Okopka.ru Окопная проза
Крец Кирилл
Не уходят война и девятая рота в предание

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 2.79*5  Ваша оценка:


   Крец Кирилл
   Не уходят война и девятая рота в предание

   Не уходит в предание Афганская война. День вывода ограниченного контингента советских войск из Республики Афганистан, 15 февраля, -- одна из важных дат для сотен тысяч воинов-интернационалистов. Именно в середине февраля собираются вместе мужчины, на долю которых выпала участь пройти через горнило Афганской войны, чтобы отдать дань памяти и помянуть тех, кто с неё не вернулся.
   Я и не думал, что в мирное время далёкая Афганская война коснётся родных мне людей, что она станет такой близкой и страшной для страны, в которой они жили; что моему двоюродному дедушке доведётся служить в одной из "горячих точек" планеты, и что художественный фильм Фёдора Бондарчука "Девятая рота" тоже будет о нём, о моём дедушке Сергее Юрьевиче Борисове - жителе посёлка Верхнетуломский Кольского района! О том, что дедушка исполнял служебный долг за пределами Отечества, я узнал от своей мамы. Она до сих пор помнит тот момент, когда он вернулся... из армии. Только сейчас, став взрослее, я начинаю понимать, что это была за служба.
   Сегодня Сергей Юрьевич - майор пограничных войск, служит на погранзаставе посёлка Никель Печенгского района Мурманской области. У него замечательная семья, недавно женился сын Слава (он назван в честь погибшего в той войне друга Славы Александрова), теперь у них есть внучка Маша, моя сестричка.
   О жизни дедушки Юры мне рассказала Раиса Владимировна Захарова (родная сестра воина-афганца). Отец Сергея, мать были спортивными людьми, поэтому и привили сыну любовь к спорту. И, конечно, парень со спортивной выправкой, без вредных привычек был нужен ВДВ. Однажды он принял воинскую присягу, святую обязанность солдата защищать Родину, и с честью, с настоящим мужеством, выполнил свой воинский долг. Полгода - "учебка" в Литве, а затем Афган. Чтобы не волновать родителей, сначала, как и многие, не сообщал о месте службы.
   После его возвращения, когда на его груди все увидели орден Красной звезды, поняли, что он совершил подвиг... Любовь, преданность, честь, достоинство, уважение к родителям, к отчему дому, к учителям, к своей школе, к своей малой Родине,- всегда для Серёжи были значимыми словами!
   Раиса Владимировна работает библиотекарем, в феврале 2009 года она пригласила на встречу с ребятами своего брата, Сергея Юрьевича. Он многое рассказал ребятам, а бабушка после встречи написала статью и опубликовала её в военно-патриотическом журнале "Братишка".
   Когда я узнал о VI литературно-краеведческом конкурсе, посвящённом Памятной дате России 15 февраля - День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества, то решил, что расскажу о своём дедушке. Не так часто нам приходится с дедушкой встречаться, ведь я живу в посёлке Кильдинстрой, он на службе в Верхнетуломском. Тогда бабушка решила мне помочь: она дала мне возможность прочитать статью из журнала "Братишка". Раиса Владимировна сказала, что ни одного слова из воспоминаний брата она не могла исключить, всё до мелочей важно. Фрагменты этой работы, составленной по воспоминаниям, я использовал в своём сочинении.
   Легендарную 3234 высоту защищала девятая рота 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка общей численностью 39 человек при поддержке полковой артиллерии. Моджахедов, пакистанских наёмников ("Чёрные аисты") было больше в несколько раз! Высота постоянно обстреливалась реактивными снарядами и была полностью заминирована.
   Из записей сержанта 9 роты 345 гвардейского отдельного парашютно-десантного полка Сергея Юрьевича Борисова, сделанных им сразу после боя. (Место действия: округ Хост, Республика Афганистан, январь 1988 года, операция "Магистраль"):
   "Бой начался 7 января, около 14-ти часов. С этих горок духи были выбиты с боем, в результате ночного штурма. Горки, на которых сейчас находилась наша рота, были самыми благоприятными для душманов, в том плане, что можно было обстреливать колонны по дороге на Хост. Наш взвод, которым командовал старший лейтенант Гагарин, оказался в непосредственной близости к духам. Почти каждый день позиции взвода обстреливались реактивными снарядами, а также из миномета и "безоткатки".
   Старшим на этом направлении был младший сержант Александров. По направлению был открыт прицельный огонь из гранатомета. Александров сделал все возможное и невозможное, чтобы из-под огня отошли его товарищи рядовые Объедков и Копырин. Когда у него кончились патроны, сам он отойти так и не успел. Над ним разорвался "граник". Это была первая атака, но ближе 80 метров душманы подойти не смогли. У них уже были убитые и раненые. Они, по всей видимости, не ожидали такого сопротивления. Своими страшными криками хотели запугать нас, кричали на своем черт знает что, точно помню "Аллах Акбар", "Шурави, давай, давай, давай", "Мусульмане".
   Уже стало темнеть, когда шквальный огонь немного поутих, постоянно работал ПК со "скальника". Старший лейтенант Бабенко и старший лейтенант Гагарин собрали нас, сержантов, и четко определили, кто и где должен находиться. Меня назначили старшим на направлении. С рядовым Копыриным, воспользовавшись затишьем, мы вытащили и наладили "Утес", снарядили ленты, сделали кладку для него ближе, где раньше он стоял.
   Аркадия Копырина выставил на наблюдение возле "Утеса", сам тоже сел на наблюдение. Младшему сержанту Огневу и младшему сержанту Криштопенко сказал, чтобы доснарядили все магазины, принесли боеприпасы и гранаты. Сидя на наблюдении, меня ошеломило то, что духи спокойно шли на нас уже в пределах 50 метров и спокойно разговаривали между собой. Я выпустил целый магазин в этом направлении и скомандовал: "Все к бою!!!". Это была самая продолжительная и более напористая атака. Духи кричали во всю глотку. Было жутко. Но я как сержант не видел в подчиненных, в лицах своих товарищей ни страха, ни паники. Все знали свое дело и вели постоянный огонь. Мне запомнился один момент, когда я стрелял из "Утеса", а дух находился на дереве и стрелял трассерами в мою сторону. Пули пришлись в кладку. Духи уже обошли нас с двух сторон. Даже "артель", которая постоянно работала, не могла ничего сделать. Духи подошли вплотную к нам, и ближе уже невозможно было наводить. В ход пошли гранаты, мы кидали гранаты с отборным русским матом. Спустя 2-3 часа атака мятежников стала захлебываться. По всей видимости, у них кончались боеприпасы. Все атаки врага были хорошо организованны. К нам на подмогу пришли остатки роты, пополнили наши боеприпасы и гранаты. Наступила затишье, вернее угомонилась стрельба. Зато поднялся сильный ветер, и стало очень холодно. Я спустился вниз под "скальник", где находились только что пришедшие товарищи. В это время началась самая страшная и самая жуткая атака. Было светло от разрывов "граников". Душманы вели шквальный огонь с трех направлений, они вычислили наше расположение и вели сосредоточенный огонь из гранатометов по месту, где находился рядовой Мельников со своим пулеметом. Духи выпустили туда 5 или 6 гранат. Он уже смертельно раненый прибежал вниз. Он упал замертво, упал, не произнеся ни слова. Младшему сержанту В. Передельскому я приказал все гранаты нести наверх, к тому камню, где находились все наши товарищи. После чего сам взял гранату и пришел туда. Подбодрив ребят, чтобы держались, сам стал вести огонь. Духи уже подошли на 20-25 метров. Мы вели по ним огонь почти в упор. Но даже не подозревали, что они подползут еще ближе на расстояние 5-6 метров и оттуда станут закидывать нас гранатами. Мы просто не могли простреливать эту рытвину, возле которой было два толстых дерева. В этот момент гранат у нас уже не было. Я стоял рядом с Цветковым и граната, которая разорвалась под нами, была для него смертельной. Меня же ранило в руку и в ногу. Было много раненых, они лежали, а мы ничем не могли им помочь. Нас осталось четверо: я, Щиголев, Передельский и Трутнев, потом прибежал на подмогу Ментешашвили. У нас оставалось уже по 2 магазина на каждого и ни одной гранаты. Некому было даже снаряжать магазины. В этот самый страшный момент к нам на подмогу пришел наш разведвзвод, а мы стали вытаскивать раненых.
   Рядовой Тихоненко прикрывал наш правый фланг все 10 часов, вел прицельный огонь из пулемета. Возможно, благодаря ему и Мельникову духи не смогли обойти нас с правой стороны. И только в четвертом часу душманы поняли, что эту горку им не взять. Забрав всех своих раненых и убитых, они стали отходить.
   На поле боя потом мы нашли гранатомет, выстрелы к нему в разных местах и три ручные гранаты без колец. Видимо, когда они рвали кольцо, чека осталась в запале. Может быть, мятежникам и не хватило этих трех гранат, чтобы подавить наше сопротивление. Везде было много крови, видимо и у них были большие потери. Все деревья и камни изрешечены, не было живого места. В деревьях торчали хвостовики от "граников".
   Наши бойцы защищались с отборным русским матом, а также называли свои родные города и места, где живут: "За Москву!" "За Оренбург!" "За Ленинград!" "За Сибирь!". Серёжка кричал: "За Мурманск!". Гранат не было, патронов было мало. Если бы не подошёл с подмогой наш разведвзвод, то никого бы ни осталось в живых из наших бойцов. Никто перед выбором не стоял: сдаться или умереть. Решение было твёрдое: стоять до последнего. Никто не сдался".
   Я читал, и сердце сжималось от страха, ужаса. Я понимал, какой кроваво-героической ценой давалась эта высота настоящим героям. При встрече я спросил дедушку: "А тебе было страшно?" Он ответил: "Ещё как! Но у каждого из нас в кармане - рядом с сердцем - находились фотографии или письма своих родных и любимых людей, и мы понимали, что честь и долг - превыше страха, превыше всего!"
   Я понимаю, почему на шестом десятке лет мой дедушка охраняет границы Родины: он охраняет мир! Нельзя допустить войны... Никогда!!!
   Я понимаю, почему я должен знать кровавые страницы истории: мы не имеем права повторять ошибки! Нельзя допустить войны... Никогда!!!
   Я понимаю, почему обязан и хочу защищать Родину: нельзя допустить войны... Никогда!!! А война и девятая рота уходят в предание...
  
   VI литературно-краеведческий конкурс, посвященный Памятной дате России
   15 февраля - День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества и 80-летия образования Мурманской области.
   Номинация "Мой брат, отец, сосед или просто знакомый ветеран боевых действий" (младшая возрастная группа).
  
  
   Автор:
   Крец Кирилл Романович,
   Обучающийся 6К-1 класса
   МБОУ "Кадетская школа города Мурманска"
  
   Руководитель:
   Виноградова Ольга Алексеевна,
   учитель русского языка и литературы
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 2.79*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015