел крылом? Он был осторожен.
  Случается, не рассчитав движения, а иногда и нарочно ангел касается крылом обезьянна, и тогда эта случайность или намерение заставляет души светиться или чернеть перекаленной нитью - у кого как. Прикосновение ангела - знак, предложение раньше срока, оно может превратить свидетелей в упорных пророков - погонщиков стад, или пустоглазых охотников - предводителей стай.
  Неужели он коснулся? Среди них есть девочка, почти детеныш, и если это так - то, возможно, он испортил ей жизнь. Ведь у нее появится шанс стать или святой девой, или великой блудницей - выбор за ней. Это случайность, он не хотел.
  
  Мак нажал на кнопку "лентяйки" - и телевизор смолк, не перестав кривляться экраном. Хотел сказать ей что-то еще? Или заметил, услышал в тишине неясную, но тревожную ноту в обнаженной стройности прекрасного и только что принадлежавшего ему обезьяннского тела? Показалось, ощутил, как черное стекло холодит ей влажный лоб.
  
  Примат прицелился - дистанция двести, чуть больше, так что планка осталась лежать, как лежала, вот только мушка дрожит, а силуэт в окне не исчезает.
  
  Исчез звук - она заметила это, но твердое, холодное, темное, прозрачное стекло не отпустило. Она вдруг вспомнила продолжение давнишнего сна: на одной из лохматых лошадок сидит Примат, и кажется, боится раздавить ее. И сама она на лошади, но за спиной кочевника в лохматой шапке, а ее синеглазая и белокурая дочка в надежных руках другого пастуха. Ей страшно - под размытым берегом и сломанным мостом шумит быстрая река, а она крепко держится за пропахшую степью, кострами, овчиной и войлоком спину, и боится за себя и за ребенка, при этом точно зная, что с ними все будет в порядке. Влажная почва, промокший "УАЗик", и он остается на том берегу, а она знает, что водителя зовут Мичурин. Мокрые бревна моста, но лохматые лошадки уже цепляются за них копытами. Веселые глаза у степняков, и тревожные - у лошадей. Отпущены поводья - лошади сами знают, как и по каким бревнам ступать.
  
  Видя дрожание рук, ангел наклонился к его правому плечу, и глаза его, цвета и веса гранита, оказались на линии огня. Взгляд ангела стал этой линией, четкой, недвижной, быстрой.
  
  Сломанный мост, никого нет, только одинокий всадник на лохматой лошадке остановился на том, другом, высоком и сыром берегу, обернулся и смотрит на преодоленную воду своими черными, степными, грустными глазами.
  
  - Шимпанзун? - оторвавшись от подушек, Мак напомнил о своем существовании и включил светильник.
  
  Ствол перестал дрожать, и мушка черным точным следом наступила на фигуру в окне. Свет стал ярче? Нужно поторопиться.
  
  Щелкнул светильник, а она, услышав имя и глазами почувствовав свет, зажмурилась - не выпуская из ладоней темноту.
  
  Примат ясно осознал единство - себя, ее, и автомата, и мгновение, всего лишь мгновение точной линии двух встретившихся взглядов.
  
  Твердое, прозрачное, холодное, темное, но хрупкое стекло.
  
  "Фаерлуппен?"
  "Фраерпуллен!"
  Сквозь ангела, как упавшие листья, пронеслись словесные срезы, и еще - чувство точности линии и хрупкости стекла.
  
  Пыых! Дважды клацнул затвором автомат, дважды выдохнул глушитель. Там звякнуло готовое к падению стекло, а тут гильзы ударили в косую стену чердака. Все.
  ***
  
  
  
  
  34. Двадцать четвертый день на планете обезьянн.
  
  
  Бытует мнение, читатель, что голос ангела ужасен, и обезьянн не в силах выдержать его.
  Есть утверждение и, вероятно, ты о нем уже слышал, о, молчаливый книгочтей, что устами младенца управляет истина.
  Случается надежда, о, самый внимательнейший из внимательнейших книголюбов, что вода хоть иногда, но должна быть нежной.
  Как это проверить? Читай, читатель, дальше.
  
  Мак не понял, испугался, что это сделал он. Он только включил светильник - и вдруг со звоном разлетелось стекло, а два удара коротким гулом врезались в стену, один чуть выше головы, а второй под потолок. Шимпанзун упала вместе со звуком разбитого стекла, и он не сразу понял, что произошло. В воздухе повис запах от испарившейся от соприкосновения с пулями крови, а от ее головы заспешили живые красные струи.
  Странная, непреодолимая неподвижность навалилась на него - он понял все. Неподвижность... на полу брызги крови, в первое мгновение он не заметил их. Они сразу же впитались и не блестят, а из окна потянуло холодом и чьим-то взглядом, и он понимает - в этом ему помогает неподвижность, что этот холод и этот взгляд уже не важен для упавшей Шимпанзун.
  Но кажущаяся вечностью неподвижность прошла, и он рванулся к окну. Улица пуста, но он знает ответ и не сомневается в его точности.
  Однако: мертвое пространство вокруг и над лежащей, и холодная подсказка сквозь разбитое стекло, и равнодушие исправно работающих вещей, и бессмысленность поиска пульса, и одеваясь на ходу, он скатился вниз по лестнице, вслед за ответом.
  
  ...голос ангела ужасен - обезьянн не в силах выдержать его...
  
  Холод на улице, полночь, пустота, но Мак знает, что эти три условия предназначены для бега. Оказавшись на дороге, он снова врезался в неподвижность и поглощающую время тишину - на асфальте, законченностью линий демонстрируя сдержанность и смертоносность, притаился - не прячась, грациозный железный зверь - русбандский автомат, знаменитый хищник.
  - Дуббен! - от злости и бессилия выкрикнул Мак.
  Но три условия движения - холод, пустота и время, не исчезли, они здесь и в них подсказка.
  Голос ангела:
  - Ахтен, Мак! Онер стаерспринтер фишенстридт! Форен швартен батерстопп!
  (Мак! Он побежал на пристань! На плавучий причал!)
  Это крикнула Бандерла - Мак увидел ее в чердачном окне. Русбанд стрелял именно оттуда.
  
  Когда горячие гильзы ударились о стену над головой и запахло жженым порохом и сгоревшей смазкой, а с улицы донесся звук пулями разбитого стекла, часы внизу пробили полночь. Новое время начало свой отсчет.
  Выстрелив, огромный обезьянн сразу же встал и, достав ужасного вида нож, надрезал ей скотч на руках, и ушел, быстро спустившись по чердачной лестнице. Она не удивилась, но испугалась еще раз.
  Странно, но она знала, куда он пошел и зачем надрезал скотч именно ей, и что ей нужно делать. Оторвавшись от балки, она подползла к окну - рот все еще был залеплен, а ноги крепко перемотаны скотчем, но она успела увидеть то, что смутно ожидала - страшный обезьянн, положив автомат напротив двери дома Какерсенов, быстро пошел в сторону моря.
  А когда выбежал Мак, она уже освободилась от скотча на губах и выкрикнула подсказку, заложенную ей в память Шимпанзун или кем-то еще. А так же она заметила, или ей показалось, будто большая парящая тень скользнула вдоль улицы, в сторону моря и набережной. Она разглядела темноту в темноте? Но скотч, сорванный с губ, отрезвил ее - и она выкрикнула подсказку.
  
  А ангел, судя по всему, он нарочно задел ее крылом? Правда, чердак тесноват - он построен для обезьянн и их хлама, но тесен для развернутых крыльев. Ясно одно - ангел управляет устами младенца, и ясно другое - не только голос ангела, но и смысл его слов, сказанных младенцем, опасен для способных слышать обезьянн. Смертельно опасен.
  
  Всадник на лохматой лошадке взбирается по склону горы, мокрая трава и набухшая земля не сопротивляются острым копытам и кованым подковам, а взгляд из узких глаз чернеет медленным движением. Его взгляд подчинен его же движению, или сам он подчиняется движению, а взгляд ему. За его спиной размытый рекою берег и ею же сломанный мост, и преодоленные, весенние влажные степи, а перед ним начало гор. Внизу шумит водою своенравная река, в ней силы долгих дождей и остатки растаявших снегов, а шумит она, не соглашаясь с преградой берегов, но голоса борьбы все тише. Он одинок, и он знает, что даже гром превращается в шепот - с набором высоты.
  
  Примат, освободив руки девочке и не обращая никакого внимания на Гибнсенов, спустился с чердака и вышел из дома. К чему теперь секретность - и он, переходя через мост, отвинтил глушитель и выбросил его в узкую реку. Он стрелял через воду. Сбылось предсказание случайного момента, вот только предсказание номер два - зачем оно ему? Но он все же перешел через мост и положил "коротыш" прямо напротив дверей. Пусть хозяин порадуется, но - догадается ли он? Все в его руках.
  На длинной улице никто не встретился ему, только фонари и окна освещали удобную и покатую к морю дорогу - наклонную плоскость к началу измерений и нулевых величин.
  Приморская площадь, а скорее - набережная, так же оказалась пустой - вероятно, в большинстве своем аккуратные и пунктуальные жители Хрюхерноса уже отошли ко сну и позволили двум обезьяннам предположить поединок. Обнаружился и плавучий причал, почти такой же, как и в Северообезьяннске. Свежий морской воздух наполнил легкие, и Примат понял, что не ошибся - подчиняясь неясным подсказкам, он быстро шел, почти бежал, стремясь к благожелательной воде.
  - Дуббен!
  Но на свежие вдохи времени отпущено немного - его догнал свободный в действиях геврон, отважный автоматчик, и обозвал его дураком, а он его, про себя - молодцом.
  - Дурак, - поправил нового хозяина автомата Примат.
  
  - Дуббен! - еще раз выкрикнул Мак, замедляя шаги. Его тело, оно жило как бы отдельно от сознания, и действий было больше, чем мыслей. Он все видел и помнил. Видел, как руки его подняли автомат, а ноги принесли его сюда, а дыхание само врывалось в легкие и вырывалось со свистом наружу. Однако сознание не объяснило - чему так радуется ставший смертельным сегодняшней ночью враг.
  
  Геврон пыхтел как паровоз, видимо спешил, боялся не успеть, хотя Примат и не собирался исчезать, а обернулся лишь только тогда, когда геврон усталым и скомканным шагом затопал по гулкому железу плавучего причала. Сомнений в поддержке воды нет, и даже в ее нежности, но все же нужно оторваться от ее множественных вздохов и темных движений и взглянуть экс-счастливцу в глаза.
  А тот обозвал его дураком, исчерпав несложным словом весь необходимый этой ночью словарный запас. Вот только в глазах геврона желание смертельной борьбы требует внешнего приказа - ведь он врезался в черный взгляд Примата, как известно, путающий равных и пугающий слабых, и остановился в пяти метрах, сжимая в руках удобный, в двадцать три заряда, автомат. А у Примата зарядов шесть, и тоже короткоствольный, но револьвер, то есть шансы примерно равны. А за спиной одного из них высокий фьорд, а за спиной другого жадно дышит море.
  
  Ангел неслышно и мягко коснулся гулкого железа за спиной геврона и сложил крылья. Ангелу чужды косые взгляды, противны самой его природе, взгляд его прямолинеен, как луч белого света или полет быстрой пули. Ангел не повелитель обезьянн, он всего лишь наблюдатель их действий, но если взгляд его станет линией огня - случайности невозможны. На этот раз ангел, распугав своим полетом еще не спящих горожан, ненавязчиво повернув им головы в нужные стороныи отведя их взгляды от ненужных им зрелищ, приземлился за спиной у Мака.
  
  Примат трижды выстрелил геврону прямо под ноги. Тяжелые, но медленные револьверные пули - им не разогнаться в коротком стволе, гулко ударились в толстое железо палубы причала, высекая такие же медленные, как и они сами, и поэтому красные искры. Низкие визжащие звуки улетели вверх и в стороны, а геврон упал на колено, и Примат понадеялся, что рикошет задел не только ногу.
  
  Вздрогнув всеми внутренностями от первого выстрела, вслед за гулом металлической палубы, передавшей дрожь в ноги, Мак почувствовал горячий удар в берцовую кость. Он врач и поставил себе диагноз прежде, чем упал на колено, подчиняясь боли и движению непослушной и рванувшейся от визжащих пуль ноги.
  
  Примат направил короткий ствол револьвера геврону точно в лоб. Рикошет сделал тому подножку, но тот все еще держался на плаву.
  
  Толстый ствол револьвера уперся прямо в глаза черным, большим, немигающим зрачком, и Мак сразу же забыл все медицинские термины, но заметил, что горячая пустота ствола очень похожа на взгляд русбанда.
  
  Примат выстрелил снова, не давая геврону времени переложить быстрые действия в привычные ему и как надо загнутые в извилинах мысли.
  
  Железный зрачок из черной пустоты плюнул огнем и жаром, и Мак увидел полет смерти у виска, одновременно обжигающий и остужающий, и ощутил что-то еще. Это хранящие его ангелы, или просто любопытные, брызнули в разные стороны со своих насиженных мест. Ангелы-хранители, до поры до времени они прячутся за ушами обезьянн.
  
  Пуля прошла сквозь ангела, но не изменила ни времени, ни направления. Ангел не шелохнулся - ведь его взгляд на линии огня. Он не хранитель, а собиратель, он Темный Ангел Смерти, полеты пуль привычны и не трогают его.
  
  Мак нажал на курок - и из автомата вырвалась длинная очередь. Пули, сдавленные пружиной в магазине, но теперь освобожденные курком и четко передергивающимся затвором, оказались на свободе и, вместе с грохотом и огнем и уже ненужными гильзами, разлетелись - кто куда. Автомат повело, незаметно, но объяснимо, однако три первых пули сумели пробить русбанда насквозь. А пули что надо - и калибр, и скорость, и нормальный сердечник, так что русбанд отшатнулся и завалился на поручни.
  
  Геврон нажал на курок - и в Примата врезались жгучие ракеты, уничтожая мысли, чувства, предположения, разрывая тело. "Хорошо, что на вдохе", - успел подумать он, уже отброшенный ударами пуль на ограждение причала. Обезьянн хоть и мягкий, но умирает не сразу. Умереть мгновенно - счастье для русбанда, в этом повезло Мичурину, и не очень - чихаку. Но ему нужно спешить - пока от вдоха остались силы, а четкая тень фьорда еще не поглотила сереющий свет. Нужно успеть убедиться в нежности воды - и Примат перевалил через ограждение, убегая от уже бесшумной темноты в еще живые волны. Он боялся, что не сможет, не успеет, что умрет мгновенно, но чей-то гранитно-серый взгляд помог ему, и уже частью этого взгляда, тяжелым камнем он обрушился в неизвестную ему, но манящую - пусть кажущейся нежностью, воду.
  
  Шуршание крыльев или свежий ветер - взлетел суровый ангел.
  ***
  
  
  
  
  35. Двадцать пятый, последний день на планете обезьянн.
  
  
  Все началось и вот теперь заканчивается на аэродроме, и кому же, как не Маку, понимать и помнить это? Холодный, уже октябрьский Олнцес неуверено выплыл из-за горизонта, остановился, и пытается заглянуть обезьяннам в глаза. Обезьянн не меньше двадцати, и глаза у всех разные. Олнцес светит, но не греет, и тем более не слепит и, наверное, лишь по привычке освещает уютный аэродром, и небольшой самолет, и желтый погрузчик, и два гроба на нем, обтянутые русбандскими флагами.
  Он не позволил улизнуть русбанду, зная о течении, прыгнул вслед за ним, в волны, не смотря на перебитую пулей кость, а вздутый пузырь одежды помог удержать на плаву самого себя и не такое тяжелое в воде тело. Позже в легких русбанда не обнаружили воды - он умер, едва ее коснувшись.
  Случай этот взбудоражил город - сегодня у морга, а затем и у аэропорта собралось едва ли не все свободное от работы население, но на летное поле допущены были, слава богу, не все.
  А в учебнике гевронского Бандерла обнаружила надпись, сделанную рукой Шимпанзун: "Вода должна быть нежной". Он видел эти карандашные буквы, и понимает, что они ни для кого.
  А на дне реки полицейские нашли глушитель, брошенный туда русбандом.
  А железная палуба причала с царапинами от пуль уже стала городской достопримечательностью.
  А если бы он жил вечно или хотя бы тысячу лет, то стал бы не врачом, а скальдом и сочинил бы сагу.
  Но он живет в сейчас, и уже заделал два отверстия в стене, а стекла вставили еще раньше.
  Олнцес светит, но не слепит, но что-то в нем не так, или так как надо - линию глаз и низкого светила пересекла размытая светом тень. Олнцес не слепит, тень сужается в его желтом взгляде - в тлеющем осенью круглом глазе появилась черная прорезь острого кошачьего зрачка. И эта прорезь подвижна - то ли приближается тень, то ли всматривается глаз, а Мак, не удивляясь предчувствию, спокойно наблюдает за метаморфозой. Впитывая в себя осенью ослабленные лучи, он видит, что к нему, выделяясь из желтого цвета, движется всадник, и Олнцес, не протестуя, блистает у него за спиной. Олнцес на стороне всадника и лучами указывает тому дорогу, а он чувствует лицом слабое тепло этих лучей.
  Мак отвернулся от Олнцеса и всадника, от света и тени, не в силах больше отмечать приближение и увеличение. Но взгляд его, похоже, не свободен - теперь он видит седовласого ангела перед собой, в сером плаще вместо крыльев. Взгляд его ужасен, но объясним, он тяжелей гранита, а до плаща можно дотронуться рукой и проверить прикосновением крылья.
  Ангел отвернулся, и Мак, не сожалея о потерянной свободе своего взгляда, проследил его взгляд: на летном поле, посреди самолетов, на фоне аккуратных аэродромовских построек стоит большая юрта, а рядом пять стреноженных, но непривязанных коней. А к юрте подъезжает всадник, тот, что из осеннего света, и за спиной у него не то длинный меч, не то какой-то незнакомый музыкальный инструмент.
  - Джангарчи, - услышал он слово из другого мира, и это слово произнесла Бандерла. Возможно, она тоже видит всадника? Но смысл слова неизвестен ей - ее губами управляет ангел.
  Ангел снова смотрит на него, и Маку вдруг приоткрылись тени чужих снов: падающие окна и порывы целеустремленных листьев, мокрые бревна и готовая осыпаться, влажная земля, кочевник на лохматой лошадке, позади него равнина, а перед ним горы, а за спиною меч и струны, и быстрая река, и синий взгляд ребенка, и запах бензина, и неотложки на лестничных пролетах.
  Одетый в черное, или в темное, всадник зашел в юту, и коней уже - шесть. Исчез и ангел, но Мак знает, что все равно он смотрит на него. Исчезли и самолеты, погрузчик и гробы, и лишние обезьянны, остался только он и юрта, и ангельский взгляд.
  Он шагнул, не вспомнив о разбитой пулей кости, и сразу же оказался у низеньких дверей. Две резные створки, посеревшие от степного ветра, на них узорчатость из сильных надрезов, непонятные символы и фигуры.
  Он потянул створки на себя, наклонился и заглянул в юрту. Но... звук из старого мира - о бетон стукнулись удобные, расчетливо выгнутые, с упорами для предплечий, костыли.
  А внутри музыка - то странствующий ангел, уже переменившийся, в полулатах-полускафандре, играет на неизвестном инструменте. Рядом с ангелом, кругом, сидят Примат и Шимпанзун, и некто по имени Мичурин, и кто-то по имени Чихак. На них также походные доспехи.
  А в круге есть место... для него?
  Приветливо улыбнулся ангел, ударила копытом предназначенная для него лошадь, и Мак шагнул внутрь - навстречу ждущим взглядам, к свободному месту.
  
  А на аэродроме суета - упал геврон по имени Мак, остановилось сердце. Манкис и Гибне пытаются помочь ему, они врачи, но их дочь, Бандерла, не замечает суеты. Возможно, она предполагает юрту? Ангел поет свою песню, песню джангарчи, и извлекает из струн музыку пронизывающих странствий.
  
   Североморск - Северообезьяннск - Североморск,
   1998 - 2002 год.
  
  ***

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны"
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на Okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с) Okopka.ru, 2008-2013