Okopka.ru Окопная проза
Манацков Николай Дмитриевич
Штурм Муста-Тунтури

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 6.73*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бойцам и командирам штурмовой 614-й отдельной штрафной роты, погибшим в ущелье и на склонах высоты 260 хребта Муста-Тунтури.

  Муста-Тунтури [Николай Манацков]
  
  
  Фильм студии 'Kinocontest' по мотивам трилогии Николая Манацкова 'Чёрный мох Муста-Тунтури', снятый по заказу Министерства культуры РФ:
  https://www.youtube.com/watch?v=jrKTYUROtjM
  
  Рассказ второй.
  
   Об истории города Мурманск (столицы наших северных морей с единственным незамерзающем портом на Севере нашей Отчизны) в частности - в годы Великой Отечественной войны, можно узнать, посмотрев ролик:
  http://my.mail.ru/mail/nikman54/video/33/69.html
  Как я уже упоминал, она довольно интересна, как история последнего города Российской империи, так и последнего Города-Героя бывшего Советского Союза. Последнее обстоятельство (запоздалое награждение Мурманска этим званием в 1985 году уже перед самым распадом страны) вызывает естественное недоумение, однако, на мой взгляд, ничуть не умаляет его величия, как города воинской славы и мужества.
  
  Я же в этом предисловии хотел поведать вот о чём.
   О событиях на перешейке Муста-Тунтури страна узнала утром 2 июля 1941 года. Московское радио сообщило, что 'на мурманском направлении противник повел наступление на полуостров Средний. Наши войска оказывали упорное сопротивление, нанося ему большие потери'. Берлинское же радио в этот день заявило своим слушателям о том, что 'горно-егерские дивизии генерала Дитля штурмом овладели полуостровами Рыбачий и Средний'. Как обычно, немецкая пропаганда выдавала желаемое за действительное.
   У каждого человека в жизни есть дорогие сердцу места, которые запомнились на всю жизнь. Там, далеко на Крайнем Севере, стоит днём и ночью, в любую погоду, зимой и летом, как забытый, бессменный часовой - хребет, где я впервые каждой клеточкой ощутил, что такое война с её бессмысленной жестокой правдой.
   Рассказывают, что однажды здесь встретились два ветерана: наш и один из тех стрелков из 'Эдельвейс', что надеялись на лёгкую прогулку по нашей территории.
  И вот эти двое уже давно немолодых мужчин, никогда не знавших друг друга, три с лишним года противостоявшие в окопах по разные стороны от передовой, не стесняясь и не скрывая слёз, обнявшись - рыдали.
   Что было в этих слезах? Раскаяние, прощение?..
  Каких же человеческих и нечеловеческих усилий стоила война, чтобы оставить такой след в сердцах и памяти людей?
  
   Почему на Кольском п-ве благополучно провалились все до единой многочисленные операции немецкого командования: "Луг", "Голубой песец", "Черно-бурая лиса", "Ловля лосося" и др.? Ответ на этот вопрос ещё ждёт своих исследователей.
   Как известно, война в Арктике носила особенный характер; считается, что об истинных причинах и целях её знали только Гитлер и Сталин. Фашистов, помешанных на мистике, больше интересовало довольно далёкое прошлое советского Заполярья. Аненербе, корни которого следует искать в деятельности эзотерического общества 'Туле' , возникшего на заре нацизма, надеялось найти здесь одноимённую землю Туле, а так же другие следы Гипербореи, осколками которой, являются многочисленные острова и архипелаги Арктики, а так же Кольский п-ов. В пользу несомненного существования Гипербореи (прародины арийцев, людей высшей расы, прямыми потомками коих и считали себя основатели Третьего рейха) говорят многие факты: в частности арктический ландшафт и рельеф дна явно не океанического, а материкового происхождения, в точности совпадающий с древними картами, где эта ойкумена обозначена как материк. Скорей всего до недавнего по историческим меркам времени существовали видимые и населённые людьми осколки (затонувшей, как Атлантида) легендарной страны, в виде земель Ultima Tule и Санникова, ставшие известными благодаря видевшим их воочию древнегреческому купцу и путешественнику Пифею из Массалии, который жил в IV веке до н.э. и купцу-зверепромышленнику Якову Санникову видевшего одноимённую землю в 1810 году.
   Ещё задолго до и накануне войны германские спецслужбы проявляли прямо таки нездоровый интерес к исследованиям и вообще всему, что касалось русского Севера и материкового побережья Северного Ледовитого океана. Они были более чем информированы о результатах экспедиции Барченко - Бокия на Кольский. Им стал известен эффект так называемого мирячения (полярного психоза) распространенного среди коренного населения Мурмана, с помощью которого они (как, впрочем, и руководство нашей страны) надеялись массово влиять на психику людей, превращая их в послушных исполнителей своей воли.
  Немецкие специалисты с попустительства безответственных правителей Советского Союза участвовали в довоенных проводках караванов по Северному морскому пути, кстати впервые за одну навигацию
  пройденного экспедицией Отто Шмидта в 1932 году на печально известном ледокольном пароходе 'Александр Сибиряков'. Так же 26-30 июля 1931 года немецкий дирижабль "Граф Цеппелин" с научными целями (неофициально также и разведывательными) пролетел над значительной частью советской Арктики, произведя при этом подробную аэрофотосъёмку.
  На его борту находились и советские специалисты, но отснятые материалы были скрыты от них под предлогом, якобы, случайного уничтожения немецким оператором.
  Кроме того во время Великой Отечественной войны в нашем секторе Северного Ледовитого океана на многих островах была развёрнута разветвлённая сеть вражеских метеостанций (одна даже располагалась в Белом море близ Архангельска), попутно занимавшихся разведывательной деятельностью, а так же собиравших информацию о передвижении наших судов и кораблей.
  Теперь становится понятным, почему, отправляясь в одиночное плавание, так уверенно и нагло вели себя в наших северных широтах фашистские рейдеры и субмарины. Попутно с уничтожением конвоев Ленд-лиза у волчьей стаи гросс-адмирала Дёница были и другие только им известные задачи, иначе зачем бы понадобились секретная "Базис Норд" в губе Западная Лица на Кольском или другая - аж в устье сибирской реки Лены? Много и других вопросов, например: что искали фашисты на п-ве Таймыр, что за секретный завод (откуда никто живым не выходил) работал в Девкиной заводи в Лиинахамари? Неужели и вправду верны сведения об изготавливаемых и испытуемых здесь на Кольском нацистами летающих тарелках. Так это или нет, но существует версия, что привлечённые к испытаниям саамские шаманы (которых в конце войны свезли и расстреляли в концлагере Маутхаузен) своими обрядами помогали этим самым 'тарелкам' летать.
   Еще до войны Анеербе располагало сведениями, что в где-то в Мурманской обл. в подземелье хранится раритет из разряда чаши и копья Грааля, а именно - оригинал арийской азбуки вкупе с уникальными, сверхъестественными, тайными знаниями. Не его ли искали немецкие спецслужбы на берегу Сейдозера на Мурмане, где возле взорванного ими после окончания работ входа в туннель или шахту, существовавшую по-видимому ещё до их визита, были обнаружены ящики с немецким обмундированием и оборудованием?
   Каковы результаты всех этих поисков-происков нацистов в Заполярье?
  Вряд ли в обозримом будущем мы сможем узнать ответ на этот вопрос, потому что искать его следует в разрозненных документах Третьего рейха, хранящихся под грифом "Секретно" и "Совершенно секретно" в архивах Великобритании, США и нашей с вами страны.
   Очевидно одно: в чём-то служба Аненербе явно преуспела, иначе чем объяснить невиданный, наступивший после 1943 года, прорыв германской военной промышленности в области несуществующих ещё в то время технологий баллистического и тактического ракетостроения, ядерных реакций, реактивного самолётостроения и тяжёлых вооружений. Себе на беду, а нам на счастье - фашисты не успели до конца войны закончить испытания и приступить к производству оружия массового уничтожения.
   Насчёт же фатального, необъяснимого, даже мистического невезения захватчикам в Заполярье - это факт неоспоримый, хотя, возможно, вполне объяснимый. Если всё-таки какие-то знания ими были добыты, да плюс захваченное и всю войну активно разрабатываемое уникальное богатейшее медно-никелевое месторождение в Колосйоки (ныне п. Никель, Мурманской обл.), в котором было сосредоточено в то время 80% европейских запасов никеля, то как сказать - фашисты вполне могли успокоится и на достигнутом, потому как все их хлопоты в Заполярье уже были окуплены более, чем с лихвой.
   Подробные детали всего вышесказанного, не дающие, к сожалению, однозначных ответов,
  можно при желании легко отыскать в Интернете или прочитав книгу Ковалёва С. А.
  "Арктические тени Третьего рейха":
  http://www.universalinternetlibrary.ru/book/26251/ogl.shtml
  Мне, наконец, осталось сделать одно небольшое замечание, имеющее отношение уже к послевоенному времени.
  Как известно, Арктика, как впрочем, и Антарктика, до сих пор до конца не изучены и не изведаны, и мы имеем довольно смутное представление об этих областях планеты Земля.
  Тем не менее, просачивающиеся документы и рассказы очевидцев, не оставляют сомнения в том, что в этих районах происходят довольно странные события. В этой связи вполне уместно будет упомянуть адмирала Ричарда Бёрда.
  'Ричард Ивлин Бёрд, известен широкому кругу людей как полярный лётчик, первооткрыватель, исследователь и путешественник. Ещё 28 ноября 1929 года он совершил перелёт над Южным полюсом. Ричард Бёрд к тому времени уже имел опыт двух рекордных перелётов - над Северным полюсом в 1926 году и через Атлантический океан из Нью-Йорка к побережью Нормандии в 1927. После этого Ричард Бёрд ещё четыре раза бывал в антарктических экспедициях, включая довольно странную операцию ВМФ США 'Высокий прыжок', породившую множество слухов о летающих дисках, атаковавших американский флот из-под воды у берегов Антарктиды. Последняя экспедиция с его участием состоялась в 1956 году, а в 11 июня 1957 адмирал Ричард Бёрд умер в своем доме в Бостоне.
  Однако кроме слухов об операции 'Высокий прыжок' 1946 года, в которой флот США потерял несколько боевых кораблей и десятки истребителей в бою с неизвестным противником, за именем Ричарда Бёрда закрепилась ещё одна тайна. Он оставил после своей смерти дневник с любопытными подробностями экспедиции 1947 года, не вошедшими в официальные отчеты. И возможно - вошедшими в отчеты с грифом 'совершенно секретно'.
  В этих записях говорится о том, что во время перелёта через Северный полюс в 1947 году самолет Бёрда оказался на обратной стороне Земли. После смерти адмирала Бёрда эти записи, написанные им в 1956 году в личном дневнике, стали достоянием общественности.'
  Интересно, что в нём упоминаются летающие тарелки со свастикой и высокие светлые люди, говорившие, к тому же, на немецком языке.
  Во всё это, разумеется, трудно поверить, однако и заподозрить известного полярника, адмирала лишь в наличии бурной фантазии - было бы некорректным.
  Об экспедициях Бёрна и о его дневниках много информации в Интернете.
  
  На этом, пожалуй, чтобы не утомлять читателей, я закончу затянувшийся ознакомительный исторический экскурс, тем более - он не главная цель моего рассказа, и теперь уже без мистики попытаюсь объяснить, прежде всего себе, причины бесславного фиаско элиты германских войск на Мурманском направлении.
  
   На мой взгляд, мы имеем дело с чисто человеческим фактором, плюс, конечно, довольно суровый климат и отсутствие дорог. Спустя много лет, предаются огласке и другие факты.
   Так из обнародованных теперь дневников генералов Щербакова, Коломейца и комиссара Антонова, явствует, что сражавшаяся в Заполярье в составе Красной Армии Полярная (или, как её называли фашисты - Дикая) дивизия, в основном состояла из т. н. "уголовников",
  http://my.mail.ru/mail/nikman54/video/33/63.html
  хотя, применительно к тем условиям - термин этот не вполне уместен, потому как в приснопамятные времена загреметь на нары мог каждый и в любую минуту: за те же пресловутые колоски, навет, да и попросту -опоздание на работу.
  Причём, изначально бойцы дивизии не были даже в достаточной мере вооружёны. В атаку шли с одной винтовкой на троих, без касок, патронов, гранат: оружие приходилось добывать в бою.
  Такое, пожалуй, возможно только в нашей стране.
  Немудрено, что к исходу войны в Заполярье из 18 тыс. первоначального личного состава дивизии в живых не осталось никого.
   Эта, наводившая смертельный ужас на врага, героическая Полярная дивизия, сформированная в сентябре 1941 года (по официальным данным - из ополченцев), стала неприступным бастионом на реке Западная Лица, который фашисты, остановленные на полпути от границы до Мурманска в первый же месяц войны, так и не сумели или попросту не решились преодолеть за три с лишним года непрестанных боёв.
   Нельзя не упомянуть 614 штрафную роту, специально созданную для обороны хребта Муста-Тунтури, которым в войну здесь на Севере пугали не меньше, чем нынче детей Бабой-Ягой.
  Время было тяжёлое, фронт нуждался в пушечном мясе, а ведь человеческая жизнь в нашей странной стране не ценилась ни до, ни после. Известный девиз руководителей государства и военноначальников любого ранга и во все времена: 'Солдат не жалеть. Бабы новых нарожают.' - актуален, к сожалению, по сей день.
  
  
  Вот почему война в Заполярье обошлась нам в 80 тыс. убитыми, в то время, как фашистские потери составили порядка 15 тыс. Создаётся впечатление, что не они, а мы наступали на чужую территорию, потому как обычный расклад потерь обороняющихся и наступающих 1:3 или пусть даже 1:5 был превышен с лихвой.
  Разумеется, самая опасная и тяжёлая участь выпадала на долю бойцов из штрафбатов. Это их бросали на самые опасные участки, это они (т.н. "ботики") доставляли через перешеек между п-ом Средний и хребтом Муста-Тунтури боеприпасы и продовольствие, а обратно - раненых. Перешеек (абсолютно, между прочим, открытое пространство) получил название "долины смерти" (не путать с Долиной Смерти у Западной Лицы), после трёх ходок туда и обратно судимость снималась, но не все возвращались из этих рейдов, т.к. сидевшие на вершинах хребта немецкие снайперы, да и артиллерия для которых "ботики" внизу были лёгкой, как на ладони, добычей - не зевали.
  Основным защитником Тунтури была 12-я бригада морской пехоты Северного флота, базировавшаяся на п-ве Рыбачий. Однако, сколько людей прошло через все круги ада 614-й роты, сколько раз за период обороны сменился её состав, пополняя быстро редеющие, в силу ежедневно десятками гибнущих штрафников, ряды - вопрос. Не секрет, что в Заполярье не было крупных сражений, но боевые действия велись круглосуточно в течение 1200 дней и ночей, а значит круглосуточно работали и "ботики".
  Безусловно, решающий вклад в победу внесли и лётчики и краснофлотцы и все сухопутные подразделения нашей армии. Можно долго рассказывать о подвигах не только наших солдат, но и гражданских лиц. Чего стоит только исторический бой ледокола "Александр Сибиряков" (второго нашего "Варяга") с немецким крейсером "Адмирал Шеер", подвиг бывшего рыболовного траулера "Туман" 10 августа 1941 года вступившего в неравную схватку с тремя фашистскими эсминцами. Подвиги сержанта Бредова Анатолия Фёдоровича и пограничника ефрейтора Бабикова Михаила Васильевича, подорвавших себя и окруживших их фашистов последней гранатой. Ну, а уж лётчиков Бориса Феоктистовича Сафонова и Сорокина Захара Артёмовича, а также командира подводной лодки К-21 Лунина Николая Александровича, торпедировавшего любимый Гитлером тяжёлый линкор "Тирпиц", надеюсь, знает каждый, кто хоть немного знаком с историей Отечественной войны.
   И всё же...
  Хотелось бы отдать должное, замолвив доброе слово и о тех, кто считался чуть ли не (или считался) врагом народа. Они также заслужили благодарную память, сражаясь бок о бок наравне со всеми за свободу нашей Родины.
   О бойцах одного из штрафных батальонов - моё стихотворение.
  
  
   Штурм. Муста-Тунтури
  
   О чём думает человек, идущий на верную гибель?
  Наверное, мысленно прощается с родными и близкими, землёю, травою или снегом, этим небом и облаками...
   Но вот - сигнал к атаке. Последняя затяжка и всё забыто, в мозгу гвоздём одна мысль: вперёд - обратной дороги нет. Всё, что было раньше - это другая жизнь, сейчас только вперёд - быстрее преодолеть открытое пространство. В этом рывке ненависть к противнику и желание во что бы то ни стало выполнить приказ, и инстинкт самосохранения с последней надеждой: а вдруг повезёт?
   Кровь, закипая, бешено молотит в висках, ноги ватные, перед глазами красная пелена; и вдруг удар, толчок, недоумение - что это, неужели конец?
  Агония, смерть.
  Такими или примерно такими были последние минуты семисот пятидесяти бойцов 614-й отдельной штрафной роты, штурмовавших высоту 260 хребта Муста-Тунтури.
   Они, оставшиеся лежать на склонах и в ущелье хребта, помогли ускорить разгром немецких егерей и освободить советское Заполярье от оккупантов.
   Мы не помним их фамилий, не видели в лицо, но точно знаем, что у них был единственный шанс искупить свою действительную (или, что чаще - надуманную) вину и умереть героями. Они с честью использовали эту возможность и погибли, так как иного исхода быть просто не могло: невозможно было взять почти отвесную скалу под шквальным огнём пулемётов и огнемётов. Однако, свою основную задачу рота выполнила: отвлекая внимание врага - дала возможность взять эту высоту другим. И как бы ни складывалась жизнь бойцов до этой последней в их жизни атаки - они погибли с чистой совесть и заслужили нашу светлую память о их подвиге!
  
  Из мемуаров генерал-лейтенанта Сергея Ивановича Кабанова о штурме хребта Муста-Тунтури:
  http://militera.lib.ru/memo/russian/kabanov_si2/14.html
  
  Во время Петсамо-Киркенесской операции, 12 бригада морской пехоты с приданной 614-й отдельной штрафной ротой и 1-м заградительным отрядом Северного оборонительного района начала наступление с перешейка на полуострове Средний. К 12-00 части бригады преодолели горный хребет Муста-Тунтури и соединились с частями 63-й бригады морской пехоты, высадившимися в тыл врага. К исходу второго дня части бригады перерезали дорогу Титовка - Пороваара.
  В начатой в 3 часа 30 минут 10 октября артподготовке участвовало 209 стволов; за полтора часа они выпустили 47 тысяч снарядов и мин. В 5 часов перенесли огонь вглубь обороны противника, и пехота пошла в атаку. И тут случилось неожиданное, хотя и предсказанное природой: ураган все мгновенно покрыл снегом. Встречный ветер слепил наступающих, сбивал с ног, мешал лезть на кручи, находить проходы в проволоке, проложенные артиллерией и саперами, их приходилось делать заново; но за преодоленным заграждением оказалось новое...
  
  Отрывок из книги М. Г. Орешета 'Осиротевшие берега'
  
  Тяжелое бремя выпало на долю честного человека Николая Ивановича Рябцовского. В октябре 1944 года он командовал подразделением, которое во фронтовом обиходе называлось не иначе как "пушечное мясо". Это была 614-я отдельная штрафная рота. Вот что рассказал Николай Иванович:
  - Штрафная рота - это искупление преступления, за которое сюда попал, кровью. Глупая, я вам скажу, была теорема. В роте встречались и плохие люди, но в основном она состояла из преданных Родине солдат и офицеров, которые случайно попали в житейский переплет. Перед атакой они были равны в правах и задача у всех была одна - смыть с себя пятно позора. И люди шли на пулеметы, установленные в капитальных дотах на высоте около трехсот метров, лезли на заминированные склоны гор, видели гранаты, которые катятся им под ноги, и нацеленные на них огнеметы. И знали, что пути назад нет.
  Накануне атаки мы вышли к Муста-Тунтури, и такими вдруг букашками себя почувствовали перед этой громадиной. Даже про немцев не думалось - страшно было от одной мысли, что предстоит идти по таким кручам. Вдарили мы, значит, по ущелью. Бежим с полной выкладкой, дух запирает, ноги ватные, сердце в глотке. Метров за сто перевалили, когда фашисты стали гранатами угощать. Одновременно на минное поле попали. Тут и сил-то нет, поиссякли, да куда денешься в узком каменном мешке? Ребята падали, как ржаные колоски.
  Штурмуем дальше. Впереди скала, а за ней пологий подъем метров в сто по совершенно лысому камню. Как нас враг там расстреливал! Со смаком. Тела так и скатывались вниз, а команда: "Вперед! Вперед!"
  Перед атакой было нас 750 человек. Сколько солдат добежало до линии немецкой обороны, сказать не могу. Погибших наспех прикрыли камушками и тут же давай писать дурацкие отчеты, кто да как себя проявил в кровавой атаке. Вот думаю: а была ли она нужна?
  http://skazmurman.narod.ru/library/or_ryb/ryb5.htm
  
  
   Штурм
  
   Бойцам и командирам штурмовой 614-й отдельной штрафной роты,
   погибшим в ущелье и на склонах высоты 260 хребта Муста-Тунтури.
  
  
  Они надели чистое бельё,
  Бушлаты, телогрейки, рукавицы -
  Всё, что назавтра порастёт быльём
  И больше никогда не пригодится.
  
  Им не увидеть утренней зари,
  Не дотянуть хотя бы до рассвета,
  Смотри:
   шагнули в ночь на Тунтури
  В бессмертие и штурм - отдельной этой
  Семьсот с полтиной яростных штыков
  Штрафной 614-й роты:
  Сынов, отцов, солдат и моряков
  Отчизны - ради мира и свободы.
  
  
   Монолог погибшего бойца:
  
   За нами смерть кружила по пятам,
   а нынче бой решительный, последний.
   Клянусь, я жизнь задорого отдам
   сегодня там - на рубеже переднем.
  
   За высотою 260 -
   проклятый Перевал, будь он неладен,
   но есть приказ: чтоб был наутро взят -
   нам не зачтётся при ином раскладе.
  
   М-да...
   Шансов мало: в лоб - как по 'стене',
   здесь впору альпинисту забираться;
   - Вон, на вершине, видишь? - в глубине
   у пулемётов 'фрицы' копошатся.
  
   Ракета,
   всё, прощайте,
   нам пора,
   вытягивая шеи из траншеи,
   ощерились навстречу снайпера,
   заваливая лёгкие мишени.
  
   Не покорилась с ходу высота,
   ну, что ж, другого случая не будет,
   вы не жалейте нас и сквозь года
   не обессудьте - помяните люди:
   как лезли вверх не прячась, не страшась,
   на запах крови и чужого пота,
   душили в рукопашной эту мразь,
   мешая в грязь - до блевоты, до рвоты.
  
   Упрямо, не стесняясь, не тая
   досадных слёз - по раненым и трупам
   карабкались, срываясь, по уступам,
   а сзади, извиваясь, как змея,
   подталкивая со спины наверх -
   в кромешный ад из неприступных склонов,
   в объятья смерти и предсмертных стонов -
   кралась вина:
   вина одна на всех,
   предъявленная нам,
   страшней гранат и ДОТов.
   Попомнится штрафная наша рота,
   когда платить придётся по счетам!
  
  
  Вставал рассвет...
   Утихшая пурга
  Лениво заметала все остатки
  Следов ночного боя и врага,
  Бойцов на склонах и внизу - в распадке.
  
  
  Им никогда не вздрогнуть по ночам,
  И, в сотый раз осколками пробитым,
  В поту холодном не проснуться:
  Там -
   в ущелье павших, но не позабытых,
  их вечный сон
   открытый всем ветрам
  На стыке мрачных скал и океана -
  Хранит хребет гранитный, ставший нам
  Мерилом мужества и неприкрытой раной.
  
  
  Сюда не ходит праздная толпа:
  Угрюм суровый край, как говорится.
  Стою у пограничного столба -
  Последнего на Северной границе.
  
   Укрытый заполярной темнотой,
  Невдалеке, за облачностью низкой -
  Парит над безымянной высотой,
  Как символ скорби - контур обелиска.
  
  И, голову в молчании склонив,
  Я подхожу к подножию, к вершине,
  Где прах бойцов ущелье и залив
  Нам не вернули даже и поныне.
  
  Вот здесь: на самом краешке страны,
  У ледяных просторов водной глади -
  Стояли насмерть Родины сыны,
  Не уступив, действительно, ни пяди!
  
  Я большинству из них в отцы гожусь
  Теперь, спустя с лихвой уже полвека,
  Гожусь...
   И отстоявшими горжусь
  Достоинство и имя Человека.
  
  И всем во искупление грехов,
  Вменённых справедливо ли, предвзято -
  Колени преклоняю у венков
  За этот подвиг штрафника-солдата.
  
   19.09.2010г.
  
  
  

Оценка: 6.73*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015