Okopka.ru Окопная проза
Черный Артур
Последняя патриотическая

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 7.38*5  Ваша оценка:

  Эта книга пишется мной уже третий год, и я не знаю, когда ее допишу. То возвращаюсь к ней, то снова оставляю на несколько месяцев. Ждать ее издания - бессмысленно. В каком году это будет?.. Я решил, не дожидаться конца, и в течение времени выкладывать главы, которые уже написал.
  ________________________________________________
  
  
  ПОСЛЕДНЯЯ ПАТРИОТИЧЕСКАЯ
  
  
  Мы никогда не знали пораженья,
  И видно это свыше решено:
  Донбасс никто не ставил на колени
  И никому поставить не дано!
  
  
  
  
   "DRANG NACH OSTEN!"
  
  Кто не помнит, не знает или не слышал про две тысячи четырнадцатый год от Рождества Христова на Украине?..
  Только немой, глухой и слепой - один, страдающий всеми тремя болезнями.
  
  Так слушай в который раз!!! Слушай!!! Слушай!!!.. О Новороссии! О боях, о победах, о героях, о славе... Слушай, как падают на головы мины, как разбивает сердца свинец, как не от огня, от слез вытекают глаза...
  
  Для меня Майдан начался по телевизору в ноябре 2004 года в Грозном. О чем я тогда написал в своем дневнике, изданном после в книгу: "Идет трансляция с Украины: сепаратистский бунт Ющенко и Тимошенко... в оранжевых лохмотьях еще одной "бархатной революции". Там уже готовится новая драма в постсоветской истории, у которой обязательно будут новые жертвы. Новые миллионы. Мы, нахлебавшиеся здесь таких революций, не верим ни в какое светлое будущее Украины и от сердца мыслим только одно: покрошить пулеметами на винегрет всю демократию. Это - самое правильное. Это - судьба предателей".
  Но пулеметы тогда остались без мяса. Майдан победил, а через месяц я закончил службу в Чечне. Прошло еще десять лет. Как они пролетели в моей судьбе - многого не расскажешь. Разве что без войны. Но я не поменял своих взглядов на эти майданы. Где вечно всё вело к катастрофе.
  Вот и Украина разменяла десятилетие.
  С кровавыми следами шел по Киеву новый 2014 год. Потому что вновь никто не решился спустить с привязи пулеметы, досыта накормив их новым Майданом. Забыв простое правило власти: убей тысячу - спаси миллионы! В феврале на Украине победил ЕвроМайдан, проплаченный США. С закваской покруче. О которой первый не смел и мечтать. Куда уж там Ющенко и Тимошенко, что шестилетку подряд, втихаря, чуть ли не под месяцем, ночью, обворовывали народ... Устал караул, и примчалась новая революция: Яценюк, Аваков, Турчинов, Ярош, Ляшко и Кличко... И если прежние шли с дубьем, то эти с ружьем. И со всеми "европейскими ценностями" в мозгах, что не менялись из века в век: "Убей в себе русского!"
  Через семьдесят лет взял реванш, побежденный на Украине фашизм. Потому что умерли от слабости и от старости прежние его победители. Не было больше советских армий и советских солдат. И никого не пришлось сокрушать, кроме обезоруженного одинокого "Беркута" - единственного, кто вышел умирать под пули нацизма.
  Слава спецназу "Беркут"! Слава бойцам, павшим за Украину, свободную от фашизма! Вечная слава бессмертной дружине "Беркута"!
  Долой шапки, товарищи, когда повторяет память ИХ имена!
  
  
  Киселевский Александр, Булитко Василий, Власенко Дмитрий, Гончаров Виталий, Евтушок Владимир, Иваненко Алексей, Савицкий Петр, Спечак Сергей, Теплюк Иван, Третьяк Максим, Федюкин Андрей, Цвигун Сергей, Захарченко Виталий, Зубок Владимир, Кизик Роман, Мирка Назарий, Михайлович Сергей, Симисюк Николай...
  
  
  Пулеметы Киева не жевали мяса семьдесят лет. С той поры, как бежала от наступающей Советский Армии по Крещатику и Подолу побитая нечисть Гитлера. Перепадало лишь единицам, когда в годы Чечни Мать Городов Русских, на свой позор, подавала в руки террористам свой хлеб: снабжала чеченцев оружием и бойцами. И вот настало время вспомнить про них - голодных собак войны, что до костей износили пушечное сало на железных боках.
  В 2014 году от Рождества Христова на престол в Киеве сели фашисты. Открылись нараспашку городские ворота и, взяв на Большую Охоту железных собак, двинулась с "Drang nach Osten!", восставшая из ада дивизия "Галичина". Покатились на Восток батальоны фашизма.
  Не стало больше такого государства, как Украина. А стало Темное царство, управляемое Соединенными Штатами Америки. И черная его тень накрыла весь славянский союз...
  Я - русский солдат Чёрный Артур, участник антифашистского восстания на Донбассе, правом, данным мне павшими нашими товарищами, объявляю со страниц этой книги на весь Русский Мир:
  
  НЕТ БОЛЬШЕ КИЕВА - МАТЕРИ ГОРОДОВ РУССКИХ!!!
  
  Киев - наш отчий дом, захвачен фашизмом! И сам перешел на сторону Бендеры и Гитлера. Долой, злую ведьму, с издевкой продолжающую называть себя Матерью!
  
  МОСКВА - ПОСЛЕДНЯЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ МАТЬ РУССКИХ ГОРОДОВ!
  
  Москва - это всё, что теперь осталось у нас от Русского Мира. Эх, Русские! Держитесь крепче друг за друга. Не то упадете.
  
  
  "INO PASARAN!"
  
  В городе полицией был оцеплен вокзал. Позвонили хулиганы, что заложена бомба. Меня, в берцах и камуфляжной кепке, остановили прямо на перроне, единственного из поезда.
  - Не в ополчение собрался? - подошли старший лейтенант и сержант.
  - Да, ну... На рыбалку приехал, - засмеялся я, протянув служебное удостоверение.
  Те посмеялись, пожали руку и пожелали удачи.
  За вокзалом встречали два плохих актера, игравших в войну в мирном городе - Финн и Рей. Первый в куртке милиции, второй в камуфляже с рыжей бородкой. Но у Финна не было глаза, что сразу исключало его из милиции.
  - Я - Ангара. Нормально доехал,- сообщил о себе я все важные сведения. - Помолчал и зачем-то добавил. - Хвоста нет.
  Здесь все звались по позывным, и редко кто знал имена. Я не стал менять старый свой позывной из Грозного. Но лейтенант Ангара за эти десять лет стал майором.
  "1-я Интернациональная бригада Юго-Востока". А мы, ее бойцы, - "интернационалисты". Только не Испания и не Афганистан. Всё поменяло время. Всё это не за границей, а здесь в России. Всё на добровольной спонсорской помощи. База бригады. И штаб и тыл в одном двухэтажном домике. Железные ворота, маленький двор, где уже загнил под ногами урожай этого лета - орехи и груши. Как-то всё слишком уютно и по-домашнему для фронтового резерва.
  Наша временная группа. Сборная солянка со всей страны Десяток-другой человек добровольцев, что ждут отправки через границу. Завтра или через неделю. В первый вечер мы сидим в курилке на улице, на лавках за большим деревянным столом. Сидим, ровно грешники перед адом. Осень и рано темнеет, и кто-то запретил зажигать свет. Плавает во тьме сигарета и тянется душными лентами дым. По обеим сторонам сидят одноглазые - Финн и Пермь. У первого просто бельмо, а у Перми экзотическая повязка пирата. Сидишь рядом с ними и чувствуешь дыхание с той стороны границы.
  Веселый человек Пермь. Всегда улыбается, вечно в каких-то делах. Но веет от него какой-то чернухой. Я это сразу понял особым чутьем. Что после и подтвердилось. Пермь занимался делами мертвых. Убивали нашего добровольца, и он ехал на место забирать труп, а если не успевал, то после откапывал из земли, укладывал и отправлял гроб в Россию. Спонсоры были.
  - Пермь работает с "грузом-200"! Его здешние дела не касаются! - зло объявляет нам старшина базы Дедушка Рамзай - маленький человек с разбитым сердцем. У них здесь существовала какая-то своя, нам не известная, возня и борьба за власть. - Так что, кто хочет работать с Пермью - пожалуйста!
  - Когда успокоишься? Когда второй глаз выбьют? Этот-то где пострадал? - подкуривает у Финна вторую Рамзай.
  Финн долго молчит, видно, и вправду задумывается всерьез.
  - На последней патриотической, - слышно, наконец, его севший голос. - А успокоюсь, когда голову оторвут, - уже полновесно добавляет он.
  "На последней патриотической", - запомнил я слова Финна.
  - Наемник он, Финн. Ему двадцать шесть, а у него уж четвертая война. А глаз ему летом на Саур-Могиле выбило, - объяснил мне Орда, когда тот ушел.
  Орда - старый татарин, капитан, бывший операботник милиции, уже под пятьдесят, сразу признал во мне друга, и первым делом подарил спальный мешок за знакомство. Свой я оставил дома, как лишний груз. Зато приволок тяжеленые резиновые сапоги. Потому что из прошлой войны больше всего запомнилась бездонная чеченская грязь.
  - Каких только волшебников здесь не насмотришься!.. - предупреждал заранее Орда. - Был здесь один - Медвежонок. Круглый да коренастый, а на поясе по всему кругу ножи с топорами висят. Парень-то неплохой... Простой, видно же. Бабенка у него дома богатая, правда с ребенком. Подобрала его, значит, оформила, а он, чтобы что-то себе доказать, сюда и подался. Я долго над ним хохотал: "Ты, знаешь, что тут не компьютерные игры?"
  Но Медвежонок через неделю уже на Луганщине задержал диверсанта, за что на месте командир наградил его банкой сгущенки. А еще через полмесяца Медвежонок вернулся домой.
  Информации по каждому здесь хватало - у каждого телефон. Плюс интернет. Ведь не какая-то там Чеченская... Украинская - двадцать первый век.
  Два других аргонавта из прежней временной группы - Связист да Сапожник, для краткости ставшие просто Связь и Сапог. Переступили со своей временной группой границу, попали в какую-то местную охрану станицы, где их назначили в караул у склада вооружений. Даже не успели получить автоматы. Да и тех всем не хватало. В первую ночь в охране восстание - против командира взбунтовались бойцы. Подошли к Сапогу со Связью - стволы в лоб: "Открывай склад!" Забрали всё, что имелось и укатили. Эти остались и первым делом поняли, что утром расстрел. Ну, всё, как по военным законам. Как они думали, что должно было быть. Они же служили раньше в российской армии. Сапог - пулеметчик, а Связь - офицер. Забыли, что не в России. Растерялись и с перепугу спрятались рядом в саду. Даже не разбудили своего командира, тоже "интернационалиста". Зато уволокли с собой еще пару товарищей. Утром их нет - и всех сразу в дезертиры, как причастных к бунту. А вот это уже настоящий расстрел. Тут же прилетел какой-то отряд - зачищать всю станицу от мятежа. Всех, кто прятался в лесу, довели до забора, поставили с поднятыми руками и до обеда расстреливали. Хитрее всех оказался боец, который попросил перед смертью молитву. Он так и просидел на корточках весь расстрел. Остальные стояли с поднятыми руками до онемения, упрашивая "карателей" перед смертью дать хоть минуту на передышку. Руки им позволили опустить часа через четыре. А после транспортировали обратно через границу с угрозой расстрела по возвращению. Никто не шутил. Так многих пустили в расход.
  - И что, вы, на новый расстрел туда? - сижу я, один некурящий за этим столом.
  - Да, тут уж как повезет, - стоит во весь рост обширный Связист.
  - Да, не хотелось бы... - улыбается во весь рот сухожильный Сапожник.
  Другая перед нами группа зашла под Луганск. Шли за войной, да угодили в перегной. Дремучая деревня, где правит бал местный отряд обороны.
  - Ну, шо? Жрать хотите? Марш в поле металлолом грузить! - поставили им первую боевую задачу.
  Вокруг по полям сожженная украинская техника: БТРы, БМП, машины. Приезжает какой-нибудь на грузовике коммерсант, загружается под завязку, на месте рассчитывается, и через границу в Россию в четыре дороже сдает в пункте приема металл.
  Переглянулись наши вояки: господи, унеси! Позвонили в соседний отряд, где тоже "интернационалисты", запросили мотор. Втихаря сложили оружие и вприпрыжку, через все огороды, на край деревни. Там уже ждут. Едва ноги унесли с этой передовой.
  Следующим утром с Украины вернулся Горец. Воевал со Славянска, прошел весь Донбасс, был командиром разведгруппы. На груди лопатой черная борода. На берцах вместо шнурков белые капроновые веревки. Согнувшись, разувается у порога, а встал перед дверным косяком - будто пропал. И без того был гончей породы, а стал совсем пройди-свет. Закончил войну начальником блокпоста. Не пропустил контрабанду - машину с углем. В Чечне была нефть, здесь уголь. Раз предупредили: не лезь! Снова не пропустил. Честный ведь, в глаза глянешь - всю душу видно до донышка. Приехал отряд: разоружил весь наряд, а с этим справиться не смогли - он раньше борьбой какой-то там занимался, и вручную шестерых из отряда уделал. Только под стволом в Россию и вывезли. Напутствие, как и всем: "Еще раз приедешь - расстрел!"
  - Что делать будешь? - раз в час спрашивает у Горца вся база.
  Молчит.
  - Едь, - говорю, - домой. Всё-таки перемирие.
  Сомневается. Но днем пошлепал на рынок, покупать гражданские вещи.
  Днем же уехал на границу Орда. Он был старшим нашей временной группы, но почему-то "оттуда" заказали его одного. Уходя, Орда оставил старшим меня. А еще утром я попал в местный наряд. И вот в обед меня вывел перед всеми Рамзай и не без пафоса объявил: "Майор Ангара... Старший временной группы... Боевого опыта, как у дурака фантиков... Мы вам плохих командиров не даем..." А вечером, потому что в наряде, я мыл в доме полы и, выгоняя во двор подчиненных, объяснял непонятливым: "Это просто утро не так началось. Сначала я был уборщиком, а после стал командиром. И второе не отменило первого".
  - Ну и, что, что не был еще? А кого ставить? - возмущался днем на меня Орда. - "Расстрельных"? Так им там недолго жить. На хрен они нужны? Или Замполита? Он боевой, в Луганске "работал" в "Призраке"... Но, сам видишь, раздолбай он: пожрать, поспать, поболтать да по бабам погулять... Остальные - пехота. Некого, кроме тебя!
  - Это хорошо, что тебя командиром назначили. Это понимать надо, - учил меня уму-разуму, сидя за борщом, Замполит - бывший старлей российской армии. - Ты, теперь не просто командир временной группы, ты теперь наш постоянный командир. Людей должен уметь беречь. Зайдем туда, попадем в какой-нибудь отряд, будут у тебя просить людей: "Дай туда двух человек - у нас не хватает. Дай сюда троих - тоже нема". Это насовсем. А ты не должен давать. Не дам, мол, и всё. Группу надо держать! У меня прошлый командир был железный. На него раз наехали: дай людей! Не дал. Второй раз не дал. И пропал он за это однажды. Совсем пропал. Без вести. Вместе с замом своим. Никто не знает, где он, - опускает он ложку в пустую тарелку.
  "Чудненькая история", - понял я про себя.
  Орда вернулся под полночь, когда уже легли спать. Утром еще был один человек, а сейчас их несколько. И все страшнее чертей.
  - Там ведь не просто война, - сидит он ночью в курилке, зловещий и мрачный, с черными ямами на месте щек. - Там даже не первая Чеченская... Там - Батько Махно. Я такого бардака ни сам не видел, ни от других не слыхал, - блестит он бельмами в темноте. - Кто тут собрался: "Сами зайдем... Поможем своим..." Границу перейдете, вас арестуют всех на хрен и посадят в подвал. Вот тебе и помог Новороссии. Меня одного не смогли провести, а вы всей толпой. Полдня прокатали по Донбассу и обратно в Россию швырнули - не довезли до места. Сорвалось... Думать надо! Сидим, думаем! Выход надо искать на своих, кто примет всю группу.
  Орда коротко описал кусок того айсберга, который увидел за день. Но даже этот кусок впечатлял чудовищным размахом анархии. И потому каждому сама ползет в голову мысль: стоит ли вообще это всё начинать?
  - Короче... Надо ехать! - восхищенно произношу я в общем молчании, потрясенный тем, что ждет впереди.
  - Ну, всё, как у русских... "Надо ехать"... - макает в стакан сигарету Рамзай.
  База существует на деньги спонсоров. Кто они, кому и что присылают, нам неизвестно, и, честно сказать, безразлично. Но когда б не их патриотический запал, всё здесь покатилось бы к черту. Потому что в 1-й Интернациональной развал и анархия. Создали её безупречные идеалисты, они же отправляли первых бойцов на антифашистский фронт, а скоро, не удержавшись в тылу, и сами укатили в огонь. Ополченец Бревно - один из бывших начальников базы. Провел лето в боях, в какой-то передряге попал во вражеский плен. Взяли их прямо с оружием - снайперскую пару. Да не сработал непреложный закон войны - снайпера непременно в расход! Вояки украинских вооруженных сил позарились на винтовки, втихаря присвоили их себе, а при передаче пленных командованию, промолчали, кого привели. Иначе б пришлось отдавать и винтовки. Бревно обменяли позже на украинских пленных, живого и невредимого. Сейчас он, кажется, в России на отдыхе. На Базе висит на стене подписанная им "Памятка ополченцу" о конспирации: "Не выходить в город в военной форме... Не отлучаться без строгой надобности... В случае обнаружения слежки..." Да шпионы из нас никакие. Что здесь за База, кому нужно, давно всё известно, но пока за нами не едут ночью черные "воронки". И мы ходим в город в военном, как только приспичит, и вряд ли оглянемся, услышав шаги.
  Бывают периоды, когда исчезают спонсоры, и Бригада живет на подножном корму. Как раз наступили такие дни. Старшина Рамзай тряс каждого прибывающего на деньги. Встанет против тебя и смотрит, как штопор в бутылку вкручивает:
  - Живем - хлеб жуем. Сколько у тебя на руках?
  И ты честно - вокруг боевое братство - всё пополам! - отвечаешь:
  - Ну, тысяч пять еще есть...
  - Себе тыщу, остальное на кассу! На обратную дорогу, если что, соберем.
  Со мной номер не прокатил. Я знал по Чечне, что такое "если что, соберем", и помнил, как по дороге домой несколько дней попрошайничал на аэродромах Ханкалы и Моздока, вылавливая попутный в Сибирь самолет.
  - Ну, тысяч пять еще есть, - соврал я перед всем братством, оставив в карманах пятнадцать.
  Многие приезжали просто без денег. В никуда. Словно обратно не собирались. На мои пять тысяч мы ели два дня. Потом Рамзай раскулачил кого-то еще. Главный начальник Базы, он был главным ее горюшком. Провозгласив борьбу с пьянством, старшина на ночь замыкался в каморке под лестницей, где заливался спиртом под самую пробку, но подобного не прощал остальным, постоянно заглядывая в чужой карман:
  - Кто там последний раз день рожденье Перми справлял по саунам? - скрипел он зубами на участников недавней гульбы, что все еще были здесь. - Шестьдесят блюд на стол, шестьдесят под стол... Тут жрать нечего, а они пьют до зеленых чертей!
  Когда нужно было и самому выйти в город, Рамзай напяливал поношенный свой камуфляж, и черные лисьи очки.
  - Главный конспиратор пошел, - показывал на него пальцем Орда. - Главное в конспирации - черные эти очки... Главное туману вокруг себя побольше напустить...
  В одном из походов на рынок за провиантом, к нам троим подходит женщина средних лет:
  - Вы - ополченцы?
  Мы в форме, Горец с медалью под бородой, Док с георгиевскими ленточками над сердцем, я еще дома оторвал с камуфляжа нашивки российской армии.
  - Вам зачем?
  - У меня муж ополченец. Я хотела узнать, можно ему туда-сюда кататься через границу с оружием?
  - Мы в охране работаем... - обрывает вопросы Док.
  На следующий день она же на рынке. Сразу к нам:
  - Вы передайте своим!.. Вы передайте своим... - подходит вплотную, и у нее истерика. Мы молча стоим. - Вы передайте своим, чтобы сдавали оружие! Чтобы разоружались! Нам нужно мирно с Америкой жить... Нам нужен с ней договор ...
  Но мы уже уходим. Она еще кричит что-то вслед.
  - Мы твою Америку на дрова разнесем, - идем мы с базара.
  
  БЕРКУТ
  
  Несколько дней мы собирались "зайти". "По-черному" ночью через границу с проводником или "по-белому" днем через погранпосты. Но с той стороны были проблемы с приемом. Некому было брать группу, а идти на удачу, как в мертвое царство, никто не решался. "Там - Батько Махно! - помнили мы слово Орды. - Арестуют всех на хрен и посадят в подвал. Вот тебе и помог Новороссии!" А еще нужно было определиться, куда "заходить", в Луганск или Донецк. Сошлись на едином мнении: в Луганске много центральной власти и более-менее относительного порядка, а потому - трясина. В Донецке нет никакой власти, а при хаосе проще плавать в мутной воде. К тому же в Донецке продолжаются бои за аэропорт. Его не взял Моторола, по слухам, положив за три дня около семидесяти бойцов. И нам хоть прямо в аэропорт, лишь бы не в поле в окопы, воспитывать вшей.
  А еще оказалось, нет её, никакой 1-й Интернациональной Бригады Юго-Востока. Это всего лишь красивая военная сказка. Написанная для тех, что, прожив жизнь, до сих пор еще верит в справедливость и доброту. Верит, чтоб идти за ними на смерть. Хочешь стать "воином-интернационалистом"? Хочешь продолжить подвиг "испанцев", "монголов", "египтян", "афганцев"?... Вступай в ряды 1-й Интернациональной! Иди, сражайся за счастье других, и будь счастлив, оставшись без своего... И знай, что попав в эту сказку, ты тоже станешь сказочным принцем, царевичем и королевичем, в чью жизнь не поверит никто.
  Нет её, 1-й Бригады. Она начинается здесь, в этом доме, но кончается сразу за выходом из дверей. Бригада не посылает своих бойцов в какую-то часть, батальон или город. Пройдя границу, они разбредаются сами, кто куда хочет, кому и как повезет, по всем рубежам Новороссии. И если где сбилась группа, еще продолжают называть себя "интернационалистами", а чаще забывают себя в бесчисленных местных армиях.
  На связь с Базой выходят бывшие командиры временных групп, освоившиеся на месте. Нигде нас не ждут. Одним самим не хватает оружия, другие застряли в глубоких тылах, третьи ушли в запой по общей анархии, четвертые тупо сидят в окопах и не сделали ни одного выстрела, пятые едва собирают себе на хлеб, шестые сами с усами... Один, кто зовет в свою группу, в спецназ Новоросссии "Беркут", Находка. Ушел с Базы чуть раньше нас, и где-то крепко схватился.
  - У меня люди круглые сутки не спят! - нагнетает он обстановку. - Мы замотались на боевые ездить!.. Каждый день в бой... Дайте людей! Оружие есть! Кормежка есть! Казарма под крышей!..
  Раз не приглашают в аэропорт, то лучше Находки выбора нет.
  Мы уезжаем из города рано утром командой в девять бойцов в закрытом салоне "Газели". На кочках подпрыгивают набитые вещмешки, спальники, а мы летаем вперед до дверей на каждом повороте дороге.
  - Куда летишь-то?! За новыми песнями?.. - отряхивается в углу Сапог.
  - ...Америке невыгодно, с точки зрения долларовой политики, данное перемирие. У нее вся экономика завязана на поставке вооружений... - присев на полу, поднимает геополитические вопросы Хант.
  Вставляют свои пять копеек Замполит и Связист:
  - Временный стратегический расчет для наращивания военного перевеса...
  - Необходимый, кроме того, для установления экономической блокады...
  - Если такие умные, что, вы, делаете в этой "Газели"? - ломаю я тему.
  Речка в лесу у самой границы. Еще не вышел на связь Находка и мы здесь открыли привал. На земле хлеб и тушенка, минералка и вареная колбаса.
  - Напиши про меня в книге! - упав на походном коврике, протянув до стола длинные худые ноги, пристает ко мне Замполит.
  - О том, как тебя не научили хорошим манерам, свинтус? - обходит кто-то его башмаки.
  - Про это уже писали... О том, какой я талантливый замполит. Какой умный из себя офицер... - собирает он всё, что имеет.
  Над лесом восхитительно плывет небо; теплое и голубое, словно сбежало из лета. Криво-накриво - всю жизнь на ветру, да так и не научился летать, - долго падает в зеленую воду золотой лист. Медленно-медленно движется время реки. Заросли кашкой и ряской ее берега, и забрала скользкая тина холодное дно. Сев у самой воды, неторопливо перебирает спички для большого пожара желтушная осень. Горят ржаво-красным, зажженные ей вчера верха ясеней и осин. Катится гибель на сонный лес, а он, встав по краям берегов, околдовано смотрит желтыми глазами в зеленые струи воды...
  Кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть...
  ...Погранзастава российской границы. Мы в камуфляжах, разгрузках, с полными ранцами за спиной. Остановлены, как невыездные, Лоренц и Замполит. Ничего серьезного для препятствий, один пустячок - нужно оплачивать штрафы ГАИ. Оба стоят в десяти метрах до места, где кончается Россия, оглушенные поражением. Остальные сидят в десяти метрах за постом, в сторону Украины, и тоже не знают, что делать: контроль позади - когда так удачно зайдешь!
  Через пост пролетает мужик. В модных очках, с охраной, и с гонором - в два мешка не влезет.
  - Кто старший группы? - ревет, словно маршал, и палец в перстнях да в наколках вперед себя вытянул: лети, мол, ко мне.
  - Ты, еще, кто такой? - гавкает на него Орда.
  Мужика, как мухи уволокли.
  - Кто это? - не понял Орда, куда он исчез.
  - "Блатовка по возможности". Есть возможность - блатует. Нет возможности - он даже не дышит, - лежу я на ранце, один знающий за тюрьму.
  Блатной появился через десять минут. Подошел первым:
  - Я замминистра обороны Хмурый. Какие проблемы, ребята?
  - Помоги двоих провести.
  - Сейчас уладим.
  Больше его мы не видели. А Лоренц с Замполитом остались в России, оплачивать штрафы дорожной инспекции. Не знаю, заплатили они или нет.
  Идем по ничейной полосе между двумя государствами. Оборачивается назад и размашисто крестит себя Орда:
  - Ну, бывай, матушка-Россия!
  "Гляди-ка, татарин, - смотрю я, - а сам православный..."
  Изрешеченный металлом погранпост Украины. Превращена в сито железная крыша, на бетоне борозды разной величины. В небе флаг Донецкой Народной Республики, черно-сине-красное полотно, на пропуске людей и машин военные в горках с георгиевскими лентами на груди. На дороге колонна, которой не видно конца. Беженцы, беженцы, беженцы... Груженые под завязку авто, из открытых окон и с крыш свисают тряпочные, перехваченные веревкой, тюки. Отрешенные, безразличные лица людей... Прошла война, а они всё бегут, от безысходности, от хаоса, от грядущей верной нужды...
  Они идут и идут навстречу тебе. Их сотни, за ними тысячи, а с тобой только шесть товарищей. У тебя еще нет оружия, и ты не знаешь, от чего бежали они. Но чем больше этих людей, тем упрямей и тверже ты идешь навстречу потоку, в тот кошмар, который их гонит сюда. И ты больше не можешь, не имеешь права остановиться. А хочешь лишь одного - бежать со всех сил через эту колонну против судьбы!
  Бежать против судьбы!!! Не существует короткого пути к счастью. Когда ты не можешь мириться с несправедливостью, ты должен ее уничтожить!
  Находка встретил нас на границе, помог погрузиться в "Газель". К Макеевке - пригороду Донецка, мы подъезжаем уже в темноте. Черные глухие ворота, одноэтажная казарма "Беркута", фонари по периметру бетонного забора, еще не облетевшие деревья, два ЗИЛа и БМП во дворе, часовые под колючей проволокой ограждения.
  - ...Укры идут в атаку. Одному отрывает голову, он даже не останавливается, бежит со всеми. Расстреливаем их в упор. Другому отрезало ноги, не падает, бежит на костях и смеется... - говорит с местным говором кому-то во тьме заместитель командира Спец. Мы подходим ближе, молча стоим, докуривая до окурков сигареты. - А их наркотой накачали. Мы после поняли, когда их окопы заняли - обертки от американских пайков, сами пайки. Боевые пайки, наркотою напичканные. Трое суток действуют. А потом отходняк страшный... Я бы Яценюка с Ляшко в шахту на пару дней спустил - по другому бы запели, голуби ясные... Я к ним в гости не приходил, мне Ивано-Франковск не нужен. У меня тут родина. Я сам в шахту лазил...
  На кухне еще не остывший ужин, оставлен для нас. Газированная вода нескольких видов, шоколадные конфеты, печенье. В комнатах двухэтажные железные стеллажи, на них доски, матрасы, и белые шелковые обрезы взамен простыней.
  Здесь всё символично. Как всегда бывает после победы.
  Про врага не говорят "украинцы", заявляют "укры" или, презирая, "укропы".
  - Не "великие укры", как они себя объявили. Укропы вонючие! - плюет кто-то из местных.
  Над входом в казарму веет зелено-голубой флаг российского ВДВ. "Десант непобедим!" приписано ниже.
  На рукавах у бойцов вышитые цветным шевроны отряда: российский флаг, в середине белая птица, по верху большими буквами "Беркут", и полукругом "Русские своих не бросают!"
  - Разогнали у себя "Беркут"! А он их здесь раздолбал!
  У бойца на ремне автомата надпись: "И воздам вам за грехи ваши!"
  В общем туалете казармы надпись на сливном бачке унитаза со стрелой вниз: "Окно в Украину".
  Россиян здесь чуть больше десятка. Остальные, человек семьдесят, все местные ополченцы. Поистине рабоче-крестьянская народная армия: от шестнадцати до шестидесяти пяти лет. Так видно набиралась когда-то в семнадцатом Красная Гвардия. Пришли добровольно бесплатно служить. Некоторые прошли еще Советскую Армию, другие не служили совсем. Кормятся за счет отряда, и живут по сути в неволе. Дома нищие семьи. Сюда пришли в большинстве от отчаяния, в надежде, что когда-нибудь будет армия, что-нибудь будут платить. Стрелянных, кто участвовал в последних боях, можно считать по пальцам. Оружия никакого, несколько автоматов, с которыми ходят лишь в караул. Формы у многих нет, ходят в джинсах и свитерах, с повязанной георгиевской ленточкой. Могут сходить в увольнение, но это по обстоятельствам. Живут здесь, черт пойми как, и впереди у них, черт пойми что.
  А ставку на них никто и не делает. Нужны для количества. У командира Сочи россияне - ударная группа, имеют какой-нибудь опыт. Хотя бы армейскую службу иль ту же Чечню. Нас вооружил первым делом. Выдал всем автоматы, досталась пара подствольников.
  - Это оружие - мое личное! Кто потеряет или у кого отберут - сам к стенке поставлю и сам расстреляю! - хрипит Сочи, сорванным голосом.
  Здесь на каждом шагу, прям, как у Бунина в его "Окаянных днях": "...а слово "расстрелять" с языка не сходит".
  Находка не слишком высокого мнения о местных вояках. Поставил ему Сочи задачу: взять под контроль двадцать километров Донецкой трассы.
  - У меня столько бойцов (россиян) не будет. Да, даже если всех чебурашек (ополченцев) поставить - все равно надорвемся! - возмутила его нереальность задачи.
  Ара-Артур - армянин из России, воюет здесь с мая месяца. Легенда нашего "Беркута". Прошел сто дорог, потерял столько друзей. Свои по ошибке расстреляли Камаз с ополчением. Этот и с ним еще кто-то выжил, остальные, несколько десятков, намертво. Толстый, спокойный, сидит во дворе у ворот, держит во рту стебель осоки:
  - Я жду, когда ордена на мертвых придут. Заберу их и поеду отсюда домой. Мне этот бардак на черта?.. Я честно воевал. А умирать за отжатый у кого-то джип не хочу...
  Этой же ночью первый боевой выезд - атаковали в городе блокпост "Беркута", ранили командира. По коридору бежит с пулеметом Сапог, в дверях подгоняет неповоротливого Связиста Орда:
  - Слышь, лейтенант, я в твои годы от пинка прикуривал!
  На блокпосту стоит "Скорая помощь" - "Швидка допомога", в ней сидит с бело-красными бинтами на голове ополченец. Никакого нападения не было, и командир даже не наш - привезли медики с соседнего блокпоста. Приехала к нему на пост контрразведка, вышел из нее один малый и говорит: "Ты, конечно, парень здоровый, но я здоровее. Давай-ка с тобой в рукопашную разомнемся!" И, для удовольствия, нахлобучил командиру по тыкве.
  - Здесь сто атаманов на один город... я говорил, - стоит в стороне Орда.
  Вторая за ночь тревога. В машине Сочи несемся, как на пожар. Чего там стряслось?.. А ничего особого - сидим в дорогущем кафе "Шоколадка": бильярд, боулинг, караоке. За накрытым столом весь боевой цвет Макеевки - ханы и атаманы. Картина из 90-х - сходка местного "блатняка". Суетится официант, на столе шашлык, коньяк, водка, на пальцах и шеях гостей золото вперемешку с наколками, на коленях малявки лет по восемнадцать, за ремнями огромные пистолеты, у кого сразу по два. Все воевавшие, все повидавшие... Разговоры о взятии Киева. Не меньше! Как будут делить!.. Мигает светомузыка, течет сигаретный дым. Из своих только Сочи да еще один, кого мы не знаем. Остальные - гости с Кавказа - некрещеные души. Мы в полной боевой амуниции, с автоматами и гранатами, сидим на соседних столах - почетный караул русского спецназа. Во все углы нацелены заряженные стволы. Всё серьезно.
  Но здесь никого нет!
  - Здесь нет фашистов! - озлобленного повторяю я Доку.
  Через зал спешит опоздавший на сход "ветеран", молодой кавказец лет двадцати пяти, накачанный, с модным пистолетом под мышкой.
  - Добрый вечер, - поворачиваю я на него автомат.
  - Я - вежливый лось... - негромко добавляет позади Док.
  Тот аж побелел. Сует нам какой-то пропуск, подписанный ста атаманами, что-то лепечет. Из-за занавески улыбается Сочи:
  - Пропускай.
  А как пропустили, за столом хохот:
  - Ты, что опоздал? Русские, что ли арестовали?
  Главный босс - Алик; воротила местного бизнеса, настоящий хозяин "Беркута", отправляет Сочи с разведкой на "Синюю базу": проверить службу. Уходим вдвоем, а на парадном выходе заклинили, не открываются, двери.
  - Сейчас прострелим! - примеривает Сочи к замку автомат.
  По залу несется официант:
  - Не надо, не надо!.. Есть другой выход.
  Сочи лезет за телефоном в карман.
  - Алик, - с подозрением оглядывает он зал, - Будьте там осторожны. Это неспроста. Мы уходим через черный ход. Без нас - никуда!
  Слышно, как в трубку: "Да, прекрати, ты!"
  Сочи гонит машину, как на "Ралли" или на "Формуле". Тормозит, что кишки лезут в горло. Плохо до тошноты. На дорогах полная пустота - в городе комендантский час. Вдоль улиц горят фонари, почти нет света в домах. Только мигают желтым на перекрестках светофоры. Огромный город - и никого. На включенной "аварийке" - условный знак для своих, проскакиваем пару постов. Автоматы на перевес - стоят ополченцы; ручные фонари, затасканные камуфляжи, серые бороды. Прохладны осенние ночи и уже многие одели бушлаты. Впереди зима, холод и грязь. "Синяя база" - еще один точка "Беркута". На въезде синего цвета ворота, оттого и название. Здесь места побольше и бойцов, говорят, сотни три наберется. И ребята другие, не сброд с базы Сочи.
  На обратном пути подобрали каких-то соплявок, стоят на обочине, машут рукой. Повезли по домам.
  - Вам сколько лет? - оборачиваюсь я в салон.
  - Шестнадцать, - отвечает одна. - Я из дома хочу сбежать!
  - Давай к нам! - тут же с хохотом находится командир. - Шашлык-машлык, боулинг... Караоке поедем петь!..
  - Мы же без документов!
  - Ты, с кем едешь?! С начальником гарнизона! - уже оскорбляется Сочи.
  Высадили обоих у дома и возвращаемся в "Шоколадку". В подвале Луч, Находка и Док играют в бильярд. Официантка приносит кофе. Зовут ее Юлей.
  - Юля, хочешь в книжку попасть? - беру я с подноса чашку.
  - Это новый способ знакомства?
  - Нет. Нам больше нечем расплачиваться.
  - Забудьте...
  Закуривает сигарету Находка:
  - Только что пришла информация, что в Горловке, пока отсутствует Бес - уехал в Россию на пару дней, какие-то людишки взяли штурмом банк, побрали золотишко и доллары. Надо готовить людей. Пятьдесят человек с базы. В три часа ночи едем зачищать Горловку.
  - А сколько в той Горловке население? - сижу я с кофе, не играя в бильярд.
  - Пятьсот тысяч, - спокойно гоняет шары Находка.
  - А войск?
  - Тысячи нету...
  - Каждому бойцу до утра десять тысяч мирных зачистить, плюс после отбиться от двадцати военных... Там ведь тоже свои атаманы?
  - А, куда же без них? - разводит руками Находка.
  Где-то сквозь стену поет караоке. Легендарные шлягеры всех поколений: Таганка, Мурка, Гоп-стоп... Мимо пролетает Алик.
  - Его нам нужно в любом случае прикрыть! - показывает в его сторону Луч.
  - Совсем тут заигрались в свои игрушки, - отворачиваюсь я ото всех.
  Воровской сходняк героев Новороссии окончен. Сладко покушали, прочистили глотки - и вошь с ними. Провожаем за город этого... которого нужно в любом случае там прикрыть... Алик-то ничего, подъехал к дому, пожал руки и хлопнул калиткой. А у Сочи думка своя. Подходит ко мне, поворачивает на прямую наводку прицел подствольника и перегаром в лицо:
  - Мочи сразу гранатами, если что!.. Я буду через тридцать минут.
  Как говорил мой замполит в зоне: "До хрена делов!" - мочить полчаса гранатами.
  Мы с Лучом оставлены распорядительным командиром у дома Алика одной машиной "прикрывать" его на ночь.
  - В восемь утра вас поменяют. Глаз не спускать! Мышь не должна проскочить!
  Давно не светят в окнах огни. Я сижу под грушей напротив двора, в тени от огромной, на все небо, луны. Идут в высоте, пропитанные зеленым сиянием, облака. В фиолетовом застывшем лесу кружит вальс-бостон ночной листопад. По улице в разноголосье - чужие в деревне, поют свои песни собаки. А я сижу и повторяю, как в "Шоколадке": "Здесь нет фашистов! А только разборки местных ханов и баев. И ты у их дворцов - бесправный дозорный пес, взятый за черный сухарь".
  Над улицей стоит тоскливый протяжный вой, и Алик позвонил Сочи: снимай свою пехоту. Нам звонит Находка:
  - Оба в машину. Вас, что там, кто-то заметил?
  - Собаки что ли?!
  ...Утром машина засыпана опавшей листвой. Уже прошел назначенный час, и никто не приедет. "Мне некем вас менять. У меня никто дорогу до вас не знает", - проспавшись объяснил по телефону Сочи. А перед этим Док вызвался на замену:
  - Командир, я доеду. Найду, поменяю. Только у меня прав нет. Это ведь ничего?
  - Да я начальника ГАИ лично расстреляю, если тебя задержат! - замахнулся Сочи выше пьяной своей головы. - Но, ты, дома сиди.
  У БАТЬКИ НАШЕГО МАХНО
  
  Прошло несколько дней, и мы понемногу втянулись в службу. Мы как-то сразу дистанцировались от "Беркута" и сделались другой кастой, которой мог касаться лишь лично Сочи, но которой не касался отряд. Так было легче - жить с отрядом, но наблюдать его со стороны. День полностью проходил в курилке и на кровати, а ночь собирала нас на какую-нибудь задачу. Оригинальную, как вся их республика.
  Но с каждым днем в "Беркуте" от нас как будто уходили силы. Я видел, как менялись друзья. Как понемногу пропадала их радость, сменяясь унынием, как из уверенных и сильных, они делались молчаливыми и осторожными. Мы ехали сюда помогать, оставили в России всё, что насобирали за жизнь - семьи, работу, дома, а получилось, что всё это зря. За тридевять земель вместо судьбы воинов нам было уготовано место прислуги, а вместо линии фронта казарма под крышей, где не было и стреляных воробьев. "Завтра пойдем в атаку, добивать укропский "котел", - собирал нас по вечерам Сочи для поднятия боевого духа. - "Укропы" голодные, холодные, им некуда деваться: или подыхать или уходить с прорывом. У них с собой "Грады", техника, минометы. Вам бить одиночными - это экономит патроны и ясно, что свои. Они всегда лупят очередями до последнего. Кому страшно, скажите сразу, пусть лучше дома сидит. Это бывает. У меня у самого перед боем бывало. Это потом, втянешься в бой - и вроде уж ничего. В бою побежите, сам расстреляю на месте!" Мы получали гранаты, патроны, и расходились готовиться. А командир проваливался в пьяный угар, и через час был уже ни в дугу. А день атаки сменялся днем похмелья и новым запоем.
  - Я больше не могу так. Я не сюда ехал, - подходили мы поочередно к Орде.
  - Я знаю. Всё знаю, - не знал он, что говорить, кроме правды. - Нас всех обманул Находка. У него не хватало людей в свой отряд. Он просто купил нас за одно обещание фронта. Мы ведь не знали, что станем товаром.
  И кто-то уже ходил на вокзал, узнавать про билеты обратно домой ...Мы все опоздали сюда. Мы по разным причинам не приехали в срок, а теперь уже поздно махать кулаком. Мы опоздали сюда и этого не исправить.
  ...Сидят во двое, щурясь на солнце, за столом курилки полувековые люди:
  Орда - соленая на голове седина, зачерневшие от табака зубы, высокий и статный, со смуглым татарским лицом. "Да, русский я, - улыбается он. - Лицом лишь не вышел. Меня всю жизнь так припутывают... Хорошо я пожил. И военным был, и опером в милиции работал, до капитана дошел, на пенсию вышел. Сыновей с дочерью воспитал... Отца схоронил. Мать дома осталась за детьми приглядывать. Я уж давно разведен. Хорошо я пожил. Всё у меня сделано в прошлом, и дом есть, и дети в гору пошли. Идти в жизни уже больше незачем. Сиди - смерти жди. Не буду я ждать. Потому сюда и поехал. Есть еще силы и для жизни, и для войны, а тут уж посмотрим. Останусь я здесь насовсем. Пойду в милицию можь... Пенсию свою матери я оставил - не переживаю теперь за нее. Самому ничего не нужно. А на сигареты как-нибудь заработаю..."
  Луч - всю жизнь за баранкой, безвредный водила с помятым, как у пьяницы, лицом. И всю жизнь, какая досталась, вечный денщик какого-то генерала. Приехал сюда, стал снова водителем на извозе, а больше ничего и не надо. Доволен и спокоен судьбой. Уже в привычке что-то ворчать, наставлять молодых, медленно и тепло одеваться, засыпать под гудение телевизора. "Прошел день - и мне спокойней, что всё хорошо. Завтра проживем - и славно тебе", - никогда не противится он судьбе. На политическую и военную обстановку смотрит, как на необходимый порядок вещей: "Тут и "Беркут" в городе, и "Оплот", и "Восток", и "Сатурн", и много еще этого зла..."
  Кощей - маленький, тонкий, подвижный, словно и вправду из сказки. Задумчивый мудрый взгляд и слова щипцами не вытянешь. Бывший офицер-"афганец". Сам он свою историю рассказывал один раз, и я узнал о ней через третьи уста: нагадали Кощею врачи смерть на конце иглы. А игла та в яйце, а яйцо в зайце, а заяц черт знает где... У Кощея многолетняя язва и вот идет дело к развязке. Другой бы стал горевать, вымаливать лишний день, а этот, верный закалке, собрал вещи и подался сюда, где смерти долго не ждут. Не его вина, что попал к Сочи. Уже здесь упал с обострением, попал в хирургию, да снова в строю. "Ангара, говорю, - смеялся Орда, - ты Кощея в больницу ходил навещать? Как он там? Жить будет?" А мне Ангара: "А что с ним сделается? Он же - Бессмертный!" С тех пор за Кащеем завелся второй позывной.
  - Что писатель? - двигается для места Орда. - Какие успехи?
  - Глава... - Заспанный, руки в карманах, вышел я из казармы, - две тысячи двадцать вторая: "На Западном фронте без перемен", - безнадежно машу я рукой.
  При переходе границы на пропускной приметил Орда молодую девку: лицо так себе, ничего интересного, но долгие, как тень на закате, ноги, и наполнена грудь до краев.
  - Док, оцени! - привлек он бойца.
  - Десять баллов, - едва взглянув, дал высшую оценку Док.
  И вот прошло лишь несколько дней.
  - Ты взял самую высокую шкалу, Док, - сижу я теперь в курилке напротив него, - Это правильно. Но тогда не было выше оценки, и никто не знал, что она будет. Но, Док, прошло время. И сегодня я бы дал той девочке двадцать по высшей шкале. А завтра ты дашь уже пятьдесят. И так, пока мы не вернемся обратно. Здесь другие расценки, Док...
  Всё люто тут в "Беркуте":
  Рядом метет плац "робот" - пленный из своих, на местном жаргоне. Сидел ночью в подвале, сейчас выпустили на шрафработы. Нагибается подобрать у урны бычки, его бьет сапогом часовой:
  - Медленно движешься!
  Мы смотрим, не вмешиваемся. Откуда такая жестокость?
  - Слышь, друг, за что тебя? - окликает его Орда, когда уходит боец.
  - Они говорят, за пьянку! - еще не остыл от волнения "робот" - обычный парень, крестьянин или рабочий. - Нарушил, мол, комендантский час и сухой закон республики! Жена вчера сына родила уже в полночь, шел с роддома домой, по дороге выпил бутылку пива - его-то продают при этом сухом законе!.. Меня хватают и тащат - "У нас недельки две посидишь!" За, что?!.
  Местные делятся на две касты: вояки и "роботы". И из первых очень легко перейти во вторые. Не спасают никакие заслуги. Ночью ушел с поста начальник караула. Третьи сутки в наряде, забыли сменить. Догнали, схватили, разоружили - в подвал, в "роботы". Утром, уже без ремня, китель навыпуск, разгружает на кухне продукты. Его боец пришел с увольнения с запахом перегара; пил дома вчерашним днем. Выбили зубы, дальше - "робот", подвал. Но рядовой оказался покрепче начкара: "Я, - говорит, - выйду отсюда, вам, твари, не только зубы, дух из вас вышибу!" Отсидел так два дня, и за забор его навсегда: хромай, мол, отсюда...
  Срок жизни "робота" ограничен случаем. Он наступает, как правило, по двум обстоятельствам: по милости командиров - чего не дождешься, и по появлению новых "роботов". Тогда старые освобождаются и вновь переходят в вояки.
  Но, как тот недавний отец, есть "роботы" и гражданские. Повар на кухне после обеда стирал в пищевой баке носки. Уже к ужину лишился всех привилегий, получил место в подвале, и вместо черпака швабру с помойным ведром. Девочка, четырнадцать лет, попала в аварию. На место крушения прибыл наш "Беркут", забрал сюда и, пока не едут родители - а им наплевать, определил на кухню в помощницы.
  Днем в "Беркуте" бунт на корабле - отказался служить целый взвод - девять бойцов. Бросают форму с оружием, выносят из казармы к воротам вещи. На КПП полный досмотр: не унесли бы ружьишко. Кто-то из наблюдающей толпы во дворе:
  - Это же банда Гапона!
  Какое поганое имя - Гапон. Но как символично! Гапон - бунтарь, провокатор!..
  Сам Гапон, стоит весь в гражданском, плюется по сторонам:
  - Да, по миру лучше пойду, чем жить под вашим копытом!
  Всем плюнуть по разу - озеро будет. Но бунт подавлен, зачинщиков за борт!
  - Прощайте! - счастливые, уходят в ворота бойцы.
  Мятеж случился в неудобное время - днем. Когда по важным причинам отсутствовало высшее руководство: Сочи валялся пьяным, его зам по боевой части Сармат, пил за забором, зам по тылу Карабах шерстил в городе, а с бунтарями разбирался, - ни вода, ни каша, - Спец. В итоге всех просто отпустили с отряда.
  В полночь, пьян-распьян, - сухой закон в республике! - в казарму влетает Сармат: построение по тревоге отряда. Нас не касается, и я стою в коридоре, слушаю, что несет этот черт:
  - Кого еще раз поймаю с перегаром - сам лично тут расстреляю! - орет он, плечистый и молодой, на годных ему в отцы. Стволом вниз, висит на плече автомат, за ремнем кобура, разгрузка с гранатами. Рядом Братишка - тощая жинка - длинный кол с напяленной на него шевелюрой. Редко такое пугало встретишь. У пугала винтовка СВД и, не поднять, пистолетище. Тоже пьяна в стамеску. Хороший такой семейный подряд. Вышли надрать уши нашкодившим ребятишкам. - Я для вас тут всё делаю, а вы мне на голову срёте! Самих вас с пылью смешаю! Кто не верит моему слову - поинтересуйтесь за меня в СБУ (Служба Безопасности Украины), - выставляет Сармат вперед себя хромую правую ногу, - Вот у нее спросите! У ноги моей!.. ("Попали из танка", - припоминаю я, однажды оброненные Сарматом слова) Кто тут Гапона выпустил?! Этот Гапон, я вам говорю, дезертир и предатель! Он уже "спятисотился" ("пятисотый" - трус) до этого... Кто на посту стоял?! Как они ушли - девять человек? Я вам говорю: это последний раз, что кто-то ушел! Вы в армии и будете здесь до конца войны! Сейчас перемирие. Сами пришли, а значит, забудьте про дом!.. И еще... - Сармат переходит к самому важному. - У меня и у Сочи вчера пропали по бутылке "Мартини". Молите бога, чтобы это был кто-то из банды Гапона! Я, если узнаю про кого-то здесь, я этой крысе во дворе ногу прострелю! Я пьян, но справедлив!
  В недвижимом строю молча стоят побежденные. Люди, добровольно пришедшие стоять за Республику. А им, как камнем по голове...
  Да на хрен нужна, такая Республика!
  После Сармата на сцену является Карабах - маленький, как игрушка, старик.
  - Завтра у вас присяга на верность Республике. Я - старый казак, полковник. Если здесь кто-то в строю считает себя казаком - то вы еще так: говно между пальцами. Учтите, у нас в казачестве, к дисциплине очень быстро привыкните. У нас бьют нагайкой. У меня у самого припасена для вас вооооо...оот такая нагайка, - разводит он высыхающими руками. - Ну, кто хочет завтра стать казаком? Выйти из строя!
  Тишина, словно все умерли. Но вот, в конце строя, неуверенный стук о пол каблуков: раз, два.
  - Так... Я не понял, - шарит глазами в строю Карабах. - А еще двое, где? Кто нынче ко мне подходил...
  Да, что-то после Сармата, да после нагайки, никто уж не хочет быть казаком. Карабах отыскал сам, обоих вывел из строя:
  - Что, заробели?
  Другие глядят на них, как на жертв.
  После таких событий я завожу среди россиян поговорки: "Роботом" может стать каждый", "Каждому Гапону - по "Беркуту", "Всё ерунда: лишь бы в казаки не приняли".
  Я как-то спросил про нарукавный шеврон отряда:
  - Нам тоже его одевать?
  - Если такой оденешь - тебе свои сразу пальцы отрежут, - выразил общие чувства один из России.
  Ночью, оставив оружие, сбежали из "Беркута" еще три бойца. Один из будущих казаков. Утром на плацу торжественный праздник - присяга, и утро стрелецкой казни - прием в казаки. По двум заголенным спинам ходит нагайкою Карабах.
  
  ...ВСЕ НОЧИ ПОЛНЫЕ ОГНЯ
  
  Мы осели по двум комнатам, и посещаем друг друга. Связист мельтешит почаще других, и за два дня сожрал у нас большую весовую коробку конфет.
  - Конфеты лупить сюда ехал? - обкраденные, сидим мы на полатях, впустую хлебая чай.
  - А как, вы, хотели? Война... - разводит рукам Связь. - Завтра за новой приду, - прощается он у дверей.
  Не прошло чаепитие - ночной выезд. Наркоманы ограбили женщину: в поздний час шла домой, остановили, сняли золото, забрали мобильный. Мы прибыли одним экипажем и стоим на проспекте у летней шашлычной. Рядом машина комендатуры: двое бойцов с лейтенантом. Вместо милиции, которой фактически нет. Что-то объясняет муж потерпевшей, говорит, что знает тех наркоманов, называет их адреса. Ехать недалеко и нужно просто их взять. Но - не милиция. Военные. Люди разных мышлений. Был бы наряд ППС, через полчаса наркоши уже лежали бы в отделении, в наручниках и избитые. По другому нельзя. Не доходит до сердца уголовника самый лютый приговор суда. А удар сапогом в лицо, достает до самого дна души.
  - В городе много оружие, - мерят боями и фронтами комендачи. - Ночью не стоит. Днем заберем.
  "Всё. Глухарь", - мысленно закрываю я уголовное дело.
  Выплывает из дворов какой-то военный. Встает на дороге и ловит такси. Пьяный, до локтей замотаны бинтами обе руки. Машет ими, как мумия. По документам боец "Оплота".
  - Домой не могу уехать. А это - протягивает он перед собой светящиеся во мраке бинты, - собака покусала.
  - Железные здесь собаки! - никогда не видел я таких ран.
  Комендантский час. Еще не полночь, не поздно по времени, и тепло - не замерзнешь без куртки. Пусто на улицах, громадные темные здания вдоль проспекта, большие пятна света от фонарей, и мы - молча стоящие в темноте фигуры с оружием.
  
  ...И содрогаясь, в пластмассу закованы,
  Воют в витринах голодные клоуны.
  Дико скрежещут их желтые пальцы о бледный порог.
  Клоуны бьются, выбраться рады бы -
  И провожают жадными взглядами
  Длинный багровый трамвай,
  Проползающий в ночь, как холодный хот-дог.
  
  Вспоминаю я к месту идиотский стишок... Только трамваи не ходят.
  У шашлычной еще не прошли разборки по грабежу. Покусанный все еще ждет на обочине. А по ту сторону дороги какой-то цыганский табор. Стоят во тьме на автобусной остановке и галдят на всю улицу. Подходим к ним с Хантом. Два мужика и две женщины. Одна с перехваченной бинтами головой, от бровей до затылка. Просвечивают сквозь белое кровавые красные пятна. Сама пьяная, блуждающий взгляд.
  - Ведро с мусором выносила, упала, - объясняет муж, еще трезв.
  В порядке у всех документы, а бинты на голове, заметно, наложены в больнице верной рукой.
  - Идите, - отдаю я обратно им паспорта.
  Вторая женщина бросается целовать нам руки:
  - Спасители вы наши! Сыночки! Дэнээровцы!..
  Мы пятимся скорым шагом назад.
  Кто-то позвонил Сочи и мы уже летим по Донецку. Потрясающий город. Широкие, в ярких огнях, магистрали, пустые по всей длине, красные и голубые рекламы, черная беззвездная ночь и победное торжественное молчание неба. Мы не таким представляли город. Нам говорили, что Донецк сделался Грозным. Нет! Сохранили, отстояли свою столицу шахтеры Донбасса!
  На перекрестке проспектов прямо посередине дороги девка; красивая - разобьешься! Одна в пустом городе. Увидела нас, успела состроить глазки, пока мы не пропали на скорости.
  - Понимающая деваха попалась! - тронут я за сердце.
  Сочи привез нас к коттеджам. Там две машины с группой бойцов.
  - Заберёте Багиру? - спрашивает кто-то у командира в окно.
  К нам с Хантом на заднее сиденье садится Багира - худющая, вся в черном, девица. За спиной автомат, в руках снайперская винтовка - наплодило время баб для войны. Бойкая, веселая с черными волосами, на шее цветные наколки, от самой пахнет волей и водкой. "Анечка... Мы с Анечкой..." - называет она свою СВД.
  Пятизвездочный отель в центре Донецка. В прошлые времена такой рабочий навоз, как мы, вышвырнули бы с крыльца. Но всё поменяла народная власть. Багира и пара бойцов поднимаются в номера. Заранее позвонили, заранее заказали места. Платить не нужно. В холле отеля играют в шашки вооруженные ополченцы.
  Здесь всё наше.
  На базе "Беркута" один поздней ночью сидит в курилке Ара-Артур. Завтра уезжает домой и, видно, не спится. Артур бросил Сочи, с оружием сбежал к какому-то Северу, тоже командиру с другой базы нашего "Беркута", что на передовой. Здесь его объявили предателем и постановили: вернуть и обратить в "роботы". Но Артур через сутки явился сам. Был, верно, прощен и не оказался в подвале.
  - Что там у Севера? - садимся мы рядом, воспламененные словом "передовая".
  - Там тоже делать нечего, - лениво двигается на лавке Артур, - И здесь нечего. Но здесь лучше.
  Вот тебе объяснил.
  Я молча гляжу в землю: "Завтра уезжает Артур. Уже не вернется. А так нужно спросить про расстрел Камаза. Больше такого случая не будет - услышать из первых уст. Спрашивал у других, но они вечно меняют число живых и убитых". Но я молчу дальше. "Почему? - спрашиваю себя. - Потому... Я же не журналист, - понимаю я истину, - я писатель. Узнавать и расспрашивать не мое дело. Я хорошо вижу мир, а остальное должен домыслить сам. А если не получается домыслить правду - должен молчать". И ухожу, ничего не спросив.
  Утром во дворе прощается с нами Артур. Кто-то сказал ему про меня.
  - Семь человек нас в Камазе в том выжило, - протягивает он мне свою пухлую руку.
  За базой место для стрельб: поле под терриконом - отвала отработанной породы из шахт. Мишени - бутылки и банки, висят на проросших в породе деревьях. Одна на всех настоящая стрельбищная мишень. Мы по очереди отстреливаем по магазину, выпускаем по террикону гранаты. Не кончились стрельбы, еще бьют с правых двух рубежей, а в поле гражданский. Шныряет от места к месту, с пакетом в руках.
  - Гильзы берешь? - окликаю я мужика.
  - На цветмет собираю, - не разгибается он.
  - Убьют же...
  - Нельзя ждать. Другие возьмут.
  Днем взорвали в городе кафе Алика - забегаловку у дороги. Да не "укропы" - дела бизнеса. Тут у них еще 90-е не кончались... Два взрыва с перерывом в десять минут. Пострадали два посетителя; оба с ранами попали в больницу. Приехал сам Алик, обошел всё кафе, покрутил у виска пальцем, уехал.
  Ночью подъём по тревоге. Сочи строит во дворе "интернационалистов". Никогда не скажет, куда и зачем? Дурацкая привычка: "Все за мной в полном вооружении!" Едешь всегда с ним, гадаешь: либо в стремя ногой, либо в пень головой.
  - Какие задачи, командир? - останавливаю я Сочи.
  - Охранять от мародеров груз, - опять ничего не сказал.
  Впереди на машине Сочи с двумя нашими, посередине Камаз с прицепною платформой, на которой черным исполином катится в ночь старый угольный паровоз - раритетная вещица с какого-то постамента. В конце колонны "Газель", в которой вооруженной толпой мы валяемся на железном полу. Никто и не сомневается, что паровоз, хоть Сочи поклялся: везет к границе на реставрацию, украден и едет в Россию на черный металл. А мы на самом деле и есть те самые мародеры.
  - Приеду домой, расскажу, как в Новороссии украл паровоз, - идут разговоры в салоне.
  - Пусть оценят размеры кражи!
  - Не сырок в магазине упер!..
  В середине пути остановка на старой заправке. Всё перепорчено, исковеркано, валяются рваные шланги, прострелены пулями бензоколонки. Рядом автомойка: разбиты все окна, хрустит под ботинком стекло, оторвано, свисает со стен железо. Стол завален грязной мокрой бумагой, на столе электрический чайник. "Полностью цел", - определяет на вид Кострома. Над заправкой полная ночь: ни звезд, ни луны. Не видя друг друга, мы перекликаемся тихими голосами. У самой заправки автобусная остановка, на перроне три металлических стула. Забрали себе в "Газель". Удобные, что можно спать и в движении.
  Прокатались всю ночь: довезли паровоз до границы, вернулись обратно.
  В комнате снимает с себя разгрузку Шайтан:
  - А теперь каждому маленькие медальки дадут с паровозиком и надписью: "Воину-интернационалисту от благодарного народа Донбасса!"
  После обеда нас будит Находка. Сидит на краю полатей и прибавляет громкость на телевизоре:
  - Вставай, давай! Гляди, паровоз наш при свете!
  На экране в выпуске новостей, украденный нами ночью паровоз. "Ну, молодцы - пограничники, перехватили!" - мелькнула у меня первая мысль. А диктор за кадром:
  - В результате удачно проведенной спецназом Новороссии операции, сегодня ночью с триумфом вышел из Донбасса в Таганрог самый старый в Донецке паровоз 1929 года... Будет отреставрирован и возвращен...
  Ошиблись мы в "Беркуте". Все спутала ночь - в ней вечно воруют.
  На следующий день уезжают на передовую к Северу Находка с группой "интернационалистов".
  - Хоть на "укропов" посмотрите, - напутствует их в дорогу Сочи.
  Они собираются на неделю, одалживая в двух комнатах теплые вещи: на пороге зима, а у большей половины нет и бушлатов.
  Выезд в Горловку - город на передовой. Центральная трасса из Донецка перекрыта "укропами" еще со времен летнего наступления. Путь в Горловку обходными лесными маршрутами. Грунтовая в ямах дорога... Желчно-червонный листопадный лес... Прямо на земле меж деревьев синие туристические палатки - сторожевые посты ополченцев. Живут прямо здесь, словно звери, и сами зверя страшней - страшные бородатые лешие из банд Робин Гуда. Но, как символ времени, на форме, на автоматах повязаны узкие черно-красные ленты - знамя восстания.
  На въезде в Горловку вкопаны в землю, торчат лишь стволы, два танка. У дороги табличка "Добро пожаловать в ад!" - приволокли сюда свой Грозный 1995-го и 2000-го ветераны Чеченской войны. Что, по велению сердца снова вернулись в строй.
  Снова на базе "Беркута". Ближе к ночи мы сидим в закрытой столовой и с водкой празднуем день рожденье Сапожника - двадцать семь никудышных лет. Днем Хант ходил в город и, раскошелившись, приволок закуски на два стола. В собрании все россияне, лишь прибились к нашему берегу пьяный Сармат с Братишкой, нелепой своей женой. Сочи еще с вечера предупредил по случаю праздника: "Стоять на ногах - завтра идем в наступление!"
  - ...Потом армия, после Чечня, - словно подглядел у других, перечисляет Сапог вехи жизни каждого здесь сидящего. - На гражданке работал грузчиком и таксистом... Думаю, вернуться в армию. Только вряд ли возьмут. Рука, вон, сохнет после ранения - тоньше и тоньше с каждым годом, как лист...
  - Да... У победителей раны не болят, - подводит черту под нашей жизнью старый Орда.
  Наши здесь имена - география великой страны: Орда - великая грозная Азия; безбожная Дикая Степь да горькая полынь половецких полей. Я - сибирская река Ангара; где Сибирь - медвежий угол России, а Ангара - медвежий угол Сибири. Кострома - лапотный город крестьянской Руси, тысячу лет поставлявший солдатчину ко всем горящим границам. Хант - безвестный народ тайги, в стране холодных нетающих льдов с голубым пламенем северных полярных сияний. Находка - русский торговый порт, забытый на Дальнем берегу Востока в Японском море в историческом заливе Америка... Где-то среди войны бродят "интернационалисты" Тула и Тверь...
  На столе колбаса, салаты, окорочка, сыр, жареная картошка, торт и стряпня... Разливает по стаканам белую горячку Доктор. С женой на коленях сидит Сармат, в черной морской тельняшке, сильный и молодой. Сидит капитаном на корабле, и учит нас воевать, перебивает вслух наши чеченские тосты. И я пока один чувствую, что передо мной - обычная мразь, примазавшаяся к победе.
  - Я тоже останусь здесь, как Орда. Я тоже думал и вот всё решил, - объявляет нам Хант. - Куплю здесь квартиру. Пока война, пока не ушла на седьмое небо цена...
  - Из чего пирожки? - ковыряется в них Кострома. - Я слышал, в этой столовой пропадают люди...
  - А мне три ночи снятся госпиталя, - верный своей установке - не пить! - не прикасаюсь я к водке, - Лежу весь в бинтах, а из-под них трава тянется. Синяя-пресиняя, как пламя в углях... Я ее дергаю, а она в змей превращается, и змеи на руках виснут...
  - Время - два ночи! С утра в наступление! - рявкает на Связиста Орда.
  - Всё нормально будет... - тянет старлей из-под скатерти новый пузырь.
  ...Ночью льет дождь. И ходит ходуном город. Всю ночь фашисты обстреливают из артиллерии Донецк. Дважды, прятаться в бомбоубежище, поднимает дежурный отряд.
  Связист один не лег спать и бродил полночи босиком по казарме. Утром Сапожник дал ему имя "Апостол".
  - Встал я до ветра, гляжу: по коридору в тельняшке тело плывет... и нимб белый над головой... - так вчерашний именинник хохотал над товарищем.
  ...Уже прошла пора листопада. Закурились синими дымами, запахли туманами и дурманами, погребальные костры осени - гигантские вулканы листвы. Окаменело над городом - не сдвинуть, не разломать, - бесцветное бетонное небо. Потекли на дома полноводные, как реки, дожди и, весь пробитый снарядами, стал уходить под воду Донецк...
  ...ВСЕ НОЧИ ПОЛНЫЕ ОГНЯ
  
  Мы осели по двум комнатам, и посещаем друг друга. Связист мельтешит почаще других, и за два дня сожрал у нас большую весовую коробку конфет.
  - Конфеты лупить сюда ехал? - обкраденные, сидим мы на полатях, впустую хлебая чай.
  - А как, вы, хотели? Война... - разводит рукам Связь. - Завтра за новой приду, - прощается он у дверей.
  Не прошло чаепитие - ночной выезд. Наркоманы ограбили женщину: в поздний час шла домой, остановили, сняли золото, забрали мобильный. Мы прибыли одним экипажем и стоим на проспекте у летней шашлычной. Рядом машина комендатуры: двое бойцов с лейтенантом. Вместо милиции, которой фактически нет. Что-то объясняет муж потерпевшей, говорит, что знает тех наркоманов, называет их адреса. Ехать недалеко и нужно просто их взять. Но - не милиция. Военные. Люди разных мышлений. Был бы наряд ППС, через полчаса наркоши уже лежали бы в отделении, в наручниках и избитые. По другому нельзя. Не доходит до сердца уголовника самый лютый приговор суда. А удар сапогом в лицо, достает до самого дна души.
  - В городе много оружие, - мерят боями и фронтами комендачи. - Ночью не стоит. Днем заберем.
  "Всё. Глухарь", - мысленно закрываю я уголовное дело.
  Выплывает из дворов какой-то военный. Встает на дороге и ловит такси. Пьяный, до локтей замотаны бинтами обе руки. Машет ими, как мумия. По документам боец "Оплота".
  - Домой не могу уехать. А это - протягивает он перед собой светящиеся во мраке бинты, - собака покусала.
  - Железные здесь собаки! - никогда не видел я таких ран.
  Комендантский час. Еще не полночь, не поздно по времени, и тепло - не замерзнешь без куртки. Пусто на улицах, громадные темные здания вдоль проспекта, большие пятна света от фонарей, и мы - молча стоящие в темноте фигуры с оружием.
  
  ...И содрогаясь, в пластмассу закованы,
  Воют в витринах голодные клоуны.
  Дико скрежещут их желтые пальцы о бледный порог.
  Клоуны бьются, выбраться рады бы -
  И провожают жадными взглядами
  Длинный багровый трамвай,
  Проползающий в ночь, как холодный хот-дог.
  
  Вспоминаю я к месту идиотский стишок... Только трамваи не ходят.
  У шашлычной еще не прошли разборки по грабежу. Покусанный все еще ждет на обочине. А по ту сторону дороги какой-то цыганский табор. Стоят во тьме на автобусной остановке и галдят на всю улицу. Подходим к ним с Хантом. Два мужика и две женщины. Одна с перехваченной бинтами головой, от бровей до затылка. Просвечивают сквозь белое кровавые красные пятна. Сама пьяная, блуждающий взгляд.
  - Ведро с мусором выносила, упала, - объясняет муж, еще трезв.
  В порядке у всех документы, а бинты на голове, заметно, наложены в больнице верной рукой.
  - Идите, - отдаю я обратно им паспорта.
  Вторая женщина бросается целовать нам руки:
  - Спасители вы наши! Сыночки! Дэнээровцы!..
  Мы пятимся скорым шагом назад.
  Кто-то позвонил Сочи и мы уже летим по Донецку. Потрясающий город. Широкие, в ярких огнях, магистрали, пустые по всей длине, красные и голубые рекламы, черная беззвездная ночь и победное торжественное молчание неба. Мы не таким представляли город. Нам говорили, что Донецк сделался Грозным. Нет! Сохранили, отстояли свою столицу шахтеры Донбасса!
  На перекрестке проспектов прямо посередине дороги девка; красивая - разобьешься! Одна в пустом городе. Увидела нас, успела состроить глазки, пока мы не пропали на скорости.
  - Понимающая деваха попалась! - тронут я за сердце.
  Сочи привез нас к коттеджам. Там две машины с группой бойцов.
  - Заберёте Багиру? - спрашивает кто-то у командира в окно.
  К нам с Хантом на заднее сиденье садится Багира - худющая, вся в черном, девица. За спиной автомат, в руках снайперская винтовка - наплодило время баб для войны. Бойкая, веселая с черными волосами, на шее цветные наколки, от самой пахнет волей и водкой. "Анечка... Мы с Анечкой..." - называет она свою СВД.
  Пятизвездочный отель в центре Донецка. В прошлые времена такой рабочий навоз, как мы, вышвырнули бы с крыльца. Но всё поменяла народная власть. Багира и пара бойцов поднимаются в номера. Заранее позвонили, заранее заказали места. Платить не нужно. В холле отеля играют в шашки вооруженные ополченцы.
  Здесь всё наше.
  На базе "Беркута" один поздней ночью сидит в курилке Ара-Артур. Завтра уезжает домой и, видно, не спится. Артур бросил Сочи, с оружием сбежал к какому-то Северу, тоже командиру с другой базы нашего "Беркута", что на передовой. Здесь его объявили предателем и постановили: вернуть и обратить в "роботы". Но Артур через сутки явился сам. Был, верно, прощен и не оказался в подвале.
  - Что там у Севера? - садимся мы рядом, воспламененные словом "передовая".
  - Там тоже делать нечего, - лениво двигается на лавке Артур, - И здесь нечего. Но здесь лучше.
  Вот тебе объяснил.
  Я молча гляжу в землю: "Завтра уезжает Артур. Уже не вернется. А так нужно спросить про расстрел Камаза. Больше такого случая не будет - услышать из первых уст. Спрашивал у других, но они вечно меняют число живых и убитых". Но я молчу дальше. "Почему? - спрашиваю себя. - Потому... Я же не журналист, - понимаю я истину, - я писатель. Узнавать и расспрашивать не мое дело. Я хорошо вижу мир, а остальное должен домыслить сам. А если не получается домыслить правду - должен молчать". И ухожу, ничего не спросив.
  Утром во дворе прощается с нами Артур. Кто-то сказал ему про меня.
  - Семь человек нас в Камазе в том выжило, - протягивает он мне свою пухлую руку.
  За базой место для стрельб: поле под терриконом - отвала отработанной породы из шахт. Мишени - бутылки и банки, висят на проросших в породе деревьях. Одна на всех настоящая стрельбищная мишень. Мы по очереди отстреливаем по магазину, выпускаем по террикону гранаты. Не кончились стрельбы, еще бьют с правых двух рубежей, а в поле гражданский. Шныряет от места к месту, с пакетом в руках.
  - Гильзы берешь? - окликаю я мужика.
  - На цветмет собираю, - не разгибается он.
  - Убьют же...
  - Нельзя ждать. Другие возьмут.
  Днем взорвали в городе кафе Алика - забегаловку у дороги. Да не "укропы" - дела бизнеса. Тут у них еще 90-е не кончались... Два взрыва с перерывом в десять минут. Пострадали два посетителя; оба с ранами попали в больницу. Приехал сам Алик, обошел всё кафе, покрутил у виска пальцем, уехал.
  Ночью подъём по тревоге. Сочи строит во дворе "интернационалистов". Никогда не скажет, куда и зачем? Дурацкая привычка: "Все за мной в полном вооружении!" Едешь всегда с ним, гадаешь: либо в стремя ногой, либо в пень головой.
  - Какие задачи, командир? - останавливаю я Сочи.
  - Охранять от мародеров груз, - опять ничего не сказал.
  Впереди на машине Сочи с двумя нашими, посередине Камаз с прицепною платформой, на которой черным исполином катится в ночь старый угольный паровоз - раритетная вещица с какого-то постамента. В конце колонны "Газель", в которой вооруженной толпой мы валяемся на железном полу. Никто и не сомневается, что паровоз, хоть Сочи поклялся: везет к границе на реставрацию, украден и едет в Россию на черный металл. А мы на самом деле и есть те самые мародеры.
  - Приеду домой, расскажу, как в Новороссии украл паровоз, - идут разговоры в салоне.
  - Пусть оценят размеры кражи!
  - Не сырок в магазине упер!..
  В середине пути остановка на старой заправке. Всё перепорчено, исковеркано, валяются рваные шланги, прострелены пулями бензоколонки. Рядом автомойка: разбиты все окна, хрустит под ботинком стекло, оторвано, свисает со стен железо. Стол завален грязной мокрой бумагой, на столе электрический чайник. "Полностью цел", - определяет на вид Кострома. Над заправкой полная ночь: ни звезд, ни луны. Не видя друг друга, мы перекликаемся тихими голосами. У самой заправки автобусная остановка, на перроне три металлических стула. Забрали себе в "Газель". Удобные, что можно спать и в движении.
  Прокатались всю ночь: довезли паровоз до границы, вернулись обратно.
  В комнате снимает с себя разгрузку Шайтан:
  - А теперь каждому маленькие медальки дадут с паровозиком и надписью: "Воину-интернационалисту от благодарного народа Донбасса!"
  После обеда нас будит Находка. Сидит на краю полатей и прибавляет громкость на телевизоре:
  - Вставай, давай! Гляди, паровоз наш при свете!
  На экране в выпуске новостей, украденный нами ночью паровоз. "Ну, молодцы - пограничники, перехватили!" - мелькнула у меня первая мысль. А диктор за кадром:
  - В результате удачно проведенной спецназом Новороссии операции, сегодня ночью с триумфом вышел из Донбасса в Таганрог самый старый в Донецке паровоз 1929 года... Будет отреставрирован и возвращен...
  Ошиблись мы в "Беркуте". Все спутала ночь - в ней вечно воруют.
  На следующий день уезжают на передовую к Северу Находка с группой "интернационалистов".
  - Хоть на "укропов" посмотрите, - напутствует их в дорогу Сочи.
  Они собираются на неделю, одалживая в двух комнатах теплые вещи: на пороге зима, а у большей половины нет и бушлатов.
  Выезд в Горловку - город на передовой. Центральная трасса из Донецка перекрыта "укропами" еще со времен летнего наступления. Путь в Горловку обходными лесными маршрутами. Грунтовая в ямах дорога... Желчно-червонный листопадный лес... Прямо на земле меж деревьев синие туристические палатки - сторожевые посты ополченцев. Живут прямо здесь, словно звери, и сами зверя страшней - страшные бородатые лешие из банд Робин Гуда. Но, как символ времени, на форме, на автоматах повязаны узкие черно-красные ленты - знамя восстания.
  На въезде в Горловку вкопаны в землю, торчат лишь стволы, два танка. У дороги табличка "Добро пожаловать в ад!" - приволокли сюда свой Грозный 1995-го и 2000-го ветераны Чеченской войны. Что, по велению сердца снова вернулись в строй.
  Снова на базе "Беркута". Ближе к ночи мы сидим в закрытой столовой и с водкой празднуем день рожденье Сапожника - двадцать семь никудышных лет. Днем Хант ходил в город и, раскошелившись, приволок закуски на два стола. В собрании все россияне, лишь прибились к нашему берегу пьяный Сармат с Братишкой, нелепой своей женой. Сочи еще с вечера предупредил по случаю праздника: "Стоять на ногах - завтра идем в наступление!"
  - ...Потом армия, после Чечня, - словно подглядел у других, перечисляет Сапог вехи жизни каждого здесь сидящего. - На гражданке работал грузчиком и таксистом... Думаю, вернуться в армию. Только вряд ли возьмут. Рука, вон, сохнет после ранения - тоньше и тоньше с каждым годом, как лист...
  - Да... У победителей раны не болят, - подводит черту под нашей жизнью старый Орда.
  Наши здесь имена - география великой страны: Орда - великая грозная Азия; безбожная Дикая Степь да горькая полынь половецких полей. Я - сибирская река Ангара; где Сибирь - медвежий угол России, а Ангара - медвежий угол Сибири. Кострома - лапотный город крестьянской Руси, тысячу лет поставлявший солдатчину ко всем горящим границам. Хант - безвестный народ тайги, в стране холодных нетающих льдов с голубым пламенем северных полярных сияний. Находка - русский торговый порт, забытый на Дальнем берегу Востока в Японском море в историческом заливе Америка... Где-то среди войны бродят "интернационалисты" Тула и Тверь...
  На столе колбаса, салаты, окорочка, сыр, жареная картошка, торт и стряпня... Разливает по стаканам белую горячку Доктор. С женой на коленях сидит Сармат, в черной морской тельняшке, сильный и молодой. Сидит капитаном на корабле, и учит нас воевать, перебивает вслух наши чеченские тосты. И я пока один чувствую, что передо мной - обычная мразь, примазавшаяся к победе.
  - Я тоже останусь здесь, как Орда. Я тоже думал и вот всё решил, - объявляет нам Хант. - Куплю здесь квартиру. Пока война, пока не ушла на седьмое небо цена...
  - Из чего пирожки? - ковыряется в них Кострома. - Я слышал, в этой столовой пропадают люди...
  - А мне три ночи снятся госпиталя, - верный своей установке - не пить! - не прикасаюсь я к водке, - Лежу весь в бинтах, а из-под них трава тянется. Синяя-пресиняя, как пламя в углях... Я ее дергаю, а она в змей превращается, и змеи на руках виснут...
  - Время - два ночи! С утра в наступление! - рявкает на Связиста Орда.
  - Всё нормально будет... - тянет старлей из-под скатерти новый пузырь.
  ...Ночью льет дождь. И ходит ходуном город. Всю ночь фашисты обстреливают из артиллерии Донецк. Дважды, прятаться в бомбоубежище, поднимает дежурный отряд.
  Связист один не лег спать и бродил полночи босиком по казарме. Утром Сапожник дал ему имя "Апостол".
  - Встал я до ветра, гляжу: по коридору в тельняшке тело плывет... и нимб белый над головой... - так вчерашний именинник хохотал над товарищем.
  ...Уже прошла пора листопада. Закурились синими дымами, запахли туманами и дурманами, погребальные костры осени - гигантские вулканы листвы. Окаменело над городом - не сдвинуть, не разломать, - бесцветное бетонное небо. Потекли на дома полноводные, как реки, дожди и, весь пробитый снарядами, стал уходить под воду Донецк...
  
  
  НА ДНЕ МИНСКИХ БОЛОТ
  
  В этой главе всего лишь пять дней. Взятых произвольно из Минского перемирия осенью 2014 года. Это лишь малый список фашистских преступлений Петра Порошенко и его камарильи.
  
  16 октября:
  Обстрел городской больницы Љ1 в Донецке. В нескольких местах повреждено здание.
  Со стороны поселка Авдеевка и поселка Первомайское на протяжении всего дня огонь из артиллерии по Киевскому и Куйбышевскому районам Донецка. Разрушены жилые дома. Снаряды рвались в районе складов химических реактивов. Когда рабочие приступили к ликвидации последствий обстрела, из Песок пошел минометный обстрел по этим же целям. Погибло двое рабочих и четверо получили ранения.
  Из тех же населенных пунктов из танков, реактивных систем залпового огня и минометов, обстреляны позиции ополчения на западных окраинах Донецка. Ранено трое бойцов.
  Со стороны Трехизбенки и Авдеевки артобстрел "украми" поселка Спартак у Донецкого аэропорта. Погибло два мирных жителя.
  Со стороны населенного пункта Дебальцево обстрел "Градами" поселка Софиевка. Ранен один мирный житель. Разрушены дома.
  Под Мариуполем под обстрел ВСУ попал гречский консул. В селе Сартана украинские силовики расстреляли траурную процессию. Среди погибших - шесть греков. Много раненых, двое из пострадавших в критическом состоянии. Другие госпитализированы в местную больницу с осколочными ранениями.
  В Харьков прибыли американские наемники-негры. Ведут себя развязно, устраивают пьяные оргии, чувствуют себя хозяевами на оккупированной территории.
  В станице Луганской при проведении карательным батальоном "Айдар" фильтрационных мероприятий, пропало без вести семь человек. В ходе поисков, в районе песчаного карьера был обнаружен обезображенный труп одной из четырех исчезнувших молодых девушек. Судьба остальных пропавших неизвестна.
  В аэропорту Донецка, контролируемого обеими сторонами, "укры" пошли в лобовую атаку. Десантная рота, около ста пятидесяти бойцов, на технике пыталась взять с ходу позиции ополчения, прорвалась на взлетную полосу, где попала под встречный огонь. А ей в спину ударила своя артиллерия, расшвыряв по взлетке всю роту. На полосе валяются десятки трупов, горит подбитая техника. Ополченцы предложили командирам "укропов", забрать своих павших: "Бестолково бойцов положили, хоть по-людски схороните!" Один из самых "честных" ответов с той стороны: "Вы всё врете! У нас никто не погиб!" А после "укропы" объявили "режим тишины". Затем, чтоб позвать наблюдателей ОБСЕ и вывезти трупы. Ополчению нет на слово никакой веры.
  
  17 октября:
  "Режим тишины" особенно исполняется в районе Донецкого аэропорта, куда украинские войска бросают на утилизацию поротно свои подразделения. Идут бои в аэропорту, периодически слышна работа тяжелого вооружения, противник атаковал позиции ополчения со стороны Песок при поддержке артиллерии. По Донецку нацисты применяют тяжелую артиллерию - бьют "Тюльпанами" и "Градами" со стороны Авдеевки, работает гаубичные батареи. Удары ложатся в район Путиловки, Веселого, Октябрьского, Киевского.
  Напряженная ситуация сохраняется и в районе Горловки. Тяжелые минометные обстрелы жилых кварталов города.
  За сутки в ДНР погибли от бомбежки тридцать человек мирного населения: женщины, дети и старики. Более семидесяти остались ранеными и инвалидами.
  
  18 октября:
  Из автоматических станковых гранатометов карателями были обстреляны позиции армии ДНР, расположенные в Никишино. Периодическим огневым налетам из самоходных артиллерийских установок подверглось село Смелое. С огневых позиций в районе кургана Могила Острая с использованием ствольной артиллерии обстреляна станица Петропавловка. Донецк получил сегодня порядка семидесяти снарядов. В течении дня продолжались обстрелы жилых кварталов города с использованием ствольной артиллерии и реактивных систем залпового огня. Огневому налету из "Градов" подвергся поселок Докучаевка. Потери среди мирного населения уточняются.
  По Макеевке ударили баллистической ракетой "Точка-У" стратегического ракетного комплекса. Данных о потерях нет.
  Фашисты продолжают перегруппировку своих войск и наращивание сил и средств на всех направлениях.
  
  19 октября:
  Весь день бомбят Донецк, Горловку и Макеевку. Взрывы слышны в любой точке города. Продолжаются бои в аэропорту. Фашистские ВСУ осаждают снарядами Свято-Иверский женский монастырь, находящийся в аэропорту Донецка, бомбят храмы и строения монастыря. В монастыре находится икона Иверской Божией Матери, имеющей второе название "Вратарница".
  В Луганске войска укровермахта перешли в наступление: нацгвардейцы взяли штурмом 32-й блокпост армии Луганской Республики на Бахмутской трассе. Ополченцы, потеряв в живой силе и технике, оставили блокпост. В укроСМИ коварное нападение во время перемирия вышло под победными заголовками, и с разъяснениями в статье: "...для обеспечения безопасности от действий пророссийских террористов, были проведены рейдовые мероприятия... освобожден от террористов очередной блокпост". В ответ войска ЛНР взяли в окружение 32-й блокпост, а с ним еще три, загнав в "котел" около полутора сотен фашистов. Снаружи "укры" пытаются деблокировать "котел", неся значительные потери. Взят в плен командир батальона "нацгадов", уничтожено несколько единиц бронетехники. Успешные боевые действия ведут казаки, отряд командира с позывным "Хулиган" и группа быстрого реагирования "Бэтмана".
  В Мариуполе террор украинскими военными мирного населения. Все чаще поступают сообщения об изнасилованиях, включая несовершеннолетних. Была изнасилована восьмиклассница. Она поступила в местную больницу с разрывами внутренних органов. Среди населения зреет бунт - местная милиция отказывается принимать заявления от пострадавших, тогда как в больницах находятся десятки изнасилованных женщин.
  Трое бойцов нацгвардии Украины сбежали из расположения части и пришли к ополченцам ЛНР на блокпост. Ополченцы приняли перебежчиков в свои ряды.
  
  20 октября:
  Донецкая Народная Республика:
  Во исполнение Минских договоренностей войска Украины нанесли по Донецку два ракетных удара "Точкой-У". Первым метили в Дом Правительства в час, когда шло заседание, да промазали. Вторая ракета ударила в спортивную площадку "Донбассарены". Ранено около десяти мирных жителей. Данные о погибших уточняются.
  Значительно усилился обстрел Донецка. Ракеты и снаряды падают на город всю ночь. В Макеевке падают ракеты "Градов", по ночам слышна пулеметная стрельба и взрывы. На сам Донецк падают "Точки-У" и фосфорные боеприпасы. Попадание в коксохимический завод "Точкой-У".
  С утра артиллерия укровермахта нанесла серию ударов по аэропорту и району ж\д вокзала. Затем с направления поселка Пески группа нацгадов, усиленная двадцатью единицами бронетехники, предприняла попытку прорыва на территорию аэропорта. В ходе ожесточенного боя каратели были изрядно потрепаны, большая часть бронетехники повреждена или уничтожена, а сами атакующие отступили.
  Продолжаются бои под Бахмуткой и Счастьем. Под напором "укров" силы ополчения разжимают "кольцо" на Бахмутской трассе. Обстрелы укрофашистами артиллерией населенных пунктов: Савелевка - "Грады", Марьинка - передвижная группа САУ, Докучаевск - тяжелые минометы, Каменка, Кумшацкое, Круглик и Стрюково - минометы. Разрушены жилые дома. Впереди зима.
  На границе обеих республик неизвестные в форме бойцов ЛНР, бригады Мозгового "Призрак", ночью подъехали на "Скорой помощи" к двум блокпостам ополчения ДНР, вырезав полностью два наряда.
  Луганская Народная Республика:
  Новоайдарский район - укроСМИ рапортуют о взятии поселка Крымское "без единого выстрела". Массированный артиллерийский удар карателей по железнодорожной станции Байрачки. Атака с применением бронетехники блокпоста ополчения в районе Новогригоровки. В поселках Златоустовка и Новотроицкое каратели из батальона "Азов" совершили грабежи у местного населения: преимущественно, забирали спиртное и продукты питания.
  
  ...Это - фашисты! Превзошедшие всех смертных в преступных делах. С ними нельзя договариваться. Их ничто не насытит, кроме земли. Их нужно всегда убивать.
  
  
  ПРИСТАНЬ ОТЧАЯНИЯ
  
  Находка вернулся от Севера со своими бойцами через неделю. Вернулся сияющий, как врата рая. С новыми рассказами, как они всыпали взбучки "укропам", и с документальным видео этого боя; где только слыхать, как в поле стучит пулемет да видать, как с неба приземляются мины, и больше ни черта не понятно.
  Мы уезжаем следующей партией: я, Доктор, Орда, Сапожник, Связист. Каждый не ходит - летает с вещами от комнаты до машины: а вдруг переменит решение Сочи... Даже старый Орда прыгает на плацу молодым петухом.
  И вот мы снова валяемся на полу в салоне "Газели", когда Карабах гонит машину к Северу. Казак давно вышвырнул стулья, взятые нами с бензозаправки. В динамиках орет музыка, и изредка из кабины долетают слова Карабаха: "Зарядить оружие!", "Быть готовым на ходу прыгать!", "На предохранитель!"...
  Далеко позади остался Донецк.
  Уже в сумерках мы высаживаемся у огромного особняка с края деревни. Железный, порушенный во многих местах, забор, заброшенное хозяйство двора: тракторные колеса, тросы, тазы и бидоны, лопаты и грабли, картофельная ботва, обугленный, с запахом гари, пень, да серый осенний туман над убранным полем.
  Карабах выгружает на землю колбасу и консервы, хлеб и патроны - не с пустыми руками пришли. Во дворе в бурых "горках", за плечом автоматы, стоят ополченцы. Сразу выделяется один: в казачьей папахе, с черной завитой бородой, разговорчивый и радушный.
  - Японец, - подходит он к каждому и, по-особому, принятому лишь на этой войне обычаю, протягивает руку, согнутую в локте. - Ну, шо, ребята, располагайтесь.... Сейчас поужинаете, плов зараз у нас подошел...
  - Два к Стоматологу, двое здесь у Японца, один к Синему, - делит по линии передовой Орда нашу группу. - Пойдешь к Синему, - отправляет он меня в путь, о котором уже рассказал мне вернувшийся с Находкой Шайтан:
  "Вот где пропасть!.. Вот где болото!.. Это они там, Находка да остальные, с "укропами" воевали, а я был у Синего... За горами, за лесами, за черным погорелым лесом жил Синий... Это край мира. Я, знаешь, что слышал там по ночам? Вой Цербера..."
   "Значит, к Синему... Куда ворон костей не носил..." - думаю я, ругнув Орду черным словом. - "Ну, я вспомню тебе еще..."
  Карабах высаживает меня в полную тьму - не видно рук, поднесенных к лицу. Кто-то впереди зажигает карманный фонарик:
  - Откуда?
  - От Сочи.
  - Иди прямо.
  В глаза лезут ветки деревьев. Иду, закрыв ладонью лицо. Прямо во мраке, как вход в другой мир, открывается дверь в небольшую избу. Да не изба - только три на три комната, с телевизором да диваном. На полу настелены одеяла, наглухо закрыто окно, тумбочка - что-то вроде стола. На ней огромный таз жареной рыбы с ломтями хлеба. Сидят перед телевизором трое бойцов.
  - Курить - на улицу! - отправляет один другого к дверям. - Я - Хомяк. Это Кеша со Щукой, - встает он навстречу. - Бери, ешь. После поговорим... - пододвигает он рыбу.
  У рыбы особый невыносимый речной вкус, какой я забыл в последние двадцать лет, покинув деревню. Наловлена в "совке" - небольшом озере, местными рыбаками. Ходили здесь с удочками, пока не встретились с Синим:
  - Много тут ловите? - сразу по делу спросил командир.
  - Сетей, вишь, нема... - развели те руками.
  Синий приволок из деревни сто метров сетей. Теперь каждый день свежая рыба: хоть жарь, хоть парь.
  Раздевшись до пояса, сидит он на деревянном полу: зеленый командир группы, всего четверть века истоптавший травы. "Парень - огонь!" - оценил его душу Японец.
  - Почему Синий? - спрашиваю я у него. - Пьяный что ли?
  - Да, вроде не пью... Но лет пять так зовут, - снимает он берцы.
  Прошлой ночью избушку бомбили из минометов "укропы". Клали в десяти метрах по навесной. Эти живут тут полмесяца, привыкли, что здесь край земли; днем загорали на солнце и спать ложились в трусах. Вот и под минометами выскакивали из избушки в трусах. Отсиделись в окопах, переждали весь минопад, и нынче что-то никто не спешит раздеваться.
  - Теперь только одетым... - залезает в спальник Хомяк. - А, ты, колбасу-то, на гвоздик подвесь, - показывает он мне в потолок. - Мыши упрут. У Шайтана-то вашего в первую ночь унесли. Тожь на столе оставил.
  Ночью во всех стенах избушки скребутся мыши. Ночью, как обещал Шайтан, мне снится вой Цербера. Тоскливый, распевный вой голодных собачьих ртов, за избой Синего, на самом краю земли...
  - Летят! - распахивает дверь часовой, и с маху ударяет по выключателю.
  В толкучке - погашена лампа, прыгаем мы в синий провал двери. Откуда-то из темноты бьет по украинским позициям танк. А с тех позиций швыряют по нам летучие мины. Они хорошо свистят в тишине, но падают не на нас, в какой-то дали. А мы сидим в окопах, гадая, когда будет наша. Свою пулю ты не услышишь, а свою мину услышать можно.
  Прошла артдуэль, а мы еще ждем по окопам.
  - Сколько время? - слышно кого-то.
  - Пол третьего.
  - Ничего не будет, - точно говорю я. - Чеченцы также - до двух стреляют, после отбой. Тоже люди, спать хотят. Или рано утром приходят.
  Кончилась ночь.
  Я сижу у воды на деревянных настилах пристани, наконец, понимая, куда я попал и, о чем говорил мне Шайтан. Вот эта пропасть... Вот это болото... Вот эта Пристань Отчаяния, за которою лает Цербер, от которой отчаливает Харон...
  Качаются на воде черные мокрые доски, о которые ударяет с разбегу волна. Мутно-белая, как лица утопленников. Ползут по берегам "совка" речные холодные испарения - непроходимые туманы Стикса. И ледяной ветер гоняет у причала бледные зыбкие тени, не заплативших за переправу. А над причалом, расплывшись в тумане, плывет в высоте деревянная изба Синего - пропахший дымом костров, проеденный мышами дворец, обглоданный по краям железными челюстями мин. И осыпаются грязные за дворцом окопы, и ветшают за ними разбитые стены руин - сокрушили камень железные болванки снарядов. И лишь только он, деревянный терем - один уцелевший, медленно гниет у воды.
  ...Стояла избушка у берега моря и жили в ней Рогатый, Щука, Хомяк, Гоша и Кеша, Кум и Куб... И был у них командир Синий... И все имена как специально для этих мест.
  Но, вытащенная на камни, брошена у пристани лодка Харона. Нет перевозчика мертвых. Ушел сдавать получку за прошлый век.
  Я ночью чуть не вышиб глаза - торчат по кругу избы саженцы яблонь. И вот рано утром спиливаю ножовкой весь сад - пять или шесть деревьев. Рядом у стола во дворе возится Синий: достает из снарядных ящиков свиной антрекот - будущий завтрак. По одному - сходить в туалет и умыться, тянутся за двери бойцы. Малость потопчутся и обратно. Я тоже спускался на пристань, заледенел от воды и от ветра за пару минут. Часовой утренней смены - ответственный за завтрак, раскладывает костер. У огня, швыряя на сковороду ломти свинины, распоряжается Синий.
  - Нас нынче на праздник позвали: Япона-мать тридцать девять лет прожил. Скоро пойдем, - сидит он в дыму, как ворон на пепелище.
  Праздник на заставе у Стоматолога - трехэтажном особняке на берегу озера. Богатом, словно вчера из него бежал Крез. Во всех комнатах цветные ковры, дорогие одеяла, красивая мебель, окна из пластика, уложенная кафелем кухня, резные шкафы, в золоченых обрезах книги... Всё, чего ты никогда не имел.
  - Ну... Залетела ворона в боярские хоромы, - стою я посреди зала в грязных ботинках на бесценном ковре.
  Это Революция Семнадцатого года: мир - хижинам, война - дворцам. И идут после штурма по Зимнему его новые властелины - мятежные матросы Балтики, в черных бушлатах, с красной повязкой на рукаве...
  Во дворе в летней кухне пьют красное, на вишне, вино восставшие шахтеры Донбасса. На огромной веранде дубовые столы с лавками, вместо поленьев, пылают в камине громадные бревна. Не у костра - у пожара, стоим мы, поближе к огню, на весу подливая друг другу вино. Лежит на столах богатая закуска царей: хрен с помидорами, маринованные баклажаны, свежий хлеб, различная солонина, копченая колбаса...
  - ...И когда у них бунт был, у этих майдаунов, когда они скакали там - обезьяны, и когда власть после делили у себя в Киеве - я работал еще. - Чокается со всеми Японец - бывший шахтер, полный кавалер ордена "Шахтерской славы". - А вот после Одессы понял уже, что нельзя. Я третьего мая последний раз на шахту пришел, отдал заявление. Мне начальник: "Да, подожди еще! Всё образуется..." "Нет, - говорю, - не буду я больше на них работать!"... В Славянске я был, возил на позиции продовольствие, медикаменты с Донецка... Сколько раз хотел бросить - "Не могу, - говорю я бойцам, - баранку вертеть! Возьмите к себе!" А они: "Погоди! Мы в тебе и уверены, что не бросишь. Будешь возить, пока не убьет. А, знаешь, сколько уже со страха сбежало?.. На кого мы надеялись... Езжай снова! Каждому назначен свой день"... А после уже не возил - ушел в пехоту... Разное было... А вам ребята, - обращается он ко мне, единственному здесь россиянину - Док и Сапожник еще утром укатили в разведку, - спасибо, что приехали с помощью. Здесь только одно, во что мы всё верим - это Россия.
  Поют под огнем в камине дубины. Хорошее у всех настроение и, захмелевшие, смеются бойцы.
  Руслан и Лёха:
  - А меня однажды тоже друзья позвали на день рожденье... - хочет что-то сказать простоватый Лёха.
  - Но только ты появился, очень о том пожалели! - сразу заканчивает плутоватый Руслан.
  Улыбается Японец - простой русский мужик, всегда с грустными глазами на добром спокойном лице.
  - Он на Грабском один против БМП "укропского" выходил, - негромко говорит рядом Синий, пока не слышит Японец. - Группу уходящую прикрывал. Они в сторону уходят, а он встал в полный рост в чистом поле напротив брони с автоматом. В ней аж опешили! Стоят на месте всем экипажем, не шелохнутся - мозг свой в порядок приводят... Вот торчат в поле друг против друга ополченец и БМП. И этот уже умирать вышел, ему все равно, и те ни вперед, ни назад... Наконец, ствол начал вниз опускаться... Остановился и замер. Всё. Сейчас ни пера от Японца не останется... А группа, что он прикрывал, обошла БМП. Прямо в бочину ей с двух "Шмелей" вдарила. Начисто всех сожгли.
  Куда-то ушел уже Синий, пришли другие бойцы, рассказывает что-то еще бородатый Японец... "Не пьянь из Макеевки, - гляжу я на этих людей, - язык оторвется, кого так назвать..."
  Я стою с ними, с вином у большого огня, далеко-далеко от их военного мира.
  Всё здесь не так... Это ведь не Чечня. Война только еще началась. Здесь люди другие. Не уставшие от войны. Они еще полны ненависти, еще вспоминают, еще веселятся, еще радуются вчерашним победам... Еще не поняли, что солдатская доля - неволя: служи сто лет, не выслужишь и ста реп. Еще богатые. Еще не поняли, какие они богачи! Еще не завелась в карманах чахотка. И ломятся от закуски столы, и в стаканах не паршивый технический спирт - сотня сортов вина. Выбирай - капризничай! Еще всё у них на столах - не подмела война дом; с ней-то не наготовишь новых припасов. Они говорят: "Донецк - военный город", а я был в нем, говорю: "Мирный!" По улицам ходят живые люди, и квартиры полны нажитого добра. Но война до дна сушит! До самого дна... Я попал в Чечню в шестой год войны, и в Грозный в десятый год войны. Там ничего не было. Дороги с трупами, а вдоль дорог руины с окопами. А в домах только голые стены. Даже деревянные рамы и косяки вырваны с корнем - пошли на костры. В Грозном целые улицы в центре города без людей...
  "Они еще не поняли, - вижу я наперед. - Здесь никто не устал от войны. Здесь радуются победе, что только начало большой длинной песни. Допеть которую смогут лишь пули..."
  
  КОМСОМОЛЬЦЫ ДОНБАССА
  
  Мы оставляем по замене позиции. Меняет отряд Ольхона - добровольцы с Сибири: Алтай, Кузбасс, Новосибирск, Томск...
  - Я тоже из Барнаула, - стоит, автомат в землю, какой-то "ботаник" - длинный, худой, на переносице круглые дымчатые очки.
  Называю район, а он, вместо дома, одно моё бывшее место работы:
  - Но там только три квартиры... - перечисляю я номера исправительных колоний.
  - Так я в тех квартирах сидел, - сразу ровняет он нас в прошлой жизни. - Только зеком, - не проводя и в этом границы.
  - А там все сидят. И те, кто работает... - соглашаюсь я с ним.
  На Пристани Отчаяния зачехляют пулеметы и грузят в машину свой хлам бойцы Синего. Теперь другие будут жить и служить в нашем тереме, в холодной туманной гавани на ледяных глухих берегах.
  Бог найдет виноватого. Другие здесь спустятся в лодку Харона.
  Все, кого сменили в окопах, собрались в городском местном пансионате, недавно перешедшем в распоряжение "Беркута". Вся группа Севера - восемь десятков бойцов. Уже сумерки на дворе, и из степи - черной щели между небом и землей, дует ветер. Солдаты глушат последнюю технику и в тишине слышно, как хлопают двери кабин. На первом этаже в обеденном зале свалены друг на друга мешки и боеприпасы, бушлаты и рюкзаки. Отдельными шеренгами стоят у столов минометы, тяжелые пулеметы, станковые гранатометы, сложены на брезент ПТУРы, "Мухи", "Шмели". На АГСе Синего висят на стволе мохнатые розовые наушники. Кто-то проходит мимо: "Лишь бы не голубые". В коридоре тусклые лампы, вдоль стен ящики с крупой и тушенкой, и на них курят военные. На кухне две женщины в форме швыряют в чугунную ванну замерзшую рыбу. Короткое построение в зале. В дверях оглядывает строй заместитель командира Родник, с сумерками в глубоко посаженных глазах, с черно-белою бородой по обводу лица. Знает все болезни отряда: "Я уже чую душок!.. Так вот. Можете себе в жопу бутылки забить!.. Я одному ногу уже здесь прострелил..." Уже собирают ночной караул, и за столом у парадного пишет наряды Хомяк. Мимо, как вынутый из воды, мотается по этажам уставший комвзвода Роща - крайний за новоселье. Ночью мы спим в комнатах на двух человек, кому не выпало номеров, лежат на полу в холле на коврах и матрасах.
  ...Утром Роща уводит разведку. Мы идем по осенней пустой дороге, засыпанной гнилым орехом и листьями. Пансионат - последняя пятиэтажка на окраине города. Дальше улочка дачных домов, угольная шахта "Комсомолец Донбасса", окопы, а там и "укропы". Весь путь-то до первых траншей всего лишь десяток минут.
  Шахта безлюдствует с лета и здесь небывалая тишина. Стоит вхолостую железо, а из полутора тысяч трудяг, осталось двенадцать - мастер-фломастер, кочегар-перегар и компания... По коридорам и лестницам ходят с оружием ополченцы. Шахта занята каким-то отрядом из Крыма, добровольцами россиянами. Дальше в окопах под самым забором другие из местных, "стрелковцы" - остатки какого-то батальона еще с обороны Славянска. Всех сил на шахте - полсотни штыков. Плюс мы - группа Севера, по линии фронта рота Ольхона да плюс в городе какой-то Михалыч со своей полусотней. Против за полем две тысячи Национальной Гвардии и столько же солдат ВСУ. Плюс "Грады" и танки, и вся бронетехника...
  Да хоть еще столько же - нам плевать. Победа зависят от доблести легионов.
  Находка - чертов разведчик, пока торчал здесь на прошлой неделе, выдумал план нападения на врага, где одним из пунктов стояло: "Подойти на бросок гранаты и закидать..." Это с тем, что до "нациков" два километра по голому полю "нейтралки". А их там, как мух осенью... А никого не смутило! Последний пункт сообщал: "Захватить технику и на ней отступать..." Затея была принята на ура. Находке не хватило лишь времени.
  Высоко над землей, мы с разной оптикой сидим в стволе шахты на верхних ее этажах. Вокруг бетон и железо, и со всех дыр бьют в лицо и затылок ледяные ветра. Но открыты для наблюдения вражеские дела. Перед нами степь, лесополосы, два "их" поселка, три террикона, "совок", блокпост, такая же шахта, неубранное поле подсолнуха. Над полем тянется дым - где-то в лесу стоит кухня, и варят обед. По поселкам ходят пешком солдаты. Расслабленные, без оружия, руки в карманах. Через блокпост без препятствий проходят машины. Меж двух поселков катается джип с украинским флагом: чем-то заняты господа офицеры.
  - Вон, кого надо брать. Ездят друг к другу в гости... - отрываю я от бинокля переставшие гнуться пальцы.
  - Не кухня у них там варит, - разглядел в теодолит дымовую завесу Сапожник, - Листву подожгли.
  Днем проходит в поселок колонна - два ЗИЛа с двумя БТРами, с "шахидкой" прикрытия - "Газель" с открытой площадкой кузова, где самоделкины привинтили "Утес".
  Вечером колонна обратно... Завтра снова в поселок... Потом из поселка...
  У!.. Действует же на нервы! Что-то надо с ней делать...
  Связист - самый ленивый, первым нашел теплое место - рабочий балок со столом и огонь-батареей, куда тут же сложили сухпай. А чайник заранее взяли с собой.
  Под самой крышей наблюдательный пункт крымчан. С нами их командир Алекс - снайпер из Феодосии. Дома жена да четырехмесячный сын. Сидит у стола и держит двумя руками стакан - густой кирпичный чай. Рядом винтовка.
  - ...Летают по ночам "беспилотники". Я пытаюсь всё сбить, да у нас самое большое ружье - пулемет. С патронами туговато...
  - Нам - туда. - Показываем мы сразу на ту сторону фронта.
  - Проведу по "зеленке". Мин там натыкано... - хватается за слово Алекс.
  В "зеленку" пустили не всех. Орда нарядил лишь друзей-дембелей Дока с Сапожником. С шахты мы наблюдаем, как летит к лесу, пригибаясь на ходу до волка, наша разведка.
  На наблюдательном посту у крымчан заместитель Алекса. "С ним осторожнее, - уходя, предупредил заранее командир. - Сам сумасшедшим станешь".
  - А моего героя убили. И за эту войну уже двух-трех Че Гевар шлепнули... Неудачно я выбрал. Все пули летят в героев. Это - аксиома победы, - сидит против меня Че Гевара, обнимая узкие худые колени.
  - Чтоб захватить Капитолий, нужно сначала напасть на гусей, - сам здесь сумасшедший, вывожу я законы победы.
  - Да, вот мои пули, - уже сам с собой говорит Че Гевара, задирая штанину: на икре зажившие дыры сквозного ранения. - Летела вот так, - крутит он пальцем в воздухе, тыкая в раны. - Вылетела туда, полетела дальше и где-то упала... - смотрит он сквозь меня тоскливыми глазами поэта.
  - Слышь, Че Гевара, а в вашем лесу грибы растут? - вспоминаю я, как несколько лет назад собирался отравить пару хороших людей. - Поганые такие... Покушаешь, и сразу того...
  - Я грибам предпочитаю траву. От нее весь мир лучше делается... А раньше не понимал - водку водой запивал, - знает он все вехи солдатчины.
  - Душевный, ты, человек, Че Гевара... - нашли мы друг друга.
  ...Я второй день с карандашом и биноклем, рисую в альбоме картинку - линию фронта. Сначала с высоты шахтенного ствола, после на границе дикого поля. Сидел в школе на последней парте, в ущерб всем предметам писал походные карты чудовищ истории - Македонского, Чингисхана, Наполеона... Припомнилось через двадцать лет после школы. На шахте еще ничего - можно сбегать до батареи, а вот на улице, где минус с ветром, ложишься на землю и через пару часов не можешь языка во рту повернуть, только мычишь, как туполобое быдло с майдана.
  - Ммммм... Мммай... Майдауны поганы!.. - матерюсь я, валяясь в траве.
  Сапог с Доктором сходили в разведку лишь пару раз; "Лазили по кушерям", - как выражался Сапожник. На третьем выходе им села на хвост разведгруппа укропов. Видно, не разевали рты наблюдатели на вражеских терриконах. Засекли, как наши перебежали дорогу и через десять минут на "передок" вылетел БРДМ с десантом по всем бортам - снимать сепаратистские шкуры. Но Связист вовремя с шахты заметил десант, который к тому же еще рано спешился, завяз в "кушерях". И наши, прижав уши, обратно летели уже не таясь.
  Сидят в углу с батареей, дергают чай, и вертятся, как на шпиле:
  - Да, мы еще бы немного и весь "совок" захватили! - хохочет Сапог.
  - Еще пять минут, и флот бы построили! - вмазывает Док кулаком по столу.
  - Шашлык бы из вас сделали, - сидит на краю лавки мрачный, как сатана, Орда.
  Перед нами лежит рисовальная карта. Я таскаю ее по столу от одного до другого:
  - Куда уходит дорога?! Откуда пришли "укропы"? Глубина "зеленки"?..
  - Та!.. - совсем по-хохляцки отмахивается Сапог. - Там всё по-другому видно, чем здесь.
  - Мы в картах - двоечники, - сознается Доктор начистоту.
  Собирались и мы со Связистом в разведку, да показал кукиш Орда:
  - Некоторые всю контору спалили... Давай свою карту - покажу командиру. А вместо разведки, пойдете на спецзадание: брать диверсанта в нашем тылу.
  За день до этого приходили в отряд две местные девки - дворянская кровь, собачья бровь! Ростом под метр восемьдесят, плюс каблуки, малеванные глазища и губы... Маститые! Пришли, и сразу: "Кто командир? И тут же нашлось кроме Севера еще два: Орда и Родник. А другие стояли, вытянув шеи, смотрели и сокрушались, что не командуют в этот день. Девки говорили недолго; время - одна сигарета. "Дам я, вам, двух орлов!", - мигнул напоследок им старый Орда.
  Дело такое: повадился шляться куда-то их странный сосед. При прежней власти открыто сочувствовал Украине, но нынче притих. А вот, что ни вечер, то за порог и возвращается только к утру. И всё ползком да тишком, ни одна калитка не скрипнет... И как-то боятся девчонки, что кто-то узнает про этот донос.
  - Будете в огороде сидеть, как капуста. Постарайтесь принять живым. Если не получится - шлепнете, - собирает нас со Связистом в засаду Орда. - Нормальное возмещение вам за "укропов"?
  - Пойдет, - по-своему я вижу задачу. - "Укропов" еще без счета, а таких красавиц на всю Украину не сыщешь.
  - Мне первым делом дьявола! - обрывает Орда.
  - Это мы и сами понимаем...
  Мы трижды собирались туда и трижды откладывали. А скоро Север сказал, что это дело комендатуры, хозяйствующей в тылу. А на передовой и без того хватает задач. А в комендатуре послали этих девчонок куда подальше... Это я узнавал точно.
  Так и не помогли мы им, увлеченным нашей идеей - борьбой за свободу. Мы часто их вспоминали. За то потрясение, за смелость, за красоту. Они больше ни разу не появлялись в отряде, и никто не знает, что с ними стало потом. Одну звали Катя, а вторую, кажется, Лена.
  Простите нас, партизанки, что не помогли.
  
  
  ЛЕГЕНДЫ ОЛИМПА
  
  Короток на шахте осенний день. Темнеет и нечего делать разведке, когда одна задача ей - наблюдать. И вот мы плетемся обратно к позднему ужину в Пантеоне Богов. Так я нарек пансионат после Пристани Отчаяния.
  И вот вечера в Пантеоне Богов.
  Когда собрали отряд, мы даже не поняли, что здесь за люди. Такая меж ними бездна с "чиполлинами" Сочи. "Уж не россияне ли? Не интернационалисты?.." Нет ведь. Все местные. Просто не в кабаках сидели, а черту в зубы смотрели.
  Мы сидим разной публикой в комнате командиров взводов - щуплого Рощи и плечистого Зема. Первому двадцать семь, второму двадцать один. Где-то еще носит Синего, что мельтешит по всем этажам. Революция выдвигает всегда молодых. Старики не могут снести перемен.
  Зем - это не человек. Это песня. Песня, которую до войны знала до буквы вся Украина. А он бросил всё в Украине и ушел в ополчение на Донбасс. Штурмовал в апреле Луганское СБУ, записался в "Восток", попал в мае в Донецкий аэропорт, прошел там самые первые, самые жестокие бои, в июле вернулся живым с Саур-Могилы, да в августе поймал в Ясиноватой залп "Града". Потом госпиталь, потом "Беркут".
  - Мы по девятьсот мин в день из одного ствола выстреливали. У подносящего из ушей и носа кровь шла. У нас потом пушку заклинило... И позицию не меняли - не до этого было. Они же перли и перли... - вспоминает Зем минувшее лето.
  Пулеметчик Шаман - бывший солдат Украины. До призыва жил в Запорожье, работал кочегаром в котельной. Дезертировал на сторону Новороссии еще в мае, и всю компанию, с начала боев за Донецкий аэропорт, провоевал против "укров".
  - А что я, по своим буду стрелять? - возмущается он Украиной.
  Пулеметчик Казах - публика из Афгана. Вынимает из ранца солдатскую панаму - ту самую, старую и побелевшую, с красной советской звездой.
  - Тридцать один год ей, ребята, - держит в руках он свою ностальгию.
  Азербайджанец Архан - бывший гвардеец президента Алиева. Крепкий, тяжелый, из чистых, как статуя, мускулов. Закончил у себя на родине институт, десять лет назад приехал в Донецк, завел здесь семью, работал на стройке разнорабочим, вышел в архитекторы. В мае пошел воевать. Сначала у Беса, нынче у Севера.
  - У тебя дети не знают, как взрываются мины, а моя дочка знает... - говорит он не для упрека кому-то в дверях.
  Только что сел рядом Синий. Но вечно на шиле, и не может оставаться больше пяти минут. Бывший менеджер, тайком от родителей сбежал на войну, и врет им по телефону, что четвертый месяц отдыхает в российском Крыму. В отряде ходит рассказ: Синий отбивает атаку, бьет с АГС по "укропу", в кармане звонит мобильный. Он берет паузу у атаки, прикладывает к уху трубу и вслух: "Алле! Добрый день!.. К сожалению, мы не можем поставить вам гвозди. В настоящий момент наша фирма временно приостановила свою торговую деятельность. Мы позвоним вам, когда снова откроемся ...Очень приятно. До свидания". Кладет мобильный в карман и снова за АГС: тах-тах-тах...
  Но было еще раньше. Отряд Севера дрался с "украми" на Грабском. Для Синего это был первый бой. Когда их зажали на краю села в трех двухэтажках, и с тыла стали отрезать техникой и пехотой, побежал со страха, оставив ПК, фланговый пулеметчик. Синий упал к пулемету. Упал и кричит Архану, что в полсотне метров хлещет с "Утеса": "Как работает пулемет?!" И Архан, ведя бой, объясняет ему, как открывать, заряжать, и стрелять. А в поле смыкает за ними кольцо украинская броня и пехота. Синий справляется с пулеметом, начинает бить по врагу и, вместе с Арханом, они четыре часа держат другим "коридор".
  - И, ты, сколько убил? Прямо по наступающим цепям бил? - бывший сам в том бою, сидит в казачьей папахе Японец, накручивает на палец черную свою бороду.
  - Ну, я ж не считал! - скороговоркой, как привык, откликается менеджер. - Стрелял, когда цепи вставали. И заваливал их обратно. И не стрелял, как ложились. А после вставали не все... Ну, грех на душу не беру - врать не стану, - оборачивается он ко всем, - а человек сорок я там уложил...
  Японец. Про этого просто не напасешься страниц... "Я же во всех жопах здесь был! Только на Саур-Могиле я не был..." - говорит он сам про себя.
  - На нас танки на Грабском шли!.. А мы гонялись за этими танками, как туземцы с копьями. Только вместо копий, гранатометы. С нами "афганцы" были - те очумели. Они такой войны и не видели. Подбили так танк, загорелся. Он еще с километр ехал, горел, потом встал. Мы когда "укропов" разбили, пошли посмотреть. Люки открыли, а там танкисты сгорели, сидят за штурвалом обугленные. Так и не вылез никто... Чеченцы с нами были откуда-то. Сидели вчетвером в одной воронке - мина к ним прилетела. Все в клочья. Другие чеченцы нам после боя: "Ребята, вы под чем?" Да, ни под чем! Мы родину свою защищаем! Из них многие после того боя сломались: выкопали своих убитых, сказали: "Идите вы на хрен со своими разборками!", и вернулись в Чечню.
  Японца тяжело контузило в том бою, и командир сдал его в группу раненых. Наказал шоферу чеченцу: "Этого в любом случае увезти!" Только пропал командир, тот встает с носилок и пошел. Ему: "Куда?! Тебя сказали забрать!" А он: "Так это Японца сказали забрать. А я не Японец. - И на какого-то ополченца показывает: - Японец вон, по двору у вас ходит". И шагом обратно в бой.
  - Я - простой русский мужик, - сидит он, с круглым вперед животом, неуклюжий, как плюшевый медвежонок. Так это ведь не в бою. - Мне царь нужен. Какой-никакой, а царь. Хоть Путин, хоть Сталин.
  Иногда, посчитать души, появляется Север. Широкоплечий, в казачьей папахе, с русыми усами и голубыми глазами.
  - Я у тех танкистов телефоны забрал, - спокойно говорит командир. - Звоню матерям: "Ваш сын, Петя или Вася, нами убит. Он пришел на чужую землю уничтожать мирных людей. Стрелял в наши семьи, разрушал наши города..." А там мне никто не верит. Одна смеется и называет дебилом: "...Иди к дьяволу! Мой сын на учениях в Днепропетровске!" Другая кричит: "Какой Донбасс?! Он там никогда не был..." А их ведь на самом деле, якобы, на учения в Днепропетровск отправляли. А самих сюда... Ведь не они же семьям соврали. Им самим в шапку наложили...
  Малой - старший сын Севера. Двадцать лет, везде за отцом. На счету подбитый танк и два БМП. "Этот не паникует, - слышал я за него. - Увидит, что на него броня лезет, присядет, положит у ног автомат, возьмет из-за спины "Муху", прицелится - всё аккуратно, не торопясь, и уж тогда бахнет. И не промажет". Как началась война, а батя из дома, старший за ним.
  - А ну, дома сидеть!
  - Не возьмешь с собой - пойду к другим, и буду у них. Всё равно уйду!
  Приоткрыто окно, и течет в комнату холодный осенний ветер, но накурено и душно в нашем собрании. Где всё перемешано, как в толпе: и негодяй и святой, и барин, и еврей, и всякий скот из Ноева ковчега... Идет военный-откровенный разговор: дымится кофе и сигареты, ходят по комнате люди и боевые истории, рисуются планы разгрома врага, как на поверке, называются вслух имена не наших уже городов: Львов, Киев, Полтава... Брошен на табурет телефон и слышится негромкая песня: "...По дорогам гибели мы гуляли, друг! Раскаленный добела, отзвенел песок. Видно время пробило раздробить висок!.."
  Шахтеры, трактористы и кочегары... Такие люди, что прошел бы мимо и никогда не взглянул. А они здесь, танки, как пух жгли....
  Сидит у окна, хватанувший где-то спирта Сапожник. Траурный, как всегда, когда пьян, с накрененной головой, а всё со своими шутками-проститутками:
  - Аля-улю, гоню гусей!.. - ощупывает он пальцами сломанный нос.
  Раздолбай, что девать некуда, а воин отменный. Работает пулеметом, что бог. Валит цели вчистую. Остался на контракт после срочной. Служил в разведке, излазил все горы в Чечне, в Дагестане. Участвовал в русско-грузинской восьмого года. Где-то оторвало ему большой палец на правой руке. Принес в тряпке в военный госпиталь - снова пришили. Работает, как только из магазина. Но порвал связки на левой, стала сохнуть рука. Тут и комиссовали: не годен. Работал таксистом в Ростове-на-Дону, пока не потащило сюда.
  На кровати, нога на ногу, перебирает пальцы интеллигенция - тонкий, с манерами франта, азербайджанец Стоматолог - бывший зубник в донецкой больнице. За спиной Аэропорт, Иловайский котел, да такие палестины, что кто бы слыхал: Ясиноватая, Еленовка, Зуевка, Зугресс, Кировское, Зеленое, Грабское...
  - Я двадцать лет прожил в Донецке и мне не безразлично, что с ним случится... А кто здесь писатель? - стреляет он глазами по россиянам.
  - Тебе зачем? - выдаю я себя.
  - Интересно пообщаться с интеллигенцией, - показывает он белые зубы.
  Еще один, их с Арханом, земляк - Брат Али. Снайпер-разведчик и сам длинный, как снайперская винтовка. Вечно сам по себе, заросший темною бородой. До войны работал в Донецке сам на себя. "Смысли, торговлем занимался", - говорит он, коверкая русский. Отметил 31 мая день рожденья и на след день пошел в ополчение. Сначала на блокпостах, потом попал к Северу, в его первый отряд в девятнадцать бойцов.
  - Я про Севера знай. Такой камандир, он никогда не боялся. Всегда в бой шел первый. Мы без Севера никто были... - тихо заявляет он свою окопную правду. - Такие, как Север, освобождали Донбасс...
  - Да, нам ничего не нужно. Ни наград, ни известности. Жили - никто не знал, и дальше так же тихо своё проживем. Лишь бы все это кончилось, - одно за всех говорит Японец.
  - Мы в семьи свои хотим вернуться, - продолжает за ним Шаман.
  В белой вязаной шапочке Роща. Не может простить былому, что его обмануло:
  - Если бы тогда...С этим количеством людей и техники... Мы бы до Львова дошли...
  Он должен выяснить всё для себя:
  - И деньги, вам, за это не платят? И в военный билет не запишут? И в стаж не пойдет? - сидит он на тумбе против меня.
  - На все вопросы - нет, - спокойно допиваю я кофе.
  - Просто так? Сами?.. - вмешивается кто-то еще. - Но ведь не ваша война... Наша!
  - Я тоже думал, что не моя... - Хочу я что-то сказать, но так и не заканчиваю для них свою мысль. А просто сижу и молчу. Да разве здесь всё объяснишь?..
  Вечера в Пантеоне Богов... Длинные да былинные... Куда слетелись переломать старый мир - да вот завязли в болоте - все герои Олимпа. Вечера в Пантеоне... Здесь, на земле, не на небе, на переднем краю, лицом к Украине, спиной к Новороссии. Когда сзади бои, а впереди - Иисус сохрани... Синие Афинские вечера: банки-жестянки с холодной тушенкой да жидкой сгущенкой, отсыревший в карманах табак, дурной да с хандрой самогон, пир на столах да дыра в карманах, а в рядок на скамьях нищие боги со скатками на плече, да с заплатками на рукаве...
  
  Висит за ЦУМом в центре Макеевки огромный рекламный щит, с обрывками прошлых афиш. А в середине уже замытый дождями плакат: бородатый ополченец в тельняшке, с автоматом наперевес. И, точно огонь, слова: "Стань легендой! Армия Донецкой Республики".
  Какие судьбы! Какие люди!.. Вся жизнь - неслыханный шедевр!
  Вам жить сто лет, и не дотянуться, не дорасти до них никогда. Никогда не стать этой Легендой.
  
  ДОМ С ДОБРОМ
  
  Ночью тревога. На улицу тянут разведку. С передовой ушли стрелковцы и группа крымчан. Что там случилось, нам неизвестно. И без того, сами себе хозяева, они, не докладывая, лишь хлопнули дверью: "Уходим!" На линии фронта образовалась во весь город дыра.
  И вот стало явным: нечем заткнуть дыру! И в городе и за городом можно собрать резервы - бегают разные там отряды, мутят там разные полководцы. А вот на передовую, прямо в окопы - это вам шиш!
  И в самом городе, не пойми, чья власть - вытаптывая всё на пути, бегут по нему красные, белые, серые... Нарисовался в городе какой-то отряд. Как говорят местные: "А мы их знаем - сброд наркоманов да уголовников!" Весь этот сброд, не будь дураками, объявил себя бойцами Республики, получил оружие, и в первой же "боевой" операции захватил в городе власть: напали на местный РОВД, где держали против них оборону четверо милиционеров, ранили их в перестрелке, захватили всё здание, а следом взяли штурмом комендатуру. Первая половина ночи ушла на войну, вторая на праздник победы. Праздновали до утра, а с рассветом командира унесла с собой "Швидка допомога". Диагноз: алкогольное отравление. Еще через день кто-то из бойцов отобрал на улице у старика деньги - двести гривен. Немного. Но - гадость! Еще скоро "отжали" - взяли себе бесплатно и безвозвратно, у кого-то машину... И так, где пусто, где густо, а начали зашибать трудовую копейку... У всех отрядов, у всех батальонов свои имена - оригинальность этой войны. Этот мародерский нарек себя вызывающе и потрясающе - "Добро"!
  Вот так! Добро берет за ребро.
  К нам из города приходили люди, просили: "Спасите нас от этого "Добра!" И некоторым я, без издевательства, отвечал: "А как, вы, хотели? От "Добра" добра не ищут! Забыли?.."
  И в душах достойных, кто с первого дня в окопах, и не бегал до тыла, начали понемногу всходить поганые семена этой войны.
  - Не знаю, как быть... Я не за этим на танки с одним пулеметом ходил, - гасил темные свои глаза кавказец Архан.
  - У нас тоже такие вот ополченцы заняли в городе милицейский отдел, - с сердцебиением начинал Синий. - Люди приносили еду, деньги, вещи. А они напились раз, утром пошли похмеляться. В соседнем дворе старики играют в лото. Одному в зубы дали, у второго деньги забрали. После кто-то пришел в отдел и от всех дворов передал: "Мы вас ночью сожжем!"
  И в "Беркуте", и у Михалыча, и где-то еще, сами возмущались "Добром":
  - Штурмануть их! Там и военных нет - поразбегутся, рожи помойные! Прижать их к ногтю...
  Но другое дело, что будет, когда в городе кончится Добро?
  - Придет Зло! - опять верно предупреждал я.
  - Самим, что ли городом управлять? Так нам же ж не справиться... Кто научил бы... Пусть уж в Донецке решают. Им выше виднее, - сходились на одном бойцы с командирами.
  И над городом, как черная туча, продолжало висеть Добро...
  А что в Украине?
  Да, там то же самое! Только не в меру хуже! Потому еще и стоим!
  Какое уж там "Добро" у себя во дворе! Кому оно нынче, к черту, нужно?.. За городом в поле стоит Абсолютное Зло! Вот куда нужно смотреть!
  ...Итак. Хаос в тылу, прореха во фронте. Пытались растянуть на всю дыру роту Ольхона - те не поняли замысла, послали подальше. Пробовали воткнуть в окопы со своей полусотней Михалыча - заупрямился вредный старик. Хотели всем составом отправить "Беркут" - у Севера свои атаманы в казачестве. Дал только группу разведки. Тянули за уши кого-то еще - не вытянули, надорвались...
  Не ожидая окончания спора, дала подмогу соседняя Луганская Республика. Дыру на фронте заткнули усиленной ротой "Лавина". У наших командиров солдат не нашлось.
  А пока всё это вертится и выясняется, садится на шахте наша разведка. Мы заходим туда в два часа ночи, словно в пустыню; ни писка, ни взвизга. Молча ползем по лестнице вверх, в полной тьме, взмокшие, нервные, и только гремит под ногами железо. Толкаем последнюю дверь, а оттуда из глубины: "Кто идет?!" И предохранители: щелк, щелк!..
  - "Беркут!" - шатнулись мы в сторону.
  На этаже Алекс и Че Гевара.
  - Ты, знаешь, что это - расстрел? - напоминает Алексу законы войны Орда.
  Мы сидим в их каморке, пятеро на огромной шахте, допиваем остатки кофе из чайника. Ушла вся группа крымчан, а эти двое не подчинились приказу. Один командир, другой его зам.
  - Мы никуда не пойдем. Я пришел сюда за весь Крым. Потому что велики между нами счеты! - за что-то свое ненавидит Алекс "укропов". - А с вами я в разведку ходил, - ставит он точку Орде.
  - А я не крымчанин, - сидит у дверей хмурый, как ночь, Че Гевара. Щуплый, словно подросток, очкастый, будто интеллигент. - Я сам себе приказы выписываю.
  Че Гевара... Про него позже рассказала женщина, дежурный вахтер "Комсомольца Донбасса":
  - Это, кто это с вами?.. Я ж его, как облупленного знаю! Он в милиции раньше работал, а после на шахте. Здесь же, в местном забое. Эта - самая пьянь из пяти тысяч рабочих. У него здесь только два адреса прописки и было: слева от ворот за забором в канаве да городской вытрезвитель. А туда же!.. Трезвые не пошли. А этот автомат носит!..
  - Так он исправился! - заступались мы за него. - Он в Славянске был. У него три ранения... Больше не пьет!
  - Ну, Бог милостив... - смущалась тогда вахтерша.
  Так начались у нас эти бесконечные ночи на шахте. Два-три бойца из нашей разведки, Алекс да Че Гевара. В узкой каморке, с тремя деревянными лавками на компанию - остальные на стульях, с электрическим тэном и чайником, с игрой в дурака или в тысячу. Ночью никто не смотрел за фронтом. У нас были только дневные приборы слежения. И слышать ничего было нельзя. На этой высоте на таких басах играли ночные ветра, что я помню только постоянный рев в ушах.
  А потом наступало утро. Мерзлое утро осени. Стояли над степью умирающие бесцветные звезды, дул все тот же холодный ветер, а вдоль дороги раскачивалась, как на балу, и пахла живой и мертвой водою полынь... Мы шли в полный рост по дороге, зная откуда за нами следят. Шли уставшие и равнодушные, обратно в пансионат, не оборачиваясь на фронт. Вчера или позавчера украинский снайпер убил на пограничном "совке" местного рыбака. Ходил на озеро снимать сети, и был-то один да при веслах - не перепутаешь с "сепаратистом".
  Зачем убил? "Голодом они без крови сидят. Фашисты они! Потому и убивают за так. За людей нас не держат", - точно ответил Север. Еще в одну из ночей нацисты из "Правого сектора" разнесли артиллерией Пристань Отчаяния. Кто-то из взвода Синего специально ездил туда посмотреть, но почему-то не добрался до места.
  Кто скажет теперь, как же там Пристань Отчаяния? Неужто ничего не осталось?.. Куда же мы пойдем после смерти? Пойдем, собирать ракушки на берег безмолвия...
  А пока мы идем по дороге, где, слаще духов, веет сухая полынь... У ворот шахты блокпост с бородатым лесным мужичьем - луганчанами и дончанами из "Лавины". Среди военных топчется с ведром и бидонами женщина. Не старая, но уже и не молода. Сварила на дому, принесла сюда кашу, супы. "Ребята, одна просьба, - поправляет она шерстяной на голове платок, - посуду возвращайте. Вы у меня уже четверные здесь. Я посуды не напасусь". Мужики бережно принимают у нее блюда: "Спасибо, родная!" Рядом с блоком шахтенные казенные гаражи, открытые настежь для света. Как символ тщеты бытия валяется перед ними серая дохлая кошка. Внутри чего только нет, кроме техники. Брошены наземь и волочатся за ногу размотанные кассеты магнитофонов - грошовый багаж прошедшего века. Пережила все века убогая мебель у стен. В углах разбитые чайники и стаканы. На столе журналы рекламы и с рисунком маленький флаг Украины - Янукович Витька над цифрой "2010" - годом, как стал президентом. "Сбежал он, ваш президент...", - прохожу я мимо агитки. В закутке железная кровать с рваным матрасом, в головах подушка, на подушке кирзовый рыжий сапог. В комнате сразу четверо настенных часов, на всех остановлено разное время. Смотришь с одних на другие и понимаешь, что никакие не врут. Здесь не нужно время. И потому оно кончилось... Даже кошка сдохла. Семь жизней потратила, дожидаясь, когда сдвинется время. Не дождалась - сдохла.
  Вечером Север вызвал Орду: "Ищи своей разведкой место для ПТУРа. Накормим "укропов"!
  
  НЕЙТРАЛЬНАЯ ПОЛОСА
  
  У нас ничего не клеилось с ПТУРом. То мешала "зеленка", то спорили из-за места, то из-за цели. Я снова морозил на шахте и в поле кости, рисовал карту для операции. Сидели мы над ней не по одному часу в день. Но никуда не лез этот ПТУР!.. Ну, не получалось одной ракетой накормить всех "укропов". Промажешь, и больше сюда никого не дождешься. Нужно было врезать наверняка. А это только тесный контакт. Решили: бить всю колонну. Классическая на дороге засада: удар огнеметами, работа пулемета и автоматчиков, бросок к дороге группы захвата, как минимум, один пленный врага, и улепетывать, пока не прилетела подмога.
  Всё шло у нас складно, да вот кончилось время передовой, и нужно было возвращаться обратно в пьяную берлогу Сочи. Откуда до нас изредка долетали слухи о "боевых буднях" макеевского отряда: "Да, вчера опять ездили шлюх охранять...", "Лежим на кроватях...", "Пьяный караульный сам в "роботы" сдался...", "Сочи себе новое звание присвоил - полковник..."
  Как можно было добровольно возвращаться в этот кошмар? И Орда ежедневно отправлял в ту сторону сказки, что мы скоро вернемся, вот только закончим одну операцию. А с той стороны кипел в приемной у Сочи Находка - мелкокалиберный интриган, что остался без славы: "Это - изменники! Они специально сбежали, чтобы предать! Это всё чёрт их седой - Орда! Он у Севера сидит на ушах, а тот его слушает. Они скоро весь твой отряд к себе перетащат. У тебя некем будет командовать... Надо их срочно вернуть! Оружие отобрать! Арестовать если что!.." - и всё в таком духе. И Сочи под напором непьющего оратора потихоньку и сам начал подозревать нас в измене. "Подождем еще, - ворочал он пересохшим с похмела языком - всю неделю обмывали полковника. - Значит нужны. Я Северу верю". Тогда Находка разливал свое бешенство среди оставшихся россиян: "Мне передали, что они там говорят: мол, мы-то парни крутые на передке, а там в тылах захудалые, дрянь-мужичонки сидят!" И скоро с нами перестали общаться, звонить и писать, оставшиеся на базе "интернационалисты". А затем мы и сами махнули на них рукой: извините, ребята, мы не шалав на Донбасс ехали охранять. У нас получилось от Сочи уйти, и вы сами хозяева своих судеб.
  Не дождались разгрома колонны, пропали с шахты Алекс и Че Гевара. Говорят, вернулись к себе в отряд, и там их простили.
  Через "нейтралку" туда-сюда весь день ездят местные, кто на машине, кто на велосипеде, а кто и пешком из Новороссии в Украину и обратно. К ним все привыкли, и мало кто обращает внимания. У людей работа в соседних поселках, родственники, дела. Ни мы, ни "укропы" не делаем им препятствий. Лишь иногда просим открыть паспорта. Пришел один местный прямо к Орде: "Дай телефон. Поговорить с тобою хотят". Уже вечером позвонили с той линии фронта. На проводе командир роты майор ВСУ, что напротив. Смеется:
  - Мы вас знаем! Видели, как вы у нас под носом лазите... Слушай, я тут сейчас по "нацикам" минами долбану. Вы не вмешивайтесь, если что. Ну, по нам не стреляйте. Идет?
  - Идет! - тоже смеется Орда. - Встретится надо, командир.
  - Завтра на дамбе.
  - Значит, созвонимся.
  И вот через полчаса украинский "Правый сектор", что окопался вправо по фронту, ловит с небес украинские мины. Откуда им знать от кого. Наконец и от "правосеков" вышла "ответка": пошли в белый свет, как в копеечку нацистские мины. Летит где-то над городом, летит прямо в город, летит и свистит... Бомбят, как картошку солят.
  Утром пораньше Орда появился на передовой дамбе - насыпью между "совком" и оврагом, прихватив с собой пулеметчика Архана. По дамбе до войны шла дорога, сейчас в середине гигантская воронка - взорвали, чтоб не проехала техника. За дамбою поле "нейтралки", дальше поселок, где уже вражеская земля. В поле уже с утра, к нам и от нас, ходят люди. Архан заговаривал с каждым на дамбе по-азербайджански и делал страшнее лицо. Протоптались они полчаса и после ушли.
  "Укропы" прикатили в обед. На БТРе, с пехотой поддержки, с двумя флагами на броне - "жевто-блакитным" и белым. Оставили технику с края поселка, спрятали в кустах снайперов и "Утес". Это мы со Связистом всё точно видели с высоты шахты, где под прицелом две стороны. Нас оставил Орда наблюдать, сам же подался на встречу с Доком и Сапогом.
  Втроем они идут через поле, по черной дороге в желтой, как масло, степи. Навстречу шагает украинский ротный с двумя своими бойцами. Две сотни метров меж ними, и садится у обочин прикрытие. Орда идет с ротным навстречу друг другу, с поднятыми руками, давно сложив на землю оружие. Оба в зеленых ношенных камуфляжах, в черных вязанных шапках, в голубых десантных тельняшках... Оба одному молятся Богу, оба говорят на одном языке. "Что ж вы, славяне, наделали?.." - гляжу я высоко с голубого неба под ноги в желтую степь. А они идут, идут и идут... Длинные, с поднятыми руками, всматриваясь в лица друг друга... И вот подошли. И вот сразу с размаху обнялись.
  - Ну!.. - отступило у нас со Связистом от сердца. - Встретились русские! Хорошо, что не будем своих убивать!
  Связист снимает бинокль, и перебрасывает в руку с плеча автомат.
  - Приказ Орды... - смотрит он на меня и тянет резину. - Приказ Орды, который тебе велено не говорить. Если что-то пойдет не так, валить всю группу. Его и Сапожника с Доком. Чтоб в плен не попали, - наконец выдыхает Связист.
  - Врешь! - поверил я сразу напарнику. - Может, что перепутал? Может, только Орду?
  Этот сидит с испариной на лбу.
  - Может, правда, попутал немного... Может, только его... - проводит ладонь по лицу бывший старлей.
  - Я буду бить по "укропам". И по тебе, если станешь стрелять по своим, - выставляю я в окно автомат.
  - С ума сошел, - негромко проговаривает Связист, давая понять, что сам не исполнит приказа.
  В середине поля стоят два офицера. Нашли же, где встретится...
  - Тельняшку по праву носишь? - первое, что спрашивает Орда.
  - ...По праву, - вдруг сразу захлебнулся майор.
  - Ладно... Давай к делу, - круто сворачивает Орда. - Сдавайтесь!
  Мы уже владеем кое-какой информацией насчет врагов. Ровно против шахты стоит территориальный батальон "Волынь" ВСУ. "Укропы" вышли в поле не просто так. Местные соглядатаи, что носятся через фронт, доложили еще с первых дней: "К ополченцам зашла рота русского спецназа!" Это про нас - пятерых "интернационалистов". А нам в свою очередь передали: "Там не хотят с вами драться... Там вообще не хотят воевать... Понимаете?" И Орда верно предложил сразу плен.
  - Я буду разговаривать только с россиянином. С командиром роты спецназа. Ни с кем из местных, - медленно приходит в себя майор, сразу сбитый с катушек наглым противником.
  - Я - командир. Я - россиянин, - спокойно достает Орда паспорт. - Сдавайтесь. Ну, что мы, свои в своих, будем стрелять что ли?.. Всем обещаю сохранить жизнь, вывезти отсюда в Донецк, или переправить в Россию. Это по желанию каждого. А кто не сдастся, тех перебьем, - уверенно глядит он в глаза.
  - С вами чеченцы? - уточняет майор.
  В точку сработал визит Архана на дамбу четыре часа назад!
  - Да, взвод кадыровцев, - врет, как часы, Орда.
  - Не надо резать ребят, слышишь? У нас ребята не хотят с вами драться... - говорит командир за всю роту. - Так и молвят: "Зачем воевать?" У меня пацаны по восемнадцать лет. Нам бы только месяц этот достоять до ротации, и мы уйдем. Мы стрелять в вас не будем... Но и сдаваться тоже - дело серьезное. Конечно, многие бы пошли, но дома семьи. Что после с ними "нацики" сделают, пока мы в плену?.. Мы без боя тоже сдаться не можем. Ты - человек военный, понимать должен.
  - В твоей роте тоже "нацики" есть! И замполит у тебя - дерьмо! - точно всё знает Орда. - Сколько их? Человек восемь-десять с замполитом?
  - Ну, да... - удивлен верностью ротный. - А откуда, ты, в курсе про замполита?
  - А все замполиты - дерьмо! - знает про всех них Орда. - Ты, ставь его в караул, а на посты всех этих десятерых с национальностью. Мы придем ночью и вырежем всю компашку, а роту в плен заберем. Ну, постреляем в воздух, для отвода глаз. Так идет?
  Они стоят уже боком друг к другу, словно друзья, и вместе смотрят на один горизонт. И нет для них никакой войны. Курят на мерзлом ветру, поднимают воротники, один чешет в ширинке, другой отряхивает на ватный рукав...
  - Ты, подожди... - не может решиться майор. - Не всё сразу, нужно подумать. Нужно роте сказать... Там ведь не против. Просто ребята не хотят обмануться... Возьмите в плен, только не убивайте... И еще. Мы ополченцам сдаваться не будем, не доверяем. Только России... Но нужно точно план обсудить... Я не могу тебе прямо ответить. Мне нужно время. Хотя бы парочка дней.
  - Через пару дней может быть уже поздно, - качает головою Орда. - Утечет информация...
  - Не обману. Можешь в залог взять поселок. Давай, мы подвинемся. Отдадим тебе весь поселок. Занимай прямо завтра, - без боя сдает он землю со своей линии фронта. - Никто не будет стрелять. Слово офицера!
  Вот снова обнялись, махнули своим, что всё кончено, и пошли друг от друга, не оборачиваясь, с поднятыми к небу руками. Не оборачиваясь, пока не встают из жухлой травы им навстречу обе разведки.
  Есть верная в жизни примета: обернешься - не вернешься...
  Утром на шахте скопилась штурмовая группа "Беркута". Всего-ничего - пятнадцать бойцов. Брали самых проверенных, из-за чего в колхозе случился скандал. Демонстративно расплевались с другими и хлопнули дверью пансионата те, кто считал себя мастером Иоганом Кнастером, а его не позвали с собой.
  - Они же все спецы и все рейнджеры, - ходит во дворе шахты, руки в карманы, на затылке папаха, Японец. - Только вот почему-то одна гранатка упадет с неба, и после опять Японец их будет бегать по подвалам собирать. Как уже было...
  - Опять АГС?! - возмущается, выбирая для расчета позицию, Синий, подвижный, как ртуть. - Я, что всю войну на нем просижу?
  Настрой небывалый - идем "отжимать" украинский поселок! Ломать фронт. На ура! По-русски! По прямой дороге, по голому полю, без техники, с собою только пулеметы и огнеметы, а с шахты прикрывает "Утес" Архана и АГС Синего. Впереди украинский батальон "Волынь". Триста каких-то там "западенцев"!.. Что уже завтра будут у нас в плену.
  У смелого сорок дорог. У труса всегда одна, и по той волки бегают.
  Но взлома фронта не состоялось. Ночью на шахту прилетали орлы какого-то там отряда; подкатили на "Газели" втроем, привезли с собой фугасов и мин, и растыкали их на дамбе, да по дороге. А рота "Лавина" еще дружески помогала полночи таскать из машины взрывчатку.
  - ...А кто такие, мы не спросили. Вроде из штаба армии, - хлопает глазами Колобок - командир из "Лавины". - Сказали, свои. Шевроны вроде Донецкой Республики... Да и видать, что свои...
  - Какой еще армии?!. Какая здесь у вас армия?!. - не может поверить Орда. - Как?!. Ну, как, вы, их пропустили?!. Зачем заминировали?!
  - Чтобы "укропы" вдруг не полезли, - всё ясно для Колобка.
  - Идем! - поворачивается на пятках Орда. - Покажешь, где мины.
  - А нас самих прогнали, когда их закапывали... Мы и не видели...
  Орда идет к отряду, как вешаться. С опущенными плечами, потрясенный финалом зачистки.
  - Это - хохлы, - разводит он рукавами. - Это страна такая - "Чипольдория"...
  На второй день украинский майор позвонил насчет встречи: "Завтра. В то же время, на том же месте". И вот мы на шахте.
  Эти дни требовались противнику промыть спиртом мозги, прибрать в кучу нервы, поверить в себя. Встряхнуться, запросить подкрепления, выйти оттуда, куда он забрел, собраться из тряпки в кулак. Вдобавок к "волынцам" примчалась разведка из "Правого сектора":
  - Що, ви, ходити з "колорадами" шепотитися?
  - Та, шоб вони, злидни, по мирним не стреляти!
  - Ну, дивитеся у нас!..
  Да и у нас в эти дни не окрепло, а больше пошло вразнос. Поселок мы проиграли - раз. Никто не увидел роту русского спецназа со взводом чеченцев - два. Но это всё ерунда. Хуже другое. В городе молнией пронеслась среди ханов и атаманов наградная весть: сдается полным составом украинский батальон. И кому? Какому-то "Беркуту"? Этим ослам на двух копытах?.. Да, мы сами шевелим усами! И уже замерещились разным Михалычам и Стаканычам ордена на жирную грудь. Уже до Донецка долетели известия - прислали репортера с видеокамерой снимать сдачу в плен.
  - Отдохнешь тут, - показал ему место под забором Орда.
  Тот не смутился:
  - Ага. Тут снайпера не достанут.
  - Какие еще снайпера? - не понял один.
  - Снайпера за вами будут следить. Михалыч в кустах положил, - резво протрещал репортер.
  Орда только сплюнул в песок:
  - Сейчас стрельнут в хребтину, ты на видео снимешь, а потом вывернут, как чулок, что я ходил в плен к "укропам" сдаваться. Да, слава богу, свои пристрелили...
  И вот снова черная утоптанная дорога, в желтой донецкой степи между Украиной и Новороссией. Несутся по небу белые рваные паруса, валяется в сером бурьяне разведка, замерли зелеными глыбами украинские БТРы, и шагают друг к другу парой - левой да правой, два командира...
  - Я старый, ты молодой... запыхался, топая в гору Орда. - Ну, как сам?
  - Да, всё нормально. Я не с пустыми руками пришел, - достает из бушлата коньяк украинский офицер. - Я сам выпью, чтобы ты понял, что я не принес чепухи.
  Пришли, будто на царский день, два товарища. Один стоит, запрокинув голову, воткнув в горло бутылку. Второй держит себя за горло, захлебываясь от кашля.
  - Да, я не пью полных пятнадцать лет. Угощайся вот, сигареты "москальские"... - протягивает пачку Орда.
  - Ага, - кивает майор, и оба долго не могут подкурить на ветру.
  - Ну, что пацаны-то твои говорят? Домой хотят или в Россию? - уже без надежды справляется сибиряк.
  - Я все передал пацанам. Ребята воевать не хотят. Воевать никто не хочет. Домой хотят, в Россию не хотят, - как-то потвердел за эти дни вэсэушник. - Давай, таки, как мы договаривались. Село, я смотрю, ты шо-то не занимаешь.
  - А зачем? Ты веришь мне, я тебе, - уже блефует Орда. - Уходите с нами! Я вас до самого последнего блокпоста в Россию проведу. На хрен нам с тобой это нужно - здесь что-то делить! Хочешь, устроим кино, постреляем в воздух?.. Да завали ты этого замполита-нациста! Мои деды против фашистов воевали... - уже на хрип срывает он голос.
  - Да, мой дед сам погиб! - затронут за гордое украинец.
  - Давай, пацанов спасем! Им голову задурили... Моих спасать уже поздно. Они прошли всё, что хочешь. Вы здесь оккупанты. Хотя вы просто выполняете свой долг солдата. Но вы пришли не на свою землю. Вы не на Волыни, а на Донбассе... Зачем тебе пацанов ложить? Воюют они не за Родину, не за Украину. За этот майдан. За идею правосеков, за фашистов!..
  - Да, я согласен, - знает очевидное командир. - Но мы люди военные, давай компромисс? Я здесь, ты там. Мы понимаем друг друга. Хотя на меня уже контрразведка работает.
  - Выпускай пацанов, командир. Пусть, кто может, уйдут, - давно всё понял, и заканчивает встречу Орда. Здесь больше не о чем говорить. - У тебя контрразведка, а у меня сто чертей за спиной воду мутят... Давай, через час позвони. Сядь, выпей стакан водки, всё взвесь и скажи. Давай, командир, подняли руки и пошли. Удачи! Я жду звонка.
  Ушли, сорвав белый флаг, украинские БТРы и притопал на шахту Орда без всяких надежд.
  - А... - махнул он рукой. - В камень стрелять, только стрелы терять...
  Через полчаса "укропы" отбомбились из АГС по нейтральной "зеленке". Лазили по кустам или снайпера Михалыча, или разведчики из "Лавины". А скоро на связь вышел майор, что попенял Орде на нарушение уговора.
  - Да, то не мои, я тебя не обманывал, - не врет наш старик. - Вы, что решили, скажи!
  - Ну, слушай, - ровно говорит в трубке второй. - Мои пацаны с вами воевать не хотят. Но сдаваться не будут. А если пойдете на нас в наступление - будем драться. Но я на вас наступать не буду.
  - Ясно, командир. Ну, удачи! - попрощался Орда.
  "Будем драться"... Вот это по-русски!
  И мы зауважали майора, как офицера. И решили: будем брать колонну.
  Пусть меч решает судьбы мира.
  
  "СЕВЕРНЫЕ" ИСТОРИИ
  
  Вновь шахта "Комсомолец Донбасса". Сидим с Сапожником на вахте всю ночь, иногда перекидываясь в картишки. На столе разложен сухпай: каша, тушенка, сгущенка. Из всего съедобно только последнее. Напарник полчаса рассказывает про тендеры и откат.
  - Так, что я не только тупой вояка! - поднимает он палец.
  - Ты еще и дрянь-бизнесмен, - заключаю я за него.
  Утром стрельба во дворе. Боец из "Лавины" взял в плен двух шахтинских слесарей, повел их к своей машине, Ладе "пятерке": "Гляди, почему не заводится!" Те лазили в ней и под ней, только всплеснули руками: "Мы - не подмога!" Боец взял оружие и бьет одиночными прямо в машину. Рядом Орда - только приехал со сменой. Автомат отобрал, а бойца загрузил в багажник и уволок в подвал "Беркута". Там гость получил в дыню от кого-то из наших, потом протрезвел, а после, на следующий день, был доставлен обратно в "Лавину". Отдали прямо в руки его командиру. Командир сразу у машины избил солдата, как пса. Закончил бить, тот поднялся с земли.
  - Ну, что? Понял за что?
  - Понял, - отряхается воин.
  - Бери автомат и на пост, - кончился разговор.
  Ночью на шахту поехал Север. "Лавина" обстреляла его машину. Потом извинялись, что не узнали своих:
  - Так ночью ж не видно!
  - А огни аварийные кому включены?
  - Так каждый может включить.
  - А звонил я кому, предупреждал, что поеду?
  - Так мы не думали, что прямо сейчас...
  "Банда Колобка", - метко окрестил их Орда.
  ...В подвале "Беркута" двое суток сидели еще трое наших. Толи за водку, толи за коноплю. Два местных, один россиянин Хакер - сумасшедший компьютерный гений, подавшийся за романтикой. Здесь потерял паспорт и теперь "невыездной" с ДНР.
  - Скоро к России присоединимся, - не переживает он за дорогу домой.
  Длинный, нескладный пижон, добрый и улыбается. И головой давно с точки стронулся. Сидит под арестом в подвале, не замолкает уже пятый час. Ему говорят:
  - Дыши носом!
  А он издевается:
  - Я вам не нравлюсь? Значит у вас хороший вкус...
  Кончился их арест, все вышли. Эти двое сидят в комнате, вот-вот должен войти Хакер.
  - Что делать с ним будем?
  - Сейчас он заходит, ты ему ноги держишь, а я душить буду!..
  ...Ополченец Плюс со взвода Рощи. Днем боец, как боец, а ночью перевоплощается в оборотня. Чуть только время ко сну, каждый раз уходит в подвал ночевать. Еще на разводе докопался до Севера:
  - Командир, скажи, танк на сколько стреляет?
  - Километра на три.
  - А до "укров" здесь сколько?
  - Километра два.
  Потом стало ясно: Плюсу в вещую ночь, когда сбываются сны, приснилось, что в него попал украинский танк. Теперь он ложится спать в подвале, прямо на складе минных боеприпасов.
  ...Повариха Алена. Тоже была на Грабском. Никогда не подумаешь... Молодая, невысокая, милая, добродушная, всегда улыбается. Всегда подаст на раздачи тарелку:
  - Огурчики не забудь... Кушай на здоровье. Приятного аппетита!
  - Спасибо, Алена!
  - Для вас старалась...
  А про неё ополченцы:
  - Это здесь она одуванчик!.. Ты бы видел, как она "укропов" резала! Сначала травила их спиртом, а потом резала. Целые блокпосты вырезала! Придут с подружкой на блок, полюбуются, на вечер с бойцами договорятся, а вечером принесет она пойла отравленного и льёт им, пока не попадают. А потом режет...
  И вот ты стоишь на раздаче и снова берешь у Алены из рук полную чашку, с огурчиками и помидорчиками, и слышишь от нее ласковое: "Свежей засолки", и кажется, что всё это бред. А у тебя за спиною вдруг снова чей-нибудь шепоток:
  - Ножом резала!
  ...Мы с Земом возвращаемся из разведки на шахте. Идем рано утром, по светлой дороге, взбивая ботинками пыль. Этой осенью Донбасс почти не видел дождей. Стояли сухими дороги, степи и города. Не гнили в окопах ноги и не разваливалась, раскиснув от грязи, крепкая армейская обувь... Мы идем по пыльной дороге, а навстречу летит по красному небу пушечное ядро солнца. И, пробитые лучами, текут в Россию красные облака.
  - Ангара, и так же всё было в Чечне? - шагает Зем рядом, прямой и плечистый, с отстающею тенью на высохшей красной земле. И я завидую этой юности, которой еще шагать и шагать по новым дорогам... Для которой еще не текли рекою года.
  - Другая война... - иду я, окрашенный солнцем, вслед уходящим домой облакам. - Меньше огня, но больше ненависти друг к другу. Здесь никогда не было такого ожесточения, и - даст Бог, не будет. Там - всюду передовая, партизанщина без линии фронта. Здесь четко поделено, чья земля. И никто друг к другу не ходит в гости. Никаких практически ДРГ. Ни наших, ни их. А там, что ни ночь, то жди с ножами гостей. Часовой зазевался - отрезали голову. Идешь или едешь - жди фугас из обочины. Днем не зевай в центре города, а ночью вообще дальше окопа не суйся. А здесь никто не бродит, вместо луны. Хотя взбесившиеся начальники и тут и там шлют друг к другу своих диверсантов. А бойцы обоих сторон идут часто на саботаж. И это хорошо. Здесь - не в Чечне... Здесь русские не хотят убивать друг друга Русские не хотят убивать друг друга! Назло всем тварям из Киева и Вашингтона ...А артиллерия - это другая песня. Это ведь не ножом резать идти.
  ...Так понемногу дожили мы до Дня разведки. Вечером я захожу в комнату Карабаха - возил сюда от Сочи продукты, да так незаметно у нас и остался, став зампотылом. "Обратно туда не хочу!" - вспоминает он прежнюю жизнь. Старый казак, в апреле месяце еще с нагайкой выходил на блокпосты против "Правого сектора". У Карабаха все командиры: Север и его заместитель Родник. Про этого ничего не знаю. Я зашел спросить про сухпай; завтра в разведку.
  - Садись! - сразу командует Север, и тянет мне стопку.
  Все уже пьяные. На столе открытый коньяк, колбаса, "синенькие" (маринованные баклажаны).
  - Мне ничего не нужно, - сидит рядом со мной командир, и я впервые вижу его без папахи. Вижу, как обнажили ему голову годы. - Ты, про ребят моих напиши. Про живых и убитых. Информацию тебе нужно? Про каждого расскажу. Вот, фото - смотри, - достает он сотовый телефон. - За каждым фото история! Напиши про отряд "Север". И помни, что бы там не случилось у Сочи, как бы он не просил вас вернуть - мы никого не сдадим. Надо будет - штурманём Макеевку!..
  Родник кривою рукой разливает коньяк.
  - Есть у меня такой Абдулла, - развивает свою тему Север. - Он графоман, но других больше нет. И он сумасшедший. Говорю ему, как тебе: "Ты, напиши историю "Севера". Меня туда не нужно, можешь и имени моего не писать. Про ребят напиши..." Ну, что-то начал писать. Была у нас одна операция... - и он долго рассказывает, рисует ее на бумаге - ту операцию: вышли двадцать бойцов к ночи на роту "укропов" с техникой на берегу "совка", запросили свою артиллерию и всю ночь сидели у них под носом в камышах, ждали огня. И, не дождавшись, утром ушли. - Говорю Роднику: "Глянь-ка, ты, в его записи"... Чего там ты прочитал? - поворачивается к заместителю Север.
  - У... - качает головою Родник. - Я наизусть помню: "Ходили мы ночью по полю. Нашли в нем "укропов". Подошли. Посмотрели. Обоссались и ушли".
  - Я сказал Абдулле: "Не пиши больше про "Север"! - показывает командир здоровый кулак.
  Закончился праздник, и мы прощаемся у порога. Крепко обнимаемся с Севером.
  - Я рад, что ты с нами! - держит он руку.
  ...В отряде "Добро" спятил боец. Напился, заперся в доме и стреляет из окон. Набежало народу из комендатуры, из "Добра", из "Лавины" - человек шестьдесят. Штурмуют дом всей толпой, а у того только пистолет Макарова. Убил из него ополченца, другого ранил. Отбил первый штурм полной победой. Бросились на него второй раз. Убил еще одного, ранил двоих. Снова захлебнулась атака. Сидят по улице, постреливают из-за углов. На шум подъехал Японец. Походил, посмотрел, говорит командиру штурмовиков:
  - Открой мой багажник, там найдешь то, что нужно.
  Из багажника вынули огнемет "Шмель". Япон прицелился... И в окошко... Дом ахнул из всех щелей. Оборачивается:
  - Ну, шо, вы, там? Еще кипятите? А мы уже жарим!.. Ходи сюды, говно выносить...
  Вечером мы сидим в его комнате, курим сигареты "Смерть танкиста". Курим и кашляем. Два дня назад в отряд выдали 120-милимметроввый миномет. Хорошая игрушка, на которую еще два дня искали желающих. Наконец не вынес Японец:
  - Берите уже меня! Я свой АГС оставлю, буду, значит, на минах.
  - Зачем тебе?
  - Нам нужно с него попадать. Поставь туда сейчас наших недорослей, и - горе, а не оружие. Они нас в собственной казарме накроют.
  Мы сидим до середины ночи, и говорит только Японец. Сидит на кровати, с крепким чаем, спокойный и рассудительный. На прошлой нашей позиции хозяин особняка всё ждал, когда с его дома скорее съедут все ополченцы - пять человек. Поднимался и криком будил ночью Японца: "Танки! Танки через поле идут!" На четвертую ночь Японец подвел к его лбу автомат: "Застрелю, сука!" Танки кончились. А через неделю мы и вправду уехали, а в особняк заехал Ольхон с полусотней своих.
  ...До утра мы стоим на часах во дворе казармы. Ночью не спит луна. Она висит прямо над дорогой, посредине улицы, задумчивая и холодная, как осенью женщина. Не слышно из мертвого города шума машин, не видно ни одного блудного огонька. Но дурные, чумные сны видит город. Зарылся в окопы, понаставил перед собой блокпостов. На самом краю степи, будто собрались в поход, построились в сторону фронта низкорослые халупы-дома. И бродят по синей степи черные исполинские тени - застыли, как стражи, поставленные на века терриконы. И только по ночам дьявольский фонарь - луна, таскает за собой их мертвые души.
  Всю ночь на город падают мины. С длинными передышками, пущенные оттуда, из сонной степи. Но они не летят на позиции. Они ложатся где-то в кварталах, и взрывом разворачивают крыши. Упало дальше, упало ближе... Но словно безлюдь поселилась вокруг. Молча презирает город убогих. И только луна летит над домами, медлительнее всех мин.
  
  ВИД ИЗ ДОНЕЦКА
  
  На неделе я ездил в Донецк. Цены здесь копеечные. Дома за эти рубли меня бы высадили на седьмом километре, а тут проехал в десять раз больше. Да и страны тут после России; утром в одной, в обед в другой, вечером в третьей.
  На вокзале маршрутка. Подхожу к водителю: "Не через Украину едем?" Тот - парень двадцати пяти лет: "Да, я эту погань на дух не переношу!" Сижу у окна в форме, подсаживается рядом мужик лет под сорок. Разговорились - ополченец с Шахтерской дивизии, едет из увольнения. "Новый год будем встречать в Крамоторске, - уверенно сжимает он ворсистый кулак. - Но я бы и до Киева пошел!"
  Еду в автобусе по Донецку и уже проехал несколько Грозных. А он всё не кончается - гордость Донбасса. Смотрю в окошко на красавец-город и не верю: "И это его фашисты хотели превратить в Грозный?" Вышел на ж/д вокзале, бродят патрули ополчения, молча подходят, протягивают руку. Дальше пошел пешком, на улицах нет людей, нет и машин. Добрел до здания Горсовета, где произошли все события Русской Весны. Огромный белый дворец советской эпохи. На левом крыле надписи синей краской: "С нами Бог!", "Отступать некуда! Донбасс за нами!", и огромными буквами слово "Россия". Перед крыльцом незначительный митинг: что-то объясняет мужик в кожанке собравшимся старикам. Сфотографировал революционные надписи, на обратном пути догоняют два пулеметчика: "Стирай! Наведешь сейчас артиллерию... По-хорошему бы тебя в подвал на допрос. Мало ли кто... Но стирай с телефона и уходи".
  Над столицей снова гудит канонада. "Укропы" бомбили Донецк все эти дни. В городе десятки убитых, разрушены жилые дома, на улицах ни души. Попали минами в школьный двор, где играли в баскетбол дети. Двое мальчишек убито, трое или четверо ранено. На детскую смерть фашисты среагировали мгновенно (донецкие врачи еще не успели прооперировать раненых): поганые иезуиты - они тут же крикнули на весь мир, что это - дело рук ополченцев и еще призвали ОБСЕ расследовать драму. В США тоже не замедлили гавкнуть, что "нет сомнения, это дело рук "террористов". А вот ОБСЕ нашла в школьном дворе воронки от мин с уклоном разрывов со стороны "укропов". А вовсе не с центра Донецка, как протрещали укрофашистские СМИ. Вечно у них: "Террористы обстреливают Донецк, запугивая мирных жителей... Террористы захватили город и закладывают во дворах фугасы на людей... Наемники Путина, нарушая Минские договоренности, постоянно обстреливают позиции ВСУ..."
  Чего, чего, а зомбирование умов поставлено в Украине на широкую долларовую платформу. Не в пустую работает за океаном печатный станок.
  Всё - для быдла у телевизора. Всё - только циничная наглая ложь! А ей только и верят. У нас на фронтовой полосе идет вещание украинских телеканалов. Посмотришь, задумаешься: сколь многому тебя не учили... Камера показывает мертвых на улицах города. Запись донецкая, еще с лета - трупы лежат на зеленой траве, над ними зеленые же деревья. И голос за кадром: "Трагедия в центре Донецка. Вчера прямо на улице террористы расстреляли пять мирных жителей. Люди бояться выходить из дому..." И уже осеннее видео безлюдных улиц: никого нет... А на Украине смотрят и верят. А кто им скажет, что доблестная их армия лупит в Донецк из всего, что возможно. Не стесняясь и стратегической "Точки У". Выйди, попробуй, тут из дому...
  Ничего кроме смеха у нас от заявлений украинских дикторов: "Проукраинские партизаны на территории врага..." Какие еще партизаны? Кто будет сражаться здесь на Донбассе, за эту поганую Украину?.. Да. есть они. Только это залетные "укропские" ДРГ. Налетят, наворочают дел, убьют или взорвут и тикать. Или же наши по ошибке постреляют друг друга. А в телевизоре все наизнанку про все эти дела: "Проукраинские партизаны!"
  А тот урод украинской армии, Витя с передовой из терминала Аэропорта. Прилег где-то в подвале, перед товарищами сам себя записывает на видео: "...На оккупированных территориях нет мирного населения. Есть только пособники врага. Почему? Потому что мирный либо с нашими отступил, либо пошел в партизаны, либо застрелился. Всё. Все остальные - мирных нет..." Какая идеология! С такой иди, весь Донбасс убивай! Всех, вместе с детьми. Он ведь не первый, кто и детей записал в террористы. Просто этот не говорит, а другие открыто всё объявляли. Убили донецких или луганских детей - заранее всё оправдано. Кто спросит за пособников террористов?
  Да вот недоговорил Витька - прилетел снаряд от "клятых ватников". Бахнуло прямо в подвал. Рассеялся дым и лежит этот черт, словно падаль, не брыкнется. Друзья трясут, с боку на бок переворачивают - кровь ищут. Да, ничего, контузило...
  Недавний обмен пленных. Раненый ополченец. Попал в бою в плен, через неделю обменяли на украинских военных. Говорит: "Меня сильно-то и не трогали, только землю пихали в раны и соль. А тех, кого целыми взяли, пытали по страшному. Сказать, что били - ничего не сказать. Меня когда увозили менять, вижу, сидят они у дороги, уже не люди, а овощи. Их никогда не обменяют..."
  Рассказ бывшего главного бухгалтера из супермаркета Донецка, Настя, 28 лет: "Я у своего места работы пережила 27 августа минометный обстрел. Восемь человек погибло. Женщина с ребенком убитая лежала прямо у дверей на газоне... Потом мне звонят с банка Украины, говорят: "Оплатите кредит". Отвечаю: "Извините, мне нечем платить. Я сейчас не работаю. У нас из-за войны всех уволили. Вы же нас постоянно обстреливаете. Мне вам нечем платить, я на деньги родителей выживаю". На той стороне кричат, как укушенные: "Что вы там все врете?!. Кто вас обстреливает?!. Вы сами себя обстреливаете!.." ...У нас последнее время люди хоть раскачались. А то все, как вареные, не поднимешь. Лишь немного-немного, кто сразу встал против Киева, да те, кто из России приехал. Да, война любого раскачает... Теперь уже все понимают, что мы с Украиной никогда больше не будем. Все изменились. Перессорились по обе стороны. Родственники, братья и сестры, и даже дети с родителями - я точно знаю примеры - звонят друг другу: "Будьте, вы, прокляты! Мы вас ненавидим!"
  А интервью сынка украинского президента Алексея Порошенко, признавшегося в минометных бомбежках Донбасса: "Конечно, я не какой-то там коммандос, который по передовой лазил... Я был в минометном подразделении... мы там стреляли и помогали другим нашим воевать..." Всё в таком духе: конечно, я не герой...
  Конечно ты не герой. Это твой папа герой. Главный убийца русских на Донбассе.
  Да вот дотошные журналюги, сколько потом не искали следы солдата Анисенко, под фамилией которого воевал младший Порох, а никого не нашли. Правда, отыскали самого Лёньку. Не на фронте. В тылу. На папкиной дачке даче вместе с семьей.
  Это не о том, сколько в змеином гнезде Порошенко вурдалаков, жрущих людскую кровь. Это про то, как стало модно в нынешней Украине хвастать своей причастностью к душегубствам. Не тот герой, кто трудится для народа, а тот, кто убивает этот народ. Ведь кроме обоих Порохов в киевской власти целая помойка разной сволочи, что "только что с передовой". Что орет во весь рот: "Я - участник АТО!" А на проверку часто оказывается, что этот участник минимум лишь "помогал другим нашим воевать..."
  Да, закройте рот с той стороны!
  Запомните все! Дерьмо никогда, никогда! не будет на передовой!!!
  Передовая - это голгофа самых чистых людей. С любой стороны фронта.
  Посмотри, сколько орущих и ты увидишь, сколько в Киеве собралось дерьма...
  Настоящим участникам АТО достались от Порошенко лишь германские крематории, где, списывая потери, наспех сжигали "героев"... Кого не дотащили до печки, бросили по дороге. В октябре под Донецком ополченцы откопали в лесу за обочиной сотню украинских трупов. Чуть посыпанные землей. Как говорят на этой войне: "прикопали". Многие объеденные зверьем. А те, кто остался жив? Из них аж две тысячи уже признали "участниками АТО". А четыре тысячи в очереди... А погибло сколько? Говорят, тысяч десять или пятнадцать... А участвовало? Да, в разы больше! А просто есть негласный указ киевской власти: тянуть резину с признанием - денег в казне нема.
  А дешевый пиар этих "кормчих" украинской нации... Сидят, сорят в интернете, бояться, что их не заметят. То: "Получили американскую технику. Крепчаем!.." то "Вся Украина встанет, как один против врага!.."
  Порошенко объявил себя, ни много, ни мало, "Президентом Мира". В годовщину падения Берлинской стены жаловался в сети: "Сейчас Украину разделяет такая же стена!" Кто её воздвиг?.. В годовщину окончания Первой Мировой заверещал: "Я не допущу подобного безумия! Я за мир!.." Вместо реальной помощи сиротам, объявил сходку в Киеве на "Всеукраинский день молитвы за сирот", где на показуху помолился с женой и выпустил в небо голубя... О!.. Скользкий лукавый иезуит! Сколько сам наплодил этих сирот?..
  Когда вся армия сидела в "котлах", подписал "Минские договоренности". Залепетал про закон об особом статусе территорий Луганска и Донецка. А как вылез обваренный из кипятка, тут же объявил республики вне закона, "где не действует Конституция Украины"...
  Воистину: громче всех о свободе кричат надсмотрщики негров...
  Только на Донбассе не говорят "Порошенко". Там знают "Потрошенко", и "Петра Кровавого", и не забывают лозунг: "Президент Параша - победа будет наша!"
  Крематории Порошенко... Концлагеря Турчинова... Кто-то не верит в них? Не смогла победить, поганая фашистская мразь. Не успела в них никого загнать.
  Да, бессилен язык это всё описать!..
  ...На окраине Донецка большая городская свалка. Бульдозеристы нашли сгоревшие деньги - несколько миллионов гривен. Кадры показали по телевизору: лежат на земле обугленные пачки купюр. Вывезли из какого-то украинского банка. Так рьяные патриоты Украины выполняют приказ из Киева - "Уничтожить на оккупированной территории все денежные и материальные ценности!" А чтобы люди дохли от голода. В республиках катастрофическая нехватка наличных. Людям нечем выдавать их зарплаты. Приказом из Киева закрыты все банки, "пособникам террористов" прекращена выплата пенсий.
  В очереди за гуманитаркой старуха, страшная, в драповом старом пальто:
  - Да, мне не нужно ни этой крупы, ни тушенки. Мне завтра в могилу! Я ем уже только раз в день. Пусть пенсию мою отдадут. Я ее в Советском Союзе еще заработала...
  Гуманитарная помощь жителям Республик по-украински: "Подачки Путина"...
  Ходишь по вымершему Донецку и начинаешь понимать, отчего одни украинцы так ненавидят других. Почему народное ополчение Новороссии с такой радостью убивает врагов. Откуда эта жестокость? Ведь для нас из России, украинцы - это единокровные братья. И были ими еще вчера. Мы - россияне, порой не можем это постигнуть. Что здесь случилось за двадцать последних лет? Мы все эти годы не сомневались, что мы одной крови. А получили: "Москаляку на гиляку!" Получили унизительные прозвища: "ватники" - наши деды воевали против фашистов в армейских ватных телогрейках, теперь все русские - "тупая вата". Или проще - "тупая русня". А "колорады"? Оранжево-черные георгиевские ленты Победы. Одел такую и стал насекомым-вредителем... Да, мы двадцать лет не видели этого ничего, отпустив их в свободное плавание от родных берегов. Этого всеобщего одебилинения народа Украины...
  Я смотрю на местных, когда они говорят: "Мы в том бою человек сто этих тварей замочили!", "У меня душа поет, когда я вижу по телевизору "укропские" кладбища!", "Да, я б их голыми руками рвал, когда бы не было ничего!" Холодные лица, горящие огнями глаза. Ни тени какого-то успокоения к побежденным. Нет... Здесь "укропов" ненавидят даже мертвых.
  Что ты сделала, Украина, с этими людьми? Скажи!
  Девяносто процентов ополчения - это украинцы. Киев, что бы там не кричал про "наемников Путина", убивает здесь свой народ. Вот что говорят они сами - старые, в основном все советского поколения, солдаты Республики, бывшие граждане Украины:
  "Да, мы никогда бы не вспомнили, что мы русские... Мы родились в Советском Союзе. Мы не делились между собой - русский и украинец. Для нас это было одним целым... Но они двадцать лет навязывали нам свою исключительность! Двадцать лет приходили поганить сюда всё, что возможно! Двадцать лет пытались запретить говорить нам на родном языке!.. Переписывали историю, выпустили сто мифов, что они древнейшая раса земли - "великие укры"... Их предки выкопали Черное море и насыпали Эверест. Прародитель народов Ной разговаривал на древнеукраинском языке! Овидий писал на украинском... Не веришь?! А до этого дошли уже их идеологи!..
  Мы ненавидим их!!! Всех!!! Мы больше не хотим с ними жить!!!
  Мы идем умирать за одно только право - называть себя Русскими!"
  Да, это всё общие слова людей. А вот одно, потрясающее слово Японца:
  "Я всей душой с Россией! До конца. Ее конец - это мой конец. Что бы здесь ни было... Пусть она уйдет отсюда. Пусть оставит Донбасс. А я в сердце останусь с ней! Я двадцать три года здесь приспосабливался без нее. И я больше не могу так жить! Не могу жить с их Украиной! Я - русский. У меня фамилия русская. А мои предки - черкесы. Они всю жизнь служили русским царям. У меня дед воевал за Россию!.. А я куда пойду от него?! Да, как я приду на его могилу, с какими словами, если останусь дома?.. Я в лес пойду, в поле волком жить буду в норе - но не уйду с русской земли! Я зубами "укропам" горла грызть буду! Я ненавижу их - "украинское"! Я ненавижу их!!!.. Я до конца за Россию!"
  Какой дух у людей! Выходили в поле один на один с гранатометом против украинских танков. И били те танки! И ни черта не смыслили в военных деле. А если ему научить!.. Куда, в какие земли, побежит от них Украина?
  Был здесь в ополчении один из тех, кто стоял на Майдане. Достоялся... Спрашиваю бойцов:
  - А, как, вы, к нему относились? Никто не спросил за Майдан?
  - Да, по разному... Спрашивали, конечно. Говорит: мол, не ожидал, что так повернется, что просто стоял, а его обманули. Боец он был никакой... Ушел он скоро от нас.
  Он, видите ли, не ожидал... Его обманули... Он просто стоял...
  Из-за него это всё началось! И еще хватило совести прийти потом в ополчение. И воевать в нем никак.
  Почему не погиб?!. Кровью смывается самое черное!
  Через фронт слышно, как в Киеве и сейчас то и дело кипят возмущенцы:
  - За этим ли мы гибли на Площади?!.
  - Подвиг Небесной Сотни...
  - Долой правительство!
  - Украина, вставай на третий Майдан!..
  Еще не поняли. Да, за этим вы и дохли на Площади. Чтобы теперь ходить по миру, протягивать руку. Не было никакого подвига Небесной Сотни, был лишь один подвиг - "Беркут". И было быдло, которое заскакалось с пеной у рта: "Москаляку на гиляку! Кто не скачет - тот москаль!" Быдло, которое проскакало страну, которое после пустили на мясо. Они же не виноваты... Они "просто стояли" за триста гривен в день... А вот пришло время отдавать долги. Да, не деньгами, а кровью. Что? Жрали американские пирожки? А теперь переваривайте. Какой вам третий Майдан?.. Это ж не прежние тряпки у власти. Это рейх канцелярия Гитлера. Вы сами хотели этой победы.
  Тикайте, хлопцы, пока вашими головами не начали Подземную Тысячу...
  Слушай, ведьма-Украина! Тебе говорит с передовой русское ополчение Новороссии: "Внимание! Последние новости цивилизации: рабы рабов - древнейшая нация "великих укров", научились выносить за Обезьяной горшки".
  ...Обратная дорога на передовую. Уснул у окна, вдруг резко тормозит маршрутка. Резкий окрик водителю, качнулись закрытые шторы - мелькнули стволы. Тут же дверь нараспашку - заходит солдат: валенки, шапка-ушанка, армейские рукавицы, черный, без погон, полушубок. Встал с автоматом, смотрит в салон.
  "Проспал", - понимаю я, что приехал.
  Тот увидел меня, поднимается по ступеням, смотрит в лицо.
  - Москали, комуняки есть?
  Я в форме, в кармане паспорт России. Оружия нет. Сижу, не встаю:
  - Я - москаль. Я - комуняка.
  Встал рядом со мной и молчит.
  - ...Че Гевара! Ты, тут чего? - поднимаюсь я с кресла.
  - Шутки тут шутим... - улыбается друг.
  
  
  ДОНЕЦКАЯ РУСЬ
  
  Мы сидим на чердаке у открытого настежь окна в самое время луны. Освещена с неба вся линия фронта, и свежий холодный воздух течет мимо нас. На тех же постах стоят терриконы, и та же степь, и тот же город... Но что-то поменялось здесь за несколько дней. Что-то грязное и грозное стало наползать с Украины, как тень.
  - "Укры" зашевелились и там, и сям, - кладет часовой на подоконник бинокль.
  Уже без этого ясно. Пока сидим, где-то далеко сзади ложатся раскатистые "Грады". С "Комсомольца Донбасса" бьют по фронту наши БМП и "Утес". Длинными тяжелыми очередями, как по железу шаги. Лупят невесть куда...
  - Колобок, сука, стреляет... - с теплотой вспоминает шахту Орда.
  У него звонит телефон.
  - Во! - не может он поверить, кто с ним на связи.
  Ротный майор ВСУ смеется в трубу:
  - Вы, что там? Сами с собой воюете?
  - Вы, что там? Сам с собой воюете? - звонит Орда уже Колобку.
  - Снайпера в зеленку вошли. Не до вас, - сразу же обрывает тот связь.
  ...Пробежала свою дорогу луна, и перед самым финалом - не терпится ж с запуском - взлетел из поселка напротив украинский беспилотник.
  - Я этих снайперов знаю. Они ко всем приходят, кто в лоскуты... - пылит утром на шахту Орда.
  Там - горе шире моря... На блокпосту у костра из солярки сидит на земле старый солдат Запорожец - наводчик БМП. Задран от ветра промасленный воротник, красные, не выспавшиеся глаза, тяжело опущенные на колени руки. Под ногами вперемешку окурки и латунные гильзы. Запорожец пил сорок лет, потом закодировался и скоро сюда.
  - Ну, я понимаю, - садится рядом Орда, - сорок лет, а потом резко бросить - любого "белочка" посетит. Но что, ты, стрелял?
  - Пулеметчика прикрывал, - двигаются только губы у Запорожца.
  - А он, что стрелял?
  - А он не бросал еще, - веско добавляет солдат.
  На самой шахте в середине двора бронированный "Камаз", и вечно черный, и сальный - можно в борщ макать для навара - его водитель Рояль. Утро, и он вылезает из кузова, набитого матрасами и какими-то деревяшками. Через двор идет Колобок.
  - Шестнадцать снайперов в мясо! - с ходу дает он последнюю сводку.
  - Мы пойдем, поглядим, - поворачивает в "зеленку" Орда.
  В "зеленке" мы нашли только срезанные пулями ветви и старую собачью ногу. Несет на весь лес тухлятиной, потому и сыскали.
  - А шестнадцать снайперов что? На трехногой собаке ускакали? - хохочет Орда, заново отыскав Колобка.
  - Да, тьфу, на вас! Инспекторы сраные... - тоже смеется "лавинщик".
  - Мы вас, знаешь, как называем? Не "Лавина". Не... "Синяя Лавина"!
  Просмеялись все вместе. Стоит рядом какой-то боец:
  - Да, ладно, ребята. Вы какой день здесь?.. А мы все лето и до сих пор дырки по фронтам затыкаем. Тут нет нормальных. Все давно спятили. Тут каждый по-своему сходит с ума, - говорит спокойно и без упреков.
  Да, мы понимаем. Потому и смеемся. Чтоб самим с катушек не съехать.
  "Лавина" стоит двумя ротами. Одна здесь на шахте, другая повыше на шоссе в Украину. По прямой километра три. В первой Кирпич, во второй Коготь - пара неуправляемых разведчиков. Первые две ночи ползали, разведывали друг друга, выяснить, кто рядом с ними.
  - А днем подойти не судьба?
  - Да, неудобно как-то... Мало ли, кто там стоит.
  Как-то снюхались вместе. Теперь самостоятельно лазят по ночам в поле, "кошмарить" "укропов". Днем мы пристреливаем по "зеленке" оружие, они сидят там же в кустах. Минируют от врага тропу.
  - А мы видели, что это вы стреляли. Не стали отстреливаться.
  - Вы бы командира предупреждали, где вы сейчас! Застрелят же так!
  - А мы ему не доверяем...
  Скоро Кирпича уволили с отряда за пьянку. И трезвенник Коготь остался без друга. Не с кем стало ходить в разведку. Зато, наконец-то, пришло свободное время отмыться. Получил новую форму, сам отстирался, отскребся, проступило розовое молодое лицо. От его прежнего образа осталась только, записанная мной для истории характеристика от Шайтана: "Им можно АГС чистить - кусок мазута с маслом. А на лице картошка растет!"
  ...Наш "Беркут" доживает последние дни. Скоро, как и за Сочи, прикатят танки "Оплота". У нас новая стратегическая задача - рыть поглубже окопы. Только не в сторону фронта, а в сторону тыла. Откуда приедут с нами кончать.
  Бойцы с утра на окопах. Швыряют лопатами землю:
  - Сначала рыли против "укропов", теперь против "Оплотов" и против "Востоков"...
  Порыли и сразу разминка - учебная атака "Оплота". Бах-бах с главной дороги и все, кто в окопах, убиты. Эге... Что-то не то накопали. Сидим, передумываем план обороны. После опять за лопаты.
  - Мы воевать не будем. Что за херня с командирами?! Кладут друг у друга бойцов! - собрались россияне на заднем дворе.
  С нами Японец:
  - Мне наплевать, где служить нынче и с кем. Лишь бы я по фашистам, - показывает он на Украину, - стрелять не перестал.
  Какая теперь нам колонна "укропов", когда вокруг сумасшедший дом?.. Словно, почуяв конец, стали даже кончаться продукты: с трехразового перешли на двухразовое питание в день.
  Подлить в стакан яда прибыл из Донецка какой-то командир Клуни с парой бойцов. Сам, как старый лохматый лев: седой, тяжелый, в клетчатой "арафатке", расселся по-царски за нашим столом. Давний друг Севера. Этот ему сознался, что готова засада и надо обсудить последние мелочи. Оба командира, с ними Орда и Родник, долго сидят над моей картой в столовой. Долго спорят и ничего не могут решить.
  - А почему не накрыть колонну минометами? - откидывается Клуни на стуле.
  - А нам это неинтересно, - усмехается с превосходством Орда. - Нам нужно навязать бой.
  - Но у нас перемирие! - не забывает о главном Клуни.
  - А, как они, суки, через день город бомбят? - негромким хриплым голосом спрашивает Родник.
  - А нам нельзя. У нас перемирие. И мы его соблюдаем. А за нарушение, сами знаете: расстрел. Провокация... - сложив руки, улыбается гость.
  - И что теперь, колонну не брать? - стоит над ним, руки в карманы, Орда.
  - Берите. Но, как только возьмёте, я вас расстреляю, - сидит он с той же холодной улыбкой.
  Ну, не было печали, черти накачали!..
  Этой осенью Клуни уже штурмовал поселок, что перед нами. Он шел со своими бойцами под чужим командованием, и у тех не сделала дела разведка. "Укропы" накрыли всю колонну своей артиллерией. Результат - срыв наступления, несколько десятков убитых, из них и солдаты Клуни, и линия фронта снова у города.
  - Ну, и командирчик у вас... - стоим мы с бойцами Клуни.
  Один достает из ранца какую-то папку, кладет рядом на стол.
  - Посмотри, - зовет он меня. - Их всех по этой дороге, мимо вашей казармы, Клуни провез. Ногами вперед, - высыпает из папки фото боец.
  Все на едином зеленом фоне. Семь фотографий, на всех одна дата, под каждою имя...
  
  Планов Ростислав Игоревич 1984 г.р. "Викинг". г.Санкт-Питербург, Россия
  Мартынкевич Юрий Валерьевич 1975 г.р. "Гвоздь". г.Фастов, Украина
  Терешкин Николай Витальевич 1982 г.р. "Кипяток". г.Макевка, Украина
   Мусиенко Сергей Александрович 1969 г.р. "Художник". г.Макеевка, Украина
  Митюшкина Татьяна Сергеевна 1989 г.р. "Мыша". г.Шахтерск, Украина
  Хара Вадим Александрович 1987 г.р. "Тезка". г.Донецк, Украина
  Кравченко Максим Владимирович 1985 г.р. "Кальмар". г.Екатеринбург, Россия.
  
  Под фото газетные вырезки со стихами. Несколько рукописных листков, тоже с четверостишьями. Неудачные, далекие от поэзии стихи...
  Вырванные из самого сердца!
  Прощай Украина, страна палачей!
  Ворота открыты, теперь я ничей...
  Прощай, и не надо мне в спину смотреть,
  Твою диктатуру не смог я терпеть.
  Прощай, озверевший от злости майдан,
  Я с шеи Донбасса срываю аркан.
  Прощай, и не жди, я назад не вернусь.
  Свой путь выбирает ДОНЕЦКАЯ РУСЬ!!!
  
  Клуни не стал и обедать, махнул седой гривой, умчался в Донецк.
  - Что делать будем с колонной? - стоим мы с Севером, проводив гостей.
  - Руками будем душить. Без звука, - отметает все сомнения командир.
  
  ХМЕЛЬ НА ПОХМЕЛЬЕ
  
  ...Стояла в синем глухом лесу, на синей лесной опушке, за синим забором, синяя-синяя база. И был над ней командир - Хмель.
  За синим забором... Оттого и название "Синяя база" - третий в Макеевке, после "Семерки" Сочи и "Пансионата" Севера, отряд "Беркута" с казачьим командиром по имени Хмель. Если двое первых служили Республике, даже Сочи - и тот раньше под пули ходил, то за Хмелем таких заслуг не водилось. И откуда он сам вырос на этой базе, тоже черт знает. Потому что ополчение на базе в большинстве из распавшихся боевых отрядов, с хорошим военным опытом. А командир - прямо противовес. Еще с нулевым составом отряда - а уже со свиным рылом в калашный ряд, он называл себя, не иначе, комбатом. "Самозванец!" - сразу окрестил его Карабах. Надменный, заносчивый, прославившись не в боях, а в грязных делах, Хмель первым делом, как стал командиром, ограбил Республику. Отряд стоял тогда на шахте на фронте. Хмель вывез оттуда, какое мог, всё железо и уголь, а деньги в карман. Была у него одна отличительная черта, поганая даже для вора - Хмель никогда ни с кем не делился. Воровал он еще что-то, тырил еще где-то, но больше по мелочи, потому как поначалу часто не давали разжиться бойцы. Что пришли в "Беркут" умирать за Республику. Но понемногу уходили идейные, и больше уже не стреляли без суда и следствия за мародерство, и стал Хмель заворовываться совсем... На него начали коситься даже в штабах. Последней каплей стал расстрел "Оплотом" его блокпоста. На переговоры с "Оплотом" он не поехал, послал туда своего заместителя, которого тоже послали: "Тащите сюда Хмеля!" Затем базу взяли в осаду двести бойцов с бронетехникой: "Оплот" и городская комендатура. Затем ушли.
  "Беркут" с самого начала и создавался от Донского казачьего берега. Однако истинных казаков в нем было полтора человека. Что там говорить, когда Север и тот только недавно примерил папаху. А Сочи не одевал до сих пор. И все бойцы "Беркута" стали казаками лишь на войне. Зато пришлый Хмель в ней, видно, родился.
  И вот в Макеевке собрание атаманов у Бати - казачьего генерала Области Войска Донского. На повестке дня: вагон и маленькая тележка проблем, а до кучи - Хмель. Его, как почетного гостя, пригласили особым распоряжением.
  Рано темнеет осенью, и на дворе у Бати давно горят фонари. Ходят вооруженные люди, собираются вместе, мельтешат фонарями, закуривают. Совсем не казаки. В брезентовых "горках", в зеленых бушлатах, в вязаных шапках на голову. Редко встретишь папаху. Во тьме силуэты техники. Бронированный ЗИЛ с зенитной установкой в кузове, на бортах надписи: "За Русь Святую!", "Донское казачество", "За Н.Гоголя и родную речь!" Новый БТР-80 с черной летучей мышью - знаком разведки. Во дворе столовая. На раздаче горячий чай, на столах печенье, масло и хлеб. Сидят, автоматы на коленях, старые аксакалы казаки. Трое белобородых, в огромных лохматых папахах, деда. Воюют еще со Славянска. Смотришь всегда на бойцов и думаешь: "Что же у них впереди?" А на этих глянул и сразу: "Сколько ж у вас позади?.."
  В приемной у Бати, не продохнуть, атаманов. Мелькает и "Беркут": Север, чудовище это - Сармат, да два "генерала" без армии: Сочи и Кобра. Во дворе джип Кобры, надпись на капоте: "За доброго Гудвина!" Нету Хмеля. Его, как почетного гостя, пригласили особым распоряжением. И он, как трус, не поехал.
  Перед дверьми пост с часовым - на тумбе белое знамя с золотыми буквами "Область Войска Донского. Казачий Союз", в центре флага на коне Георгий Победоносец убивает змия. Недалеко от поста ходит по коридору бородатый венный, на кепке красно-белый железный крест "Участник боевых действий в Чечне". Черная борода, белые зубы.
  - Россиянин? - показываю я на значок.
  - Участвовал? - сразу понимает он тему.
  - 74-я Юргинская...
  - 245-й полк... Слышал?
  - Песню, - вспоминаю я эти слова: - "Двести сорок пятый - битый и помятый. По дороге мы на Ханкалу..."
  До этого совещания Хмеля уже вызывали сюда на разборки. И даже хотели арестовать. И вот, прослышав про жребий, что он тогда учудил: уезжая на совещание, распорядился на базе: "Ворота за замок! На ворота БТР. Бойцов по бойницам. А если я не вернусь - "Градом" лупануть по Донецку!"
  Такой мерзавец, что без молитвы мимо не пройдешь!.. Здесь за одни только слова - к стенке.
  Но тогда миновало. Простили. А в этот раз бог не спас.
  - Приказ Бати: Хмеля снять, базу прикрыть, оружие отобрать, - выходит Север от генерала.
  Ночью мы вчетвером: я, Север, Сармат и Сочи приезжаем на "Синюю базу" - разоружать Хмеля и триста его бойцов. Ворота открывают невидимые во тьме часовые. Мы поднимаемся на второй этаж в королевские покои Хмеля.
  Пока еще ехали, Сочи с Сарматом:
  - Да, да... Никудышный он командир. Правильно Батя сказал. Сейчас, справимся.
  А доехали, другой разговор. Обоих, как подменили:
  - Ну, подумаешь, сняли с командования?.. Ну, оставайся пока... Ну, пошумят и пройдет... Ну, кто тебя снимет, Хмель?..
  Самозванец жрет кофе и спирт. Разбросав короткие толстые ноги, он сидит в глубоком кожаном кресле, и торчит из этого кресла. Не мужчина - облако в штанах.
  - Погоди, Хмель, - не соглашается Север. - Сегодня запротестуешь, а завтра "Оплот" тебе новый блокпост с трупами сделает. Только уже не в городе, а здесь на "Синей базе".
  Вращается на стуле заместитель Мирон - "Без характера человек. Но, как Хмель, хоть дров не наломает", - сказал про него Север.
  - Оставайся, Хмель... Одному мне не справится, - давит на жалость Мирон.
  Хмель, подогретый поддержкой и спиртом, сидит, ворчит как испуганная собака:
  - Чего это я, атаман, буду кого-то слушать?.. Чего они могут?.. У меня "Град". А бойцы за меня лягут все до последнего. Разве не отобьюсь?..
  Уходим мы уже за полночь. Хмель так и не сдал власть.
  Утром на "Синей базе" восстание - поднялись бойцы:
  - Сказали ж вчера, что уберут отсюда это говно!
  - Ребят из-за него положили!
  - Бери оружие! Открывай ворота! Уходим!
  Хмель остался у власти, а на базе анархия. Утром ушли за ворота семьдесят бойцов. К обеду еще двадцать. Уходят и, как завещание остающимся:
  - На хрен такой командир!
  В казарме смута среди остальных. Кто сомневается, кому некуда деться, кто ждет перемен.
  Хмель же, почуяв, что завтра он - серая мышь и, пока не разбежались бойцы, сам поднял бунт. Было объявлено, что с этого дня "Синяя база" выходит из подчинения всех генералов и становится самостоятельным казачьим отрядом. "Синей Республикой"... Естественно во главе с атаманом Хмелем. С врагами справимся! У нас же "Град"...
  Всё это спьяну, всё с похмела, всё это с дури... Ну, кто такой Хмель для Республики? Очередной политический аппендицит. Какой научились уже вырезать.
  Но Хмель всегда страдал своей исключительностью среди остальных. Всегда боялся, что его не заметят. Он сумел выделиться даже в "Беркуте". А соображал, по результату видно, не долго. Поскольку состоял в подразделении Беса, то и плясать решил от него. На машинах "Синей базы" рядом с гербом "Беркута" пошли рисовать улыбающегося черта с рогами. Пришили на рукава новые шевроны, взамен устаревших: на черном поле красный парашют, в стропах белая рожа черта. И имя отряда: "Веселые бесята". Ну, маскарад! Но загордились своей дьявольщиной "особо боевые" бойцы. Север ехал с передовой, увидел в Макеевке эти чертовские рожи на блокпосту:
  - Вы, еще кто такие?
  - Мы - те, которых на той стороне фронта даже в плен не берут! - подняв нос до неба, отвечали бойцы.
  - Чтоб вши вас тут съели! - дал по газам командир.
  ...Первым оценил сегодняшнюю катастрофу Сеня - боевой атаман этих всех атаманов, старый казак чеченских кровей.
  - Тревога! - звонит он Сочи, Кобре и Северу. - Хмель не сложил оружие! Быстро на "Синюю базу". Пока не знает "Оплот".
  И вот Хмеля за ушко да на солнышко. На плацу собраны все, кто держит оружие. Пара сотен солдат. Бородатые, молодые и старые, в военном и в свитерах, они стоят в две шеренги, перетаптываясь на месте. Перед ними Сеня и большой гаражный ангар, за спиной длинный башенный кран, машины отряда, бетонный плиты забора и, давно уж не с желтизной, а с синевой осенний осиный лес...
  Сеня стоит на сыром асфальте, заложив руки за спину, без папахи на седой голове, низкорослый и коренастый:
  - Верите ли вы мне, бойцы?
  - Верим! - эхом на весь двор.
  - Ваш командир - Хмель, оступился, - показывает Сеня пальцем на виноватого. - Подходи, - говорит он уже для него.
  Хмель торчит где-то на фланге и сейчас, сквозь строй - расступись море - говно плывет - тяжело ползет к середине. Толстый, как бомба, пузо через ремень, на затылке папаха, нараспашку горка, под ней голубая тельняшка, пшеничные усы, соловые бессмысленные глаза. Подошел и стоит, тихий, будто вырвали сердце.
  - Командир оступился, - миром гасит Сеня восстание. - Чтобы здесь всё затихло, чтобы не было новых жертв, командира нужно убрать. Может и временно. Это решать вам самим.
  Хмель пыхтит рядом в усы и исподлобья водит глазами, как бык: где ж все бойцы, что лягут за него до последнего? Из строя только два казака за Хмеля:
  - Батя!.. За батей пойдем!.. За батю ляжем!..
  - Трое уже легли! - обрывает их Сеня. - И виноват ваш батенька Хмель. Вы сегодня - неуправляемая банда. Будете вступать в Донскую казачью дивизию - вот ваше будущее. Это уже решено. Это - единственный способ всех вас спасти. "Беркута" больше нет! Снимайте шевроны. Вы вне закона.
  Особняком от всех остальных стоит группа военных. Кто-то из них:
  - А нам, что теперь?
  "Россияне?", - подозреваю я сразу.
  - Вас здесь нет! - резко дает Сеня усечь.
  "Точно!"
  - Вопросы есть у кого? - заканчивает он сходку.
  - Кто ответит за кровь? - раздается в тишине голос.
  И замер на месте, уже начавший рассыпаться строй.
  И что-то отвечает Сеня... Да, ничего по делу. Всё расплывчато и размазано. Будто и не было никакого убийства... Будто и не Хмель должен за всё отвечать.
  Так закончилась история с бунтом Хмеля. Только два дня проговорили без дела. Он так и остался у власти. "Синяя база" осталась за "Беркутом". Который пусть даже и вне закона. А с "Оплотом" разговаривал уже Сеня: "Синяя", "Семерка" и "Пансионат" вступают в казачью дивизию, и "Оплот" их больше не трогает.
  
  ТЕНИ КОЛОННЫ
  
  Всё у нас не клеится в "Беркуте"... То лезет в дела Михалыч, то нам заминируют фронт, то Сочи с Севером делят бойцов, то едет нас разоружать "Оплот", то хочет расстрелять Клуни, то гасим мятеж у Хмеля, то сами уже вне закона. Топчемся почти месяц, не взяли колонну. А каждый вечер сидим всей разведкой, пока веки не падают, - в комнате сигаретный дым, на столе кофе, печенье, патроны с гранатами. И всё время сбой. Не хватает информации. Ко всем бедам еще нищета - нет тепловизора. У "укров" есть точно, попрешь на рожом - рога завернут. Не Чечня, когда ночью ходили в засаду. Теперь хоть при белом свете ползи...
  Раз вернулся с Донецка Север, привез тепловизор.
  - Языка! - резко упростил он задачу.
  Арчи - командир разведки, "Бешеная собака", как его здесь зовут, вскочил, как подкинутый. И в эту же ночь перешел с группой фронт. Хотел сесть в деревне напротив, да там уже шерстила украинская разведка. В деревне обе и встретились. Обе на расстоянии засекли врагов в тепловизор. Обе уклонились от драки. Арчи вернулся через пару часов. Пустой, как рука бедняка. Мы поругались, но извлекли из этой неудачи кой-какие уроки.
  Днем в городе на рынке подходит женщина:
  - Долго всё это будет продолжаться? - без возмущения, с какой-то усталостью обреченных спрашивает она.
  - Когда-нибудь кончится, - стоим мы с Ордой, выбирая себе сигареты.
  - Нам, значит, с голоду подыхать?
  - Россия не бросит! - верю я в то, что сказал.
  Всё чаще и больше летит с той стороны фронта. Наступает вечер, и на улицах уже нету людей. Рано в домах гаснет свет и кончается в городе жизнь.
  На следующий день приказ по войскам: Оружие наготове - в 13.00 прорыв в город трехсот боевиков "Айдара". Мы весь день сидим начеку.
  Завтра уходит пулеметчик Казах. Вечером зашел ко мне попрощаться.
  - Конечно, совсем не надеюсь, но останусь очень признателен, если про меня будет строка, - стоит он уже в гражданском, только в руках та самая панама из Афганистана - его талисман.
  Казах что-то напел на ухо четверым местным с отряда: Зему, Роще, Шаману и Снейку. Позвал их с собой в Россию, якобы, служить в "сотый ДОН", где у него имеется блат. Те согласились, собрались в дорогу. Всё это в тайне, чтобы вдруг никто не узнал. Эти четверо молчали несколько дней, и в самый последний пошли ко мне за советом. Я поначалу даже одобрил, но сел, поразмыслил, подался к Орде и Японцу.
  - Какой "сотый ДОН"! - шумел Японец в четырех стенах комнаты. - Это же шушера уголовная! Наркоманка дырявая! У неё даже вен на ногах уже нет! Ресницы повыпали... Я эту тварь сразу почуял! Заманит сейчас пацанов, погубит их всех...
  - Чего сидишь? Давай сюда Зема! - дергает меня за руку Орда.
  Все четверо имели с нами один разговор. После которого передумали ехать. А Казах шмыгнул поутру один, подозрительно тихо и странно. Север, узнав уже утром об этой истории, распорядился найти Казаха, арестовать да выяснить обстоятельства. Но опоздали.
  "Я приехал помочь этом народу. А сейчас я смотрю и понимаю реально, что ничем ему не помог. Ну, было там, что пришлось пострелять, побывать в заварушке... А по сути не оказал помощи..." - вспоминал я первую встречу с Казахом, когда у него пили чай.
  "...И сидел он за злые дела - возил наркоту", - рассказывал про него после Японец.
  Эх, Казах!.. Знать бы, где правда в этих историях.
  И сидел ты за злые дела, и вот решил сделать доброе дело - пришел сюда помогать... И всё у тебя кончилось, как кончилось.
  Вот так, Казах, попал ты в мою книгу со своим афганским прошлым. Сдержал я свое обещание - каждому по делам его.
  Не взыщи, друг.
  Вновь в штабах отменили всю операцию. И уже даже не колонну, а языка. Будет брать рота Михалыча.
  - Ставьте перед собой высокие цели, ребята... - стоит перед разведкой, и ни на кого не глядит, Север. - Пусть стоят - красиво смотрятся! - Уходит он широким шагом к крыльцу.
  Мы за городом на блокпосту второй роты "Лавины". Нет нехоженого поля перед тобой, как на шахте, и не за что зацепиться при обороне. А есть прямая асфальтовая дорога на Украину. Иди прямо по шоссе и попадешь сразу к врагу. На дороге ничего нет. Даже бетонных блоков. Только две гряды автомобильных покрышек, да двадцать два бойца ополчения. Живут в кукольном вагончике, в ста метрах от самой дороги, а там места - только поспать. Один диван вдоль стены плюс три табурета; сядешь - ноги во вторую стену упрутся. Так и спят сидя. И живут: одиннадцать в вагоне, одиннадцать на постах.
  - "Усиленная рота", мать их! - ругается один из солдат.
  - Вон, вся техника здесь, - показывает командир Марк за обочину, где, красные от ржавчины, стоят в золотом бурьяне сгоревшие БТР и Урал. - И те не наши. "Укропы" обронили, когда улепетывали...
  Марк - бывший школьный учитель, молодой, наверно, лет тридцать. Чистый, умытый. Сколько стояли с ним, сколько курили, чай пили, судили-рядили, ни разу не пролетел матерок.
  Пришли мы не просто так. Не пускают с фронта брать языка, зайдем с фланга и свое оторвем. Нужно только прощупать маршрут. С Когтем и Марком ползем вдоль дороги до "стоп-полосы" - железнодорожного переезда, где опрокинутые ничком, лежат, как колода, товарные вагоны с открытыми настежь дверьми. А под ними ходы да траншеи, а за ними окопы, окопы, окопы... Бездонные и зловонные.
  Мы валяемся у вагонов, под насыпью полотна. С другой стороны трассы голый березовый лес. Там вражий секрет, откуда по ночам стреляют по блокпосту.
  - Мы засылали туда старичка, - лежит спиною на грунт, автомат в небо, Коготь. - Сам к нам пришел: "Давайте, вам, помогу, - говорит. - Я в Советской Армии раньше служил. Я этих шакалов сносить не могу!" И пошел с топориком прямо в березнячок, черенки рубить для лопат. Там его встретили два "укропа", поговорили, да обратно отправили. Мы тогда сомневались, теперь точно знаем - тут прям сидят, - показывает Коготь пальцем назад.
  Пока мы в разведке, два наших сапера - Беспредел и Шайтан, да Ива - разведчик, разминируют городское православное кладбище. Здесь уж давно никаких посетителей, кроме снарядов. Странное дело: "укропы" не забрасывают минами блок на дороге, а с какой-то особой страстью лупят по кладбищу. То же на шахте - что бы не летело от них, так только над головами и сразу в город.
  - А ничего странного, - объяснил доходчиво Марк. - Тактика у них такая - фашистская: бить по мирному населению и не работать по ополчению, чтоб их не злить. Потому и накрывают артиллерией город, чтобы людей возбудить против нас.
  На кладбище горько зайти... Свалены с неба ударом тяжкие гранитные пьедесталы, и рассыпаны по земле одноглазые черепки - разбитые лица людей, еще раз убитых уже после смерти. Застыли в отменных позах, что не снились скульпторам авангарда, скрученные в узел металлические ограды и лавки. Стоят в минных воронках прозрачные лужи воды, полные листьев, в соленом настое дождей. И затягивает тропинки осенняя липкая грязь... Поруганная гостиница мертвых.
  Да, восстанет когда-нибудь мститель из ваших костей!
  По кладбищу проходит линия фронта, и кто здесь чего не натыкал. Шайтан пошел на разминирование с фотоаппаратом: "Чтобы заснять, что от меня после останется". С Беспределом - бывшим офицером российской армии, они сняли пару гранат Ф-1, сняли МОН-200 и радовались, как дети.
  - Это не то, что ты лепишь из гвоздей и активной брони! - попрекал Шайтан талант Беспредела.
  Второй фугас от них самих оставил бы пар. Эту кастрюлю первым увидел Ива. Торчит из мусорной кучи на перекрестке, кто её тут забыл?.. Ива пинает ее ногой. Раз-два-три... Стоит на месте. Потянул за ручку, кастрюля медленно поползла. Взялся покрепче двумя руками, выползла вся, полная гаек с болтами. Ива тянет еще - из дна торчат провода, уходят куда-то в кучу. Ива тянет за провода... Увидели оба сапера. Уже без Ивы дорылись до дна: пластид с детонатором плюс двадцать гаубичных снарядов.
  - Ты, что?!. Говна обожрался? - не могут после поверить саперы.
  - Да, я вижу: кастрюля. Думаю: может суп варить пригодится. А дальше, тяну, гляжу: провода. Я думаю: зачем кастрюле нужны провода?.. - стоит перед нами Ива, простой, как бумага, бессмертный, как бог.
  Всё решено: вечером в сумерках мы садимся у переезда, сидим ночь в окопах и ближе к утру накрываем секрет: ВОГами и стрелковым. Пока идет бой, и здесь всё внимание, вторая группа разведки переходит подальше отсюда линию фронта и садится в засаду на дороге уже у "укропов". Ждет машину или колонну. Бьет их, берет языка.
  Всё четко. Да вот сорвалось. Мы всё разведали против шахты, а здесь торопились. Вечером вернулся из наблюдения "разведчик Семен"; пролежал день с биноклем напротив врага и высмотрел прямо над местом засады замаскированный украинский дот. Это - конец разведгруппе.
   Мы никуда не пошли. А этой же ночью ближе к утру "укропы" минометами накрыли наше место у переезда. Об этом отзвонился нам Марк.
  И этой же ночью фашисты снова бросали в город снаряды. Это мы уже наблюдали сами из окон казармы. Её видно, нашу казарму, с той стороны фронта, как мы видим с нее этот фронт. И все с двух сторон знают, кто здесь стоит.
  А они бьют и бьют в безоружных!..
  Не удержался "Ольхон". Днем приехал на шахту сам командир с двумя бойцами, поставил на башне ПТУР, долго караулил штабную машину "укропов" да, не дождавшись, саданул в проходящую по трассе броню. И промазал. В ответ на шахту повалились мины. На следующий день стоим утром на шахте, курим с двумя рабочими. У одного в руках кусок рубероида, у другого инструмент и доска. Разговорились: собрались на крышу заделывать дырки от мин. Пожали нам на прощание руку. Залезли наверх, их засекли "укропские" наблюдатели. Тут же, бац! - мина на крышу. Одним взрывом насмерть обоих.
  Спустили вниз два скрюченных трупа, положили на кусок брезента, выпрямили во весь рост. Один молодой, другой старый - отец семейства. Подошли люди с шахты, кто с ними работал. Приехал боец "Ольхона". Молча стоят, глядят мужики, кто-то звонит родным. Тоже стояла, молча смотрела, женщина с вахты. Потом повернулась к тому, что с "Ольхона":
  - Это же вы! - подходит она в упор. И таким шепотом, что слышно округе: - Вы - убили!
  А этот глядит на нее, дергает скулами, да словно потерял свой язык.
  А что тут ответишь?!. Баба не человек, ей рот ничем не заткнешь.
  Вечером в пансионате сидим с Ордой за столом. Лопаем щи с тушенкой, грызем свежий лук. Старый только приехал из штаба.
  - Спятил Ольхон в своей ненависти! - макает хлеб в солонку Орда. - Мы здесь за месяц с шахты патрона не выстрелили. Чтобы в город ничего не вернулось. Колонну пехотой брать собирались. А он сначала с ПТУРом перехлестнул, а сегодня вон что решил: откопал где-то четыре "укроповских" трупа - гниют еще с лета, вышел на связь с врагом, и предложил их забрать. "Укропы", вроде как, согласились, должны приехать. А он взялся при передаче их всех перебить. Во, падальщик...
  Чем после кончилась эта история, мне неизвестно. Но, либо никто не стрелял, либо же передачи не состоялось. Потому что про расстрел украинских военных на нашей линии я бы услышал.
  
  "ЩЕ НЕ ВМЕРЛА УКРАИНИ..."
  
  Уже кончается долгая украинская осень. Сняли ветра и дожди последние драные с деревьев обноски, и покатились по павшим травам голубые волнистые инеи... И всё покатилось в пропасть на этой земле. Всё изуродовал, изломал этот год. А ведь жил ты вчера, не гадая на завтра. А вот бойся Бога - смерть у порога.
  Сегодня пятница и в городе хоронили убитых. Двоих, что на шахте, и трое из ближних домов. Хоронили раздельно и тихо, каждый своим двором. От нас туда никто не пошел. Самим тошно, еще и смотреть на горе других.
  Мы стоим постом, где сзади - наша передовая, а здесь - перекресток между двумя фронтами, между двумя мирами - русским и украинским. Мы оседлали дорогу разведкой в четыре ствола, и тормозим движение местного населения. Идут и едут в обе стороны, и каждый что-нибудь да расскажет. Вокруг ходят в поле завесы тумана, жидкого, как разведенное молоко. Капает с автоматов вода, чавкает на обочине под ботинками грязь, и противно потряхивает от холода, когда встаешь отдохнуть.
  Всюду туман. Из него выезжают машины, выходят прохожие. Люди охотно идут на контакт, говорят до подробностей, что знают и видят. Особенно бодро докладывают те, кто постарше: за сорок, за пятьдесят.
  - Вот прямо по этой дороге ехать - у них там блокпост в центре поселка. Здесь километр-полтора.
  - БТР там у них, БРДМ. На посту пять человек, остальные недалеко в домике. Десятка три где-то есть...
  - Там же банда неуправляемая!.. Это отребье, что и военными не назовешь. Всякий сброд с Волыни. Они и воевать-то не хотят, и уйти не могут. У них за спиной заградотряд "правосеков" стоит.
  - ...Еще с утра упиваются, я в семь утра через блок еду - уже в синеву... Стало мне интересно пообщаться с бойцами. Взял два литра, пришел к ним на пост. Приняли, как родного. Только и проверили документы. Сидим с ними, хлещем "брыкаловку"... И все разговоры у них: как бы побыстрее отсюда смотаться. Спрашиваю еще: "А за Украину, что, воевать не будете?" Ответ один на толпу: "Не будем. На хрен она нам нужна, Украина!"...
  - Куда командиры смотрят?.. Да, такая же пьянь, как они! Их всех в лицо в винной лавке знают.
  - А про то, что в плен сдаваться хотели... Это я слышал от них самих.
  - Когда, вы, их уже вышвырните оттуда?!
  Один промолвил, будто пророк:
  - Победа ваша. Их кубки стали тяжелее мечей...
  И многие стояли перед нами - хоть сейчас в ополчение:
  - Давайте, съезжу, разведаю!
  - Карту подробную нарисую, что где стоит, и все позиции покажу!
  Наслушавшись, насмотревшись, мы вчетвером решили напасть на украинский блокпост. Подъехать на машине на блок, сразу застрелить постовых, а кого-то одного утянуть с собой "языком". Пока туман, пока никто не знает о нас, пока не хватились у Севера... Ива с Семеном уже вышли на край поселка, уточнить местность. Но все же вернулись.
  Этот блокпост месяц у нас на виду, и мы можем стрелять и бросать в него мины, сколько угодно. Но ни разу не переступили черту - бить в центр деревни. Где в соседних дворах все мирные люди.
  - Возьмем колонну, заберем "языка"! - вернулись мы обратно на перекресток.
  ...На другой день нет с нами тумана, и мы стоим в чистом поле под носом "укропов", а те ощупывают прицелами и биноклями нас до костей. Бежать некуда, да и никто не успеет - пошли они группу захвата.
  - Они там спрашивают всех, кто едет отсюда: кто вы такие? - подмигивает, остановившись, на велосипеде старик. - Вы, сынки, осторожнее... - ровно ставит он велик и, достав из рукава жилистый кукиш, резко поворачивает его к "укропам".
   - На те, вам!
  - Еще же туда поедешь... - гляжу я, нет ли подвоха. Нет. Старик пожелтел от брезгливости.
  - Да, наплевать! Ненавижу я их, этих тварей, - залазит он на свой самокат.
  Грузовая "Газель", за рулем ополченец. Едет, насвистывает, на рукаве черно-красная лента.
  - Здорово, ребята! Как тут на Луганск проехать? - сразу он видит своих, когда на нас ни одного шеврона и знака отличия. Все в "горках" единого цвета.
  - С шариков съехал?.. Тебе по этой дороге минута до "укропского" плена осталось.
  Тот смотрит во все глаза, не может поверить.
  - Я же по карте еду и по навигатору, - поднимает он неверной рукой со второго сиденья бумаги и электронику.
  Глянули документы: затасканные корки бойца ополчения, где мутное фото, поплывшие от воды печати, еще и подписано черт знает кем.
  Свой. Всё в порядке, не придерешься.
  Проверили кузов с салоном, и поворачиваем, откуда приехал.
  Стоит у машины, пожимает всем руки. Правая у нас, а левой за крестик на шее держится.
  - Можь диверсант, сыграл хорошо, - сомневается кто-то, когда он уехал.
  - Так не сыграешь, - решают все остальные, вспомнив его лицо.
  И вот полетели мины. Они несутся с противным жужжанием прямо над головой и падают на шахту и в город. Вон, встали вдали черные джинны дыма и их, ломая, волочет над городом ветер. Мины проносятся с перерывом в пару минут, и у нас понемногу зачесалось под шапкой. Прятаться негде, только два огромных бетонных блока - пойди, угадай, с какой стороны упадет перед ними. И команда была: стоять до темна. И мы стоим, перестав говорить, и только задираем головы, когда слышим свист. И слушаем, где упадет.
  Летят над тобою мины... Как мимо заговоренного проносятся пули. Такие чудеса, что дыбом волоса...
  "Помнишь, Ангара, - смотрю я на серое небо, где нынче на Страшный суд высвистывают судьбы и имена, - как перед самой этой войной, ты прочел Толстого, "Войну и мир"? Прочел с опозданием на два десятка тяжелых лет. И как разматерил ты князя Болконского, что стоял на Бородинском поле с полком под французскими пушками. Где били в его каре и клали его людей. А он молча смотрел, как лопаются ядра в солдатских рядах. А когда прилетело к нему, еще сказал "Стыдно!" тем, что успели упасть. И после глупо умер от ран, так и не вступив в Бородинскую битву. А нужно было просто со всеми упасть... Эх, это вечное дурацкое геройство влюбленных в себя...
  Отчего же сейчас, ты, также стоишь под минами, когда следующая твоя?.. Почему не бежишь и не падаешь, чтобы жить...
  Потому что есть вещи выше страха за жизнь. Есть ненависть, есть любовь, есть идея. Нас всех послала сюда идея. Но мы стоим под минами не за нее. Я понял это сейчас.
  Мы стоим потому, что презираем мразь, что бомбит мирный город. Смотрите, твари!!! Мы не бежим! Мы не кланяемся вашим снарядам! Мы отмотали из России тысячи верст, чтобы встать здесь! Чтобы бы вы - паршивые крысы, видели, кто здесь стоит. Чтобы поняли, что мы плюем вам в глаза, а вы трусите отвернуться. Чтоб вы ждали, когда мы придем! Чтобы вы знали, что мы придем!
  Ангара! Ведь ты шел сюда, не желая кого-то убить! Потому что с той стороны - твоя кровь. Такие же русские, как и ты. Заблудшие, которым просто затуманили мозг, или которые оказались слабы, и не выбрали путь восстания. И ты поражался ненависти у местных, верил в какое-то перемирие, и сам говорил россиянам: "Главное сейчас - никого больше не убить! Ни одного человека на радость Америке!"
  А вот прошел месяц здесь... И всё поплыло, как туман. И стало ясно другое: нужно идти вперед. Идти, сметая заслоны, на Киев, где свили себе гнездо убийцы славян. Идти убивать.
  Убить тысячи - спасти миллионы..."
  Достоялись. Сразу две мины в канаву у самой дороги. Бах!.. Бах!.. Только щебенка в небо! Никто так и не лег. И тут же в воздухе дьявольский визг - летит на взрывной волне из канавы собака. Маленькая и рыжая. Поднялась над дорогой - летит и орёт! Пасть наизнанку, сейчас лопнет от крика, в стороны лапы с хвостом - прямо, как в мультике. Упала на полотно, подпрыгнула на все лапы, поджала хвост, заткнулась, и - ходу! Летит над дорогой, как лань, пока не пропала.
  Мы, все на местах, стоим и только поворачиваем за собакою шеи. Во, жуть!..
  Прошла еще пара минут и снова засвистело над головами. Снова полетели над нами мины. А мы залезли в канаву и по следам взрывов, разобрались, что тут случилось.
  - Ну, сука! Здесь две "Ф-1" было. Сама взорвалась на растяжках, еще и убежала на всех ногах! - держит Семен в руках обрывки саперной проволоки.
  Стояли у нас перед глазами, а мы ходили рядом, справляли нужду.
  ...Вернувшись в отряд, мы узнали, отчего весь день бесились "укропы". Михалыч, что по заданию штаба, вместо нас должен взять "языка", не стал посылать в засаду своих людей. Он сделал всё проще. И без "языка". Михалыч накрыл колонну за поселком своей артиллерией. Погибло несколько солдат ВСУ. За них-то и мстили беззащитным людям фашисты.
  Да! "Ще не вмерла Украини..." Ни одна мина не упала на нас, военных. Наш пансионат виден с семи разных стран. А мы стояли в поле на дороге в минуте от "укропского" плена.
  Ну, почему?!. Почему?!.
  Почему они такое подлое, такое трусливое, такое гнилое говно?!.
  ...В Макеевке на блокпосту убили двух бойцов "Беркута". Опять из отряда Хмеля.
  ...К шахте повадилась ползать разведка "укропов". Ночью проходят поле, заходят с фланга из леса, и лезут прямо на территорию.
  Вечером нас собирает Орда:
  - Вот вам "язык". Далеко бегать не нужно. Но... - ставит он под сомнение всю операцию, - Это же банда Колобка. Им каждую ночь, то Змей Трехглавый, то танки Гудериана от водки мерещатся...
  И всё же засада на шахте. Сверху в "стволе" наблюдает в тепловизор Орда. Мы лежим во дворе за бетонными плитами лицом к разрушенному забору, откуда приходят "укропы". Тьма-тьмущая, не видать своих рук. Минами перебило электрический кабель. У меня коврик, а рядом выламывается на асфальте от холода ополченец Фокс. Подаю ему свой "поджопник".
  - Хорошая вещь, - никогда не имел он подобного.
  "Курить нельзя, вставать и спать нельзя. И, не дай бог, захочешь в туалет ты..." Лежишь в мороз на бетоне, и вокруг тоже бетон - насквозь проссышься. Как инвалиды, мы на коленках - вставать нельзя - ползаем к краю плит и мочимся под себя. От бездвижья начинают скрючиваться бойцы - уже даже не двигают головами.
  В середине ночи на шахту заходит разведка соседней роты "Лавины". Только что с "той" стороны. В поселке напротив фронта никого нет. Орда снимает засаду.
  ...Пошли на нашей линии военные перемены. Днем по замене уходит из города рота Михалыча. Пришли какие-то новые, и мы из любопытства поехали посмотреть. А ничего особого. Всё то же, что раньше уже видели у других. Только имя у нового командира поколоритнее, чем у прошлого - Мясник.
  С шахты и с блокпоста уходит "Лавина". Последнюю ночь сидим с ними на шахте, и все отмечают разлуку. Где-то в покоях поддает на каменку со своими замами Колобок, и отдельно на улице самостоятельно за шиворот закладывают бойцы. На передовом посту АГС здоров молодец Макс и старая ватрушка Рояль. Сидят на снарядных ящиках, обнявшись как братья, рядом бутылка и нарезанное ломтями яблоко. Вверху только синие звезды, сзади в черном дворе гремит на ветру железо, впереди над позициями врага качаются желтые фонари ракет. Сидят и спорят, чье оружие победит:
  - Дай пострелять, - показывает Рояль на станковый гранатомет.
  - Ну, на! - заряжает ему Макс.
  Выпустил в белый свет всю "улитку". Отходит с расстройством:
  - Ну, это свинячья петрушка... - опускает он пухлую руку. - Вот у меня "Утес" -лупит, так лупит!
  - А, ну, дай пострелять! - не верит второй.
  Пошли по двору к пулемету Рояля. Стоит в его бронированном "Камазе", насмерть приваренный кустарною сваркой.
  - Во! Во! Во, машина!.. - молотит вслед улетевшим гранатам с "Утеса" Рояль.
  - Дай, пострелять! - командует Макс.
  - А, не дам, - слезает на землю Рояль.
  - Я тебе с АГС давал?
  - Ну, да.
  - А, ты, мне не дашь?
  - Нет!
  - Ну, и пошел, ты!.. - разворачивается Макс, шагая отсюда.
  - Кого, ты, послал? - бежит за ним на ватных ногах Рояль.
  Догнал, подпрыгнул и повис на бычьей шее всем весом - душит. Молодой снимает с себя старика и, не спеша, наливает ему под оба глаза...
  Утром, снова вдвоем, шлепают в город за самогоном:
  - Командир сказал: час на сборы. Успеем!
  И вот, наконец, уезжают. Грузят в гражданский ЗИЛ и на БМП Запорожца последнее барахло, рассаживаются в машину и верхом на броне. На "ребристой", в танковом шлеме, подсвечивает синими "фарами", успевший опохмелиться Рояль. Пока эти сборы, на шахту - почетные проводы - прилетает от "укропов" несколько мин. На них никто не обращает внимания.
  - "Синяя Лавина"... - смеется им вслед Орда. - Ты, знаешь, куда они бронемашину Рояля девали? На спирт у коммерсантов сменяли!
  Да, у самих не лучше...
  Последние вести с "Семерки" - фронтовые будни отряда Сочи:
  Долго не знали, чем отбиться от "Оплотов" с их танками, пока не продуло в мозгах - освятить проклятое место! На "Семерку" прибыл святой отец, отслужил молебен, побрызгал святой водой казарму, все комнаты, помахал кропилом во дворе, и полил живой водичкою всю эту нечисть - Сочи, Спеца и Сармата с Братишкой. Те, как на них попала вода, чуть не вспыхнули, как антихристы. Но ничего, устояли - только серный дымок пошел... На "Семерке" все дружно сняли шевроны "Беркута", забыли само это слово и, намалевав на воротах белого оленя с желтой стрелою в боку, объявили себя казаками Области Войска Донского.
  И "Оплот" ведь действительно больше не приезжал. Помогает, значит, от танков святая вода.
  Да, только от танков и помогла...
  - Я в гробу видал, эту "Семерку"! - Совсем сбежал оттуда, угнав с собою "Газель", Карабах. - Сплю нынешней ночью. Всё тихо. Даже не бомбит "арта". Вылетает в коридор пьяный Сармат и орет: "Война!" За ним Сочи, в красных трусах, с пистолетом: "Вставай, проклятьем заклеймённый!.." Дневальный у его дверей падает сразу к бою. Все бегут по казарме с оружием... Вылетает в довесок Спец: "Китайцы окружают!" Там реально всех "белочка" посетила...
  Шайтан за день до этого ездил туда забирать свои вещи. Остался с ночевкой.
  - А я ночью от крика проснулся. Орет в коридоре Баба-Яга эта, Костяная нога - Братишка: "Вмажь ему! Вмажь ему! Еще ему вмажь!.." И такие сочные глухие удары - бьют, через дверь слышно. И снова она: "Дай, я его пристрелю!" А ей голос Сармата: "А, что, можно?" А ведьма снова визжит: "Да, за такое убивать мало!" И - бах! - выстрел. Возня какая-то и тишина... Слышу: по коридору шаги. Остановились. Сочи своим хриплым голосом: "Что тут у вас происходит, мать вашу так?.." и дальше по словарю... Ведьма с Сарматом наперебой: "Ты, знаешь, что он сказал?!. Ты знаешь, что он - урод, сказал! "Что наш "Беркут" - говно!"... Слышно: снова шаги - уходит Сочи. Дай, думаю, посмотрю. Выхожу: скачет в коридоре сатанинская эта семейка, подогретая на спирту, и рядом боец какой-то, сидит на полу на коленях. А над ним Сармат отбирает у жены пистолет: "Дай, я сам его застрелю!" Отобрал и - бах! - пулю под ноги ополченцу. А тот, тоже синий: "Да, вы - криворукие, даже застрелить прилично не можете!" Вылазит откуда-то Спец: "Чего тут у вас?" Ему: "Беркут" говном обозвали!" Спец разворачивается обратно: "Пойду за пистолетом - его пристрелю"... Я, короче, ушел. Потом они увели бойца куда-то во двор и там еще несколько раз бахало. А потом вышел Сочи и на них наорал: "Да, вы, спать не даете! Кто-нибудь уже пристрелит его?!" Тем и закончилось. А ополченца того я видел следующем утром, когда уезжал. Помятый был да побитый. Но, ничего, живой. Пил он, кажется, вместе с нечистью этой, там и проговорился...
  ...Весь день на город падают мины.
  ...На границу, забирать ценный груз, ездил на "Газели" Орда. "1-я Интернациональная" прислала нам пятерых россиян добровольцев и гуманитарку - теплые зимние вещи. Этих пятерых мы сразу забрали к себе, а вещи поделили на всю разведку - местных и россиян. Шайтан первым делом напялил камуфляжный зимний "шуршун". Ходит одетый по комнате: "Ну, и что, что шуршит. Пусть слышат, как на них смерть надвигается!"
  
  "ДВЕНАДЦАТЬ"
  
  Каждая ночь имеет свое меню...
  На верхнем этаже Пантеона Богов назначила встречу разведка - и в бурю на свиданье, и в дождь на собранье, приходить без опозданья. За стенами собрания спит каменным сном город. На столе россыпь печенья, бумаг и патронов, и рисованная самодельная карта, с картинками горящих машин. Теплится настольная лампа, и в желтом болезненном свете кочуют по стенам чудовищные тени людей. Переступив запретный порог, вползает в бетонную комнату сонная заоконная полночь; черная, как заколдованная душа... Уже все сказано, уже все связанно. Догорает в пепельнице последняя горькая сигарета.
  - Медлить больше нельзя. Она должна сгореть, эта колонна, - сидит над лампой, двигая скрюченными пальцами, чернокнижник Орда. - Останется только один - "язык".
  ...И вот всё брошено там, где мы жили вчера. Оставлены "Северу" все телефонные номера, все русские и украинские паспорта, все настоящие имена. С собой лишь оружие, оружие и оружие: пулеметы и огнеметы. По банке консервов на сутки, да фляжка живой воды, от которой встают убитые царевичи. Полны за спиною свинцовые ранцы, и вот за дверями казармы уже гнутся колени... Забыт, как негодный, план захвата какой-нибудь техники. Всё сжечь. Колонна будет гореть. Должно остаться, как травы от пожара.
  
  Гуляет ветер, порхает снег.
  Идут двенадцать человек.
  Оплечь - ружейные ремни...
  Кругом - не зги, не зги, не зги...
  
  Мы идем - дюжина бойцов поэмы "Двенадцать" - идейные революционеры Четырнадцатого года. Идем по пустой черной улице вдоль ветхих погасших дворов, мимо наземь упавших плетней. И воют нам вслед голодные пророки луны - дворовые битые псы, оскалившиеся на стук о дорогу подошв. Под сорванные их голоса, под этот избитый романс, тянутся вдоль обочин темные мрачные силуэты. Но для тебя ничего этого нет, кроме уходящей во тьму спины и этого, впереди затихающего, стука подошв.
  - Стой! - железным голосом стреляет впереди темнота. - Кто идет?
  Застыла, как неживая, колонна, лишь только поплыли в руках горбатые автоматные дула. Ни звука не с чьей стороны. И вот догадался один:
  - Славяне. - Давний пароль Великой Войны.
  На шахте отряд, заменивший "Лавину". У блокпоста осторожно, как хищники, бродят во тьме высокие крупные тени. Над ними уходит во мрак гигантский железный замок - запустелый "Комсомолец Донбасса". И во дворе на заметенном снегом асфальте стоит, как в музее, его "комсомольский" рыцарский караул.
  - Пароль тот же, - тает у нас за спиной последний шахтинский пост.
  Вот дамба с пропастью в середине - сломай себе шею. Ползем по самому краю, и с шорохом едет вниз, осыпающийся под ногами щебень. Мы долго щупали вправо и влево, и вот пошли сразу в лоб - тем самым путем, которым не так давно к нам приходили враги, узнать про свой плен.
  Гуляет ветер, порхает снег. Идут двенадцать человек...
  
  Революционный держите шаг!
  Неугомонный не дремлет враг!
  
  Вот и дорога. Пойдем, поспотыкаемся...
  У каждой ночи свое меню. И хороши блюда сегодняшней!.. В черном ликерном соусе, подано на стол безлунное чугунное небо, где не найти - затонули до дна - белые звезды галактик. С душистой приправой, настоянную на травах, на полынях да отравах, под хохот ветров в зал вносят мертвую замерзшую степь. Широкую да глубокую, с кривыми тоннелями гиблых дорог. До майданного проклятого царства, до Петрушкиного поганого государства...
  Эй! Поспевай на пирушку прохожий, святой и злодей! Да пей, не колей, ледяной ветродуй, да тоже не вой, как даст в зубы барин - Генерал Мороз.
  ...Уже перешли, прогибаясь, поле. Последний рывок до окраинных хат.
  - Сели, - шепотом понеслось по цепи.
  В голове группы Арчи. Сидит, коленями в землю, с трубой тепловизора: слева в заброшенных окопах возятся трое. "Их" разведка. Вот тебе сразу три "языка".
  - Загибай концы. Делай "охоту", - тихо командует Ива.
  Но там псы с золотым нюхом. Уже пятятся в ночь, отступая в село. А здесь вдоль дороги сидит в снегу и в бурьяне, еще не тронувшись, цепь.
  Провал на первом шагу.
  Но, подобравшись по флангам, двинулась хорониться в руине засадная группа. А вслед отступившим, срезая дорогу, покатились в село трое бойцов... Но тихо на вымерших улицах. Особая безлюдная тишина, когда от тоски уснули собаки, когда не горят огни во дворах. Это понимается особым чутьем. Здесь не ходили живые. Лишь ветер и снег.
  Кто был в тех окопах? Садилась отдышаться разведка или рыскали ночные мародеры?.. Уже всё равно. В день смерти нищих не горят кометы. Напрасно гадать нам по небу, когда в нем ничего, кроме тьмы.
  ...Утро. Ветер качает бурьян. На краю поля лежит в руине разведка. Но не войною опустошен её дом; его давно разорили годы и нищета. Бесполезно стоят бетонные мокрые стены с расшатанными железными лестницами, что обглодала начисто ржа. Свалены в верхней комнате черные тюки соломы библейского урожая, и в пустые огромные окна влетает искрами снег. Под главной лестницей хлев для скота с узкими обгорелыми досками. В хлеву кочками торчит из земли замерзший помет, да едва уловим запах гари и тлена.
  "Укропы" висят над селом. Сразу над центральной улицей их шахта и террикон.
  Остаться в руине - пропасть. Мы бежим длинной цепью между жильем и полем, вдоль сельских окраин, по желтым волнам нескошенных трав. На нас несется ветер и снег. И вот нежилой двор у дороги. Запущенный сад да мелкие хозяйственные постройки, старые и перекошенные, как в пляске. Зимняя пасека. Пристройка с хлевом, пустой сеновал да домик под разный хозяйственный скарб. Перед домом навес с прелыми тюками соломы - наш наблюдательный пост, где меняются по двое в час.
  Холодно до чертей, и в домике в железном ведре горит из щепок костер. Закрыты фанерой разбитые окна, и ветер рассеивает под крышею дым. Мы сидим, как на стульях, на опрокинутых ульях, кто разговаривает, кто спит, кто гложет сухпай - банку на сутки. Голод не смерть - можно стерпеть. Но каша - отрава. Не лезет сквозь зубы, и только щенок, что приблудил из села, лопает в два горла куски. Из разломанных на дрова ульев Апофиз вынимает соты, тяжелые, полные темного жирного меда. Едим их, насадив их ножи. Две ложки в рот, а больше не съешь - нет лишней воды.
  У разведки два плана. Каждый день - брать самогон, в село на БТРе наезжают "укропы". Надо найти этот причал алкоголиков и перемешать зелье с кровью. Это план "А" - первый и самый легкий. Но мы не хотим.
  - А если на улице будут дети? - спросил вчера один, когда уже приняли план.
  - Не будет детей! - резко огрызнулся другой.
  "Не станем стрелять!" - решили все остальные.
  И все же, отработать по плану, ушли на разведку - искать пьяный двор, два командира: Ива и Арчи. Таскаются в рост по селу, в "горках", в разгрузках и с автоматами. Заглядывают во все углы, просят продать на похмелье. И везде сразу их узнают, как иноземцев, явившихся с другой стороны.
  - А у вас, шо больше не продают?
  - Далеко залетели, орлы...
  - Та, ми - украиньски, - сам местный, врет Арчи.
  - Мели Емеля - твоя неделя, - щурится у калитки кичливый старик. И, как плевок в глаза за дурную работу: - Когда уже прогоните этих "укропов"?!
  Развалился план номер один. Давно не ездят "укропы". Кончились тут похмелья. Ищи дальше, разведка...
  "Укропы" висят над селом слепые, как дождь. Прямо на них идут по дороге два ополченца. Два малорослика - Ива и Арчи. Первый потянул ногою растяжку - гранату "Ф-1", второй едва успел его дернуть назад. Не сами идут, боги несут! Подошли на сто метров к врагу - замелькали на пути украинские военные. Тогда просто сошли с дороги - и пропали для всей Украины. Нет дела до них. Лишь бросился бежать от разведки какой-то трусливый солдат, что так и не поднял тревогу.
  ...Пропали с утра командиры. В домике полно дыма. В ведре нагорели угли и, наконец, стали отходить в тепле заледенелые на улице пальцы. Мы сидим в старой пасеке, у самой дороги, по которой весь день бродят прохожие, откуда сто метров до рокады, где ходит колонна. Сидим за пазухой у врага, греясь его теплом. Но это не разведка - это цирк-шапито. Не достает лишь водки для полной картины... Дом идет ходуном. Растопили ведро - из всех щелей дым облаками. Из углов хохот и анекдоты, да старые истории прошлых боев. Старательнее других, знаменуя имя, гудит, сев на улей Дикой. Трескотня в хате - хоть по головам стучи.
  - Вы, понимаете, что здесь никто не поможет?! На пару суток заткните тряпками рты! - встает пара бойцов.
  Хватает на пару минут.
  С "снайперкой" на плече, без дела вставая в "стойку", гуляет по всему двору "разведчик Семен". Уперся в калитку, взял на прицел вражеский террикон.
  - Угробишь всю группу!
  - Нас всё равно уже засекли.
  - Дуй в дом!
  Уже первый раненый. Арчи перед уходом отправил наблюдать на чердак маленького подвижного Фокса. Выбирая место, тот сел с размаху на гвоздь. Утром присел, а днем уже начал подволакивать ногу... Со своим другом Чибисом стоит на посту, наблюдают. Чибис, руки в карманах, идет от калитки.
  - Зачем ходил?
  - Шум показался какой-то...
  - А где автомат?
  - Вон в сене лежит...
  - У тебя, что, три жизни? В компьютер пришел поиграть?
  С оружием брошен в сене бинокль. Час на посту - ни разу не носили в руках.
  ...Днем по рокаде, в соседний поселок, где пьяный блокпост, мчится джип с "жевто-блакитным". Спешит, как упырь, желающий поспеть в могилу до петухов. Прогрохотал туда и, без задержек, обратно. Никто не тронулся с места. Это - еще не начатый план "Б": молниеносно, безмолвно, смертельно.
  Вот и колонна. Впереди и сзади по БТРу, в середине три груженых ЗИЛа. Катятся, как на парад, по ровной гладкой дороге. На броне задрала ноги разведка, под брезентом в кунгах машин мелькают лица солдат. В колонне - ни меньше, ни больше - пятьдесят человек. Для них беда великая близка, но поступи её еще никто не слышит.
  ...Прошатавшись весь день, вернулись на пасеку командиры. Приплелись, как два волка, голодные с запавшими ребрами. Сидят в дыму, молча грызут кашу, запивая холодной водой.
  - Колонна! - щелкает зубами "бешеная собака" Арчи.
  Да всё уж готово. Вон она, вперед по рокаде. Пристала на блокпосту, дожидаясь своей буквы "Б". Плана беды.
  Место засады сто метров от пасеки, и идеально, как на картинках. Идущая в гору на высокой насыпи дорога. Вместо обочин - овраги, как пропасти. Над дорогою два нависших холма. На самой вершине дороги черный холодный лес, с высохшим ковром листопада, за лесом частокольное поле подсолнуха. И лежат на земле, как отрубленные, отгнившие павшие головы без семян и, не качаясь, стоят на ветру худые палки стеблей.
  Здесь, на самой вершине, хлебом и солью - болью и кровью, Новороссия сегодня сполна угостит Украину.
  Мы за свою правду - море горстями вычерпаем!
  ...Темнеет в нашей лачуге, и пляшут в дыму над ведром легкие красные искры. Пахнет мышами и старостью этот дом. Уронив головы, все спят, сидя на ульях, и в черном углу поднимает храп алтаец Богдо. Бесшумно заходит с улицы смена, садится оттаивать у огня, и тут же падает в сон. Уже заволокло горизонт синей поземкой ночи... Уже ничего не будет. "Укропы" не водят ночью колонны. Мы месяц на шахте жили по их расписанию.
  ...Спотыкаясь во тьме, падая в ямы, идем мы от пасеки к краю села. Где командиры разведали пустующий дом. Разбит снарядом фасад и бежали от войны в дальние страны, к босому за сапогами, хозяева. Всё впопыхах, всё второпях, с собою лишь плошки да ложки. А дом - ветрам и ворам ...Завалена рухнувшим фасадом узкая от калитки тропа. Во дворе стол с разными склянками, в которых стоит столбом зеленая плесень. Валяются на столе кастрюля и разделочная доска, гнилые яблоки и огурцы; бурые, распухшие от воды. Сорваны замки на постройках и открыты настежь все двери амбаров, где уже проступили чужие следы - лежат на земле, брошенные на улице вещи.
  Мы стоим во дворе, не видя друг друга. Запрещено зажигать сигареты. И вот на рокаде запели двигателя. И вот вспыхнули у блокпоста фары машин. И тут же поползли вперед... "Укропы" не рисковали здесь ночью и вот впервые изменили себе ...Мы молча стоим во дворе, уже опоздав на расправу. Стоим на крыльце, на лавках и у забора, и все смотрят только туда - на дорогу, по которой ползут в гору огни. И ни одного голоса в нашем строю.
  - Не добежим... - первый зажигает сигарету Богдо.
  ...Уходит наша колонна. Идет с огнями, как с карнавала, да все же бедно наряженная, словно на большее не хватило грошей; лишь фары машин да длинная, во всю ночь, на БТРе "луна"... Что ж, ты, носишься, наша колонна? Что ж, ты, побираешься по копейкам? Зашла бы к нам на порог, мы бы дали тебе большого огня. Ты могла бы блистать сегодня ярче всех звезд.
  - С ума сошли - ночью по фронту... - снимает Тихий уже обузу - гранатомет.
  ...Ночью в дом входит злая гостья - зима. Она сидит на холодной печи и ловит ладонями мух. В комнате, одурев от мороза, ворочаются на драных диванах бойцы. Никто не спит. Из шкафов вывалены все тряпки, которыми можно согреться... Наконец, поднимаются с синими лицами несколько человек. Нашли во дворе уголь и растапливают на кухне печку голландку... Понемногу теплеет дом; одни повалились в тяжелые сны, а у других оттаяли языки. Ночью в доме от хохота движутся стены - на кухне сбор всех больных. Диагноз: хроническое счастье.
  - Да, рты закройте с той стороны! - без пользы кричат им с диванов.
  Ночью, под боком, лупит в Республику украинская артиллерия. Не какие-нибудь минометы - швыряют из "Градов" и гаубиц.
  Ночью каждой смене по часу на пост. Во дворе черное небо, где нет ни звезд, ни луны. Под окнами комнаты прибранный сад; пустые деревья и ни одного листочка на голой земле. За забором тропа через поле на пасеку... Уже устали галдеть, угомонились больные, уснули в степи батареи врага. Скоро светает, и стало морозно бездвижно стоять.
  Из хаты пинком ноги открываются двери, и ударяет во двор электрический свет. На крыльце, на фоне сияния, боец в полный рост. Стоит, руки в карманах, горит в зубах сигарета.
  - Туши сигарету, вали отсюда, и дверь закрывай! - как в ухо ему из тьмы.
  - Чего грубишь?.. - теряется он.
  - Ты, чё, дурак?!
  Швырнул сигарету, развернулся на каблуках, хлопнул дверью, пропал. Тишина во дворе, во тьме лишь голоса часовых:
  - Кто это был?
  - "Разведчик Семён"!
  ...Утро на пасеке. В холодном домике с ульями пахнет вчерашним костром, и лежат на полу железные консервные банки. Разбирая места, садится в ожидании группа. Во дворе на сене, уткнувшись в воротники, трое бойцов. Лежат головами друг к другу два командира - сейчас уходят в разведку, и сидит на коленях с биноклем писатель - еще не назначены постовые.
  - Что там, в бинокле? - не движется Арчи.
  - Я после нашей разведки жду, как встанут вокруг пасеки цепи немецкой пехоты, - видел это в кино Ангара. - Встанут из желтого ковыля. В касках и с автоматами... Были бы немцы - нас бы расколошматили еще в ночь. Или вчера.
  Сегодня брать колонну и скверно проработан весь план. Есть место засады, но хромает обратный маршрут - бегом по селу, а после бегом же по полю. Четыре километра бегом до своих. По ровной дороге и под прицелом врага.
  - Отрежут. Или не все выдержат бег. Нужен запасной вариант, - собирается Ангара в самостоятельную разведку. - Дай плащ, - поднимает он Арчи.
  - Иди, - смотрит голубыми глазами маленький Ива. - Просто к тебе на дороге подъедет украинский БТР - и всё. Здесь вся местность у них наблюдается.
  ...Ушли, каждый в свою разведку, писатель и два командира.
  У шахты, у самых позиций врага Ива копытом в то же корыто - снял ногою растяжку. Да заржавела граната. Встали напротив друг на друга.
  - Везет дуракам и пьяницам, - зажимает в руках Арчи тонкую проволоку.
  - Ага, - смотрит Ива в упор на гранату. - Ты - дурак, я - пьяница.
  - Точно сказал!
  Нарядился - синий осенний плащ, под полой автомат, вдоль озера Ангара. Лазит под носом врага между шахтой и блокпостом. Дорога еще труднее, еще длиннее, чем по селу - собьешься по ней отступать. Только при полной неудаче засады... Намотал километров семь, вернулся с бревном на плече: поднял с берега озера, тащил всю дорогу, вроде двух вёсел. Кто побежит, ловить рыбака?..
  - В озеро, что ли нырял? - встречает его на посту замерзающий Лекс.
  Над Ангарой парит, как из проруби. На деревянном плече, как пушка, накрененное бревно.
  - Кто отобьется от группы в бою - отходит вдоль ЛЭП, - сделал он свое дело.
  ...Туман явился из неоткуда, как вышел из леса. Густой и белый, кусками падает он через плетень, и змеями ползут по двору чудища из бабкиных сказок. Они волокут мягкое сырое тепло, и перестает скрипеть под ногами солома. Туман сожрал пасеку, село и дорогу. Теперь - оттопыривай уши, разведка! Не пропусти осеннего урожая, собери огнеметами жатву - полсотни славянских душ. Ибо каждая сожженная книга освещает мир...
  Мы ждем на посту, вслушиваясь в туман. Недалеко, с перерывом, стучит пулемет, бьет по ушам артиллерия, да, не пойми где, свистят и шлепают в землю мины. Лишь нет ни одного звука с дороги... С сигаретой в зубах, свалившись на бок, в соломе лежат часовые. Запело, засвистело над головой... И все, заколдованные, слушают песню.
   - Ложись! - первым опрокидывается вниз лицом татарин Слепень.
  И вот лежат, жрут солому, бойцы. Но отсвистела без взрыва мелодия. Только подняли глаза - новая песня. И снова в солому. И вновь тишина.
  - Багдо - сука! - зыркает Слепень с земли. - Убью!..
  Зарывшись в тюках, превращается в лед, "разведчик Семен". Оделся полегче, на драку, и вот без нее согнулся в бараний рог.
  - Сознавайся, ты, утром на крыльцо выходил? - коброй глядит на него Ангара.
  - Да, я... - устал уже запираться Семен. - Сон мне приснился, будто я дома, - не может он не соврать.
  ...Враги рисковали вчера, но не повторились сегодня. Никто не повел колонну в туман.
  На пасеке в темноте строится у калитки, не выполнившая задачу группа - черные тени с горбатыми спинами. Уходят молча, только качаются в руках автоматы. Маршрут: центральная улица - пусть знают "укропы", поле - казарма...
  Всё - дым. Не было никакой разведки... Приснилась, как Семену, в утреннем сне.
  
  Гуляет ветер, порхает снег.
  Идут двенадцать человек.
  Винтовок черные ремни...
  Вокруг - не зги, не зги, не зги...
  
  Вот и пропели мы эту песню... По-своему, не как написал ее автор Блок. Жизнь рассудила иначе. Авторы - актеры...
  Украинская граница... Край села и задумчивая дорога во тьму. Еще один шаг - и тусклое белое поле, где снег и трава, да вороное ночное небо с перезвоном ветров. Идем скорым ходом, и дважды, гремя пулеметными коробами, падает на мерзлую землю Дикой.
  - Ноги не держат! Почему не качаешь? - замыкает поход Ангара.
  - У меня раны с Саур-Могилы... - встает он, с чужим от боли лицом.
  - Почему не сказал?
  - С собой бы не взяли.
  ...На дамбе - столбом в темноте, встречает группу Орда.
  Плохо ворожил, старый колдун! Примчались твои орлы. Лежачей корове на хвост наступили, герои...
  
  ...Отпустив в поле группу, остались на Украине оба командира и гранатометчик. Лучше смерть в бою, чем позор в строю.
  Ждет исполнения приговор. Буратино должен умереть!
  
  ОСЕННИЙ МАРАФОН
  
  Разведчики не вернулись в дом, где ночевали вчера. Есть такой закон: не падать в одну воронку. И глуп, кто им пренебрег.
  Два дня они уходили в село, и на улице их знали люди и псы. А теперь и, без того, остались втроем: "бешеная собака" Арчи, многоразовый "сапер" Ива, да гранатометчик Тихий - уже не отбиться. Их не посетила глупость, они не пошли в старый дом. Глупость не является к сумасшедшим. Это, не знающие друг друга, болезни.
  Все трое явились на постой в жилой двор. В семью, что позвала их, встретив на улице:
  - Заходите, если что, на ночлег...
  Зашли, отогрелись, закусили яичницей с салом, да, сложив в горку оружие, на всю ночь вытянулись в углу.
  ...Утром, до света, вернулись на Украину Ангара и Лекс. Поднялись по черному полю, уперлись в село. Слепые от тьмы, стоят на дороге у трансформатора, как ночью быки. Явились не отрезвились. Пришагали с закуской на будущий пир: гранатометы, тушенка и хлеб. И вот стоят на дороге, на месте условленной встречи. Стоят, как памятники, и молча слушают мрак.
  - Пьянь, - негромко пропело в ушах.
  - Епаная! - отозвался на звук Ангара.
  Исключительный пароль разведки.
  Из-под трансформатора навстречу своим встает с земли поредевшая засадная группа.
  Тихий перенимает у Лекса с плеча вещмешок.
  - Вот так, наелись яичницы с салом и проспали в углу на полу, как собаки, - сообщает он всё, что удалось добыть ночью разведке.
  Мы сидим на деревянных лавках у холодной печи в доме первого здесь ночлега. Сидим, едим одну банку тушенки и ждем, как просветлеет в окне.
  ...Утром плывет по селу туман. Мы шагаем вдоль улицы у заборов, в сторону украинской шахты. Не вышло спалить на дороге колонну, так заберемся к врагу в самый дом, украдем или убьем. У нас только так - от черта крестом, от свиньи пестом, а от лихого человека нечем. Вот позади село и уходит к "укропам" лесная пустая дорога. Осенний холодный лес с бурой опавшей листвой, рыжий вблизи террикон, насыпи щебня со ржавыми рельсами, и ржавые железные лестницы шахты. Где, знать бы, как встретят лихих незваных гостей...
  Пока дошагали, сдул ветер туманы и в белый день лезут на шахту три ополченца: Тихий, что зажигается на опасность, Арчи - сам Бог приказал командиру, да Ива, что никак не израсходует счастье. Остались в заслоне под терриконом двое других: Ангара -потом сложит реквием, да Лекс - глаза всей разведки.
  Трое, обходя шахту, забрели в огороды, как козел по капусту, да собран давно урожай. На земле только иней с лохмотьями сохлой ботвы. Замельтешили меж грядок, нырнули за плетень. Сидят, согнулись, зыркают по округе. Да сиди, не сиди, а впереди шахта. Совсем близко, а не подойти согнувшись. Пристрелят. Только в полный рост. Наглость - вечное счастье.
  - Играем в открытую, - встает Ива, отряхивая колени. - В честной борьбе побеждает жулик.
  Идут. Раздобытчики... В лоб против всей Украины. Шлеп, шлеп... Прямо на шахту. В желтых широких "горках" средь желтой травы, все щуплые да низкорослые, автоматы, как рыбацкие весла - торчат в обе стороны, в глазах туман, а в головах вулкан: обдерут нынче, как липку на лапти!.. Да ничего, дошлепали без убытка. И - шмыг во двор. Сидят меж бетонным забором и электрической будкой, водят ноздрями. А мимо: то тут "укроп", то там сразу двое. Ходят по двору, словно на именинах, руки в карманах, оружие за спину. У кого во рту семечки, у кого перегарчик - у элеватора шатает ветром бойца. Да, всё где-то в стороне, не стянуть никого. Сиди, пока самого не вытащат из-за будки или не станешь сосулькой.
  Только собрались выскочить, блохою запрыгал на месте Арчи. У командира разведки трещит за пазухой телефон - модная мелодия девяностых: "Что такое осень?.." Вырвал его из кармана, как из груди сердце: "Алло!" С той стороны два орла его - Чибис и Фокс. Сидят в пансионате, балуют с тоски: "Командир, выдай нам сигареты! Где они у тебя?" Арчи и не ответил - плюнут в трубу: "Пошли на хрен!", и обратно руку за пазуху.
  Сидят все трое, переводят дух.
  - "Что такое осень...", - качает головой Тихий. - Ну, сучьи коты...
  Только собрались выскочить - Арчи, как кобру голыми руками схватил. Снова скачет под музыку: "Что такое осень? Это небо!.." Рванул вместе с карманом. Вот он в руке - телефон: "Что?!." На связи те же, Чибис и Фокс, скучают без командира: "Нет, ты, нас на хрен не посылай. Ты, нам скажи, где у тебя сигареты? Нам же курить надо..."
  ...Под терриконом в пролеске двое других. Лежат, как раньше в Чечне в таком же заслоне. Лежат и зубы от холода склеились. И не Чечня вовсе. Не чувствуешь себя ты военным. Нынче во всех местах на военных открыта охота. И ты пришел сюда партизаном, боевиком - главным охотником.
  Залезли в кусты, лежат у тропы, стучат зубами о землю. В пролеске шалят сквозняки - ледяной ветродуй со своими братьями-сорвиплатьями... Вокруг черные кривые деревья, с которых - та-та-та! - трещат, как пулеметы, сороки, да мерзлыми кусками за шиворот падает лед. И кривой террикон с недосыпанным боком над головой. Еще и тропа петляет, как пьяная, не разглядеть, кто идет... Весь лес наперекосяк!
  - Чёрт на нас смотрит, - поднимает тихо оружие Лекс. Он сидит на коленях, затылком к стволу, и целит в кусты у края дороги. В такой бурелом, где и черта не разглядеть! - С бородой он. Прямо на нас пялится. Видишь? - шепчет он, не отрываясь от бурелома.
  - Не вижу, - как потерял зрение Ангара.
  Но то он и Лекс - глаза всей разведки.
  Просидели так, метясь в кусты, пару минут. Какой тут мороз - пот вылез на лоб. Да, нет никого там. Одни привидения.
  Сидят в ямах, разминают глаза: один в террикон, другой на тропу. Уже три часа, как пропали товарищи. И ни писка, ни свиста. Лишь ветер тренирует силу в ветвях. Да нехорошие песни слагает он в вышине: толи что-что гремит, толи где-то стучит...
  - Будто БТР гудит, - встает в свою очередь Ангара - уши заслона. - Точно БТР завелся! Если поедет - за нами... подтягивает он ближе гранатомет.
  Сидят молча, только переставляют под собой отмороженные колени, горе-разведчики. У одного трещит в ушах, у другого горит в глазах.
  - Кого видел-то хоть? - отвлекается от своих "БТРов" Ангара.
  - Мужик какой-то стоял.
  - Видно и вправду, черт приходил...
  ...На шахте в крысином углу трое ждут выход на бал. Прокрались вдоль забора, сменили позицию. Рядом казарма, заложены окна мешками с песком, торчит из проема черный железный ствол да спиной к ним сидит часовой. Арчи настроил себе тепловизор, шарит им в каждой щели. В вышке шахтенного ствола мечется птица, носится белым пятном.
  - Наблюдатель! Вот, что за птица!.. - уже решил он, кого будет брать.
  Тихий внизу, как пес у ворот, Ива и Арчи пешком поднимаются вверх. Шлеп, шлеп... навстречу украинской пули. Вокруг синий шахтенный полумрак, стучат по лестнице гулко шаги, и с каждым сильней обрывается сердце. Такая хандра - хоть ступени считай!.. Сто тридцать восемь, сто тридцать девять... Сколько еще, когда оборвется твой счет?..
  ...Сидит на "глазах" наблюдатель, не до работы - чего там не видел? - пишет письма в телефоне жене. Война двадцать первого века - на передовой интернет. Услышал - идут. Даже не отправил "Пока" для любимой. Дел-то на полминуты, скоро вернется. Встал с автоматом на лестнице, увидел в проем: поднимаются. Чуть осторожно идут, задирают вверх лица. И форма на них чужая - "горка", в их "Волыни" такую не носят. "Какая-то особая разведка", - сразу понял "укроп". И снова на пост. Вдруг проверка. Еще наругают...
  А там два орка с туманов в глазах, да с песнею в головах:
  
  Осень... В небе жгут корабли.
  Осень... Мне бы прочь от земли...
  
  Идут прямо в небо. Толи на смерть, толи просто "прочь от земли"... Вот и дошли.
  - Здорово, - улыбается Ива "укропу", продолжая идти.
  - Здоровеньки были, хлопцы... - жует он кашу в ответ.
  - Ну, ты хоть руки-то подними. Ты, в плену, - наводит ополченец на него автомат.
  Любезности кончились. Пленный уже под стволом, едва успевает отвечать на повышенный голос:
  - Один здесь?.. Когда смена?.. Оружие?.. Где тепловизор?..
  С поста нечего взять: только сам "укроп", бронежилет на нем, рация, автомат с "костром", как здесь называют подствольник, и "муха". Всё пригодится! Спускаются вниз по лестнице, и уже успокоился Ива. Ведет добычу, как с ярмарки скот: у пленного руки назад, волочится сзади веревка. Ива шагает с ним под руку, мурлычет над ухом:
  - Веди себя тихо. Попробуешь закричать, возьму нож, отсеку тебе голову. А после маме твоей в посылке пришлю...
  И так всю дорогу, как успокоительное. Этот притих, только передвигает ногами - огромный от кучи на нем одежды, средь трех лилипутов. Вышли с шахты и маршируют по огородам. Шагают, как на кофе гадают: дойдем - доведём - пропадем... А у "укропа" на плече рация и из нее хриплые голоса - болтают друг с другом другие посты:
  - То шо за четыре тела под терриконом лазят? Не ваши?
  - Не, наши дома сидят. Можь ваши?
  - То я не знаю...
  И тишина.
  ...В лесу, где черти с утра мерещатся, стоят под стволами, дуют на пальцы два ополченца. Все нет командиров... Четвертый час тишины. И вот наконец пулемет - прямо за спинами, из леса в начале села. Отрезали!
  - Всё верно. Четыре часа - пока пытали, пока окружали... - точно рассчитал Ангара.
  - Пробьемся? - сам понимает, что опоздали Лекс.
  Стоят и молчат, потому что некуда больше идти. Как не виляй лиса, бывать ей нынче у меховщика.
  - Никуда не пойдем. Мы обещали быть здесь, - садится на землю писатель, ждать, кто придет.
  Уже всё решила ему судьба. А всё равно - страшно.
  ...Вот топот с дороги. Подняли головы, встали, ворочая шеями - только и видно, что бурелом. Зато сразу два голоса:
  - Пьян! Пьянь!
  - Пьянь епаная!..
  Невменяемый пароль разведки.
  - Епаная! - выдирается сквозь кусты Лекс.
  Над дорогой летит разведка - три орла, а с ними жар-птица - военный на длинной веревке. Спешит впереди всех, как за добавкой.
  - Ну, что, мужик? Ты, не против, что в плен к нам попал? - лоб в лоб, глядит ему в лицо Ангара.
  Да, вроде не против... Смирный уже.
  Мы делим оружие, свое и трофейное, для следующего рывка: четыре километра, открытые со всех украинских позиций. Четыре километра бегом до своих. А это еще бегом по лесу, уже шагом через село, да на четвереньках по полю... Ах, да! Пулемет с той стороны села... А!.. Потом разберемся!..
  В селе мы уже не можем бежать. Все в зимнем, у каждого к боекомплекту второй автомат или гранатомет. Шатаемся, выплевываем слюну, но еще - потому что под гору, двигаем как-то ногами.
  Впереди Лекс с Ангарой - самые свежие, сидели до заморозки, теперь расходуют силы. Бегут, спотыкаются, по центру села. Вон поворот и медленно растут из-за плетня какие-то люди: один, двое, трое... Но пока еще не выехал БТР.
  - Кто впереди?! - бежит туда Ангара.
  - Не вижу! У меня в глазах вода! - уже отстает с гранатометами Лекс.
  Теперь только б успеть застрелить десант! БТР подобьет Тихий.
  Никто не сворачивает с дороги, все так и бегут по центральной улице в лоб на "укропов". Если нет выхода - всегда атакуй. Или погибнешь, или победишь.
  Гражданские. Увидели нас, сами качнулись в канаву.
  - Давайте отсюда! - пролетаем мы мимо.
  Двое мчат впереди, двое сзади, а в середине картина: маленький Арчи гонит связанного великана с флажком Украины на рукаве, и сзади веревка на пять метров в песке волочится... Игрушечная миниатюрная Новороссия гонит в плен неповоротливую огромную Украину...
  Вот и поле. Шагать - не перешагать... Большое, пустое, другое - желтое с белым, а не черное по ночам. Огромное поле с ветрами в лицо, а по нему дорога к своим. На которую уже не хватает сил... И мы стоим на краю степи, ногами в дорогу, глазами в "Комсомолец Донбасса", горячие, как кони, хватая холодный воздух, вытирая рукавами глаза.
  Неужели, уйдем?..
  Горят на ветру, как в адовой топке, лица. Плывет волнами дорога, плывут, как музыка, небо и степь. А ты бежишь, идешь и ползешь, и у тебя, как у Лекса, в глазах вода... Мы ползем по степи, едва разгибая колени. Не отрезал в селе десант, и до сих пор не падают на голову мины. И льется под ногами дорога, и рядом с тобой качается на длинных ногах пленный военный. Уже не отобьют его по дороге свои ...А там, далеко впереди, лежит, одубев в бурьяне, молодой пулеметчик Снейк, спешит от дамбы и падает в яму старый Орда, не спеша настраивает свою скрипку, "утесник" Архан, да, впопыхах не может поставить "улитку", всегда суетящийся Синий.
  Не в силах бежать арьергард.
  - Да, ну вас... - сухим горлом кашляет Ива.
  - Лучше умереть от пули, чем от отдышки, - шагает Тихий с шапкой в руке.
  ...Во дворе "Комсомольца Донбасса", как ёлку после зимы, раздевают украинского пленного: рация, бушлат, кофта, бронежилет, ватные штаны, теплые сапоги, шерстяные носки, триста гривен, нож, документы... Столько барахла, что в одни руки не унести. Все снял, оставил только исподнее да обручальное на пальце кольцо.
  - Ты, как бежал, блин? - стоит рядом и всё считает, считает одёжки Ива.
  Чуть запоздав, несется от своего АГСа Синий:
  - Ну, что, мразь "укропская"!.. Не будешь больше людей стрелять! - заносит он руку, ударить в лицо.
  - Синий, назад! - встает между нами Арчи. - Ногу сейчас прострелю! - непонятно, куда бережет он "укропа".
  Автомат на весу, прикуривает рядом Орда, ждет, как разуется пленный. И вот тот стоит раздетый, с опущенным книзу лицом, бледный, босой, на брошенных наземь желтых портянках. Стоит, будто на пьедестале, на насыпи у забора, один среди своры волков, что веселятся перед тем, как его разорвать. Стоит и качается на рыхлых ногах, и нет слов и слез просить о пощаде.
  - Да, не трясись - осыплешься, - ровно и медленно подводит Орда к голове пленного ствол. И вот замирает уже перед выстрелом.
  - В расход его... - тихо и страшно звучит из толпы приговор.
  ...Стоит на своем пьедестале, как на костре инквизиции, пленный солдат. А на уровне живота застыли перед ним с полуприподнятыми стволами враги. Застыли и смотрят, как от страха или от холода на дворе, дергается в судороге у солдата нога. И он тоже смотрит на ногу, а в голове только одно - несутся последние кадры кино: его шахта, лестница, пост, телефон в руках, где на связи жена, и этот момент, как идет к нему малорослик, что-то говорит на ходу, улыбается и поднимает в последний момент автомат... "Проглядел!!! Проглядел!.."
  Вот он поднимает лицо и молча смотрит на ствол. Откуда сейчас прилетит к нему пуля.
  - А, чтоб не дурил, - значительно кивает головою Орда.
  - Да, мне еще пожить хочется... - говорит, как камень глотает, "укроп". А сам еще ждет: "Где же свои?!. Еще, может, успеют спасти..."
  Берегла голос, да вот в руках Орды заговорила украинская рация:
  - Серго! Серго!.. Ти де? Шо-то я тебе не бачу...
  - Вот и твои. Очухались, - опускает Орда автомат. И в рацию: - Где, где он... В Москве! Иди на хрен, хохлятина!
  ...Через два часа расшевелились "укропы". Замельтешила в селе их техника и, стволами в поле, вылезли из-за хат рыжие БТРы и БМП. Мы привыкли к пустоте их мышления и, к особой "свидомой упоротости", а потому не удивились сейчас. В руках Орды трофейная рация, откуда несутся только угрозы да грозы:
  - Выходите с поднятыми руками! Иначе будем расстреливать!.. - орут сумасшедшие.
  - Мы руки подняли. Приходите, берите, - сидит на бревне, курит Орда.
  - Украли у нас человека! Верните обратно заложника! - бесятся там.
  - Я думал, что пленный. По законам войны, - знает за правду старый "афганец".
  - Вы - террористы! С вами нельзя по закону!.. - повторяют зомбированные. - Мы раскатаем вас танками! Мы пришлем на вас "Камаз" пехоты!..
  - Еще тридцать пленных, - считает им вслух Орда.
  - Мы вас в Донецке повесим! - Старая заезженная страшилка.
  - А мы вас в Киеве, - верит в то, что обещает Орда...
  И всё на истерике, и не понять, для кого они дают этот концерт. Полчаса говорят, а ничего не сказали.
  - Прозевали бойца. Будьте мужиками - признайтесь. - Надоело болтать и выключает рацию командир.
  - Шайка ворюг... - успевает долететь из-за поля.
  На бревне, нога на ногу, засыпает гранатометчик:
  - Пришлют на нас "Камаз" пехоты... На один раз мне этот "Камаз", - плечом подпирает он щеку.
  ...Переругивается с "укропами" на шахте Орда, а мы сидим у края степи, на дамбе "совка" у синей остывшей воды, у старых окопов "стрелковцев", где - режь ноги, хирург! - не протолкнуться от мин. И хороша осень на Украине, и хорошо сидеть здесь, в ворохах дубовой листвы, у желтых уснувших окопов, у вечно текущей воды. И уже не хочется ни с кем воевать...
  Такое счастье, как Новороссия, бывает только однажды.
  
  ВОЛЫНСКИЙ РОМАНС
  
  Серго сидит в кабинете Севера, уже без веревок и без наручников. Высокий и белобрысый, в свитере вместо кителя, с манерами колхозника - весь деревенский, будто вчера сняли с сохи. У него красное обветренное лицо, и красные же глаза - толи от недосыпа, толи от перепоя.
  - Ты, вспоминай, Сережа, вспоминай лучше. Мы завтра туда пойдем, и гляди, если соврал - на шашлык пустим, - крутит в зубах сигарету Орда.
  - Та, я все, шо знал, рассказал. А остальное не бачу, - осторожно и аккуратно, пока разрешают, курит "укроп".
  Серго за пару часов разболтал всю свою жизнь. С мокрых пеленок до пьянок в батальоне "Волынь". История - унылая, как век мудреца:
  - ...А до Майдана этого работал сантехником. Работал я на шабаш в основном... Потом батальон у нас сделали - тербат охраны "Волынь", всех звать туда стали. Мы с женой еще посоветовались - зарплата все же стабильная, ну, я пошел добровольцем. Семью прокормить. Дети у меня малые... Ради них жить хочется. Я и, в плен меня брали, не думал о сопротивлении...
  Сюда не рвался, хотите верьте, хотите нет. Но и сбежать тоже не мог... Мы летом, когда узнали, что в АТО едем - весь батальон забунтовал. Гробы-то и до Волыни уже докатились. Кому хотелось от "сепаров" вот также ногами вперед?.. Но нас обманули. На бунт этот приехали полковники с генералами, вызывали нас всех, обещали, рассказывали, мол, ни в какое АТО не поедем, а на учения в другой город. Они, мол, свое честное офицерское слово держат...
  Да, обманули, конечно. Привезли не в тот город, а сразу в АТО, но пока еще не на передовую. Немного промурыжили там, и все-таки на передовую собрали нас. У нас сразу бунт: "Давай, домой!" Опять эти наприехали - полковники, генералы. Опять у них, слово офицера... Мол, едите не в первую линию обороны, а в третью. В первой самые боевые части стоят, кто вас туда отправит, сами понимать должны...
  Да, обманули конечно. Собрали за день, ночью везли и ночью же привезли. В третью линию, мол. А мы утром поглядь вокруг - а вот и "сепары" через поле... Всё, приехали - передовая. А у нас за спиной "нацики" и "правосеки". А у нас в батальоне воевать не хочет никто. Знали бы, что обманут, все бы по домам разбежались еще на Волыни.
  ...Техника в батальоне? Да, все - барахло. Воевать не с чем. Сами, небось, видели - БТРы советские да Уралы. И на эти запчастей нет. Все только волонтеры привозят, они же и чинят. Свитер на мне - волонтерский, бронежилет ваши сняли - волонтерский, продукты нормальные в батальоне - тоже от волонтеров, прицелы и ночники - волонтерские, белье нательное - волонтерское. От минобороны в нем только вши заводятся. Перловка с червями да с гнилыми сухарями - вот все подарки от них.
  ...Украина? Да мы слово такое не вспоминаем. Пускай она сама по себе, а нам бы обратно в Волынь. Обманули, что здесь месяц будем. Уже три месяца не меняют. И тут не взбунтуешься - мигом "правосеки" приедут. Комбата они нашего тут убили - машину расстреляли его. Он вроде хотел свою разведку в батальоне сделать, зачем-то поехал к ним. Там и убили. Даже не оправдывались, не извинялись. Хозяева жизни такие. Разведки у нас в батальоне так и нет... Мы после этого по ним часто бьем. Ночью из минометов. Швырнем пяток-другой мин, поди, разбери, кто стреляет. За побитых от тех обстрелов не знаю, но злые они на нас до чёрта. Понимают, что кто-то из своих по ним долбит. Да, какие они нам свои...
  ...Кто на переговоры с вами ходил? Да, обманули вас офицера наши. Комбата уже тогда в живых не было, а сами они испугались. Шо замполит, шо ротные. Контрактник один ходил, замковзвод, парень смелый. Погоны майорские одели ему, да пошел. Он же не за офицеров ходил, это ж мы его попросили... А, шо, сидеть ждать, пока в атаку пошлют на убой? Как они там в Киеве любят. Так мы лучше в плену, да живыми... Домой воротимся... Мы после той встречи в поле, когда он до вас сходил, долго сидели, думали. Водку пили и думали: идти нам в плен или нет? И в атаку страшно, и в плен тоже страшно. Про вас тоже всякого наслухаешься. Живым, мол, никто не уходит. Так и решили, пересидим может. Может и не будет ни плена, и ни атак. Может и поменять успеют еще.
  ...Здесь уже начал в себя приходить. Российский канал первый раз посмотрел. У нас дома по телевизору только одно и колдуют: "Российские войска обстреливают мирную Украину". А тут сидишь, и сам все видишь и слышишь. С той стороны ни звука, а с нашей "нацики" артиллерию так заводят, что уши закладывает, когда над головами летит. Тут на передовой, в сравнении с Волынью, все местами меняется...
  - Боятся боевиков у вас? - гляжу я на пленного.
  - Сильно боятся, - не врет здесь Серго. - Страшно с вами стоять.
  - Сколь платят? - уже перешел на бытовое и Север.
  - Три тысячи гривен на месяц. Это ничего совсем. Что домой, а остальное на водку. Мне эти три тысячи зачем? Я дома хоть и меньше имел, зато не на войне, - говорит, и все время по сторонам головою "укроп". Всё ждет, как станут резать на части. - А вам сколько? - выпрямляет он шею.
  - Ты, Сережа, все равно не поверишь, - впервые за разговор заулыбался Орда.
  Закончен допрос, взята вся информация, и теперь по ночам переваривать это разведке. Что завтра пойдет через поле экзаменовать батальон "Волынь".
  И вот мы сидим молча, пленный напротив. На столе его паспорт, иконки, крестик, записная книжка - маленькая, как всегда у солдата, флешка - на ней фотографии. Приоткрыто окно, горят у всех сигареты, и каждый далек отсюда, думая о своем. Нет, нам не снятся здесь по ночам Новосибирск, Красноярск и Донецк. Мы оттолкнулись от этого берега, и он растаял вдали... Теперь лишь ему одному - пленному, будет снится Волынь.
  - Что думаешь? Говори, - встаю я из-за стола.
  - Домой хочется. Жену хочется повидать. Хочется увидеть, как дети вырастут, - тихо, по-человечески просто, признается Серго.
  "А я просто не хочу, чтоб мои дети видели это", - вдруг понял я главную причину, отправившую сюда.
  - Зови своих, - тушит Север в пепельнице огонь. - Ведем на подвал.
  Орда набирает на сотовом кого-то из россиян.
  Потому что другой приём ждет Серго за порогом у Севера.
  Вот Север и двое с оружием из разведки ведут пленного, с пакетом на голове, через всю казарму. А на лестнице и по коридору стоят местные ополченцы - вчерашние граждане Украины. Стоят и, поднеси спичку - разлетятся от ярости.
  - Шо, тварь укропская, долго землю топтать?
  - Куда повели? Тут его кончим!
  - Дай, рыло подправлю!
  - Слышь, мразь?!. Всё равно добьем.
  - Пришел, сука, куда не звали...
  - На пару минут-то хоть дайте!
  Кто-то успевает, пока остановка в дверях, дернуть "укропа" к себе за пакет. У того закидывается на спину голова. Но, ничего, отбил командир. Серго тянут дальше за рукава оба разведчика, и видно, как у него дрожат на весу ладони.
  Откуда такая ненависть? Из какого корня проросло это зло?
  - А, ты, проживи с ними четверть века. Сколько жизни в тебя останется. Они нам ничего не оставили, кроме ненависти, - уже вечером дал мне Японец ответ.
  Мы с ним стоим на крыльце уже в темноте, и пролетают над нами созвездия. И в каждом чья-то звезда. Но ты давно знаешь, Японец, что нет на небе твоей. А я знаю, что нет и моей. Потому, что... Потому, что нам всегда стоять в темноте на посту, ничего не имея от жизни. Потому, что для нищих не загораются в небе кометы...
  - Мне нужно еще раз к нему, - оборачиваюсь я на казарму. Потому что я знаю: недоговорил там, на приеме у Севера, пленный "укроп". И это можно услышать лишь мне.
  В подвале, за хвостатыми минами, комната с батареями, где на большой деревянной лавке сидит с сигаретой Серго. Не связанный, без наручников, рядом на табурете иконки, снова на шее, крестик, на полу кружка с водой. В коридоре пост - интеллигент Стоматолог. Нога на ногу, автомат на колене, из дверей общается с пленным:
  - Вот, я бы тебя убил-то в бою. Но у тебя сейчас нет оружия, а у меня есть. И тебя здесь пальцем за все время никто не тронул. Потому что мы не равны. Нянчи дома детей. Пока я здесь, тебя не тронут. - И улыбается былыми зубами в черной бороде. - Но через час я меняюсь. Извини.
  Стоматолог здесь лишь десять лет, и он, азербайджанец, не прочувствовал четверть века, прожитого с "украинцами". Через час приходит другой - дончанин Белый, у кого в копилке та самая "четверть века". Прошел аэропорт, прошел Саур-Могилу, Иловайск и другие кошмары. Где-то в республике семья. Ходит по коридору, не может спокойно сесть. Ходит и молчит. Наконец, встает в проеме дверей: злой, с красной шеей, где дергается кадык.
  - Никогда не был здесь?
  - Никогда, - не движется на лавке Серго.
  - А сейчас, на чёрта, приполз, гад? - зная, что не будет ответа, смотрит на него Белый. - Зачем, ты, сюда? Ты, меня на своей Волыни видал?.. Пришли, людей убиваете. Детей убиваете! Как вы, гады, города наши бомбите! И всё врете, погань, по поганым своим телевизорам, что мы тут сами себя бомбим!.. Знаешь, о чем я сейчас жалею? - Становится вдруг он спокойным. И оттого страшным. - Что убить тебя сейчас не могу.
  Этот сидит, как каменный - колени врозь, воткнув в пол глаза. Как повесть настрочена - "Вий": поднимешь - убьют.
  - Шо, вы с ним медлите? Вывели на двор, да шлепнули сразу. Желающих - пол казармы, - отворачивается от меня Белый.
  Ушел и больше не возвращается Белый. Сидит в конце коридора, справляется с нервами. А у этого кипит голова: пока баба с печи летит - семь дум передумает.
  - На родине вдруг посадят теперь...
  - За что?
  - Не знаю. За предательство может быть.
  - А семье за это, что будет?
  - Не знаю... Не знаю... - трет он ладонью лицо.
  - Ты, почему не стрелял, там на шахте?
  - Не знаю, теперь уже не знаю... Думал, какая-то особая разведка...
  - Просмотрел?
  - Да, просмотрел. Я не помню. Я письмо жене не дописал...
  - Номер помнишь ее?
  - Да.
  - Диктуй мне. И никому про это. Детям по сколько?
  - Одному четыре года, другому четыре месяца.
  - Пацаны?
  - Да, оба мальчика.
  - Куда пойдешь после войны, если выживешь?
  - В армию не пойду.
  - Страшно, тебе, Серго?
  - Да, страшно.
  - Детей хочешь увидеть, как вырастут?
  - Да, хочу.
  - Серго, мы все здесь за детей. Понимаешь меня, Серго?
  - Да, тебя понимаю.
  - И нам не платят по три тысячи гривен в месяц. Мы здесь бесплатно, Серго. Кто месяц и два, а кто по полгода бесплатно. Потому что за детей. Веришь мне?
  - Да, я верю.
  - Мы в плен тебя взяли, я тоже там был.
  - Я не запомнил. Никого не запомнил.
  - Я знаю, поэтому говорю. Тебя обменяют. Не убьют. Запомни.
  - Спасибо.
  - Прощай, Серго.
  - Спасибо...
  В отряде "сухой закон", но Север отпустил литр спирта - поить за фортуну орлов.
  - Дикой, разливай, - ходит Орда, меж двух столов, в кабинете разведки.
  - У меня рука дрогнет, вы мне рожу набьете, - всегда "на дурочке", - легче жить, - руки в боки Дикой.
  - Чего собрались-то, - опоздал кто-то с поста.
  - Какой-то "укроп" свободу свою потерял, - смеются за кружкой.
  Но вот, тоска - литр спирта на полтора десятка бойцов. И - дело к ночи, расходится на своих двоих, не качнувшись, разведка. Носы красные, а лица синие; порохом жженые, морозами луженные...
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------
  
  В конце декабря я уезжал с Донбасса домой. Уже на границе достал телефон, набрал номер Евы - жены Серго.
  - Где он сейчас у тебя?
  - Не знаю. Мне сообщили, в полон забрали его.
  - Да, в плену. В Донецке. Я видел его месяц назад. Я в плен его брал. Он жив у тебя. Его должны обменять. Жди, что обменяют.
  - Я жду. Мы все тут переживаем... Когда обменяют?
  - Я не знаю. Не знаю, правда.
  - Он здоров хоть?
  - Да, был в порядке. Я обещал ему, позвоню тебе, расскажу. Всё, я позвонил. Жди его. Его обменяют. И сюда не звони. На этот номер уже не звони. Прощай, Ева.
  - Прощайте.
  За нашей границей я разломил пополам, и выбросил сим-карту украинского "Лайфа".
  Потому, что уезжал из Донецка уже навсегда. Потому, что такое счастье, как Новороссия, бывает только однажды. Вернулся в Россию - и потерял его навсегда.
  
  -----------------------------------------------------------------------------
  
  В феврале следующего года, Серго обменяли на наших военнопленных. Он так ничего и не принес нам, этот "язык". Не потому что что-то скрывал, а потому что ему действительно нечего было дать. Чем стал в его судьбе батальон "Волынь"? Недолгим романсом, где одна только водка, перловка с червями да с гнилыми сухарями, да вши, что заводило их Минобороны в волонтерами добытом белье...
  И горько и больно для солдата закончился этот роман.
  
  
  " - ...Куда пойдешь после войны, если выживешь?
  - В армию не пойду.
  - Страшно, тебе, Серго?
  - Да, страшно.
  - Детей хочешь увидеть, как вырастут?
  - Да, хочу..."
  

Оценка: 7.38*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015