Okopka.ru Окопная проза
Грищенин Петр
Ангел смерти

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 8.20*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О событиях на Донбассе.

  АНГЕЛ СМЕРТИ
  
  
   Сначала было даже весело. Тяжелая, но привычная работа. Таскай себе мины и порох. Притащил, загнал в ствол. Бомбило закрыл затвор, дернул за ручку и полетел подарок сепарам. С неба солнце, а здесь грохот, пыль, дым гарь. К этому привыкли. Отошлем с десяток подарков и можно спать до вечера. Что ни говори, не плохая работа. Стреляй себе, денежку зарабатывай. Где дома заработаешь столько денег? Домой вернемся с медалями, герои.
   - Молодцы, ребята! Давай еще подкинем! Слушай новые координаты. - Командир диктовал, наводчики крутили ручки, ОН с товарищами готовил порох, мины. Хорошая пушка Д-30, стреляет далеко, да и 120-тые мины серьезный подарок. Получай! Следующая мина ушла в сторону к сепарам.
   - Наши пошли в атаку. Поддержим! Давай, ребята! - Снова: мины, порох, выстрел. Так им, так. За год ОН уже побывал и под Донецком, и под Горловкой, теперь вот под Дебальцево.
   - Хорош! По-своим попасть можем. Наши уже атакуют. - Командир закурил и присел на пустой ящик. - Ждем команды. Нацики в атаку пошли. Сепары, наверное, бегут, что мыши.
   На грязных лицах улыбки.
   - Ложись! - В небе зашелестели мины. Быстро что-то ответка пришла. В блиндаж не успеть. Рядом с пушкой мордой в землю, голову прикрыть руками. Господи пронеси! Земля дрожала. Подбрасывало, больно било о землю. Сверху сыпалась земля, свистели осколки. Оглушительный взрыв, темнота и тишина.
   Сознание возвращалось медленно. В голове ездили танки: лязгали гусеницы, свистели двигатели. Попытался закрыть уши руками. В левой руке острая боль. Еле сдержал крик. Покачал головой. Танки отъехали. Кто-то кричит. Из-за шума не разберешь. Перевернулся на спину, резкая боль в правой ноге ниже колена. От крика стало немного легче. Попробовал открыть глаза. В глаза посыпалась земля. Попробовал сесть, опираясь на правую руку. Получилось со второго раза. Левая рука и правая нога горели огнем. Любое движение причиняло боль. Наклонил голову и потряс головой, правой рукой протер глаза. Открыл.
   Страшная картина предстала перед глазами. Над полем стелился дым и пыль. Горели машины, пушка отброшена в сторону. Покореженная станина придавила ногу. Где сидел командир, воронка. Чья-то рука лежала у НЕГО на ногах. Часы командира. Отбросил руку в сторону. В левой руке торчит осколок ниже локтя. Попробовал вытянуть ногу. Резкая боль. "Это смерть?" - мелькнула мысль, и потерял сознание.
   Сквозь шум в голове пробивался стон. Открыл глаза. Сквозь редкий дым пробивалось солнце. Превозмогая боль поднялся. Перед НИМ стоял человек. Выглядел молодо. Лицо без единой морщины. Черные глаза, проникающие в душу. Черные, вьющиеся волосы, спадающие на плечи. Белая рубашка, белые брюки, белые туфли и ни одного пятнышка.
   - Ты кто?
   - Ты меня звал. - Незнакомец присел, глядя в глаза. - Я, Ангел Смерти.
   - Кто? Смерть? - Нервный смех сорвался с губ. - Смерть с косой и в балахоне.
   - Ты хочешь видеть меня таким? - перед ним фигура в балахоне костлявой рукой сжимала косу.
   - Нет! - Крик вырвался из груди.
   - Я так и думал. - Парень слегка улыбнулся.
   - Зачем ты пришел?
   - Ты меня звал. Я обязан явиться, когда меня зовут.
   - Ты пришел забрать мою жизнь. Я тебя не звал! Уходи!
   - Я? Забрать у тебя жизнь? - удивился Ангел. - Зачем она мне? У меня своя есть. Вы, люди, всегда стараетесь обвинить кого-то в своих несчастьях. Убиваете себя, зовете меня, а потом меня же во всем и обвиняете. Ты себя убил, тебе жить осталось четыре часа и тридцать семь минут. Ты умрешь от потери крови. Скажи, причем здесь я? Я тебя убивал? Ты сам себя убил.
   - Это сепары. Эти бандиты. Они меня хотели убить.
   - Бандиты? Какие бандиты? По вашим законам: бандиты, это люди, которые грабят, убивают, насилуют. Они тебя грабили? Насиловали? Убивали? Ты сам сюда пришел. Ты убивал их, стреляя из пушки. Они защищались. Ты убил себя, когда пошел воевать.
   - Я защищал свою землю. Они хотят ее отобрать.
   - Свою землю? У тебя есть документ на эту землю? Здесь жили твои родители? Ты здесь жил? Твоя земля у тебя дома и та досталась тебе от родителей. Так ты ее обрабатывать не захотел. Отдал в аренду. Зачем тебе эта земля? Чтобы тоже сдать в аренду? Ты убивал, чтобы за чужую землю получить деньги? Это, по-твоему, справедливо? Теперь ты лежишь, умираешь и говоришь, что это не справедливо. - Ангел говорил спокойно, без эмоций.
   - Я убивал бандитов.
   - Ты убивал людей, живших на этой земле. Ты убивал детей, женщин. - Перед глазами встали картины: разрушенной школы, трупы детей; искореженный троллейбус, рядом женщина без ног.
   - Не надо! Я не знал!
   - Знал. Знал и стрелял. - Теперь ОН видел себя в кругу таких же, как он смеющихся, рассказывающих, куда они попали на этот раз.
   - Я понял. Можешь мне помочь? Ты ж говоришь, что тебе не нужна моя жизнь.
   - Помочь! Зачем? Чтобы ты опять убивал? - Взгляд Смерти проникал в душу. Внутри повеяло холодом.
   - Я не буду больше убивать. Помоги мне.
   - Люди всегда забывают свои обещания.
   - Кровью клянусь! Помоги мне! Вернусь домой, на войну не пойду. У меня дети маленькие. Им отец нужен.
   - Дети? Ты о них вспомнил. А тех детей, что убил, ты не вспоминаешь?
   - Христом, Богом прошу! Помоги!
   - Вспомнил Бога. Когда шел против заповеди: "Не убий!", не вспоминал.
   - Меня обманули. Прошу, сохрани жизнь!
   - Обманули! Своей головы на плечах нет? - Холод сжимал внутренности.
   - Ксендз сказал, что можно убивать сепаратистов. - Он хватался за соломинку.
   - Ксендз? Кто он такой идти против Бога? Ты кому веришь: ксендзу или Богу? Черный Ангел уже забрал его душу. Ты тоже хочешь отдать ему свою душу?
   - Нет! помоги! - Крик отчаянья сорвался с губ.
   Ангел загадочно улыбнулся, холод отступил:
   - Ладно.
   Смерть положил рядом бинт, жгут и нож:
   - Вытянешь осколок, перевяжешь руку. Жгутом перетянешь ногу и отрежешь ниже колена. Потом ползи в ту сторону.
   - Там же сепары.
   - Они скоро будут здесь. Если поползешь, они тебя найдут.
   - Они меня убьют.
   - Нет. Ты будешь жить. Вернешься домой. Без ноги, но живой. Только, что тебя дома ждет? Хорошо подумай.
   - Дети, жена.
   - Вы проиграете войну. Ты будешь объявлен убийцей. Твоим детям и жене будет стыдно! Тебе они этого говорить не будут. Будут искать оправдания в словах: "тебя заставили". Но люди помнят, что ты сам пошел. Они будут презирать тебя. Дети вырастут и откажутся от тебя. И еще. Когда вернешься, тебя уговорят сказать, что это сепаратисты отрезали тебе ногу. И ты это скажешь. Потом, ты будешь звать меня и не раз. Я не приду. Я дам тебе испить все, что ты заслужил, до дна. Твоя семья, вместе с тобой, отхлебнет этого напитка. Ты будешь пытаться покончить с собой, но я тебе не позволю. Подумай, что тебя ждет.
   Ангел поднялся, еще раз глянул на Него и пошел вдоль поля собирать урожай.
  
  26.10.2016 года.
  
  
  

Оценка: 8.20*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015