Okopka.ru Окопная проза
Донецкий Иван
Опиум для дончан

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 4.84*6  Ваша оценка:


  
   Донецкие дети, родившиеся весной 2014 года, уже начали ходить, говорить, думать и спрашивать родителей:
   - А когда украинские дяди перестанут стрелять в наш садик?
   Это спрашивают ещё не убитые донецкие дети, а убитые - молчат и не задают неудобных вопросов...
   Что - за последние три года! - сказал о нашей войне донецкий театр? Какие ответы на неудобные вопросы он подсказал нам? Как сыграл свою познавательную роль?
   Театр - это не только развлечение, игра, отвлечение, но и раздумья. Зритель в театре видит себя на сцене, видит своих близких в окопе, своих соседей в километровых очередях на блокпостах; видит дончан бегающих по городу в поисках работы; видит, как ругают донецких в Киеве, как отворачиваются от них в Москве; видит на сцене всё, что происходит на Донбассе - и думает, думает, думает... До театра он спотыкался об это, но не видел себя со стороны, а сейчас увидел, сравнил и - ужаснулся...
   Если зритель - осознал, то театр - сыграл свою познавательную роль. Театр показал жизнь дончан во всей её трагической красоте, показал изломанную жизнь простых людей, преданных государством, брошенных под коммерческий молот на геополитическую наковальню, - и в сжатой художественной форме передал их мысли, чувства другим людям, другим поколениям, странам, народам. Театр зафиксировал трагедию не признанных миллионов - подвешенных посреди гуманного, демократического мира, и четвёртый год - под аплодисменты и брань - в корчах выживающих.
   Увы! По донецкой сцене скачет Проня Прокоповна, плывут Юнона и Авось. Все эти позапрошловековые страсти берут за душу, пока не вспомнишь о том, что в пятнадцати километрах от сцены, по которой скачет Проня, гибнут люди и разорванные тела их (в эту же минуту!), на другом берегу Кальмуиса - складируют в морге. Когда об этом вспомнишь, то образы, капризное эхо судеб известных - меркнут, а житьё, которое у дончан, тошней недуга - сдавливает горло. Человек нравственный чувствует себя на таком спектакле - мерзко.
   Игровая, развлекательная роль театра, конечно, важна, но Бертольд Брехт, пережив Вторую мировую, говорил о том, что публике надо рассказывать истории со смыслом, с общественной сутью. А где они - истории со смыслом, истории, помогающие жителям Донбасса понять военное лихолетье и пережить его?
   - Я от войны устала, - говорит жена. - Я лучше посмотрю "Юнону и Авось" и хоть на пару часов забуду весь этот ужас и маразм, в котором мы живём.
   - А я хочу в нём разобраться. Я хочу, чтобы не только я видел, как ты бежишь в подвал с трёхлетним ребёнком. Пусть все увидят, как перепуганные обстрелами дети рыдают. Пусть они, суки, увидят свою политику на сцене.
   - Не ругайся - и так тошно.
   Я отвечаю, что у меня уже зла не хватает на всех, что я бы разогнал донецкий театр за профнепригодность, что это не театр, а придворный балаган олигархов, которому до народного театра как до Москвы раком.
   - Ты слишком категоричен.
   - Пацанам нашим на Промке расскажи о любви Резанова к Кончите (слава богу, что не Вурст). Особенно, когда их кроют артой, а отвечать запрещают. Нам осмыслить эту маразматическую войну надо. Поднимались мы против украинских фашистов, а теперь сидим в нищете и воюем за что? Их-то, фашистов, Эрэф - признала, а нас...
   - Я ужас нашей жизни видеть в театре не-е ха-ачу, - прокричала жена.
   - Тебе бы только о любви, - пошутил некстати я. - Как ты думаешь, развлекательную мочалку донецкий театр жуёт на всякий украинский или ему минские клоуны в рот её всунули?
   В общем, поругались мы с женой - из-за театра, как настоящие театралы. Она говорит - нормально, а я говорю - отстой, гуманитарный фонд "Поможем-Отвлечём". С отсутствием познавательной роли она не спорила, с тем, что репертуар "исключительно бабский" - тоже, но слово "инфантильный" не приняла. Я сказал:
   - Году к 2020, когда Света наша в школу пойдёт, может, и театр твой раздуплится. Главное, чтобы дети (пху-пху-пху!), дожили. Думаю, они этот театр, четвёртый год предающий Донбасс молчанием, разгонят. Скажут: "А почему вы молчали, когда нас, маленьких, убивали? Вам страдания Кончиты ближе наших?"
   - Злой ты.
   - А каким должен быть мужик, когда в доме его война?
   - Мне билет твой на "Юнону" сдавать?
   - В буфете посижу, с коньячком. Прошлый раз в Проню Прокоповну чуть телефон не бросил.
   - Дома лучше оставайся, от греха подальше. Только я тебя прошу: будут прилёты - лезьте со Светой в подвал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2

  
  
  
  

Оценка: 4.84*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015