Okopka.ru Окопная проза
Манацков Николай Дмитриевич
Верую! (исповедь)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:

   Погосты []
  
   В грязь лицом тебе ль не поклонюсь,
   След босой ноги благословляя, -
   Ты, бездомная, гулящая, хмельная,
   Во Христе юродивая Русь.
  
   М. А. Волошин.
  
  
  
  
  Когда померкнет Свет, сомкнутся ставни -
  Настанет мой черёд грехи и камни
  Стезей своих уныло собирать.
  
  Пока не поздно, прежде чем предстать
  Пред Тем, кто отделит от плевел зёрна,
  Я помолюсь о том, чтоб не притворно
  На небесах, где постриг не принять,
  Суду без колебаний мог сказать,
  Что хрупкость грани чести и бесчестья
  Постиг давно: не плёл интриг и в лести
  Мне (фимиаме) - нет с рожденья брода.
  
  Нет, не святой, но заповедей своды
  Чтил, как умел: не лез в чужой карман,
  Не доносил, не почитал обман,
  И ближнего в минуту раздраженья,
  Как некие с тупым остервененьем,
  Ногою с отвращеньем не пинал,
  Хотя рассудком где-то понимал,
  Что жалость мне добром не обернётся:
  Сторицею она назад вернётся
  Людской неблагодарностью - в породу
  Заложенною некогда природой.
  
  Кружит дорога, вьёт веретено
  Желаний низких, с ними заодно
  Пороков нить и зависти тенета,
  Им несть числа и не найти совета...
  Но если жизнь дарована мне свыше,
  То пусть Господь увидит и услышит:
  Я верую в библейские заветы!
  В сомненья миг не требую ответа -
   За что?
   А счастлив только, что дышу;
  Не за себя - за ближнего прошу:
  Прости ему, Отец, он слаб душою -
  От слабости пороки и, не скрою,
  И сам я слаб, но чашу, что дана
  Раскаянья - готов испить до дна,
  Превозмогая страсти и искусы;
  Так помоги, Господь, мне, Иисусе
  Спокойно созерцать и не винить,
  Когда не в силах что-то изменить.
  
  Но дай возможность выразить словами:
  Не виноват народ - кто правит нами
  Довёл его до злого отупенья.
  Опять сменился строй, в одно мгновенье
  Паяцы и шуты придворной марки,
  Оттяпав кус, полезли в олигархи
  И правят наравне с продажной Думой.
  Лукав искусник рыжий, хитроумный
  На переломе Дьявол выбрал трюк:
  Всучил бумажки - взятый на испуг,
  Что обдерут последние карманы,
  Наивные (а кто и за стаканы)
  Продали за бесценок их, в итоге -
  На пенсии протягивают ноги,
  Лишившись даже части нацбогатства,
  А мафиозно-клановое братство
  Качает из страны, бесясь от жиру.
  Тем временем, вытягивая жилы,
  Хватившие с лихвою лихолетий,
  Пред кем страна по маковку в ответе -
  Не противляясь по-толстовски, мрут.
  
  Прекрасно всё! -
   Как лгали, так и врут
  Вершители судЕб.
   Растёт доход.
  Как нужно ненавидеть свой народ?
  
  Прок от стабилизирующих фондов
  Грядущих поколений?
   Ведь из фронды
  Не вырастет народонаселенье:
  Воочию родителей мученья,
  Увидев, пожелает кто родить,
  Чтоб нищету подобную плодить?
  
  Где отыскать причины нелюбови? -
  Начать с того, что на невинной крови
  И на костях почти весь прошлый век
  Хотел построить счастье человек,
  Ниспосланный из Ада Сатаною.
  Закрыли тучи небо над страною
  И над людьми, забывшими истоки,
  По пайкам жизнь, расстрелы, голод, сроки;
  Цвет нации рассеян за границей,
  Кто не успел - в загоне, по темницам,
  А вместо хлеба - лозунги.
   Обрыдло!
  Так планомерно обращался в быдло
   Народ.
  В родства непомнящих Иванов,
  Под зовы шарлатанов и тиранов,
  Разноязычных и поправших Веру,
  Отгрохавших нелепую химеру
  Навязанного на неволе братства.
  
  А ненависть - есть пережиток барства,
  Презренья черни и боязни рока
  Быть свергнутыми ею ненароком.
  Из ненависти, как и от боязни -
  Репрессии, цензуры кнут и казни.
  
  В законе равнодушие, растленье,
  Истоков и себя неуваженье;
  Вот, сиречь, черви, есть они виною,
  Что точат, разъедая, все устои.
  Витает Демон, сея тут и там
  Безверье, срам и новые кострища
  Забвения родного пепелища
  И нелюбовь к отеческим гробам...
  
  
  Забиты головы: с экранов и манежей
  Биланы, сериалы и всё те же:
  Футбол, олимпиада под контролем
  правительства -
   издевка! И доколе
  Во времена чумы продлится пир?
  Смеётся, удивляясь, целый мир,
  Как нам умеют головы дурить,
  Лишь только б не удумали корить
  Своё родное барство-государство.
  
  Всё схвачено!
   Намедни сел на царство
  Галерного раба тот протеже,
  Что был ещё не избран, а уже
  Пыля одеждой, мчит Верховный клир
  На верность присягнуть успеть,
   в эфир
  Летит: "Храни Царя сия о, Боже";
  Апофеоз!
   Сумняшеся ничтоже,
  Сам патриарх челом о скипетр стукнул:
  Монархия, виват!
   И чуть не рухнул
  В избытке чувств.
  
   М-да, гаер отдыхает.
   Вот это цирк...
   Тут зритель замечает:
  Вальяжно усмехнулись президенты
  Недавний с тем, который в претендентах.
  
  
  
  Ведь должно быть по правилам иначе:
  Помазанника, иже с ним, в придачу
  Со свитой - патриарх благословит
  На службу государеву,
   велит
  Радеть о людях, Родине,
  Свободы не ущемлять.
   В ответ же принародно,
  Подобострастно выслушав наказы,
  С почтением (кто Богом был помазан)
  По протоколу поцелует ручку:
   Божественную.
   То-то, недоучки.
  
  Не зря чукотский новый Аввакум,
  Набравшись невесёлых, горьких дум,
  Раскол утеял Православной церкви:
  Да выдержат ли святотатство нервы
  Смотреть сращенье пастырей духовных
  Со властною структурой. Не позорно ль:
  Религия и совесть, государство
  Теперь едины -
   экое коварство!
  
  Эх, в семинариях учили б дети Маркса:
  Вот он давно сказал, что государство -
   насилие.
  Так как же совместить
  Насилие и душу? Не простит,
  Я думаю, вам паства эти блудни.
  
  А что чукотский? Скажут, что приблудный
  И упекут, ей Богу упекут,
  Не упекут - так точно расстригут.
  
  Мечтается, когда сидишь с тетрадкой...
  Вот я б для наступленья жизни сладкой
  Собрал Собор и накрапал предъяву
  Приемникам и тем, кто не по-праву
  Сундучат недра и в мошну сливают:
  Пускай моральный вред и возмещают:
  Хорош хомячить деньги от народа,
  Пора делиться, кыш, братва, под своды!
  Восстановите до единой церквы,
  Часовни, храмы.
   Верую, что в первый,
  Тот светлый миг, когда последний гвоздь,
  Натруженной рукой зажатый в горсть,
  Найдёт под молотком свою стропилу:
  ЗнамЕнье будет,
   Сгинет мир постылый
  В небытие.
   Отчизна возродится,
  Да так, что не понять: то явь иль снится.
  До той поры не будет нам Креста,
  Как не вернуть с распятия Христа,
  И ничего не сменится в России -
  Всё тот же обаяшечка-красивый
  На троне Царь, как барин, что рассудит,
  В водице мутной олигархи удят.
  
  Безмолвствует народ.
   Ау, поэты!
  Поэтов нет - а, значит, нет ответов...
  
  Вода вращает то же колесо,
  С экранов ухмыляются в лицо
  Воспрявшие нацисты и расисты.
  
  Нас отовсюду выгнали со свистом,
  А здесь брезгливо встретили отряды
  Из беженцев, зато безумно рады
  Оставшимся в упряжке сателлитам,
  И валят им,
   Империи пропитой
  Нахлебникам - без толку и без меры:
  Всё великодержавные манеры
  Свои никак не можем позабыть.
  
  Чечня пример. Чего её кормить?
  Да, мало нам поминок по погибшим,
  Которых с пьянки голосом осипшим
  Грачевы на погибель посылали?
  А сколько бы сейчас понарожали
  От тех ребят с Камчатки и до Ржевки?
  И не сидели б наши дочки в девках.
  
  Трусит за нами ставленник московский
  Покамест перед носом пук морковки,
  А стоит только чуть его убрать -
  И злейший враг объявится опять
  Из-под овечьей и смиренной шкуры.
  Так для чего, ответьте, шуры-муры?
  И, помяните!
   Уготован розный
  Нам с Грозным путь, пока ещё не поздно -
  Нехай живэ-пасэться без наследства,
  Как прочие.
   Пора расстаться с детством.
  
  Всех промахов, увы, не сосчитать.
  Так, может, честь, как говориться, знать?
  
  
  И хоть забот - кружится голова,
  Всё трут, вращаясь, те же жернова,
  Мирян сминая и круша надежды.
  
   Но верую в исход!
   Из жизни прежней
  Не грязью жирной чавкая и ржавой,
  Не как скоты понуро на потраву,
  Ведомые не дураком -
   Пророком,
  Не Моисеем, может быть, и сроком
  Не раньше тех же сорок-сороков,
  Но сбросив путы рабства,
   и оков
  Вериги сняв в пустыне аравийской,
  Войдём во обновлённый храм Российский
  
   Свободными
  
  И жизнь украсим сами
  Злачёными, резными куполами
  Так, чтоб Господь почаще замечал.
  
   Поэт когда-то это завещал...
  
  
  Сумбурен монолог.
   Но за Державу
   Обидно мне,
   И потому по праву
  И совести поэта-гражданина,
  А лучше, проще - любящего сына:
   Россия-Мать!
   Края твоей одежды,
  Целуя, грешный, припаду в надежде:
  
  Вернёт в мораль всем причтом справедливость
  Святыни рода: совесть и стыдливость,
  Воздастся всем по Вере и по мере,
  
  Да будет так -
   Я бесконечно
   Верю!
  
  Чем крепок дух? Нужна всего лишь малость:
  Убить в себе раба, к себе же жалость;
  Тогда достойно праведные вежды
  Закроешь, покидая мир мятежный,
  Чтоб не молить на смертном одре -
   Сгинь,
  А, твёрдо глядя, вымолвить:
   Аминь!
   08.08.2008г.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015