Okopka.ru Окопная проза
Иванов Дмитрий Юрьевич
Пеший камикадзе. Глава#4 (заключительная 2016)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.24*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Признаться честно, я так и думал, что вы там в дартс на глобусе играете. Теперь понятно, что это не так. - Понравился ты мне, Бис! - сказал напоследок Рябинин. - Как звать-то тебя? - Егор... Старший лейтенант Бис Егор Владимирович! - Значит, мы с отцом твоим тезки! - обрадовался Рябинин. - Так точно. - Постарайся выжить, Егор Владимирович... Я тебя, как сына, прошу.

    []
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
    
    
     За два с половиной месяца, что Бис находился в Грозном, было пройдено около тысячи семисот километров заминированных дорог, обезврежено три десятка фугасов и самодельных взрывных устройств, исключая те, что Егор Бис установил сам.
     - Представь, за все время мы с Минутки до Красной площади могли дойти!
     - Круто, - ответил Стеклов, даже не выглянув из газеты.
     - Что пишут?
     - Всякие новости... - отмахнулся Стеклов, с видом, вроде, как неинтересные.
     - А мне довольно того, что я знаю мисс март 'Playboy'!
     - И кто она? - оторвал Стеклов глаза.
     - Мириам Гонсалес из Нью-Йорка.
     - Красивая?
   Бис пожал плечами:
     - Я б ей вдул...
     - Знал, что тебя только это интересует, - Стеклов включил телевизор.
     - Он не пашет. Кинескоп, по ходу...
     - Ничего, послушаю, - улегся он.
     '...известный деятель Парламентской ассамблеи Совета Европы лорд Фрэнк Джадд посетивший в январе этого года Чечню в очередной раз'...
     - О! Удачно включил! - обрадовался Стеклов. - Жаль, нет изображения, посмотреть, как он хоть выглядит.
     - Про фугасы, стопудово, не скажет ни слова! - заверил Егор.
     '...выступил на заседании ассамблеи с докладом о бесчинствах и мародерстве российских военнослужащих в отношении мирного населения'...
     - Мы его должны были сопровождать? - скривил лицо Бис.
     - Да. В тот день, когда ты с Федором подорвался.
   - Вот же сука!
     '...вслед за скандальным выступлением лорда Джадда в Совете Европы, крупнейшим скандалом обернулось расследование, связанное с обнаружением в дачном поселке 'Здоровье' в окрестностях Грозного массового захоронения. Истинного количества трупов, обнаруженных в кошмарной могиле, пока не знает никто. Прокурор Чечни Всеволод Чернов заявил, что большинство погибших были боевиками, поскольку тела одеты в камуфлированную форму иностранного производства и турецкое нижнее белье, а также имеют огнестрельные ранения и бинтовые повязки. По одной из версий: боевики бросали своих убитых и раненых, используя поселок в качестве кладбища, однако официальная точка зрения, резко отличается от той, которую озвучили участники независимого расследования, проводимого ингушским представительством правозащитного общества 'Мемориал': 'Легенда о трупах, брошенных боевиками - прикрытие преступлений, творимых федералами во время 'зачисток', - заявили они. - На территории воинской части погибших держали в ямах, и требовали у родственников выкуп, не дождавшись которого расстреляли заложников без суда и следствия. К другим новостям...
     - Херня какая-то! - Стеклов выключил телевизор.
     Война в Чечне продолжалась, несмотря на то, что в средствах массовой информации о ней фактически умалчивалось, если не случалось чего-то серьезного. Не признающий телевизионных новостей за правду, Егор включал телевизор исключительно в тех случаях, когда подрывы фугасов уносили жизни солдат, и только для того, чтобы наверняка знать что рассказали и стоит ли спешить на переговорный пункт комендатуры, чтобы успокоить близких до того, как они начнут примерять на себя чужую трагедию.
     После уничтожения диверсионной группы Вахи Хамзаева на Хмельницкого, разрозненные отряды боевиков, действующие в городе, сплотились, став еще изобретательнее и изощреннее в вопросах минного противостояния. Ко всему прочему, за жизнь офицера-сапера была обещана награда - полторы тысячи долларов. В последний день февраля в городе прогремела серия взрывов, один из которых, на маршруте Кривицкого, был оснащен фотоэлементом.
  
     - Тимур, что мы делаем на Тухачевского? Надо покончить с бесом?
     - Русского зовут - Бис, а не Бес...
     - Бес, шайтан - не все равно? Полторы тыщи баксов за вшивого сапера, чего мы ждем? Нужно сделать его, пока нас не опередили. Нам нужны доллары, ему - смерть от пули!
     - Сапера ждет смерть от фугаса. Испытаем фотофугас, займемся Бисом...
   - Почему нельзя его пристрелить как шакала?
   - Наша война идет слишком долго. Все давно привыкли к смерти, всех убить - не получиться. Деморализовать русских большими потерями это единственный путь к победе - поселить в умах страх и ужас, заставить бежать с поля битвы во избежание еще больших потерь. Обезображенный взрывом труп все равно, что труп с отрезанной головой - это их еще пугает, поэтому Биса нужно подорвать...
   - Тимур, они не бояться подрывов? Они идут на смерть день за днем?
   - Они идут не по своей воле; не потому, что отважные; их к этому принуждают. - Тимур подошел к окну, отодвинув край тяжелых штор. - Мы не напугаем Биса и подобных, они лишь стадо безвольных баранов. Мы запугаем их правительство и генералов. За жертвы этой войны отвечать им, а неверные слишком болезненно переносят гибель своих детей и убийство мирных граждан. Рамзан, в основе любого страха лежит страх смерти, именно поэтому в основе священного акта войны с неверными лежит кровавая казнь или мощный взрыв бомбы.
   
   Поздним вечером колонна бронетехники и камазов, преодолев расстояние от Моздока до Грозного, ввезла на территорию базы очередную людскую смену, вместе с которой, как в новогоднюю ночь, ворвалось в сознание людей ничтожное пьянство и веселье, а утром началась стажировка.
     На замену Бису приехал зампотех саперной роты Санька Попугаев, Кривицкому - прапорщик Олег Беловецкий. Передавать маршруты решили также: офицерский маршрут - офицеру, маршрут прапорщика - прапорщику.
     Прибывший Егору на смену молодой лейтенант Попугаев по иронии судьбы оказался выпускником одного с ним училища, но близким другом Егору не стал. Такое нередко случалось в силу различных обстоятельств - не схожести характеров, разнородности интересов или личного конфликта. Впрочем, ничего похожего между Бисом и Попугаевым не случилось; произошло другое, в чем вины Александра не было, и Егор это хорошо помнил.
     Прапорщик Беловецкий по должности был командиром водометной машины, технарем, а сапером оказался, как и Кривицкий, по обстоятельствам. Первое знакомство Беловецкого с саперным делом случилось еще в первую войну, когда по лихой глупости он подорвался на собственной растяжке, получив в спину десяток осколков, которые с того времени придавали его сидячести тревожность.
     Попугаев, Беловецкий и Бис сидели над картой минной обстановки, между делом выпивая:
     - Встречалась парочка фугасов нажимного действия, но в городе они редкость, чаще применяются в горно-лесистой местности с целью прикрытия базовых лагерей боевиков; управляемые по проводам - встречаются, но теперь в связке с радиоуправляемым, как приманка... Я с этим еще ни разу не сталкивался, но в сводках такие случаи значатся. У нас радиофугасы появились еще в январе, с ними я до сих пор разбираюсь, а тут еще - фотофугасы, гори они в аду!
     - Что значит: разбираешься? - заинтересовался Попугаев.
     - Пытаюсь изобрести безопасный и универсальный способ обезвреживания... Пока все кончается взрывами с очевидным результатом, потому что 'чехи' не дают их обнаружить, подрывают, едва мы к ним приближаемся. Я периодически придумываю разное... Когда были фугасы, управляемые по проводам - все было ясно - ищи провод; когда пошли радиофугасы - придумал удилище, метров шесть длинною, чтобы натаскивать накладной заряд с безопасного расстояния. А на днях из Группировки получил телескопический шест, по типу моей деревянной удочки!
     - Ты предложил сделать? - спросил Олег.
     - Нет, что ты! Даже не знал, что подобное изобретут. Я только докладывал, что удочка работает.
     - Ты доложился, а патент у какого-нибудь генерала!
     - Ну, знаешь, я много о чем докладывал: например, что прибор радиопомех не работает в полную мощь, даже когда его питали от бортового аккумулятора БТРа. Оказалось, что генератор не вырабатывал нужный ток на низких оборотах, вследствие того, что саперы идут медленно, и зона покрытия совсем небольшая. К тому же имеет значение: какая улица - широкая, как проспект, или узкая. Так в Группировке до сих пор по этому поводу ничего не придумали, а с шестом на удивление шустро решилось! Правда мы его не используем, он хоть и дюралевый, только одноразовый. И стоит, наверняка, как пол Родины!
     - А эти... два новых... металлоискатели?
     - А что они? Они - как другая половина Родины стоят.
     - Но они же эффективнее, чем...
     - Чем ИМП? Да. Это уже миноискатели нового поколения! Только 'Кондор' здесь не полезнее ИМП, а 'Коршун' излучает радиацию. Если повезет с войны вернуться живым, ни одной женщине уже не пригодишься.
     - Почему? - испугался Санька.
     - Потому что радиация!
     - За то он может обнаружить то, что опаснее всего! Электронные взрыватели!
     - Это правда. Радиоэлектронные компоненты, схемы и транзисторы - это круто! Но дело в другом: обнаружить радиофугас - еще не спасти сапера от взрыва. 'Чехи' уже знают про 'Коршун', и как только видят его, дилеммы кого убить не возникает. После гибели Некрасова бойцы его невзлюбили.
     - Хорэ трепаться, ложитесь спать, - вынырнул из спальника Кривицкий, - вставать рано!
  
     Отныне перед выходом на маршрут саперов инструктировал начальник штаба, приводя данные анализа минной обстановки за истекшие сутки:
     - Только за вчерашний день в Грозном при проверке маршрутов произошло пять подрывов фугасов, погибло шесть человек, ранено - тринадцать. Один из подрывов случился на нашем маршруте, к счастью без потерь, поэтому прошу проявить бдительность. По местам! - скомандовал Лазарев. - Бис, ко мне!
     Егор кивнул и лениво поплелся к полковнику.
     - Неужели тебе плевать на себя? Я же знаю, что ты из-за суда чести так себя ведешь? Поверь, это не конец жизни! Ну, поругали тебя, ты зол, что с того?
     - Меня не просто поругали, товарищ полковник! Меня показательно 'расстреляли', второй раз лишили награды и десяти суток боевых... Это справедливо? Считаете, я не заслужил ни того, ни другого? А мог бы свалить отсюда после первого же ранения!
     - Ты - командир роты, Егор, и в ответе за людей! Свалить отсюда - означает предать их, бессмысленно погибнуть - предать себя. Не дури, немедленно одень бронежилет и возьми автомат...
     - Хорошо, - с безразличием согласился Егор. - Я пойду?
     - Вот еще что: после разведки доставишь Кузина в комендатуру Октябрьского района по поручению комбрига.
     - Пусть лезет под броню и не мешается, - кивнул Бис.
     С утра на маршруте было спокойно. В конечной точке пути, у заставы прапорщика Щучкина, Егор заглянул в люк десантного отсека:
     - Кузин, пробздеться иногда выходи!
     - Пошел ты... - огрызнулся начфин, и не вышел.
     Капитан Кузин не боялся Биса. Это была скорее неприязнь к вынужденному совместному путешествию и отсутствие уюта во внутреннем пространстве БТРа, куда, то грузились, то выгружались чумазые рахитичные саперы. Ситуация на суде чести сейчас казалась начфину полной скверной, о которой Кузин пожалел еще тогда, поддавшись общему настроению.
     'А ведь мне нет дела, что он натворил... - думал Кузин. - Я просто был на стороне комбрига, как и положено, ведь я офицер управления. В таких ситуациях нет сочувствия или сострадания? Это работа!' - разглядывал он мелькающий в бойнице бронетранспортера город.
     Внутри БТРа свистел пронзительный ветер, пока он, наконец, не остановился.
     - Кузин, на выход! - раздался сверху голос. - Комендатура...
     Двое саперов изнутри вытолкнули люк наружу. В глаза ударил свет.
     - Иду, - наступил Кузин в грязь. - Где она? - огляделся он расстроившимися от света глазами.
     - Дворец Дудаева, узнаешь? - махнул Бис в туман, в котором невозможно было ничего различить. - А левее - площадь 'Минутка'! - обманул он капитана. - Помнишь, я обещал тебя сюда привезти? Дыши глубже, ты в самой жопе! Почувствуй, что такое мой боевой день, козел, попробуй его заслужить! - Бис отвернулся к водителю. - Шарик, трогай!
     - Ну, сука! - прошипел Кузин.
     Шарков надавил педаль газа, БТР зарычал и тронулся с места. Бис холодно проводил начфина взглядом.
     - Может, зря ты так? - сказал Стеклов, испытывая тревогу за человека для которого военным ремеслом были цифры, дебет и кредит.
     - Ну, уж нет! Пусть прогуляется! Здесь недалеко...
     Невзрачное здание комендатуры за колючей проволокой, с поблекшим российским флагом на крыше и бойницами в окнах располагалось здесь же. Правда, в тумане и флаг и окна были едва различимы.
     - Он заблудится или его зафигачат, и тебе снова достанется.
     - Мне уже досталось. Так что, если зафигачат - плакать не буду!
     - Жестокий ты! Из-за этого у тебя все проблемы: вчера - Чечевицын, сегодня - Кузин. Тебе самому не кажется, что дело не в них, а в тебе?
    Попугаев, ничего не понимая, глядел на обоих.
     - Знаю, что во мне. Но сейчас мне отступать не резон!
     Спустя час в штабе раздался звонок. Тревожный голос дежурного по Октябрьской комендатуре сообщил, что у них капитан Кузин, которого оставили у них.
     - Разговаривайте сами, - не выдержал прапорщик.
     - Алло! Алло! Это Кузин, капитан. Нахожусь в Октябрьской комендатуре! Бис бросил меня на 'Минутке'... Сообщите комбригу! Жду! Конец связи!
     На месте оперативного Егора ждал Слюнев:
    - Какого хрена Кузин делает на 'Минутке'?! Ты что вытворяешь, сопляк? Под трибунал захотел?! Если ты еще не понял: здесь идет война!
     - Так точно, товарищ полковник, мы в самом сердце войны!
     - Прекрати паясничать? Твои выходки уже перешли все границы!
     Егору вдруг показалось, что у комбрига не было сил ругаться, если только не было иных причин.
     - Товарищ полковник, я высадил его в комендатуре. Соврал, что на 'Минутке'. Если он безголовый, я при чем?
     - Ты у нас дюже головастый... Езжай, забирай!
  
     Уже в расположении, Егор узнал, что у Кривицкого случился на маршруте подрыв, получил ранение кинолог, погибла минно-розыскная собака, по кличке Тайга. Генка сидел на заднем дворе у вольера, курил, угощая собак сгущенкой.
     - Где боец? - протянул Бис бутылку пива.
     - В медпункте, - Кривицкий отхлебнул разом половину.
     - Как случилось?
     - Пес его знает, Егор... Там все загадочно! Шли по Жуковского, проверяли маршрут и эти... омоновские бетонные укрытия - 'стаканы'. Собака вошла в один из них, и... - Генка запустил непочатую бутылку в стену, - ...бац! Бойко из дыма летит - как в кино, блин!
     - Ладно тебе, жив солдат - и, слава богу!
     - Может, его к награде представят?
     - Может. Почему - нет? Только нет в этом ничего выдающегося, - скажут, - такая у нас работа...
  
     - Тимур! Тимур, я выследил беса!
     Тимур неодобрительно поглядел на Рамзана:
     - Тебе сколько лет, Рамзан?
     - Двадцать шесть...
     - Мужчина уже, а чепуху говоришь? Он сапер. Саперы не скрываются, чтобы их выслеживали, они как камикадзе.
     - Местные поговаривают, что сегодня с ним был другой шакал, приехавший на замену! Нужно что-то делать! Иначе уйдет...
     - На завтра готовь засаду: пристреляешь 'Шмель' из крайней многоэтажки, отметишь место. Но управлять огнеметом готовься из соседнего дома, а значит сегодня выбери позицию и протяни провод. Справишься?
     - Конечно! А для чего тянуть провод в соседний дом?
     - Чтобы уйти живыми! Возьми Руслана, в помощь.
     - Сам справлюсь. Зачем мне Руслан?
     - Слушай, что говорят. Один такой уже отправился к Аллаху, тоже никого не слушал.
     Крайняя многоэтажка располагалась к дороге торцом и немного глубже тех высоток, что стояли по улице. Внизу, как на ладони, блокпост Ставропольского ОМОНа и вторая застава комбата Неевина. Обернув огнемет в мешковину, двое поднялись наверх, выбрав удобную позицию, стрелять с которой предстояло саперам в спину, что позволяло остаться незамеченным.
     - Как в соседний дом полевик тянуть будем?
     - Используем вон тот, этажом выше, - выглянул Рамзан в окно.
     - Он чей-то. Наверняка, по нему электричество бежит.
     - Мы отбирать его не станем. Используем, как трассу, протянем свой.
     Ранним утром второго марта, два стрелка установили огнемет в окне четвертого этажа.
     - Аллаху акбар! - пронзительный вопль разрезал тишину раннего утра, раздался выстрел.
     - Граната!
     - Блядь!
     - Сука!
     Почти каждый крикнул, что хотел, перед тем как упасть с проезжей части в кювет. Через секунду предмет женского рода, для каждого, именно тот, каким он себе представил, врезался в полотно дороги огромным огненным шаром. БТР качнуло взрывом.
     - Вова, я его видел!
     - Кого?!
     - Прикрывай! - Бис лязгнул затворной рамой, переметнувшись на другую сторону. - Грек, Жигарев, за мной!
     - Ну что за нахер?! - рванул Стеклов следом.
     - Он на четвертом! Ща будет уходить! Держим двери! - Егор вжался в угол дома, ожидая появления стрелка. Стеклов замер с другой стороны.
     Легковушка у соседнего дома дернулась, обратив на себя внимание, в тот момент, когда стрелки выскочили в настежь открытую дверь подъезда. Неожиданно наткнувшись на саперов, ожидающих их появление под окнами соседнего дома, откуда прилетела граната, они открыли огонь.
     Две пули угодили Стеклову в спину, он уткнулся лицом в бетон. Бис рухнул навзничь, вскидывая автомат. Шембелиди открыл огонь, выпустив магазин в заднее ветровое стекло 'шестерки', куда запрыгнули нападавшие. Над головой Биса ударил пулемет. Раздался выстрел из РПГ...
  
     С приездом смены каждый разведвыход саперов заканчивался хорошей пьянкой, почти такой же, как по печальному поводу, а каждый успешный - был почти торжеством. Откуда-то появлялись заначки чего-нибудь вкусного, чей запах, не то, что вкус, был давно забыт. А в палатке, где могло быть этим вечером тихо и траурно, стоял задорный матерный гвалт.
     - Чего ты бутылку нюхаешь, как собака? Она стеклянная...
     Привозить сменой несколько бутылок водки из родных мест было традицией.
     - А он и есть - собака! - сказал Кривицкий. - Еще лизни ее...
     - Родиной пахнет! - затянулся Стеклов. - Родной земляной такой запах...
     - Дышал бы щас землей, если бы не 'броник'! Портянками она пахнет, а не Родиной! - сказал Беловецкий. - Я ее под кроватью прятал, в сапоге!
     - Тишину поймали! - вернулся из штаба Бис. - Вова, ты вроде, как больной, а орешь - в штабе слышно!
     - О! Ротный вернулся, - заметил Гена. - Не в духе... Похоже, поимели опять!
     - Не больной, а раненный... - обиделся Стеклов. - Я, может, твою пулю сегодня схлопотал... Ты же 'броню' не носишь?
     - Я не против! Уж если я с тобой фугасы делю, пуль для тебя мне не жалко! А надрались, ведите себя прилично! И ротному могли бы уже накапать!
     - Другой базар! - обрадовался Кривицкий. - А то пришел...
     - Ну, что комбриг? 'Шмель' заценил?
     - Заценил.
     - И что сказал?!
     - Молодцы! - улыбнулся Бис, снова испытав сладостное чувство от похвалы. - Особенно Стеклов: что жив остался!
     - А ты? - спросил Беловецкий.
     - А я, - сказал, - мудак.
     - За что? - удивился Попугаев.
     - Что полез. Но это нормально... Если бы Вовка сейчас бутылку не обнюхивал - было бы хуже. Давай уже выпьем! - поднял он кружку. - Володька, брат, еще с одним днем рождения! - Егор опрокинул содержимое в рот и улегся на кровать, прихватив дневник.
     В последнее время, он обращался с ним бережно, как с дорогим сокровищем, будто пронес его сквозь огонь или песчаную бурю. Возможно, было именно так, потому, что погружаясь в него, как в глухую воду, перед глазами появлялись объятые пламенем мальчишки, а в ушах звенел металл и рикошетил свинец.
     - Будешь еще? - предложил Стеклов снова.
     - Нет. Больше не буду, спать охота...
     Чем меньше оставалось дней до конца командировки, тем тяжелее было ощущение предстоящего возвращения, все чаще появлялись мысли остаться. Но и от этой напасти было у Биса лекарство. Перед тем как уснуть, Егор разворачивал последнее Катино письмо и, повторяя его наизусть, разглядывал его строчки, стараясь вспомнить ее глаза и теплые губы, ее запах, и засыпал с улыбкой на лице самым счастливым человеком в мире. Не хотелось никаких воспоминаний, мечтаний, ничего, только бы почувствовать ее запах, который никак не шел в голову.
  
     - Из штаба Группировки поступил анализ минной обстановки за февраль этого года... - с этих слов начштаба начал утро следующего дня. - Неизменным лидером, с января этого года, остается улица Богдана Хмельницкого.
     Одобрительный гул прокатился по строю разведдозора старшего лейтенанта Биса.
     - Отставить разговоры! - нахмурился Лазарев, взглянув на Попугаева. - Взять, к примеру, вчерашний случай, который, слава богу, обернулся удачей. Скажу, выстрел реактивного огнемета по эффективности фугасного действия сравним со 122-милиметровым гаубичным снарядом. Ударная волна при взрыве в прямом смысле затекает в окопы и укрытия, создавая такой импульс давления, что фортификационные сооружения разрывает изнутри, а в зоне детонационных превращений термобарической смеси происходит полное выгорание кислорода и образование температуры свыше 800 градусов... Это как 'карманная артиллерия'! Так что экипажу БТРа сильно повезло, что выстрел оказался не точным... И вот еще, сегодня в одном из домов на Хмельницкого выставят наблюдательную огневую точку...
     - Что за точку? - удивился Попугаев.
     - Девять бойцов и офицер. Находиться будут постоянно. Одна из задач - сопровождение инженерной разведки. С боем отстояли в штабе Группировки ее размещение на Хмельницкого...
     - Как согласились?
     - В этом районе не оказалось точки покрывающей воздушное пространство.
     - При чем тут пространство? - насторожился Бис.
     - Скажем, основная задача НОТы - контроль над воздушным пространством. Участились случаи огневого воздействия с крыш высотных домов по вертолетам армейской авиации - уже три случая за этот месяц: две вертушки сбиты, есть погибшие. Кроме того, появилась информация о поставке боевикам переносных зенитных ракетных комплексов, ПЗРК, вот Группировка и решила усилить контроль над Грозненским небом. В нашем случае, решающую роль сыграла близость аэропорта 'Северный'. За одно и за улицей будут присматривать.
  
     Третьего марта на восьмом этаже третьей по счету высотки расположенной по улице Хмельницкого, оборудовав три квартиры под наблюдательную точку, закрепилась группа спецназовцев во главе с лейтенантом Шкодиным.
     - 'Водопад', я - 'Вышка', прием. Ночью было не спокойно, как принял?
     - Что это значит, 'Вышка'?
     - То и значит.
     - А конкретнее?
     - Ща спущусь, расскажу!
     Шкодин Юра и два бойца поджидали Биса на углу дома.
     - Что за 'было неспокойно', Юр? Самое сильное беспокойство в своей жизни я испытал, пройдя эти семьсот метров до тебя! Тебя чего туда посадили - пугать меня каждое утро?
     - Егор, здесь каждую минуту движуха... Вот, журнал наблюдений, сам смотри!
     - Ну, много... Но, ты же можешь эту информацию проанализировать и выдать по степени важности, здесь больше половины бреда, - перелистнул Бис страницу. - Зачем мне: 02:17 - двое перешли дорогу в районе Суворова; 02:22 - белая 'шаха' свернула на Окраинную; 02:37 - женщина пересекла улицу в районе Слепцовская... - он снова перелистнул. - 04:15 - мужик оставил сверток на перекрестке с Ипподромной... - затих Егор. - Вот! Это интересно! Я бы еще добавил: в каком месте оставил! Вот что надо сообщать первым: а не спущусь, расскажу! Если бы это была не Ипподромная, а Чукотская? Я бы вообще до тебя мог не добраться живым! Фильтруй данные! После подрыва они мне нахрен не сдались, понял!
     - Хорошо-хорошо. Не злись.
     - Хорошо-хорошо?! - сплюнул Бис в ноги. - До тебя в армии даже слов таких не было!
     Шкодин замолк.
     - Ладно, без обид. Ты не при чем. Это все нервы. Пока тебя здесь не было, я на себя рассчитывал, а сейчас - на тебя надеюсь. Очень надеюсь. Сильно... Дембель через неделю.
     Сверток у дороги оказался куском асбестовой трубы. Он лежал в жухлой траве, в которой распознать, что было внутри, оказалось невозможным, и Бис оценил как фугас.
     - Расстрелять! - приказал он пулеметчику. - И все... в радиусе десяти метров!
     Макс Ерохин выдал длинную очередь из трассеров, затем другую, после выпустив десяток коротких, по-прежнему с видимой траекторией.
     - Готово, - отозвался Максим.
     - Ты всю коробку трассерами зарядил?
     - Ага, - улыбнулся Ерохин. - Лазарев сказал, вам так удобнее корректировать огонь, когда обстреливаете место или участок возможного минирования...
     - Молодец! Дуй на свою позицию. Грек! - крикнул он следом. - Доразведать!
     Сапер Шембелиди еще на подходе разглядел среди осколков разбитой трубы артиллерийскую мину.
     - Фугас! - завопил он, рухнув на асфальт.
     Взрыва не последовало.
     - Грек, сколько раз говорил: не орать, как потерпевший?! - начал Бис, едва Шембелиди оказался рядом. - Тихо, спокойно, без лишнего шума разорвал дистанцию или прошел мимо, и затем подал команду...
     - Растерялся, - вступился за Грека Попугаев.
     - Растерялся, как же! Такое почти ежедневно...
     - Я никогда не привыкну, - признался Александр.
     - Никогда не знаешь, когда это случиться. Привыкнешь, уж поверь! - важно, как когда-то Кубриков, сказал Бис. - Грек, тащи удочку! 'Волна', - произнес Бис в рацию, - у нас - фугас. Отправляй снайперов на позицию. За нами по-любому наблюдают, - не прячась за аббревиатурами, произнес Егор в эфире. - Заметят кого - на поражение.
     - Я - 'Волна', принял, - ответил Крутий.
     Впрочем, Юра знал, что фразой 'на поражение' Егор подменял в эфире слово 'спугнуть'. Уж очень Бис боялся, что снайпера могут спутать подрывника с любопытным ребенком или стариком за шторой. А спугнуть пусть и без ущерба было действенным как для непричастных к взрывам, так и заинтересованных в них.
     После подрыва накладного заряда на месте трубы образовалась хорошая воронка, на досмотр которой Бис снова отправил Грека.
     - Готово, - огляделся он, лежа на краю. - Только... Ого! Здесь еще фугас! Радиоуправляемый! Рядом...
     - Вали оттуда! - приказал Бис.
     - Здесь радиостанция в 'полторашке', но она разбита...
     - Тогда, тащи сюда!
     - Что? - испугался Попугаев. - Зачем?!
     - Глядите! - вернулся Грек с улыбкой до ушей. - По ходу, Ерохина работа?
     - Сань, это типичное приемное устройство для фугаса, это фигня. Важно что? Если не мина в трубе, то вторая мина точно приманка, понимаешь? Не при каких обстоятельствах не допускай, чтобы после обезвреживания на месте подрыва образовалось скопление людей больше одного сапера. Видишь в бутылке отверстие? Одна из пуль повредила устройство, а это величайшее везение! Грек, готовь накладной! В этот раз - без удочки, ручками придется...
  
     От известия, что саперы обезвредили на Хмельницкого оба фугаса, Тимур был в бешенстве:
    - Я устал слушать: шайтан обезвредил ловушки; шайтан уничтожил нашу группу; он же шайтан... Разочарую: Бис не дух, он из крови и плоти, и страшно боится!
     - Ему сумасшедше везет, только и всего... Спецназ засел в доме, и теперь мы не контролируем улицу...
     - Какую улицу, Рустам?! Маршрут саперов протяженностью двадцать 'кэмэ', выбери другую! Покончи с ним, бес его дери! Не хочу о нем больше слышать!
     - Тимур, нужно чуть больше времени...
     - Пусти пулю в лоб! - не сдержался Тимур.
     - А как же: саперу саперская смерть?
     - Уже все равно! Покончи с шайтаном!
    
     - ...инженерная разведка проведена, обнаружены два фугаса: один - приманка, второй - радиоуправляемый; уничтожены накладным зарядом, - доложил Бис комбригу.
     - Попугаев, маршрут изучил? - поинтересовался Слюнев. - Как обстановка?
     Рядом с комбригом сидел незнакомый Бису офицер. Полковник.
     - Обстановка - сложная, маршрут - изучаю... - стушевался Александр.
     - Бис, пока маршрут не передашь, никакой смены не будет! Потребуется Попугаеву на стажировку месяц - будет месяц... два - значит, два.
     - Зачем тогда меняться? - хмыкнул Егор. - Отправьте его назад.
     - У нас есть еще время, - вмешался Попугаев, - его вполне хватит.
     - С минуты на минуту из Группировки приедет комплексная группа, которую возглавляет начальник инженерных войск... генерал... как его?
     - Рябинин? - первым предложил Бис.
     - Он самый. Готовь доклад, возможно заслушает...
     В коридоре Егор и Санька столкнулись с Копрой.
     - Слышали новость? Рябинин едет!
     - Пусть едет, - сказал Бис. - Посмотрим, что за фрукт.
     Фрукт оказался суровым генералом в папахе, выше среднего роста, с мужественным подбородком, напоминающим отвал путепрокладчика БАТ-М и тяжелым взглядом. После доклада комбрига, инспектирующий представился начальником инженерного управления Главного командования внутренних войск, сходу спросив:
     - Где у тебя Бис?
     - Полчаса как вернулся с разведки, товарищ генерал.
     - Благополучно?
     - Так точно, обезвредил два фугаса. В штабе ожидает.
     - Что ж, веди в штаб.
     - Товарищ генерал, предлагаю с дороги горячего чаю с клубничным вареньем и сушками! Много времени не займет, прошу в беседку...
     - Чаю, так чаю... Тогда и Биса к чаю подавай, хочу познакомиться.
     Через минуту Бис стоял пред генерал-лейтенантом во всей красе.
     - Вот ты значит какой, Бис? Тебя еще не убили? - сказал он без сарказма.
     - Никак нет, - улыбнулся Егор, сочтя слова генерала за комплимент.
     - В каждой сводке за сутки - его фамилия! - подоспел Слюнев с чашкой.
     - Ты что, полковник, завидуешь? Может, его место хочешь занять?
     - Если прикажете, товарищ генерал, займу!
     - Занимайся чаем, - Рябинин 'пронзил' Слюнева взглядом. - А ты, лейтенант, присаживайся, - генерал придвинул свою чашку Бису. - Рассказывай...
     Бис поведал о сегодняшней находке, упомянул и про фотофугас.
     - Как думаешь с ними бороться?
     - С фотофугасами? Еще не решил...
     - Решай. От тебя зависит, как скоро найдем 'ключ' к подобной мине-ловушке. Случаев применения фугаса с фотоэлементом за Группировку уже два: и там, и там - потери. Так что поспеши.
     - Почему я?
     - На втором - погиб офицер: нет следов, никакой информации... Якобы видели, как пнул до взрыва жестянку от 'Пепси'. Но это лишь версия. В твоих же руках - солнечная батарея, трансформатор... и ты башковитый! Удочку же придумал?
     - Придумал.
     - Мы учли и сделали телескопический шест! Что скажешь?
     - Отличная штука, но я им не пользуюсь, по-старинке действую - надежнее.
     - А 'Пелена' как? - спросил генерал.
     - Честно? Есть погрешности в работе.
     - Знаю, читал твою докладную. Не сиди, чай пей, остынет...
     Бис отхлебнул кипятка.
     - Я что думаю: может, тебя перевести в другую часть, пока тебя не убили?
     - У вас есть для меня предложение?
     - Скажем, в 281-ый отдельный инженерно-саперный батальон, или 741-ый? Зеленокумск Ставропольского края или Лабинск Краснодарского? Выбирай?
     - Далеко же вы решили меня спрятать?! Там они постоянно дислоцируются; а здесь - 281-ый через дорогу стоит, а 741-ый - на маршруте встречаю! Нет уж! Бригаду не предам. Она, конечно, без меня справится, только я без нее - нет. Я прилип к ней, это моя семья... Так что, если умирать, то в ее особом составе!
     - Другого и не ждал услышать.
     - Мы не отпустим его, Владимир Лукич! - сказал новый комбриг, словно был давним знакомым генерала.
     - Агапов, это я уже понял, - генерал положил ложку варения в чай. - Грозный хорошо знаешь?
     - Прилично.
     - Экскурсию устроишь?
     - Для вас? С удовольствием!
     - Тогда, дай мне полчаса, - генерал взглянул на часы, - и заходи...
  
     Пока шли в парк, где прогревались БТРы, Рябинин признался, что в Грозном не был со штурма.
     - С вертолета - видел. А если куда колонной, то в объезд...
     - Исправим, - сказал Егор, - провезу по самым зрелищным местам! Правда, на высокой скорости, так что смотрите в оба!
     У бронетранспортера Егор, замешкался, едва понял, что Рябинин собирается занять его место сверху.
     - Товарищ генерал, может вы под броню?
     - Я, пожалуй, на свое место, а ты - полезай...
     - Тогда, может бронежилет?
     Рябинин похлопал по животу:
     - Смеешься? Нет бронежилета на мой комок нервов. Я, как ты - налегке.
     Не раздумывая, Бис запрыгнул с водительской стороны, сунул ногу в люк, уцепившись носком ботинка за спинку водительского кресла.
     - Ну, Шарик, вперед! - перекрестился Егор.
     Рябинин вопросительно заглянул в глаза.
     - Ты это мне?
     - Что вы?! - испугался Бис. - Шарик - это водитель... Фамилия - Шарков.
     - Я догадался, - быстро признался Рябинин, - пошутил я.
     - А... понял... - успокоился Егор. - А вы веселый, товарищ генерал!
     - Ты ведь тоже повеселился, когда мне бронежилет предлагал?!
  
     Город понравился Рябинину необыкновенно, но Егор постеснялся спросить чем, решив остаться при догадках.
     - Товарищ генерал, мы готовы выдвинуться обратно, - сказал начальник штаба комплексной группы, когда БТР подкатил к штабу. - С ЦБУ запрашивали время выезда. Через час начнет темнеть, а там - 'стоп-колеса', нужно успеть...
     - Давай, - сказал Рябинин своему офицеру, шустро спрыгнув на землю. - Спасибо за прогулку, - поблагодарил он Биса. - Представишь своих героев?
     Каждому саперу инженерного разведдозора генерал Рябинин пожал руку, за работу, которую по его словам без них никто не сделает:
     - На сегодня задачи выполнены. Спасибо за службу, - сказал генерал.
     - Товарищ генерал, разрешите вопрос? - провожая строй взглядом, спросил Бис.
     - Валяй.
     - Откуда взялось выражение: 'один сапер на фугас - отличный показатель'?
     - Суровая реальность продиктовала эту формулу... - очень вдумчиво сказал Рябинин. - В конце прошлого года, боевики, которые смогли сбежать в горы, вернулись в город для ведения партизанской войны. Основными видами деятельности диверсионных групп в целях дестабилизации обстановки стали минирование дорог, нападения на войсковые колонны, заставы и опорные пункты... но главным - минирование дорог. С фугасами управляемыми по проводной линии саперы в целом справлялись успешно, до тех пор, пока не появились радиоуправляемые... С этого момента, потери личного состава при подрыве на таком фугасе составляли в разное время: до пяти человек погибшими, до двенадцати - раненными. Статистика среди саперов была немногим лучше. При поиске радиоуправляемых минно-взрывных устройств, еще до их обнаружения, мы теряли до трех человек, и все из-за тактических ошибок. Сам знаешь, саперу не всегда удается уцелеть, даже если он обнаружил фугас первым, боевики подрывают его с фугасом. Хуже, когда кинолог с собакой обнаруживают взрывное устройство, бандиты приводят его в действие, а в результате погибает инструктор, собака... разведчик из группы прикрытия на удалении десяти-пятнадцати метров от закладки... а командиру инженерного дозора на аналогичном удалении отрывает осколком руку... При таком раскладе, эта формула приобретает совершенно иное значение, правда ведь? В этом случае: 'один сапер, один фугас...' - наименьшее из двух, а то и трех, зол, понимаешь?
     Егор понимающе мотнул головой.
     - Согласен, звучит горько, - продолжил Рябинин, - но и жизнь не сахарный леденец. О генерале Карбышеве, слышал?
     - Это который ученый-инженер? Советский фортификатор? Погиб в конце войны в немецком концлагере?
     - Он самый...
     - Конечно, слышал! Курсантом принимал участие в кроссе в его честь...
     - Будучи профессором  Военной академии Генштаба РККА он преподавал свой предмет, помогая слушателям запоминать сложные инженерно-технические расчеты и формулы, истолковывая их как пословицы. Так, формула для расчета сил и средств оборудования позиций заграждениями из колючей проволоки, звучала: 'Один батальон, один час, один километр, одна тонна, один ряд'. А офицеры-острословы тогда ее переиначили: 'один сапер, один топор, один день, один пень'. Так что, у выражения 'один сапер, один фугас - отличный показатель' есть предыстория... и острая правда.
     - Ясно, - горестно выдавил Егор из себя.
     - Если ты думаешь, что в штабе Группировки мы сидим в шикарных кабинетах совершенно оторванные от реальности и пытаемся управлять войной по глобусу - это не так. Мы отвечаем за все, что происходит здесь - хорошее и дурное. Другое дело, что не все обладают глубокими знаниями ведения войны, способностью предвидеть ее ход и исход, но поверь мы все делаем для того, чтобы завершить ее победой, сохранив при этом человеческие жизни. В том, что гибнут саперы, нет единственного конкретно виновного человека, это вина коллективная, потому что труд и опыт этот наш общий. В том числе - мой, и твой! Чтобы не тронуться здесь умом, не свыкнуться со смертью, мы все рано или поздно меняемся - кто через год, а кто - через полгода. В штабах тяжело врасти в обстановку, на передовой не найти достойной замены, вот и выходит так, что кто-то просиживает штаны в штабе, а кто-то гибнет в первом бою.
     - Признаться честно, я так и думал, что вы там в дартс на глобусе играете. Теперь понятно, что это не так...
     - Понравился ты мне, Бис! - сказал напоследок Рябинин. - Как звать-то тебя?
     - Егор... Старший лейтенант Бис Егор Владимирович!
     - Значит, мы с отцом твоим тезки! - обрадовался Рябинин.
     - Так точно.
     - Постарайся выжить, Егор Владимирович... Я тебя, как сына, прошу.
     Бис кивнул.
  
     Вечером, к Егору подсел Попугаев.
     - Ох, ничего себе! Егор, что за татуха? - спросил Санька.
     - Цветок сакуры... точнее, три ее лепестка.
     - Что это значит?
     - Цветы сакуры были символом летчиков-камикадзе во Второй мировой войне. Некая аналогия между опадающими цветами и молодежью, готовой отдать жизнь за императора. Облетевшие лепестки символизировали души павших воинов.
     - Лепестки... сакура... камикадзе... - Санька с видом ценителя нательной живописи внимательно разглядел рисунок. - Не похоже, что здесь три лепестка. Смахивает на целое дерево...
     - Согласен, увлекся, - улыбнулся Егор. - Чего не вообразишь, когда голова после взрыва раскалывается.
     - Больно колоть?
     - Когда мозги болят сильнее, чем прострелянная нога, трудно найти лекарство и выкинуть из больной головы всякую дурь.
     - Что будешь с этим делать?
     - Не знаю. Не думал. Может, сведу... а может, оставлю. Если честно, когда бил не думал, что тело пригодиться надолго.
     - В смысле? - удивился Попугаев.
     - Ну, был период, когда я просто не рассчитывал дожить до этого вопроса, поэтому над ответом толком не думал.
     - Считай, тебе повезло и ты до него дожил!
     - Это точно. Ты застал меня врасплох! Сань, запомни вот что: всегда не может везти, и вопрос не в том, насколько ты крут. Это дело случая, судьбы, если хочешь. Не скидывай везение со счетов, но и не забывай: война - не компьютерная игра, перезагрузиться не получится. Это тяжелый физический труд, здесь придется серьезно пахать.
  
     Этим же вечером, в квартиру Вахи ввалились люди Тимура.
     - Мне нужен Бис! Мне нужно, чтобы ты его заманил, куда я тебе скажу.
     - Послушай, как зовут тебя?.. Рустам? Я не знаю никакого Биса... - врал Ваха.
     - Старик, ты хочешь, короче, чтобы твоя женщина не вернулась однажды с работы? Хочешь, чтобы она просто не пришла домой? Ты этого хочешь, да? Под любым предлогом вымани шайтана, короче вот, и все... остальное сделаю я!
     - С чего ему слушать меня? Тем более идти со мной, он не баран глупый?
     - Придумай! Он пошел с тобой, когда ты предавал Хамзаева?!
     - Я не знаю, кто это... и не мог предать, кого не знаю.
     - Его тоже звали - Ваха. Он погиб от рук шайтана, которого ты подослал!
     - Я не знаю о ком ты...
     - Зато я знаю! Мне все известно, короче... от старухи, что живет в квартире рядом с той, в которой погибли наши братья. Она указала на тебя. Поможешь нам - и Аллах простит тебе предательство!
     - Предательство? - удивился Ваха. - Предательство - это нарушение верности кому-либо... А я не служу Вахе; только Всевышнему... и сделал это ради наших детей!
     - Ты только что признался! Сделай, что я говорю, короче... теперь ради своей семьи сделай! Или, я убью их, и тебя!
     - Зачем ты пришел в мой дом? Пугать меня смертью?! Я давно умер. Еще в марте 2000-го, в Комсомольском. Вместе с сыном, который воевал в отряде Гелаева.
     - Твой сын сражался с неверными! Зачем ты им помог?
     - Я не помогал неверным, я спасал детей!
     - Мне нужен это сапер! Приведи его мне, или потеряешь все, что тебе дорого! Вот телефон, - положил Рустам на стол трубку. - Найди способ, и позвони.
  
     - Сань, представляешь: уже восьмое марта! - Бис и Попугаев не спеша шли к месту построения дозоров для инструктажа. - Вот и весна!
   - Тебе ништяк, послезавтра домой...
   - Не смей завидовать! Тебе это тоже предстоит!
   - О, Егор, ты?! Не узнал тебя в шлеме! - появился Лазарев. - Что случилось?
     - Это я включил боевой режим, товарищ полковник!
     - Приятно слышать! Возьми, - Лазарев протянул свёрток, - это деньги.
     - Решили компенсировать мои десять суток?
     - А ты шутник... Купи цветов, если увидишь, женщин сегодня поздравим с праздником. Только без фанатизма! Рисковать - надобности нет, слышишь?
     - Ага! А сколько женщин?
     - Девять.
     - Значит, двадцать семь штук...
     - Повторюсь, без фанатизма.
     - Умри, но сделай! - улыбнулся Егор.
     Безусловно, умирать за цветы Бис не собирался, но отыскать их в Грозном в непростое время посчитал делом принципа. Он представил, как обрадовалась бы Катя букету - будто увидел ее счастливую прильнувшую к бутонам...
   Но, исколесив город, саперы цветов не нашли. Казалось, в Грозном празднований не предвиделось. Женщины, как рабыни с бидонами на тележках шли за водой вдоль дороги.
     - Не думал, что будет сложно!
     - Возвращаться без цветов не 'варик'... - сказал Попугаев. - Есть идеи?
     - Есть одна...
     Через четверть часа Бис стоял на этаже, прислушиваясь к звукам за дверью, в которую ударил тяжелым ботинком. Дверь отворил Ваха.
     - Здравствуй, - Бис заглянул за спину, - нужны цветы, поможешь?
     - Здравствуй. Извини, не ждал... - сказал Ваха, выйдя на лестницу. - Цветы, в это время? Только тюльпаны, других не будет...
     - Сойдут тюльпаны!
     - На Грибоедова раньше был цветочный магазин... На Орджоникидзе... Еще на Полярников... А больше не знаю. На центральный рынок не советую, позавчера там застрелили двоих омоновцев. А на прошлой неделе - из комендатуры...
     - Это все ясно. Нужно, чтобы ты съездил...
     - Я? - растерялся Ваха. - Ну, хорошо...
     - Вот деньги. Купи на все... но, чтобы не меньше двадцать семи штук.
     - Хорошо, - согласился Ваха, кивнув на Попугаева. - Что за парень?
     - Смена.
     - Скоро домой? - спросил он обуваясь. - Как он?..
     - В нашем деле - хорош! - соврал Бис для острастки.
  
     Через час Ваха вернулся. На вырученные деньги цветов получилось больше, чем надо, но с собой у Вахи оказалась только их часть.
     - Цветов будет много, - сказал он, - больше, чем просил. Здесь половина того, что заказывал, будет еще двадцать. Сразу не оказалось столько. Вторую партию надо забрать через час-полтора, на Орджоникидзе. Я не стал ждать...
     - Сами заберем, говори где?
     - На пересечении Орджоникидзе и Красных Фронтовиков будет дом, красный. Он там единственный такой, увидишь, не ошибешься.
     - Ваха, ты свою жену поздравляешь с восьмым марта?
     - Обязательно. Для нас, чеченцев, цифра восемь особая, она ассоциируется с женщиной.
     Бис пересчитал бутоны, выбрав из охапки пять:
     - Подари жене, ей будет приятно. Спасибо за помощь!
  
   Красный дом на пресечении проспектов Орджоникидзе и Фронтовиков Бис узнал сразу. Там Егора уже ждали и, забрав огромную охапку тюльпанов, что пахли весной, саперы взяли курс на базу. Цветы положили на броню к башне, между Егором и Санькой, где они смотрелись очень торжественно. Пряча головы за автоматами, саперы пронеслись мимо завода 'Красный молот', как вдруг машина влетела в облако земли и пыли, которая словно поднялась на пути БТРа стеной. Все, что увидел Крутий, находясь на идущем позади бронетранспортере, как Биса и Попугаева поглотила пыльная буря, внутри которой ударил гром и, сверкнула молния. Скрипя металлом БТРы, по которым били падающие с неба комья земли и камни разломленного асфальта, замерли в мертвой тишине. Из десантных люков посыпались бойцы.
     - К бою! - истошно заорал Егор.
     Прогремел новый взрыв. Попугаева швырнуло на Биса...
     Фугасов было два. Они прогремели одновременно с обеих сторон БТРа точно в момент десантирования. Повсюду лежали тела. Отовсюду доносились стоны. Придя в себя, Егор пополз на локтях к Саньке, который лежал в паре метров. Ужасно болели торчащие в разные стороны искореженные пальцы, в голове кувыркались слова:
     'Подобно цветам сакуры по весне, пусть мы опадем, чистые и сияющие'...
     - Егор! - неузнаваемый тусклый голос окликнул Биса. - Егор! - звал Крутий.
     - Что случилось? - не понимал произошедшего Егор. - Подрыв? Саня... Сань, слышишь?! Живой? - дополз он до Попугаева, смахнув крошки земли с лица лейтенанта.
     - Ног не чую...
     - Все в порядке, - оглядел его Бис, - на месте твои ноги.
     - Егор! Егор! - заскулил Крутий при виде Егора. - Как же так?!
     - Оставайся на месте! - приказал Егор. - 'Дымы' есть? Кидай пару...
   Крутий швырнул в стороны дымовые шашки. Едкий дым застелил округу, Бис растворился в дыму.
     - Егор, Морозов мертв! Слышишь, Морозу оторвало голову. Бурьяну - ногу... Чуприс... Чуприс Вова - '200-ый'...
     - Бросай саперную кошку, - снова приказал Егор. - У Сани перебиты ноги и проникающее... в живот, - переломанными пальцами Бис привязал конец шнура к ремню. - Тащи...
     Попугаев тяжело заскользил по земле, болезненно заскулив.
     - Готов! - крикнул Крутий. - Давай сам...
     - Всем назад! - огляделся Егор, заметив в разломе огромной воронки еще одну мину. - Здесь еще... - он потянулся к ней уцелевшей рукой. - Не подходить... - огненный шар поглотил последнее слово.
     Взрывом Егору оторвало правую руку. Взрывом ранее - правую ногу. После промедола Бис не чувствовал ни тела, ни боли, только песок на зубах, который скрипел в голове.
     Как скоро он очутился на носилках, с которыми бойцы бежали сквозь пыльную вьюгу к вертолету, он не помнил.
     - Я - сапер... пеший камикадзе, - шептал он растрескавшимися губами, - сапер... - в воспаленных глазах мелькнула красная с белым кантом звезда. - Я... жду больше... не боюсь... - больше половины слов было не разобрать, - я... тверд духом... ожидаю успеха... и улыбаюсь, поднимаясь на борт.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    k

Оценка: 9.24*18  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015