Okopka.ru Окопная проза
Черников Максим Валентинович
Пропавший боец

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.05*33  Ваша оценка:

  Пропавший боец.
   Кто есть для солдата командир? Правильно! Царь, бог и воинский начальник! Эта истина всю историю сопровождала Русскую армию. Этим мы сильны и непобедимы!
   Но любому командиру, хоть командиру отделения, хоть полка и выше необходимо ещё заработать эти высокие титулы. Если сумеешь совместить на первый взгляд несовместимое (я про заботу и повышенную требовательность) - будет из тебя и царь и бог и воинский начальник. Чуть перегнёшь хоть с одним из несовместимых понятий - пиши пропало. Возможно станешь только воинским начальником, которого после увольнения или перевода даже на КПП части не пускают, хотя за день до этого одна половина личного состава падала в обморок при встрече шефа, а вторая половина была в преддверии этого состояния.
   На войне ошибки командиров в вопросах заботы и повышенной требовательности как правило оплачиваются кровью подчинённого личного состава. Поэтому в вопросах сохранения жизни и здоровья своих бойцов я был очень жестким, считая этот аспект деятельности главной составляющей в слове "забота". Именно поэтому вид, стоящего на карачках перед строем моего войска рядового Тумова Михаила Сергеевича - двадцатилетнего гиганта двух метрового роста и по совместительству водителю БТР-70 ни меня, ни офицеров ни солдат не смущал. Все вокруг понимали - вершится правосудие! И так будет с каждым, кто ослушается местного царя, бога и воинского начальника, то есть в данном случаи меня.
   Ну ладно, начнём с начала. В этот погожий чеченский осенний денёк, я как обычно вёл боевые действия на территории Северного Кавказа. Думаете уважаемый читатель, что сказано не скромно? Посмотрите в мой послужной список. Увидите, что я делал в этот период. Так что не вру! И даже наоборот скромничаю. Надо было написать "отчаянно" вёл. И это соответствовало бы действительности, так как уже три часа я пытался "отчаянно" разобраться в обстоятельствах обнаружения комка зелёной растительной массы, щедро источающего вкус конопли завёрнутого в газету "Сельскую жизнь". По сути хозяин уже был установлен, не хватало только информации "откуда эта гадость взялась" и "есть ли ещё"?
   Хозяином был водитель-электрик рядовой Миша Тумов. Установить его причастность к чтению "Сельской жизни" особого труда не составило. Отраву я нашёл в десантном отсеке БТРа-70 - значит она его! Защитники прав человека, Гаагский трибунал в полном составе, уважаемый Стразбурский суд а также любые здравомыслящие представители человечества справедливо возопили бы о нарушении прав и отсутствии прямых доказательств вины гражданина Тумова М.С. Да мало ли кто мог оставить в десантном отсеке это зелье? Господа, спокойно! Без разрешения Миши Тумова к его БТРу - даже местные тушканчики боялись подходить. Я знал, что родившийся в тени колхозного трактора, будущий отличник боевой подготовки, награжденный медалью "Суворова" и несгибаемый веделец боевых действий - Миша Тумов просто лелеет своего восьмиколёсного друга, не позволяя другим бойцам залезать на него (и уж тем более в него), в грязной одежде и обуви. Не однократно разборки с Тумовым заканчивались выкидыванием особо непонятливых из люков бронетранспортёра. Конечно же все правила установленные Тумовым действовали только в военных "мирных" условиях. Поэтому "план" был его.
   Не приученный вообще, да к тому же складно врать, через некоторое время Тумов во всём признался. Дополнительная проверка показала - не врёт. Траву приобрели у местных ещё в Дагестане. Создали клуб "курильщиков выходного дня" и потихонечку полегонёчку расколбашивались, никому впрочем не мешая. Правильное пацанское воспитание не позволило Мише сдать подельников. Я, впрочем на это и не надеялся. Миша всё брал на себя и наказать просил только его. Оставлять без внимания этот инцидент я посчитал не правильным. Первое - это авторитет командира. Все знали, что я узнал и ждут, как власть отреагирует. Второе - остались не установленные члены "клуба", соответственно не отреагировать, значит поощрить на новые поиски ощущений. А вот теперь вопрос, дорогой читатель! Как можно наказать солдата в условиях боевых действий?
   Итак! Самое страшное для воина проходящего службу по призыву, несомненно лишение очередного увольнения в город. Блин! В какой город?! Тут есть один неподалёку - Грозный его фамилия. Вопрос! Сколько здравомыслящий человек готов отдать денег, за получение вот этого самого взыскания? Поэтому данная мера дисциплинарного воздействия отпадает. Лишить воинского звания на одну ступень ниже занимаемой должности, так он и так рядовой. И разжаловать в гражданского не получится, хотя здесь все спят и видят когда это случится. Остаётся только "объявить выговор". Вот от этого он точно взвоет и будет умолять о пощаде ползая на коленях и целуя землю. Ну, и что прикажете делать? Настучать негодяю по лицу? Так я даже если надумаю нагло попрать все положения УК, решусь на это, всё равно с моим метр семьдесят до его лица доберусь только при помощи стремянки, а её родимой в обозримом пространстве и не было.
   Решение что делать пришло само собой. Ибо я понимал, что полумерами здесь не обойтись. Следующий абзац, впечатлительных и слабонервных прошу не читать.
   По моему приказу любопытная публика была построена. Командир взвода доложил, что все свободные от несения службы собраны и с нетерпением ожидают победы или конфуза существующего строя. Типа, в любом случаи повеселимся. Я вывел запуганного трибуналом, госнаркоконтролем, КГБ СССР и председателем родного колхоза - готового на любую казнь, двухметрового кандидата в сборную страны по баскетболу. Миша стоял перед лицом своих подельников напряженный и заметно погрустневший. Вкратце напомнив подчинённым свою основную задачу - вернуть всех присутствующих мамкам живыми и здоровыми, я сообщил, что не позволю никому мешать мне в этом. А Миша пытался это сделать, употребляя запрещённое зелье. Что нас и так здесь преследует масса опасных сюрпризов в виде пуль, мин и прочих атрибутов боевой обстановки. Поэтому сейчас рядовой Тумов перед лицом своих товарищей вместо принятия Военной присяги или произнесения клятвы пионера-героя без лишнего патриотического пафоса просто съест содержимое газеты "Сельская жизнь"!...
   ...Да, ладно, ладно! Спокойнее! Проконсультировался я перед этим с нашим эскулапом. Ответ звучал так: -"Трава она и есть трава. Подумаешь немного сена съест. Зато впредь никому повадно не будет!"...
  ...Тумов как в последний раз оглядел братьев по оружию. По фильмам я помнил, что после такого взгляда следовало что то вроде "Мы умрём! Но вместо нас придут другие!" Вот чтобы другим как раз повадно не было и подносил к своему рту-экскаватору комок травы рядовой Миша Тумов. Через минуту дегустации эффект был достигнут. Тумов стоял на четвереньках и яростно отплёвывался от непережёванной массы. В это время весь мой коллектив задумчиво и тревожно следил за происходящим. Дабы закрепить победу, я отдал распоряжение взводному несостоявшегося наркодиллера оборудовать окоп для стрельбы стоя перед его бронированным любимцем. Это был тонкий психологический момент. Дело в том, что Миша Тумов по роду исполняемых обязанностей окапывал только сам БТР. И вместе со стрелком - наводчиком считал ниже собственного достоинства копать окопы общего пользования. Мой же приказ это неписанное правило, а заодно и авторитет нарушителя воинских дисциплин здорово подрывал.
   После небольшой паузы связанной с получением шанцевого инструмента Тумов и взводный отправились к тому месту, где я не так давно нашёл наркоту. Я же смотря в след перспективному борцу с твёрдыми земельными породами и его надзирателю, не без удовольствия подумал, что сегодня поле боя воспитания личного состава осталось за законно назначенной властью.
   В принципе всё. И можно ставить точку. Однако история получила неожиданное продолжение.
   Спустя пять часов после вышеописанных событий, я размышляя на всякие разные мирные темы готовился ко сну. Закончилась вечерняя поверка. Взводные доложили, что охранение проверено и Тумов закончил с окопом. Старшина сообщил, что поедание травы имело колоссальный эффект и количество желающих "дунуть" резко устремилось к нулю, а сам Тумов делясь впечатлениями о съеденном и выкопанном только ускоряет этот процесс. Короче тишь и благолепие. Расставаясь со старшиной попросил его внести новый окоп в боевой расчёт и не смотря на отбой довести расположение свежевыкопанного фортификационного сооружения до личного состава.
   Старшина, поправив на плече автомат, убыл в непроглядную тьму, со словами "будь спок командир, все сделаем". Я уже готовился отойти ко сну, когда неожиданно и довольно близко прозвучала длинная автоматная очередь. Я только приподнялся на локтях, пытаясь на ощупь отыскать ботинки, как до меня донёсся гулкий взрыв, потом ещё один. Поняв, что сработало управляемое минное поле, уже в ботинках и в бронежилете выскочил на воздух. К этому времени в сторону села, стоящего от нас в двух километрах уже улетело как минимум полцинка патронов. Постепенно в дело начали вступать подствольные гранатомёты. Громко лаял короткими очередями крупнокалиберный пулемёт с моего БТРа. Одним словом, всё что могло стрелять - стреляло. На законный вопрос читателя, что же произошло, поясняю, со стороны села начал работать мелкий пакостник в виде мирного чеченского снайпера. По старой дружеской традиции, бойцы, находящиеся в охранении ответили из всех стволов, не забыв подорвать пару мин МОН-100, из состава управляемого минного поля. Через минуту к бойцам охранения присоединились и другие члены нашего сплочённого мужского коллектива. Примерно через десять минут, окончив обмен официальными любезностями, обе стороны успокоились. В итоге в нашу сторону прилетело два одиночных выстрела и пара очередей, не причинивших никакого вреда, в сторону противника улетело пара вагонов, впрочем, с таким же успехом. Бандиты сняли видео про нападение на расположение федералов, для отчётности. Мы им в этом помогли. Наш полк приобрёл ещё один эпизод с огневым контактом. Они нам в этом помогли. Пожелав, таким образом, друг другу спокойной ночи противоборствующие стороны разошлись. Начальник штаба полка в отместку боевикам с непреклонной решимостью сделал запись в книге ведения боевых действий об отражении нападения минимум батальона боевиков и о минимум десяти убитых с их стороны. Естественно, что банда рассеяна. Ну а трупы боевиков как обычно ими же и унесены в неизвестном направлении, вместе с оружием, снаряжением, стреляными гильзами, следами волочения и крови. Командир полка, выслушав доклад начальника штаба, сказал, кого представить к наградам и внеочередным званиям. Так же его святейшество приказало записать убитыми пятьдесят боевиков при этом, пояснив начальнику штаба "не фиг их жалеть, бей гадов".
   В это время подразделения принимавшие участие в огневом контакте проверяли наличие личного состава и разряженность оружия. Как правило, именно после напряжения боя случались трагедии, из-за забытых патронов в патронниках. Один из взводных доложил, что в его подразделении всё тип топ, за исключением того, что не проверено оружие рядового Кубракова, так как отсутствует сам Кубраков.
   Рядовой Кубраков, Саня. Сан Саныч. Опытный, закалённый боец, прошедший со мной всю Дагестанскую компанию, с самого Ботлиха. Участник многих боевых дел и мероприятий. Награждённый медалью "Жукова". Высшее юридическое образование. Отличный специалист во всех областях науки и техники моей батареи. Самостоятельно освоил работу на всех средствах связи, починил заклинивший бензоагрегат, воспитал пулемёт КПВТ, когда тот вздумал закусывать стреляные гильзы. Имеет непонятную способность постоянно быть опрятным. Грязь к нему как будто не прилипала. Даже проехав на броне многие километры, умудрялся выглядеть как розовый поросёнок после бани. В душу запал тем, что получив письмо от девушки, которую изнасиловали не отправился мочить из штатного оружия обозначенного насильника, а побродив по окрестностям расположения батареи, пришёл ко мне и всё рассказал. Тогда парня поддержали. Вместе написали девушке письмо, где кроме слов поддержки настоятельно просили обратится в милицию. После этого через "большую землю" связались с местным отделением и попросили оказать содействие. Парень, видя такую заботу, успокоился. Правда, через месяц пришло ещё одно письмо. В нём благоверная признавалась, что ушла к другому, а случай с изнасилованием неизвестно для чего придумала с подругами. Так что гуд бай мой мальчик. Но внимание к себе пацан оценил. И с тройной энергией исполнял свои и любые другие обязанности.
   И вот теперь я стою и не верю своим ушам. Кубраков не мог просто так взять и пропасть! Приказал немедленно возобновить поиски. Но не через десять, ни через двадцать минут его не нашли. К слову сказать, искали "на ощупь". Сами понимаете зажженный фонарик - подарок для снайпера. Ведь точно не известно, как далеко утащили боевики своих пятьдесят раненых и убитых. Может забыли что и подумывают вернуться, а заодно снять второй дубль.
   Пришлось докладывать командиру полка. Тот логично предположил, что никаких боевиков не было, а это сам Кубраков на что то обидевшись, уйдя из расположения нас обстрелял. Мои доводы, что это отличный боец, его видели перед обстрелом и уходить за месяц до дембеля ему ну никак не резон, поддержки не встретили. Фюрер вызвал нашего контрразведчика и поставил задачу вычислить вражескую агентурную сеть в нашем полку. Руководитель которой под покровом ночи скрылся.
   Я особо не обращал внимание на этот бред. Уже привык. Мои мысли были заняты одним. Неужели я открыл этот страшный счёт. Счёт убитых и пропавших без вести. И кем открыл! Сан Санычем. Хотелось выть. С трудом удерживая себя в руках распорядился привлечь к поискам весь личный состав. Обыскать всё. Использовать все имеющиеся ночные прицелы. Найти хотя бы тело...
   ...Через двадцать минут поисков ко мне подбежал старшина моей батареи. Выпалил только одно "нашли возле БТРа". Я не дослушав его доклада сорвался к "семидесятке". За те полминуты пока нёсся к БТРу как лось через бурелом, в голове пульсировала мысль "убит, наверняка убит". Был бы ранен, дал бы о себе знать. Не голосом, так хотя бы выстрелом вверх.
  Жаль парня!
   Подбежав к БТРу я разглядел группу бойцов во главе с командиром взвода, которые как то странно вели себя возле остывающего тела павшего товарища. Вместо сурового мужского молчания, снятых головных уборов и пламенных клятвенных речей имел место приглушённый гогот, подначки и какое-то шуршание. Растолкав непонятно скорбящих, я чуть не свалился в двух метровую яму, на дне которой, потеряв всякую способность выбраться, стоял с надеждой глядя вверх живой и невредимый Сан Саныч Кубраков. Над ним стояли боевые друзья и при помощи шуток и подначек советовали что делать дальше.
   Всё объяснялось очень просто. Миша Тумов, ни разу не копавший окопов, естественно опыта в этом не хитром деле не имел. Поэтому движимый чувством вины старался на совесть. Окоп получился на славу. Тумову самому помогали выбраться от туда. Когда началась стрельба, опытный боец Кубраков, видевший днём, как копают новый окоп ничего лучше не нашёл, как занять позицию в нём. Подбежав к нему, устроил автомат на бруствере и прыгнул в неизвестность. Очнувшись от долгого падения взглянул вверх и понял, что упал в открытый канализационный люк. Где то наверху одиноко и издевательски светили звёзды. Автомат остался там же, где то наверху. Вся штука была в том, что рядового Кубракова сначала не хотели брать в армию из-за его великого роста один метр пятьдесят сантиметров и то в папахе и в прыжке. Отец уговорил военкома, который решительно ничего не мог понять. С Сан Санычем всегда были проблемы. Точнее не с ним, а с его вещевым обеспечением. Сами понимаете на войне найти форму на подростка, особенно обувь практически не возможно. Вот и прыгал к звёздам рядовой Кубраков, так как его вопли о помощи добросовестно глушились высокими стенками добротно отрытой нефтяной скважины.
   После небольшого военного совета решено было извлечь бедолагу, тем же способом каким он туда и попал. На дно окопа с криком "поберегись", заставившего Кубракова вжаться в стенку, был сброшен Миша Тумов. Через секунду, подлетев над землёй не ниже чем на три метра, с пронзительным поросячьим визгом, из окопа был катапультирован рядовой Кубраков. Ещё через десять секунд извлекли Тумова. Всё, спасательная операция была закончена. Правда наше радостное веселье было прервано появившемся как обычно неоткуда котрразведчиком. Он резко оборвав веселье приобнял Кубракова сказав при этом: - Ну что голубь. Пойдём, расскажешь про агентурную сеть.
   Я не волновался за судьбу Сан Саныча. Знал, что скоро отпустят. Нас с этим маниакально преследуемым фюрером, контрразведка через день водила за признаниями. Правда всё зря. Я то знал, что Кубраков не сдаст агентурную сеть нашего полка. Главное боец нашёлся!
  20 декабря 2013г.

Оценка: 9.05*33  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015