Okopka.ru Окопная проза
Дегтяренко Вячеслав Иванович
Два солдата

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не подпишусь согласие на лечение в психиатрическом отделении

  - Я не подпишу соглґасие на лечение в псґихиатрическом отделеґнии, - сказал заикаюґщимся голосом матрос из Приморского края, - у меня последствґия перенесенного инсґульта. Я не могу норґмально разговаривать, руки, ноги ничего не чувствуют.
  
  - Но я не смогу начґать ваше лечение и обследование, - настаґивал лечащий врач, сидя напротив него в ординаторской, - к тому же госпитальные неврологи и врачи гоґспиталя Владивостока вам исключили этот диагноз. И томограмма показывает, что с мозгом всё в порядке.
  
  - А что у меня, по-ґвашему? Я ведь рапорт писал командиру, чтобы меня вылечили лучшие военные врачи страны.
  - Вас доставили к нам, так как у вас раґзвился невроз, верояґтно конверсионный, который проявляется заиканием и слабостью.
  
  - Вы хотите сказать, что я псих?
  - Нет. У вас был стґресс, после которого вы переживали, и это подействовало на психическую сферу.
  - Доктор, поверьте, я ведь не мог ходитґь, есть, пить, ничего не чувствовал...Вы понимаете, что много на себя берете? У меґня мама - майор МВД, а дядя в Генштабе служит. Я уже жалобу в прокуратуру подал на командира и врачей госпиталя.
  
  - Вас унижали, оскоґрбляли, вы не доедали в столовой?
  - Сложно сказать. За месяц в армии такоґго навидался. На всю жизнь хватит. Зарядґка, крики, везде бегґом или строем, пища мерзкая. Я переживал. Звонил маме, дяде. Они обещали перевесґти меня в другую часґть, поближе к дому.
  
  - Дедовщина-то в арґмии есть сейчас? Вы мыли полы? Стирали чужое белье?
  - Что вы? Видеокамеґры в казарме. Убирали у нас технички из аутсорсинга. В каждом кубрике есть моющие пылесосы. В умывалґьных комнатах стиралґьные машинки стоят.
  
  - Согласие подпишитґе? - наседал врач.
  - Мне нужно позвониґть маме. Где мой телґефон? Я уже час в ваґшем отделении, а телґефона нет.
  - Вам девятнадцать лет. Что вы заладили: "маме позвонить"? Телефон скоро принесґут.
  - Я так не могу. Вы нарушаете мои граждґанские права. И потоґм, невроз ведь огранґичивает меня в будущґем. Может, я в полицґию пойду или поступлю в академию госслужґбы...Что будет написано в моём военном билґете? Дурак?
  
  - Нет. Там будет наґписано: В - ограничеґнно годен к военной службе.
  - А я получу денежнґую компенсацию?
  - Конечно. Ведь ваше заболевание развилґось в период военной службы.
  - Сколько?
  - Раньше было двадцґать окладов. Сейчас чуть больше.
  - Хорошо, давайте бланк, - с облегчением сказал матрос.
  
  Это было вчера. А сегодня у парня разряґдился телефон, и проґпала зарядка, и он, лежа на кровати, бил кулаками в подушку, приговаривая, что врачи-сволочи, что выґвернет всю армию наиґзнанку. Пришлось дать ему успокоительное. Взбудораженная мама из далёкого Оймякоґна позвонила начальнґику отделения и пригґрозилась подать в суґд. За всё. Что из сыґна, ставшего в армии инвалидом, пытаются сделать ещё и овощ. Что его лишили связи с родителями, ущемґляют в правах, и что у него даже нет туаґлетной бумаги.
  
  - Вы знаете, коллегґа! - сказал я, - хочу зачитать вам письмо другой солдатской матери, которое хранґится у меня с восемьґдесят девятого года.
  
  "Здравствуй сынок! Наконец получили твоё письмо, хотя оно нисколько нас не обраґдовало. Я думала, что ты начнёшь службу гораздо лучше. Ну а ты начал её с нуля. Я не служила в армии, но думаю, что нечеґстно брать сахар со стола, хоть это были остатки. Не унижайсґя, будь нормальным солдатом. Как бы тебе тяжело не было, не будь слюнтяем. Если это поймут твои товаґрищи, ты станешь изгґоем. Ты извини, сыноґк, что я грубо с тобґой разговариваю, но ещё раз прошу тебя: будь нормальным челоґвеком. Это значит: не унижаться, не вороґвать и не жаловаться на судьбу. Я за этот поступок тебя не одобряю. Как бы тебе тяжело не было, ты должен остаться человґеком, а не говном (еґщё раз извини). Я теґбя, конечно, поняла. Что ты мало спишь, ходишь в наряды, убиґраешь мусорку, что похудел на десять килґограмм. Всё это можно пережить. Но если сломаешься, - твои товарищи тебя не поймґут...
   Сынок, будь солдатом и мужчиной, не падґай духом и держи выше нос. Я на тебя надґеюсь, что ты себя не утопишь в грязи. Веґдь ты был на гражданґке хорошим человеком, спортсменом, отличґником. Докажи им всеґм, кто ты, да что ты. И чтоб туалеты ты больше не мыл...Я знаю, тебе трудно во всёґм, но примирись. Ведь и на нашей улице будет праздник. Я в тебя верю, как в челоґвека и как в сына и надеюсь, что ты не замараешь звание "совґетский воин"! Целую тебя крепко, твоя маґма.

Оценка: 4.00*2  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2019