Okopka.ru Окопная проза
Кокоулин Андрей Алексеевич
Осколок

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.42*8  Ваша оценка:

  Возвращаясь домой с работы, еще до трамвайной остановки, Кумелин обычно проходил мимо фургона-автолавки местного хлебозавода.
   Козырек - боковые пол-борта, откинутые вверх. Прозрачный пластик прилавка. Желтый свет. Булки, батоны, сушки, пирожные, лаваши. Продавщица в белом - будто снежная баба за стеклом. Узкий стеллаж за ее спиной.
   "Горячая выпечка" - было написано на козырьке. "Свежий хлеб" - тянулось через прилавок понизу...
   Было холодно.
  Порывистый ветер обжигал лицо. Дыхание изо рта клубилось паром. Мимо фургона, не останавливаясь, меся грязный снег, шли люди.
   Наверное, и Кумелин протопал бы, не задерживаясь, пряча лицо в вороте куртки, если б не застывшая у "Газели" фигура.
   На него, выросшего в бедной семье, иногда накатывало.
  От вида старушек, побирающихся по мусорным бачкам. От взгляда на ребенка в телевизоре, худого, полуголого, обмазанного "зеленкой". Брошенного.
   Много от чего на самом деле.
  Жалость и сострадание душили, дергали душу - и Кумелин совал "сотки" в худые старушечьи ладони, отсылал часть зарплаты в фонд защиты детства или просто стискивал зубы, если помочь было ничем нельзя.
   Глупость, по нынешним-то временам. Так и есть, думал он...
  Фигура качнулась и застыла снова. Нащупывая в кармане купюры, Кумелин встал рядом. Глянул искоса - стоит ли вообще деньги совать.
  -Хорошо тут у вас, - тихо сказал человек, словно уловив взгляд.
  -Холод собачий, - сказал Кумелин.
  -Это как раз ничего.
   Головы человек не поворачивал, не отрываясь, он следил за рядом буханок на стеллаже, и улыбку его Кумелин, скорее, почувствовал, чем увидел.
   Черные замасленные штаны. Черный ватник. Черная кожаная шапка с ушами. И лицо - тоже черное: грязь, щетина, круги под глазами, углы жестких складок. А кисть руки - красная, обветренная.
   Дернулась душа.
  -Вы бы шли домой...
   С козырька сыпнул снег. Человек кивнул и закашлялся. Отвернулся на мгновение, прижав рукав ко рту.
  -Да, я знаю. Пора.
   Он посмотрел на Кумелина, на трепещущую в его пальцах бумажку - худой, с запавшими щеками.
  -Вы бы мне хлеба, а?
  -Сколько?
   Человек впился глазами в прилавок.
  -Две. Две черного, - хрипло произнес он. - Да, две буханки.
   Голодный? - подумал Кумелин.
  Он стукнул в окошко костяшками. Снежная баба с готовностью подалась навстречу.
  -Чего вам?
  -Два ржаного, круглого...
   Кумелин выложил на блюдце пятидесятирублевую купюру.
  -Пожалуйста.
   Хлеб еще пах. Мягкий был, теплый.
  Человек бережно принял караваи из рук Кулемина, вдохнул, огладил, спрятал за пазуху.
   Как детей.
  -Спасибо. Спасибо большое. А то у нас там...
   Он шатнулся. Из черных кругов влажно блеснули глаза.
  Псих? - подумал Кумелин. Плачет?
  -Да ничего...
  -Спасибо.
   Человек, придерживая хлеб, ссутулившись, прошел мимо Кумелина. Побрел куда-то за фургон. Серая матерчатая рукавица осталась лежать на снегу.
   Кумелин поднял ее.
  -Эй!
   Он побежал за человеком.
  Вокруг сделалось неожиданно-пусто. От холода перехватило дыхание. Сугробы выросли под окнами домов.
   Кумелин свернул за угол.
  Одинокая фигура покачивалась далеко впереди.
  -Эй! Рукавица! - крикнул Кумелин.
   В сером метельном сумраке мрачно высились дома. По стекла засыпанный снегом стоял трамвай. Какие-то мешки лежали рядком правее. Ни одного фонаря не горело.
   Кумелин сделал несколько шагов.
  Сердце вдруг провалилось вниз. В глаза бросилась надпись на стене. "При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна".
   В небе чертили полосы прожектора. Крест-накрест были заклеены бумагой все окна. В мешках угадывались тела. Трупы?
   Где я? - подумал Кумелин.
  Он попятился. Где-то в стороне ухнуло. Вздрогнул камень под ногами. Тень мелькнула над головой.
   Фонтан снега, грязно-серый с черным, взметнулся перед Кумелиным, упругий воздух толкнул его в грудь, что-то тонко пропело над ухом.
   Он упал, на спине откатился назад, зажмурившись, защищая лицо руками. Секунда, другая, третья...
  -Гражданин!
  -Что? - помедлив, Кумелин открыл глаза.
   Над ним стоял милиционер, ухмылялся, потом подал ладонь:
  -Подскользнулись?
  -Ну да.
   Кумелин поднялся с чужой помощью.
  Светилась, уходя вдаль, улица. Позвякивая, катил трамвай. Стайкой перебегали дорогу люди.
  -Ваша? - милиционер протянул Кумелину рукавицу.
   Внутри рукавицы что-то было.
  Кумелин вытряхнул предмет на ладонь. Кусок черного зернистого металла, иззубренный с края, царапнул кожу.
  -Что это? - спросил милиционер.
  -Осколок.

Оценка: 8.42*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015