Okopka.ru Окопная проза
Бориневич Татьяна, Бочаров Дмитрий
Шурочка на земном шаре

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
 Ваша оценка:


   Татьяна Бориневич (Эклога)
   Дмитрий С. Бочаров
  
   Шурочка на земном шаре
  
  
   А. А. Скрицкой
   (девочке, написавшей в блокадном Ленинграде стих про батон)
  
  
  
   Действующие лица:
   Шурочка - обаятельная женщина вне возраста. От 40 до 80 лет. Периодически меняет наряды, причёски, настроения. И времена.
   Михаил - муж Шурочки. Умер пятидесятилетним от военных ран лет через тридцать после войны. Но в пьесе появляется постоянно.
   Леонид - импозантный мужчина 80 лет. Бабник в прошлом, впрочем, всё ещё не потерявший навыков покорения женских сердец. Талантливый конструктор и изобретатель, чьи мозги не устарели от времени. Востребованный во всех своих ипостасях.
   Лёша - не алкоголик... просто трудный период в жизни. 60 лет, но выглядит старше. Крупный, грузный. При виде его вспоминается определение - "славянский шкаф". Впрочем... шкаф скрипит и разваливается. Когда Лёша оказывается рядом с Шурочкой, возникает опасение - как бы он её не раздавил по неосторожности.
   Девочка - примерно 12 лет. В пьесе иногда - Шурочка, иногда - дочка, иногда - внучка. Иногда - просто ангел.
  
  
   Действие пьесы происходит в разные времена, но на одной и той же сцене.
  
  
  
   Пролог
  
   Метроном. Луч света выхватывает на сцене Девочку в шубке и ситцевом платьице. Она замотана серым пуховым платком. Греется, втиснувшись в узкую щель между буржуйкой и стеной - держа руки над печкой.
  
   Девочка
   Я видела сон:
Приснился мне батон,
А рядом с ним бидон -
Он полон вкусных щей,
В нём много овощей.
И много в нём плодов,
И много огурцов!
Я скушала батон.
Но это только сон...
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Первое действие
  
   Первая сцена
  
   Наше время. Шурочка греет руки над электрической плитой.
  
   Шурочка
   Девочки! Ну, идите ко мне! Мне холодно. Правда, холодно... Никого. Снова разговариваю с пустотой. Одиночество постепенно становится моим главным собеседником. Никто не выслушает тебя так же внимательно, как пустота. Она никогда не перебьёт, никогда не засмеётся в неподходящий момент. Она - молчит. А молчание, как известно, знак согласия. Разве нет? А девочкам - действительно... не до меня. Все ушли на личный фронт.
  
   Появляется Михаил. На нём одежда времён семидесятых годов.
  
   Михаил
   Все ушли ковать наличность. Мерзкое же время тебе досталась, Шурка!
   Шурочка
   Миш, ты?! Постой... но... ты же умер... сорок лет назад...
   Михаил
   Это не принципиально. У нас есть дочь. Анна. И она - не с тобой. Я не могу оставить тебя одну.
   Шурочка
   Опомнился... А где ж ты раньше был все эти годы? И, к тому же, я не одна. У нашей Анечки есть Танечка. Очаровательное существо. Жаль, что вы не знакомы.
   Михаил (вздыхает)
   Танечка - это уже после меня.
   Шурочка
   Это - твоя внучка! Душа всё равно должна болеть.
   Михаил
   Душа болит, даже если её об этом никто не просит. Удивительно... тела уже давно нет. Одна душа. А осколки всё гложут... Веришь?
   Шурочка
   Верю, Миш. Меня тоже гложет. Сколько лет без тебя, а словно бы вчера... Миш, а меня теперь в школы приглашают. Рассказывать о войне. Дети так внимательно слушают! Потом - конфеты дарят, цветы... чаем угощают.
   Михаил
   О войне? Ты же ещё ребёнком была.
   Шурочка
   Не ребёнком, а подростком. Знаешь, Миш, меня ведь теперь к ветеранам приравняли! Как блокадницу. У меня даже медали есть...
   Михаил
   Это они правильно сделали. Одобряю. И что ты детям рассказываешь? Как в блокаду буржуйку обнимала?
   Шурочка
   И это тоже. А вообще... книжки читаю, интернет штудирую. В общем, в историю погружаюсь. Так интересно оказалось! Последний раз про войну двенадцатого года рассказывала. Дети, как на чудо, смотрели. Им-то ведь всё равно - что двенадцатый год, что сорок первый. Главное, что живой ветеран пришёл.
   Михаил
   Подожди-подожди... Война какого года? Две тысячи двенадцатого?
   Шурочка
   Тысяча ВОСЕМЬСОТ двенадцатого! Вот. (заливисто смеётся)
  
   Затемнение. Шурочка опять одна - греет руки над плитой. Появляется Девочка.
  
   Девочка
   Бусь, ну ты звала, что ли? Опять руки поджариваешь? Не надоело ещё?
   Шурочка
   Да вот... блокадные привычки... Я стояла, грела руки и сочиняла стихи...
   Девочка
   Достала ты всех уже со своей блокадой! И со своими стихами тоже. Пиши лучше реп - тебе за это бабки платить будут.
   Шурочка
   Что писать?
   Девочка
   Пиши про хреново - оно больше котируется. Во прикол - бабка будет работать за бабки! (заливисто хохочет, но, заметив реакцию бабушки - останавливается) Бусь, ты не обижайся. Но, правда - сколько можно про блокаду?
   Шурочка
   Да, Танечка, извини... А знаешь что, внученька, не устроить ли нам с тобой праздник? Вот сейчас как пойдём, да как купим торт...
   Девочка
   Торт? Хочешь, чтобы я была жирная, как свинья?!
   Шурочка
   Ах ты, моя мормышка!
   Девочка
   Опять?!
   Шурочка
   Мормышка - она же приманка. Значит, ты у меня манкая. Красивая.
   Девочка
   Походу, совсем, что ли? Всё. Я гулять!
   Шурочка (вдогонку)
   Шапку надень!
   Девочка
   Чтобы быть, как чучело?
  
   Девочка убегает.
  
   Шурочка
   Чтобы быть здоровой... И что за мода у молодёжи зимой без шапки ходить? Хотя, разве теперь - мода? Смех один. Ни эстетики, ни элегантности. А что за шляпка у меня была из каракульчи!...
   Михаил (снова появляясь)
   Которую, между прочим, я тебе подарил. Какая же ты была...
   Шурочка
   Ну, какая?
   Михаил
   Юная и прекрасная. И тоже, кстати, всё норовила без шляпки уйти.
   Шурочка
   Я?!
   Михаил
   Ты-ты. Распустишь, бывало, свою гриву - ну чисто русалка!
   Шурочка
   Ага. Русалка. В пальто, перешитом из твоей шинели. Миш, я... очень старая стала?
   Михаил
   Да ты что?
   Шурочка
   Врёшь. Никогда не умел врать.
   Михаил
   Да ты у меня самая лучшая! (приобнимает Шурочку и начинает вальсировать с ней)
  
   Гаснет свет. Когда зажигается снова, Шурочка вальсирует одна. Входит Девочка.
  
   Девочка
   Вау! Совсем у бабки крыша потекла.
   Шурочка (засмущавшись)
   Руки над плитой не согрелись... потанцевать решила.
   Девочка
   Ну-ну... (неожиданно начинает ластиться) Бусь, ты у меня такая красивая. Дай денежек. Я видела, к тебе вчера почтальон приходил. Мы в кино с девчонками.
   Шурочка (берёт сумочку, достаёт оттуда кошелёк)
   На, внученька, возьми. (протягивает сотню)
   Девочка
   И всё?! Да на это только попкорн купить можно.
   Шурочка
   А сколько тебе надо?
   Девочка
   Пятихан давай.
   Шурочка
   Сколько-сколько?
   Девочка
   Пятьсот.
  
   Девочка залезает в кошелёк оторопевшей Шурочки, достаёт нужную купюру.
  
   Девочка
   Чмоки-чмоки! Буська, ай лав ю! (уходит)
   Шурочка
   Миш, она ушла. Миш, ну где же ты? Ты видел её? Правда, смешная? А на тебя-то как похожа. Молчишь? Снова бросил меня?
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Вторая сцена
  
   Шурочка по телефону беседует с подругой.
  
   Шурочка
   ...Ну, я и говорю Анечке: "Твоё право на личную жизнь - безусловно. Но забывать, при этом, собственную дочку - всё-таки свинство с твоей стороны. Достаточно уже того, что ты родила девочку без отца". И что, ты думаешь, она мне ответила? Бросила трубку. Ты представляешь, Верунь, бросила трубку! А что я такого сказала? Мать должна быть дома... хотя бы время от времени. Потому, что материнская любовь - вне обсуждений! Ну, скажи, разве я не права? Нет, я, конечно, понимаю - хороший мужик на дороге не валяется. Нашла себе, наконец, мужика, и слава Богу! Сколько можно в поиске находиться? Но Танюшка-то в чём виновата? А ведь такая хорошая и смешная девчонка растёт... И так на мать похожа. (слышен звук открывающейся двери) Ой, извини, Верочка - кажется, Танюшка вернулась. Созвонимся завтра. Ладно? До свидания.
  
   Вбегает Девочка.
  
   Девочка (вся в слезах)
   Он вообще меня не любит! Совсем-совсем!!!! Неужели я такая страшная?
   Шурочка
   Что ты, деточка, ты самая лучшая! А глазки-то у тебя синие-синие. А волосики золотые-золотые. Ты у нас - принцесса.
   Девочка
   Ага! А он говорит, что я похожа на лягушку!
   Шурочка
   А если он тебе так говорит, то пусть он тебя поцелует. Как в сказке. Принцессы, когда их долго не целуют, становятся лягушками.
   Девочка (рыдает)
   Он такой краси-и-ивый! А я - уродина! Уродина! Меня никто никогда не поцелует! Никто. Никогда...
   Шурочка (утешая, гладит внучку по голове)
   Что ты, глупышня... У тебя будет ещё много-много мужчин.
   Михаил (который, появившись незадолго до этого, внимательно прислушивается к разговору)
   Ты что несёшь, идиотка? Каких таких много мужчин? Кого ты хочешь сделать из нашей внучки?
   Девочка
   Много-много? Как у мамы?
   Михаил
   Ну вот. Доутешалась, Макаренко...
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Третья сцена
  
   Шурочка сидит за столиком в кафе. Задумчиво пьёт чай из большой общепитовской чашки. На блюдечке, возле чашки - пирожное картошка.
  
   Шурочка (про себя)
   Чай отдаёт веником. Словно бы я пришла в баню. А в детстве - чай из веника чудом казался. Лишь бы горячим был. (незаметно для себя, вслух) И картошка почему-то уже не такая аппетитная. Хотя...
   Лёша (незаметно подваливший в процессе монолога Шурочки)
   Картошка должна быть только что из костра. Помните, сударыня, какие у нас детстве были пионерские костры? Достанешь, бывало, из костра картошечку - а она горячая! Руки обжигает! Зубами уголь кусаешь, губищи все чёрные-чёрные, а в глубине, под углём - рай! Пирожное картошка - это смешно. Это, извините за выражение, сударыня, пародия какая-то!
   Шурочка
   А Вы, собственно... кто?
   Лёша (отдавая пионерский салют)
   Разрешите представиться, сударыня, звеньевой третьего звена Лёша Коробочкин. Мы с Вами вместе в "Орлёнке" не были случайно в тысяча девятьсот шестьдесят третьем? В год смерти дорогого товарища Кеннеди?
   Шурочка
   В лагерях бывать не приходилось.
   Лёша (в голос раскатисто хохоча)
   Острите, сударыня? А как Вас звать-то?
   Шурочка
   Александрой.
   Лёша
   А Вы кто по званию будете?
   Шурочка
   Званию?!
   Лёша
   Ну да. В пионерской иерархии.
   Шурочка
   По званию я бабушка. И уже давно.
   Лёша
   Вы изумительная женщина, Шурочка! Я уже целых пятнадцать минут любуюсь Вами. И целых шесть минут, как влюблён по уши!
   Шурочка
   Так вот сразу? Знаете что, пионер Лёша, Вы, конечно, можете любить меня. Но исключительно сыновьей любовью.
   Лёша
   Хочешь сказать - братской?
   Шурочка
   Ну, скорее... сестринской.
   Лёша
   Да ладно тебе! Фигня. Может, выпьешь со мной? Если не брезгуешь.
   Шурочка
   Да ты и без меня уже принял. Пионер Лёша, я прошу и даже приказываю тебе - притормози!
   Лёша (снова с пионерским салютом)
   Всегда готов!
  
   Появляется Михаил. Лёша застывает в салюте - время для него останавливается.
  
   Михаил
   Шурка, а ты у меня всё такая же красивая. Я даже где-то ревную.
   Шурочка (хохочет)
   Миш, да он же ещё ребёнок совсем!
   Михаил
   Хорош ребёнок. Старше меня лет на десять. А признайся, Шурк, приятно, что пацан за тобой, как за своей ровесницей, ухаживает? И правильно. Пусть ухаживает. Меня же нет. Я - давно уже пустое место.
   Шурочка
   Да это он для меня пустое место... по сравнению с тобой! Хотя и симпатичный, конечно. Жаль только, что пьёт...
   Михаил
   Да кто ж не пьёт? Помнишь, как я у тебя пил?
   Шурочка
   Ты фронт прошёл. Тебе можно было. (задумчиво) А действительно... смешно. Мальчишка - за мной ухаживает. Ты - младше его. Перевернулись время с пространством. А я тебя до сих пор люблю. И ни на кого не променяю. Никогда.
   Михаил
   Да нет. Я не об том. Ты свою жизнь устраивай, как сможешь. Меня ж всё равно нет уже.
   Шурочка
   Да есть ты! Есть!
  
   Михаил медленно уходит в ничто.
  
   Шурочка (вдогонку)
   Есть!!!
   Лёша (снова оживая)
   Есть хочешь? Могу я тебя угостить?
   Шурочка
   Да я уже сыта. Спасибо!
   Лёша
   Ты-то стройная. Тебе можно мало есть. А я вот поем ещё, пожалуй. Большой машине нужно много бензина.
   Шурочка
   Прошу заметить, не я это первая сказала. Но... ты - действительно очень большая машина. Двигатель-то справляется?
   Лёша
   Двигатель, при виде тебя, ревёт диким зверем. Я, словно мальчишка, который ради одноклассницы готов совершать глупости и переворачивать мир! Я даже, кажется, хочу писать стихи. Вот только не знаю ещё - умею это делать или нет? Смейся-смейся! Я и сам понимаю, что смешон, а как быть - не знаю! Ты права, я - очень большая машина. Но... эта большая машина сошла с ума.
   Шурочка
   И что я должна с этим делать?
   Лёша
   Взять руль в свои руки. Жё тЄэм.
   Шурочка
   Как?
   Лёша
   Я тебя люблю. По-французски.
   Шурочка
   А почему не по-русски?
   Лёша
   Стесняюся...
   Шурочка
   Это трогательно. Спасибо!
   Лёша
   А телефон свой дашь?
   Шурочка
   Дам. Отчего же не дать? Вот только я его наизусть не помню. Мобильник. Сама себе не звоню как-то...
   Лёша
   Ты позвони мне... чтобы номер определился. Я тебя в книжку занесу. Ладно? Можно, я тебя до дому провожу?
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Четвёртая сцена
  
   Шурочка в парадной одежде, с немногочисленными медалями на груди, проводит урок Мужества в школе.
  
   Шурочка
   ...И когда враг уже был уверен в близкой победе, на его пути встали наши славные доблестные защитники Ленинграда! Они грудью заслонили родной город от безжалостного агрессора. Они предпочли голод и смерть позорному плену и порабощению.
  
   Появляется Девочка из пролога. Внимательно прислушивается к рассказу Шурочки.
  
   Шурочка (не замечая Девочки, продолжает)
   Вселяющая надежду, Дорога Жизни связывала замерзающий город с могучей страной. Весь мир с напряжённым вниманием следил за исходом великого выживания.
   Девочка (перебивает)
   Зачем ты им всё это рассказываешь? Это же было совсем не так. Помнишь, как мама сварила две плитки столярного клея и давала нам по маленькому кусочку, а брат бегал за ней и плакал: "Почему ты не даёшь мне еды? Это же - СТУДЕНЬ!" А как мы сидели на кухоньке, прижавшись друг к другу, и слушали Ленинградскую симфонию? Не ту, что Шостакович потом написал, а нашу - повседневную. Ведь мы узнавали по голосам всех её персонажей, как близких знакомых. Помнишь? Вот - советский истребитель полетел. Защитник. А вот - немецкий бомбардировщик ворочается в небе, как грозный жук. А вот свист рассекаемого воздуха - полетела бомба. Ближе... ближе... БАХ!!! Разрыв где-то неподалёку. И снова напряжённое вслушивание... А помнишь историю с пургеном?
   Шурочка (Девочке)
   Ты хочешь, чтобы я им рассказала ЭТУ историю? (продолжая урок Мужества) Жители блокадного Ленинграда, преодолевая все трудности, помогали фронту. Всем, чем могли. Продолжали работать заводы, великий Шостакович писал свою знаменитую Ленинградскую симфонию... (Девочке) Ну что ты смотришь на меня с укоризной? Да не могу я им рассказывать об этом пургене. Ведь они же ещё дети!
   Девочка
   Но ведь и ты была ребёнком тогда! Помнишь нашу аптечку? Такая смешная, как у доктора Айболита. Мы её потом сожгли в буржуйке, чтобы немножко согреться. Но сначала лизнули каждую из таблеточек. Вдруг что-то съедобное? И действительно. Нам попалась аскорбинка. Кисленькая, как крыжовник до войны. А потом нашлось что-то сладенькое. Мы сварили из этих сладеньких таблеток компотик. Вкусный-вкусный! И несколько дней у нас был праздник. А потом мы всё-таки прочли название таблеток. Это оказался... пурген!
   Шурочка
   А действия его мы даже не заметили, на фоне непрерывной дистрофической диареи... Но детям я рассказывать об этом всё-таки не буду, с твоего позволения.
   Девочка
   Ну, хоть о чём-нибудь другом расскажи! Про обои, которые отдирали от стен и размачивали - потому, что когда-то их клеили на клейстер из картофельного крахмала. Про довесочек... Помнишь? Ты помнишь... (очень тепло) довесочек?! Когда подходила очередь за хлебом, тот, кто оказывался перед продавщицей, с неким подобием заискивающей улыбки просил: "С довесочком, пожалуйста..." А продавщица, если не была стервой, вместо ста двадцати пяти грамм, завешивала сто двадцать три. И два грамма добавляла в виде довесочка. Если семья была большая, получалось больше десяти грамм. И этот довесочек честно съедался по пути к дому. По крошечке.
   Шурочка (как бы не обращая внимания, с пафосной официальностью)
   Люди, шатаясь от голода, по команде "Воздушная тревога" забирались на крыши, чтобы тушить зажигалки. Знаменитый метроном, вошедший в историю блокады, транслировался во время налётов. Быстрый ритм означал воздушную тревогу, медленный ритм - отбой. (неожиданно задумчиво) Мне порой кажется, что он до сих пор живёт в моём сердце. Точно так же - быстрый, когда тревожно. Неспешный, когда всё нормально. И я слушаю его... слушаю... когда же он остановится...
   Девочка
   Не пугай детей!
   Шурочка
   А ещё были одеяла. Их зачем-то выносили на улицу, если кто-то умирал в доме. Может быть, чтобы очистить? Я много таких одеял увидела из своего окна. Однажды я увидела, как, из дома напротив, вынесла одеяло моя подружка Верочка. Так я узнала, что не стало её брата близнеца Валеры. Мальчики, почему-то, вообще плохо выживали. В моём доме к концу войны не осталось ни одного мальчика - кроме тех, кого успели вывезти. (задумчиво Девочке) Меня постоянно мучает одна мысль. Куда во время войны девались бесполезные уже ангелы-хранители? Те миллионы ангелов, чьи подопечные умерли - в голоде блокады, под пулями на передовой, в газовых камерах Освенцима. В обычной жизни, как мне представляется, ангелы умерших переходят к вновь родившимся. Но ведь люди не могут рождаться так же быстро и часто, как убивают на войне? Что сталось с их хранителями? Мне так и видятся скорбные тучи осиротевших ангелов, неприкаянно носящихся по небу. Или же они бесследно исчезают, за ненадобностью?
   Девочка
   Ты слишком любопытная. Есть вещи, которые тебе о нас знать просто, извини, не положено. (надевает крылья, уходит со цены)
   Шурочка (школьникам)
   А с Верочкой мы до сих пор дружим! Она теперь живёт в Вене, и мы постоянно созваниваемся. А ещё... однажды, забившись в щель между стеной и буржуйкой, чтобы согреться - я написала стих про батон. Сейчас, ребята, я вам его прочту...
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Пятая сцена
  
   Шурочка снова разговаривает по телефону со своей подругой.
  
   Шурочка
   ...Ой, и не говори, Верунь! Столько уже попыток у меня было попасть к тебе в Вену! Нет. Не в медицинском смысле. (хохочет) И сейчас снова не смогу. Внучка требует внимания. Аньке, как всегда, некогда. Да ещё и Лёша вдруг откуда-то нарисовался! Вер, да ведь он моложе меня на целых двадцать лет! Мальчишка. Но пьёт, как взрослый. (хохочет) Что? Похож на гусара? Да что ты! Если он и похож на кого-то, так это - на славянский шкаф. Помнишь, как вы хотели сжечь свой большой-пребольшой шкаф, и вдруг обнаружили, что у него, вместо двух задних ножек - банки тушёнки! Ещё с довоенных времён. Какой же у вас тогда был праздник! Ты даже дала мне немножко лизнуть той тушёнки. (заливисто хохочет) Нет, Верочка, Лёшины ножки я лизать не буду. Он, конечно большой и скрипучий шкаф, но разваливающийся... и очень робкий. Даже в любви признаётся только по-французски. Хотя, когда-то был звеньевым. (снова хохочет) А иногда - вдруг таким наглым становится! Представляешь, никак не хочет поверить, что мне уже столько лет. Я ему и паспорт показывала - а он упёрся, как баран. Ровесница я ему, и хоть ты тресни! А паспорт, оказывается - подделка! Нет, ну как ты это себе представляешь? Мне уж в пору правнуков нянчить. Если бы я Анечку так поздно не родила, если бы Анечка так поздно не родила Танюшку... (звонок в дверь) Ой, кажется, Лёша пришёл. Пока, Верочка. Пока. (бежит открывать дверь)
  
   Возвращается с внучкой.
  
   Девочка
   Буська, а твой колобок ещё не прикатился? Как здорово! Значит, ещё еда осталась.
   Шурочка
   Танечка, ну зачем ты так говоришь? Дядя Лёша сидит на диете. Он не ест после шести.
   Девочка
   Поэтому он к тебе днём и приходит - торопится, пока его диета не началась! Бусь, ты не думай, я вообще-то врубаюсь. Он прикольный. Но только он давно уже никакой не дядя, а старенький-старенький дедушка.
   Шурочка
   Танюш, я же тебе объясняла - дядя Лёша моложе меня на целых двадцать лет.
   Девочка
   Ага, только вы с ним - как Дед Мороз со Снегурочкой. И нос у него всегда красный. А ты пирожки для него пекла? Или для меня немножко тоже?
   Шурочка
   Солнышко, ну, конечно же, ты у меня самая любимая. Ну как тебя можно с кем-то сравнивать? Конечно же, пирожки для тебя. Но с одним условием - ты наденешь на улицу мою любимую красную шапочку. Ту, что я для тебя связала. Чтобы менингита не было. Наденешь?
   Девочка
   Может, ещё и корзинку дашь? Чтобы от волка откупиться.
  
   Раздаётся звонок в дверь.
  
   Девочка
   А вот и волк!!
  
   Шурочка идёт открывать - возвращается вместе с Лёшей.
  
   Девочказдевательски)
   Здравствуй, дядя-колобок! У тебя румяный бок?
  
   Лёша смущённо гладит девочку по голове и ласково треплет за щёку.
  
   Девочка
   Ты хочешь, чтобы у меня щека стала, как у тебя нос? А ты знаешь, твоих любимых мясных пирожков сегодня нету!
   Шурочка
   Не смущай дядю Лёшу.
   Лёша
   Деточка моя золотая, пирожки - они ведь все хорошие. Плохих пирожков не бывает. Особенно когда их готовят ручки твоей бабушки.
   Девочка
   А бабушка, между прочим, иногда пирожки покупает в магазине уже готовые.
   Лёша
   Значит, она умеет их правильно выбирать. У тебя не бабушка, а Эйнштейн.
   Девочка
   Кто?
   Лёша
   Это был такой дедушка с длинным языком. Он его всем показывал. И все понимали, что это - относительно.
   Девочка
   Ну, ничего не поняла! Всё, буся, давай мне корзинку, шапочку - и я пошла.
   Лёша
   Ну что же ты, золотце? Посиди с нами.
   Девочка (ехидно)
   Нет, дедушка, не хочу мешать вашему с бабушкой счастью!
   Шурочка
   Голодная на улицу? Ну, уж нет! Вот ты сперва покушай, а потом и станешь о нашем счастье заботиться. (уводит внучку на кухню)
   Лёша (оставшись один)
   Волнуюсь, как пионер. Надо же... (растерянно оглядывается, явно не зная, куда себя деть. Внезапно, увидев непорядок - явно обрадовано) Ой, Шурка, а что ж у тебя дверка в шкафчике так перекособачилась? Ишь, болтается... Шуруп, наверное, вывинтился? (внимательно смотрит) Ну, так и есть. Вот же он - на полу! (поднимает шуруп и начинает починку дверцы, мурлыча себе под нос) Ах, ты моя слепенькая курочка... Шурочка-курочка... Шурочка, у тебя отвёртка есть? Ау! Не слышит... Ну, ничего. У старого пионера всегда с собой есть волшебный ножик с отвёрткой. (достаёт из кармана перочинный ножик) А всё равно... волнительно. Сердце какое-то вздрюченное. До чего девушка у меня красивая... Ну вот - и всё сделано. Осталось только самое важное... (очень громко) Шурочка, можно тебя?! (застывает в торжественной позе)
   Шурочка (выходя из кухни)
   А?
   Лёша
   Я тебе шкаф починил. Принимай работу хозяйка!
   Шурочка
   Ах, ты мой умелец! (подходит к Лёше, гладит его по голове)
   Лёша (осмелев)
   Я тут... вот... это... (роется в карманах, наконец, находит нужное) В общем... это тебе.
  
   Протягивает что-то маленькое, завёрнутое в клочок газеты. С атласным розовым бантиком.
  
   Шурочка
   Что это, Лёш?
   Лёша (с грохотом, грузно падая на одно колено)
   Это - я предлагаю тебе руку и сердце!! Смотри, какое колечко купил. Правда, красивое?
   Шурочка (разворачивая подарок)
   Ой, Лёшенька, даже не знаю, что тебе сказать...
   Лёша (всё так же стоя на колене)
   Хочу быть с тобой обручённым!
   Шурочка
   Лёш, я всё-таки должна подумать. Так всё неожиданно... Да ты с пола-то вставай - что брюки зря пачкать?
   Лёша
   Я не могу. Артрит.
   Шурочка (пытаясь поднять Лёшу)
   Ах ты, мой рыцарь...
  
   Затемнение. Луч света выхватывает Михаила.
  
   Михаил
   Вот так оно всегда и бывает. В самое неподходящее время. Помнишь, Шурочка, как я у тебя умер?
  
   Луч гаснет. Метроном.
  
  
   Шестая сцена
  
   Семидесятые годы. Зима. Девочка идёт с Михаилом. Шурочка стоит в глубине сцены, внимательно слушая и наблюдая. Всё происходящее - как бы её воспоминания.
  
   Девочка
   Пап, а пап, а ты мне купишь сапоги-чулки?
   Михаил
   Я тебе уже их купил.
   Девочка
   Да ты что, пап?! Взаправду? А какие они? А где ты их спрятал? А какого они цвета?
   Михаил
   Ну, конечно же, белые. Как у снегурочки. Ведь ты такие хотела?
   Девочка
   Вот здорово! Девчонки обзавидуются! А вдруг мама мне будет завидовать?
   Михаил
   Не будет. Я ей я купил байдарку - "ЭрЗет". Синюю-синюю.
   Девочка
   Как синий-синий иней? А мои сапожки точно белые-белые? Как пломбир?
   Михаил
   Лучше. И гораздо теплее, чем пломбир.
   Девочка
   А ты мне купишь "Планету"? В большом бумажном стаканчике. Его специально к двадцать пятому съезду партии выпустили. За 48 копеек. Пап, это такое мороженое! С шоколадной земной осью! С орешками арахиса! Вкуснее ничего-ничего на свете нет! Правда-правда! Купишь?
   Михаил
   Планета в стаканчике? Это по-нашему. По-русски. У нас всё через стаканчик... Ну, пойдём искать твою планету... Не простудишься?
   Девочка
   Я? Простужусь? Ты что? Да я всю зиму мороженое ем!а пути следования появляется остановленная на зиму карусель) Ой, смотри... каруселька. Моя каруселька!
   Михаил
   Ну, точно. Надо же, она самая... Помнишь, Анют, как тебя с неё невозможно стащить было?
   Девочка (вдруг примерив на себя роль ушедшего детства)
   Знаешь, пап! А давай мы с тобой сейчас снова прокатимся на карусельных лошадках? Пока никто не видит.
   Михаил (очень иронично)
   А не великовата ли ты, Анна Михайловна, для детской карусельки? Невеста уже. Нет? Ну, садись!
   Девочка
   Я не хочу на этой. Я хочу на той лошадке! Видишь, вон там - моя!
   Михаил
   Да они одинаковые. Как ты их различаешь?
   Девочка
   Как же ты не понимаешь? Да вот же - моя любимая. Почеши ей гриву. У неё самые-самые лучшие глаза. И длинные ресницы. Пап, а давай мы с тобой покормим её чем-нибудь. Давай мы ей дадим... лимонада?
   Михаил
   Знаешь что, Анна Михайловна, а мы её лучше водочкой угостим.
   Девочка (расхохотавшись)
   Водочкой? Лошадку? Ей не вредно?
   Михаил (достаёт из карману чекушку, наливает водку в бумажный стаканчик и поит лошадку из него)
   Ничего. Пусть согреется. Думаешь, легко вот так вот, под снегом стоять? Какая-то она у тебя облезлая, доченька...
   Девочка
   Просто она так по мне скучает. Я уже столько лет к ней не приходила. Ой, смотри - мама идёт!
  
   Принимая участие в собственных воспоминаниях, к Михаилу с Анечкой из глубины сцены выходит Шурочка. Ей, по действию, чуть больше сорока.
  
   Шурочка
   Всё в детство играете?
   Михаил
   Успеет повзрослеть.
   Шурочка
   Ну и что вы тут творите?
   Девочка
   Мы лошадку согреваем.
   Шурочка
   Совсем мужик спятил. Про то, что водку на двоих с собакой пьют - слышала. Но чтобы с карусельной лошадкой...
   Михаил
   Это не просто лошадка. Это самая настоящая лошадка из детства. Залезай, доченька!
  
   Михаил подсаживает Девочку на лошадку и вдруг хватается за сердце.
  
   Шурочка
   Что с тобой?!
   Михаил (медленно оседая)
   Осколочек около сердца. Достал-таки...
   Девочка (отчаянно)
   Папочка!!!!!!!
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Седьмая сцена
  
   Снова наше время. Квартира.
  
   Шурочка
   Они все ушли... Ещё немного... и я останусь совсем одна. А ведь там... (подчёркивая) ТАМ - так много хороших людей! Я обязательно увижусь с ними. Я так хочу увидеться с ними. И мама с папой ждут меня... Я так хочу к маме! Почему я застряла тут? Зачем я так долго живу? Разве люди столько живут? Пустыня... Все, кто когда-то бодро стартовал вместе со мной - давно сошли с дистанции. Или, как я, ковыляют к финишу... с трудом. А финиш всё отдаляется и отдаляется... и, кажется, он никогда уже не наступит! И это - форменное издевательство! (звонок телефона) Да, внученька. Что?! Через двадцать минут? А что так долго? Я давно уже всё приготовила. Как ты любишь. Только всё остыло уже... (задумчиво кладёт трубку на место) ...Новые попутчики проносятся мимо. И говорят на каком-то непонятном языке. Я их уже почти не понимаю совсем! (просветлённо) Мама часто приходит ко мне во сне. Она говорит, что моя жизнь ещё не дописана. А у меня ничего не получается... И это неправильно. Хотя... (с горькой усмешкой) какая это жизнь? Так... недоразумение. Может... я всё выдумала? И всё - сон? А жизни вовсе не было никакой? Как здорово! Не было ничего... а, значит, и потерь... тоже не было?! Не было блокады. Не было Верочкиного братика, зашитого в простыни - потому, что гробик не из чего было сделать... всё дерево спалили в буржуйках. И я никогда не была вдовой?! Как же здорово! Всё - только сон. Господи, ну почему ты послал мне такой нескончаемый страшный сон?!
  
   Снова звонок телефона. Шурочка берёт трубку.
  
   Шурочка
   Да, внученька... Ой, Верочка, извини. Я думала, это Танюшка. Жду её, а она всё не идёт. Загулялась совсем. Да что ты говоришь? Посылочка? Ну, ты особо-то не хлопочи... И кто ко мне приедет? Лёня? А меня, представляешь, Лёша штурмом берёт! Обложил красными пионерскими флажками со всех сторон, как волчицу. И ждёт, когда же я белый флаг выкину? Угораздило же вляпаться на старости лет! Но ничего - врагу не сдаётся наш гордый... хотя... и на дно не тянет как-то пока... В общем, жизнь кипит. А у тебя как? Ты как всегда, Веруш, говоришь загадками. Ну... хоть намекни, что ли? Нет, Верка, ты не баба - кремень! Молчишь, как партизан на допросе... Ну в посылке-то хоть что? Нет. Когда увижу - будет уже поздно. Я успею умереть от любопытства. И эта мучительная смерть будет на твоей совести! Что ты смеёшься? Я... (раздаётся звонок в дверь) Ой, кажется внучка пришла наконец... Всё. Побежала. Пока...
  
   Шурочка бежит к входной двери, забыв положить трубку на место. Впускает Девочку.
  
   Девочка (моментально оценив ситуацию)
   Бусь, а у меня такое ощущение, что ты от меня что-то скрываешь.
   Шурочка
   Скрываю?
   Девочка (кивая в сторону телефона)
   Разговариваешь неизвестно с кем...
   Шурочка
   Да это Верушка. Из Вены. (кладёт трубку на место)
   Девочка
   А... поняла. И что нового твоя Верка сказала? Еда готова?
   Шурочка
   Не Верка, а бабушка Вера. Я тебе пирожков испекла. И бульон сварила. Только... он остыл уже.
   Девочка
   Была бы Вера бабушкой - могла бы нас к себе в Вену пригласить. А пирожки снова с капустой? Достала уже - каждый день сплошная капуста. Я тебе не заяц.
   Шурочка
   От капусты грудь растёт. А Верочка, кстати, нам с тобой только что посылку послала.
   Девочка
   Представляю, что она туда напихала... Опять, небось, глупости всякие.
   Шурочка
   Что ты такое говоришь, внученька?
   Девочка
   Вот если бы она прислала нам венский вальс... От него такие перспективы! Ну... я хотела сказать - приглашение на бал. И шмотки пусть тоже пришлёт. Хотя... нет - ну их, на фиг! Веркин секонд хенд китайского производства - тыква изначально!
   Шурочка
   А почему ты так хочешь в Вену? У нас такая хорошая страна.
   Девочка
   Ну-у-у... Опять завела патриотическую шарманку. Давай лучше свои пирожки.
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Восьмая сцена
  
   Шурочка сидит с пультом в руке перед только что выключенным телевизором.
  
   Шурочка
   Боже мой, сколько трупов я увидела за один день! Я сначала их считала, а потом сбилась. Поневоле добром вспомнишь бразильские сериалы. вонок в дверь) Ой, уже пришёл. (глядится в зеркало и, поправляя причёску, вспоминает) Как же его звать? Забыла. Лев? Нет... не Лев. Леонид? Точно - Леонид! (идёт открывать дверь)
  
   Возвращается с Леонидом.
  
   Леонид
   Извините, Александра, я немного раньше договорённого времени.
   Шурочка
   Проходите, Лёнечка. Я рада Вас видеть. Мы сейчас с Вами будем пить чай.
   Леонид
   Кстати, о чае! Вам от Верочки, прямо из Вены, конфеты "Моцарт". Изумительные конфеты!
   Шурочка
   Замечательно! Вот с них мы с Вами и начнём. Как там Верочка? Помню, мы все так волновались за неё, когда она уезжала в эмиграцию.
   Леонид
   Верочка в Вене? Прекрасно! Вы же знаете, как в Европе живут пенсионеры! И дочка хорошо устроилась - играет на скрипочке в Венском филармоническом оркестре. Верочка передаёт Вам привет и поцелуи. И... (с видом фокусника доставая бутылку) и вино "Венская кровь" с портретом Иоганна Штрауса прямо на этикеточке! Говорят, великий композитор, когда писал свой знаменитый вальс, пил это самое вино! Вы позволите называть Вас Шурочкой?
   Шурочка
   Ну, конечно же. Вы - друг Верочки, а, следовательно, и мой друг! Давайте-ка чаёвничать, есть "Моцарта" и пить "Венскую кровь"!
   Леонид (прихохатывая, галантно)
   Шурочка, а вот Вам вино пить ещё рано! Вы так молоды... Вам точно уже есть восемнадцать?
   Шурочка
   И не один раз. Вы очень красиво ухаживаете. Думаю, у Вас огромный опыт в этом направлении.
   Леонид
   Я вообще очень опытный молодой человек.
   Шурочка (кокетливо)
   Странно, мне всегда нравились ровесники, но... Вы, юноша, мне тоже нравитесь! Вы умеете открывать бутылки?
   Леонид
   Я много чего умею.
   Шурочка
   Да? И что же именно? Я ведь почти ничего о Вас не знаю.
   Леонид (начинает перечислять, одновременно занимаясь открыванием бутылки)
   Я умею писать неплохие стихи. Слегка музицирую. В свободное от отдыха время, работаю консультантом в КБ.
   Шурочка
   Консультантом? Да Вы просто Воланд какой-то!
   Леонид
   Почти угадали. У меня есть множество патентов на изобретения. И главное моё открытие - это Вы!
  
   Затемнение. Появляется Михаил. Леонид застывает - реальное время остановилось.
  
   Михаил
   И зачем тебе нужен этот старый хрен?
   Шурочка
   Он такой же старый, как и я.
   Михаил
   Он тебя нагло клеит!
   Шурочка
   Но с ним, зато, весело. Тебе нравится смотреть, как я плачу? И потом... как меня можно клеить? Я же давно уже старуха!
   Михаил
   Мне нравится, когда ты счастлива. Но, боюсь, это не тот случай.
   Шурочка
   Не тот?
  
   Затемнение. Михаил исчезает. Сцена с Леонидом продолжается с того места, где остановилась.
  
   Леонид
   И главное моё открытие - это Вы!
   Шурочка
   Открытие? В 80 лет? Боюсь, я уже больше смахиваю на закрытие.
   Леонид (неожиданно серьёзно)
   А ведь я не шучу. Вы действительно необыкновенная. Хотите, я Вам свои стихи почитаю?
   Шурочка
   Стихи? Это один из Ваших безотказных способов покорения женских сердец?
  
   Леонид молча разливает вино по бокалам.
  
   Леонид
   Давайте за знакомство.
   Шурочка
   Давайте. Знаете, с каждым годом ровесников всё меньше и меньше. А тут вдруг Вы - таким подарком.
   Леонид
   Стихи - это моё осознание мира. Знаете, я ведь и писать-то их начал только в шестьдесят. Представляете? Никогда не писал, а тут вдруг - как прорвало.
   Шурочка
   Прорвало? Ну... тогда читайте.
   Леонид (неожиданно немного робко)
   Жизнь вместилась в пару строчек -
   Не воротишься назад.
   Оттого ль, что день закончен,
   Помутнение в глазах?
   Если вечер - дело к ночи...
   Грузно к финишу бегу.
   Смерти хочется не очень,
   А иначе - не могу.
   Шурочка
   Боже! Зачем же так страшно?
   Леонид (продолжая)
   По прямой - всего короче.
   Ты запутайся, тропа!
   ...Вслед с издёвкою хохочет
   Непонятная судьба.
  
   Леонид, закончив чтение, сидит понурившись. То ли задумчиво, то ли грустно. Шурочка подходит к нему, нежно гладит по волосам.
  
   Шурочка
   Бедный Вы мой бедный...
  
   Леонид неожиданно обнимает её и впивается в губы страстным поцелуем. Затемнение. Метроном.
  
   Конец первого действия
  
  
   Второе действие
  
   Девятая сцена
  
   Шурочка в купальном халате, с телефоном. Из-за кулис слышен шум воды в душе.
  
   Шурочка
   ...И Моцарта съела, и кровь выпила. (хохочет) Завтрак вампиров! Такого удовольствия со времён блокады не испытывала. Помнишь, молоко с молочных кухонь? Всю блокаду работали, и это было чудо - при полном-то голоде! Молоко, правда, имело какой-то химический вкус, но это уже ни имело никакого значения. В доме почему-то не было соски, и сестрёнку кормили с ложечки. Она молоко выпивала, а мы с братом бутылочки вылизывали. У брата был особо длинный язык - он умудрялся залезать им гораздо глубже, чем я. По сравнению с ним я была просто двоечницей в этой дисциплине. А однажды ты к нам в гости пришла на облизание бутылочек, и брат тебя к бутылочке приревновал. Вот смешно! А что с него было взять? Мужики - они все такие. (блаженно потягиваясь) Ох, какого же ты мне мужика прислала, Верунь! Что ты! Такой сексапил - просто мачо какой-то! Вот уж не думала, что меня ещё можно соблазнить, как какую-то... школьницу! Что?! (озадаченно) Бросила трубку. Я что-нибудь не то сказала? (снова набирает номер) Верунь, ты куда делась? Как... твой любовник? И твой... тоже?! (растерянно кладёт телефонную трубку) Вот это влипла, так влипла...
  
   Появляется Леонид в халате, с мокрыми волосами - явно только что из душа.
  
   Леонид
   Здравствуй, любимая! Как же я по тебе соскучился за эти несколько минут разлуки! (пытается обнять Шурочку)
   Шурочка (уворачиваясь)
   Ну что, говоришь, будто я самая красивая?
   Леонид (настойчиво продолжая домогаться)
   Прекраснейшая. Если бы ты не была Шурочкой, тебе надо было бы называться Еленой.
   Шурочка
   А я тут... с Верочкой разговариваю.
   Леонид
   И?
   Шурочка
   Знаешь, что она мне сказала?
  
   Пауза.
  
   Шурочка
   Молчишь? Значит знаешь. И как я должна всё это понимать?
   Леонид
   А что тут понимать? В конце концов, мы же взрослые люди! И, собственно, в чём проблема-то? Верочка - в Вене, ты - здесь.
   Шурочка
   Не видишь проблемы? Может... операцию на глаза сделаешь? Заменишь ледяной хрусталик на человеческий...
   Леонид (сперва смущённо, но постепенно увлекаясь)
   Нет. Не поможет операция. Просто... я такой. Ничего не могу с собой поделать - люблю всё прекрасное. Ты сама-то Верочку любишь? Любишь. Ну как я её могу не любить? И, вообще, я... стремлюсь объять необъятное! Словно голод какой-то всё время вперёд толкает. От лучшего - к изумительному. От изумительного - к восхитительному. Ты только представь себе, насколько это грандиозно - целый большой мир, как музей красоты!!
   Шурочка
   А мы с Верой, значит, экспонаты твоего музея? Вроде бы... рога на стене в доме у охотника. И много у тебя там таких рогов? Глупо. К чему спрашиваю? Ведь всё ясно - ты же у нас знатный рогоносец!
   Леонид
   Зачем так пошло?
   Шурочка
   Почему пошло? Рога можно отреставрировать, а вот душу - нет.
   Леонид (с иронией)
   Ну, надо же, насколько пафосно! (неожиданно серьёзно) Хочешь поговорить? Хорошо. Давай, поговорим. Ну, скажи прямо, тебе было плохо?
   Шурочка
   Нет. Мне было замечательно. Но это ровным счётом ничего не значит.
   Леонид
   Значит. Только это что-то и значит. Для чего мы живём? Для того чтобы соски набухали, словно весенние почки на деревьях. Чтобы ростки, проламывая асфальт, рвались в небо! Да посмотри ты вниз, Шурка! Видишь, каким малахитом расстилается ковёр травы под ногами - только для того, чтобы влюблённым было мягко лежать!
   Шурочка
   Какой малахит? Линолеум.
   Леонид
   Ты просто боишься увидеть, как всё цветёт вокруг! Почувствовать благоухание, возвышающее нас над скучной жизненной прозой!
   Шурочка
   Лёнь, это всё - просто красивые слова. А реальность такова, что ты банально запутался в бабах.
   Леонид
   Я не запутался. Это вы себе проблемы напридумывали. Ну, что ты смотришь на меня укоризненно? Ну да. Запутался. Но лучше так, чем в саване. Пока есть смысл в жизни - живёшь. Когда смысл кончается - доживаешь. Неужели тебе охота доживать?
  
   Затемнение. В круге света появляется Михаил. Леонид замирает.
  
   Михаил
   А ведь знаешь, он в чём-то прав.
   Шурочка
   И ты, Брут?
   Михаил
   Отсюда всё выглядит несколько иначе. Боже мой, какая же ты красивая! Я так хочу обнять твою талию. Погладить твои ножки... Глаза твои голубиные под кудрями твоими, волосы твои - как стадо коз, сходящих с горы Галаадской...
   Шурочка
   Вы что, мужики, сговорились все?
  
   Снова затемнение. Михаил исчезает. Действие возвращается к реальности.
  
   Шурочка
   Знаешь что, милый, одевайся ты, да иди искать смысл жизни... с кем-нибудь другим. Пока Танюшка нас тут с тобой не застукала.
   Леонид
   Я тебе позвоню.
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Десятая сцена
  
   Шурочка вся в горючих слезах. Внучка её утешает. Михаил отстоит от них на заметном расстоянии, с интересом наблюдая за происходящим.
  
   Шурочка
   Он не звонит! Он вообще меня не любит! Совсем-совсем!!!! Неужели я такая старая и страшная?
   Девочка
   Что ты, бусенька, ты - лучшая! А глазки-то у тебя синие-синие. А волосики серебряные-серебряные. Ты у нас - самая-самая!
   Шурочка (в истерике)
   Ага! А почему он не звонит?
   Девочка
   Обязательно позвонит. Вот увидишь! А ещё он тебя поцелует. Помнишь, ты мне говорила, что принцессы, когда их долго не целуют, становятся лягушками? Помнишь? Я тогда тебе не поверила, а оказалось, что ты была права. Он меня поцеловал, и я стала принцессой. Правда-правда!
   Шурочка (рыдает)
   Он такой красивый! А я - старая уродина! Уродина! Он меня больше никогда не поцелует. Мне столько лет. Зачем я его выгнала? Он мне этого никогда не простит!
   Девочка (с умудрённой взрослостью)
   Ну, буся, ты прямо у меня глупышня какая-то...
  
   Затемнение. Девочка замирает. Михаил в круге света.
  
   Михаил (иронично)
   Что-то мне эта сцена смутно напоминает... Шурк, ты бы себя, что ли, в руки взяла? А? Внучку пожалей - вылила на неё свои проблемы, как на взрослую. А ведь она ещё ребёнок совсем.
   Шурочка (смущённо)
   Миш, ну я же не знала, что ты всё это слышишь. (переходя в атаку) Кстати, Танечка не ребёнок, а подросток.
   Михаил
   Как будто это принципиально что-то меняет.
   Шурочка
   Я в её возрасте блокаду пережила.
   Михаил
   Это я помню. Но о безумной страсти я, на твоём месте, помолчал бы, всё-таки.
   Шурочка
   Ну, ты же знаешь, что я только тебя люблю.
   Михаил
   Да я тебе верю. Верю. И вообще, я тебе дал карт-бланш... или как это там называется?
   Шурочка (решительно подходит к Михаилу, обнимает его)
   Но я-то люблю только тебя!
   Михаил (вежливо снимая с себя её руки)
   А что ж ты, в таком случае, на девочку свою великую любовь вешаешь?
   Шурочка
   Да это, как бы... и не любовь. Ну, Миш, ну ты же меня понимаешь. И вообще, ты появляешься так внезапно, да ещё приписываешь мне неизвестно что...
   Михаил
   Ну, как всегда, я ещё и виноват оказался!
   Шурочка
   Как бы я хотела, чтобы ты был рядом. Лёня, Лёша - это всё не то. Эрзац. Я люблю только тебя. Ты всегда со мной! Всегда!
   Михаил
   Меня нет... нет... нет... нет... (исчезает в темноте)
   Шурочка (разводит руками)
   Опять его нет.
  
   Девочка, очнувшись, с удивлением не обнаруживает бабушку там, где она только что была.
  
   Девочка
   Буся, ты где?
   Шурочка
   Я здесь.
   Девочка
   Бусенька, ну успокойся, пожалуйста!
   Шурочка
   А я спокойна. Я абсолютно спокойна. Я - как танк.
   Девочка
   Правда, спокойна? Ой, я так рада! Бусенька, я, наверное, плохо сделаю, если у тебя ещё пятьсот рублей попрошу? Там такой фильм для девочек в 3D... Такой фильм!
   Шурочка
   Ну, попроси. Попробуй. А у тебя есть учебник по древнерусской истории?
   Девочка
   А зачем тебе?
   Шурочка
   Мне школьникам про Куликово поле рассказывать нужно.
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Одиннадцатая сцена
  
   Шурочка в гостях у Лёши. Сидят за столом. На столе накрыта простая еда - солёные огурцы в банке, картошечка. Графинчик с водочкой.
  
   Лёша
   Если так всё сложилось, полюби меня. Ты же понимаешь, что у тебя просто нет другого выхода?
   Шурочка
   Ты о чём? Разве это можно по заказу делать?
   Лёша
   А ты попробуй. Ведь учили нас Родину любить? И научили, кстати! Люблю её, как самоё себя! Больше, чем самоё себя! Последнюю рубашку за Родину отдам! Жизнь положу, если только попросит!
   Шурочка
   Ты что раздухарился? Я - не Родина. Жизни твоей не прошу. И последнюю рубашку - тоже, кстати. А вот закусить - очень советую. Звеньевой Лёша Коробочкин, ты ведь так даже мои огурцы и не попробовал. Зря, что ли, несла? Тяжёлые, между прочим - не сто грамм.
   Лёша
   Спасибо, что напомнила. (выпивает стопарик) Впрочем, я бы и сам не забыл.
   Шурочка
   Ты бы хоть паузу сделал.
   Лёша
   Зачем паузу? Пить - так пить. Закусить после ста грамм - это хорошо. Огурчик под водочку - святое дело. (выуживает из банки огурчик) Какой же он зелёненький! Какой же он пупырчатый! ткусывает, однако, при всей своей любви к Шурочке, не может скрыть разочарования)
   Шурочка
   Ну, как?
   Лёша (немного опасливо)
   Ты не обидишься, если я правду скажу?
   Шурочка
   Правду? О жизни или об огурцах?
   Лёша
   Про огурцы. Знаешь, моя дура их лучше делала.
   Шурочка
   И чем же это лучше-то?
   Лёша
   Ну, во-первых... они у тебя не хрустят. (вдруг застывает, запнувшись) Ой, что же это я говорю? Я же зубы забыл вставить! (срывается с места, убегает за кулисы. Через несколько мгновений возвращается очень смущённый) Ты извини, я как-то... (берёт недоеденный огурец, надкусывает) Ну вот, совсем же другое дело!
   Шурочка
   А во-вторых?
   Лёша
   Нет никакого во-вторых. Дурак я последний. Ты ко мне в гости пришла, а я тебя обидел.
   Шурочка
   Чем обидел? Огурцами?
   Лёша (угрюмо)
   Ими проклятыми... Теперь ты со мной не останешься.
   Шурочка
   Лёшенька, неужели ты думаешь...
   Лёша (с неожиданной надеждой)
   Что?!
   Шурочка
   Что я... из-за огурцов... Боже мой, какой же ты смешной!
   Лёша
   Значит... останешься?!
   Шурочка
   Нет. И ты сам прекрасно знаешь, почему.
   Лёша (на грани нервного срыва)
   Я ничего не знаю! Я ничего не хочу знать! Ты - моя ровесница! Ты моложе любой из моих ровесниц! Я для тебя на всё готов!
  
   Истерика у такого крупного и взрослого мужчины выглядит нелепо и... трогательно одновременно. Но, при этом, ощущение детской незащищённости и искренности не может оставить Шурочку безразличной.
  
   Шурочка
   На всё? Даже... бросить пить?
   Лёша
   Да. Даже на это. Хоть это и жестоко. Если ты будешь всё время со мной. Когда тебя рядом нет, мне плохо. Я потому и срываюсь, что ты в этом виновата.
   Шурочка
   Ты срываешься потому, что срываешься. И я тут абсолютно ни при чём. Но могу тебя заверить, мне крайне неприятно каждое утро, просыпаясь, гадать - напьётся сегодня мой Лёша или нет?
   Лёша
   Ты просто не хочешь меня понять. Я больше не могу находиться в этом подвешенном состоянии. Или всё - или ничего! (пытается обнять Шурочку)
  
   Затемнение. В луче света появляется Михаил. Лёша застывает.
  
   Михаил
   Это мне уже напоминает корриду. Разъярённый бык пытается поддеть на рога беспечного тореадора.
   Шурочка
   Миш, а может и вправду бросит?
   Михаил
   Кого? Тореадора на арену?
   Шурочка
   Нет. Пить бросит.
   Михаил
   Только бросив жить. Представляешь, Шурка, а я ведь теперь совсем не пью! Вот так вот. Правда... и не наливает никто.
  
   Затемнение. Михаил исчезает.
  
   Лёша (повторяя прерванную затемнением попытку)
   Или всё - или ничего!
   Шурочка (элегантно уворачиваясь)
   Ничего. И давай на этом закончим. До свидания! (направляется прочь со сцены)
   Лёша (останавливает её криком вдогонку)
   Ну чем же он лучше меня, этот твой чёртов Лёнечка?!
  
   Шурочка молча оценивающе смотрит на Лёшу. Через длительную паузу.
  
   Шурочка
   Лёня - он настоящий. Он читал Бальзака.
   Лёша
   Какая же это гадость, твой Бальзак!
   Шурочка
   А ещё он умеет обращаться с женщинами. Он - мужчина. Понимаешь, мужчина! Он хочет и МОЖЕТ. И это не требует объяснений. Просто это есть. И против этого не поспоришь.
   Лёша
   Я тоже мужчина. Я тоже хочу.
   Шурочка
   Ты - мой друг. И почти что сын. А сын - это уже отдельная история.
   Лёша
   Я не хочу быть твоим сыном. Уходи. (безмолвно плачет)
  
   Шурочка подходит к нему, гладит по голове.
  
   Шурочка
   Бедный ты мой бедный.
  
   Лёша захлёбывается рыданиями. Затемнение. Метроном.
  
  
   Двенадцатая сцена
  
   Шурочка разговаривает по телефону с Верочкой. Неподалёку стоят, внимательно вслушиваясь, Михаил и Девочка из пролога, надевшая крылья - она же ангел-хранитель Шурочки.
  
   Шурочка (периодически похохатывая)
   Верунь, куда он подевался? Тоже не знаешь? Да ладно тебе, что за счёты? Мы теперь с тобой больше, чем просто подруги. Мы - жёны из одного гарема. Только... совсем нас с тобой наш султан забросил. И евнухов не оставил для развлечения. Ты, если что, держи меня в курсе. Договорились? Ну, конечно же, и я, в свою очередь, тут же дам знать. Да ну их, этих мужиков!
   Михаил (Девочке)
   Нет, ну ты посмотри, как они между собой спелись!
   Девочка
   Слава Богу, не спились.
   Михаил
   Ты её хоть как-то поддержи, что ли? Ты ангел. Тебе и следить.
   Шурочка (продолжая разговор)
   Как у меня с Лёшей? Ты не поверишь! У него, Верунь, такие подвижки наметились - обещал завязать! Представляешь? (заливисто смеётся) Да не со мной завязать! С водкой. Я теперь - его ангел-хранитель. Так он меня называет.
   Михаил (Девочке)
   Вот это да! Ты теперь ангел-хранитель у ангела-хранителя!
   Шурочка
   Ну да. Втрескался по уши. У нас получается классический незавершённый треугольник, открытый в бесконечность пространства. Он любит меня, я люблю другого, а другой - влюблён в целый мир! Сегодня у него зарплата. Да нет, не у Лёни - у Лёши! Какая же ты непонятливая...
   Михаил
   Шур...
   Шурочка
   Подожди, не видишь - я разговариваю. Да нет, Верунь, я это не тебе. А кому? Ой... (испуганно кладёт трубку) Миш, ты, что ли?
   Михаил
   Извини, конечно, что прервал. Но сколько трепаться-то можно?
   Шурочка
   А ты что, ревнуешь? Ну, это же... так.
   Михаил
   Как - ТАК? Я тебе, конечно, дал карт-бланш, но не настолько же?!
   Шурочка
   Да ладно, Мишк! Не бери в голову. (хитро-заискивающе) Ну как ты себя чувствуешь? Как у тебя жизнь?
   Михаил
   Какая жизнь? Я же мёртвый!
   Шурочка
   А какие у вас там дела... вообще?
   Михаил
   Ты зубы-то не заговаривай. Растрепалась, как курица. Мне перед твоим ангелом-хранителем стыдно!
   Шурочка
   Растрепалась? (начинает поправлять причёску) А он у меня есть? А симпатичный?
   Михаил
   Одно на уме. Совсем взбесилась. Вот дура-то! (раздаётся звонок телефона) Опять твой. Соскучился.
   Шурочка
   Лёнечка?!
   Михаил
   Какой Лёня? Славянский шкаф. Лёша!
   Шурочка
   А может это вовсе и не меня, а Танюшку? (берёт трубку) Здравствуй, Лёша. Что ты говоришь? (недоумевающе) Что такое... бросил трубку...
   Михаил
   Чему ты удивляешься? У него ж зарплата сегодня.
  
   Снова телефонный звонок.
  
   Шурочка
   Алё! Лёша, ты что трубку бросаешь? Что? Да как ты можешь? (швыряет трубку) Алкаш проклятый.
  
   Снова звонит телефон.
  
   Шурочка
   Ведь обещал же завязать. Нет. Надо с ним расстаться. (телефон продолжает надрываться) Совсем обнаглел. Звонит, звонит - и всё только для того, чтобы лишний раз нахамить мне.
   Девочка
   Да возьми же ты трубку, наконец! Скорее, пока не поздно!
  
   Шурочка нехотя берёт трубку.
  
   Шурочка
   Опять звонишь? Не надоело ещё? Ой... Лёнечка. Ты?!!!
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Тринадцатая сцена
  
   Шурочка и Леонид.
  
   Шурочка
   Где ты был столько времени?
   Леонид
   Прости. Я должен был разобраться в себе... в своих чувствах.
   Шурочка
   Разобрался?
   Леонид
   Нет. Ещё больше запутался. Пойми, у меня накопилось столько обязательств, столько долгов перед другими - а ты вторглась во всё это, как метеор. Не подумай, я ни о чём не жалею, но...
   Шурочка
   Но и радости особой не испытываешь. Кстати, если уж быть абсолютно правдивым, метеором вторгся ты, а не я. И теперь жалеешь.
   Леонид
   Не угадала. Я счастлив, что всё произошло. Ты для меня - праздник!
   Шурочка
   ...Который не бывает ежедневно. Лёнь, я ведь всё понимаю.
   Леонид
   Господи, какая же ты умная. Почему мы не встретились с тобой в юности, когда оба были свободными? Да. Это только в детстве кажется, что если конфеты каждый день - то это и есть счастье. Но я уже, к сожалению, далеко не мальчик.
   Шурочка
   Да и я не совсем девочка. Но позвонить-то ты мог, хотя бы? Исчез, а я даже твоего телефона не знаю!
   Леонид
   Я пытался тебя забыть. Безуспешно, как видишь. Шур, сознайся - а ведь тебе без меня намного спокойнее! У тебя тут всё выстроено. У тебя есть внучка. Ты ходишь, читаешь какие-то лекции. За чай и конфеты. (неожиданно распаляясь) А я не могу так жить!
   Шурочка
   Пытаешься оправдать себя? Мне действительно без тебя спокойнее - если не считать, что я... схожу с ума.
   Леонид
   Но мне это и вправду кажется алогичным! Ты передаёшь свои знания, воспоминания - а они тебе ничего не платят!
   Шурочка
   Моя память, Лёнечка, непродажна.
   Леонид
   Это всё - просто красивые слова! А реальность такова, что надо думать не только о себе, но и о детях, внуках. Что ты им оставишь? Ты как-то совсем не материальна. Ты идеалистка. Всех любишь, все у тебя чем-то оправданы.
   Шурочка
   А у тебя? Как это в тебе сочетается - романтика и такая приземлённость?
   Леонид
   Я люблю мир. У меня есть жена, есть дети и внуки. И даже правнуки. Есть любовница.
   Шурочка
   И не одна
   Леонид
   Да. Ты права. Не одна. У меня есть ты. И это, кстати, очень хорошо. Но ты - не любовница. Это что-то совсем другое. Я бросаюсь в тебя, как в огромную сияющую небесную субстанцию... а ты даёшь мне понять, что я слишком приземлён. Ничтожен. Ты начинаешь ревновать меня к другим. Я взлетаю орлом, а ты держишь в мозгах, что я - банальный петух. Страшно то, что между нами - неодолимая связь. Я улавливаю твои сигналы и мне хочется... кукарекать. И в этом нет твоей вины. У тебя такая карма.
   Шурочка
   Лёня, ну я же... ну я... это не совсем так, как ты рассказываешь. Я тебя очень люблю. Мне без тебя плохо.
   Леонид
   А мне плохо с тобой. Хотя и без тебя - плохо тоже. И я совсем запутался. Ты пытаешься подогнать меня под шаблон отношений, навязанных обществом, а я - другой. Понимаешь ты - другой. Я не могу быть пешкой.
   Шурочка
   Ты не пешка. Ты для меня - король!
   Леонид
   Король? (с неожиданной горькой усмешкой) Я, скорее... ощущаю себя потасканным шахматным конём, из которого сделали чучело назойливые таксидермисты. Всю жизнь хожу буквой "Г", и результат - соответственный. Конь загнан. А загнанных лошадей пристреливают - не правда ли?
   Шурочка
   А не хочешь попробовать ходить иначе? Доска пройдена до последней горизонтали - можно выбирать.
   Леонид
   Для этого изначально нужно было быть пешкой.
   Шурочка
   Как всё у вас, мужчин, сложно!
  
   Шурочка обнимает Леонида, целует его. Затемнение. Метроном.
  
  
   Четырнадцатая сцена
  
   Шурочка с внучкой обсуждают ситуацию.
  
   Девочка
   Бусь, а ты у него телефон взяла?
   Шурочка
   Взяла.
   Девочка
   Ну, теперь он от тебя никуда не денется!
   Шурочка
   А вдруг ничего этого нет? Иллюзия какая-то. (звонок в дверь) Нет. Не иллюзия.
  
   Идёт открывать дверь. Входит Лёша в пиджаке с огромным букетом цветов.
  
   Лёша
   Вот. Обойми и обыщи, если хочешь. Букет тоже можешь проверить. Ещё и дыхнуть могу - хоть перфоратором проверяй!
   Шурочка (хохочет)
   Каким ещё перфоратором?
   Лёша
   Ну, этим, который у гаишников. Тьфу... то есть...алкотестером.
   Шурочка
   Лёш, я уже даже не знаю, какой ты лучше - пьяный или трезвый.
   Лёша
   Хочешь, чтобы я за бутылкой пошёл? Не дождёшься! Я лучше, вместо водки, тебе букеты покупать буду. И швырять тебя в тангО.
   Девочка
   Бусь, если тебе стыдно, я сама его обыщу.
   Лёша
   Давай-давай, деточка!
  
   Лёша приподнимает вверх руки. Девочка, как в нормальном детективном фильме, быстро обыскивает Лёшу.
  
   Девочка
   Бабушка, он чист.
   Лёша
   А я что тебе говорил? Ничего нигде не спрятано. Непорочный ребёнок говорит, что я чист.
   Шурочка
   Лёш, но ведь это ровным счётом ничего не меняет.
   Лёша
   Как это не меняет? Я готов быть твоим другом, если ты мне оставишь хоть малюсенькую надежду.
   Шурочка
   Дружба может быть только бескорыстной. Иначе это - торговля.
   Лёша
   Это дружба-то торговля? Шур, дружба - она всегда дружба. Даже если тебя букетом гвоздик по щекам хлещут - всё равно дружба. Эх, Шура... дружба - она может быть больше, чем любовь.
   Шурочка
   То есть, ты согласен только на меньше, чем дружба?
   Лёша
   Ох, Шура, ты дура. Я готов довольствоваться тем, что ты предложишь. (притягивает к себе Шурочку и целует взасос)
   Шурочка (оттолкнув Лёшу)
   И это ты называешь дружбой? Ребёнка бы постеснялся.
   Лёша
   Детям надо всегда говорить правду. И что тебя не устраивает? От меня сегодня перегаром не пахнет.
   Девочка
   Ну, ни фига себе раскладики!
   Шурочка
   Танечка, нельзя такие слова при взрослых говорить.
   Девочка
   А целоваться при детях?
   Шурочка
   Ты же видела, что он снасильничал.
   Лёша (самодовольно)
   Я бы так не сказал. Насколько я ощутил, ты была очень даже удовлетворена. А сейчас ты ещё больше довольна будешь! (вытаскивает изо рта протез, пшикает на него парфюмом, вытащенным из внутреннего кармана, возвращает протез на место)
   Шурочка
   Совсем сдурел?!
   Лёша (заводится)
   А, значит, цветочки тебе не нравятся. Вам бриллиантики подавай! А, может, за рулём мерса посидеть захотелось? Ты только скажи - я угоню!
   Шурочка
   Ты что несёшь?
   Лёша
   Я несу правду жизни. Я несу её в массы. И никто, ты слышишь, никто не смеет мне помешать!
   Шурочка
   Успокойся, пожалуйста - ради Бога.
   Лёша
   Я тебе не собачка. Захотела - погладила, захотела - пнула. У меня душа есть. У меня есть сердце, а у сердца - печень... забыл, в общем, как там в песне...
   Шурочка
   Я тебе когда-нибудь говорила, что ты собачка?
   Лёша
   Ты решила, что тебе всё можно? Что, раз я тебя люблю, ты меня можешь унижать? Нет, нет и ещё раз - нет! У меня есть чувство собственного достоинства! И никто, ты слышишь, никто не может его попирать!!
   Шурочка
   Да кто тебя попирает-то?
   Лёша
   Я тебя предупреждаю, так больше продолжаться не будет. Я мужчина. А ты - женщина. И должна знать своё место.
   Шурочка
   Ты, значит - не собачка, а я - по первому зову должна выполнять команду "к ноге"? Ты, всё-таки, не мужчина.
   Лёша
   Я? А хочешь, я тебе покажу...
   Шурочка
   Что покажешь?
   Лёша
   Всё покажу! Ты меня довела - теперь берегись!
   Шурочка
   Ну, ударь меня. Ударь! Докажи, что ты мужчина.
   Лёша
   Э... да ну тебя... (стремительно выбегает, хлопнув дверью)
  
   Озадаченная пауза.
  
   Девочка
   Бусь, а мужчины все такие страшные?
   Шурочка
   Они не страшные. Они - глупые.
   Девочка
   Почему глупые?
   Шурочка
   Потому, что любят нас... красивых.
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Пятнадцатая сцена
  
   Шурочка с Девочкой.
  
   Девочка
   Бусь, а вы во время блокады что носили? Военную одежду? У тебя не осталось пилоточки? Или гимнастёрки? Я бы на ней смайлик вышила. Или пацифик. Сейчас модно.
   Шурочка
   Нет, Танечка, носили, что было. И что потеплее. Когда голодаешь, очень мёрзло. Да и зима была - не дай Бог! А хочешь, я тебя наряжу, как будто ты - это я в детстве? Во время блокады.
   Девочка
   Суперски! Давай, я оденусь, мы меня сфоткаем и я фотографию на аватарку повешу. Представляешь, какой улёт!
   Шурочка
   Танюш, ты бы попробовала по-русски говорить? А?
  
   Шурочка укутывает Девочку в шубку, заматывает в пуховой платок. Удивлённо отступает.
  
   Шурочка
   Боже мой, ну вылитая я!
  
   Девочка срывается с места.
  
   Шурочка
   Ты куда?
   Девочка
   Я в коридор сбегаю - в зеркало посмотрю. (убегает, через несколько мгновений возвращается) Правда! Как будто лохушка из твоего старого фотоальбома вылезла. Держи. (протягивает Шурочке свой телефон) Смотреть сюда. Нажимать сюда. (кривляется, позируя) Угостите голодающую бараночкой!
   Шурочка (смеётся)
   А вот на такие безобразия у меня сил уже не было.
   Девочка (забирая телефон у Шурочки)
   О, классно вышло! Бусь, а можно я сегодня опять пойду в кино?
   Шурочка
   Ой, а я свой телефон ещё вчера выключила. А вдруг кто звонил? (спешно включает телефон) Что ты говоришь? Кино? Господи, но ведь у нас же есть и телевизор, и компьютер...
   Девочка
   Ну, ты же не понимаешь, там есть поп-корн! И кола.
   Шурочка
   Не понимаю я другого - как можно смотреть кино и, при этом... жевать? Ты же не корова. Ну, хочешь, я тебе кукурузу сварю? Вкусную-вкусную! Нежную-нежную! Никакого кино не захочется!
   Девочка
   Нет, бусь, поп-корн вкуснее. Дашь денежек?
   Шурочка
   Снова пятьсот?
   Девочка
   Всё дорожает, бусь. Тысячу давай.
  
   Звучит сигнал мобильного телефона Шурочки.
  
   Шурочка
   Ой, эсэмеска. От Леонида, наверное. Он обещал написать... (смотрит) Да. Написал... на мою голову.
   Девочка
   Что такое, бусь?
   Шурочка (протягивает внучке телефон)
   Читай.
   Девочка (читает)
   "Извини, дорогая, но больше так продолжаться не может. Ты для меня слишком много значишь - настолько много, что я вынужден разорвать наши отношения. Разорвать во благо нас обоих. Прости". (растерянно) И как теперь?
   Шурочка
   А никак. Трусом он оказался. Обыкновенным трусом. И козлом. Побоялся в глаза поглядеть, побоялся голос услышать - эсэмеской отделался.
   Девочка
   Ну и не нужен он нам! Тоже мне, мачо престарелый нашёлся! Сам весь разваливается - а туда же. Не очень-то и хотелось. Правда, бусь? Бусь, мы тебе сделаем стрелки на глазах.
   Шурочка
   Стрелки? Зачем?
   Девочка
   Так нельзя. Ты вообще не красишься. Ты у нас будешь супер-пупер леди мэйд. Манекенщицей. Пусть он к тебе, такой красивой, на коленях приползёт, а ты его не прощай.
   Шурочка
   Манекенщицей? Танечка, мне лет-то уже сколько...
   Девочка
   Да сейчас манекенщицы, как ты - самый писк.
   Шурочка
   Что за глупости ты говоришь? Я же не слепая - манекенщицы все тощие, высокие и молодые. И все - на одно лицо.
   Девочка
   Вот поэтому на таких, как ты, мода и возникла. Только ты его ни за что не прощай!
   Шурочка
   Ну... манекенщица, так манекенщица. Что же поделаешь, раз на меня такой спрос? Да нет. Наверное, прощу, всё-таки. Как и Лёшу дурака. Что же зло в себе держать? Себя же саму этим ядом и ужалишь. Но стрелки нарисуем!
   Девочка
   Бусь, а давай экстрим сделаем? Стрелки не карандашом нарисуем, а маркером! Несмываемым.
   Шурочка
   Несмываемым не нужно, наверное...
   Девочка
   Да ну, фигня! Пять минут - и всех делов. Главное, чморушника своего не прощай.
   Шурочка
   Да прощу, наверное! Так же, как всех всегда прощала. Не сразу, конечно, но прощала. Так же, как когда-то отца своего простила - твоего прадедушку.
   Девочка
   Прадедушку? А что там такое было? Ты ничего не рассказывала.
   Шурочка
   Грустная история была. Поэтому и не рассказывала. Да и зачем тебе?
   Девочка
   Ну, уж нет!
   Шурочка
   Как хочешь. И правда, раз начала - так и заканчивать нужно. Да ничего такого особенного. Обычные блокадные дела. Просто... папе для эвакуации выделили всего два места. А нас у него было пятеро. Вот и нужно было ему решать, кого с собой забирать, а кого на верную смерть оставлять.
   Девочка
   И он...
   Шурочка
   И он взял с собой свою маму и моего старшего брата. А жену с грудной дочкой и со мной, в придачу - оставил. Бабушка, правда, не доехала - умерла дорогой. Старенькая была и больная. А вот братика папа спас. Мальчик ни за что бы блокадную зиму не перенёс.
   Девочка
   А вы... как же? Я бы никогда не простила.
   Шурочка
   А мы? Мы выжили. Не знаю, как, но - выжили. И даже когда через Ладогу выбирались, выжили. Маленьких детей всё-таки вывозили понемногу. Мама сестрёнку под пальто спрятала, телом своим грела. Молодые девки ещё над ней посмеивались: "Ты что, удушить ребёнка хочешь, дура старая?" А они-то, которые детей в руках держали, в итоге - замёрзшие трупики к концу пути привезли. Тельца-то маленькие. Тепла не вырабатывали. А мы вот - выжили. И значит, папа, в итоге, прав оказался. Но, если честно, долго я на него сердилась. Даже не разговаривала. А потом подросла, попробовала себя на его место поставить... и поняла - ЧЕГО ему это решение стоило. Ничего, Танечка! В блокаду выжила - и сейчас выживу. Земной шар - он только кажется, что круглый. А если вцепиться в него, словно дерево корнями - лучшей опоры и не найти. (хитро) Танюш, а у меня для тебя подарок есть.
   Девочка
   Подарок? Где?
   Шурочка
   Сейчас принесу. (уходит из комнаты, возвращается с ангельскими крылышками) Вот, внученька, надень!
   Девочка
   Прелесть какая... (пристёгивает крылья) Я фея! Я фея! (радостно танцует)
  
   Появляется Михаил. Увидев танцующую девочку, удивлённо застывает.
  
   Михаил
   Что растанцевалась? Не ангельское поведение...
   Шурочка
   Ты кому говоришь? Это же твоя внучка - она тебя не слышит.
   Михаил
   Внучка? Ну, надо же... а как на ангела похожа.
  
   Раздаётся наглый трезвонящий звонок в дверь.
  
   Шурочка (направляясь к двери)
   Кто бы это был? Странно...
   Михаил (вдогонку)
   Ну, Шурка, держись. Кажется, настал момент истины. Такого даже я не ожидал.
  
   В квартиру, обнявшись, вваливаются в дымину пьяные Лёша с Леонидом. Нестройным хором они пытаются исполнить песню "Если бы парни всей земли". Девочка садится, устраиваясь поудобнее - начинающийся спектакль явно ей интересен.
  
   Шурочка
   Ребят, вы... что?
   Леонид
   Шурочка, ты получила мою эсэмеску? Считай, что я ничего не писал. Вот.
   Лёша
   А что ты ей писал?
   Леонид
   Так, муру всякую.
   Лёша
   Не увиливай. Я должен знать - что именно ты писал моей любимой женщине?!
   Шурочка
   Ничего не понимаю! Где и когда вы успели?!
   Лёша
   Сплотиться? Ты не представляешь - около твоего подъезда встретились! И мы сразу же друг друга узнали - ты так точно всё описала!
   Леонид
   Она у нас молодец! Правда, Лёх?
   Лёша
   Ещё бы! Около мусоропровода на третьем этаже и выпили. Не у тебя же?
   Михаил
   Жаль, я невидимый. Сейчас бы на троих хорошо пошло...
   Шурочка (хватается руками за голову)
   Я не знаю, что со всеми с вами делать!
   Девочка
   Обалдеть! Супер... крези! Ну что, дедули, жребий кидать будете?
   Леонид
   А кто у нас эта прекрасная барышня?
   Лёша
   Танюськин тримпампуськин... Лёня, знакомься. Это - наша внучка.
   Девочка
   Чья это - ваша?
   Шурочка
   Оставьте ребёнка в покое. А, заодно, и меня!
  
   Михаил неожиданно включается в действие, начиная активно выталкивать со сцены пьяную пару.
  
   Лёша (вываливаясь за кулисы)
   Что это было?
   Леонид (уже из-за кулис)
   А кто его знает?
   Михаил
   Всё. Хватит. Нагулялась. Карт-бланш отменяется. Возвращаемся к началу. (ласково глядя на Девочку) Ну надо же, ангел! Истинный ангел!
   Шурочка
   Вот и всё.
  
   Затемнение. Метроном.
  
  
   Эпилог
  
   На сцене - Шурочка в парадной одежде, с немногочисленными медалями на груди, проводящая очередной урок Мужества.
  
   Шурочка
   ...И в завершение нашего урока Мужества, посвящённого Куликовской битве, хочу сказать. В результате разгрома основных сил Орды, её военному и политическому господству был нанесён серьёзный удар. И пусть после Куликовской битвы Орда много раз совершала набеги (так Крымская Орда и при Иване Грозном сожгла Москву в 1571 году), но никогда больше не решалась на битву с русскими в открытом поле. Вы спросите, да сколько же раз Москву сжигали, а она считалась победителем? Потому что ради того, чтобы наша Родина стала ещё прекрасней, на какие только жертвы не шёл народ. Да, мы за ценой не постоим! Многих мы потеряли. Врагам иногда удавалось создать иллюзию того, что они завоевали нашу землю. Но неизменно земля горела у них под ногами! И каждый человек на нашей земле всегда понимал, что главное для него в жизни - Родина, независимость. (очень торжественно) И, конечно же - ЛЮБОВЬ! (внимательно оглядев зал) Есть вопросы, ребята?
  
   Из-за кулис с красными гвоздиками выбегают остальные участники спектакля и вручают всё это роскошество Шурочке.
  
  
   Занавес
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Контактные данные:
   boch-tdnl@yandex.ru
   тел. 8-903-73-73-578 (Дмитрий)
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны"
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на Okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с) Okopka.ru, 2008-2013