Okopka.ru Окопная проза
Моисеенко Игорь Алексеевич
Когда На Планете Не Останется Границ И Армий

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 6.45*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Мне не за что его ненавидеть. Я не хочу воевать с немецким шофером. Он тоже был солдатом и тоже выполнял приказ..."


   КОГДА НА ПЛАНЕТЕ НЕ ОСТАНЕТСЯ ГРАНИЦ И АРМИЙ?!!
      6-го декабря День вооруженных сил Украины. К счастью ли, к стыду ли у наших военных пока что нет знаменательных побед и связанных с ними славных традиций. Оставим споры относительно роли УНА историкам и политикам. Славное, но очень далекое прошлое украинского казачества тоже трудно применимо к армии современной. Неоспоримы только мужество и героизм, проявленные в неисчислимые годы лихолетий защитниками и освободителями нашей Земли.
      Нам удалось встретиться с Воином, который в далеком сорок третьем одним из первых форсировал Днепр на участке фронта в районе Кременчуга. Удивительно, как судьба играет человеком. Сегодня коренной сибиряк, командир дивизионной роты разведки Тимофей Михайлов проживает в Комсомольске, прямо напротив места, где ему, чтобы обеспечить переправу регулярных батальонов советской армии, довелось вплавь пересечь Днепр.
      Когда грянула война, ему было только семнадцать. Отец и старший брат отправились воевать. Позже он узнал, что отец погиб под Смоленском в 41-м, а брат под Шяуляем в 42-м. А Тимофея тогда на фронт не взяли. Вместе с такими же сверстниками, его определили на авиационный завод в Забайкалье - трудиться для Победы. Но мальчишки того времени рвались бить фашистов. Оттого, как только в апреле 1942 Тимофею исполнилось 18, он написал рапорт. Ему вручили ППШ (пистолет-пулемет Шпагина), командир показал, где у автомата спусковой крючок, сказал: "Жить захочешь - голову спрячешь", - и отправил в строй. На том обучение закончилось. Первый бой Тимофей Михайлов в составе роты автоматчиков принял под Сталинградом. Именно его подразделение первым вышло на соединение с войсками Степного фронта, чем завершило операцию окружения группы армий Паулюса.
      Боевое крещение не прошло без крови. Чтобы прорвать еще непрочную полосу окружения гитлеровцы задействовали авиацию. Бойцам со стрелковым оружием нечего было противопоставить. Пришлось "зарываться" в землю. Вместе с товарищами он спрятался в заброшенный сарай. Тут же дряхлую крышу прорвала авиабомба. Тимофей Харламович по сей день не знает: благодарить удачу или сокрушаться судьбою. Он не помнит, когда его вытащили из развалин; не знает, сколько погибло товарищей; не понимает, как сам выжил. Первые связные мысли появились в его голове уже в госпитале. Далее были три месяца лечения последствий тяжелейшей контузии в Свердловске. Еще в госпитале он напросился в военное училище.
      В Елани обучали разведделу. Предмет весьма непростой. Тимофей Харламович отмечает, что все, о чем пытаются сейчас рассказать зрителям кинематографисты - детские игрушки, по сравнению с тем, чему их, восемнадцатилетних мальчишек, учили в той учебке. Здесь учили шифрам общения в боевых условиях глубоких рейдов по тылам противника, немецкому языку, навыкам выживания, приемам самообороны. И набирали туда только добровольцев. Так Тимофей Михайлов стал разведчиком дивизионной разведки.
      Первым испытанием для него стало сражение за Воронеж, а следующим - Курская битва. Именно бойцы его подразделения привели тогда "языка", который и рассказал о направлении главного удара гитлеровской армии под Прохоровкой. Советские войска успели тогда перегруппироваться и организовать глубокоэшелонированный заслон танковой армии Гудериана, что в итоге и обеспечило разгром противника в самой грандиозной битве века.
      Далее было горькое поражение в сражении за Харьков. Его дивизия столкнулась тогда с хорошо организованной обороной тракторного завода. Разведчики получили приказ привести "языка". Но взвод засекли еще в нейтральной полосе. В полминуты разведчиков "засыпали" минами. Левая рука до сих пор побаливает. Осколок рассек кисть вдоль фаланг пальцев до самой лучевой кости. Позже, при аналогичных обстоятельствах под Одессой, он получил свое третье ранение. Тяжелейшее - в лицо. Врачи тогда спасли. А у ХТЗ приказ так и не удалось выполнить. Пришлось отступить. Тимофей Харламович рассказывает, что даже тогда, прежде всего, берегли людей. Одним из главных законов для разведчика было: "Если "засекли", ты должен выйти из-под обстрела, а не лезть под пули в бесполезной, якобы, героической попытке выполнить приказ". В результате тяжелых боев под Харьковом в немецкий плен попали значительные силы советских войск. Роте Михайлова удалось выйти из окружения с минимальными потерями - утонул один разведчик. Позже Харьков все же взяли. И погнали фашистов дальше на Запад.
      Таким образом, 252 дивизия 96-го корпуса 2-го украинского фронта подошла к Днепру. Гитлеровцы окопались на правом берегу. 27 сентября 1943года Тимофей Михайлов, 19-тилетний командир взвода дивизионной разведки получил задание пересечь Днепр и уничтожить пулеметную точку противника. Главные оборонительные сооружения противник обустроил в пятистах метрах от реки. Тактика определяла. Иначе, войска обороняющихся расстреляла бы советская артиллерия. Над самым обрывом немцы оставили только пулеметные расчеты. Они-то и должны были принять первый удар и не допустить внезапной атаки советских войск. Пулеметчики, для острастки, периодически постреливали по руслу реки, по левому берегу и снова прятались под бруствер. Течение тогда беспрерывно несло "плоды" войны: вырванные взрывами с корнями деревья, бревна разрушенных домов, нехитрый скарб, трупы животных, людей... Маскируясь в этом страшном потоке, разведчики, под покровом ночи, форсировали вплавь Днепр. Береговую линию пересекли незамеченными. По узкому урочищу бесшумно поползли в немецкий тыл. Тимофей Харламович вспоминает, что остановились только, когда услышали позади себя новую пулеметную очередь в сторону реки. Это и была цель. Михайлов взял с собой только двух разведчиков. Остальным приказал зарыться в землю. Обычно, состав пулеметного расчета немецкой армии предполагал не более трех человек. Обстановка не позволяла разведчикам стрелять. У каждого для этого был кортик. Провода связи в окрестностях поста не нашли. Оставалась вероятность наличия радиосвязи. Пулеметчиков зарезали молниеносно и бесшумно. Они так и не успели ничего сообщить своим основным силам. Параллельно в районе Келеберды нейтрализовали пулеметную точку соседи. Только после этого на пост подтянулись остальные бойцы, а Михайлов спустился с обрыва и выпустил в небо зеленую ракету. Тимофей Харламович до сих пор сокрушается: "Радиосвязь тогда была просто никудышная". Сигнальную ракету заметили немцы и открыли шквальный артиллерийский огонь по руслу реки и побережью. "Смотреть на это было страшно, - рассказывает Михайлов. - Сколько наших при переправе погибло?! Снаряды попадали прямо в плоты. Люди, вместе с орудиями и лошадьми шли на дно. Это до сих пор вспоминать страшно". Плацдарм держали трое суток. И все трое суток на правый берег шли батальоны. За эту операцию Тимофей Михайлов был награжден орденом Красной звезды.
      С этого эпизода началось освобождение левобережья Украины. А разведроту Михайлова ждали новые испытания. Тимофей Харламович вспоминает, как однажды ночью им приказали не допустить подрыв моста под Алексеевкой (Кировоградская обл.). Немецкие саперы и охрана моста разбежались без лишнего шума. Разведчики удержали мост до рассвета. А утром пошли в соседнее село. Здесь они уничтожили целое расквартированное по хатам подразделение противника. Немцы дрыхли, как сурки. Один из местных стариков бросился к разведчикам, умоляя их ударить по фашистам за соседним холмом. Там, всего в нескольких километрах, готовилась страшная акция... Когда добрались до места, разведчики застали ужасную картину. Фашисты загоняли в коровники толпы обнаженных женщин. Противников насчитали всего одиннадцать. Характерно, что немцев было только трое. Остальные оказались полицаями. Взводу Михайлова удалось окружить ферму, когда в окна коровников уже запихивали охапки соломы. Технология проверенная: в горящие окна обезумевшие от ужаса жертвы не полезут. Один из полицаев уже готовил керосин. Разведчики ударили в самый последний момент. Всех палачей взяли живыми. Как выяснилось, в коровниках были женщины еврейской национальности. Кстати, в роте разведки насчитывалось до 30% личного состава евреев. Особо ценным представлялось знание немецкого языка. "Только на совсем маленьких девочках были трусики. Остальные были раздеты догола. Видели бы Вы их глаза, когда мы их выпустили оттуда. Как они плакали и целовали нас. Они ведь все понимали. Они же видели весь процесс подготовки: и керосин, и солому в окнах, и расстрел их мужей. Если бы мы им позволили, они бы этих мерзавцев на мелкие кусочки разорвали бы", - вспоминает Тимофей Харламович. Невдалеке нашли овраг, заполненный трупами недавно расстрелянных мужчин. После таких ужасов девятнадцатилетние мальчики не могли не ожесточиться. "Наши на Западе творили не менее страшные вещи...", - вспоминает Тимофей Харламович. Полицаев разведчики расстреляли над тем же оврагом, а немцев передали в штаб...
      Фронт все дальше отодвигался на Запад. Тимофей Михайлов участвовал в боях под Одессой, Кишиневом, в Корсунь-Шевченковской операции, освобождал Будапешт, Вену, Югославию, брал напрочь разрушенный войной Дрезден. Он получил еще одно ранение. Он встречал американцев на Эльбе. И он дошел до Победы.
      Но на этом его война еще не закончилась. "Нас погрузили в вагоны и отправили на Восток, - рассказывает Тимофей Харламович. Только в Новосибирске полковник из оперативного штаба на его вопрос ответил: "Как разведчик разведчику тебе скажу - едем воевать Японию". Разведрота, которой командовал тогда уже старший лейтенант Михайлов в большинстве своем состояла из сибиряков. В тот же день его вагон опустел. Все, чей дом был в пределах досягаемости, опережая эшелон, "разлетелись на перекладных" по домам. Но через три дня весь личный состав роты был в Чите! Насколько же больно им было уходить из дома, к которому шли через смерть и кровь четыре года!?? Всего на сутки! Увидеть родных и снова отправиться на войну!!! Как же нужно дорожить своей Честью и жизнью своих боевых друзей!!?
      "При переходе через пустыню Гоби погибло, наверное, больше людей чем при форсировании Днепра", - рассказывает Тимофей Харламович. На триста - четыреста километров на капли воды. Тот мизер, что подвозили для дивизии и раздавать-то боялись. Те три озерка, что попались дивизии по пути, для многих стали последним пристанищем. Санитары не успевали умерших от воды оттаскивать. У всех был один диагноз - заворот кишок. Но именно этот маневр во многом определил разгром Квантунской армии считавшейся, на то время, самой мощной в мире. Остатки этой группировки загнали на последний плацдарм - в 200-километровый тоннель между Мукденом и Харбином. Эти катакомбы были оборудованы под подземную базу. "Выкурить" оттуда японцев смогли только химики. Вскоре, Япония капитулировала. Вся Сибирь была забита пленными японцами.
      Тимофей Михайлов демобилизовался в 52-м. Трудился шофером. У него трое детей. Под счастливой звездой нашел свою суженую, уроженку Семеновского района. Так он и оказался в Комсомольске в паре километров от места, где он уничтожил гитлеровское пулеметное гнездо, с чего и началось освобождение правобережья Украины.
      Свое четвертое ранение Тимофей Михайлов получил в болотах под Будапештом. Тогда его разведвзвод "лоб в лоб" (5-6 метров) столкнулся с такой же группой немецких разведчиков. Они забрасывали друг друга гранатами с 17 до 23-00. Только, когда стемнело, разведчики смогли подобрать своих раненных и расползтись в разные стороны. Следующее особо показательно:
      - Тимофей Харламович чтобы Вы сделали, если бы сейчас встретили немца из той группы?
      - Ничего. Мне не за что его ненавидеть. Я не хочу воевать с немецким шофером. Он тоже был солдатом, и тоже выполнял приказ. Что делать с теми, кто все это устраивает сегодня; с теми, кто купил себе власть и делает заложниками своих аппетитов все человечество?
      Тимофей Харламович возглавляет Комсомольский Совет инвалидов войны и вооруженных сил. Эта организация объединяет 127 инвалидов и ветеранов войны. Много ли это для 50-ти тысячного города? Перед этой организацией стоят жесточайшие проблемы. Только одна из них - ветеранов нечем лечить. Многие уже не могут даже выйти из дома. Так и умирают в одиночестве. В 2007-м году умерло шестеро. Стоит ли говорить: память о подвигах этих людей нужна нам - их детям и внукам?
      6-го декабря Украинской армии исполняется 16 лет. Ни для кого не секрет, что такие праздники все чаще для современников - лишний повод "заложить за воротник по самые..." Уже традиционный повод. Не стоит, видимо, вспоминать в этот день ставшие традиционными скандалы, связанные с убийствами молодых военнослужащих и "дерибаном" военного имущества. Не добавят чести вооруженным силам и сбитые нашими ракетами гражданские самолеты, разрушенные дома и падающие на головы соотечественников истребители. За такими датами, на самом деле, кровь и слезы. Не дай Бог, нам еще таких традиций! Тем не менее, не нами заведено - специальность "военный" считается почетной. А по большому счету - наличие армий на планете, на фоне голодающих ветеранов и детей, не более чем свидетельство неспособности человечества достигнуть согласия. А это его Позор! Но не Честь и не Слава. Уж лучше бы праздновать тот Великий День, когда на планете не останется границ и армий. Но доживут ли наши внуки до такого счастья, если уже настоящее поколение так чтит своих героев и память о трагедиях своего вида - HOMO SAPIENS?
  

Оценка: 6.45*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны"
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на Okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с) Okopka.ru, 2008-2013