Okopka.ru Окопная проза
Бикбаев Равиль Нагимович
Обмани смерть

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.39*39  Ваша оценка:


ОБМАНИ СМЕРТЬ

  
   Автор заявляет:
   Всё написанное в данном произведении, является авторским вымыслом, а любое сходство с реальными людьми и событиями, совпадением.
  
   Упоминания о пытках и (или) иных незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов, касается только лиц, в отношении которых вступил в законную силу приговор суда. Все остальные правоохранители законопослушны и безгрешны "аки голуби", пока судом или трибуналом не будет установлено иное. Трибуналы отсутствуют, народные суды преобразованы в федеральные.
  
   Автор является сторонником эволюционного развития общества. Автор полностью и безоговорочно разделяет решение мирового сообщества, закрепленное в резолюции Генеральной ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года: "необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения".
  
   Автор осуждает все без исключения террористические и (или) карательные организации, в том числе действующие в органах власти любого государства, осуществляющие насильственные действия в отношении мирного населения, в том числе использующие как средство запугивания убийства и пытки и (или) своими действиями/бездействием поощряющие такие деяния. Автор не считает террористическим актом, акт самозащиты. Автор признает за каждым человеком право на вооруженную защиту от насилия. Автор уверен, что защита своей жизни и жизни близких ему людей, есть, не только право, но и обязанность каждого человека. Автор считает, что каждый человек вправе самостоятельно определять круг близких ему людей.
  
   Автор предупреждает читателей не знакомых с ОРД - оперативно розыскной деятельностью, что криминалистические и оперативные методы и приемы работы по раскрытию преступлений указанные в данном произведении не являются исчерпывающими.


Часть первая

   Не бойся если ты один, бойся, если ты ноль.
   Афоризм. Автор не известен.

Глава первая

   На выбранной позиции снайпер стал одним целым со своей винтовкой, это он обжигающей пулей полетит вперед и ничто и никто не остановит его, глубокий вдох - медленный выдох, задержка дыхания и вот он плавно тянет пуск на себя. Есть контакт, горит порох, газ выталкивая пулю разгоняет ее и она вращаясь летит по нарезам ствола, глушитель гасит звук, легкий удар отдачи приклада в плечо, и по ту другую сторону ствола на улице рядом со своей машиной падает человек. Убит. Сразу наповал, пуля вошла в голову. Контрольный выстрел не нужен, снайпер умел попадать куда метил.
   Снайпер аккуратно разобрал винтовку, тщательно уничтожил немногочисленные следы своего пребывания и без суеты покинул позицию. Выйдя из своего укрытия, он почти неотличимый от других пошел по улице и стал неприметно подвижной частью унылого городского пейзажа.
  
   Снайпер не тот, кто хорошо стреляет, а тот, кто хорошо попадает. Мало отлично стрелять из любого оружия, снайпером станет лишь тот, кто убил человека.
  
   Мне доводилось участвовать в огневых поединках со снайперами. Я не супер стрелок и не проходил специальной огневой подготовки, мне всего лишь не хотелось, чтобы снайпер меня убил, а попадать я умел лучше, по крайней мере, лучше тех с кем встречался по другую сторону огневого рубежа. Снайпер это смерть, а меня в другой жизни звали "Обмани смерть" и только много позже я прочитал, что это второе имя одного из героев произведений Оноре де Бальзака. "Обмани смерть" из французских романов был уголовником, я отчасти тоже уголовник. Уголовниками в юридическом сообществе называют специалистов по уголовному праву. А вот преступников в этой среде называют нейтрально - клиент. А клиент всегда прав. Он всегда прав, даже если хочешь увидеть его лицо сквозь прорезь прицела и потом затаив дыхание плавным движением указательного пальца привести в действие ударно спусковой механизм оружия.
  
   - Итак, вы неоднократно утверждали, что наше правосудие продажно, и вы с удовольствием убили бы некоторых из своих подзащитных. А потом перешли от слов к делу. Возомнили себя высшей силой, а?
   Такие вопросы в протокол допроса не заносятся, а меня допрашивали именно под протокол. Мне еще не предъявили обвинение, формально я даже не подозреваемый, пока идет проверка, по результатам которой и будет принято процессуальное решение. В неухоженном казенно затхлом тесном кабинете на третьем этаже здания губернского управления полиции допрос вел худой с отечным лицом майор, протокол старательно заполнял бледный угреватый мальчишка лейтенант, третий мужчина средних лет с неопределенной как стертой внешностью молча сидел в уголке и делал пометки в своей тетради. Не будь напряжение таким давящим, то я бы рассмеялся. Отёчному майору я лично давал взятки, мальчишка лейтенант проходил у меня ознакомительную практику в то время когда он учился в университете, с третьим я пил коньяк когда приходил в психоневрологический диспансер навещать своего клиента, который старательно выполняя рекомендации именного этого специалиста, симулировал шоковую амнезию. Этот "косивший на дурку" клиент был одним из тех кого убил снайпер выстрелом из винтовки. А троих из шести убитых я вытаскивал из уголовных дел.
   - Вероятно вы получали огромное удовлетворение защищая этих людей на предварительном следствии и в судах, получая с жертв деньги, а потом убивая их? - с нескрываемым профессиональным интересом тихим "докторским" голосом спросил из своего угла эксперт психиатр, и фальшиво соболезнуя "больному" договорил, - А ведь такое извращенное сознание это явная патология, вы социально неадекватны и возможно не здоровы.
   Мальчишка лейтенант юстиции, а формально именно он был следователем, с пугливым любопытством ждал моего ответа. Я чуть пожал плечами, жест ясно говорил: "Мели Емеля, твоя неделя".
   - Возможно вы скажите, что улики против вас косвенные, орудие преступления не найдено, явных мотивов в совершении преступлений, нет, так? - вкрадчиво спросил майор и бледно пористое лицо у него скривилось в болезненной гримасе.
   - Я даже для протокола скажу вам господин полицай, - с доброй соболезнующей улыбкой заметил я, - что зря вы в Кисловодске вместо лечебного пития целебных вод, не просыхая литрами жрали "францусский коньяк" разлитый в ставропольском поселке, вот язва и обострилась. Помните, я вам еще этикетку с подаренной бутылки показывал? Там даже в русском слове "французский" и то сделана ошибка. Хотя качество напитка было отменным, признаю. Просто настоящее торжество содержимого над формой бутылки и ошибками этикетки.
   - Шантажировать меня вздумал? - переходя на "ты" зловеще спросил майор и как припечатал, - Не выйдет! Руководство хорошо знает, что ранее мы были знакомы и именно поэтому мне поручили провести твой допрос. Не увернешься, а все твои с позволения сказать убогие "приемчики" мне хорошо известны.
   - Это означает, что взятку ты не возьмешь? - насмешливо дрожа голосом спросил я.
   - Нет, - крайне сухо ответил майор, - не возьму, не то это дело.
   - Вижу, нескончаемая реформа в вашей системе уже принесла свои ароматные плоды и прошла очень успешно, - торжественно отметил я, - Отказаться от взятки! Какой прогресс, это просто настоящий прорыв на пути к правовому государству. Я горжусь, что меня допрашивает настоящий, а главное неподкупный полицай. Браво нerr майор!
   - Не паясничай, не поможет, - болезненно и криво улыбнулся майор, машинально потирая живот, то место где всё ныла и ныла не проходящей тупой болью язва двенадцатиперстной кишки и мрачным тоном уверенно продолжил:
   - Это ты убивал этих людей, всё на тебя показывает.
  
   Это были серийные убийства. Сначала их привычно квалифицировали как заказные, потому что стрелял профессионал, а жертвы в известных кругах были влиятельными, состоятельными и с точки зрения оправдавшего их закона кристально чистыми людьми. Ворьем, насильниками, работорговцами, педофилами, наркоторговцами, убийцами их могли называть только безответственные людишки и то вполголоса. Заказными убийствами у нас никого не удивишь и по большому счёту никого особенно не напугаешь. Еще в девяностых к ним привыкли, а после притихших нулевых годков заново стали привыкать. Опять в стране постреливать стали. Ну и что? Кто-то кому- то перешел дорогу, эка невидаль. Для порядка и "играя на публику" проводили стандартные розыскные мероприятия, заведомо зная, что толку не будет, а вот на чужую "мозоль" можно ненароком наступить. А вот в известных кругах заволновались, никто никому дорогу не переходил, все распределено, с трудом выработанное установленное "вертикалью" равновесие не нарушалось, причины насильственных смертей не понятны, это не заказ. И главное не ясно кто следующий? А если меня вот так же, просто так, без видимой причины, раз и убьют. Постоянный озноб страха под сердцем, а вдруг под прицелом? Мгновенье и всё ты просто труп. Жуть. От пули нет защиты. Деньги и связи не помогут, охрана не спасет. Остается бежать или жить запершись в особняке - бункере, да разве это жизнь? Полиция! Найти! Немедленно найти убийцу, это маньяк.
   Искали. Что называется "рыли рогом" землю. А тут еще один неотвратимо точный выстрел и опять труп. Серия продолжалась.
   Злыми холодными сквозняками потянуло от нежелательных разговорчиков среди обывателей. "Маргиналы", "люмпены", "хамье", "быдло", "овощи" проще сказать все те кто привык гнуться на пахоте за копейки и сносить любые унижения заливая обиды дешевым алкоголем приподняли голову и злобно скалясь чуть ли не радуясь, встречали каждое попадание в цель.
   А я совсем не радовался этой череде смертей. Это бессмысленно, одиночку найдут и уничтожат. Никто и ничто не сможет изменить этот мир, даже пуля, даже если ее выпускает снайпер. Сколько было выпущено пуль? Сколько пролито крови? А жизнь всё равно вернулась на круги своя. Вернулась на круги своя и опять появились, вернулись те кто поверил, что последнюю точку в любом споре может поставить пуля, если она попала в цель, если ее выпустил снайпер. А он продолжал стрелять. Найти его не могли. Стандартные розыскные приемы оказались бесполезными. А нестандартные? К поиску снайпера привлекали даже людей с экстраординарными способностями. Колдуны, ведьмы, маги, ведуны, экстрасенсы давали сеансы, всячески ворожили, обращали внутреннее око в иные миры и как напуганные дети в ожидании чуда и "указующего перста" смотрели на них "правоохренители", не все конечно. Подавляющее большинство практиков полицейской работы, откровенно смеялось над потусторонней методикой расследования преступлений. Версий у потусторонних розыскников добровольцев было немало, в том числе и весьма экзотических, вплоть до появления зомби или оборотня пришельца из иного мира. Вы бы слышали, как матерились замотанные обозленные опера, которые часть этих версий, наряду с другими более приземленными, проверяли. А уж какие они отчеты по этим версиям составляли, это вообще хохма. Там в "Хохме" я и сидел перед задержанием.
   "Хохма" это вполне приличное кафе. Собираются там любители и поклонники эзотерических знаний. В таких полузакрытых клубах особенно заметна недавно возникшая и уже такая явная, пугающе массовая тяга к мистике и оккультизму. Такое явление это один из признаков болезни и стремительного, болезненного роста социальной температуры в обществе. Традиционным научным "светским" знаниям многие уже не доверяют. Наиболее распространенные мировые религии не дают внятного ответа на ежедневный и страшный вопрос: "Господи! Да что же это такое творится? Что нас ждет в этом мире, Господи?" Нет четкого конкретного ответа? Ну что ж, будем его искать в других источниках: "Скажи мне, кудесник, любимец богов,  Что сбудется в жизни со мною?" У Пушкина в "Песнь о Вещем Олеге" кудесники хоть к языческим богам обращались, а если напрямую к дьяволу, тогда как? Это братия и сестры есть прямая капитуляция. Но мы хотим знать! Знать, что нас ждёт и иметь возможность хоть как то защитится от грядущих бед, а то и просто бежать куда глаза глядят. Уже и бежать некуда? Тогда жить одним часом, уйти в запой, в транс наркомана. А пока: "скажи мне всю правду, не бойся меня, в награду возьмешь ты ..."? Говорят. Объявлений полно. Всё скажут, только плати. Но кроме банальных шарлатанов и просто психически неуравновешенных людей, есть серьезные исследователи иного мира и его влияния на мир физически нами зримый и их прогнозы ...
   В России в период 1900 - 1917 гг. не только среди образованных людей был повышенный болезненный интерес к оккультным знаниям. В 1917 году полыхнуло.
   В Германии в период 1918-1933 гг. время поражения, нищеты, отчаяния и явственного желания реванша была сильная, заметная тяга к оккультизму. В 1933 году полыхнуло.
   СССР в период 1985-1990 гг. время "перестройки", самогонного алкоголизма, ломки партийных структур КПСС, время начала криминального "ренессанса" и псевдодемократии. Тогда всевозможные экстрасенсы заполонили экраны телевизоров. В 1991 году полыхнуло.
   И снова Россия, тысячелетие новое, и только назревающий ужас грядущих потрясений и бед старый. Страх будущего, бедность переходящая в нищету, глухое тупое отчаяние, и нарастающее желание отчаянного реванша и смертного боя, за еще не проигранную битву за Россию, за преданные победы. Полыхнет? Ну что ж два раза не умирать. А пока перекусим. Кормят в "Хохме" дешево и вкусно, а мистики народ как правило небогатый, зато хорошо покушать так сказать поддержать свою телесную субстанцию, они всегда не прочь. Кроме того кофе там варят натуральный и я в это кафе время от времени захожу. Знаете иногда приятно отвлечься от сугубо земных материальных забот и потолковать об иных мирах, границах человеческого сознания, способов вхождения в транс для общения с потусторонним. Просто дураков и явных сумасшедших в "Хохму" не пускали. Публика приходила серьезная, весьма образованная и вполне самодостаточная, но откровенно говоря с определенным сдвигом в психике как говорится со своими "тараканами в голове". Некоторых из постоянных посетителей "Хохмы" привлекали к поиску маньяка и по вечерам за чашкой кофе они достаточно бурно обсуждали как сам факт своего участия в расследовании, так и свои весьма специфические предложения и методики поиска. Свои неудачи на эзотерическом поле, кое-кто объяснял, что убийца сам обладает оккультными знаниями и паранормальными способностями и успешно маскируется не только в физическом, но и в ментальном облике. Слушать их было интересно, весьма забавно и поучительно, так в пылу споров они выкладывали и все основные версии, которые отрабатывала следственно оперативная группа. Вот и сегодня откликнувшись на предложение знакомых эзотериков, обсудить последние новости, я утром пришел в это кафе. И вот теперь расслабленно сижу за столиком и машинально гоняю чайной ложечкой кофейную гущу в фарфоровой чашечке, внимаю собравшимся на "симпозиум" исследователям иного мира и слушаю как:
   - А знаете, кто идеально подходит под психологический и ментальный облик этого стрелка? - невесело спросил эксперт эзотерик своих собеседников.
   Эксперт сделал многозначительную паузу и поочередно посмотрел на собравшихся. Вопрос "Кто?" не прозвучал, тяжелая пауза провисла и круглолицый моложавый мужчина, чуть испортив впечатление от своей загадочной многозначительности, поспешно договорил:
   - Человек под именем: Обмани смерть.
   От неожиданности я чуть вздрогнул и поспешно глотнул гущу остывшего кофе, поперхнулся, закашлялся. Все уставились на меня. Вот только этого мне не хватало. Я быстро вытер губы бумажной салфеткой и укоризненно глянул на эксперта. В миру его зовут Евгений Алексеевич, профессия врач травматолог, после суточных дежурств на "Скорой помощи" он вполне успешно занимается частной медицинской практикой, в том числе лечит и иглоукалыванием. От изучения китайской методики точечного лечения иглами чжень-цзю  и началось его увлечение мистикой. В силу природной широты интересов только китайскими методиками он не ограничивался, собирая, можно даже сказать, коллекционируя другие нетрадиционные приемы воздействия на физическое и психическое тело человека. Как пациент я к нему не обращался, но что он останавливая кровотечение "заговаривает" больному кровь, наблюдал лично.
   - Женя, - бросив на стол скомканную бумажную салфетку, недовольно сказал я, - ты уж будь добр, обойдись без недомолвок и скажи прямо: это духи тебе показали на меня. И кстати, кто тебе сказал моё бывшее прозвище?
   - Иные сущности на тебя не показывали, а вот по остальному ... - отвечая Евгений Алексеевич смотрел не на меня, а на чашку которую я аккуратно поставил на покрытый скатертью стол, - У тебя есть опыт убийств, знание криминалистики и современных методик раскрытия преступлений, ты не глуп и недоволен своей работой в системе правосудия, ты не веришь в справедливость закона и сам не раз говорил, что если достаточно денег или связей то преступник всегда уйдет от наказания. А редкие исключения только подтверждают общее правило. Помнишь ты нам рассказывал о деле педофила изнасиловавшего одиннадцатилетнюю девочку и по которому прекратили уголовное дело. Тогда ты напился и как заведенный всем повторял: "Осталась только одна справедливость, самому пристрелить эту мразь". А потом этого педофила убил снайпер. А по прозвищу ... Тебя так зовут сослуживцы, в группе социальной сети где вы общаетесь, тебя по прежнему называют: "Обмани смерть" и приводят немало примеров когда ты, чуя смерть умел уходить от нее и уводить своих бойцов. Ну, а о том что ты и сам обладаешь определенными способностями, хотя и не говоришь о них, я давно догадывался.
   - Женя! - я не торопясь встал из-за стола, - Ты забыл главное правило врача: Не навреди! А то о чем ты говоришь, можно легко применить к любому кто был на войне, к каждому кто отчетливо видит как работает, с хрустом ломая человеческие судьбы, наша государственно правовая машина. Вот только далеко не у каждого хватит духа взять в руки ствол. И еще запомни, смерть обмануть нельзя, просто иногда она дает тебе отсрочку, если ты ей предложишь другую жертву, но потом она своё возьмет только уже по двойной цене. Это я тебе говорю как человек, которого звали: Обмани смерть.
   За столиком в маленьком зале этого кафе нас сидело трое. Все подавленно замолчали. Еще бы узнать, что твой хороший знакомый маньяк убийца, это шок даже по нашим недобрым временам. Других посетителей в этот будний день не было. В понедельник это кафе мало кто посещал.
   - А что скажите вы капитан Кольцов? - стоя я в упор смотрел в сторону, человека, сидевшего напротив меня, - Все, что сказано про меня в равной степени можно отнести и к вам. Вы имеете военное образование, в училище входили в сборную по пулевой стрельбе и занимали призовые места, потом воевали, а значит убивали, во второй год нового тысячелетия уволились из армии, в духовных поисках обратили к Богу, приняли сан, потом ушли из монастыря. Вдруг это вы возомнили себя ангелом справедливости и стали карать грешников. Почему я, а не ты?
   - Я молюсь об этом мире, а не стреляю в него, я прошу у Господа милосердия к чадам своим, - подавлено и тихо ответил бывший капитан, бывший солдат, бывший Андрюшка Кольцов, бывший монах, оставивший церковь, но не отрекшийся от веры.
   - Ты уже был милосердным, - резко повысил голос я, - это ты помиловал снайпера, не расстрелял его на месте, пожалел, передал в руки закона, а его отпустили и он убил десять твоих солдат. Вот она цена твоего милосердия. Ты помнишь об этом, Андрей?
   Бывший монах сильно побледнел и ничего не сказал. Не крестился, не шептал молитв. Может смотрел в прошлое? Там кричат от боли ран живые и молчат мертвые. Там просят о милосердии, а потом стреляют в спину. Там не перестанут оплакивать убитых мальчишек солдат. Убитых из-за вашего милосердия капитан Кольцов.
   - У него алиби, - с жалостью глядя на него, тихо сказал, Женя, - Андрей месяц был в Германии, искал могилу своего убитого прадеда, а именно в это время произошло три первых серийных убийства.
   - Эх Женя, - легонько вздохнув, я грустно улыбнулся, - вспомни классическое построение интриги в детективной драме, алиби нужно только убийце.
   - Я не убийца, - чуть слышно прошептал расстрига монах.
   - А вот я убивал, - резко выкрикнул я, - только по моей вине не одна мама в нашей стране по погибшему сыну не плакала. Понял? Я стрелял, я обманывал смерть, я побеждал, и те кто ждал нас в засадах на дорогах, в горах, кто устраивал минные ловушки, они или бежали от нас или мертвы.
   - Давайте прекратим этот бессмысленный разговор, - Женя тоже встал из-за стола, и мне бесстрастно:
   - Ты говорил: Не навреди. Ладно. Я ведь тебя сегодня специально пригласил прийти, предупредить хотел. Так вот. Вчера у меня на сеансе был руководитель оперативной группы по поиску маньяка, я его от язвы лечу, да ты этого майора Одинцова знаешь. Я его проколол, он расслабился, потом стал над моими версиями посмеиваться. Дескать, все ваши обращения к потусторонним силам, полная херня, а снайпера мы сами вычислили. Вот сроду не догадаешься кто он! Рядом с вами он сидит, и наверняка смеется пока вы камлаете. Я ему: "Не верю!" При иглоукалывании все нервные центры расслабляются, как говорится "тормоза" сняты, и пациент пошел языком молоть. Так вот всё, что я раньше тебе сказал это их оперативная разработка. Тебя возьмут в ближайшие дни. Для них ты идеальная мишень. И алиби у тебя нет. Ты на самом деле под подозрение попал когда опера по новой методике искали маньяка в социальных сетях и наткнулись на "Обмани смерть". А уж потом стали дальше копать. Ты для убийцы почти по всем параметрам подходишь. И мотив для маньяка у тебя вполне подходящий.
   А тихо как стало в кафе "Хохма" когда люди перестали говорить. Тихо, уютно и хорошо. Значит я маньяк? Мне не страшно, просто чуточку грустно, вот и все.
   - Ребята, - тихо спросил я, - а вам не страшно?
   Они молчали и не смотрели на меня маньяка - убийцу и я повторил:
   - Вам не страшно жить в обществе, где элементарное стремление к справедливости, уже повод для подозрений? Так кто из нас маньяк?
   Ответом было молчание. Я быстро пошел к выходу. И уже мне в спину печально сказал расстрига монах:
   - Я буду молиться о тебе ...
   Злая сила мгновенно разлилась в мышцах, тугой пружиной возвратного механизма, развернулось тело и встав лицом к оставшимся, я холодно отчеканил:
   - Лучше о своей душе помолитесь капитан Кольцов!
  
   Взяли меня не в ближайшие дни, а в ближайшие часы. Даже не взяли, я сам пришел. Зашел в управление полиции посмотреть отказные материалы по уголовному делу, которое вел, а меня вежливо пригласили зайти в соседний кабинет и стали допрашивать. Иллюзий я не питал, очень хорошо зная, захотят посадить посадят. И то, что юридически я грамотный человек, ничуть мне не поможет, дело просто более квалифицированно оформят, вот и все. Косвенные улики подтвердят показаниями "свидетелей" которые прямо заявят, что там то и тогда-то заметили лично меня с винтовкой в руках. Другие "свидетели" покажут, что видели, как я выкидывал в проточную реку орудие преступления. Психиатр даст заключение о наличии навязчивой маниакальной идеи охватившей обследуемого, что не исключает его вменяемости. И это всё. Пожизненное. На этапе прикончат. Из принципа как бы потом чего не вышло. Оформят как суицид, или инфаркт это уже как говорится дело техники. Техники преступлений, которые уже почти стали нормой в системе наших органов. Но это потом, а пока я не подозреваемый, не обвиняемый, пока я задержанный. В отношении меня идет всего лишь проверка и мрачный болезненно скривившийся майор Одинцов упорно повторяет:
   - Это ты убивал этих людей.
   - Да ты просто анекдот цитируешь, - чуть усмехнулся я, и в лицах чуть пародируя голос майора, рассказал:
  
   Прокурор: 
- Подсудимый совершил преступление, редкое по смелости, ловкости и
   богатству фантазии. 
Подсудимый: 
- Нечего меня расхваливать, я все равно не признаюсь!
  
   Никто даже не улыбнулся, я в очередной раз пожал плечами. В кабинете замолчали. Лейтенант, закончив печатать протокол допроса, стал оформлять постановление о привлечении меня в качестве подозреваемого по уголовному делу. Майор достал из внутреннего кармана мятого пиджака упаковку таблеток, распечатал ее и стал привычно глотать таблетки, запивая их водой из пластиковой бутылки. Психиатр снова уткнулся в свои записи. Было страшно, но сильнее страха была ледяная злоба ознобом сотрясающая тело и вызывавшая холодную противную дрожь. Со мной такое бывает, иногда. Через несколько мгновений дрожь пройдет и тогда, тогда я вспомню, почему много лет назад меня звали - Обмани смерть.
   Не помню, кто первым меня так назвал, но хорошо помню первого снайпера которого убил. Моя группа передовым дозором шла по горной тропе и меня как пулей прожёг его прицеливающийся взгляд и всей кожей, всем нутром я чувствовал как плавно тянет он курок спускового механизма винтовки на себя. Я упал на мелкие камни горной тропы за мгновенье до выстрела, свистнула пуля, мимо. За мной разом легли и стали расползаться ища укрытия бойцы передового дозора. А из укрытий на этой горной тропе были только небольшие камни, грамотный опытный стрелок перестрелял бы нас всех течении нескольких минут. Меня на солнцепеке пятидесятиградусной полуденной жары сотряс ледяной озноб. И снова ожёг его ищущий взгляд, он выцеливал меня и я явственно чуял его раздражение от промаха. От следующей пули я ушел перекатом вправо. Потом резко встал с мелких острых камушков и стал двигаться: рывок влево; затем вправо, я сбивал ему прицел и шёл на сближение. Пули ложились рядом одна ... вторая ... мимо, мимо ..., краем сознания я отмечал, как за спиной прикрывали меня заградительным огнем бойцы нашей группы, а я пригнувшись и рывками бросаясь из стороны в сторону, шёл на сближение. Видел? Чувствовал? Определил? Нет не правильно, я знал где через оптику снайперского прицела ищет меня смерть и двигался ей навстречу, потому что я сам стал смертью, его смертью. И он это тоже почуял, я это точно знаю, он чуял, что его смерть это я и он торопливо стрелял ... мимо, мимо ... Потом я упал за подходящий и большой камень и сам открыл огонь, первые очереди нервно длинные, а потом короткие расчетливо прицельные на три - четыре патрона. Сейчас в этом мире в эти мгновения нас было только трое, я, он и смерть. И она выбрала и взяла его. С четырехсот метров короткой очередью из ручного пулемета РПКС я попал ему прямо в голову. Потом когда я сидел у его укрытия и не глядя на человека которого убил, глубоко затягиваясь курил одну сигарету за другой, кто-то сказал: "Ты обманул смерть" Вот так меня назвали первый раз. Потом, а потом я уже всегда ходил в передовом дозоре, и моя группа ни разу не попала в засаду и не несла боевых потерь. Прозвище "Обмани смерть" так и прилипло ко мне вторым именем. И вот много лет спустя я сижу на неудобном стуле в этом затхлом казенном кабинете и опять чую, что смерть стоит рядом, а ещё я давно знаю, что ее нельзя обмануть, можно получить только отсрочку и то если предложишь ей другую жертву, вместо себя.
  
   Ну здравствуй моя Смерть. Давненько мы не встречались. Ну и кого ты старая подруга хочешь взять к себе? Или все же в этот раз за мной пришла? Извини, но я еще не готов, я опять обману тебя.
  
   Дверь кабинета распахнулась от удара ногой, вбежал молодой поджарый опер и выкрикнул:
   - Седьмой! Только что! - потом отрывисто рубя короткими фразами, - Почерк тот - же. Разрывная пуля в голову. Наш клиент работал. Наряд у трупа. Введены планы "Перехват" и "Замок". Оперативная группа уже выехала, я за вами. Генерал приказал вам обязательно там быть. Машина ждет.
   Майор глубоко вздохнул, на выдохе коротко матернулся и выбежал в коридор. За ним избегая смотреть в мою сторону, поспешно ушёл из кабинета психиатр. Лейтенант прекратил стучать по клавиатуре и постановление осталось не напечатанным.
   - Ну ладно, - я платком вытер лицо и легко встал со стула, - пойду пожалуй, не буду вас от забот насущных отвлекать.
   - Не было приказа вас отпускать, - насупился лейтенант, - ждите решения.
   - То есть? - удивился я.
   - Майор приедет, даст команду, вот тогда и отпустим, - глядя в монитор компьютера бормотал юный полицейский, - а пока в коридоре посидите.
   - А если убегу? - стоя у двери и рассматривая прыщавого лейтенанта, усмехнулся я.
   - А если будете ехидничать, - покраснел от злости полицейский, - то я вас в камеру ИВС отправлю. Ровно на сорок восемь часов. А там видно будет.
   - Лучше уж сразу в СИЗО, там хоть сортир и койки в камере есть, а в ИВС только лавки, - с недоброй улыбочкой предложил я, - и поэтому я желаю сделать чистосердечное признание.
   - Какое? - напрягся юный полицай.
   - Это я всех застрелил, - скромно объявил я, - из гладкоствольного охотничьего ружья двенадцатого калибра, нашел у мусорных контейнеров старую "тулку" и сразу пошел стрелять в кого не попадя. Ружье прячу на дне вороньего пруда прямо в центре города. Оформляйте явку с повинной и заказывайте новые звездочки для погон.
   - Издеваетесь? - с бессильной злобой придавленным ужом прошипел полицай и звонко выкрикнул:
   - Конвой!
   Следующие четыре часа я провел в изоляторе временного содержания. Вечером, угрюмый с пухлым пивным животиком дежурный сержант вывел меня из камеры, где от скуки сразу изменив в неволе своим принципам (ни слова без гонорара) я бесплатно консультировал сокамерников.
   Приехав домой на такси, усталый, психологически весь как опустошенный, хотел выпить, нет напиться вдрызг и не стал. Возраст, знаете - ли уже не тот. Вместо этого переодевшись в спортивный костюм, ушел в бассейн фитнес - центра, час плаванья, потом парилка, опять плаванье. Вода смыла физическую и моральную грязь этого дня, горячий сухой пар расслабил нервное напряжение мышц. Здоровая физическая усталость вытеснила психологический надрыв и дома я заснул глубоким беспробудно целебным сном.
   Утром хорошо отдохнувший сделал обычную разминку, потом немного позанимался на перекладине и дополнительно выполнил специальный комплекс статических упражнений. Стоя, с колена, лежа. В статических положениях прицеливания держал в руках древнюю трехлинейную винтовку Мосина. Ствол пропилен в трех местах, казенная часть намеренно испорчена, затвор отсутствует, это просто тренажер. Я иногда упражняюсь с макетом оружия, больше из-за возрастного комплекса чем из необходимости. Вроде как доказываю себе, что я годен не только в судах трепаться и трепать нервы себе и другим, и поэтому достаточное регулярно тренируюсь с оружием в руках. При выполнении специальных снайперских упражнений главное не столько физический навык и мышечная выносливость, сколько сосредоточенность в выполнении целевого занятия, обостренное внимание, концентрация сознания и достижение состояния близкого к медитации йогов, расслабление при физическом напряжении и намеренная отстраненность от внешних раздражающих факторов. Ты и винтовка сливаетесь в единое целое, ты видишь цель, ты пуля, и никто и ничто не может остановить тебя.
   Никто кроме сотовой связи. Всё звонят и звонят. Не прерывая занятий, раз не ответил, второй раз не принял сигнал, а на третьем звонке, перед тем как отключить аппаратик, в опциях посмотрел кто звонил. Звонил ... в общем звонил человек которому я обязан. Сильно обязан. Человек который давным-давно отвел мою семью от большой беды, врач лечивший и спасший моего сына.
   - Дашу час как арестовали, - нервно и быстро заговорил он, как только в аппарате я принял сотовый сигнал, - взяли с наркотой, я в областном управлении полиции, нужен адвокат и ...
   - Выезжаю, - сразу оборвал я разговор. Первые часы при задержании они самые важные. Ещё есть возможность скорректировать первичные рапорта и протоколы, ещё не возбуждено дело, еще многое можно отыграть назад, ещё все бумаги пока просто бумаги, а не доказательства в уголовном процессе.
   У входа в управление полиции ждут приговора судьбы придавленные горем растерянные родители, в здании равнодушные полицейские сидят на стульях у дверей кабинета. А в кабинете, рапорт о задержании, протокол обыска, десять расфасованных на дозы пакетиков с героином, и капитану полиции дает показания чахлый юноша с пустыми глазами наркомана, как приговор падают и записываются в протокол допроса его слова:
   - Да я у нее постоянно дурь покупаю и все знают у неё всегда есть. Давно? Да с полгода уже.
   - Врешь! - с презрением бросает Даша, ее всю трясет от чужой подлости, от ощущения, что сейчас сию секунду с хрустом ломают и бросают в грязную канаву ее жизнь.
   - Если не прекратите нарушать порядок, - вяло с тусклыми интонациями заметил капитан, - то я вызову конвой и на вас оденут наручники.
   - Успокойся Даша, - тихо прошу я.
   - Успокоится? - нервная дрожь колотила девушку, и усилием воли перемогая негодование, она сдержанно объяснила, - Меня на улице схватили, затащили в машину, одели наручники, а потом вот эти пакеты достали, - Даша кивнула на лежащие на столе вещдоки, - и стали мои ладони к ним прикладывать, потом в мою сумочку засунули и смеются. Гады ... гады ... суки ... а в отделении бабы полицейские при понятых меня обыскали и всё нашли ...
   Раскачиваясь на стуле, визгливо засмеялся свидетель наркоман.
   - Заткнись! - рявкнул на него капитан и Даше почти ласково:
   - Следствие во всём разберется, не надо волноваться.
   Всё девчонке конец. Её не спасти. Прощай юность, медицинская академия, прощайте папа и мама, здравствуйте господин закон, здравствуйте госпожа зона. Ну что новая поганая жизнь будем знакомиться?
   Подписав протокол допроса и протокол очной ставки, свидетель ушел. В кабинете осталось трое. Даша, капитан и я.
   - Сейчас напишу постановление, - заполняя текст бланка на компьютере и не отрывая от монитора взгляд, обращаясь ко мне, сухо говорил капитан, - а задержанная пусть пока в ИВС посидит, а там как суд решит, подписка о невыезде или содержание под стражей. Место, дату и время судебного заседания я вам сообщу. В суде изложите свою позицию и заявите все ходатайства. Пока это всё. Вы можете идти, а задержанная останется у нас и её допрос на сегодня закончен.
   - Меня в тюрьму? - с неестественно ледяным спокойствием, спросила Даша.
   - У нас в стране есть торжество суверенной демократии и поэтому совсем нет тюрем, - заметно усмехнулся капитан, - а ещё есть изолятор временного содержания, следственный изолятор и исправительное учреждение. Ваш адвокат вам разницу между ними объяснит.
   Девушка кивнула и стала с силой тереть своё лицо. Она не плакала, только вытирала нервный пот обильно выступивший на лбу и щеках. Расплывалась от соленой влаги косметика и ее лицо превращалось в маску. Размалеванную красками маску человека, а цвета у красок черные, жуткая палитра горя и безнадежного отчаяния.
   - Даша, - подавая ей платок, сказал я, - не бойся, я тебя вытащу. Слышишь меня? Даша! Посмотри на меня! Я тебя вытащу! Только без меня ничего не подписывай. Если допрос будет без моего участия, просто молчи. Даша это как болезнь, нельзя ей поддаваться. Надо бороться. Даша?! Слышишь меня?
   - Слышу, - вытирая лицо скомканным платком, ответила девушка, а потом как отвердели у нее лицевые мышцы и она жестко сказала:
   - За меня не бойтесь. Я выдержу.
  
   Мы стояли в десяти метрах от здания управления полиции и негромко разговаривали.
   - Ты тридцать лет врачом и двадцать пять лет в местной больнице хирургом проработал, - говорил я придавленному горем отцу Даши, - сотни людей от смерти спас, тысячи вылечил. У тебя среди молодых врачей учеников полно. Ищи среди них знакомых, ищи знакомых у кого родственники судьи, прокуроры и следователи, ищи ... кого можешь. Я тоже сложа руки сидеть не буду, но и ты старайся. Я скажу, что надо сделать. Сережа! Не опускай руки.
   Рядом стояла его жена Таня, она уже перестала реветь и тереть опухшие глаза. Она стояла с нами слушала и не слушала нас. А я знал, что сейчас она рядом с дочерью и в мыслях говорит ей: "Доченька я рядом, не бойся, я рядом, я всегда буду с тобой. Мы с папой рядом", а ещё я знал, что в душной, вонючей камере ИВС Даша её слышит.
   - Я работаю в муниципальной больнице для бедных, - устало и почти безнадежным тоном ответил Сергей, больные и их родственники уважительно звали его Сергей Александрович, - а эти ... - он небрежно махнул рукой, - они в другом мире живут, у них свои больницы, свои врачи, у них другая жизнь, с нашими судьбами они не пересекаются. Им плевать на нас. А если среди тех кого я вылечил и выучил попадется тот кто сможет помочь в этом деле, - он пристально посмотрел мне в глаза, а я отвел свой взгляд, - то он на помощь не придет, своя рубашка ... сам знаешь. Подлый у нас народ и страна подлая ...
  
   Даже самый лучший врач может сделать ошибку ставя диагноз. Сергей никого не искал, не успел, они сами к нему пришли. Первой как только узнала, пришла жена полицейского который в эти сутки дежурил в ИВС. Три года назад Сергей Александрович вовремя обнаружил и вырезал ей опухоль, распространение метастаз прекратилось, а двое её детей не стали сиротами. В тот же вечер этот полицейский вызвал Даше "Скорую помощь" и никого не ставя в известность в нарушении всех инструкций, он сразу оправил девушку в лечебное учреждение. А врач на "Скорой помощи" был учеником Сергея Александровича, он подменил коллегу и вышел на внеочередное дежурство. Другие врачи в больнице, где Сергей отработал двадцать пять лет, поставили Даше диагноз "острая сердечная недостаточность" и её тут - же госпитализировали и спрятали в палате реанимации. Позвонил однокурсник Сергея работающий в наркологическом диспансере и свидетеля, наркомана давно состоявшего на учете, быстро нашли и мигом упрятали в стационар с предварительным диагнозом шизофрения, а значит его показания судом учтены не будут. Звуковой волной от звонка к звонку шло известие о трагедии этой семьи и пришли другие люди, и даже если они не могли оказать помощь, то теплом своего участия, они согрели эту семью, раздели ее боль. Дашины друзья и знакомые через два часа после её ареста разметили информацию о её деле по сайтам, блогам и социальным сетям, "Подстава" и "Провокация" такие слова были в этих экстренных сообщениях.
   Иногда я думаю, что у нас еще не всё потеряно. Ещё есть нравственные силы, противостоящие бездушной правовой машине уничтожения.
  

Глава вторая

   Суд с учётом состояния подозреваемой Дарьи Сергеевны Мишиной вынес постановление об избрании в отношении неё мерой пресечения: подписку о невыезде. Все процессуально следственные действия в отношении подозреваемой были приостановлены до её излечения.
   - Девчонку переведем в ведомственную больницу МВД для повторного обследования, там её мигом признают здоровой, меру пресечения изменим, - встретивший меня на выходе из здания суда майор Одинцов криво улыбнулся, небрежным жестом предложил пройтись по улице и когда мы пошли, обходя поставленные впритык машины, негромко доверительно продолжил начатый разговор:
   - Найти других свидетелей наркоманов, это вообще не проблема. Они все на крючке и за дозу кого угодно продадут. Гуманного дурашку дежурного из ИВС уволим, уже служебное расследование ведется. Так что ... - сделал он многозначительную паузу и уверенно договорил, - посадим, раз взялись всё равно посадим. И пусть хоть весь Интернет от визга о продажной полиции усрется, нам плевать.
   Остановившись, майор по-простецки сплюнул на землю.
   - Следователь, - продолжил говорить майор, - это сотрудник из моей группы, что я ему прикажу то и сделает. Есть у меня такой. Разведенный, семья в другом городе, к нам переводом пришел. Решительный паренек, пробы ставить негде. Такой никого не пожалеет. Эту девку он мигом скрутит, сама во всём признается. Да и не в этой девчонке дело.
   - А в чём? - отрывисто спросил я.
   - В тебё, - чуть усмехнулся майор, - в тебе "светоч" ты наш. И не говори, что ты не догадываешься, что эту девку не просто так взяли. Это твой поводок. Ты же у нас весь такой ответственный, а папаше девчонки ты кое-чем обязан. Отдашь снайпера, дело по наркотикам сразу прекратим. Думай.
   - Вы всем управлением его найти не можете, - говоря я пристально разглядывал его худое морщинистое лицо, кожа на нем серого оттенка крупнопористая и дряблая, - Я то как его один найду?
   - Не знаю, - глумливо подмигнул он, - это же тебя зовут Обмани смерть. Вот и действуй.
   - Семен, - тихо спросил я майора, - а ты не боишься? - и чуть повысил голос, - Сам не боишься пулю получить? Узнать где ты живешь, где бываешь, кто тебе дорог, по нашим временам не проблема. А если с тобой так же, а?
   - Боюсь, - не глядя в мою сторону, уныло признался он, - только другого я намного сильнее страшусь. Тебе скажу, чтобы ты знал, что я до конца пойду. Меня тоже подловили. Было одно дело, забили у нас одного мужичка на допросе. В запале чуток не рассчитали, помер он, все бы ничего, можно списать эту смерть ... типа приступ сердечный или еще чего, но ... в общем детали тебе знать не обязательно, но мне и другим кто со мной тогда был, поставили условие, или мы найдем снайпера, или делу об убийстве дадут ход. И руки развязали, делайте что хотите, только найдите. Бежать некуда, но если кто сбежит, остальные за него ответят, вот мы и присматриваем друг за другом. А провести остаток жизни на зоне я не хочу, это та же смерть только медленнее и мучительнее, чем от пули.
   - Так сами и найдите, а не присматривайте друг за другом! - желчно выкрикнул я, - сами ищите, я то тут при чём? А по Даше, скажи своему "крутому", не он один шкуры снимать умеет. И всю жизнь в кабинете не отсидится.
   - Сам скажи, - вяло раздвинул тонкие губы в ухмылке майор и дальше серьезно заметил, - да только не поверит он. Такие не верят, туповаты. Да и опыт имеют односторонний, это когда бить и пытать могут только они. Только твоей искалеченной клиентке на зоне с отбитыми почками уже всё равно будет, какого цвета с изнанки шкура её следока.
   Дальше медленно шли молча. Майор шёл заметно приволакивая левую ногу и не смотрел по сторонам. Я еле поднимая при ходьбе ноги, шаркал по растрескавшемуся асфальту, тонкими подошвами дорогих ботинок и думал. Мне одному найти снайпера не реально. Не найти ... я знал, что всё сказанное майором правда. Приведут других свидетелей, подкрепят их показания заключениями экспертиз, для суда этого будет вполне достаточно. А доказать, что девушке наркотики подложили и отжали ее пальцы на пакетах с расфасованными дозами, не выйдет. Те кто это сделал, связаны круговой порукой страха, возможности на них надавить нет. А если начать по ним стрелять ... Я негромко рассмеялся, вспомнив старое присловье: "Всех не перестреляешь" Действительно, всех не перестрелять даже снайперу. Тут совсем другие меры нужны. А это значит ...
   - Материалы по делу покажешь? - после непродолжительного молчания спросил я майора.
   - Покажу, - чуть заметно кивнул он и с явной издевкой негромко сказал, - Ну вот теперь и ты стукачём стал, поздравляю и добро пожаловать. Добро пожаловать в ряды предателей и подонков верных помощников нашей полиции.
  

Глава третья

   Найти маньяка если он весьма осторожен и достаточно умён, а за рамками своей "идеи" вполне вменяем и в частной жизни ничем от окружающих не отличается, крайне сложно. А если он стреляет из оружия с глушителем не оставляя иных следов кроме трупа и пули в нём, то практически невозможно. А если нельзя предугадать, кто будет следующей жертвой и не захватить стрелка с поличным, то серия выстрелов, серия убийств может продолжаться годами, пока случайность, допущенная ошибка или самомнение не подведут преступника. В наше время, да и не только в наше, маньяка как правило губит тщеславная страсть к преступной "славе", острое желание публично продемонстрировать свою исключительность и неуязвимость, болезненное стремление донести до всего "мира" свою "идею". Многие маньяки охотно используют современные средства коммуникаций, питая особенное пристрастие к интернету. Там-то их и находят, а дальше дело техники и оперативной хватки. Но если маньяк после выстрела ложится "на дно" оставляя за собой труп, протоколы осмотра места происшествий, путанные показания свидетелей и заключения экспертов криминалистов, то применяются другие методики поиска. Они хорошо известны и тайны не составляют. Только применять их уже не кому, или, это если быть убежденным оптимистом, почти некому. Для этого всего лишь надо быть целителем. Любое преступление, особенно преступление против личности, это как проникающее ранение в социальную ткань общества. Кровоточит резаная или колотая рана, а значит нужен тот кто вылечит раненого, ликвидирует последствия удара, нужен целитель. Настоящий криминалист, неважно как его именуют: "полицейский"; "милиционер"; "следователь"; "сыщик" или любой синоним этих слов и является таким целителем. Несмотря на мундирно - толстую, дубленую шкуру профессионального цинизма, жесткости нередко переходящей в жестокость, это всегда идеалист. Он противостоит злу. Не абстрактно, а с оружием в руках. Это его призвание. Его долг защищать сообщество людей от проникающих ранений и уничтожать тех кто их наносит. Сейчас это особенно смешно звучит, правда? Даже не смешно, а предельно глупо и наивно до клинического идиотизма. Сколько в современной полиции таких идеалистов? Не мне судить. Но нашей правоохранительной системе не нужны идеалисты, более того они ей опасны, ей нужны профессионалы. А профессионал просто отрабатывает своё денежное содержание. Содержит его государство для своей защиты, всё остальное государству и его профессионалам безразлично. И когда снайпер выходит на огневой рубеж обнаружить и остановить его уже некому.
   Может это так, а возможно и нет. Но именно об этом я думал, когда дома просматривал все материалы этого дела. Теперь уже моего дела. Ранее при молчаливом согласии майора в его кабинете я сфотографировал документы на камеру сотового телефона, в своей квартире фотографии закачал в компьютер.
   Итак, что имеет следствие. Семь трупов. Весьма достойных членов современного общества.
   Первый, через организованную им розничную сеть малолеток, торговал наркотиками, все это знали, в том числе получавшие от продаж свою долю "правоохренители". Сколько детей по его вине стало наркоманами и погибло, не известно. Полученные деньги вкладывал в игорный бизнес, в строительство, любил на показ жертвовать на благотворительность. Убит утром, при входе в свой офис.
   Второй, специалист по недвижимости, обманом лишал людей жилья. А в начале его деятельности именно я консультировал его, как юридически безупречно оформлять сделки с недвижимостью. Потом он грамотно сволочь дела вёл, строго по закону. Предпочитал работать со стариками и сиротами и те оставшись без крыши над головой глотали слезы бессильной ненависти. Его последняя сделка по отъему жилья привела к самоубийству четырех человек. Перед тем как придут приставы выкидывать их на улицу муж и жена отравили своих детей, а потом вскрыли себе вены. Специалист был убит вечером, на стоянке где оставлял на ночь свою машину.
   Третий, директор коллекторского бюро, мой бывший клиент, занимался выбиванием долгов. Это я его отмазывал, когда против него возбудили уголовное дело, тогда ему "светило" пять лет. Отпустили за недоказанностью. Он всегда ходил в сопровождении двух охранников. Они его не спасли. Убит в центре города в ста метрах от областного управления полиции.
   Четвертый, работал по программе капитального ремонта ветхого жилья. Общежитие, где его компания выполняла подряд по перепланировке и восстановлению здания, рухнуло через месяц после подписания акта выполненных работ. Вечер, люди только что пришли с работы, привели из школ и детских садиков детей. Десять человек погибли из них трое дети. Остальные остались без крова. Я представлял интересы генерального подрядчика по уголовному делу, он прошел как свидетель, обвинение выдвинули против рабочих, которые по версии следствия воровали стройматериалы, что и привело к обрушению здания. А эта бригада рабочих еще до обрушения уехала к себе домой. В другое государство. Их объявили в розыск ... и ищут до сих пор. А уважаемый предприниматель убит на выходе из здания администрации, где успешно выиграл еще один конкурс на осуществление подрядных работ.
   Пятый "свой парень" во властных структурах, за откаты - взятки "выиграл" по конкурсу многомиллионный контракт на поставку медикаментов в местные больницы, отпечатал в типографии новые этикетки с действующими датами годности и продал просроченные лекарства втридорога. Результат, пять летальных исходов. Я хорошо помню это дело. Именно я осуществлял защиту врачей, которых обвинили в преступной халатности, троим из них дали условный срок, старший провизор больницы скончалась в СИЗО от сердечного приступа, главного врача просто уволили, а будущий труп отвертелся от возбуждения против него уголовного дела как намыленный. Убит днем при выходе из ресторана, где обедал каждый день.
   Шестой, собственными руками бы задушил, педофил. Доброго вида немолодой весьма состоятельный и влиятельный дяденька, любил деток шоколадными конфетами угощать и игрушки дарить. Почетный и постоянный спонсор детской танцевальной студии. Изнасиловал одиннадцатилетнюю девочку. Мать ребенка забрала заявление после того как её младшая пятилетняя дочка принесла из детского садика поздравительную открытку для мамы с завуалированной угрозой убить ее детей. В полиции, куда она отнесла открытку, просто развели руками: состав преступления в тексте отсутствует. Вдова, она поняла, что защитить ее детей некому и забрала заявление об изнасиловании дочери. Педофил был убит на выходе из театра, где с танцами выступал детский ансамбль. Тут убийца изменил своему правилу стрелять жертве в голову. Пуля пробила жертве легкое, тот захлебнулся собственной кровью. В протоколе допроса матери девочки, который проводился после убийства педофила, записаны ее слова: "Есть! Есть Бог на свете! Покарал он эту гниду. А за мстителя я каждый день молиться буду!"
   Седьмой работорговец ...
   Они все были убеждены в безнаказанности, в своем праве властвовать над униженно покорном быдлом, в своей неприкосновенности. И они были правы. Правы, до тех пор пока, снайпер не взял их на прицел и затаив дыхание не привел в действие пусковой механизм. А потом патологоанатом напишет в заключение об их смерти: "...полученные повреждения не совместимые с жизнью". Вот и всё. Эти люди оказались не совместимы с жизнью.
   Я вспотевшей ладонью потер уставшие и покрасневшие от мерцания монитора глаза. Глупо. Как всё глупо. Ну убил ты этих людей, ну и что? Дальше то что? Что изменилось к лучшему? Ты просто идиот! Нет, ты маньяк. Хотя ... в материалах дела есть твой психологический портрет, любопытно, чертовски любопытно прочитать, что о тебе специалисты пишут.
  
   Это мужчина. Предполагаемый возраст от тридцати до пятидесяти лет. Имеет отличную стрелковую подготовку. Вероятная военно-учетная специальность - снайпер. Возможно, получил навыки применения оружия в ходе прохождения службы в специальных подразделения МО, МВД, ФСБ. Предположительно участник боевых действий. Знаком с криминалистическими методами обнаружения вещественных следов преступления, умеет скрывать материальные улики. Имеет прямо или опосредованно доступ к служебной информации правоохранительных органов. Владеет навыками тактической маскировки. Хорошо образован. Обладает прикладными техническими навыками на уровне квалифицированного рабочего по специальностям: слесарь; токарь; фрезеровщик. Умеет управлять транспортными средствами. Крайне осторожен, расчетлив, умен, жесток. Вменяем, но одержим навязчивой идеей о несправедливости мира. Может быть членом религиозной секты или иной социальной группы ставящей своей целью устройство "безгрешного" общества. Действует один. Не контактен. Людям даже входящим в его ближайшее окружение (если таковые вообще есть) не доверяет. Семьи нет. Нервная система сбалансирована. Имеет хорошее физическое развитие, которое поддерживает регулярными занятиями. С большой степенью вероятности можно предположить, что преступник обладает экстрасенсорными способностями. Более конкретные данные невозможно представить ввиду отсутствия дополнительных сведений.
  
   Прочитав это заключение, я чуть усмехнулся, мое чёрное отражение на экране монитора усмехнулось мне в ответ. Это не маньяк, а просто портрет "супермена" сбежавшего из дурдома, этакая смесь героя из киношного боевика и мага из книжки в стиле фэнтази. Хотя надо отдать этим специалистам должное, кто именно может быть этим маньяком они определили. А если всё сопоставить то за некоторыми, но весьма значительными исключениями, это просто мой портрет. Можно даже посочувствовать майору, нашёл во мне почти идеального кандидата на роль преступника, взял его, приступил к допросу, а тут раз и выстрел снайпера, да еще в то время когда я у него кабинете сидел. Неувязочка вышла господин майор. Но не в том, что я в момент выстрела сидел на стуле с жестяным инвентарным номером, а в том, что нет у меня желания переустраивать этот мир, я знаю, это бесполезно. Тут снайперская винтовка не поможет.
   Кстати насчет винтовки, что там баллисты пишут?
   Внимательно изучил грамотное полное специальных терминов и расчетов заключение экспертов. В сухом остатке вышло: Преступник стрелял из трехлинейной винтовки образца 1891/1930 гг.  с самодельным глушителем. Т.к. использование глушителя в оружие такого типа не предусмотрено, то винтовка частично модернизирована. Пуля самодельная, разрывная, порох в патроне использовался бездымный из тех марок, что продаются в оружейных (охотничьих) магазинах. Следовательно, патроны для оружия преступник сделал самостоятельно, взяв за основу унитарный винтовочный патрон 7,62в54 мм. Дистанция с которой стрелял преступник с учетом использования глушителя не превышает сто пятьдесят - двести метров.
  
   Тоже загвоздка, и не одна. Винтовок и карабинов образца 1891/1930 гг. в стране полно, небольшая их часть в качестве зарегистрированного охотничьего оружие находится на руках у населения, остальные хранятся на складах, причем не только на складах государственных структур, но и бывших, давно распущенных служб ВОХР. Достать такую винтовку при минимальном желании не трудно, и не одну. У меня самого такая винтовка есть, хоть и намеренно приведенная в негодное состояние, но когда я ее приобретал, из этой винтовочки можно было стрелять. Ассоциативно вспомнил как сам стрелял из трехлинейной винтовки. Это был снайперский вариант "мосинки", нам в часть их прислали по принципу "на тебе боже, что нам не гоже". Комбриг в штабе армии устроил нешуточный скандал и оружие образца 1891/1930 нам быстро заменили на СВД, но и "мосинки" забирать назад не стали. Валялись они у нас в роте беспризорные, никому не нужные, но все равно заботливо смазанные, оружие есть оружие и за ним надо следить и ухаживать. Я иногда стрелял из них, так больше для интереса и тренировки глазомера. Бой очень хороший, а вот остальное ... тяжела, неудобна, оптика снайперского прицела слабая, в общем, для современного маневренного боя совершенно не подходит. А вот если её использовать из засады и только для одного выстрела, то вполне и ничего. Но ... и весьма существенное, "но", винтовку надо принести на место засады, а потом незаметно вынести с места преступления. С таким громоздким оружием как трехлинейная винтовка это практически невозможно. А все опрошенные свидетели утверждают: никто не двигался с продолговатым предметом, или футляром. Или они просто не видели? При выстреле, тем более бесшумном, мало кто оглядывается по сторонам, все смотрят на жертву.
   Ладно, что там еще есть? Все версии за исключением "маньяка - одиночки" отпали. Сначала проверяли всех, кто подходил под описание данное психологами. Не нашли. Потом опера проверили всех снайперов состоящих на учете, нет. Проверили все возможные религиозные и социальные с экстремистским душком сообщества, подходящей кандидатуры для дальнейшей разработки не нашли. Для "очистки совести" проверили лиц стоящих на психоневрологическом учете, опять ничего. Допросили всех потерпевших от действий убитых, опять мимо. Специалисты искали след маньяка в интернете, но ... без толку. Вывод? А вот вывод сделать никто не захотел, по крайней мере письменно, устно вполне возможно, а так только бумажки с планом дальнейших оперативно - следственных действий. Пустых действий. К поимке маньяка они не приведут. Все дело в том, что снайпером может быть любой, кого система ломала и не смогла окончательно сломать, т.е. кто угодно.
  
   Изучив все документы, я тупо смотрю в мерцающий экран монитора и думаю. Думаю обо всём. О снайпере к которому не испытываю ненависти. О девушке Даше которая ждет моей помощи, о ее отце который искусством врача каждый день спасает людей. О себе, о смысле и бессмыслице жизни, и опять о снайпере. Он готов сделать следующий выстрел, я это знаю. Он уже окончательно выбрал свой путь, он это пуля которую не остановить, можно только уклониться и спрятаться за укрытием или убить его раньше чем он убьет очередную жертву. Я думал обо всём этом до утра. Злобы и ожесточения не было, только сосредоточенность и готовность к выстрелу. Следующему выстрелу, моему выстрелу.
   На рассвете звонок у входной двери. Прежде чем открыть, смотрю в глазок. Это ещё не смерть за мной пришла, в коридоре у порога моей квартиры переминаясь с ноги на ногу стоял расстрига. Здравствуй капитан. Чего в такую рань припёрся? Молчишь? Ну проходи, раз пришел. Только без душещипательных разговоров, ладно?
   На давно требующей ремонта кухоньке, сидя за столом на расшатанных табуретках, пьем крепкий чай с янтарноцветным майским медом. Мед, капитан Кольцов свой принес, у него пасека. Когда с монастыря ушёл, он занялся пчелами. Ульи, рядом огородик, у притока речки стоит деревянный сруб дома, во дворе банька "по черному". Благодать. Тоже мне отшельник, а сам просто фермер расстрига, бляха муха. Ему осталось только кредит в банке взять, коров купить, а к ним хозяйку для дойки и прочих удобств завести.
   - Помнишь, один раз ты говорил, что являешься убежденным противником смертной казни, почему можно узнать? - задав вопрос, и оставив недопитую чашку с чаем, Андрей Кольцов посмотрел не на меня, а в немытое окно на кухне. За стеклом хмурый, мутный, холодный рассвет.
   С моей биографией и профессией, это более чем странно, но я действительно убежденный противник применения смертной казни. И не потому, что я пацифист - это не так, да и религиозен я более чем умеренно, чтобы приводить довод о божественной ценности человеческой жизни и уж тем более мне не жаль убийц и насильников. Причина в другом и для меня это более чем веская причина и я вслух отвечаю на вопрос, о котором много думал:
   - Даже при самой развитой правовой системе, даже при самом квалифицированном и неподкупном суде, всегда существует возможность судебной ошибки. Роковое стечение обстоятельств, неправильное толкование досудебных следственных материалов, предвзятость следователя, судьи, эмоциональный настрой присяжных заседателей, ошибка свидетеля или эксперта. И все, смертная казнь. Знаешь сколько казнили невинных? Только известная мировая статистика тысячи таких случаев насчитывает. Потом всё выясняется, но невинно убиенного с того света уже не вернуть. Нет, если человека неверно осудили, у него должен остаться шанс на справедливость. Понимаешь, шанс, а не пуля в затылке. А уж про наши суды и говорить нечего ... могут приговоры на основе таких доказательств вынести, что хоть плачь, хоть смейся, а хоть и лбом о стол бейся. А так хоть по приговору людей убивать не будут и на том спасибо.
   - Ясно, - кивнул Андрей и отвернувшись от окна пристально посмотрел на меня, - А о нашем снайпере, что скажешь?
   - Это маньяк, - сухо сказал я, - чем бы он не руководствовался, нельзя быть в одном лице, следователем, судьей и палачом, слишком велика цена ошибки.
   - Вот как? - удивленно поднял светлые брови расстрига, - странно это именно от тебя слышать. А недавно ты меня вроде как упрекнул, что я не уничтожил и отпустил другого снайпера, того кто потом убивал моих солдат.
   - Тогда была война, - заметно поморщился я, - а еще я знаю, что произошло с тем убийцей. Рассказать?
   - Ну расскажи, - не отводя от меня тяжелого изучающего взгляда согласился расстрига.
   - Когда федералы разгромили основные группировки, он сдался местным властям и его сразу амнистировали. Совсем ещё молодой парень, жить да жить. Он мог начать мирную жизнь, получить профессию, завести семью, начать работать. Но его профессией было убивать, менять ее он не захотел. Вот и приехал к нам работать по своей "любимой специальности". Через три года его застрелили в северной столице. Против него сработал мастер - стрелок. Из револьвера системы "Наган" он сделал два выстрела. Одна пуля попала в левый, а вторая в правый глаз. А потом стрелок исчез не оставив следов. Разумеется материальных следов пригодных для криминалистического исследования. Типичный "висяк". Через месяц сотрудники отдела "Э" взяли одну из автономных националистических групп. Труп "повесили" на них. Руководителя группы боевиков подпольщиков убили при задержании, а его соратники на допросах "с пристрастием" показали, что твоего "знакомого" ликвидировал их командир. Дело закрыли. Неувязки, вроде отсутствия орудия преступления и показаний одного из свидетелей, который утверждал, что убитый при задержании боевик в это время был в другом месте, никого не заинтересовали. Вот так. А после этих событий, ты отрекся от сана и ушёл из монастыря.
   - Мне отмщение, и аз воздам, - глухо пробормотал Андрей и быстро перекрестился.
   - Цитируешь Послание к Римлянам апостола Павла? - усмехнулся я, - тогда уж приводи текст полностью: "Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, и аз воздам, говорит Господь" Так?
   - Дайте место гневу Божию, - тихо повторил расстрига и быстро сменил тему разговора:
   - Я слышал, ты взялся найти снайпера? - чуть насмешливо спросил он, - Решил опять обмануть смерть?
   - Да вроде того, - нехотя буркнул я.
   - И какие шансы? - не меняя тона, интересовался капитан Кольцов.
   - Мы оба знаем, кто он! - глядя ему прямо в серые глаза, жестко бросил я.
   - Ну и что из этого следует? - встал из-за стола тихо спросил расстрига и небрежно добавил, - Спасибо за чай. Пойду пожалуй, дела.
   - Лучше беги куда подальше капитан, беги пока не поздно, - внушительно, но без угрозы в голосе попросил я.
   - На всё воля Божия, - серьезно ответил он, - сам знаешь, без воли Его и волос с головы не упадет. И все предопределено от века, и случится то, что только должно случиться.
   - Уходи Андрей, - опять попросил я, - Время есть. Страна большая. У тебя есть шанс.
   - Нет, - покачал он головой, - и как сказано в Евангелии от Матвея: "не мир пришел Я принести, но меч"
   "Это фатум, наверно так судьбой определено, а жаль " - мрачно думал я, закрывая за ним дверь.
   А ведь именно на толковании понятия "предопределения" я впервые почувствовал к нему интеллектуальный интерес как личности. Тогда в "Хохме" мы спорили о предопределении и свободе воли. Если всё предопределено, то зачем нам дана свобода воли? или свобода это всего лишь иллюзия человеческого разума? Но если каждый наш поступок еще до рождения предписан нам непреодолимым роком, то почему мы должны нести ответственность за свои деяния? С точки зрения формальной светской логики здесь неразрешимое противоречие.
   - Господь дал нам знание добра и зла, - заметил молчавший в течение всего спора Андрей, - и свободу воли выбирать между злом и добром. Но Отец наш Небесный в своём всеведении знает, что выберет каждый из нас. И скорбит. Ибо всё зная мы чаще всего выбираем зло понимая его как добро для живота своего.
   Почти церковная тональность и обороты речи, собеседника меня не удивили, я уже знал, что он прошел послушание, принял постриг, успешно окончил семинарию, потом покинул монастырь. С интересом рассматривая расстригу, я засмеялся:
   - А ты фаталист?
   - Нет, - спокойно ответил расстрига, - я верующий.
   - А если ты верующий, - ехидно заметил и усмехнулся лечащий больных иглоукалыванием и "заговаривающий" кровь врач Женя, - то зачем пришел на собрание "нечестивых"? По библии Святой Дух устами царя и пророка Давида возвестил на все времена непреложную истину, - и на манер псалмопевцев пропел, -  "Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста и на седалище губителей не седе" 
   Сидя за столом и разминая затекшие мышцы ягодиц (сидели уже второй час) я заерзал и старый деревянный стул, то бишь седалище, подо мной негодующе заскрипел. Все разом беззлобно засмеялись.
   - Давид царь иудейский, если по Ветхому Завету судить, тот еще праведник был ... мало своих жен было, так он еще и законную жену полководца Урии Вирасавию взял к себе на ложе, ее мужа, дабы не мешался, отправил на войну, где того и убили. А эта самая Вирсавия впоследствии родила Соломона, - когда затих смех достаточно иронично заметил я, - и вообще в Иудеи того периода вовсю изучением оккультных наук увлекались, пресловутая каббала это мистика чистой воды.
   - Все зависит от того что понимать под иными знаниями. Если это бесовщина, то верующий должен бороться с ней. А если это одна из дорог к Господу нашему, то в добрый путь. - расстрига оживился, видать соскучился на своей пасеке по разговорам, больше напоминающим интеллектуальный поединок, - Существует сугубое заблуждение у людей малограмотных и духовно ленивых, что контакт с иномирьем это суть диявольщина. Но всё зависит от того с какой целью ты вступаешь в мир духовный. Если цель твоя мздоимство, похоть, злоба, ненависть и зависть, то ждёт тебя там враг рода человеческого и за черную силу, сожрет твою душу. Если помыслы твои чисты, то ... даже светская история знает достаточно достоверных фактов, когда пророки и святые различных вероучений входили в духовный сверхчувственный мир и получали способности и знания, которые их современники иначе как чудом не называли, а это не чудо, это материально зримое доказательство бытия и всемогущества Творца нашего.
   - А вот по оценки достоверности доказательств, - насмешливо заметил Женя, и кивнул в мою сторону - ты лучше его спроси.
   - Я не судия, - преувеличенно серьезно ответил я, - и доказательства только привожу, но не оцениваю. Но у меня к тебе, - я посмотрел на спокойно сидящего расстригу, - вопрос как к эксперту теологу. Скажи, будет ли на страшном суде состязательность сторон, дадут ли слово адвокату подсудимого и могу ли я заурядно простой, а стало быть закостенело грешный юрист рассчитывать на вознаграждение за участие в таком процессе?
   - Вшивый о бане, адвокат о гонораре, - почти в рифму проворчал расстрига и рассмеялся.
  
   Тогда мы смеялись, то серьезно, то с иронией говорили о духовных тайнах бытия и небытия, тогда снайпер ещё не начал свою серию выстрелов. А теперь переход из бытия в небытие, из зримого мира в иномирье, перестал быть просто предметом наших споров, он запах жженым порохом, он засвистел пулей рвущей плоть, он стал пугающе близкой реальностью. Хотя ... хотя всё не так уж и страшно если есть привычка, у меня есть, или по крайней мере была. Но под такую их конституционную мать... такая привычка, эта сознательная обостренность нервной системы, эта жизнь на уровне только инстинкта выживания нужна для войны, а разве у нас война?
  
   Снайпер заряжает винтовку и выдвигается на позицию, он ответил себе на этот вопрос. Закрыв за расстригой дверь, я точно знал, следующий выстрел будет в меня. Ну что Обмани смерть, увернемся от пули? Не знаю, это как повезет.
  

Глава четвертая

   Сегодня майор Одинцов не морщил от боли лицо и внешне выглядел, отдохнувшим, посвежевшим, довольным. Мы встретились в тихом сквере недалеко от концертного зала филармонии, и совсем рядом с подвальчиком которой врач Женя переоборудовал для приема пациентов и где майор добровольно кололся по китайской методике. В сквере стоят редкие лишенные листвы деревья, голые ветки на них обсижены каркающим вороньем. Сесть было некуда, все скамейки были обгажены птичьими экскрементами.
   - Дурная примета, - негромко заметил я, пока майор бегло просматривал поданные ему листки бумаг.
   - Что? - отвлекся он, окинул взглядом сквер, - Ах это ... - кивнул он головой в сторону жирных наглых ворон, - Так мусорные контейнеры рядом, вот они и тут и гнездятся.
   - По поверью, - тихо, внушительно сказал я, - стаи воронья вблизи человеческого жилья, это к большой беде и воронье чует грядущую поживу.
   - Оставь свой заупокойный тон, - снисходительно усмехнулся майор, - где люди, там помои, где помои там воронье, их надо просто отстреливать, да некому этим заняться, санитарные службы не работают.
   - Действительно, - подтвердил я, - санитарные службы не работают и именно поэтому стреляют другие.
   - Мы с тобой давно знакомы, - зажав в кулаке бумаги, пристально, тяжело посмотрел на меня майор Одинцов, и тень явной неприязни ко мне легла на его лицо, - и я тебя всё меньше и меньше понимаю. Ты же сам весь по уши в дерьме, как и я, да в принципе как и любой, кто зарабатывает деньги в нашем деле. Так чего ты идущую от тебя вонь, искусственным ароматом цветущих роз хочешь перебить? Помнишь анекдот про птичку в теплом навозе? Так вот сиди в говне и не чирикай! А вот по этим бумажкам, - потряс он листками, - я сегодня же все запросы отправлю и наружное наблюдение распоряжусь установить. А еще ...
   Пока он говорил тень сгустилась на его лице, но это было не отражение эмоций, на его лице отразилась тень смерти ...моей смерти
   - Ложись! - выкрикнул я и упал первым.
   Тонко свистнула пуля, мимо. Мимо меня. Я успел упасть, а майор нет. Он грузно неловко осел на землю и лежа закричал, зажимая ладонями рану на плече. Я мгновенно вскочив с земли, укрылся за ближайшим деревом. Каркая взвилось с веток и закружило над сквером воронье. Второго выстрела не было, я опять обманул смерть, подставив ей другого.
   После моего телефонного звонка из своего подвала выбежал Женя. Быстро осмотрел майора, остановил кровотечение, затем мы вдвоем, взяв под руки впавшего в болевой шок полицейского, перетащили его в подвал. Сообщили в управление полицию, вызвали "Скорую помощь".
  

Глава пятая

   Выстрел снайпера в полицейского как подстегнул расследование, события водоворотом стали затягивать на дно, всех причастных к этой истории. Или почти всех.
   Дом, баню, пасеку Андрея Кольцова обыскали. В одном улье нашли тайник с запаянной в толстый целлофан винтовкой, на стволе оружия обнаружили нарезку для установки глушителя, в остальных ульях обнаружили самодельные патроны. Его алиби по поездке в Германию оказалось фальшивым, по его паспорту туда ездил совсем другой человек. Андрей не назвал его имени, а первый лист своего заграничного паспорта он намеренно испортил, предусмотрительно оставив на других листах отметки о пересечении границы.
   Обвиняемый Кольцов отказался давать показания без присутствия на допросе своего адвоката. А своим защитником он назвал меня. Я знал, что именно так и будет. Знал, что наша схватка не закончена. Мы ещё посмотрим друг другу в глаза. Надо только найти достаточно сил, чтобы выдержать его взгляд.
   Камера или правильнее помещение для допросов в следственном изоляторе мне хорошо знакомо, я не раз тут бывал. Знакомы и служащие СИЗО. Именно поэтому, за скромную мзду, они разрешили мне пронести передачу подследственному, минуя обычную процедуру. Мёд в сотах, листовой чай, шмат сала, теплое белье, две пары шерстяных носков, сигареты.
   Странно, но первый вопрос моего клиента был именно о сигаретах.
   - Зачем? Я же не курю.
   - Ты попал в новый мир, - сдержанно сказал я, - тут свои законы. Чай и табак это свободно конвертируемая зоновская валюта. Алкоголь и наркотики его драгоценность. Привыкай. А без валюты тут выжить невозможно. Да и деньги тут, даже больше чем на воле нужны. Я в следующий раз перечислю тебе на лицевой счет, то, что посетители из "Хохмы" для тебя собрали.
   - Новый мир - тюрьма, - скривил губы Андрей, и с горечью, - весьма символично.
   Раскладывая на привинченном к полу столе принесенные вещи и продукты, я промолчал.
   - А ведь это ты меня полиции сдал, - тусклым под стать серой краске стен камеры тоном заговорил Андрей, - Ты. Почему? Почему ты решил, что это я? Знаешь, как следователь смеялся, когда я тебя попросил вызвать, как своего адвоката? Потом рассказал, как ты меня предал. Посоветовал другого защитника пригласить.
   Вот оно! Началось! Мы опять схлестнулись, но не в споре о мироздании, не о свободе воле, а просто о свободе, физической свободе которой его лишили по моему доносу.
   - Что ж ты совета доброго следователя не послушал? - внешне очень спокойно спросил я.
   И мы оба физически осязали, как в этой тесной душной камере для допросов не хватает воздуха и сгущается напряжение, разнонаправленными потоками хлещут, страх, обида, чувство вины и еще одно чувство совершенно тут неуместное, чувство сострадания.
   - Хотелось тебе в глаза посмотреть, - холодно сказал капитан Кольцов.
   - Ну смотри, - вызывающе предложил я.
   Мы смотрели друг другу в глаза, маньяк убийца смотрел в глаза защитнику и оба молчали. Все было сказано. Без слов.
   - Ты считаешь меня предателем? - первым глухо и напряженно заговорил я, - но когда утром ты пришел ко мне, я тебя открыто предупредил: "Я знаю кто ты. Беги, беги, спасайся пока есть возможность". А если говорить о справедливости ... то это ты подставил под пули своих солдат, по твоей вине плакали их мамы. Пришло время отвечать, неисповедим промысел Божий. Смирись.
   - Тебе ли говорить о промысле Божьем? - возвысил голос расстрига, - ты сам разве не стрелял по созданиям Господа нашего. Разве матери, дети тех кого ты убил, не слали проклятья на твою голову?
   - Твоей жизнью, я выкупил у смерти, другую жизнь, - не выдержав идущего от него эмоционального накала сломался и устало как со стороны прозвучал мой голос, чуть помедлив я договорил, - или давай прекратим этот никчемный разговор, или пригласи к себе другого адвоката.
   - А он поможет?
   Как отстреливаясь короткими очередями, дальше мы обменивались только сухими отрывистыми фразами:
   - Нет, улики против тебя бесспорны, для суда их вполне достаточно.
   - И что меня ждёт?
   - Пожизненное. Могу устроить тебе экспертизу, где тебя признают невменяемым, но не на момент совершения преступлений, тут сумасшествием и не пахнет, а сейчас. Можешь сейчас сойти с ума. Выбирай.
   - Я не виновен!
   - Все маньяки одержимые своей идеей так утверждают, но суд человеческий будет интересовать не словесная шелуха твоих или моих представлений о добре и зле, виновности и праведности, а конкретные доказательства совершенного преступления, причем отдельно по каждому эпизоду.
   Разговор на сегодня был закончен, но я не спешил уходить. Закурил, с удовлетворением отметил, что пальцы державшие сигарету совершенно не дрожат. Сел за стол и ждал, ждал когда он раскроется до "донышка" от этого зависела линяя моей защиты.
   Подследственный и мой клиент, сидя напротив и ладонью нежно поглаживая закрытые в пищевую пленку пчелиные соты, думал. Он не пребывал в эмоциональном шоке от накарканной мною своей грядущей судьбы, он думал. И я знал о чём он думает, обо мне. О моей расчетливой жестокости, а еще он думал, о том чью жизнь я спасаю, подбрасывая судьбе его жизнь.
   - И как его зовут? - после томительной паузы спросил он.
   - Ее имя: Даша, - отозвался я, - ее подставили на наркотики. Мне предложили, или я сдаю снайпера или ее упакуют в зону и надолго. Это еще совсем молодая девушка, ей жить да жить. И ее отец спас моего сына. А я всегда плачу по своим долгам. В этом случае, плата твоя свобода. И твоё прощение мне не нужно. Это закон, жизнь за жизнь.
   - Нечеловеческий закон, - хрипло сказал Андрей.
   - Вы ошибаетесь, капитан Кольцов, - интонационно разделяя слова спокойно ответил я, - это как раз человеческий закон в самом худшем смысле этого слова.
   Мы опять замолчали. Он думал, а я курил, достав из своего портфеля и без нужды пролистывая затрепанный уголовно - процессуальный кодек.
   - Ну и как ты доказал полиции, что снайпер это я? - прервал молчание Андрей.
   - Это было несложно, - я поморщился от неприятных воспоминаний, - когда началась серия, я прикинул каким путем в розыске преступника пойдет полиция. Опыт у меня большой и определить кого и как будут искать, особого труда не составляло. В полиции отрабатывались разные версии и проверялось большое количество людей, но идеально для снайпера подходили две кандидатуры, ты и я. Но у тебя было сто процентное алиби по трем случаем из семи, а вот у меня нет. А то что стрелок был одиночкой полиция не сомневалась, баллисты дали заключение стреляли из одной винтовки. За мной установили наружное наблюдение, я их сразу почувствовал, но особенно не волновался, пусть себе ходят. Но самое главное пока за мной ходили, снайпер не стрелял, а когда мне нужно было уйти от наблюдения по частным конфиденциальным делам, раздавались выстрелы. Это насторожило полицию, а уж когда они узнали, что я регулярно упражняюсь с трехлинейной винтовкой Мосина, их предположение стало уверенностью. Я хорошо понимал, что если снайпер не откроет огонь, пока за мной ходят, то меня возьмут, пустят под "пресс" и под пытками выбьют нужные им показания, принудят к самооговору. В это время ты уже интересовал меня как кандидат на роль снайпера. По социальным сетям, я нашел твоих бывших солдат, они-то мне и рассказали как ты взял, а потом отпустил того убийцу и что потом было. Интернет великое информационное пространство это своего рода параллельный мир, я в тот же день обнаружил сайт монастыря где ты монашествовал и твой бывший игумен написал мне о причинах твоего ухода. Ты подвергал сомнению деятельность высших иерархов православной церкви, критиковал их за собирание земных богатств, призывал церковь отречься от материального добра и усилить тем самым силу духовную. Ты призывал церковь не молчать, а возвысить свой обретший духовную мощь голос, против несправедливости сильных мира сего и их неправедно нажитых богатств, ты призывал не только утешать, но и защищать униженных и оскорбленных. Когда тебя призывали к смирению, ты говорил о лицемерии и тебе предложили покинуть обитель. Ты ушёл полный разочарования и вероятно именно тогда подумал о вооруженной борьбе против зла. Твои мотивы были понятны, но от размышлений до прямых действий долгий путь. Многие думают о том же, но лишь единицы идут по этой дороге. Но это были всего лишь предположения. Я проверил твое алиби. В Берлине в полиции работает человек, который мне сильно обязан. В девяностых я выручил его из большой беды. В нашей стране он служил в уголовном розыске, задержал одного типа, тот руководил преступной группой и делая свой бизнес активно убирал с пути конкурентов. Разумеется задержанного отпустили, а против опера по его заявлению, возбудили уголовное дело за незаконные методы ведения следствия. Срок парню светил немалый, но не в этом дело, в назидании остальными его бы убили в СИЗО и он это знал. Тогда в милиции были еще порядочные сотрудники и его коллеги заранее предупредили парня об аресте. Он скрылся. И это я сделал ему новое имя, биографию и новые документы, по которым этот русский парень, стал рожденным в Казахстане этническим немцем. При должном навыке это не трудно, по документальной смене национальности тогда несколько групп более чем успешно деньги зарабатывали. Можешь мне не верить, но как минимум треть эмигрантов это отнюдь не "евреи" и не "немцы". Пройдя натурализацию и получив гражданство, опер пошел работать в местную полицию. Он и занимался проверкой твоей поездки в Германию. Человек, который с твоими документами был в этой стране, по незнанию совершил незначительное правонарушение. Его задержали, полиция составила протокол нарушения, этого человека оштрафовали и по установленной там процедуре его сфотографировали и взяли отпечатки пальцев, потом отпустили. По электронной почте опер прислал мне отсканированный протокол, фотографию и дактилоскопию. Это не твоя фотография и не твои отпечатки. Твое алиби рассыпалось. Вот все эти данные я и передал в полицию. А уж о том, что оружие и боеприпасы ты хранишь в ульях с пчелами, они и сами догадались.
   - Хорошо работаешь, - горько усмехнулся Андрей, - с выдумкой, можно даже сказать с вдохновением.
   - Как умею, - избегая его взгляда, буркнул я.
   - Значит мне конец?
   - Любой конец это всего лишь начало нового, - я все-таки нашел в себе силы глянуть ему в лицо, - уже тебе ли не знать этого монах?
   - И что же ты мне посоветуешь? - сдержанно спросил Андрей.
   - Чистосердечное признание и раскаяние, - с трудом выдавил я, - в этом случае лет через пять, можно начать процедуру подачу прошений о помиловании.
   - Каяться не буду, - непреклонно сказал монах расстрига, - А вот по остальному ... - он помедлил и тихо попросил, - посмотри еще раз мне в глаза.
   - Нет!
   - Ты идешь страшной дорогой, - повысив голос сказал он, - и вспомнишь ты еще этот день и этот час. Перед своей смертью вспомнишь, и я молю Бога, чтобы нашелся тот кто тогда даст тебе утешение.
   - Ты забыл что меня зовут Обмани смерть, - так и не посмотрев его сторону сдержанно ответил я, - и мой день и мой час ... ты узнаешь о нём. А утешения мне не надо. И еще ... я приду завтра, начнем работать по твоей защите. И ты к этому времени дай ответ, ты виновен или нет.
   - Я отвечу сейчас, - встал с привинченного с полу табурета капитан Кольцов, - Я виновен! Я виновен в том, что хотел защитить свою страну.
  

Глава шестая

   Получив в бюро управления полиции пропуск, я зашел в знакомый кабинет. Уже вышедший из госпиталя майор Одинцов перебирая бумаги сидел за столом. Увидев меня он поздоровался, но не встал из-за стола и не подал руки. Плевать.
   - Вот заключение экспертизы, - равнодушно служебным тоном заговорил он, - я приготовил для тебя заверенную копию. В пакетах изъятых у твоей подзащитной Дарьи Сергеевны Мишиной имеется вещество белого цвета, но это не героин, а сахарная пудра. Свидетеля давшего против нее показания, скоро признают недееспособным и направят на принудительное лечение. Дело против девушки закрыто за отсутствием состава преступления. Копию постановления о прекращении дела я тоже тебе отдам. Всё как договаривались. Что там маньяк? Ты уже говорил с ним?
   - Он готов дать признательные показания, - заверил я.
   - Gut. Sehr gute, - по- немецкий одобрил господин майор.
   - Тренируешься? - усмехнулся я, - или у тебя это подсознательно вырвалось?
   - А ты все иронизируешь? - свою очередь усмехнулся он. А потом, а потом пристально меня разглядывая и кривя в недоброй улыбке узкие губы, заметил:
   - А ты ведь зассал, а? Знал, что рано или поздно, но я до тебя доберусь, девчонка это только предлог, дешевая отмазка для остатков совести, да? Дело то ведь не в ней было, а в твоей шкуре. Ты испугался, что под прессом из тебя выбьют признательные показания, вот и сдал, подставил своего дружка. Читал я на форумах как вы треплетесь ветераны хреновы, о боевом товариществе, о долге, о стране слезки горючие льете. А сами-то обычное трусливое говно.
   Презрительно хохотнул:
   - Вот уж с кем с кем, а с тобой бы я воевать бы рядом не стал.
   - А ты и не воевал, - таким же презрительно вызывающим тоном ответил я, - когда ваших с управления в гробовые командировки посылали, ты, то резко заболевал, то ещё чего придумывал. Зато жив и здоров, а из тех кто туда мотался, кто в земле гниет, кто инвалидом по ней ковыляет, кто-то спился, а кто и под сокращения попал. А тебя как я слышал, к очередному званию представили, так?
   - Дальше ходи к следователю, - оборвал разговор побледневший майор, и бросил мне на прощание, - Дерьмо ты.
  
   Через шесть месяцев обвиняемого Кольцова Андрея Васильевича федеральный суд признал виновным по всем пунктам обвинения и приговорил его к пожизненному заключению. Его защиту осуществлял я. На предварительном следствии, а потом и на суде он отказался от дачи показаний и только в последнем слове заявил, что как мог боролся со злом.
   После оглашения приговора, мы последний раз переговорили в комнате, где конвой ждал машину, чтобы отвести осужденного Кольцова сначала в СИЗО, а оттуда по этапу.
   - Тогда в кафе, помнишь? - глухо говорил осунувшийся бледный Андрей, - Мы спорили о предопределении и о свободе воли?
   - Помню, - отозвался я, - ты тогда сказал, что Господь дал нам знание добра и зла и право выбора между ними. И он знает, что выберет каждый из нас и скорбит.
   - Я сейчас слышу, как плачет Господь, - сказал Андрей и быстро перекрестился, - Не плачь Господи, - выкрикнул он, - не надо! Не плачь, я не покину Тебя!
   - Раньше надо было на "дурку" косить, - проворчал стоявший у стены конвойный, - теперь-то уже чего ...
   А второй стоявший у двери судебный пристав выслушав сообщение по рации, сказал:
   - Машина пришла, - и властно грубо потребовал, - руки!
   Осужденного заковали в наручники и толкнули к распахнутой двери, глядя ему в сгорбленную спину, я сказал:
   - Прощайте капитан Кольцов...
  

Глава седьмая

   Иногда по ночам в тяжелом сне я слышу тихий плач, но плачет не пожизненно осужденный, это плачет Господь. Я просыпаюсь, но щеки и глаза мои сухи. И тогда я думаю о бессмыслице жизни и о скорой смерти, а ещё я вспоминаю, как рикошетом по мне ударило это дело. От меня отвернулись все. Эта история стала широко известна, и все знали, что это я выдал полиции своего товарища. Мстителя, как называли его одни, больного маньяка как его звали другие. Его почти не осуждали, судили меня: за предательство; за бездарно проведенную защиту на процессе. А уж когда стало известно, что выдав мне доверенность Андрей продал свой дом и пасеку, чтобы оплатить мои услуги адвоката, то негодованию наших общих знакомых не было предела. Я остался один, вокруг меня презрением как мелом был очерчен невидимый круг отчуждения. Клиентов больше не было, и это правильно, ну кто будет доверять адвокату, который предает полиции своих подзащитных. Я продал квартиру и уехал в другой город.
   Через месяц после моего переезда, снайпер снова открыл огонь. Винтовка была другая, но почерк убийцы был тот же. Неожиданность. Неотвратимость. Беспощадность. Скрытность. Он стрелял, уверенный, что осталась только одна справедливость это пуля, и только она может поставить последнюю точку. Он стрелял уверенный, что он все предусмотрел, что он так и останется невидимым и безнаказанным. Замолчать эту серию было невозможно, и полиция поспешно озвучила версию: это новый маньяк. Над этой версией в интернете на местных форумах и в частных разговорах желчно иронизировали все кому не лень. Не раз упоминали и меня, как человека, который помог полиции упрятать за решетку невиновного, а потом трусливо бежавшего из родного города.
   Впрочем, обо мне не забывали и другие ... Снайпер успел ликвидировать еще трех человек. А потом меня задержали когда я вернулся в родной город закончить свои дела. Меня схватили прямо на улице. Ударом под ноги свалили на тротуарную грязь, и сразу двое оперов навалились и ловко одели наручники. Я не сопротивлялся и не возмущался. Комедия окончена. Хотя какая уж тут комедия, это трагедия, хотя и это не правильно, это итог. И я знал, что всё так и кончится. Повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сложить.
  
   - Я тебе никогда не верил, - заметил на беседе теперь уже подполковник Одинцов, - всегда знал, что ты способен на любую подлость.
   Мы разговаривали в том же кабинете управления полиции, в нём так ничего и не изменилось. Все тот же стол, стулья, затхлый воздух. Ранее при предъявлении обвинения и последующем допросе я отказался от дачи показаний. Следователь повез в суд постановление об избрании в отношении меня меры пресечения: содержание под стражей. Так что это не протокольный разговор, и не осуществление процессуальных действий, это беседа и просто болтовня - пустая трата времени.
   - Вопрос кто из нас подлец, - вяло и устало заметил я, - весьма спорный. Да и вообще ... решающих доказательств у вас нет, одни домыслы. Фантазии так сказать. Я в ходе предварительного следствия помолчу, а потом в суде раскатаю обвинение как "бог черепаху". Тоже мне нашли маньяка. Где орудие преступления? Где свидетели? Что ты мне можешь предъявить? И вообще, почему ты решил, что это я? Глупо, глупо быть в плену одной идеи, - я тускло усмехнулся и невесело добавил, - можно сказать маниакальной идеи.
   - Теперь меня подставить хочешь? - насмешливо поинтересовался подполковник, - выдать за полицейского маньяка?
   - Да где уж, - покачал я головой, - хотя рассчитывал, что после начала второй серии тебя от руководства отделом отстранят.
   - Тебе-то какая разница? - весело спросил подполковник, - ну убрали бы меня, ну и что?
   - Сейчас, - чуть улыбнулся я, - ты остался единственным у кого тут хоть немного мозги варят, остальные, - я постучал указательным пальцем по деревянной поверхности стола, - вот такие "буратинки", да даже не "буратинки", а полено из которого новых "буратинок" будет вырезать ваш "папа Карло".
   - Льстишь? - довольно заулыбался подполковник, а потом серьезно, - Вот это высокомерие тебя и погубило. Все дураки, ты один умный. Я всегда замечал, как ты свысока с нашими сотрудниками разговаривал. Иногда иронией прикрывался, а чаще всего почти и не скрывал своего полупрезрительного отношения к людям.
   - Себя я презирал ничуть не меньше, - спокойно ответил я, - вы продажные полицаи, я продажный адвокат, я защищал преступников, вы и лично ты брали у меня взятки. Одной намыленной грязными деньгами веревочкой повязаны, вот только петлю из этой веревки на нас накинуть некому.
   - Поэтому ты и стал стрелять, - не спрашивая, а утверждая, произнес подполковник.
   Я пожал плечами, нам двоим всё ясно, а вот насчет признания это ещё надо подумать, тщательно взвесить все за и против.
   - А Кольцов? - после короткого молчания заговорил подполковник, - ты же его подставил, можно сказать своими руками утопил. Не жалко? Или он у тебя тоже по разряду ликвидируемых проходит?
   - Так его теперь освободят, - насмешливо заговорил я, - настоящий маньяк найден. Он вернется в ореоле мученика, получит от государства компенсацию за незаконное осуждение, будет проповедовать, так что ему всё это только на пользу пойдет ... этот чистоплюй продолжит взывать к милосердию, - тут я зло расхохотался, - Слушай, а вот забавно будет, если ты к нему на исповедь пойдешь и причастие примешь. Он тебе все грехи отпустит, я это знаю. Дальше безгрешным пойдешь, взятки брать и недовольных пытать, а как грехов поднакопишь, опять на исповедь ...
   - Ну вот от тебя я такой глупости не ожидал, - оскалился подполковник, - ты же знаешь нашу систему, ты ответишь за свои дела, а осужденный Кольцов по вступившему в законную силу приговору суда будет продолжать нести наказание за совершенные им и доказанные судом преступления. Два обезвреженных маньяка, лучше, солиднее, чем один арестованный по косвенным уликам, а другой несправедливо осужденный. Кольцов будет сидеть пожизненно, а ты, если доживешь конечно, сядешь рядом с ним. Может там он тебя и простит, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь.
  
   Вернулся из суда следователь, не прерывая затянувшегося молчания, утвердительно кивнул подполковнику, все в порядке. Положив лист постановления на стол, он вопросительно посмотрел на Одинцова, тот махнул ему рукой, следователь вышел.
   - Может в СИЗО всё обдумаешь? - устало спросил подполковник, - ты уже второй час молчишь, мне домой пора. И конвой тебя ждать притомился.
   - Давай еще раз все улики против меня посмотрим, - хрипло попросил я.
   - Хорошо, - согласился Одинцов, - ты в деле их смотри, а я прокомментирую.
   Я стал внимательно изучать материалы уголовного дела и слушал как спокойно уверенно и с хорошо заметными нотками превосходства звучал голос полицейского.
   - В деле Кольцова было полно неувязок, - говорил он, - но начальство на меня давило: "быстрее, быстрее, нам нужен арест и приговор" и я не стал акцентировать на них внимание следователя. Как ты знаешь, для меня подозреваемым номер один с самого начала был ты. Но выстрелом во время первого допроса, ты увел следствие в сторону, я тоже честно говоря сначала засомневался. А потом вспомнил Винта. Этот профессиональный убийца, так и остался неустановленным лицом, но в начале девяностых годов был слушок, что часть заказов он берет через тебя, а после пяти лет своей "работы" он исчез. Была даже версия, что Винт это ты. Но при исполнении двух его "заказов" у тебя было сто процентное алиби, на момент выстрелов ты участвовал в судебном заседании. Не скрою, ловко, очень ловко. Но это еще раз подтверждало, что ты не просто его знаешь, а являешься его доверенным лицом. К нему ты и в этом деле обратился, чтобы испытанным приемом он обеспечил тебе безупречное алиби. Я в этом окончательно убедился когда на нашей встрече меня ранили. О ней знали только ты и я, и место ты назначил. Удобное место, с хорошими подходами. Снайпер не мог там промахнуться. Это была часть твоего плана, окончательно отвести от себя подозрения и подсунуть вместо себя "куклу". Уверен, что в обоих случаях стрелял Винт, ты его нанял, да и он вероятно чувствовал себя тебе обязанным. Винтовку и патроны или ты или Винт Кольцову подбросили. Не знаю, что ты наплел Кольцову, но он сломался. Молчал на следствии и суде и фактически тем самым взял вину на себя, хотя при хорошей защите он мог выкарабкаться, но его защищал ты и окончательно утопил. Но ты сделал одну серьезную ошибку, в деле была распечатка протокола якобы составленного полицией в Берлине, ты сначала показал его мне, а потом когда меня ранили он попал к следователю. И именно ты посоветовал следователю не приобщать его к доказательствам. В этом случае, мотивировал свои действия ты, придется делать запрос по месту составления протокола через Интерпол, потом истребовать подлинник или заверенную копию с переводом, а это долго, это приведет к нарушению процессуальных сроков и вообще существенного значения не имеет. На следствие тоже давили "скорей, скорей, чего вы там канителитесь, и так всё ясно". Следователь не приобщил протокол с приложениями к процессуальным доказательствам, но оставил его себе. Уже после осуждения Кольцова я решил проверить эти документы. Я сам по линии Интерпола позвонил в полицию Берлина, там теперь полно русскоговорящих сотрудников, они в течение часа проверили свою электронную базу данных и когда я им перезвонил, сообщили: не было такого протокола, понимаешь - не было. Ты составил и показал "липу", но предусмотрительно не допустил ее использования на следствии и суде. Вот тогда-то я окончательно убедился, что убийца это ты. Хитрый, подлый, безжалостный, ничуть не лучше тех кого ты убивал. Я ждал когда ты сорвешься, когда опять начнешь стрелять. Ведь ты без этого уже не можешь, правда? Ты жалкий, ничтожно продажный, провинциальный адвокатик, в эти мгновения ощущал себя высшей силой, ты не по этим подонкам стрелял, ты стрелял по своему комплексу неполноценности.
   Подполковник замолчал, достал термос, налил из него бурой жидкости в стакан, выпил. Я уже не смотрел бумаги, а с интересом как заново рассматривая этого явно больного человека и ждал продолжения. И он опять уверенно заговорил:
   - Второй серии можно было избежать, был шанс ещё до её начала взять тебя с поличным, достаточно было установить круглосуточное наблюдение. Но, - он помялся, - я знал, что людей мне для этого не дадут. Для моего начальства дело маньяка было закрыто. Да и ты уехал. А потом опять начались выстрелы. В другом городе, где ты якобы устроился, тебя не было. Ты вернулся к нам, ты скрывался и стрелял. Ты убивал, и тебя надо было остановить. Я бы вычислил тебя и оперативным путем, но за это время ты успел бы убить еще несколько человек. И тогда я обратился к своему врачу, да ты его тоже хорошо знаешь это Евгений Алексеевич, твой так сказать приятель. Я рассказал ему про тебя, про то как ты предал и подставил Андрея Кольцова, и он согласился помочь. По оставленному тобой электронному адресу, он попросил тебя об экстренной встрече и ты ему позвонил, якобы из другого города, а он тут же сообщил мне. По номеру мы быстро установили, откуда именно ты звонил. И взяли это место в оперативное кольцо, через два дня ты там попался. Вот и все. И еще ... - подполковник помедлил и угрожающе договорил:
   - Ты отлично знаешь, как мы умеем допрашивать, а ты уже немолодой человек, пыток тебе не выдержать, лучше всё расскажи сам и выдай место, где хранишь оружие.
   Одинцов болезненно улыбнулся и повторил:
   - Расскажи всё сам, лишние проблемы не нужны ни нам ни тебе ...
   А вот это уже была серьезная неприятность. Если начнут глубоко копать, то могут случайно выйти на дела, о которых никто и не подозревает. Или пока никто не подозревает, но от ошибок никто не застрахован, я тоже мог допустить оплошность. Ну что Обмани смерть, вот пришел твой час, выше голову дружок, все там будем.
   - По Кольцову, - расстроено сказал я, - если я дам показания по всем эпизодам, в том числе и то тому как его подставил, ты дело на "тормозах" не спустишь?
   - Нет, - сухо заверил подполковник, - его приговор в этом случае пересмотрят и отменят, - только не дури. И показания ты не мне будешь давать, а следователю, уж тебе ли это не знать.
   - Признательные показания можно написать на имя любого должностного лица, - привычно оспорил я слова сотрудника полиции, - А тебе это в зачёт, в огромный плюс пойдет. Я же там в красках распишу как ты ловко обнаружил настоящего преступника. Новую звезду получишь. Полковником станешь. А если это дело пропиарить, то обретешь славу великого детектива, бесстрашного борца со злом, защитника невинно осужденных, станешь благородным лицом "новой полиции", а это сам понимаешь, карьера и деньги, много денег.
   - Допустим, - осторожно боясь подвоха, произнес Одинцов, - а что взамен?
   - Не хочу сидеть пожизненно, - устало с болезненным безразличием сказал я, - У меня ещё остались деньги и ты их получишь. Остальное думаю понятно, только не подведи.
  
   На вынужденном досуге, в одиночной камере следственного изолятора я стал вести записи по этому делу, может когда и пригодятся, возможно когда люди узнают все обстоятельства этого дела, то ... хотя это маловероятно.
   И все чаще и чаше я думаю:
   "Чтобы выносить, вырастить и воспитать человека надо как правило девять месяцев и восемнадцать лет, а сколько нужно вложить в дитя любви и родительской заботы это временем и материальными затратами не исчислить, а вот убить это так быстро ... раз - прицел, два - огонь и готово. Но тот кто убивает об этом не думает, не хочет думать, пока до ледяного озноба на коже не почует, что и он всего лишь цель. Если он успеет, то крикнет: "Мама!" Но мама больше не придет, и уже не защитит. Всё убийца, пора, отвечать. Ты в это не верил? Правда?! Теперь поздно просить о милосердии, пуля твоей судьбы вращаясь уже летит по каналам ствола. Прощай и будь ты проклят. Будь ты проклят, за то что и мне из-за тебя пришлось стать убийцей. Будь ты проклят за то что скоро и меня возьмут на прицел и моя пуля найдет меня. Будь ты проклят убийца и жертва, это кричу тебе я, твой палач и твой убийца и вместе нам лежать в земле и рядом стоять на страшном суде"
   Ладно, это лирика, так сказать болезненный вопль сознания уже заключенного в тюремную клетку своих поступков. А если говорить по существу, то в своих показания, составленных письменно и от руки, что бы не было не малейших сомнений в подлинности авторства, я подробно и юридически грамотно написал обо всех эпизодах совершенных преступлений, указал где хранил оружие и боеприпасы, как ранее обманывал следствие и суд по делу Кольцова. Также дал известные мне данные о своем соучастнике по двум эпизодам: об объявленном в федеральный розыск профессиональном убийце - преступнике по прозвищу "Винт". Параллельно с этим в ходе следственных экспериментов письменные признания закреплялись фактическими материалами. Трехлинейная винтовка с нарезкой на стволе для установки глушителя, самодельные боеприпасы и оптический прицел были изъяты из указанного мною схрона. Там не было только глушителя, но как я пояснил следователю, эти изделия были одноразовыми и сразу после выстрела мною уничтожались. За активное сотрудничество со следствием, мне отвели одноместную камеру в следственном изоляторе. Там без помех я составлял эти записки. Спал мало, а когда засыпал, то в тяжелом коротком сне слышал, как тихо плачет Господь, обо мне и о вас.
  
   Ну вот теперь вроде всё рассказал, или почти все. А теперь прощайте, остался последний выход на задание. И ... удачи тебе Обмани смерть!
  

Выписка из рапорта

   При проведении следственного эксперимента, подследственный попросил снять с него наручники, чтобы показать в каком положении он находился при осуществлении выстрела. Т.к. ранее при проведении других процессуальных действий подследственный вел себя спокойно, не нарушая установленного порядка, то подполковник Одинцов распорядился снять с него наручники. Подследственный напал на стоящего рядом сотрудника полиции, сбил его с ног и бросился бежать. После предупредительного выстрела вверх сотрудники полиции по приказу подполковника Одинцова открыли огонь на поражение. Подследственный получил пять огнестрельных ранений и упал. Ему была оказана первая медицинская помощь, но до приезда "Скорой помощи" он скончался, не приходя в сознание.
  

Часть вторая

   Они пришли, как лавина, как черный поток,
   Они нас просто смели и втоптали нас в грязь.
   Все наши стяги и вымпелы вбиты в песок,
   Они разрушили всё, они убили всех нас...
   И можно тихо сползти по горелой стерне,
   И у реки срезав лодку, пытаться бежать.
   И быть единственным выжившим в этой войне,
   Но я плюю им в лицо, я говорю себе: "Встать!"
   И я трублю в мой расколотый рог боевой,
   Я поднимаю в атаку погибшую рать,
   И я кричу им -- "Вперед!", я кричу им -- "За мной!",
   Раз не осталось живых, значит, мертвые -- встать!
   Рок - группа "Оргия Праведников". Песня "Последний воин мертвой земли" Автор Олег Калугин.
  

Глава первая

   Высокая русоволосая девушка уверенно шла по неухоженным улицам чужого ей города и остановилась у блочного старой постройки пятиэтажного дома. Первый подъезд дома был закрыт на стальную окрашенную под "дуб" дверь с кодовым замком. Девушка набрала на кнопочной панели домофона номер квартиры. После долгих продолжительных гудков вызова из динамика прозвучал немолодой хрипловато недовольный голос:
   - Ну кто там ещё?
   - Вы знали человека под именем: Обмани смерть? - негромко спросила девушка.
   - Петьку Волина, что ли? - вопросом ответил недовольный голос из динамика.
   - Он умер, - еще тише сказала девушка, - а раньше он просил меня передать вам свои бумаги.
   Пока ей не ответили, девушка машинально рассматривала свежие наклеенные поверх старых бумаг цветные рекламные объявления, облепившие входную дверь. После долгой паузы из динамика ответили:
   - Сейчас выйду, извините, но домой вас пригласить не могу.
   Через несколько минут из подъезда вышел одетый в старые джинсы и мятую клетчатую рубашку немолодой мужчина. Так себе, рассматривая его, машинально отметила девушка, высокий, худой, седой, на морщинистом лице двухдневная неопрятная щетина.
   - Меня зовут Даша, - вежливо представилась девушка.
   Мужчина невнятно пробормотал свое имя. Даша не стала переспрашивать, она и так знала имя этого человека.
   - Вот, - доставая из сумки папку с бумагами и немного волнуясь, сказала Даша, - это вам просили передать.
   Ее собеседник взял бумаги и не просматривая их буркнул:
   - Спасибо.
   И дальше пустыми невыразительными глазами смотрел на Дашу. Вопросов не задавал, просто ждал когда она уйдет. Даша почувствовала прилив раздражения, совсем не так она представляла эту встречу и этого человека. Думала, что он хотя бы начнет ее расспрашивать, а тут ... и девушка резко неприязненно спросила:
   - Вам, что не интересно узнать как умер ваш друг?
   - Мы не были друзьями, - с отстраненным холодным равнодушием сказал мужчина, - вместе служили это верно, но не более того и это было очень давно.
   После короткой паузы нехотя поинтересовался:
   - Ну и как он умер?
   - Его убили, - сухо ответила девушка и, увидев реакцию мужчины на эти слова, просто остолбенела.
   А тот хрипло засмеял, закашлялся и потом как выталкивая слова спросил:
   - Значит в этот раз он не обманул смерть? Ну что ж, Петька ещё в юности всегда говорил, что не хочет умирать от старости и болезней.
   - Он обманул смерть, - сильно побледнев выкрикнула девушка, - только не свою ... а вы ... вы просто ничтожный неопрятный старикан ... радуетесь что еще живы, а еще ...
   - А еще, - быстро и жестко прервал ее мужчина, - вы просто сильно разочарованы, вот и кричите на меня. Думали, что я как в боевике, откопаю в огороде свой ржавый обрез и пойду стрелять. Даша! - мужчина поднял руки вверх, - война для меня давно закончилась. И больше воевать я не хочу и не буду.
   - Даже если изнасилуют вашу жену и убьют вашего ребенка? - с ледяным презрением спросила девушка, - Вы и тогда поднимите руки вверх?
   - Это совсем другое дело, - немного смутился мужчина и потер узкой ладонью колкую щетину на щеке.
   - Это одно дело, - внятно, раздельно как чеканя слова сказала Даша, - и Петр Николаевич Волин это хорошо понимал. А вы просто ничтожество. Даже удивительно, что Петр Николаевич попросил меня передать вам свои записки, он читал вашу книгу, и мне говорил: "С этим парнем мы служили вместе, вот смотри, что он о нас написал" Знаете, я тоже прочитала, думала вы нормальный мужик, а не размазня.
   - С годами люди меняются, - как оправдываясь, неловко пробормотал мужчина и дальше решительно заговорил:
   - Я знаю об этом деле, читал сообщения на форумах в интернете. Просто сначала не хотел вам ничего говорить. Для вас он вероятно герой. Но тот путь по которому пошёл Петька не для меня, нельзя лечить раны общества убийством других людей. Нельзя! Жаль, что он это так и не понял.
   - А это не он стрелял, - чуть слышно произнесла Даша и после секундной заминки добавила, - снайперов было трое. Я, Андрей и еще один человек. Петр Николаевич обманул нашу смерть и увел ее за собой.
   Во дворе дома молодые мамы прогуливали коляски с детьми. У соседнего подъезда на старых обшарпанных скамейках вольготно устроилась компания молодых парней. Они смачно гоготали, через слово матерились и пили пиво. Сбежавшие с уроков школьники с радостными воплями гоняли по дворовому стадиону мяч. А эти двое молчали. От сильного, неточного удара футболиста мяч вылетел за поле и ударился в стоявший на тротуаре дорогой джип, взвыла сигнализация, молчавший мужчина вздрогнул.
   - Даша! - растерянно спросил мужчина, - А зачем вы мне об этом говорите?
   - Петр Николаевич, - вполголоса заговорила девушка, - когда прочитал вашу книжку, рассказывал мне, как вы под пулеметным огнем выносили раненых, это правда?
   Протяжно без пауз с механическим безразличием выл черный джип.
   - Не бросать же их, - мимо девушки недовольно глядя на машину, сказал мужчина, - и поверьте в этом ничего "героического" нет, и не было. Это норма. Самое обычное дело. И причем тут это?
   - Вы стали писателем, - заговорила Даша, - и ...
   - Ну какой я писатель? - прервав ее усмехнулся мужчина, - пара изданных малотиражных книжек, вот и всё моё так сказать писательство. Смешно после этого называть себя писателем.
   - А по-вашему кто тогда писатель? - чуть улыбнулась Даша.
   - Тот кто сможет прожить на гонорары от своих книг, - все так же усмешливо ответил мужчина, - профессионал, одним словом. А я не профессионал, я всего лишь посредственный любитель и ничего более. Как говорится "не формат".
   - А может, писатель это тот кого читают, тот кого волнует не размер гонорара, а боль страны в которой он живет? И если читатель ему сопереживает, то он писатель, - очень серьезно и сдержанно заметила девушка и не ожидая ответа продолжила, - Вот вы говорили, что нельзя лечить раны общества уничтожением тех кто это общество насилует, убивает, грабит. Так напишите об этом. Напишите, что ваш сослуживец маньяк, что я тупая, безответственная, озабоченная и жестокая дура, что Андрей Кольцов безумный фанатик. Напишите! Пусть верят вам, а не нам. Петр Николаевич попросил меня передать вам его записки, так прочитайте их, а потом напишите, что считаете правильным. Докажите нашу вину.
   Из подъезда соседнего дома выскочил владелец джипа, полный коренастый мужчина. Щелкнув кнопкой брелка он отключил сигнализацию, а потом выбежал на футбольное поле и с южным темпераментом закричал на играющих детей. Он материл школьников, оскорблял их родителей, грозя кулаками быстро размахивал руками, а потом из наплечной кобуры под пиджаком выхватил пистолет и направил его на худенького мальчишку, который осмелился ему возражать. Ребенок замолчал, его товарищи испуганно притихли. Не оглядываясь, спасая своих младенцев проворно покатили коляски к подъездам домов молодые мамы.
   Девушка хотела броситься вперед, но её собеседник, удерживая Дашу, сильно схватил её за руки.
   - Не лезь, - прошипел он.
   - Дерьмо, трус! - вырывая руки, в лицо крикнула ему Даша.
   - Дура! - усиливая хватку, резко ответил мужчина.
   - Гад! - глядя на направленный, на него пистолет звонко выкрикнул мальчик, - Стреляй! Плевал я на тебя, стреляй!
   Свистнула запущенная сильным броском полупустая бутылка из под пива, вдребезги разлетелось боковое стекло дорогой машины, ее владелец мигом отвернувшись от мальчишки сразу стал стрелять в метальщика. Тяжелый травматический пистолет прыгал в его руке. Выстрел - мимо, второй - мимо. Метальщик, парень из пившей пиво компании, проворно укрылся за скамейкой, его собутыльники громко матерясь рассредоточились. Владелец джипа завизжав от злости стал стрелять и по ним, мимо, мимо. Кончились в магазине пистолета патроны, владелец растерянно смотрел как сближение с ним бросились выкрикивая ругательства обозленные парни. Владелец джипа сноровисто развернулся, залез в салон машины, завел двигатель. Джип отъехал на сто метров, и были слышны громкие обрывки фраз доносившиеся из салона машины: " э ... эта ... да срочно звони нашим друзьям в полицию скажи им что эти ну эта .... фашисты на меня напали ... да я и сам позвоню... и земляков собирай, мы им ... их мать покажем, кто тут хозяин ..."
   Мужчина отпустил девушку и быстро подошел к матерящимся парням.
   - Уходите, - тихо потребовал он, - быстро, сейчас полицаи приедут, бегите.
   - Да мы его ..., - бешено выкрикнул один из парней, но не успел договорить.
   - Тишка ... ты дебил .... - пренебрежительным тоном оборвал его мужчина, - у тебя уже два привода, в зону захотел? Тебе не хулиганку, тебе экстремизм, а то и терроризм припаяют. Минимум лет на пять строгача ... марш отсюда ...
   - Он прав, - сразу признал один из парней, коротко остриженный, плотного телосложения и по виду постарше остальных.
   - Уходим, - властно распорядился он, - вот только ...
   Он сжимая и разжимая кулаки вопросительно посмотрел на мужчину:
   - Надо бы ...
   - Знаю, - оборвал его тот и кивнул в сторону так и стоявшего как застывшего на футбольном поле мальчика, продолжил, - Узнаю как его зовут и кто родители, потом если чего заявление попросим их написать, что их ребенка угрожали убить.
   Прежде чем уйти тот плотный, коротко остриженный крикнул мальчугану:
   - Эй пацан! А ты братишка молодец, не ссыкло. Еще встретимся!
   Быстро переговорив с ребенком и похлопав его по плечу, мужчина вернулся к ожидавшей его девушке.
   - А почему вы не остановили этого подонка с оружием? Струсили?! - глядя, как оглянувшись в их сторону с футбольного поля, быстро уходил худенький мальчик, тихо спросила Даша.
   - Просто обоссался от страха, - хмыкнул мужчина, - вот посмотри до сих пор штаны мокрые.
   - Ваши штаны, пусть волнуют ваши жену, - резко и неприязненно бросила Даша, - а вы ответьте на мой вопрос.
   - Да ничего бы он не сделал, и стрелять не стал, - пожал плечами собеседник Даши, - он же тут рядом в соседнем доме живет. Свидетелей полно, ночью или в чужом месте возможно и выстрелит, а так только пугает. А вот если я его завалю, то мне тут же статью впаяют и я сразу стану мерзким фашистом, который обидел нашего доброго, уважаемого гостя с солнечного юга.
   Даша скептически, не веря объяснению, усмехнулась. А мужчина продолжал говорить:
   - Против нас вполне осознанно или бессознательно на уровне инстинктов проводится политика психологического террора, то что мы сейчас видели это ее элемент. И тех, кто осмелится этому сопротивляться или хотя бы просто открыто возмущаться, берут на прицел и уничтожают. Но как мы сами наблюдали, это может дать обратный результат, пока только на бытовом уровне.
   С легкой усмешкой, чуть пародирую, тон официальных заявлений ответственных лиц, договорил:
   - Теперь этому уважаемому гостю, после стрельбы по "мерзким нацистам", придется с оглядкой ходить, а то не дай бог, ночью голову расшибут или машину сожгут. Совсем "хулиганье" распоясалось. Толерантнее надо быть, толерантнее.
   - А тех ребят вы знаете? - посмотрев в сторону пустой лавочки, где раньше сидела компания пьющих парней, поинтересовалась Даша.
   - Знаю, - усмехнулся мужчина, - тот что постарше в университете на четвертом курсе учится, остальные, - он безнадежно махнул рукой, - школу окончили, а дальше у их родителей денег нет, а это значит нормальное образование этим ребятам не доступно. А работу приличную у нас даже специалистам трудно найти, вот и подрабатывают где и как могут ... и живут на своей земле как пасынки, без будущего, без надежды, бухают ...
   - И только? - вопросительно подняла брови Даша.
   - Нет, уже не только, - чуть пожал плечами мужчина, - уже и думать начинают, а почему это так? Почему?
   - Вы с ними говорили? - тихо спросила Даша.
   - Говорил, пару раз, - криво улыбнулся мужчина, - только моё поколение для них не авторитет. По их мнению, это мы все просрали. Они свою дорогу сами ищут, поводыри вроде нас им не нужны.
   Воя сиреной во двор въехали две полицейские машины к ним подошел владелец джипа и сильно жестикулируя показывая на разбитое окно своей машины объяснялся. Полицаи хмуро его слушали.
   - Уходим, - глядя на недовольных и оглядывающих двор полицейских, предложил девушке мужчина, - сейчас начнут свидетелей искать, а нам это не к чему. Тут недалеко кафе есть, приглашаю.
   - А почему бы нам не дать показания? - вызывающе спросила Даша, - Почему не заявить, что этот подонок угрожал оружием ребенку?
   Мужчина настойчиво дергая девушку за руку скороговоркой объяснял:
   - Нет свидетелей, полицаи дело оформят как мелкое административное происшествие и дальше замнут им лишние проблему не к чему. А если мы подадим заявление, то его начнут проверять. И еще не факт, что родители ребенка в свою очередь напишут заяву. На них могут надавить, запугать, способов полно. И тогда всё, мы в "говне", да ещё могут уголовное дело против нас возбудить за подачу ложного заявления о преступлении и клевету. А если в ходе поверки выйдут на тех парней, то им экстремизм припаяют. Уходим!
  
   День будний, время рабочее, в кафе никого не было. Немолодая официантка быстро принесла заказ двум посетителям. Расставила на столе холодные закуски, нарезанный батон черного хлеба, триста грамм водки в запотевшем графине, фрукты, бутылку сухого красного вина и апельсиновый сок в стеклянном кувшине, вежливо пожелала приятного аппетита и ушла.
   За столиком у окна мужчина быстро читал рукописные страницы. Даша молчала и мелкими глотками пила холодный сок из высокого бокала.
   - Ну что ж, - закончив читать и отложив листы в сторону, сдавленно сказал мужчина, - давай Петьку помянем.
   Налил девушке в фужер красного вина, себе стопку водки. Встали, не чокаясь выпили. Не сказав ни слова сели. Обоим было муторно и тоскливо на душе, но напряжение и неловкость, возникшие при их знакомстве прошли.
   - Как я понимаю, - начал говорить мужчина, - эти записки ...
   - Петр Николаевич, - сразу прервала его Даша, - писал их в камере следственного изолятора и прекрасно понимал, что их будут читать. Вот он в них и взял всю, только не вину, а ответственность на себя, он до конца уводил за собой нашу смерть. После смерти Петра Николаевича, эти записи следствие уже не интересовали. Мне его бумаги передал контролер СИЗО. Мой папа вылечил его когда то. Там же была записка с просьбой передать эти бумаги вам.
   - Смерть нельзя обмануть, ей можно подставить другую жертву вместо себя, - без улыбки заметил мужчина, - но потом она все равно своё возьмет.
   - Знаю, - кивнула Даша, - Петр Николаевич это часто повторял. Наверно давно это для себя сформулировал.
   - Вообще то, - чуть смущенно улыбнулся мужчина, - это я ему первый сказал. Я же первым его назвал: "Обмани смерть". Нас тогда в горах снайпер чуть всех не перестрелял.
   - Война дело понятное, - негромко и уже без улыбки продолжил говорить мужчина, - а вот почему он отвел смерть от вас? Вы были его любовницей? Вы-то, почему взялись за оружие?
   - Сколько сразу вопросов, - чуть скривила губы в насмешке Даша, - Сразу отвечу любовницей ни его, ни ничьей другой я не была, да и вряд ли буду. А вот по остальному, теперь это вполне обычное дело, меня изнасиловали и вот я ...
  

Глава вторая

   Бледная, без наложенного макияжа, девушка пришла домой к другу их семьи.
   - Даша! Что случилось? - увидев её как омертвевшее замороженное лицо, встревожено спросил Петр Николаевич, и испуганно повторил, - Что с тобой?
   - Петр Николаевич, - пройдя в комнату и сев на краешек кресла, спросила Даша, - вы можете меня научить как, - тут она чуть замялась, а потом решительно и глухо как камнем в пустой колодец бросила, закончила, - как надо убивать?
   - Зачем это тебе? - застыв посереди комнаты, изумившись, ахнул Петр Николаевич, и дальше тихо, - Ты что с ума сошла?
   - Я хочу научиться убивать, - медленно внятно разделяя каждое слово, заговорила Даша, - я хочу чтобы изнасиловавшие меня твари были мертвы. Я хочу чтобы каждый кто видит в нас беспомощных трусливых жертв, знал, отмщение будет. Я больше не буду покорной толерантной овцой, которую сначала насилуют, а потом зарезав снимают шкуру.
   - И давно? - участливо спросил девушку Петр Николаевич.
   - Три дня назад, - передернув от отвращения плечами ответила Даша, - вечером шла после лекций домой, по тротуару проходила мимо машины, оттуда двое выскочили, оглушили, очнулась где-то подвале, меня водой поливали, чтобы значит все чувствовала, одежду сорвали ну и ..., я не давалась, избили. Втроем насиловали, гогочут твари и требуют: "Кричи сука, кричи, нам это по кайфу", потом меня ударили и я сознание потеряла, очнулась на улице, рванье одежды рядом. Лохмотья нацепила и кое-как до дома добрела. Мама, папа и сестренка на даче, я одна. Отмылась, уревелась и потом всю ночь ревела. Все слезы выплакала, а под утро решила, всё! убью тварей. Думала, как это сделать. Три дня думала, вот и вспомнила, что вы умеете убивать и зовут вас подходяще: Обмани смерть.
   - Надо в полицию заявить, - помедлив, растерянно сказал Петр Николаевич, - найдут, посадят. Я тебе помогу, на следствии суде и суде твои интересы буду представлять, не дам дело замять.
   Ласково, утешающее продолжил:
   - Дашенька, милая, все пройдет, это забудется как страшный сон, не ты первая ...
   и не закончил увещевания.
   - Иди ты, - Даша одним быстрым движением выпрыгнула с кресла и стоя, резко матерно как топором отрубив, договорила, - к ... вместе со следствием и судом. Значит я не первая? Знаю! Не последняя? Тоже знаю! Плевать! Но эти твари будут мертвы. Не научишь как? Сама как смогу, так и сделаю. Думаешь, я зачем к тебе пришла? Ты моему отцу за своего сына должен, вот долг его дочери отдай. Отдай свой долг Обмани смерть, а то если отец узнает он сам всё захочет сделать, я его знаю, но он задаром пропадет, он умеет лечить, а вот убивать умеешь ты.
   - С чего ты взяла? - мрачно спросил Петр Николаевич, - я не убийца.
   - Слышала, давно ещё, - пристально глядя ему прямо в темные глаза сказала девушка, - папа твоего сослуживца оперировал, кстати ты же за него и просил, тот много чего про тебя рассказал. Папа дома маме говорит: "А ты знаешь, что Петр был специалистом по уничтожению снайперов? А на вид и не подумаешь, на даче у нас даже гуся резать отказался". Я тогда в соседней комнате сидела и слышала, очень хорошо слышала рассказы о том как ты убивал людей и как умел обманывать смерть.
   И тонко просительно опять перейдя на "вы":
   - Не дайте даром пропасть, помогите.
   Петр Николаевич не отрываясь смотрел на девушку. В отчаянии она одна бросится мстить и погибнет, а жаль. Отца за собой утянет, тот в стороне не останется. Эх Дашка, дура ты и пуля дура. Бледная, с заостренными как опавшими чертами лица, ожесточенная, решительная, готовая к убийству, эта девушка была как пуля, что уже летит по нарезам ствола, только ещё не ясно, попадет в цель или промахнется. Она летит и с ней в обнимку летит смерть, но ещё не ясно, чья эта смерть. И как прежде, Обмани смерть снова почувствовал ее знакомое присутствие, ледяное от страха, огненное от волнения бурлящей адреналином крови и жуткое в своей неотвратимости. У Смерти много лиц и сейчас она глазами Даши выжидающе смотрела на него.
   - Хорошо Даша, - тихо сказал Петр Николаевич своей смерти, - я помогу тебе. Но запомни простую вещь, трудно остановиться начав убивать, пуля это как наркотик, ты думаешь, что он обезболивает, дает облегчение и решает проблемы, а он тянет тебя в бездну.
  
   Сидя за столиком кафе другого города и совсем с другим человеком Даша прервала рассказ и еле улыбнувшись, сказала собеседнику:
   - В горле пересохло, я выпью ладно? Только вы пожалуйста выпейте со мной, а то Петр Николаевич всегда говорил, что пить в одиночку себя не уважать.
   - Хорошо Даша, - с грустью глядя на девушку, ответил ей мужчина, - я выпью с тобой.
   - Знаете, а вы немного похожи с Петром Николаевичем, - выпив глоток вина, заметила девушка.
   - Только немного и только похож, - поставив пустую стопку на стол, сдержанно ответил мужчина и добавил, - Даша! Я это не он. У меня другая жизнь. И честно говоря, я бы не стал лезть в это дело, а уж тем более толкать тебя на бойню. В самом крайнем случае, сам бы все сделал.
   - А он и хотел всё сам сделать, - сухо заметила Даша, - я была против. Хотелось самой увидеть, как эти твари трясутся от страха.
   - Когда стреляешь из снайперской винтовки этого не увидишь, - покачал головой мужчина, - там сначала в оптике видишь цель, а потом результат выстрела.
   - Вы были снайпером? - чуть насмешливо спросила его Даша.
   - Стрелял пару раз, - уклончиво ответил мужчина.
   - Попали?
   Мужчина промолчал, поморщился и отвернулся к окну.
   - Не хотите вспоминать? - понимающе кивнула Даша, - А вот я всё помню. И первый раз я не из винтовки стреляла, там все по-другому было.
  
   Его колотило от ледяного страха. Этого насильника так любившего ловить кайф от чужих страданий. От липкого потного ужаса он ничего не соображал, он видел только свою смерть. А чуть раньше на пороге гаража лениво подошедший и попросивший зажигалку немолодой затрапезного вида мужчина неожиданно свалил его несильным ударом деревянного молота - киянки в висок, затащил в темное нутро гаража, крепко спеленал скотчем ноги и руки, потом сноровисто обыскал. Войдя за ним в гараж, прикрыв за собой двери и закрыв их изнутри, Даша холодной водой из пластиковой бутыли облила лежащее на грязном цементном полу тело. Насильник открыл глаза и пришел в себя. Сквозь пелену тупой головной боли и охватившего его ужаса он снизу вверх смотрел на две фигуры: женскую, что стояла рядом с ним; и мужскую стоявшую поодаль. Даша присела рядом с ним.
   - Узнал? - тихо, страшно спросила она, и кривясь от душащей ее ненависти затолкала грязную, вонючую от масел ветошь лежащему в рот, так же тихо добавила, - а вот я кричать тебе не дам, мне это не в кайф.
   Девушка неторопливо достала из женской сумочки небольшую пластиковую бутылочку, половину ее содержимого вылила насильнику на лицо, вторую половину на джинсы в районе паха, в помещении резко и сильно запахло бензином. Девушка достала одноразовую пластмассовую зажигалку и крутанула колесико, появился огонек. Лежащему на холодном цементном полу, показалось, что это ярко и сильно вспыхнул факел. Насильник замычал и извиваясь всем телом попытался отползти.
   - Прекрати, - услышал насильник недовольный мужской голос, - мы же договаривались. Если молодой человек раскается и нам поможет, то мы живым и здоровым сдадим его в полицию.
   Насильник ноздрями сильно вдохнул воздух и лежа боком повернулся в сторону мужчины, с надеждой вслушиваясь в недовольные интонации его голоса. Сквозь кляп замычал, стараясь показать, что он все сделает, все, что скажут, только не надо его жечь, не надо, ну пожалуйста. Мужчина присел рядом с ним, носовым платком заботливо вытер ему мокрое от слез, воды и бензина лицо, а потом ласково душевно заговорил:
   - Что милый? Страшно умирать? Не думал, что всё так обернется? Понимаешь милок, никогда точно не знаешь на кого нарвешься, то ли на безропотную овцу, то ли на волчицу. А тебе сильно не повезло, ты мразь обидел настоящую женщину из тех, кто таких как ты готова жечь. И сожжет тебя, даже не сомневайся. А вот я могу спасти, ведь это я тебя нашел, раскаешься, вызовешь сюда своих подельников, потом дашь на них показания на следствии и в суде, отсидишь чуток, а потом на свободу с чистой так сказать совестью ... Понял?
   Как в жутком полусне трансе, зомбированный страхом насильник выполнял всё, что ему говорили. Его развязали, в футляр от сотового телефона вложили небольшое СБВУ (самодельное безоболочное взрывное устройство) с кустарным детонатором, закрепили "бомбу" на ремне брюк, вытащили кляп. А дальше со своего мобильного телефона он поочередно звонил друзьям, приглашал их на охоту за свежими курочками. Он боялся спросить, почему этот мужчина и эта женщина не снимают нитяных рабочих перчаток, но после первого звонка мужчина, девушка звала его Петр Николаевич, перехватил его опасливый взгляд.
   - Вдруг ты или твои приятели выдуриваться начнут, - тихо и вразумительно объяснил ему Петр Николаевич, - тогда убить вас придется, тебя взорву, остальным молотом мозги вышибу, так что перчаточки мы пока снимать не будем. Верно Даша?
   Девушка сняв нижнее белье и переодеваясь в разорванное платье кивнула, а потом постелив на цемент взятый из машины коврик, легла на пол, мрачно спросила:
   - Так нормально?
   - Ноги пошире раздвинь, подол повыше задери, а как парни войдут постанывай, - деловито посоветовал насильник, - так лучше и естественнее смотреться будет.
   И сразу сдавленно ахнул и согнулся от полученного в голень жесткого удара.
   - Ты родной, - хлестко ударив его еще раз, но уже ладонью по щеке, мягко не повышая голос, попросил Петр Николаевич, - язычок прикуси, а то вырву, а он тебе еще ой как пригодиться.
   - Да я как лучше, - жалко испуганно пискнул насильник, - я же это ... ну ...
   - И я как лучше, - одобрил его Петр Николаевич, - не ударь я тебя, Даша тебя бы удушила, а так сам видишь, всё и обошлось.
   И резко, властно приказал стремительно поднявшейся девушке:
   - Успокоилась! Быстро, я сказал. Вот и умница. Ложись.
   Сильно поморщившись, попросил:
   - Даш, ты это ... ну ... в общем ... постарайся поестественнее смотреться ...
   Первый из вызванных по телефону, отворив дверь гаража вошёл, увидел лежащую на полу стонущую девушку, своего приятеля рядом с ней, довольно ухмыляясь сделал шаг вперед и свалился на пол от удара в затылок. Вставшая девушка его связала, хозяин гаража ей помогал, вдвоем затащили тело в салон машины. Петр Николаевич затворив на запор дверь гаража, и помахивая молотком - киянкой стоял рядом. Все прошло как и планировалось.
   Ждали третьего из их компании и второго из тех, кого вызвал владелец гаража, а тут всё пошло наперекосяк.
   В дверь сильно и настойчиво застучали, а потом с улицы донесся недовольный мужской голос:
   - Открывай! Чего закрылся? Я же знаю что ты тут!
   - Кто это? - тревожным шепотом спросил Петр Николаевич.
   - Федька, - испуганно ответил хозяин гаража, - я ему сегодня долг обещал отдать.
   - Так отдай, - тихо приказал Петр Николаевич, - выйди за дверь и отдай, но если хоть слово лишнее вякнешь, убью.
   - Открывай сука! - ярился голос Федьки на улице, и железная дверь гаража грохотала под его ударами.
   - Так у меня нету, - зашептал хозяин гаража, - я же его кинул на бабки, думал ребят пригласить и его это ... ну ... пугнуть.
   - Дверь взломаю! - орал Федька, - щас мужиков позову и кувалдами тут все раздолбаем.
   Петр Николаевич, стоя у двери и морщась от грохота, достал из внутреннего кармана куртки упаковку купюр.
   - Сколько ты должен?
   - Сто штук, - пискнул хозяин гаража.
   - Тут пятьдесят, - протягивая деньги, мрачно сказал Петр Николаевич, - скажешь, что остальные отдашь вечером. Иди открывай, в помещение не пускай. Скажешь лишнее, взорву!
   Открыл дверь и вышел к разъяренному Федьке хозяин гаража. Обмани смерть настороженно фиксировал их разговор. Осторожно ступая к нему подошла Даша.
   - Что? - шепнула она.
   Обмани смерть не ответил, слушая как:
   - Не отдашь остальные вечером, я тебе козёл устрою, а пока машину твою возьму, вернешь бабки, отдам. Пошли.
   - Нельзя ко мне, - испуганно прозвучал писклявый голос, - у меня там телка.
   - Заодно и телку твою трахну, - загототал Федька, вошел в гараж и плохо ориентируясь в полутьме помещения насмешливо позвал:
   - Ну где ты там? Цып ... цып ... Ах ты ...
   И кулем свалился, получив удар в затылок.
   - Убирайте его в машину и быстро, - приказал Обмани смерть.
   Хозяин гаража и девушка волоком потащили тяжелое тело. Только успели его связать как от двери новые беззаботно веселые молодые голоса.
   - Эй, Лаки! Ты где?
   - Ну и где наша курочка? Я проголодался и ...
   И звуки тяжелых ударов, это Обмани смерть молотом бил вошедших. Быстро, жестко и сильно, первого в лоб, второго в висок. Еще два тела легли на пороге. Втащив их в помещение и закрывая дверь на засов Обмани смерть, не весело заметил:
   - Так дело пойдет, мы тут полгорода уложим.
   От машины, хихикнул хозяин гаража, Лаки.
   - Все? - хрипло спросил Обмани смерть у Даши.
   - Двое лишние, - тихо ответила девушка, - с ними что делать?
   Обмани смерть ей не ответил, жестом позвал Лаки, а когда тот подошел, хмуро как пересиливая себя похвалил его:
   - Молодец.
   Уже чувствующим себя членом их команды, стараясь быть полезным, Лаки заискивающе улыбнулся, Обмани смерть внимательно за ним наблюдая, продолжил:
   - Надо всё быстро кончать. Значит так родной, сейчас ты своих друганов кольнешь наркотой. Потом напишешь признательные показания, а когда они очухаются, ты заставишь и их показания написать. Потом вызываем полицию. Мы подтвердим, что ты оказал нам помощь в задержании преступников, и тебя под подписку отпустят. Понял?
   И обращаясь к девушке, приказал:
   - Доставай шприцы!
   - Нет, - сквозь сжавший горло нервный спазм еле произнесла Даша, - нет, тут двое лишних. С этим ну Федором, что делать? И из этих, кто только пришел, один совсем мальчик, его тогда не было. С ним что?
   - Ты чё, совсем дура? - глядя на ее исказившееся подурневшее лицо, хихикнул осмелевший Лаки, - им то чё будет то? Отпустят вот и ...
   А потом, как понял, почуял, хотел крикнуть, но страх его парализовал, сжал горло и он пятясь к выходу с ужасом зашептал:
   - Не надо, не убивайте, я же все сделал как вы велели, а хотите я их сам всех убью, а? Мне, мне ... жить ... жить ...
   Обмани смерть стремительно скользящим движением приблизился и снизу вверх отточенным движением ударил его в гортань, Лаки задохнувшись упал. Стихло, больше не было задушенного страхом шепота, звука ударов, сдавленного мычания связанных и только матерый мужик и совсем еще юная женщина молча смотрели друг на друга, а смерть стояла рядом и смотрела на них.
   - Дура я, - всхлипнув, прервала молчание Даша, - какая же я дура!
   - Всё предусмотреть нельзя, - холодно ответил ей Обмани смерть, - можешь уйти, все сделаю сам.
   - Нет, - покачала головой Даша, - я вас в это в дело втравила, сама и отвечу.
   Опять глухая тишина и прерывая ее Даша чуть слышно, давясь словами нервно заговорила:
   - А может всё сделать как этому Лаки обещали? Они напишут показания, их осудят, а мы, ну ладно я невинных не убью.
   - Им сразу адвокат объяснит, что их показания данные под угрозой, силы не имеют, они от них откажутся, других доказательств нет. Их отпустят, нас посадят, на суде они над нами весело посмеются. Могу утешить, нам дадут немного и условно. Если уничтожить только насильников и оставить живыми свидетелей, то нас быстро найдут. Тройное убийство это не шутка. Выбирай Даша.
   - Я не могу, - в кровь кусая губы, чтобы не зареветь, прошептала Даша, - не могу убивать. Эти двое они невиновны, не хочу, пусть лучше меня сажают.
   Обмани смерть молча смотрел на девушку. Странная эта жизнь, страшная и такая непредсказуемая. Вот эта девчонка вся съежилась и скулит как побитый щенок, а он видит, как плачет эта несчастная ограбленная изнасилованная страна. Страна уже готовая к отмщению и не готовая к тому, что невинных жертв не избежать. Стоит и плачет. Страна, Родина, Россия они женского рода, а он мужик, это его дело её защитись.
   - Уходи, - процедил Обмани смерть, - я полицию сам вызову, всё возьму на себя, с полицейскими договорюсь, тебя они не тронут, - криво и неприятно улыбнулся, - статьи то пока ерундовые, всего лишь побои. Дело рассмотрят в порядке частного обвинения у мирового судьи. Минимум штраф, максимум до года условно. А ты беги Даша, спасайся! Эти твари, я эту породу хорошо знаю, они тебе своего страха не простят. Отойдут, увидят, что всё так легко обошлось и дальше насиловать пойдут. Они как хищники людоеды, попробовав вкус человеческой плоти и крови, они уже не остановятся. Уходи отсюда, а потом беги ...
  
   Девушка замолчала, в воспоминаниях она была еще там, в пахнущем страхом и смертью гараже. Собеседник за столиком ее ни о чем не спрашивал. Даша побледнев от заново пережитого в рассказе водя тонким указательным пальцем по скатерти столика рисовала известный только ей узор.
   - А ты что ногти не отращиваешь и маникюр не делаешь? - чтобы прервать такое недоброе молчание и хоть чуть отвлечь девушку, неловко спросил мужчина.
   - Зачем? - пожала плечами Даша, - под длинными ногтями труднее частицы убирать. А почва, ткани одежды или тела человека, жженный порох, в общем любые микрочастицы вынесенные или оставленные на месте преступления это улики, - чуть улыбнулась, - это основы криминалистики, мне об этом Петр Николаевич целую лекцию прочитал и не одну, потом практика. Я теперь криминалистику так знаю, что впору в эксперты идти.
   Как в ознобе передернула плечами, сухо бесстрастно сказала:
   - Эксперты установили, что эти пять человек в гараже скончались от передозировки синтетических наркотиков. Шприцы с отпечатками их пальцев там же валялись. Уголовное дело даже и не возбуждали, полицейские проверку провели и все на этом закончилось. Все оказалось так просто.
   - А как же повреждения полученные этими, - мужчина запнулся, не зная как правильно назвать убитых и обошелся междометием, - этими, патологоанатом при их вскрытии должен был обязательно обнаружить внешние и внутренние гематомы и отразить это в заключении. А это уже основание для более серьезного расследования, ведь факт получения ударов, для любого грамотного следователя, это возможность или даже обязанность заподозрить инсценировку несчастного случая.
   - Разбираетесь, - девушка пристально посмотрела на мужчину, спросила, - А вы-то, откуда все эти вещи знаете?
   Мужчина промолчал, Даша неожиданно хихикнула, ее собеседник вздрогнул и с недоумением посмотрел на девушку, а та всё нервно хихикала и слезы текли по её щекам.
   - Извините, - быстро вытерев лицо бумажной салфеткой и внешне успокоившись сказала Даша, - нашло.
   Бросила скомканную салфетку на стол, выпила глоток сока, а потом:
   - Петр Николаевич хорошо не только криминалистику знал, он ещё все внутренние отношения в системе уголовного сыска досконально понимал, - вполголоса заговорила девушка, - он мне и объяснил, что в расследовании преступления первые часы и сутки самые важные. Выявляются и опрашиваются свидетели. Исследуя место преступления, криминалисты находят материальные улики. На основании показаний свидетелей и полученных улик определяется круг поиска и выстраиваются версии. Если оперативные сотрудники в течение первых суток ничего не нашли, то расследование топчется на месте. Нераскрытые убийства сильно портят статистику, а цифры в отчетах это на сегодняшний день основной показатель работы полиции. Им уже давно плевать как всё в действительности обстоит, главное в отчетах всё хорошо, преступность снижается её раскрываемость повышается. Получим по этим показателям премии, новые звания. Всё под контролем, бухай, а потом спи спокойно родная страна. Проще, удобнее, безопаснее, заявить, что в смерти наркоманов нет состава преступления, передозировки это их нормальный так сказать конец. Пока судмедэксперт проводил свои исследования и писал заключение, полицейские ничего не нашли. Нет свидетелей, нет материальных следов преступления, тупик, "висяк", "глухарь". Патологоанатом написал, что причина смерти передозировка синтетических наркотиков и вызванная этим интоксикация организма, другие травмы как не имеющие отношения к смерти он в своём заключении, по убедительной просьбе сотрудников полиции, просто не отразил. Вот и всё. Можно спокойно спать. Только меня еще долго потом бессонница мучила, боялась заснуть и увидеть как тот мальчишка когда ему ввели в вену наркотик открыл глаза и пробормотал: "Мама, мамочка..."
   Даша замолчала, посмотрела на сидевшего с застывшим лицом собеседника, с вымученной улыбкой спросила:
   - Дальше рассказывать? Или хотите невинность сохранить? Это же так просто на всё закрыть глаза, заткнуть уши, закрыть рот, зажать нос.
   Мужчина хотел желчно съязвить по поводу невинности, и сдержался.
   - Рассказывай, - негромко попросил он, - ты же для этого пришла. Даша! - чуть повысил он голос, - Ты же до сих пор ищешь для себя внутреннего оправдания. Не так-то это просто убить человека, а этих пятерых ты убила, так?
   - У этого ну Федора, осталась беременная жена, а второй ну этот мальчик, был единственным сыном у матери, ему всего семнадцать лет исполнилось, я это уж потом узнала, - с горечью сказала Даша, а дальше ожесточенно, - Остальных мне не жаль. Я убила, Я! И еще раз бы убила. Знаете, что Петр Николаевич тогда сказал?
  
   Пока Даша оцепенело смотрела на убитых ею людей, Обмани смерть не суетясь тщательно уничтожал следы их пребывания на месте преступления. Потом молча взял Дашу под руку и вывел из гаража. Осмотрелся, никого нет. Через переулки они вышли на людную улицу. Сели в припаркованный на дороге микроавтобус. Обмани смерть быстро переоделся сам, заставил сменить всю одежду девушку, потом себе и ей обработал руки высокооктановым бензином. На микроавтобусе они быстро доехали до пригородных дач. Там на топком илистом берегу извилистой речки Обмани смерть сжёг снятую одежду, обувь, перчатки и сумку. Золу и остатки обгоревших вещей выбросил в проточную реку.
   - Ты хотела отомстить за себя и объявила этому миру войну, - закончив уничтожение вещей, жестко сказал он стоявшей рядом и безразличной как манекен Даше, - так вот теперь ты знаешь, на любой войне гибнут невиновные, это её закон. Всегда так было и будет. Нет справедливых войн, есть только ее жертвы.
   - Я ... - очнувшись от его слов хотела сказать Даша, но Обмани смерть ее прервал.
   - Только не надо теперь мучить себя запоздалым сожалениями, дело сделано и надо просто жить дальше. Это старое солдатское правило, такое же старое как и все войны.
   - И как же дальше жить? - с равнодушием самоубийцы спросила Даша.
   - Просто Даша, надо просто жить, - глядя на реку и пожав плечами ответил Обмани смерть, - я был на войне и как видишь живу. Если ты верующая помолись, если нет, то сегодня напейся вдрызг или пригласи знакомого парня и потрахайся с ним, а потом напейся. В общем, сними стресс. Если места нет, могу свою квартиру на время предоставить.
   - Не могу, - покачала головой Даша, - от алкоголя меня сразу тошнит, а секс, - она помедлила, покраснела, побледнела, а потом прерывисто и как глотая слова, - в общем знаете ... я наверно действительно полная дура ... мечтала первый раз по любви ... не было у меня еще ничего ... а потом ... потом эти твари меня втроем ... вот как всё вышло. Мне теперь даже и думать об этом противно.
   - Ясно, - продолжая смотреть на текущую воду, кивнул Петр Николаевич, - это пройдет.
   - А у вас знакомый священник есть? - смущенно спросила Даша, - может ...
   - Есть, - неожиданно зло и тихо засмеялся Обмани смерть, - есть Дашенька, есть, только он расстрига и такой же больной на голову как и ты, тоже хотел и рыбку съесть и на хрен не сесть. Уж он-то тебе про милосердие на войне многое может рассказать. Хочешь познакомлю?
  
  

Глава третья

   Раньше Андрей Кольцов думал, что раз он укрылся за стенами монастыря, то мертвые солдаты перестанут к нему приходить. Он искал утешения и спасения в молитве, изнурял плоть работой и постом, а они приходили и молча смотрели на него. Просто молчали и всё, он просил у них прощения, они оставались безмолвными, он молил Господа дать им покой, но они возвращались. Невидимые для других, днем или ночью, они беззвучно выстраивались в полном боевом снаряжении, как ждали, что он опять поведет их в бой. Это было похоже на сумасшествие, хотя почему было? Андрей Кольцов знал, что он сходит с ума.
   - Бесы тебя искушают, - ласково сказал ему игумен на исповеди, а дальше настойчиво и сурово, - смирись, смирись сын мой, прости врагов своих, молись, молись ...
   Солдаты, эти мальчишки, старшему из которых было всего девятнадцать лет, и погибшие по его вине, это бесы? Он не мог и не хотел в это поверить, скорее это неупокоенные души.
   Как и любого искренне верующего его мучили сомнения, но не в бытии Божьем, а в праве других людей говорить от Его имени. Церковь, собирающая материальные богатства. Церковь, благословляющая светскую власть. Церковь, принимающая в дар украденные у "малых сих" деньги. Иерархи, живущие в роскоши и призывающие верующих к смирению. Церковь, которую за неимением другой веры "возлюбила" светская власть и духовные пастыри которые заразились от носителей этой власти стяжательством, похотью, ложью, не все, но есть и такие. Омытая кровью мучеников медленно, понемногу капля за каплей вера стала уходить из храмов. Как и многие верующие, Андрей Кольцов видел всё это и знал, что есть другой путь. Ничто не ново в этом мире, читая историю жизни (житиё) нестяжателя преподобного Нила Сорского, думал Кольцов. Это православный святой призывал священнослужителей отказаться от материальных богатств и подавать верующим пример духовной жизни, а его последователей обвинили в ереси.
   - Церковь, - на высказанные им вслух сомнения сказал игумен, - часть божьего мира который нас окружает. Изменятся к лучшему люди, изменится и церковь. Не старайся переделать этот мир, сын мой, это не удалось даже Христу, и он взошел на крест приняв на себя всю муку и все грехи людские. А если хочешь изменить этот мир, то попробуй начать с себя, и тогда ты поймешь, как трудно было даже рожденному земной женщиной Сыну Божьему. А если поймешь, то научишься и прощать. А человек грешен и слаб и он так нуждается в прощении.
   - Я один раз простил, - глухо ответил Андрей, - и из-за моего милосердия погибли люди. Знаете, не думаю, что они простят меня, не думаю, что их мамы молятся обо мне, они меня проклинают. И я каждый день чувствую тяжесть их проклятий.
   В келье возрожденного из праха безверия и запустения монастыря за деревянным столом сидят два человека и говорят о вере и прощении, о ненависти и милосердии. Они разговаривают вечерней порой и тени пляшут по их лицам, слабый, но все равно живой свет свечей не может одолеть тьму, но все равно светит, а там в уголке под иконой женщины с ребенком на руках, звездой надежды горит крохотный чуть живой огонек неугасимой лампады. А они всё продолжают беседовать и не важно какой сегодня год и век, об этом они говорили и будут говорить от начала этого мира и до его конца. Ибо нет в этом мире того, что не было ранее и кружит и кружит по истории ветер страстей и болей человеческих.
  
   - Эй командир! - громко окликнул его на продуктовом рынке рослый плотный рыжеватый мужик. Обернувшись и вглядевшись Андрей узнал водителя БРТа с его роты.
   - Сенцов это ты? - растерянно спросил он и подошел к молодому мужчине стоявшему за прилавком и торговавшему медом.
   - А я то смотрю, ты не ты? - сильно пожал протянутую Андреем руку Сенцов, - в рясе, да с бородой тебя то не сразу и угадаешь. Ты чё командир в монахи подался?
   Андрей широко улыбался, разглядывая своего бывшего бойца, тогда это был худенький вечно перемазанный дизельным топливом и машинным маслом мальчишка, сейчас здоровый, сильный, аккуратно одетый молодой мужик.
   - А я вот пасеку завел, - добродушно хвалясь рассказывал Сенцов, - женился, двое пацанов у меня, близняшки. Дом построил, машину вот недавно купил.
   Оглядел Андрея, и задержав взгляд на его потертой рясе, жалостливо вздохнул.
   - Отметить бы встречу, да, - Сенцов немного помялся, - да ведь тебе наверно нельзя? Жаль, а то у меня такая медовуха есть, нектар.
   Он был так ну просто по детски огорчен не возможностью выпить, так был искренне рад этой нежданной встрече, так ему хотелось поговорить и от души угостить бывшего ротного, что давно уже равнодушный к алкоголю Андрей:
   - Медовуха? - задумчиво протянул он и потом озорно, - Ее же и монаси приемлют!
   Сидя в салоне "Газели" понемногу выпивали, Сенцов всё рассказывал о своем хозяйстве, о детях, о жене. Хвалился новой машиной. Андрей степенно закусывая медовуху хлебом и домашнего копчения окороком рассказывал малопристойные с большой исторической "бородой" анекдоты про монахов, Сенцов слушая заливисто смеялся. О войне по молчаливому уговору не вспоминали. А потом уже сильно захмелевший Сенцов:
   - Эх, жаль ребяток с роты с нами нет, - разливая по пластиковым стаканам очередную порцию медовухи вздохнул он, - помнишь командир под Атагами сидели в БТРе и мечтали как жить после дембеля будем? Дождь со снегом шёл, холодно, мы все мокрые, голодные и мечтаем.
   - Ну ты то нормально вроде живешь, - принимая стакан заметил помрачневший Андрей.
   - Я, да, - тихо сказал Сенцов, - а другие? С нашего экипажа и отделения я один живой остался, других тот снайпер перестрелял. Помнишь? Знаю, что помнишь! Ну давай за ребят, земля им пухом ...
   Выпили. Помянули. И мертвые солдаты пришли посмотреть, как их вспоминают живые. Они расселись по креслам "Газели" не выпуская из рук оружие, готовые выскочить из машины и опять уйти в бой. Андрей смотрел на их нездешние бледные лица и:
   - Привет ребята! - сказал мертвым товарищам рядовой Сенцов.
   - Ты что тоже их видишь? - глухо спросил капитан Кольцов.
   - Иногда, - не глядя на него, ответил Сенцов и сильно побледнев, признался:
   - Я ведь тогда зассал, ну когда снайпер стал стрелять и не вылез из БРТа, а они так и лежали, а я так и сидел, пока ты со вторым взводом не приехал. Тогда их тела и вывезли. Теперь вот ... приходят и смотрят. Простите ребята.
   Но убитые под Атагами солдаты не выпуская из рук оружие молчали.
   - За что мы воевали, а командир? - пьяно и скорбно спросил бывший солдат Сенцов.
   - За Россию, - печально ответил монах.
   - Просрали мы эту Россию, - пьяно заорал Сенцов, - не мы, а эти теперь победители. Что хотят то и творят. А мы только сопли утираем или бухие по кухням орём. Всё! Ты слышишь командир, всё нет больше России. Одна сучья рашка осталась.
   Бывшие рядом с живыми мертвые погибшие за эту страну солдаты молча их слушали, они уже отдали всё что смогли, с них спроса нет. "Зачем вам теперь оружие? Что? Что вы с ним сделаете? Отдохните ребята,- беззвучно обратился к ним бывший капитан Кольцов, - война закончена, мы проиграли"
   - Я видал того снайпера, - понизив до шепота голос сказал Сенцов, - ездил мёд в центр перекупщику сдавать, глянь, а он там на рынке фрукты берёт, я аж оторопел. Живой, здоровый, довольный, при дорогой машине, шлюхи местные вокруг него так и вьются. Номерок его машины я записал и сразу к свояку он в органах пашет. Так и так говорю, взять бы этого, а? Тот пошел по базе данных номерок пробил, потом осторожно пообщался с операми "убойщиками". Приходит в глаза не смотрит. Говорит, знают его все, киллером работает и нет мол приказа его брать, мол прикрытие у него хорошее, вроде он, кроме всего прочего по заказу органов "нациков" отстреливает. Вот значит как всё обернулось, этот безнаказанно дальше убивает наших ребят, насилует наших баб и кайфует.
   Капитан Кольцов почувствовал, что как ледяной водой ему плеснули в лицо и он разом отрезвел. Пристально трезво рассматривая пьяного пасечника, с кажущимся безразличием спросил:
   - Адресок, моего "крестника" через своего свояка узнать сможешь? И вообще всё, что можно.
   - Наверно, - осторожно ответил Сенцов, - только зачем тебе?
   Андрей промолчал. Сенцов дальше не спрашивал. Все ясно. Выпил, закусил, недобро зло оскалился:
   - Чё командир война видать ещё не закончена, да? Не сдаемся пока? Ладно капитан годится, я с тобой, поквитаемся.
   - Не мы войну продолжаем, - невесело ответил Андрей, - только твоё дело своих детей растить. Узнай что надо, дальше я сам.
   Он встретил его ночью у подъезда высотного дома. Профессиональный убийца шел в свою только что купленную новую квартиру и беззаботно посвистывал. Кольцов вышел из тени гаража и пошел ему навстречу. Киллер почуял угрозу, остановился и недобро смотрел на приближающегося к нему человека. Кольцов дал ему возможность выхватить пистолет, а потом вскинул свою руку с зажатым в ней револьвером. Выстрел, выстрел, старый наган не дал осечки. Капитан Кольцов развернулся и ушел, на дороге его ждал транспорт, управлял им Сенцов.
   Ночью когда он в тяжелом полусне ворочался на койке в своей келье, они пришли последний раз. Его убитые солдаты как на плацу построились в шеренгу, и по одному выходя из нее, строевым приемом "оружие положить" складывали перед ним автоматы, а потом вытянувшись и отдав честь, уходили. Остался только один и совсем не солдат. Высокий сухощавый одетый в поношенную хламиду молодой длинноволосый и бородатый мужчина, с грустью смотрел на Кольцова и слезы текли по его щекам. "Не плачь Господи! - крикнул ему Андрей, - я не покину Тебя"
   Утром зайдя к нему в келью игумен попросил Андрея покинуть монастырь. Он не о чём не спрашивал, а игумен ничего не объяснял. Несколько месяцев Андрей жил и работал на пасеке у Сенцова. Потом уехал. Далеко, далеко уехал, но от себя не уедешь.
   С Петром он познакомился когда покупал дом. Продавец получивший домик по наследству выдал адвокату доверенность и тот занимался оформлением и регистрацией сделки. Желчный и неприятный тип, так для себя определил Андрей этого человека. Пока в офисе Андрей внимательно читал текст договора, адвокат сидя за столом и крутясь на дорогом кожаном кресле, отвечая собеседнику по сотовому телефону раздраженно говорил:
   - ... засунь своё ветеранское удостоверение промеж ягодиц, а дальше с ним по всем кабинетам ползай пока не сдохнешь. Участники ВОВ уже почти все поумирали, а квартир так и не получили, ты то куда лезешь? Льготная очередь? Ты в ней уже до седых волос на яйцах стоишь, вот и дальше стой! Мудак! Я тебе когда еще говорил, что ты хрен чего получишь! Как ты был придурком так им и остался. Поплачь мне ещё, ну поплачь ... я тебя пожалею, бляхой по жопе. И сам пошёл, куда меня послал. Всё, всё, я сказал, на связи.
   Андрей почувствовал как в нём от хамского тона этого сытого и наглого ничтожества поднимается волна глухого раздражения.
   - Вы могли бы с ветеранами и повежливее разговаривать, - еще сдерживаясь заметил Кольцов.
   - А ты кто такой чтобы меня учить? - с холодным пренебрежением перейдя на "ты", спросил адвокат, - читаешь договор? Вот и читай! А в чужие дела не лезь.
   - Пока ты козел, - бросив бумагу на стол и встав со стула, заметно побледнев сказал Андрей, - в институте задницу по аудиториям протирал, эти ребята воевали. Небось попал бы туда, так сразу бы обосрался, а тут герой, эх дать бы тебе по морде ...
   - Так зачем же дело стало? - со злой насмешкой поинтересовался адвокат, - Рискни!
   - Так ты сразу к лягавым жаловаться побежишь, - разминая пальцы рук презрительно ответил Андрей.
   - Конечно побегу, - ухмыльнулся тот, - зря что ли учился? Засужу тебя, деньги твои все по закону отберу. А вот учился я не в институте, а в университете, тут ты не угадал. А в остальном прав, обсерался я на службе и не раз, снабжали нас хреново, жрали что достанем, вот животиками и маялись. Этот который звонил, со мной в одной части служил, так вот его аккурат с дизентерией и подозрением на брюшной тиф в Кабул на обследование и лечение отправили, а пока он в госпитале с очка не слазил, у нас от роты половина осталась.
   - Так ты ... - растерянно начал Андрей, но не закончил вопрос, адвокат его прервал,
   - Я же сказал, - насмешливо разглядывая Андрея, заметил адвокат, - не лезь в чужие дела. На войне того кто лезет куда его не посылали первым убивают.
   - На войне, - глухо повторил Андрей.
   Потом они разговорились, а затем время от времени встречались в кафе "Хохма". Не друзья, даже не приятели, просто знакомые. О войне по молчаливому уговору не говорили. Кольцов быстро понял, что и у этого человека есть за душой, что-то такое, о чём тяжело вспоминать и лучше не ковыряться руками в ранах чужой памяти.
   А сегодня Петр его удивил, вечером приехал к нему, а за ним из машины вышла тоненькая, бледненькая, русоволосая девушка. Андрей сразу заметил, что лицо у неё как заморожено.
   - Вот расстрига батюшка, - войдя к нему в дом, желчно сказал Петр, - привез к тебе душу мятущуюся, для покаяния и утешения. Поведай ей почем на войне милосердие. И как приходится за него расплачиваться.
   - Ты о чём это? - не закончив накрывать стол скатертью, настороженно спросил Андрей.
   - Брось, - зло прикрикнул Петр, - знаю твою историю. Еще после первой встречи справки о тебе навел. Поэтому и приехал.
   Помедлив и посмотрев в сторону безразлично сидевшей на лавке девушки, понизив голос, предложил:
   - Даша, можешь ему всё рассказать. Кольцов не сдаст. И цену милосердия хорошо знает. Страшная эта цена.
   Даша стала говорить. Ее голос ломался, было жутко, просто страшно слушать о том как эта тоненькая русоволосая девушка с нежно и испуганно звучащим голосом убивала людей. Он смотрел на нее и видел, что став убийцей, она сама как умерла. Он искал и не мог найти слова утешения, прощения, хотел и не мог призвать к смирению и покаянию. Тогда он рассказал ей свою историю. Маленькую обыденную историю из войны, которой теперь как будто и не было. Как с бойцами нашел и захватил снайпера, совсем еще пацана отравленного войной и ненавистью к русским солдатам. Он не убил его, не смог выстрелить по пленному несовершеннолетнему испуганному мальчишке и передал его местным властям, те его отпустили, а через неделю этот снайпер из засады убил десять его солдат. О том, что стрелял именно этот боевик, ему сообщил знакомый "однокашник" офицер из разведотдела штаба их сводной группы войск. Он рассказал девушке как после войны этот снайпер стал профессиональным убийцей и о том как в одну ночь он вышел ему навстречу с оружием в руках. Он рассказывал и не искал для себя оправдания и не ждал слов утешения. Потом сухо отрывисто заговорил Петр. Как брали в горном кишлаке отряд духов. Была возможность вызвать вертолеты огневой поддержки и сравнять дома с землей, но там были женщин и дети и командир их роты не стал вызывать авиацию. Они пошли в бой со стрелковым оружие и захватывали похожие за крепости дома из которых по ним вели огонь из пулеметов. Пятеро ребят из роты погибли в том бою, а жертвы ... их все равно не удалось избежать, потому что когда в дом из которого по тебе стреляют, бросаешь гранату не знаешь в кого могут попасть осколки.
   - Я милосердным не был, - внешне спокойно и с сильным внутренним напряжением закончил говорить Петр, - для меня это проблемой никогда не было. Если ценой была моя жизнь или жизнь моих ребят, то я стрелял.
   - Но сейчас же не война? - глухо мертвым голосом спросила Даша.
   - Ты думаешь? - недобро усмехнулся Петр, - а зачем ты тогда меня просила тебе помочь? Война девушка, это когда убивают, насилуют, грабят и унижают тебя и твоих близких. Ты сам ее объявляешь, и на этой войне нет места милосердию. А если так не можешь, то сдавайся.
   - Господи! - тихо позвал капитан Кольцов, - За что? В чем вина нашего народа, за что Ты век за веком испытываешь нас? Когда? Когда всё это прекратиться?
   Ответа не было. Его и не будет. Нам дано знание добра и зла и право выбирать между ними. И что мы выбираем то и получаем. Они продолжали говорить в ночь после убийства, а Смерть стояла рядом и слушала их.
  

Глава четвертая

   Через месяц Кольцов услышал по телефону взволнованный девичий голос:
   - Андрей?! - задыхаясь говорила Даша, - Срочно приезжай! Срочно, нужна твоя помощь. Тут девочка в реанимации, еле спасли её после суицида. Поговори с ней, я договорюсь, в палату тебя пропустят. Боюсь, не углядим и она опять ...
   - Еду!
   Она лежала на кровати и остановившимся не живым взглядом смотрела в беленый мелом потолок больничной палаты, вся такая бледненькая, как истонченная, поверх тонкого байкового одеяла положила худенькие ручки с перевязанными запястьями.
   - Дяденька, - так и не взглянув на Андрея, чуть слышно сказала девочка, - уйдите.
   А до этого он ей говорил, о милости Божьей, о тяжком грехе самоубийства, о том, что все забудется и пройдет, а Господь не оставит её. Просил её пожалеть свою маму, подумать о младшей сестренке. Он говорил, на память цитируя библейские притчи и с нарастающим чувством бессилия видел, как пусты и ничтожны его слова перед горем этого обиженного ребенка, перед её нежеланием дальше жить.
   В палату осторожно вошла Даша, Андрей покачал головой, не могу помочь. Даша взяла ребенка за бессильную ручку и шприцом ввела ей в вену лекарство. Девочка покорно закрыла глаза.
   - Вторые сутки так, - прошептала Даша, кивнув на бывшего в забытьи прерывисто дышавшего ребенка, - держим ее на транквилизаторах и снотворном. Очнется и молчит, даже с матерью разговаривать не хочет. Не ест не пьет, через капельницу физраствором ее поддерживаем. Боюсь не уследим ...
   - Надо с Петром поговорить, - встав со стула, нерешительно предложил Андрей, - вроде как существует статья за доведение до самоубийства. Пусть займется, если ему денег надо, то я дам.
   - Петр Николаевич, - отойдя к окну и глядя вниз на неухоженный больничный двор, тихо ответила Даша, - пьет "по черному" уже второй день.
   - Запой? - изумился Андрей, - вроде такого раньше за ним не замечалось, всегда умерен в питии был.
   - Он по моей просьбе узнал, причины по которым Маша вскрыла себе вены, - не глядя на Кольцова, пояснила Даша, - девочку изнасиловали, насильника с ее слов опознали и задержали. А её мать забрала заявление об изнасиловании из полиции. Дело закрыли.
   - Вот как? - мрачно произнес Кольцов и с ожесточением повторил, - Вот значит как!
   Он дождался когда у Даши закончится дежурство, они быстро переговорили, а потом вместе поехали к человеку которого когда то звали Обмани смерть.
   Дома Петра не было, его нашли в кафе "Хохма". Даша осталась ждать на улице, а Андрей зашёл в помещение, там пьяный с воспаленными глазами Петр Николаевич тяжело опираясь на стойку бара нетвердо стоял на ногах и орал неизвестно кому:
   - Этих подонков может остановить только пуля. Божий суд, под такую мать, туда их надо отправить ... Детей! Уже детей эта нелюдь жрет.
   Он обвел налитыми кровью глазами немногочисленных молчаливых посетителей и с пьяным вызовом выкрикнул:
   - Молчите?! Быдло! А может радуетесь, что это не мои детишки попались? Не радуйтесь чмошники долбанные, до вас и ваших детишек очередь тоже дойдет.
   - Андрей! - торопливо подошел к стоявшему у входа Кольцову, хозяин кафе, - может сумеешь его успокоить?
   Невысокий, плотный, плешивый и сильно расстроенный хозяин вопросительно посмотрел на Кольцова и кивнул в сторону пьяного адвоката:
   - Второй час уже как заведенный, выпьет и орёт, выпьет и опять орёт, сделаешь замечание, сразу в драку лезет, никогда его таким не видел.
   Андрей молча пошёл к стойке бара.
   - А наш святоша, - узнав его пьяно и зло процедил адвокат, - а слабо тебе за ...
   Кольцов быстро и сильно ударил его "под ложечку", Петр согнулся пополам и в горле у него забулькало.
   - Быстро, ведро или таз, - приказал Кольцов молодому с устало безразличным лицом бармену, тот из-под стойки достал и протянул ему красное пластмассовое ведро.
   Вовремя. Петра обильно стошнило. Пока он в рвотных позывах гнулся над ведром, Кольцов негромко попросил хозяина:
   - Принеси в туалет нашатырный спирт, питьевой воды и большую емкость, можно пивную кружку.
   Потом схватил обессиленного от рвоты Петра за шиворот и поволок его в туалет, тот вяло сопротивлялся. В небольшом туалете, пока Петр гнулся над унитазом, Кольцов налил в кружку воды, добавил туда несколько капель нашатырного спирта и заставил повернувшегося к нему адвоката всё выпить. Потом вышел.
   - Через пятнадцать минут он выйдет трезвый, чистый, но очень грустный, - прислушиваясь к доносящимся из ватерклозета звукам, сообщил Кольцов ждущему его хозяину заведения, - вода и чуток нашатыря это старый военный способ экстренного отрезвления. Мы в армии пьяную солдатню так в чувство приводили. Кстати сколько он тебе должен? Я заплачу.
   - Петр не любит, когда за него платят, комплекс у него такой, - отмахнулся от предложения хозяин кафе, и чуть встревожено, - а потом когда он очухается, у вас тут драки не будет?
   - Тут не будет, - успокоил его Андрей, - как выйдет скажи ему, что я жду его на улице.
   Вышедшего из кафе и молчащего Петра усадили в стоявшее у кафе такси и отвезли к нему домой. По дороге не разговаривали. У дома все трое вышли.
   - Ну заходите раз уж припёрлись, - набирая код на двери подъезда негостеприимно пригласил их к себе в квартиру Петр Николаевич.
   - Даша, - дома попросил Петр Николаевич, - поставь чайник. Чашки в шкафу, пакеты с заваркой там - же. В общем похозяйничай, а то мне тяжеловато.
   И тяжело ступая прошел в комнату, Андрей сняв обувь пошел за ним.
   - А твои где? - увидев закрепленную на стене крупноформатную цветную семейную фотографию, поинтересовался Андрей.
   - Я тебе уже раз говорил, - грузно усаживаясь на диван, буркнул Петр, - не лезь в чужие дела.
   - Сын Петра Николаевича, живет в Канаде, - выйдя из кухни, негромко сказала Даша, и добавила, - чай будет готов через пять минут. Где накрывать?
   - Тут, невеста, тут в зале, а не на кухне, - поморщился Петр, - и в холодильнике посмотри, там коробка с конфетами должна быть, колбасы нарежь, хлеба и сыра.
   - Невеста? - приподнял брови Андрей.
   - Так меня с Мишей наши родители в детстве дразнили, - чуть улыбнулась Даша, - только он постарше был и я его совершенно не интересовала. А потом у каждого уже своя жизнь была. А вот теперь не забывает, когда моего папу по праздникам поздравляет так и мне обязательно привет передает. Жена ревнует небось.
   - Не ревнует, - буркнул Петр, - она по-русски не понимает, хорошо, что хоть внук на родном языке своего отца чуток лопочет. Бабка, ну моя жена учит.
   - Миша после окончания университета на стажировку в Канаду поехал, - накрывая на стол, рассказывала Андрею, Даша, - там женился, а как у них мальчик родился, так жена Петра Николаевича поехала молодым помогать, её там очень хорошо приняли и пока она живет там.
   - Приняли, хорошо, - фыркнул Петр, - как же бесплатная нянька и прислуга в одном лице. Нанимать дорого, а тут задарма дура из России прилетела, да ещё и денег молодым на покупку дома привезла, она пашет по этому дому, детки карьеру девают, ребенок под присмотром, благодать.
   - Ну зачем вы так? - укоризненно заметила Даша, - Миша очень хороший мальчик, он и вас к себе звал и так не забывает, звонит постоянно.
   - А правда? - поинтересовался Андрей, - чего не уехал то? Там сын, внук, жена. А ты тут ...
   - А ещё тут могилки отца и матери, дед и бабка тоже тут лежат, - тоскливо сказал Петр, - да и я в родную землю лечь хочу. А сын? Если приедет и похоронит и за то спасибо.
   - А может он еще вернется? - не глядя на бледного с измятым лицом Петра Николаевича, предположила Даша.
   - Нет, Даша он не вернется, - покачал головой Петр, - некуда и не зачем ему возвращаться. Нет больше у нас родины, есть насквозь прогнившая рашка и пока еще живое жующее подножный корм покорное стадо.
   - Давайте пить чай, - пытаясь сменить тему разговора, торопливо предложила Даша.
   Они пили чай и негромко беседовали. Они говорили о судьбе страны, в которой родились и в которой остались жить. Они спорили о судьбе народа частью которого были и сами, а в больничной палате без слов, без слез и без желания жить лежала девочка и неотрывно смотрела на беленый потолок. Еще капал в её вены раствор глюкозы, только мало осталось в бутылочке жидкости. Кап - кап равномерно с секундными интервалами сочился раствор, скоро он закончится, время вышло.
   - ... а вот я полагаю этих насильников публично вешать надо, а до этого гениталии клещами рвать, - резко отодвинув от себя чашку с недопитым чаем, с глухой нерастраченной злобой закончил фразу Андрей Кольцов.
   - Если бы все так просто было, - грустно усмехнулся Петр Николаевич, - только ...
   И на протестующий жест Даши попросил:
   - Ты сначала послушай. Вёл я одно дело об изнасиловании. Обычно я отказываюсь от такой работы, но тут знакомая прибегает вся в соплях и слезах, сына сестры ночью арестовали, его мать бьется в истерике, отец в командировке. Помочь некому, выручай, а за нами не пропадет. Ладно, еду знакомится с первичными материалами дела. Читаю: рапорты; заявление; первичный допрос свидетелей; протокол осмотра места преступления. Сто процентов пацан виновен, арестовали его прямо на месте преступления, к тому же ему восемнадцать, жертве семнадцать - несовершеннолетняя. Говорю с обвиняемым, он сильно избит, напуган до предела, и уже дал признательные показания. Всё, тут только можно суд о снисхождении просить, ну или ещё до суда по-другому вопрос решить. Объясняю ситуацию родственникам пацана. Его мать не верит, что её чадо на такое оказалось способно. Ну это тоже дело обычное. Ладно, думайте, но совершеннолетнему ребеночку как минимум пять лет светит, а в зоне ему очень тяжко придется. Через день ко мне приходит приехавший отец насильника. Просит присутствовать при передаче денег потерпевшей и вообще проконтролировать, чтобы дело без подвохов было закрыто. Объясняет, звонит ему тетка жертвы и предлагает заплатить бедной девочке компенсацию за физические и моральные страдания, тогда она мальчика простит и заявление заберет. Кстати по уголовным делам такого рода это обычная практика. Едем, встречаемся, разговариваем. Тетушка жертвы правовыми терминами не хуже меня "щеголяет", а жертва, знаешь взгляд у молодой девушки как у многоопытной и битой жизнью бабы. Сумму просят большую, по принципу всё, что есть то и отдай. Ясно это подстава. Влезаю в разговор и прошу дать время на сбор денег. Тётка чуток подумав, милостиво соглашается с недельку подождать. Чтобы "потерпевшую" и её подельников не насторожить я обращаюсь не в милицию, а еду в бюро судебно-медицинской экспертизы. А по любому делу об изнасиловании следователь в обязательном порядке выносит постановление о назначении экспертизы это процессуальная норма. Прошу и оплачиваю срочную работу знакомому даже не эксперту, а регистратору. Та в течении часа узнает, что было проведено уже три экспертизы именно с этой "потерпевшей особой" только подозреваемые менялись. Плачу ещё и мне быстро по адвокатскому запросу предоставляют заверенные копии заключений экспертов, это конечно не совсем законно, но деньги решают всё. Знакомый опер, за вознаграждение узнает подноготную потерпевшей. Обычная проститутка. "Тетя" уволенный по утрате доверия работник тогда еще милиции. Работали классически. Детей известных и очень богатых людей трогать боялись, а находили жертву среди деток умеренно состоятельных родителей. Дальше девочка-подстава, в образе воплощенной мечты юного половозрастного идиота "любящей секс и приключения беззаботной дурочки", знакомилась с парнем и через некоторое время приглашала "лоха" на съемную квартиру. Там подпаивала, вступала в половой контакт, потом партнеру предлагала выпить еще и мешала в напиток чуток наркоты. Лох в своём сознании счастливо плывет и уже ничего не соображает, а "жертва" разыгрывает изнасилование. Крики: "Помогите! Бьют! Убивают!" Подельница "тетушка" стоя на улице и услышав крики, вызывает по сотовому телефону наряд ППС. Те быстро приезжают и видят: пьяного невменяемого насильника; избитую и изнасилованную жертву. Соседи подтверждают, что слышали крики о помощи. Причем работали так грамотно, что "жертва" на своем теле оставляла царапины - следы сделанные именно руками "лоха" пока тот пребывал в невменяемом состоянии, ну и разумеется имеется сперма "насильника" в вагине "жертвы". Дело сделано, все доказательства изнасилования есть, можно "досуха" выдаивать его родителей. Вот и такие "изнасилования" бывают. Ну а допустим, не оказалось у родителей "лоха" денег? Тогда что? Рвать его клещами, а потом вешать? Так хоть шанс остается.
   - И чем это дело закончилось? - растерянно спросила Даша, - проститутку с ее теткой за подставы посадили?
   - Нет, - спокойно ответил Петр Николаевич, - мальчишку конечно отпустили и дело по нему закрыли, а вот по остальному, ну не стал я дальше "волну гнать", знал бесполезно. Сама подумай, без прикрытия в органах, они такие дела постоянно проделывать просто не смогли бы, там же всё гнилыми "белыми нитками" шито. Любой мог сопоставить детали и всё, дело бы расползлось. "Тётке" я всю схему объяснил, собранные документы показал, сказал, что дальше делать буду, а что могу и не делать. Она побежала советоваться со своим покровителем. На следующий день бедная "жертва" изнасилования пришла вместе со своей "тёткой" к следователю и заявление забрала. А еще и письменно объяснила, что всё происходило по "доброй воле", кричала она потому что это такая сексуальная игра у них была, а наряду она объяснить это испугалась, заяву об изнасиловании писала, потому что парень на ней жениться не захотел. Полный бред конечно, но как дополнительная страховка сойдет.
   - Значит этот "покровитель" тебя так испугался? - с легкой иронией поинтересовался Андрей.
   - Нет, - серьезно возразил Петр, - не испугался. Просто убытки по конкретно этому делу могли превысить прибыль, а он деловой человек, ему это не надо.
   - А дальше? - спросила Даша, - они так же на подставах работают?
   - Только теперь каждый раз проституток меняют, - с видимым равнодушием пожал плечами Петр Николаевич, - дело то прибыльное и вполне "законное".
   - А ты знаешь этого "покровителя"?
   - Знаю! - отрезал Петр Николаевич и с вызовом посмотрел на Андрея, - Ну и что? Я и сам ему пару раз взятки носил, это когда надо было настоящие уголовные дела закрывать, и свои обязательства он исполнял. А исполнять он их может, потому, что в свою очередь наверх большую часть своей доли отдает. Это система, право в этой системе не закон обязательный для общества, это просто обычный бизнес и я в нём работаю.
  
   Три человека в этой комнате замолчали, остывал чай в чашках, нетронутой лежала на столе коробка шоколадных конфет с пророченным сроком годности, за окнами квартиры было темно, по включенному телевизору бубнили о великих достижениях державы и пугали гражданской войной. Они пугали и не знали, что эта война уже началась. Она идёт, пока в тихих разговорах или в ожесточенных спорах. Она клокочет в информационном, не контролируемом властью, поле. Она грядет ... и жутко слышать её тяжелую поступь и чуять явственно доносящийся от нее запах человеческой крови. А они с экранов продолжали говорить о том как всё хорошо и обещать, что примут меры чтобы было ещё лучше, что уже есть очередной умный план как это сделать, но даже те кто был по другую сторону экрана в студиях телеканалов не верили своим словам. Они не верили своим словам потому, что они часть этой системы и даже запах денег которые они получали за озвученную ложь не мог перебить запах разложения, тлетворной вони ещё живого и ужё видимо разлагающегося тела управления государством. А те кто сидит в своих домишках и маломерных квартирках по эту сторону информационного поля все ещё терпят, терпят уже задыхаясь от этой вони. Они терпят потому, что хорошо знают, ничтожно малую цену своей жизни в чужих лапах и непомерно высокую цену своей смерти в глазах своих близких.
   Три человека в этой комнате молчали. Все трое уже знали цену жизни и цену смерти.
  
   Первой прервала молчание Даша:
   - А вот та девочка, - неуверенно спросила она, - ну та что лежит в палате, она что тоже подстава? Знаете, я теперь ужё ничему не удивлюсь.
   - Нет, - отрезал Петр Николаевич, - этого ребенка изнасиловали. А ее мать забрала заявление из полиции, потому что угрожали ее младшей дочери. И это вполне реальная угроза. Защитить их некому. Им могут устроить "несчастный случай", это не сложно, сейчас самый распространенный прием заказного убийства это взрыв бытового газа. А если от взрыва погибнут ещё посторонние люди, то тем лучше, легче всё списать на нарушение правил технической эксплуатации газового оборудования.
   - А я вот не понимаю, - ожесточенно заговорила Даша, - почему так? Почему этого подонка нельзя арестовать и судить. Почему? Неужели у нас в правоохранительной системе совсем порядочных людей не осталось? Мать забрала заявление, ну и что? Можно же дальше следствие вести ... Вы мне скажите это возможно?
   - Да, возможно, более того по несовершеннолетним потерпевшим они обязаны это делать, - утвердительно кивнул Петр Николаевич, - и порядочные люди есть везде, но расследование этого дела попало совсем к другим сотрудникам. Этот педофил не последний человек во всенародно любимой компании "своих" людей. Арестуй его и тут же по всей стране пойдет крик, что в этой организации одни насильники и педофилы. Это опасно, тем более сейчас. За это их сверху накажут и больно "высекут", проще любой ценой замять это дело. Они не этого педофила защищают, они защищают себя. Есть установка вернее даже категоричный приказ, не будоражить народ и не раскачивать лодку, они его старательно выполняют.
   - Значит некому защитить? - чуть слышно переспросил Андрей Кольцов, и громче, жестче договорил, - а я между прочим давал присягу народ защищать.
   - Оставь Андрей, - устало бросил Петр, - присяга, долг это уже давно пустые слова, этот мир не изменишь, бесполезно. А народ? Да все, всё знают и молчат. Нельзя спасти того кто не хочет спасения. Мы предпочитаем медленно захлебываться в теплом говне, чтобы не утонуть в крови. Это наш выбор.
   - За себя говори, - откинув стул, встал капитан Кольцов, - за всех не надо! Я тонуть в выгребной яме не хочу. А ты Даша?
   - А я из ямы с фекалиями куда меня окунули уже выползла, - тяжело дыша резко заговорила девушка, - когда тех тварей убила.
   И тоже выйдя из-за стола, повысив голос, категоричным тоном потребовала:
   - А ты Андрей на Петра Николаевича голос не поднимай! Не смей! Понял? Когда надо было, он этих бил, сама видела.
   - Хватит орать, - обращаясь сразу к обоим, жалобно попросил Петр Николаевич, - и так голова трещит.
   - Пить надо меньше, - безжалостно бросила Даша.
   - Тебя не спросил, - желчно усмехнулся Петр.
   - Может тебе лекарство принести? - неловко и смущенно спросил Андрей.
   - Уж лучше сто грамм. Там в холодильнике коньяк есть.
   Кольцов принес бутылку, Петр в пустую чашку набулькал напиток, Даша неодобрительно глянув на грязную чашку отвернулась, Петр залпом выпил и захрипев упал на пол.

Глава пятая

   Очнулся в больничной палате. Светало. Петр Николаевич вышел из одноместной палаты и разминая затекшие мышцы, медленно прошёлся по коридору. Как залитая тяжелым расплавленным свинцом болела голова, противно подташнивало, тело было непослушным и как чужим. Дежурного врача и медсестры на своём месте в отделении не было. "Ну черт с вами! - беззлобно подумал он - Жив и ладно. А на утреннем обходе скажут, что это со мной было" Встал в коридоре у последнего окна мужского отделения и смотрел как медленно неохотно отступает ночная темень. Из первой ближней палаты женского отделения доносился знакомый голос, это Даша негромко ласково говорила:
   - Я тоже умереть хотела. Знаю как после всего этого противно жить, на людей смотреть не могла, сутками ревела. А потом ...
   Петр насторожился. Дура! Как можно такое детям рассказывать? Он вслушивался, но Даша понизила голос и кроме невнятного шепота Петр Николаевич больше ничего не услышал. А потом зазвучал тонкий как сломанный голос ребенка:
   - Тетя Даша, он меня душил, потом стал жечь сигаретой, было так больно, я плакала, просила, а дяденька ...
   Петр почувствовал как резко с перебоями забилось сердце, так прищемило, что он растирая ладонью грудь не услышал, о чём дальше рассказывал жалкий дрожащий детский голосок и только когда чуток отпустила боль дослушал:
   - ... шоколадку дал, смеется и говорит, если понравилось, то теперь приходи сама, куколку "Барби" тебе куплю. А ещё мама плакала, всё время плакала, а потом мне объяснила, что если мы заявление на дяденьку не заберем, то нас всех убьют. Утром она сестренку в садик повела, а я думаю: ну зачем жить? Взяла кухонный ножик и руки стала резать, я в кино видала где резать надо. Нож только тупой был, мужика то у нас дома нет, папа умер уже.
   - Машенька, - донесся сдавленный отчаянием и пропитанный слезами Дашин голос, - сестренка, родная моя, ты поплачь, обними меня и поплачь.
   - Тетя Даша, - после отбиваемой ударами сердца и такой томительно долгой паузы требовательно спросила девочка, - а вот Бог он есть?
   - Дядя Андрей говорит, что есть, - после секундной заминки ответила Даша.
   - А за что он нас так ненавидит? - горькой детской обидой зазвучал голос девочки, - почему он этих не накажет? Почему?
   - Не знаю, - скорбный прозвучал ответ.
   Даша держала девочку за тоненькую хрупкую перевязанную на запястьях ручку и передавала ей тепло своей жизни, её силу, её стойкость, её стремление жить и Маша в ответном пожатии взяв ладонь девушки в медицинском халате принимала её тепло и чувствовала как чуть-чуть всего на несколько шагов, но всё равно отступает окруживший ее мрак. Эти две изнасилованные женщины России больше не плакали о себе. Они крепко держали друг друга за руки. Время беспомощных слез прошло, время покорного страха уходило.
   - Тетя Даша, - твердым не детским голосом сказала девочка, - я больше не буду, не стану умирать, я выросту, а когда стану большая и сильная, то как ты сделаю, а ещё я всех сироток защищать буду.
  
   Рассветало. Девушка и девочка в палате, мужчина в коридоре массировавший грудную клетку, чтобы отогнать боль своего сердца это те кого мы видим сейчас. А кого не видим? Сколько бессильных слёз от полученных обид было пролито сегодня ночью. Кто знает? Да и кому это интересно? Никому! в том то и всё дело, что ни кому. А если пролитые сегодня слёзы хлынут потоками крови завтра? Не дай бог ...
  
  
   Утром на обходе больных заведующий отделением, отец Даши, Сергей Александрович смущенно попросил Петра:
   - Через часик зайди ко мне в кабинет,
   - Ладно, - пожал плечами Петр, - а что там у меня?
   - Потом поговорим, - не глядя ему в глаза, торопливо сказал Сергей Александрович и быстро вышел.
   В кабинете Петр Николаевич устроился в потертом кресле, заведующий уже сидел за своим столом и быстро просматривал результаты анализов.
   - Сергей, - позвал его Петр, - а что это Даша у тебя тут работает, она же в медакадемии учится. Тебе что денег не хватает? Могу одолжить, отдашь с первой Дашкиной пенсии.
   - Она тут учится, - не глядя на него, сказал Сергей Александрович, - хорошим врачом можно стать только когда всю подноготную этой работы знаешь. А ещё у неё тут постоянная непрерывная практика, скоро операционной сестрой её возьму. Теорию можно и зазубрить, а на основные базовые занятия Даша в академию ходит, и вообще речь у нас не о ней.
   - А о чём? И что ребенок у тебя тут делает? - настороженно спросил Петр, - место девочки в детском корпусе, а не у тебя в отделении тем более профиль у тебя совершенно другой.
   - Даша под предлогом дополнительного обследования девочку сюда перевела, - хмуро ответил Сергей Александрович, - Марк лечащий врач этого ребенка, ну ты его знаешь, Даша у его сына крестная, он ей отказать не может, выписал направление и вот девочка у нас под присмотром. Утром я её посещал. Девочке стало намного лучше, она уже разговаривает и больше не отказывается от лечения, с ней всё в порядке, а вот с тобой ...
   Сделав паузу Сергей Александрович ждал вопроса не дождался, и тогда веско продолжил:
   - Тебе надо пройти ещё одно обследование. Я с утра просмотрел результаты твоих анализов, и значит ... подумал ... короче я договорился о твоем переводе в отделение онкологии.
   И торопливо:
   - Ты не бойся, ничего страшного, просто лучше подстраховаться ... профилактика ... самое обычное дело.
   - Что у меня? - с ледяным отчуждением спросил Петр, - и не ври Сергей. Какая профилактика? Ты врач с тридцатилетним стажем, кандидат наук и ради профилактики ты бы меня в онкологию бы не отправил. Ну-с, я жду!
   - Кишечный тракт, - в упор глядя на застывшего в кресле Петра выдавил Сергей Александрович, - там опухоль, пока маленькая, можно сказать микроскопическая, но если её не прооперировать, не облучить, не задавить химиотерапией, то возможно её разрастание. И немедленно переходи на диету, больше ни капли алкоголя, воздержись от чая и кофе. Сильный стресс и последнее употребление тобой алкоголя спровоцировало болезнь, она обострилась, это вызвало болевой шок и привело к потере сознания. Больше никаких нервных нагрузок. Диета, спокойствие, операция, процедуры строго по графику и есть шанс остановить и победить болезнь. В отделении онкологии я договорюсь и оперировать тебя сам буду, всё сделаю как надо, не беспокойся.
   - Сколько мне осталось? - глухо спросил Петр.
   - Не знаю, - честно ответил врач, - это одно из самых загадочных заболеваний. Никто толком не знает первопричины его возникновения. В твоём случае я предполагаю, причина, это постоянно растущие нервные перегрузки. У тебя как я понимаю внутренний конфликт, тебе вероятно противно то что ты делаешь, но как говорится работа есть работа и есть каждый день надо.
   - Смешно, - без улыбки сказал Петр, и повторил, - Очень смешно. Этот внутренний конфликт у большей части нашего населения. Но это ещё не значит...
   - Идет стабильный рост количества онкобольных, - не дал ему договорить, Сергей Александрович, - об этом умалчивают, то это факт. Растет заболеваемость туберкулезом, нередки случаи голодной дистрофии, анемия стала повсеместным явлением, появились вши, до восьмидесяти процентов детей рождаются с патологиями. Разъедаемая метастазами равнодушия наша больная страна разлагается и медленно умирает.
   - Утешил, нечего сказать, утешил, - вынужденно улыбнулся Петр, - дескать не переживай, все сдохнем. Так я это и так знаю.
   - А ты знаешь, что есть случаи полного излечения больных онкологическими заболеваниями? - повысив голос, резко возразил врач, - Для специалистов онкологов, это такая же загадка как и возникновения этой болезни.
   - Ну а твоя версия?
   - Всё дело в желании жить, в стремлении бороться, ну и разумеется грамотное лечение, оно просто необходимо. Лечение я тебе обеспечу, а вот остальное зависит уже только от тебя.
   - От меня, - пробормотал Петр, и с усталым безразличием договорил, - Знаешь Сергей, у меня уже давно нет желания жить. Смысл? Ты воспитываешь своих дочерей, они как и ты станут врачами, ты лечишь больных, многих выдернул с того света, тебе есть для чего жить. А у меня? Провести ещё несколько судебных процессов и получить за них деньги, для этого жить?
   - Сам решай, - врач аккуратно сложил листки с результатами анализов в папку, несильно хлопнул по ней ладонью, затем встал и вышел из-за стола, - Извини, но на сегодня разговор окончен, у меня через десять минут плановая операция.
   Уже в дверях кабинета остановившись:
   - Чуть не забыл, Дашка просила тебя к ней зайти, - сказал он, засмеялся и погрозил пальцем, - смотри не испорть мне девчонку, а то что-то она зачастила с тобой встречаться. Хотя, - он пристально посмотрел на Петра, - как лекарство это полезно, тонизирует. Но Дашу не трогай.
   - Да ты что с ума сошёл? - вскочил с кресла и покраснел от возмущения Петр, - ты за кого меня принимаешь?
   - Главное чтобы ты с ума не сошел, - пожал плечами Сергей, - ну ладно мне пора.
  
   Жизнь и смерть неразделимы. Только жизнь нам дается на время, а смерть приходит навсегда. Для материалистов смерть это окончание всего, для верующих это всегда только начало. Но даже материалист хочет верить и даже искренне верующего порой мучают сомнения. Ведь смерть это вечность?
   Когда ты ещё мал и только познаешь этот мир то боишься смерти как страшного чудища из сказки, но рядом мама и папа и ты знаешь, что они не отдадут тебя в чужие лапы. Когда тебе двадцать и вся жизнь ещё впереди, а ты молод, здоров и полон амбициозных планов, то смерть это просто абстракция, она есть, но лично для тебя ее нет. Когда тебе тридцать то у тебя просто нет времени о ней думать: семья; дом; работа, ещё так много нужно успеть. Когда у тебя выросли дети и ты добился того что смог и уже не получишь того о чём мечтал, то видишь как смерть встает рядом с тобой, она смотрит на тебя из зеркала уставшими выцветшими глазами у нее на лице сетка морщин, а её волосы седы. Иногда ты улыбаешься ей, а она тебе. Иногда ты пугаешься её и она отвечает тебе жуткой гримасой. Чаще всего ты стараешься её просто не замечать, но всегда чувствуешь, она рядом.
  
   Вернувшись в палату Обмани смерть стоял у окна и думал о жизни, и о тех кого он убил, и о тех кого спас убивая других, ведь жизнь и смерть не разделимы. Он смотрел на своё отражение в окне и видел как его смерть чуть смущенно и приветливо улыбается ему. "Скоро, скоро ты отдохнешь - беззвучно говорила она - не бойся, не надо, ты же хорошо знаешь, всё не так уж и страшно. Ты в этой жизни уже сделал и получил всё что смог, любовь, дети, у тебя были деньги, ты знаешь цену дружбе и подлости, ты знаешь цену мира и плату войны. Ты получил всё, пора собираться, пора на покой, на вечный покой. Ты сделал всё, что смог и заслужил право на отдых. Собирайся!"
   - Вы собираетесь? - тихо спросила, войдя в палату Даша и стоя у двери нерешительно продолжила говорить, - Мне папа сказал о вашем диагнозе. Петр Николаевич! Не надо так волноваться, это излечимо, мы приложим все силы, лекарства, уход, всё обеспечим. Вы не беспокойтесь, я ...
   - А кто тебе сказал, что я беспокоюсь? - одеваясь и несильно затягивая ремень на брюках резко и неприязненно оборвал ее Обмани смерть и увидав как дрогнули у девушки губы, примирительно сказал:
   - Ладно, ладно, спасибо за утешения. Только не вздумай сыну и жене сообщить.
   - Почему? - растерялась Даша, - при таком лечении очень важна поддержка близких людей.
   - Миша славный мальчик, но его уже держит другая земля, - отвернувшись от девушки и аккуратно заправляя кровать тихо, как извиняясь за сына, сказал Петр, - он не приедет, будет себя терзать, но через океан не полетит, найдет себе оправдания, и все равно будет знать, что бросил отца умирать в одиночестве. Зачем? Зачем Даша ставить его в ситуацию такого выбора? Пусть живет себе спокойно, не хочу чтобы он втайне чувствовал себя подлецом, это его сломает. Долг родителей оберегать своих детей. А жена? Она сейчас счастлива, любимый внук, внимательная сноха, заботливый сын, пусть и чужая, но спокойная и безопасная страна, она всегда об этом мечтала. Зачем её тащить сюда? Пусть будет счастлива, не так уж много она этого счастью рядом со мной видела. На могилку прилетит, потом всплакнет иногда и за то спасибо.
   Петр заправил кровать, из раскрытого шкафа достал пиджак, одел, и неожиданно подмигнул шмыгающей носом девушке:
   - Зато уж погуляю напоследок! - наигранно беззаботным молодецким голосом зычно выкрикнул он, - А ты Дашка чего сопли распустила? Выше голову девочка, выше! Смерть баба лихая, она кисляев не любит, ей подавай кураж и барабанный бой, тогда и она тебя до потери сознания зацелует, а не медленно сгноит.
   Даша вытащила из кармана медицинского халата белый носовой платок, поспешно вытерла глаза, прочистила нос, и неуверенно как запинаясь проговорила:
   - Наверно каждый для себя сам решает, как ему поступить, правда?
   - Из тебя выйдет хороший врач, - очень серьезно сказал Обмани смерть, и понизив голос посоветовал, - только будь осторожна девочка, очень осторожна, я слышал как ты перед рассветом с Машей говорила. Утешила, дала надежду, молодец, но не вздумай идти дальше, ты погибнешь. Этот мир не вылечить, думай о себе.
   - А почему не боитесь вы? - негромко спросила Даша.
   - Я боюсь Даша, - признался Петр Николаевич, - очень боюсь. Просто есть вещи сильнее чем страх смерти, я это давно понял.
   - Какие вещи?
   - Это Даша, каждый для себя сам определяет, - сочувственно улыбнулся девушке Обмани смерть, и сказал, - ну мне пора, прощай.
   - Нет, - отрицательно покачала головой Даша.
   - Что, нет? - удивился Петр Николаевич.
   - Не прощай, а до свидания Обмани смерть, - спокойно ответила Даша и быстро вышла из палаты.
  

Часть третья

   Нам досталась судьба защищать этот мир
   Вне закона, вне закона ...
  
   В этой нищей бесправной забитой стране
   Так похожей на общую зону
   Кто-то должен остаться в гражданской войне
   Вне закона, вне закона
  
   "Вне закона". Автор Сергей Трофимов

Глава первая

   Снайпер точными быстрыми движениями собирал своё оружие, огневая позиция была заранее выбрана и подготовлена. Цель скоро появится. Винтовка собрана, заряд в стволе. К бою готов. Снайпер чуть усмехнулся это для него выстрел - бой, для остальных это убийство из-за угла, а он маньяк. Снайпер еще раз мысленно проверил и повторил все свои действия. Он помнил как ранее ...
  
   - Мы подготовим пять винтовок. Два типа модернизированного оружия, где от винтовки остается только ствол и три классических образца трехлинейки с нарезами для установки глушителя. Обычные винтовки мы сначала отстреляем самодельными пулями, а потом плохо вычистим, чтобы в канале ствола остались микрочастицы пороха пригодные для исследования. Эти три раздельно в комплекте с самодельными боеприпасами спрячем. А при возникшей необходимости положим так, чтобы их могли найти при обыске. Наличие у подозреваемого спрятанного оружия это основная улика, которой и будет руководствоваться следствие, а потом и суд, все остальные доказательства следствие подгонит под это, а при необходимости и просто фальсифицируют их.
   Тихо говорил стоявший у окна однокомнатной квартиры Обмани смерть, Кольцов и Даша сидевшие за деревянным столом внимательно слушали и рассматривали схему оружия на экране ноутбука. На полу комнаты на расстеленной плотной ткани лежали винтовки.
   - Дальше смотрите, - достав из кармана пиджака пулю и поставив ее на стол продолжил говорить Обмани смерть, - это отлитая кустарным способом полая латунная болванка оболочка пули. В полую часть залит свинец. Кончик пули спилен, в латунной оболочке пули с двух сторон сделаны крохотные надрезы. При попадании в цель оболочка пули остается в теле, а горячий свинец идет дальше и рвет плоть, одновременно надрезы в латунной оболочке рвутся на части. Это разрывная пуля. Эксперты патологоанатомы извлекут частицы латуни и свинца из трупа. Эксперты баллисты их соединят и определят с точностью до восьмидесяти процентов калибр оружия и его модель. Но установить из какой винтовки, выпущена именно эта пуля они не смогут из-за отсутствия на частицах латуни и свинца характерных индивидуальных признаков нарезов ствола. По полученной от следствия винтовке сличать и устанавливать эксперты будут по косвенным признакам: калибр; модель, наличие следов пороха, а также микроскопических признаков деформации канала ствола винтовки, которые обязательно возникают при использовании несерийных, а уж тем более кустарно изготовленных боеприпасов. Идеально для экспертов наличие самодельно изготовленной пули, аналогичной той, что была использована при преступлении. Все это дает нам возможность использовать несколько модернизированных винтовок, выдавая их за одну, и следовательно свести к минимуму наши встречи на период подготовки и осуществления акций. Наличие признаков использование только одной винтовки, подтолкнет полицию на мысль о том, что действует одиночка.
   - Ты сам это оружие и боеприпасы сделал? - с сомнением спросил Кольцов, - Откуда оно взялось?
   - Мне Винт свой схрон оставил, - помедлив ответил Обмани смерть, - это его разработка, он так сказать самоучка оружейник.
   - А кто этот Винт? - заинтересовался Андрей Кольцов.
   - Это оружие, - чуть пожал плечами Обмани смерть, - Он снайпер. Теперь стреляет за плату. Боевой опыт получил в Афгане, он там срочную служил. В восемьдесят втором, когда его только призвали, я был его первым так сказать наставником, он в мой взвод попал. Хваткий паренек, все влёт ловил. Из нашей части в военное училище поступил. В девяносто первом в звании старшего лейтенанта его уволили. Жена бросила. Квартиры нет. На рынке устроился тряпками трясти, "челноком" катался, жил в общаге. На него "быки" наехали, он им раз заплатил, два - заплатил, а потом сел темной ночкой в засаду и четверых из винта расстрелял. А на следующий день на рынке стоял и торговал шмотьем, только "охал" да "ахал" когда ему соседи торгаши про убийство рассказывали, да еще экстренный взнос на похороны "быков" заплатил. На него "лоха" никто и не подумал, дело списали на бандитские разборки. Но регион Винт сменил, он всегда был очень скрытным и осторожным бойцом. Ко мне пришел. Знал, в каком городе я живу, вот и нашёл. Поговорили, а как я сказал, что работаю адвокатом по уголовным делам, он призадумался и осторожно так попросил свести его с нужными людьми для работы по "специальности". Я отказался и объяснил, что таких "специалистов" в конце концов убирают, как говорится "рубят концы", и он как раз таким концом и будет, заодно и денег ему на прожитье одолжил. Всё через три месяца отдал. Знаешь, как он стал работать? Сначала стреляет в "авторитетного бизнесмена" из мелкашки, легонько царапает ему "шкуру" и сообщает, что следующий выстрел будет на "поражение", а за здоровье надо заплатить. Первый раз ему деньги принесли и засаду устроили. Чудаки. Он их уже ждал, место соответствующее подобрал, три позиции оборудовал. Выстрел, смена места и еще выстрел. Все "засадники" с огнестрельными ранениями различной тяжести в больницы попали. А "товарищу" который приказал засаду устроить, Винт через сутки из СКС коленную чашечку прострелил. "Слава" о нём жутковатая пошла. Никто его видел, стрелял он отлично, всегда сначала предупреждал, и что характерно никого не убил, но свой век доживать инвалидом после пулевого ранения тоже мало радости. Остальные "бизнесмены" меченые пулькой из малокалиберной винтовки рисковать не захотели, тем более просил "за их здоровье" Винт не так уж и много. По моим заказам он тоже пару раз отработал. Ценил меня, знал, что я не сдам и под пули не подставлю.
   Обмани смерть поморщился и не весело продолжил:
   - Тогда полный бандитский беспредел был, менты, прокуратура, суды просто бездействовали или под ОПГ работали. А когда Винт стрелял, то все просто как шелковые становились. Парочку моих клиентов он просто из безвыходных ситуаций спас. За плату разумеется. В девяносто восьмом он окончил свою "карьеру", передал мне схему "схрона" и исчез. В декабре 2001 года по "мылу" я получил фото. Перед афганским дуканом стоит мужчина среднего роста, плотного телосложения, одет в натовский камуфляж с разгрузкой, лицо закрыто маской, в руках снайперская винтовка Unique Alpine TPG-1. И подпись на английском языке: PMC- private military companies.  В марте 2002 года пришло ещё одно фото - снайпер на боевой позиции. И короткая подпись: "Узнаешь?" Смотрю, а место то мне хорошо знакомое: это долина Шахи - Кот недалеко от Гардеза, в восьмидесятых в Гардезе наша часть дислоцировалась. Бывали мы в этой долине на боевых операциях. Потом нашел в Интернете: 101 Воздушно-десантная дивизия США проводила там операцию "Анаконда". Вероятно Винт в рядах private military companies в Афгане действующим инструктором "работал".
   - А Private military companies, это что? - заинтересовалась, разглядывая на ноутбуке фотографии, Даша.
   - Частные военные компании, - ответил Обмани смерть, - наемники. ЧВК сейчас активно используют в зонах военных конфликтов. Формально по своему правовому статусу они занимаются охраной и сопровождение. Не формально, там, где государство не хочет "марать руки" посылают наемников. В Афгане, Ираке, Ливии, Сирии полно наемников из ЧВК. Видно в ЧВК Винт и нашел своё место. В мутные времена такие профессионалы в большой цене. Вот ещё посмотри ...
   Обмани смерть водя "мышкой" показал на экране ноутбука еще несколько фотографий: стрельбище, коренастый мужчина лицо которого прикрывает козырек бейсболки ведет инструктаж по стрельбе; мужчина стоя спиной к посетителю и фотографу рукой показывает на стеллаж с оружием: винтовки, автоматы, пистолеты и револьверы; так же стоя спиной к фотографу мужчина входит в большой дом. Дата съемки 2011 г. На всех фотографиях англоязычные надписи реклам и названий, место съемки усредненное, это в равной степени может быть любая англоязычная страна.
   - Это и есть тот самый Винт? - рассматривая фото, спросила Даша.
   - Ну, конечно нет, - рассмеялся Обмани смерть, - Винт очень осторожен и своё изображение электронной почте он никогда не доверит, это совсем другой человек, скорее всего местный житель и любитель стрелкового оружия. Просто так Винт мне сообщил: "Я жив, устроился за "бугром", работаю по специальности, всё хорошо" Даже у наемника и профессионального убийцы есть потребность в нормальных человеческих отношениях, желание знать, что хоть кому то небезразлична его судьба.
   - А в нашей стране ЧВК есть?
   - Есть, - кивнул девушке Обмани смерть, - пока они под "крышей" охранных фирм обеспечивают безопасность торговых судов в Тихом и Индийском океанах. На суда где на боевых вахтах стоят эти парни, пираты не нападают. При угрозе абордажа бандитам показывают готовое к бою оружие и одновременно кроют их матом по громкой связи. Иногда русские матерки переводят на аналоговые английские выражения и доступно объясняют, что будет с разэтаким пиратами при абордаже. Еще наши ЧВК охраняют крупные промышленные объекты за рубежом. Одно время поговаривали, что нашим ЧВК придадут юридический статус, но пока это маловероятно.
   - Почему?
   - ЧВК это частная армия, а если она состоит только из наших соотечественников, то как говорится возможны разные варианты. Для многих наших ребят есть вещи поважнее денег. Если будет нужда участия наемников в наших внутренних делах, то привлекут иностранцев. Этим безразлично в кого стрелять, лишь бы платили. Вот послушай, что они говорят: "Американцы имеют проблемы с международным общественным мнением и международным имиджем... У нас этих проблем нет". Это заявил представитель ЧВК Spearhead Ltd Дрор Ейал. Эта компания Spearhead Ltd действует в России под "крышей" выставочной компании. Один из крупнейших поставщиков услуг для Пентагона ЧВК Raytheon расположился в центре Москвы. Здесь же находится Control Risks Group, Ltd. 
Так что они уже на месте. Есть и другие PMC- private military companies:
   ArmorGroup, вступила ряды ОООР "Союз машиностроителей России", то есть получила доступ в среду руководителей машиностроительной отрасли и к самой отрасли, которая имеет военно-стратегическое значение.
Есть ещё и израильские ЧВК в их рядах немало выходцев из стран бывшего СССР, хорошо знающих русский язык и свободно ориентирующихся в нашем обществе. Это Defense Shield, Global CST , Nirtal.
   По слухам американские и израильские ЧВК, уже воевали против России во время войны в Осетии. Вот с кем придется схлестнуться в случае чего.
   - В Южной Осетии в 2008 году они себя не очень-то показали, - скептически покачал головой Кольцов, - наши части укомплектованные срочниками всю грузинскую армию вместе с этими private military companies за пять дней раскатали. Еще и подпись на авиабазе в Сенаки оставили: "Учитесь военному делу настоящим образом. Приедем - проверим. 71-й гвардейский мотострелковый полк" Да и в Ливии этим ЧВК противостояли добровольцы из Белоруссии. Так пока НАТО авиацию, ракеты и тяжелую технику не стали массово применять эти "крутые" наемники из ЧВК ничего сделать не смогли.
   - А почему? - переводя вопрошающий взгляд от Кольцова к Петру Николаевичу недоумевая спросила Даша, - они же профессионалы, а наши плохо обученные мальчишки. Я один раз на медосмотре призывной комиссии с папой работала, так на этих детей без слёз не взглянешь, худенькие такие ...
   Обмани смерть громко расхохотался, а удивленной Даше сказал:
   - Это про меня так врач, когда я еще в прошлом веке призывался так и сказал: "Куда тебе в армию, дохляк? На тебя же без слёз не взглянешь!" В восемнадцать лет, я очень худеньким был. Все одно "забрили", да ещё случайно попал в команду призывников направляемую в ВДВ, а уж оттуда после КМБ - курса молодого бойца в Афган. И ничего отслужил, отвоевал, не хуже других.
   - У меня в роте, - широко улыбнулся Кольцов, - тоже бойцы тощие были. Бывает, смотришь на такого доходягу и думаешь: "В чём у него душа то держится?" А они воевали и неплохо. Я, Даша думаю, - уже серьезно сказал Кольцов, - случись, чего, эти самые худенькие ребята, от этих private military pongo, мокрого места не оставят. Это я тебе как офицер говорю.
   - Андрей, - спросила Даша, - а зачем ты наемников, pongo - орангутангами назвал?
   - Это военный сленг, - усмехнулся Андрей, - как говорится ничего личного, у нас офицеры своих солдат и похлещё называют, ну и те в долгу не остаются.
   - И все-таки вы мне так и не сказали, почему?
   - Себя спроси, - хмуро ответил ей Обмани смерть, - ты почему за оружие взялась? Зачем рискуешь? Против тебя будут работать профессионалы из полиции и спецслужб и рано или поздно найдут, если успеют. Так почему Даша? Вот и наши ребята, когда у них задымится земля под ногами, так же поступят. И хрен их кто остановит.
  
  
  
   - Будут работать полиция и спецслужбы, - медленно и раздельно повторил Кольцов и тут же быстро спросил, - и они на нас выйдут? Как вообще такие дела расследуют?
   - Сначала "по горячим следам" опросят всех свидетелей преступления, в том числе выявят и тех кто хотя бы "теоретически" мог видеть преступника или любого подозрительного человека в радиусе до километра, - поочередно загибая пальцы на правой руке объяснял Обмани смерть. - Затем определят круг лиц заинтересованных в смерти жертв, потом из этого круга вычленят тех кто в силу личных данных имеет возможность совершить преступление. Также оперативным путем будут устанавливать всех, кто имеет навыки снайпера. Если это не даст результата, а вполне возможно и одновременно с этим поднимут "на ноги" всю агентуру в криминальных и экстремистских кругах, чтобы выяснить, не стоят ли за этими выстрелами профессиональные убийцы из уголовного мира или боевики из ультрас. Если сумеют определить место, откуда был произведен выстрел, то его будут исследовать криминалистическими методами, на предмет обнаружения вещественных доказательств. Вместе с полицией негласно по этому делу начнут работать и спецслужбы. В поиске преступников опера из обоих контор используют несколько технических новинок. Первое это расставленные по городу, а также в офисах, магазинах, кафе камеры видеонаблюдения. Но качество записей низкое, на расстоянии даже при наличии специальной компьютерной программы опознать человека по ним сложно, но всё равно, лицо должно быть в легком гриме, фигура в скрадывающей очертания тела заурядной одежде, после акции грим убирается, одежда выкидывается. И никаких масок, шарфов и кепи с длинным срывающим лицо козырьком, использование таких приемов маскировки, это все равно, что открыто заявить: "А вот он, я" Второе это мобильные телефоны и SIM-карты. Каждая мобильная трубка имеет IMEI - номер, который легко возможно отследить при помощи аппаратуры мобильной связи. Место нахождения владельца даже выключенного телефона определяют с точностью до двух-трех метров. На практике это будет означать, что владельцев всех мобильных телефонов, которые на момент выстрела находились в радиусе трехсот метров, начнут проверять оперативным путем. Это означает, что мобильный телефон, должен находиться в момент совершения преступления где угодно, но только не при стрелке. Активно с привлечением всех средств нас начнут искать только после того как в полиции придут к выводу что эти преступления - серийные убийства. Вот так, а теперь еще раз внимательно посмотрите на винтовки...
  
  
   Винтовка была тяжелой, неудобной, давно устаревшей, она не годилась для современного боя. Сидевший в засаде снайпер опять усмехнулся, в этом-то все и дело, что трехлинейная винтовка образца 1891/1930 гг.  слишком уж заметна и неудобна, а стандартный глушитель сокращает максимальную дистанцию выстрела до двухсот метров.
   До цели снайпера было четыреста метров, от винтовки остался только ствол, все остальное было самодельным, упор для плеча, спусковой механизм, глушитель, только оптический прицел был стандартным. Все легко и быстро собиралось и разбиралось. Прятать разборные части винтовки в специально нашитых внутренних карманах и петлях одежды было нетрудно. Всё было тщательно продумано. Снайпер уходил после выстрела с пустыми руками. Нет продолговатых предметов, пакетов или сумок, не за что зацепится взгляду случайного свидетеля. Всё, вплоть до незначительного изменения внешности и пластики движений было отработано на тренировках. Неспортивным шагом, чуть шаркая подошвами разношенной обуви, идет скромно одетый мужчина, доходит до остановки общественного транспорта, садится в рейсовый автобус. Где то кричат и воют сирены полицейских машин, а мне-то какое дело? Введен план "Перехват"? Ну и хватайте, а я еду домой. Мне на всё наплевать, так же как и вам.
   Снайпер заметил цель, вскинул к плечу винтовку, через оптику отчетливо увидел довольное упитано холеное лицо человека, который сейчас умрет от его пули. Человека?
  
   - Эту патологию сознания "новых хозяев" нетрудно объяснить, - говорил Обмани смерть, - многим из них уже мало просто денег и материальных благ, мало купленных плотских наслаждений, пресной и такой обыденно скучной кажется административная власть или власть их капиталов. Они хотят новых волнительных запредельных ощущений и абсолютной власти, абсолютной и недоступной для других, простых смертных. Отсюда и все их выходки, которые иногда становятся известными. В их среде происходит нравственная мутация и всё чаще и чаще появляются особи которые подвергая людей физическим и душевным мукам находит в их страданиях эликсир власти, ее квинтэссенцию. Но отведав этого напитка, они перестают быть людьми. В этом круге мутантов идет повальное увлечение "черной" мистикой и оккультизмом. Это нелюди, которые присвоили себе право быть "сверхлюдьми". В психиатрии, в том числе и судебной, это хорошо известное явление.
   - Ну и власти у нас, - мрачно бросил, рассматривающий детали модифицированной винтовки, Кольцов.
   - Обобщения часто совершенно несовместимых фактов неминуемо приводят к ошибкам, - быстро возразил Петр, - а такая патология может возникнуть у члена любой социальной группы. Я тебе могу массу примеров привести, когда изуверами и нелюдью становились люди из малообеспеченных или так называемых средних социальных слоев, так они уничтожали свой комплекс неполноценности, так они вырывались за отведенные для них рамки. И знаешь, что ...
   Обмани смерть пристально посмотрел на мрачного сдержанного и как заряженного энергией действия Андрея Кольцова.
   - Ты ведь тоже хочешь вырваться за отведенные тебе социальные рамки, в определенном смысле мы ничем не лучше их ...
   - Петр Николаевич! - поспешно вмешалась Даша, - вы дальше про патологию расскажите, здорово у вас получается, просто как лекция в университете.
   - Вот как? - широко улыбнулся ей Петр, - я вижу основы психологии у вас в академии уже преподавали? Локализовать намечающийся конфликт, отвлечь и переключить внимание, молодец! Из тебя получится отличный убийца.
   Девушка недовольно засопела, а Кольцов резко бросил:
   - Мы не убийцы! Мы ...
   - Не спорь Андрей, - быстро прервала его Даша, - это Петр Николаевич, нас на психологическую устойчивость проверяет, специально провоцирует и смотрит за реакцией, так?
   - С чего ты взяла? - очень натурально удивился Петр.
   - Когда у вас дома была, то книги в вашей библиотеке просмотрела, - насмешливо заметила Даша, - там есть несколько специальных научных трудов, сборники с тестами и несколько журналов по психиатрии.
   - Свою библиотеку я завещаю тебе, - с торжественной театральностью заявил Петр Николаевич, и практично добавил, - в ней есть несколько довольно дорогих раритетов, надеюсь, ты их не сменяешь на бижутерию. Эй ты чего?!
   Лицо у Даши скривилось в болезненной гримасе, она сильно побледнела и со смущенным испугом посмотрела на Петра Николаевича. Обмани смерть раскатисто засмеялся и:
   - Ну Дашка ты точно дура, умная, грамотная, толковая, но чисто по бабьи все равно дура. Вон на Андрея смотри, да ему по большому счету всё равно, что я умираю, и не потому, что он бесчувственный болван, а просто мыслит по-мужски, все там будем. Смерть это нормально и вполне естественно.
   - Не бравируй Петр, - тихо попросил Андрей, - не стоит. А смерть нормальна и естественна только когда она приходит к другим, а не лично к тебе. И Даша права, рассказывай про патологию в обществе, мне действительно интересно.
   - Знаете кого мы сейчас напоминаем? - хмуро поинтересовался Петр и не дожидаясь вопроса, сам ответил, - группу террористов второй половины девятнадцатого или начала двадцатого века. Вполне вменяемые и образованные люди были, всё справедливости добивались, и тоже пока бомбы снаряжали любили на высокие темы по рассуждать и поспорить, а потом на акт, людей в клочья, сами на висельницу. И что? Что я вас спрашиваю, это дало? Начало двадцать первого века и мы тут сидим и обсуждаем как по идейным соображениям прикончить с десяток мерзавцев. А рассуждениями о патологии оправдываем убийства, подводя под них моральную базу. Выводим наших жертв, за круг человеческих отношений, самозвано ставим на них клеймо "нелюдь". Конечно, так убивать намного спокойнее ...
   Ответом было молчание. Нечего возразить, всё верно, только иногда когда уже просто нет сил терпеть ликующее торжество насильников человек берет в руки оружие. Если законом стало вседозволенность и безнаказанность для одних и фактическое рабство для других, то ответом будет насилие. Жаль, очень жаль ... Жаль, что мы опять готовы спотыкаясь бежать по бесконечному кругу, сплошная линия которого будет очерчена человеческой кровью виновных и невиновных.
  
   Снайпер меняя прицел чуть повел стволом винтовки, анатомию он хорошо знал, и сейчас всего через мгновение его пуля разорвет плоть легочной ткани и педофил с наслаждением пьющий страдания изнасилованных детей захлебнется кровью. Нелюдь почуяла смерть. Он испуганно озираясь завертел головой, а снайпер задержав дыхание плавно соединил контакты. Горит порох, газ выталкивая пулю разгоняет ее и она вращаясь летит по нарезам ствола, глушитель гасит звук, легкий удар отдачи приклада в плечо. Это он пуля, это он смерть, это он отмщение и по ту другую сторону ствола валится в грязь нелюдь.
  
   - Ну ладно, - не услышав возражений, покачал головой Петр и негромко продолжил, - В ареале власти фактор риска стать нелюдью и остаться безнаказанным намного выше, чем в других группах. При всём несовершенстве наших правоохранительных органов, нелюдь из других социальных групп всё равно будут искать и рано или поздно найдут. А вот если нелюдью стал представитель власти, то ... Сильная уверенная в своем праве власть не боится признать, да был такой, но мы сами его взяли, а вы судите. Слабая власть боится, она просто боится, что всех ее носителей будут отождествлять с этими преступлениями. Дела заминают, их просто нет, а если нельзя замять, если эти преступления, эти нечеловеческие оккультно-сатанинские забавы "сверхлюдей" все - же благодаря интернету становятся известны, то часто под "топор" правосудия кладут отвлекающую жертву. Делается это просто, подбирают подходящего человека без связей, мало заметного, желательно с небольшим криминальным прошлым, пытками вынуждают его к самооговору. Дальше суд, преступник изобличен и наказан, а нелюдь снова выходит на охоту, беспощадная и неуязвимая.
  
   Неуязвимая? Снайпер через оптику бесстрастно смотрел как пораженная цель захлебываясь своей кровью умирает, раз дернулся, два, конвульсия, всё готов, теперь это просто труп. Вот и вся его неуязвимость, её цена всего лишь пуля. Снайпер стал быстро и ловко разбирать винтовку. Создавая это оружие, самоучка - оружейник положил в основу принцип действия механизмов хорошо ему знакомого РГС-50М, ручного гранатомета специального назначения. Только вместо гладкого ствола ГРС - 50 М был установлен ствол карабина образца 1891/1930 гг. в оболочке глушителя. Ребристый глушитель, оружейник сам его изобрел и сделал, охватывает весь ствол винтовки и за счет этого размера гасит физическую волну звука, незначительно уменьшая при этом убойную силу, нарезной ствол, медные клеммы и электрический прибор для разряда поджигающего порох, съемный приклад с пружиной амортизатора, оптический прицел, и всё. Пороховой заряд в папиросной бумаге и разрывная пуля заряжались с дульной части винтовки. Никаких магазинных коробок, затворов, затворных рам и других предметов. Просто, удобно, рационально и безотказно. Для одного выстрела разумеется. А ему больше одного выстрела и не надо, он снайпер.
  
   - Пытки сейчас почти стали нормой при расследовании уголовных дел, - негромко продолжая рассказывать о работе полиции, говорил Петр Николаевич, - И раньше пытали, но тогда хоть какие то "тормоза" у милиции были, и это было скорее исключение, чем правило. А теперь ... одно слово полицаи. Расследование преступления это наука, я бы даже сказал это синтез различных наук. Этому надо учиться, потом уметь применять полученные знания, а это непросто, трудно, хлопотно и не исключена возможность ошибки. Куда проще пытать подозреваемого пока он не сознается. Доказать пытки трудно, а если их осуществляют спецы то просто невозможно. В этом тоже слабость властной системы, осуждая невиновного и оставляя без наказания опытного преступника, она вольно или невольно, порождает у него ощущение безнаказанности, эйфорию вседозволенности, содействует росту профессиональной преступности и закрывает на этот рост глаза. Ну вроде как: "Мы под охраной и лично нас это не коснется, а на остальное плевать". В нашем обществе человек одинок и беззащитен, а любую попытку организоваться и объединится даже для самой элементарной самозащиты, власти жестко пресекают в корне. Такое стремление к самостоятельности и организации для них намного страшнее профессиональной преступности, ведь сразу встанет вопрос: "А на кой вы нам теперь нужны дорогие власти? А не пошли бы вы к такой-то матери!" Вот такие дела. Как раньше говорили, уголовные преступники для нынешней власти это социально близкий элемент, так как на основу власти они не посягают. Или правильнее сказать до поры не посягают.
   - Значит, найти осторожного и опытного человека трудно? - спросил Кольцов.
   - Смотря по каким делам, - чуть помедлив с ответом, сказал Петр, - если по нашим, то найдут, рано или поздно, но нас отыщут и уничтожат. Можешь даже и не сомневаться, бросят лучшие силы, привлекут любые ресурсы, но найдут. Ты не просто угроза, ты их смерть, а они хотят жить, долго и сытно. И будут так жить, а ты умрешь.
   - Вот ты говоришь, можно сказать просто внушаешь, что всё бесполезно, - после непродолжительного молчания заговорил Кольцов, - ничего не изменится. Допустим это так, допустим. И что делать? Что? Спокойно смотреть как насилуют детей? Воруют, убивают, грабят. У нас осуществляется откровенный геноцид, страна прямо на глазах гибнет.
   - Честно говоря, - помрачнел от вопроса Петр Николаевич, - я до последнего надеюсь, что у властей, сработает инстинкт самосохранения. У нас дело уже не революцией пахнет, а разложением и эпидемией беспощадного бунта всех против всех. И чем позже это произойдет, тем будет страшнее.
   - Ты болен и скоро умрешь, - с безжалостной откровенностью сказал Кольцов, - всю свою жизнь, ты надеялся. И вот результат. Вот к чему ты пришел к концу своей жизни. И всё надеешься?
   - Не я один такой, - устало ответил Петр, - нас большинство таких. Надеяться до последнего это наша трагедия, наша слабость и наша сила. Убей надежду и страна умрет.
   Закончив фразу на минорной ноте Обмани смерть неожиданного звонко и беззаботно засмеялся.
   - Вы что? - недоуменно посмотрела на него Даша, - Что такого смешного вы увидели?
   - Да так, - перестав хохотать, махнул рукой Петр Николаевич, - письмо по "мылу" от своего сослуживца получил. Власти ругает, почем зря, не хуже чем вы сейчас. Пишет мне, мол, всё погибла Россия, а сам ...
   - Что сам? - заинтересовался Кольцов.
   - А сам недавно ремонт в квартире сделал, участок землицы прикупил, дом хочет построить, - весело рассказывал Петр, - работает, детей воспитал, уже с внуками нянчится и даже книжки пишет. Да вот он полюбуйтесь, - Петр взял со стола раскрытую книгу в бумажном переплете, передал Даше и немного смущенно:
   - Вот перечитывал, юность вспоминал, мы в одной роте служили.
   На затёртой бумажной обложке фотография автора. Улыбается с фото еще совсем пацан в потрепанной полевой форме. Он улыбается и ещё не знает, что живым вернется домой, окончит институт, женится, воспитает своих детей и будет за ручку водить своих внуков. Он улыбается и еще не знает, что через годы напишет книгу о своей войне и своих товарищах. А пока он просто широко и беспечно улыбается этот пацан, этот мальчик на фотографии и надеется, что всё лучшее в его жизни ещё впереди, он надеется, ведь надежда это наша трагедия, наша сила и наша слабость.
   - Эту фотку, - Петр кивнул на обложку, - прямо на операции сделали. Через пять часов мы в ночь уйдем в засаду. А еще через три дня, колонна которую сопровождал его взвод, попадет в засаду. Машины подбили, духи с гор стреляют, а он и его бойцы раненых ребят прикрывали и выносили. А сейчас хвалится, ремонт дома сделал, чудак. Впрочем он всегда с заскоком был, всё книжки читал.
   - Ну и к чему ты это сказал? - мельком глянув на обложку, спросил Кольцов.
   - А к тому, - слегка передразнивая его недоумевающий тон, ответил Петр, - что плачемся, а сами свой дом помаленьку ремонтируем, другого-то у нас нет. А ещё он написал мне, что перед ремонтом, когда дезинфекцию делал противогаз нацепил и всё хохотал вспоминая как нас пьяную солдатню, офицеры застукали и заставили в "слоников" играть.
   - Слоники? - удивилась Даша.
   - Солдату приказывают надеть противогаз, а дальше марш-бросок, - снисходительно объяснил девушке, Андрей, - это обычный в армии прием воспитания личного состава. Гофрированный шланг - трубка идет от маски закрывающей лицо к сумке, где находится фильтрующе-поглощающая коробка, визуально шланг похож на хобот, отсюда и название "слоники".
   И обращаясь к Петру, небрежно спросил:
   - А этот, ну твой приятель, зачем дезинфекцию делал?
   - Так без этого ремонт начинать нельзя, - ответил Петр, - это норма, зачем в отремонтированной квартире, оставлять насекомых паразитов?
   - Ну вот видишь, - усмехнулся Кольцов, - дом у нас один, ремонт давно пора сделать, но сначала паразитов надо потравить.
  
   Снайпер разобрал винтовку, спрятал ее детали в одежде и ушел с позиции. Выйдя на улицу он неспешно и сильно сутулясь пошел по тротуару к остановке маршрутных автобусов. Еще не взвыли сирены полицейских машин, ещё растерянные свидетели не успели вызвать "Скорую помощь", а его уже нет. Кодовый сигнал начала полицейской операции "Перехват" дежурный подаст только через несколько минут, к этому времени снайпер уже будет стоять на остановке или если повезет, сядет на сиденье автобуса и будет с безразличным видом заморенного жизнью человека смотреть в окно.
   В рейсовом автобусе свободных мест было достаточно. Снайпер заплатил водителю за проезд, осмотрел салон и с понурым видом сел на сиденье у окна. За его спиной сидели и негромко переговаривались две немолодые женщины и снайпер невольно слышал:
   - Дочка в интернете прочитала, у нас в городе маньяк объявился, - говорила одна, - а так- то нам ничего не говорят, по местным новостям ...
   - У меня зять в полиции служит, - перебив ее, стала жаловаться другая, - так их из-за этого маньяка постоянно в усилении держат. А тут еще дураки из оппозиции, всё им неймется, то митинги то пикеты, бездельники, ещё и вампиры какие-то объявилась. Наш-то уж про выходные и забыл. Придет весь без сил, пожрет, чуток поспит и опять на службу, дочка злая, дети отца не видят. Хоть бы поймали маньяка скорее, а бездельников всех пересажали, пусть в лагерях пашут.
   - Господи?! в каком мире живем? - вздохнула первая.
   - Зять дочке рассказывал, - понизив голос сказала вторая, - этот одну сволоту стреляет. Говорит пробы на них ставить негде, все схвачено, все куплено, чё хотят то и творят. По закону то до них никак не доберешься. А этот бьет их без промаха, а еще ...
   - Довели уж людей, - перебила ее собеседница, - у меня соседа, южане избили и ограбили, он в полицию с заявлением, через три дня приходит к нему домой участковый, морду "кирпичом" сделал и говорит: "Заберите заявление. Все равно никого не найдем, только вам и нам лишние проблемы" Сосед ни в какую, нет и всё. Так эти чё придумали? Каждый день его вызывают в отделение и в коридоре по пять - шесть часов держат "подождите гражданин, мы вас вызовем", потом на пять минут пригласят в кабинет для допроса, пару вопросов зададут, посмеются и снова повестку вручают. Он день ходил, два ходил, неделю ходил, а потом плюнул и забрал заяву.
   - Их за плохие показатели доплат лишают, - мрачно проговорила вторая, - вот хоть зятя моего возьми, дочка в детском садике воспитателем работает и копейки получает, другую работу искала, так нет ничего, только на зарплату зятя и живут. Вот он и исхитряется как может чтобы лишнюю копейку в дом принести.
   Женщины сидевшие за спиной снайпера замолчали, автобус остановился, водитель открыл двери, снайпер пошел на выход и перед тем как выйти услышал:
   - А может это не маньяк вовсе? Может просто достали мужика? Вот он и взялся? Может по-другому уже просто нельзя управу на этих найти? И эти из оппозиции может они то как раз и хотят работать, да их дубинками по рукам бьют, а за что?
   Вышедший из автобуса снайпер неспешно и не оглядываясь по сторонам шёл по избитому, выщербленному асфальту тротуара и опять вспомнил как:
  
   - Я и сам понимаю, - невесело сказал Кольцов, - что мы ничего не изменим, ничего, разве что попугаем немного. Только руки поднять и сдаться ... - у капитана задергался лицевой нерв, - мы сейчас вроде как солдаты в окружении, можно капитулировать, авось жизнь сохранят, а дальше в лагере для военнопленных гнить и дышать по приказу, авось война закончится и отпустят. А можно до последнего патрона отбиваться, а там себя гранатой, а с собой прихватить кого получится. Зато по другим нашим, эти, кого мы захватим на тот свет, уже стрелять не будут. А наши-то придут, обязательно придут. Народ уже думать начинает. И пусть не сегодня, пусть не при нас, пусть даже имен наших не узнают, но они все равно победят.
   - Ты Андрей напрасно думаешь, что мы ничего не изменим и вообще ... - Даша волнуясь и подбирая слова запнулась, - я сама видела как подобные этим твари трясутся от страха. Будут с оглядкой ходить и знать, чуять, их смерть уже рядом. Она взятку не примет, от нее не откупишься, не прикажешь охранникам: "А ну быстро выкинуть отсюда эту старую дуру!"
   - А еще полицаи нам огромное просто преогромное спасибо скажут, - с циничной издевкой ухмыльнулся Обмани смерть.
   - Это за что же? - изумилась Даша.
   - А им финансирование сразу увеличат, - продолжая ухмыляться объяснил Обмани смерть, - прятаться то за кого то надо, вот ценить больше и будут. А в остальном ...
   Обмани смерть перестав улыбаться грустно продолжил:
   - Сами понимаете мне-то уже всё равно, всё одно скоро помирать, а вот вас дураков жалко, раз уж решились, то давайте хоть по уму всё сделаем.
   - Тебе Петр не всё равно, - как пьющий ледяную воду мелкими глотками процедил свои слова Кольцов, - не прикидывайся. Ты тоже для себя все решил.
  
   Пройдя двести метров по улице снайпер подошел к старенькому микроавтобусу "Газель". В салоне переоделся, влажной гигиенической салфеткой снял грим. Разобранные детали оружия обработал бензином и убрал в оборудованный в салоне машины тайник. Проверил свои действия. На огневой позиции следы пребывания затерты. Когда уходил чужих внимательно-обострённых взглядов не почувствовал. Дешевую, обтрепанную, приобретенную в секонд-хенде одежду и нитяные рабочие перчатки с микрочастицами пороха и частицами пыли которая была на месте засады он выкинет в мусорные контейнеры, предварительно облив их дешевым пивом и прокисшим бульоном. Бензин которым обработаны детали оружия отобьет запах пороха, на случай если при перехвате полицейские для досмотра будут использовать служебных собак. Все можно уезжать.
   Проехав по узким с односторонним движением улицам и безразлично глядя на усиленные полицейские посты, снайпер свернул к гаражному кооперативу, отворил двери и загнал машину в гараж.
   От гаражного кооператива он пошел на контрольную встречу, по пути выкидывая в мусорные контейнеры пластиковые пакеты с одеждой.
   В кафе "Хохма" часть столиков были уже заняты, остальные займут ближе к вечеру. Свет в помещении притушен, неназойливо звучит медитативная мелодия. Снайпер у входа огляделся, всё как обычно. От одного из столиков приглашая присоединиться, ему помахал рукой Евгений Николаевич. Снайпер подошел, поздоровавшись с собеседниками сел к ним за столик, заказал кофе, прислушался к разговору.
   - Время это человеческая система координат и ничего более. Если Вселенная это вечность, то времени просто не существует. Время как субъективное, социальное человеческое понятие имеет свойство замедлять своё движение и ускорять его, как в частном бытии индивидуума, так и во всем человеческом сообществе. - Лекторским тоном с удовольствием слушая звуки своего голоса, говорил вальяжно устроившийся на специально принесенном для него потертом кресле невысокий сухонький старичок, - Если общество развивается по спирали, то мы сейчас находимся на ее очередном начальном витке. И это касается не только нашей страны. Только социальная скорость движения по этой спирали имеет свойство увеличиваться. Мы воочию видим, как ускорение нарастает, то на что ранее уходили многие десятилетия и даже столетия, теперь происходит за месяцы и считанные годы. Двигателем этого ускорения является мощный просто неудержимый поток информации. Человеческое сообщество, как во всём мире, так и в нашей стране в частности, ищет выхода из тупика в который его загнала безудержная жажда стяжательства, плотских удовольствий и социального эгоизма. Мы подошли к близкому, очень близкому порогу новой формации человечества, "человеку информационному", биологической особи сохраняющей свою индивидуальность и осознанно являющейся частью информационного потока, той духовной не физической общности, что Вернадский еще в двадцатом веке именовал ноосферой. И я думаю, что именно наша страна первой войдет в этот поток и преобразует этот мир.
   - И как всегда первой хлебнет горюшка по полной, - едко заметил Евгений, - получится как с революцией семнадцатого года, романтики правдолюбцы захотели всеобщей справедливости во всем мире, да сами утонули в своей крови и всю страну ею залили.
   - А где Петр? - меняя тему разговора, спросил снайпер.
   - Сейчас подойдет, - ответил Евгений и после секундной паузы улыбаясь, предложил Кольцову, - ты лучше послушай как наш Волхв о полицейских дружинах вещает.
   Снайпер снисходительно улыбнулся, а их собеседник аккуратный профессорско-интеллигентного вида старичок смачно, матерно и с явным удовольствием выругался. И опять как на лекции заговорил:
   - Я полицаям объясняю, что иномирье это не их застенок, а если там и возможно получить ответы то они могут быть иносказательными, их ещё надо уметь понять, а это далеко не каждому дано. Пока я вижу усиление эманаций энергетического поля. А они мне ... грубо так: "Хорош трендеть дед, или скажи где этого убивца искать или пошел на ... других позовем"
   Старичок сокрушенно развел сухонькими ручками.
   - Вы это о чём? - без особого интереса спросил снайпер.
   - Да нашего Волхва, полиция к поиску стрелка маньяка привлекла, - засмеялся Евгений, - насмотрелись шоу с экстрасенсами и сами решили попробовать. Внедряют в полицейскую практику передовые оккультные технологии. Ты как Андрей думаешь, толк будет?
   - Несомненно, - преувеличенно серьезно ответил Кольцов, - думаю им стоит предложить проводить испытание мистическим огнем и железом. Если подозреваемый возьмет в ладонь раскаленную подкову, но ожогов не будет, он однозначно не виновен.
   - Тоже самое, просто слово в слово, мне и Петр сказал, - меланхолично заметил Волхв, и прищурился на Кольцова, - просто удивительное совпадение, можно даже сказать полное единство взглядов. И как я зрю биоэнергетические волны от вас исходят одинаковые.
   - А где он сам? - оглядывая кафе, повторно спросил Кольцов.
   - Сейчас исполнит зов природы и вернется, - ответил Евгений, и обращаясь к аккуратному старичку вежливо спросил:
   - Вы Федор Ильич обещали мне подготовить этнографические материалы по народам до настоящего времени исповедующим шаманизм. Обряды как метод и прием вхождения в духовное пространство, ну и все такое ...
   - Вот за неопределенность термина: "все такое ..." - с наигранной грустью о былом вздохнул Федор Ильич, - Петр в своё время в университете мне три раза историю правовых учений сдавал. Зато теперь тяготеет к точным и скрупулезно выверенным формулировкам.
   - Хорошо, что я не у вас учился, - в наигранном испуге почтительно произнес Женя и озорно подмигнул Андрею.
   А учились у историка Федора Ильича Волхвина за сорок пять лет преподавательской работы в университете, как он сам с завуалированной иронией гордостью часто повторял: "Неисчислимые тьмы неучей и исчислимые единицы ищущих знаний". Волхвом, его еще на заре преподавательской деятельности, прозвали студенты, не только по созвучию с фамилией, но и за то что он всегда точно знал готов студент к экзамену или нет. Кроме того он давя взглядом "жертву" сразу обнаруживал у "несчастного" шпаргалку и так высекал нерадивого язвительными репликами, что тот позорно убегал из аудитории. В настоящих университетах с незапамятных времен стало академической традицией непременное наличие среди профессорско-преподавательского состава такого вот "типуса" своего рода легенды. Язвительные, иронично двусмысленные реплики Волхвина давно стали местночтимой классикой. Своим студентам курс за курсом он любил повторять старый профессорский анекдот: "Недоделанный курсовик - это не беда. Главное, когда будете делать детей - доделайте их! А то потом приходят недоделанные   дети и приносят недоделанные курсовики. И никак не прервать этот замкнутый круг"
   В последнее время он взялся желчно иронизировать над поклонниками ритуального оккультизма и это при том, что сам он серьезно много лет занимался исследованием внепространственного информационного поля занятого "Homo sapiens" - ноосферой по определению В. И. Вернадского и влияниям этого поля на настоящее и будущее доминирующего биологического вида - человечества. Хотя человека разумным он не считал, предпочитая употреблять биологический термин: "гоминид в отряде приматов" которому до ноосферы еще долго-долго ползти. Тем не менее прогнозы которые он делал в узком кругу сбывались с пугающей точностью, а погрешность не превышала двух процентов.
   Вернулся из "мужской комнаты" Петр Николаевич, сел за стол небрежно бросил Кольцову:
   - А расстрига, привет.
   И сразу с почтительной иронией обратился к Волхвину:
   - Ильич, что прогнозируем? Что вам в очередной раз поведали духи?
   - Сам у них спроси, - желчно ответил Федор Ильич и меняя ударение договорил, - в отделе духов и прочей парфюмерии сегодня объявили скидки и большую распродажу, мои студентки это на лекции обсуждали, а в перерыве все туда сбежали. Магазин не далеко, может ты еще и успеешь.
   - Серьезно? - заинтересовался Евгений.
   Федор Ильич кивнул, и Женя тут же встал.
   - Пойду, - жизнерадостно улыбаясь, сказал он, - скоро у наших дам-с дни рождения чередой пойдут, заранее и подешевле все подарки им приготовлю, а уж как торжественно вручу так они и ...
   - Кобель, оптимист, - глядя в спину уходящего Евгения Николаевича, проворчал Волхв.
   - Дело то молодое, - по-доброму завидуя, усмехнулся Петр и с добродушной насмешкой поинтересовался:
   - А что Ильич, вас и вправду к розыску маньяка привлекли? И как успехи в мистической битве добра со злом? Нашли?
   - Оставь свою иронию, - сердито ответил Волхв, и веско уверенно договорил, - А чего его искать? Это ты Петенька с Андрюшей постреливаете, а еще и дама среди вас присутствуют. Полиция ищет одиночку, а вы компанией работаете.
   - Шуточки у вас Федор Ильич, - сохраняя внешнее спокойствие и рассматривая невозмутимого старичка, заметил Андрей, - прямо скажем неуместные.
   - Федор Ильич в таких делах шутить не любит, - грустно сказал Петр, - я когда у него учился, он мне на пятом курсе уже перед выпуском точно сказал сколько человек я убил.
   - Это как? - удивился Кольцов.
   - Если ты был причиной гибели человека, то его смерть оставит на тебе свою метку, - сухо проинформировал Волхв, - понимающему человеку ее сразу видно. Для этого волхвовать не надо.
   - Вы и в полиции о нас рассказали? - спокойно поинтересовался Кольцов.
   - Нет, - покачал седоволосой головой Федор Ильич, - и не скажу. Я, знаете ли человек старых взглядов и полиции подпольщиков не выдаю. Тем более что во время войны полицаи повесили моих родственников в Белоруссии, они отказались сказать где партизанская база.
   - Вы полагаете эта аналогия тут уместна? - тихо спросил Петр.
   - Я полагаю, эту аналогию в первую очередь применили наши дорогие власти, де-юре переименовывая милицию в полицию, они закрепили ее новый карательный статус де-факто, - желчно и зло бросил Федор Ильич, - причем сделали это абсолютно сознательно. Только не каждый полицай уже готов стать карателем, далеко не каждый. Я вижу как в их среде идет жесточайшая селекция, увольняют всех у кого осталось хоть крупица гражданского мужества, всех кто ещё хочет и может встать на защиту страны. Там уже никто не кому не доверяет, это психологически разобщенная масса, их доминирующая идея: "Мне платят, а всё остальное мне по ...". С такой идеей не побеждают, а разбегаются при первой же реальной угрозе.
   - И ваш прогноз на будущее? - осторожно, как боясь услышать страшный ответ, проговорил Кольцов.
   - Россия не погибнет, - резко уверенно сказал Волхв, - опаленной, обожженной, но она пройдет через пламя. И проведут ее, а потом и вылечат, те кто придет за вами, а вы к этому времени уже погибните.
   И немного повысив голос:
   - Вы погибнете оболганные современниками и забытые потомками.
   - Я это знаю, - спокойно и чуточку отчужденно заметил Петр, и грустно, - знаю, что другим доведется победу встретить. А вот по нашим срокам ... это мы еще посмотрим, посмотрим, кого смогу спасу ... и меня не зря зовут Обмани смерть.
   - Только верой спасется Россия, - без пафоса негромко произнес Федор Ильич, - Надеюсь и я в своих прогнозах не ошибся и вера спасет Россию. Все что нам осталось - это верить.
   - Только вера без дел мертва есть, - поставил точку в разговоре Обмани смерть и встал, - Нам пора Федор Ильич. А вы кафедру не бросайте, учите молодежь. И пусть каждый сделает, то что сможет.

Глава вторая

   Даша училась на снайпера, также старательно как училась и на врача. Одних убивать, других лечить. Несовместимые вещи. Но врач инфекционист уничтожает носителей микробов вызывающих эпидемии. Хирург отсекает пораженные разложением части, чтобы они не отравили весь организм. Онколог лечит больных химиотерапией и облучением, эти процедуры вызывают у пациента тошноту, желчную рвоту, облысение, тяжелое унизительное бессилие и постоянный страх смерти. Тут главное не ошибиться в диагнозе, главное чтобы лечение не оказалось опаснее заболевания. Эту истину знает каждый врач, эту истину не понимают и не хотят понять те, кто уже сейчас по обе стороны закона, готовы стрелять и убивать. Пуля это не лекарство, но Даша училась стрелять.
  
   Сейчас она выполняла упражнение на сосредоточение в статическом положении для "стрельбы стоя". Глубокий вдох, задержка дыхания, мышцы ног и корпуса, плечевой пояс, руки напряжены от усилия удержать в правильном положении тело и оружие, кисть правой руки намеренно расслаблена, цель - прицел, учебный выстрел, быстрый выдох. И опять напряжение, расслабление и снова учебный выстрел, только теперь после выдоха. Ещё раз. Учись, отрабатывай дыхание, тренируй напрягать и расслаблять мышцы тела. Но главное это сосредоточенность, прочь все мысли, ничего нет, есть только ты и твоя цель.
   Не получалась, она опять вспоминала тот разговор который они втроем вели, когда уже твердо решили перейти от слов к делу и начать войну. В этот день они встретились на пасеке у Кольцова.
  
   Теплый августовский день. Воздух утром наполнен бодрящей свежестью близкой осени, ароматом лугового разнотравья, запахом тяжелого сладкого меда. Так сладко дышать и так хочется жить и радоваться жизни. Пчелы собирают нектар с растений, они готовятся к грядущей долгой непогоде, холодам и зиме. Они выживут в своих деревянных ульях, они хорошо поработали для этого. Часть меда у них отберет человек в плотном защитном костюме с мелкоячеистой сеткой-маской на лице. Пчелы будут защищать свои соты, но человек одурманит их дымом и все равно возьмет свою долю. Возьмет, но не сегодня. Сегодня он показывает свою пасеку и пчелы пока не жалят ни его, ни его гостей. Мир, покой, но трое людей на пасеке больше не обращая внимание на согласованный труд пчелиного роя, говорят о войне и о смерти.
  
   - В нашей части один батальон раскидали поротно отдельными гарнизонами в кишлаках стоять. - рассказывал Обмани смерть, - Одной из рот командовал капитан Ермаков - донской казак. Личный состав ему достался на пятьдесят процентов состоящий, как теперь говорят, из "кавказцев". Аварцы, лезгины, кумыки, вайнахи. По отдельности они все нормальные ребята, не выделываются, свининку кушают, бражку пьют, джарс покуривают, служат, воюют, как все. Но как только их в любой роте больше десятка соберется так всё "туши свет, бросай гранату" они тут же по землячеству кучкуются, а потом "инородцев" щемить начинают. Так вот в роте Ермакова такая же история началась. Ребят башкир, русских, узбеков начали притеснять особенно "молодым" доставалось, все работы грязные им, наряды и караулы им, чуть что не так по одному избивают. Оружие там у всех на руках было, боеприпасов в открытом доступе хоть "жопой жри" и дело могло обернуться большой кровью. Уже и разговорчики среди некавказского "нацменьшинства" очень недобрые пошли. Ермаков это дело быстро просёк. Объявляет строевой смотр. Рота строится, бойцы стоят с автоматами, у каждого к оружию примкнут снаряженный магазин. Ермаков выходит к личному составу без оружия. Стоит перед строем, где большинство вооруженные "абреки", невысокий, широкоплечий, плотно сбитый, вызывает из строя по одному самых "борзых" и слова не говоря, проводит апперкот с правой "под дых", хук слева в челюсть. Встать с земли! Встать в строй! Следующий! И такая от него волна уверенности в своей силе шла, такая беспощадная готовность любого сломать, что в шеренгах никто вякнуть не посмел. И всё! Больше в роте ни одного "национального" конфликта между бойцами не было. Если уж кого приспичило подраться, то строго один на один. Раз его старшину и каптера при получении довольствия на складе обманули, как теперь говорят "конкретно обули". Ермаков старшину роты заводит в каптерку и ... в общем из домика старшина еле выполз. А Ермаков сам едет на склад. Завскладом прапора и его помощника рядового срочника прямо в бункере где продукты хранились отметелил до потери пульса. Выходит, спокойно садится на БМД и не заходя в штаб части уезжает в расположение своей роты. С тех пор рота Ермакова строго по норме и первой в части все виды довольствия получала. Мародерства в отношении местного населения не допускал, а уж чтобы насилием женщину обидеть, об этом солдаты хоть трезвые, хоть пьяные, а хоть и обдолбанные даже подумать боялись. Каждую пятницу к нему местные старики из кишлака приходили и подарки приносили, два барана, мешок риса, ну и специи. Всё бойцам на плов отдавал, узбек в роте за повара был, он очень хорошо плов готовил. В этот день все офицеры с солдатами из одного котла ели. Такой вот был "слуга царю, отец солдатам", а еще он ....
   Обмани смерть резко оборвав фразу замолчал. Что-то неприязненное в спокойной тональности этого рассказа насторожило Кольцова. Он вопросительно посмотрел на Дашу как спросил: "Ты ничего не заметила?" Но девушка, не обращая внимания на его вопросительный взгляд, уважительно отметила:
   - Крутой, жесткий мужик и настоящий офицер!
   - Назвать казака мужиком, это его оскорбить, - усмехнувшись заметил Обмани смерть и спросил Дашу, - ты что разве "Тихий Дон" не читала? Обязательно прочитай! Это великий роман. У Ермакова этот роман настольной книгой был. И в этой книге литературный Харлампий Ермаков один из героев казачьего восстания. Я один раз во время обслуживания техники - ПХД смотрю, а Ермаков на площадке с трофейной сабелькой упражняется, он ее всегда с собой в БМД возил. Сначала кисти рук разминал "восьмерку - мельницу" клинком крутил, потом рубка, вкопанные в землю жерди рубил. Удар и толстая жердь рассекается пополам, разворот вполоборота еще удар и вторая жердь напополам разрублена. Шолохов в своем романе такой прием "баклановским ударом" называл. Я ротного после рубки спрашиваю: "Ермаков из "Тихого Дона" не ваш родич случаем? Он мне так гордо: Это мой прадед!" Дальше заинтересовался, чего это у него за боец такой объявился, что романы читал, ну и удостоил меня беседы. Как услыхал, что я все части "Тихого Дона" Михаила Александровича Шолохова чуть ли не дословно помню и знаю, что настоящая историческая личность хорунжий и георгиевский кавалер Харлампий Ермаков, был прообразом Григория Мелехова, так он меня в тот же день в свой командирский "лейб-гвардейский" экипаж БМД перевел. Я тогда только три месяца отслужил и по сроку службы "молодым" был, Ермаков только один раз в присутствии "дембелей" меня "шнурка" по имени отчеству назвал и всё, больше никаких грязных положенных "молодому" работ мне не поручали. Да уж его команды личный состав не только влёт ловил и исполнял, но даже к интонациям приказов чутко прислушивался. Ермаков всё мне говорил: "Я из тебя пацан, такого десантника воспитаю, любого коммандос голыми руками на куски порвешь". Вот и воспитывал ...
   Кольцов заметил как злая гримаса исказила как изрубила складками лицо Петра, а тот продолжал рассказывать:
   - Нас из кишлака ночью из винтовок и автоматов обстреляли, ерунда, всего из пяти стволов били, попугали только, раненых и убитых нет. А на рассвете мы кишлак окружаем. Ермаков местных на площадке перед мечетью собирает и через переводчика им объясняет, что за каждый выстрел в сторону нашей роты, будет сжигать по одному дому. А за каждого убитого или раненого бойца расстреляет по десять местных мужчин. Все понятно? Афганцы, а в кишлаке этнические узбеки жили, пытаются объяснить, мы мол тут не причем. Пока они объясняются из одного, крайнего к тому месту откуда нас обстреляли, дома наши воины баб и детишек выводят, а потом по пустому дому из пушек беглый огонь открыли. БМД стреляют, бабы и дети плачут, мужчины на площади в панике разбегаются, один помню свой халат бросил и с мокрыми штанами бежал. Я смотрю, Ермаков на башне БМД стоят и лицо у него такое, как будто он кайф от своей власти и чужого страха ловит. Страшное у него было лицо. Потом мы ушли. Через трое суток нас опять ночью с окраины кишлака обстреляли. Духи били из ДШК. А крупнокалиберная пуля из этого пулемета бортовую броню БМД насквозь прошивает. У нас Ваху ранили, чечен из Грозного, пуля по касательной его зацепила, лицо в кровище, изуродовали парня. Позицию ДШК дежурные посты охранения тут же засекли, и ответным огнем из пушек и танковых пулеметов - ПКТ там за пять минут там всё с "говном" смешали. И сразу в составе тревожной группы мы прямо ночью туда, БМД Ермакова первой шла. По ходу движения приказ "к машине", мы десантируемся и уже развернутой цепью молча идем к месту откуда наше охранение обстреляли. Дошли, там три трупа, покореженный пулемет ДШК и двое раненых, тяжелых, у одного ноги осколками перебиты, у другого грудь прострелена. Земляки Вахи, их пять бойцов в тревожной группе было, по-своему переговорили и на Ермакова вопросительно глянули, тот кивнул, и они раненых добили, всех штык - ножами покололи. Ладно, погано конечно поступили, но война есть война, не хер было в нас стрелять. От позиции двинулись в кишлак, там все по домам попрятались, никто не спит и тишина. Раньше я думал, такой бывает только мертвая тишина, а с тех пор знаю, что самая жуткая тишина, это безмолвие страха. Улочки пустые, по дворам собаки лают, люди в ужасе забились в дальние комнаты, молчат и слушают как лязгают рядом с их домами траки боевых машин. Жуть. Местных мы матом и ударами прикладов прямо из домов вытаскивали, они безропотно выходили, покорные, испуганные, жалкие. Старейшина кишлака трясется и лепечет, мол нет тут чужих, все свои, а они не стреляли. Из толпы выдернули десятерых. Ермаков говорит: "Из вашего кишлака стреляли, мой воин ранен, а я два раза не предупреждаю". Наши бойцы отталкивают мужчин к глиняному забору - дувалу. Я попал в расстрельную команду ...
   Петр опять замолчал, смотрел в прошлое и как со стороны видел себя юного солдатика стоявшего с автоматом и целившегося в замерших от ужаса и непонимания безоружных людей у глиняного забора. Истеричными всхлипами звучат голоса женщин, плачут дети, как парализованные стоят мужчины, дрожа губами умоляет не стрелять староста. "Огонь!"- приказом звучит властно беспощадный голос.
   - Ну и что дальше, - растерянно спросила Даша, - Вы стреляли? - и дальше испуганно утешая и оправдывая, - Петр Николаевич! Но это же была война, вы выполняли приказ, вы не виноваты. Ну скажите, что не виноваты ...
   - Я очнулся только на следующий день, - предельно сухо ответил ей Обмани смерть, - еще два дня валялся на койке, приходил в себя после сотрясения мозга. На третий день, ко мне зашел Ермаков и предупредил: "Еще раз не выполнишь мой приказ, я тебя на месте расстреляю, ты знаешь, я два раза не предупреждаю". И я видел, точно знал, он расстреляет. А он криво так улыбается и говорит: "Пожалел я тебя. С левой тебя в лоб бил, а если бы в висок, боковой справа провел, ты бы уже в цинке домой ехал". Он классным рукопашником был, ударом голого кулака быка мог свалить, сам видел, а уж человека ...
   - А афганцы, они как? Неужто потом не жаловались? - не глядя на Петра, вспоминая беспощадные и страшные куски своей войны, негромко спросил Кольцов.
   - Они жаловались, или кто другой об этом деле сообщил, я не знаю, - коротко и недобро рассмеялся Обмани смерть, - но приехала к нам целая комиссия. Трое особистов, два следователя из гарнизонной военной прокуратуры, пара речистых мудаков из политотдела и афганские офицеры гэбешники из местного ХАДА. Хадовцы сразу поехали местное население опрашивать. А у нас комиссары об интернациональном долге личном составу "заливают", а следователи и особисты тем временем бойцов одного за другим на допросы тягают. Ничего не знаем, был бой, противник понес потери, никаких расстрелов не было. Никто из ребят Ермакова не сдал. Кстати он никого об этом и не просил, ребята сами всё решили. Тут даже не в Ермакове дело было, у нас действовал простой закон "своих сдавать западло", избить, а то и убить за дело это можно, сдать нельзя. Хадовцы возвращаются злые и говорят: "Был расстрел". Ладно, разберемся. Вся комиссия на одном БТРе поехала расспрашивать местное население, переводчиком у них офицер двухгодичник был, он после университета при штабе отбывал призыв. Ермаков им настойчиво советует: "Возьмите хоть взвод для прикрытия, а то не ровен час, вас постреляют" Отказались. День, все с оружием, едем на бронетехнике справедливость устанавливать, чего бояться? Потом слышат у нас постах: в кишлаке стрельба. И сигнал, красная ракета вверх: "Нападение! На помощь! Десантники родненькие не выдавайте!" Рота к бою! Ермаков лично ведет пять БМД. Прорвали огневое кольцо. БТР подбит. Особисты, следователи и комиссары, героически отстреливаются от врага, три автомата у экипажа БТРа, остальные из пистолетиков ПМ стреляют. Своей броней закрыли комиссию. Подбитый БТР на трос. Окруженных героев по одному под ожесточенным огнем противника затащили в десантные отсеки. И без потерь в расположение. Ермакова уже не обвиняют, а представляют к ордену "Красной Звезды". Он в свою очередь подает рапорт командованию о героизме особистов, прокуроров и комиссаров, потом узнали, что и их наградили. Все живы, этим весьма довольны. Все герои.- Обмани смерть зло ухмыльнулся и дальше, - А вот приказ об обстреле комиссии я исполнил, так сказать "реабилитировался" в глазах Ермакова. Нас десять "лейб-гвардейцев" было. Заранее выдвинулись, халаты поверх формы накинули, по двое рассредоточились. Только БТР на площадь выехал, так по его колесам жахнули из гранатомета, но так чтобы корпус не повредить, дальше хаотичный огонь. Ясно дело мимо пуляли. Офицерики из подбитого БРТа как ошпаренные выскакивают, за броню корпуса прячутся, пистолетики выхватывают и стреляют в "божий свет как в копеечку". Экипаж хотел из башенного пулемета ПКВТ отстреливаться, да видать переклинило его, они тоже выползают и из автоматов строчат. Мы постоянно перемещаясь и укрываясь за дувалами, бьем длинными очередями и создаем эффект присутствия большого отряда. Один хадовец вопит по-узбекски, аж горло срывает: "Братья моджахеды! Не убивайте! Мы свои!" Мой напарник узбек, в него стреляет, прямо над головой пули прошли, хадовец носом землю роет. Была бы настоящая засада, их бы за пять минут всех уничтожили. А так все обошлось. Дома небось рассказывали как в коварные душманские засады попадали. Как говорится: "И смех и грех". Но зато больше из этого кишлака в нас не стреляли, никогда.
   - А что дальше с этим Ермаковым стало? - после короткой паузы спросила Даша. Ее смущал и немного раздражал второй непонятный ей интонационный слой этого рассказа. Не возмущение, не одобрение, а что-то другое, тяжелое, страшное и неприятное как налипшая на лице паутина. Девушка машинально как умылась, вытерла лицо ладонями.
   - Его убили, - с той же странной неопределенной интонацией, сказал Обмани смерть и продолжил, - в зону ответственности нашей роты, входила пятидесятикилометровая часть дороги по которой автоколоннами от советской границы доставляли грузы для нашей части, соседней мотострелковой дивизии и вертолетного полка. Духи постоянно дорогу минировали. Подрыв машин, обстрел колонны из засады, без этого редко хоть один рейс обходился. Грузовые машины были без брони и несмотря на сопровождающую колонны бронетехнику ребята водители из дивизионного автобата и наши из автороты часто гибли, потерь у них было больше чем в боевых подразделениях. На нашем участке подрывов и нападений не было. Как только колонна в зону нашей ответственности входит, их три БМД встречают и сопровождают. Экипаж: механик - водитель; оператор - наводчик; командир в машине сидят, одно отделение десантуры на внешней броне, а в десантном отсеке - заложники. Так и сопровождали, без потерь. Боялись в нас стрелять, знали, если что никому пощады не будет. И у нас вся рота как заразилась этой ермаковской беспощадностью, бесстрашием, этим сознанием и таким волнующим ощущением власти над чужим страхом. Я тоже хмеля этой отравы испил. А что? Все правильно, у нас то потерь нет и колонны пока мы их ведем, тоже спокойно идут. Как то соседнем участке расстреляли три машины перевозившие в составе колонны цистерны с авиационным керосином. Били по ним из винтовок бронебойно зажигательными пулями. Водилы даже из кабин выскочить не успели, заживо пацаны сгорели. Батальон мотострелков бросили на прочёсывание, но они никого не нашли. Ермаков по собственной инициативе берет своих "лейб-гвардейцев" и каждую ночь мы уходили на соседний участок минеров ловить. Оставим замаскированную БМД в выемке у дороги, а уж дальше своим ходом в духовских халатах, но с нашим штатным оружием. Пять человек по одну сторону дороги, пять по другую. Днем в расположении отсыпались, вечером тренировка по захвату "языков", а ночью опять в поиск. Сначала страшновато было, потом вроде как привыкли. На вторую неделю взяли мы трех минеров, живьем. Они и ахнуть не успели, как с двух сторон по ним из шести стволов, поверх голов, длинными очередями огонь открыли, а группа захвата из четырех бойцов их уже лежащих и парализованных от страха, вязала. Ермаков сам группу захвата вёл, любил он это дело, нравилось ему свою силу и удаль показывать. Тот "язык" которого я брал и вязал, пацан лет шестнадцати обмочился от страха. Привозим их в расположение роты. Ермаков духов лично допрашивает, из канцелярии роты только визг доносился. Потом пленных уже связанных выволакивают, в десантный отсек БМД сажают, и мы на командирской машине в кишлак едем. Собираем местных, те в панике. Ермаков их успокаивает, от вас не стреляли и вам ничего не грозит. Из отсеков БМД бойцы выволакивают связанных пленных, и по приказу Ермакова один боец достает из машины бензопилу "Дружба". Ермаков говорит: "За минирование дорог руки отрубать буду, пусть ваши духам так и передадут" пилу заводят и ... отказалась "лейб-гвардия" этот приказ исполнять, один на другого смотрят, мнутся, бензопилу воин на землю бросил, та заглохла. Ермаков побледнел аж до синевы, глаза бешеные, молча прыг в БМДэшку и обратно уже с саблей. Сам рубил. Хрясь, хрясь и дух без рук, потом второго, третьего. Они сначала кричали, а потом когда кровью истекли, только хрипели. А нам Ермаков, с опущенной к земле сабли кровь стекает, тихо так говорит: "Ну всё суки, вам не жить" На обратном пути нас обстреляли. Ермакова убили. Пять пуль он получил. Командир части у нас неглупый полковник был и не стал выяснять почему у трупа в спине были пулевые отверстия калибра 5, 45 мм. Но уже через десять лет после демобилизации, мне рассказали, знал полковник, всё что у нас творилось. А тогда просто личный состав роты раскидали по другим подразделениям, а роту сформировали заново. Других таких случаев я не знал и таких офицеров как Ермаков больше не встречал.
   - Это не я стрелял, - на молчаливый, как током бьющий вопрос ответил Обмани смерть и опять недобро улыбнулся, - у меня для таких поступков всегда "кишка была тонка", в бою это да, а так нет.
   - А тот кто стрелял? - напряженно спросил Кольцов, - с ним что стало? Знаешь?
   - Он вернулся домой живым, - немного помедлив, тихо ответил Петр, - потом стал пить, "подсел" на опий, его определили лечиться в наркологическое отделение психдиспансера, там он сошел с ума и умер. А вообще-то из "лейб-гвардии" Ермакова я последний кто еще жив. Двоих в Афгане убили. Остальные уже дома поумирали, кто от болезней, кого в мирное время убили. Одного "лейб-гвардейца" я в новостях ТВ мертвым видел, он у "чехов" отрядом боевиков командовал, а уничтожила этот отряд в двухтысячном году та десантная часть в которой он в Афгане в восьмидесятых служил. Вот и не верь после всего этого в судьбу.
   - Даже не знаю, что и сказать, - растерянно произнесла Даша, - и винить никого не могу и оправдывать не хочу.
   - Ты же будущий врач, - бледно улыбнулся ей Обмани смерть, - судить не твоё дело, твоё дело лечить. А по Ермакову ... Знаешь, жизненного и профессионального опыта у меня теперь намного больше, чем у того восемнадцатилетнего пацана каким я был в Афгане, и теперь я думаю, что Ермаков был психически нездоровым человеком, а от войны и власти которую он сам себе присвоил, окончательно сошел с ума. Но я тебе сейчас не душу изливаю и твоё сочувствие мне не нужно, я тебе пытаюсь объяснить, что может стать с человеком, если он единолично присваивает себе право убивать. Ермаков в рамках своей "идеи" тоже действовал вполне разумно, устанавливал "справедливость" как мог, так как ее понимал лично он. Опасное это дело, устанавливать справедливость и убивать всех кто с тобой не согласен. Эти люди душевнобольные.
  
   Даша глубоко вздохнула, расслабила напряженные мышцы тела, упражнение на сосредоточение в статическом положении "стрельба стоя" на сегодня закончено. Девушка аккуратно положила на пол утяжеленный макет винтовки. Перевернула стоявшие на столе песочные часы. Проходящий через горловину сосуда песок начал новый отсчет времени. Одна минута тридцать секунд, разобрать винтовку, закрепить ее части на теле, зачистить следы пребывания на учебной позиции. Все эти действия Даша выполняла аккуратно почти автоматически и думала. Тот рассказ или давний спор который Петр Николаевич вел с самим собой, был ей не понятен. Она вообще его не всегда понимала. Все же решено, чего тут болтать? Все эти разговоры только расслабляют, заставляют колебаться, сбивают с цели. Всё решено, она готова выйти на огневой рубеж и убить человека. Диагноз поставлен, лечение назначено, а что при операциях льется кровь, знает любой хирург. Даша умело и уверенно держала в руках винтовку, так же как раньше после долгих занятий волевым усилием научившись преодолевать брезгливость и отвращение, умело держала скальпель при вскрытии гнойников на человеческих телах. Вытекал гной, шла кровь, накладывалась антисептическая повязка, потом больной кричал от боли во время перевязок, когда отдирали присохшие к ране бинты. А затем выздоровев уходил. Иногда говорил: "Спасибо сестрица!" и неловко пытался сунуть коробку конфет, дешевую косметику или мятую денежную бумажку в конверте, а чаще уходил молча. Но он уходил здоровым. Теперь для нее скальпель это винтовка, им она будет отсекать гнилую плоть общества. Даша перед тренировкой намеренно вызывала воспоминание о том как насиловали ее, она всегда помнила ту ночь в больничной палате когда духовно и физически изнасилованная девочка тоненьким, сломанным голосом рассказывала как резала себе вены тупым ножом. Целясь она представляла эту холеную, довольную, лоснящуюся харю насильника и других таких же как и он, уверенных в своем праве с хрустом ломать, а потом и топтать человеческие тела. А вот теперь она пуля, она отмщение, это она летит по нарезам ствола и разрываясь на части рвет чужую плоть, она смерть.
  
   Многие полагают, что подготовка снайпера это сверхсложная задача. Это не так. Научить обычного человека стрелять, разбирать и собирать оружие, вполне возможно за несколько учебных часов. Научить из стрелкового оружия с нарезным стволом точно поражать неподвижные или медленно передвигающие цели в различных топографических условия при наличии снайперской оптики, это неделя интенсивной стрелковой подготовки. Дальше все зависит от индивидуальных способностей стрелка. Большинство остается на этом начальном уровне, немногие достанут цель пулей в любом месте, из любого положения, за время отведенное от прицеливания до нажатия на спусковой механизм. Это отличные стрелки, у которых есть так называемое "чувство выстрела". Но для настоящего снайпера и это не главное, снайпер это убийца, основное для него это мотивация, для чего ты хочешь убить живое существо одного с тобой биологического вида.
  
   Убить, уничтожить тварей захвативших наши города, вот для чего она взяла в руки оружие. А может не убить, а защитить? Защитить тех кто не способен к сопротивлению, защитить и подать пример, выстрелом сказать: "Я же смогла! Смотрите, как они боятся нас, а вам кто мешает?"
   На сегодня тренировка закончена, Даша спрятала в шкаф макет-тренажер, подошла к окну комнаты, задумалась.
   Я не психопатка, из рассказа Обмани смерть, - глядя через стекло окна на улицу, внушала себе Даша, - мне не нужна власть, я не ловлю кайф от чужого страха, я просто хочу нормально жить человеком, а не существовать добровольным рабом. Душевнобольная? Да! Но разве душа болит только у сумасшедших? Разве у нормального человека душа не может болеть? Может. У нее болит, у Кольцова болит, возможно и у других, таких же как и они. Только люди боятся показывать раны души. И лечат их кто как может.
  
   Девушка опять вспомнила, как после разговора на пасеке, они возвращались в город вдвоем. Кольцов со своим помощником остались работать на пасеке. В машине Даша и Петр Николаевич не разговаривали. Петр не любил разговаривать, когда управлял машиной и Даша об этом знала. Обмани смерть довез девушку почти до дома, и вышел из машины проводить её до подъезда. Муниципальные власти как везде и всегда под предлогом экономии отключили уличное освещение и тесные дворы многоэтажек тонули в темноте. От дороги до дома триста метров. Триста метров темного страха по пустой улице. Почувствовав недоброе Обмани смерть замедлил шаг, напрягся, вытащил из пакета который он держал в левой руке, молоток и Даше намеренно спокойно:
   - Готовься к бою или беги к машине,
   - Я ... - открыв сумку и нащупав ладонью скальпель хотела спросить Даша, но не успела.
   Из темноты выскочило четверо, трое молодые парни, четвертая девушка. Напали бестолково, кучей. Даша выхватила из сумки скальпель, и как на тренировках ее учил Кольцов, разворотом вправо ушла с линии атаки. Крайнего к ней наотмашь быстро полоснула клинком по лицу, тот взвыл, ладонями закрыл глаза, из тонкого разреза хлынула кровь. Остальных стремительно перемещаясь бил Обмани смерть. Удар молотком по плечу одного, выпал нож, сломана кость. Удар молотком второго, сломана рука с кастетом. Нападавшую девушку это не остановило, прыжок на мужчину с молотком, удар ему в грудь ножом, тот уклонился полуоборотом влево и перехватив в руках молоток несильно двинул деревянной рукоятью в девице лоб, та обмякнув упала и заплакала. Отойдя от шока переломов, разом взвыли двое парней, зажимая ладонями лицо заскулил осевший на тротуар порезанный.
   - Уходим, - оглядывая пустой двор приказал Обмани смерть и поторопил, - Даша быстрее двигайся.
   - Может "Скорую" им вызовем? - убирая скальпель и доставая из сумочки мобильный телефон неуверенно спросила Даша.
   - Нет, - отрезал Обмани смерть, - Нам лишние объяснения не нужны. Уходим. Спрячь мобильник, достань платок. Вытри руки, потом скальпель. Мобильник дома протрешь, ты его кровью заляпала.
   - Дашка ты?! - взвыл порезанный, - Я же кровью изойду.
   - Веня?! - услышав знакомый голос, наклонилась к порезанному Даша.
   - Я, - выкрикнул порезанный, - Я! Перевяжи. Чё смотришь?
   - Мы в садике в одну группу ходили, - растерянно забормотала Даша вставая на колени возле раненого и суетливо копаясь не отмытыми от крови руками в сумочке, - потом в школе в одном классе, у меня тут флакон с духами на спирту, да где же он, еще и платок чистый куда-то запропастился.
   - На один горшок ходили, я тебе стихи писал, - заплакал Веня, - а ты меня ножом, а теперь даже перевязать не хочешь.
   - Не ножом, скальпелем, - машинально поправила Даша, достав и прикладывая сложенный вдвое платок к кровоточащей резанной ране.
   - Не занудничай, - всхлипнул Веня.
   Прислуживаясь разговору к перестали выть парни с переломанными костями и только получившая удар в лоб девушка нервно дрожа худеньким телом не прекращала тихо и жалобно плакать.
   - Петр Николаевич, - Даша снизу вверх смотрела на своего спутника, - у вас в машине аптечка, принесите.
   - Нет, - холодно ответил Обмани смерть, - это опасно. Я отойду, а эти на тебя бросятся.
   - Тащи аптечку сука, - истерично завопил парень со сломанной рукой, - не тронем мы твою блядь.
   Обмани смерть сделал два быстрых шага в его сторону. Кулаком, "прямой справа" в челюсть, сильно ударил матерщинника в лицо, тот упал.
   - Это тебе за суку, - не разжимая кулак тихо сказал Обмани смерть.
   Получивший удар с земли снизу вверх с ужасом смотрел на мужчину, тот без размаха безжалостно ударил его ногой в лицо, хрустнули кости носоглотки.
   - А это за блядь, - так же тихо сказал он.
   Нагнулся к упавшему, перекинул с левой руки в правую молоток, приготовился к удару.
   - Не надо, - вскрикнула Даша.
   - Не убивай, - разбитыми губами просил избитый, хотел поднять руку и защитить голову, но сломанная рука безвольно висела. Он еще успел заплакать, а потом резкая разрывающая сознание боль и милосердная тишина забвения.
   Обмани смерть держа в правой руке молоток подошел ко второму. Тот даже не пытаясь убежать заворожено смотрел на него и закричал:
   - Не надо!
   Точный удар, мрак беспамятства и у него перестала болеть сломанная ключица.
   Дрожал прячась за Дашу порезанный Веня, в нервном припадке билась лежащая на тротуаре девушка и негромко засмеялся Обмани смерть.
   - Учись девочка, - отсмеявшись и дальше недобро улыбаясь, сказал он Даше, - это военно-полевая анестезия, так в критических ситуациях раненых обезболивают. Не бойся, я их не убил, вырубил и только. К тому же это гарантия, что уж теперь они на тебя не нападут.
   Петр Николаевич ушел к машине и вернулся через пять минут, с сумкой - аптечкой перекинутой через плечо, двумя плотными глянцевыми журналами об оружии и аккумуляторным фонариком в руках. Сначала подошел к бившейся в нервном припадке девушке. Поставил фонарь, бросил журналы, достал из сумки-аптечки шприц - тюбик, через ткань рубашки ввел лекарство, припадошная обмякла и слабо попросила:
   - Еще, ну кольни, ну пожалуйста.
   Петр покачал головой, посмотрел девушке в расширенные зрачки, потом достал второй тюбик и быстро сделал еще один укол. У девушки заблестели глаза и прошла дрожь.
   - Держи, - отдал аптечку подошедшей Даше Петр Николаевич, - сначала обработай резаные раны, потом наложи шины на сломанные кости наших беспамятных "героев".
   - Я тебе помогу, - услышала Даша нервно - возбужденный голос уколотой девушки.
   - А ты сможешь? - недовольно спросила Даша.
   - Меня с четвертого курса медучилища выгнали, - нервно хихикнула девушка и представилась, - Я, Ирина.
   Включил фонарь Петр, чуть вскрикнула Даша. Лица всех нападавших в ярком свете фонаря показались ей разукрашенными мертвыми красками. Ненормально бледные с ярко накрашенными "кроваво-красными" губами и подведенными синей с блестками краской глазами. Обмани смерть растерянно хмыкнул, а потом звонко расхохотался.
   - Даша, - весело и уже без злости сказал он, - это ж мы с тобой группу вампиров упокоили. Теперь им вместо лекарств надо осиновые колья вбивать.
   - Вампиров? - сноровисто разбирая содержимое аптечки, удивилась совершенно не склонная к мистике, Даша.
   - Они так по оперативным сводкам полиции проходят, - все еще улыбаясь пояснил Обмани смерть.
   - Дядя, а ты из полиции? - опасливо спросила девушка - вампир.
   - Пока Бог миловал и от полиции, и от такой "племянницы" как ты, - преувеличенно серьезно ответил Обмани смерть и Даше:
   - Полицаи ищут "вампиров", так их потерпевшие граждане описывают, те сосут из жертв кровь и между делом грабят.
   И Ирине "вампиру" с сожалением в голосе:
   - Эх вы гопота! Зачем людей зря пугаете? Ограбили и ладно, дело житейское, в шею кусать то зачем? Вот выбью сейчас вам клыки, а потом кол в сердце вобью, сделаю всё как в ваших любимых сериалах рекомендуют. Хочешь попробовать?
   - Это Венька придумал, - взяв у Даша и распечатывая пачку с бинтом хмуро сказала девушка "вампир", - мол пусть полиция нас среди шизанутых ищет, тем более ночью в гриме нас труднее будет опознать.
   - А вы наркоманы и есть шизанутые, - усмехнулся Обмани смерть.
   Взвизгнул Веня, резаная рана покрылась мелкими пузырьками, это Даша обрабатывала ему лицо тампоном смоченным перекисью водорода. Потом бактерицидным пластырем скрепила - соединила края резаной раны и наложила общую антисептическую повязку. Профессионально врачебным тоном отметила:
   - Кровотечение остановлено, порез глубокий, но сшивать его не обязательно, через неделю срастется, а вот антибиотики тебе надо принимать, в рану от твоего дурацкого грима могла попасть инфекция. Первый укол я тебе сейчас сделаю, а ты ампулу сохрани и потом используй именно это лекарство, оно российского производства, качественное и недорогое.
   Даша достала из аптечки одноразовый шприц, ампулу, ободряюще улыбнулась:
   - Ну-с больной, закатайте рукав рубашки, сейчас укольчик поставлю.
   Сломала ампулу, набрала в шприц лекарство и замерла, увидев покрытую россыпью мелких гнойничков исколотую руку наркомана, шприц в руках задрожал.
   - Веня, ты что принимаешь? - тихо спросила Даша.
   Наркоман тупо смотрел ей в лицо и молчал.
   - Мне надо знать дурак, чем ты колешься - повысила голос Даша, - если эта дрянь несовместима с антибиотиками то ты можешь умереть. Что героин? Опий? ЛСД? Синтетика?
   - Умереть? - спросил наркоман и с неестественным спокойствием договорил, - Даша, я и так труп.
   - Героин, ЛСД, - раскручивая бинт, насмешливо бросила девушка наркоманка, - это для гламурных и богатых, ты еще морфий вспомни, а то и кокаин. А мы нищета "крокодильчик" варим и потребляем. Ты Веньке лучше другое введи, - наркоманка глянула в сторону мужчины и заискивающе ему улыбнулась, - ту штучку что мне твой дяденька ввел, ох и хорошая вещь, сразу полегчало.
   - Промедола у меня с собой больше нет, - на вопросительный взгляд Даши, сразу ответил Петр Николаевич, - держал только две единицы на случай приступа своей болезни.
   - У Веньки скоро ломка начнется, то бишь абстинентный синдром, - щегольнула знанием медицинских терминов Ирина, - ты Даша ему лучше ...
   - Как же так Веня? - не слушая девушку, глухо спросила Даша, - Ты же музыкантом хотел стать. В музыкальное училище поступил, на гитаре играл. Веня? Зачем? Помнишь ты обещал, что песню мне посвятишь? Говорил знаменитым рок - исполнителем станешь, что жалеть буду, что не стала с тобой встречаться.
   - Даша! - раздраженно прервал ее Обмани смерть, - раз уж взялась, то ты или другим поломанным помощь оказывай или забирай своего былого дружка к себе домой и там хоть до утра воспоминаниям предавайся.
   - И меня с собой тоже прихвати, - истерично захихикала Ирина, - ты от Веньки отказалась, а вот я нет.
   - Ты его девушка? - чуть смутилась Даша глядя как кривится в нервной больной гримасе лицо наркоманки.
   - Девушка? - протянула Ирина и с циничной грубостью, - ага девушка, теперь уж ближе чем жена после аборта. Ближе некуда на одной игле сидим, грабим тоже вместе.
   И с бинтом в руках отошла от них к двум обеспамятевшим и неподвижно лежащим парням, неловко присела рядом. Обмани смерть подошел к ней и передал ей умеренно плотные журналы. Ирина кивнула и стала сворачивать из журналов шину-лубок для фиксации костей.
   - Помоги, - тихо попросила она стоявшего рядом мужчину.
   Обмани смерть держал ловко наложенный на сломанную руку лубок, Ирина накладывая повязку умело фиксировала сломанные кости. Первый со переломанной рукой, готов. Со вторым, у которого сломана ключица было сложнее. Ирина растерянно оглянулась. Обмани смерть показал как надо и сам зафиксировал больному плечо, Ирина быстро наложила тугую повязку. С заметным оттенком уважения поинтересовалась у мужчины:
   - А ловко у тебя выходит, ты врач?
   - Нет, - покачал головой Обмани смерть, - в армии научился, там до врача еще дожить надо было, вот сами как могли так и ...
   Оборвал фразу и негромко спросил Ирину:
   - Давно?
   - Пять месяцев, - вставая с колен, безразлично ответила девушка.
   - Тогда у тебя еще есть шанс соскочить, - тоже поднявшись заметил Обмани смерть.
   - А зачем? - с тем же безразличием тускло спросила Ирина, - Чё мне в жизни светит? Кому я нужна? Тольке Веньке, сопли вытирать. А сдохну через годик, так туда и дорога, все только вздохнут с облегчением.
   - Это же самоубийство, - слушая их разговор и закончив через шприц вводить лекарство-антибиотик в еле найденную истерзанную "спрятавшую" вену наркомана, вздрогнула голосом Даша.
   - Да чё ты понимаешь! - дико закричал Веня, - у тебя мама с папой врачи, квартира большая, комната своя, тряпки, жратва, все есть. А у меня в "однушке" мать с пьющим отцом, старшая сестра дура безработная двойню родила, а муж ее бросил. По головам друг другу ходим, все матом орут. Иногда кроме вермишели на воде, жрать больше нечего. А тут кольнешся и всё по фиг, сразу насрать на всё.
   Он не сильно оттолкнул Дашу и с трудом заметно шатаясь встал. Его худое тело трясло, то ли от обиды на жизнь, то ли от начавшейся ломки. Даша тоже встала и Веня продолжил надрывно кричать глядя ей в лицо:
   - Ты знаешь зачем я на свет появился? Нет?! Ради трехкомнатной квартиры, вот зачем. У матери в девяностом очередь подошла, она на военном заводе сборщицей работа, ей и говорят: "если у вас будет еще один ребенок, то мы вам трехкомнатную выделим". Вот меня и зачали. Родился в декабре девяносто первого аккурат, на развал Союза. Все сразу рухнуло: заводы; работа; квартиры; очереди, а вот я остался. Вот тебе мать говорила: "на хер я тебя только родила?" А мне говорила. И ты Дашка, я ведь тебя любил, стихи тебе писал, ты для меня как солнышко была. А потом услышал, как твоя мама тетя Таня тебе сказала: "Запомни Даша, яблочко от яблони ... детей рожать надо только от здорового мужчины с хорошей наследственностью, а то родишь от потомственного алкаша и получится такой ребенок, вот как твой приятель Венька" А потом и ты мне "от ворот поворот дала".
   - Венечка я вовсе не поэтому ..., - растерялась Даша и неловко осторожно погладила по плечу ревущего наркомана, жалобно, - Ну не плачь Венечка, не надо.
   - Отойди от него, - кинулась к своему парню Ирина и руками толкнула Дашу, взвизгнула, - Не трогай!
   - Фрейд и Шекспир в компании с "крокодилом" на фоне наркотической ломки, - хмыкнул Обмани смерть и с жесткой насмешкой сказал наркоману:
   - Плачь детка, плачь, весь мир против тебя бедного ополчился. Работать то не пробовал?
   Не дожидаясь ответа, обратился к Даше и прожженным житейским цинизмом звучал его голос:
   - Как видишь твоя мама была права. Гнилое яблочко от яблони ... Стихи ... солнышко ... а потом сидя на игле, на грабёж. А в перерывах между гоп - стопами сосать у полицаев, чтобы бедного несчастного Венечку не посадили.
   - Ты ... - заорала было Ирина и осеклась.
   - Сам слышал, - в упор давя Ирину взглядом, холодно сказал Обмани смерть, - как опера смеялись и рассказывали как "вампирша" у них не кровь не из пальца сосет. Эх девочка, не в ту ты избу вошла и не того коня остановить хочешь.
   - Тебя не спросила, - с ненависть выкрикнула Ирина.
   - Может полечитесь?- глотая ком в горле тихо и неуверенно спросила Даша, - я папу попрошу он вас пока к себе отделение пристроит, а потом в нормальную клинику переведет.
   И за наркоманов с уверенной беспощадностью ответил Обмани смерть:
   - Они неизлечимы. А вот твоему отцу с твоей же подачи они мигом на "шею сядут", а заодно жизнь и репутацию могут испоганить. Кто для тебя дороже Даша?
   Не ожидая ответа подошел к лежащему без сознания наркоману со сломанной рукой, вытащил у него из бокового кармана грязно белой курточки мобильный телефон быстро набрал номер и приглушенно с небольшими паузами, брезгливо стараясь не коснуться щекой чужого телефона, заговорил:
   - Полиция? На углу 4 - го Николинского проезда лежат два трупа. Фамилия? Чья моя? А Кузнецов, я. Да точно трупы, не двигаются и все в кровище. Да конечно я подожду наряд и трогать ничего не буду.
   - Полицаев вызвал? - с презрением и без страха в голосе спросила Ирина, - Посадить нас хочешь? Не выйдет ...
   - Знаю, что не выйдет, - чуть усмехнулся Обмани смерть, и немного встревоженной, недоумевающей Даше объяснил:
   - К этим наркошам, - он кивнул в сторону так и лежащих без движения на грязном тротуаре парней, - Скорая по вызову просто не приедет. Наряд ППС если им из дежурной части сообщат, что тут валяются избитые наркоманы, тоже торопиться не будет, может только часика через два вызов проверят, да и то сообщат: "нет никого, ложный вызов". ППСникам с этой швалью возится не охота, мороки много, толку мало. А вот на трупы пока еще более-менее оперативно выезжают. Приедут, увидят, что эти живы, так волей - неволей отвезут их в дежурную больницу и отметят в рапорте, куда и кому передали. Тут уж врачам в приемном покое деваться не куда, их оформят и окажут первую помощь. А если их привезти просто так, то документов - нет, полиса - нет, денег и в помине нет, а кому охота с наркоманами возится? еще помрут, пиши потом кучу бумаг, скажут: "оснований для госпитализации нет, обращайтесь в травмпункт или в поликлинику по месту жительства" и пошли вон.
   - Точно дядя, так и будет, - нервно и зло бросила внимательно слушавшая мужчину, Ирина, - выкинут из больнички, для нас даже места в морге и то жаль.
   - Тогда всегда пользуйся тем, что я только сказал, - серьезно дал ей совет Обмани смерть, - я же вижу, что у тебя головной мозг еще не полностью от наркотиков атрофировался.
   И пристально посмотрев на Ирину, скороговоркой посоветовал:
   - А теперь уходите, время вышло, наряд уже минут через пять тут будет.
   Веня жалобно и вопросительно посмотрел на Дашу, она поняв его молчаливую просьбу стала искать в сумочке деньги. Обмани смерть резко вырвал кожаную дамскую сумку из ее рук и с властной решимостью грубо бросил наркоманам:
   - Денег не дам! Проваливайте.
   На Дашу возмущенную, тем что за нее решают да еще и сумку вырвали, прикрикнул:
   - Молчать! Себя жалей!
   От дороги завыла волчьей сиреной приближающаяся патрульная машина, переглянулись наркоманы. Ирина взяла под руки и потащила за собой парня, тот безвольно перебирал ногами.
   - Веня! Ира! - окликнула их Даша.
   Вполоборота обернулась только девушка.
   - Я теперь с папой вместе в городской больнице работаю, - расстроено и смущенно сказала Даша, - если захотите лечиться то приходите, моё дежурство через сутки, может что и придумаем.
   - Вы тоже бегите, - прислушиваясь к уже совсем близкому вою полицейской машины, выкрикнула Ирина.
   - Стой! - приказал Обмани смерть и готовая к бегству Даша послушно замерла.
   - Минута еще есть, наши следы как я тебя учил убери, - напряженно сказал Обмани смерть и первым взял в руки свою сумку - аптечку.
   Даша хватала с земли и бросала в свою сумку брошенные ею вещи: платок в пятнах крови, использованный одноразовый шпиц; осколок ампулы; упаковку от бинта, обрывки журналов. Осмотрелась, вроде все.
   Потом вдвоем они быстро добежали до подъезда краснокирпичного пятиэтажного старой постройки дома, в котором жила Даша, укрылись за железной свежеокрашенной с кодовым замком дверью. Подъезд был чистым, сухим, хорошо освещенным и ухоженным, даже воздух в нем был не затхлым, а свежим, видно, что жильцы уважали и себя и дом в котором они жили.
   - Я тут пережду пока полиция с наркотами возится, а ты иди домой, - спокойно сказал Петр Николаевич, - хватит тебе на сегодня приключений.
   Сдержанно похвалил девушку:
   - Ты отлично держалась, в ступор жертвы не впала, реакция, скорость всё есть. Молодец!
   - Может к нам, на чай? - уже вступив на первую ступеньку лестницы, радушно предложила Даша, - Папа на дежурстве коллегу подменяет, а мама вам рада будет.
   - Не думаю, - усмехнулся Обмани смерть, - Таня умный человек, грамотный семейный психолог, специалист с большим жизненным опытом, так что я лучше в подъезде постою.
   - А это то тут причем? - недоумевая пожала плечами Даша, - мама к вам очень хорошо относится.
   - Молодая девушка, проводит много времени со зрелым одиноким мужчиной, уж наверняка и дома обо мне говоришь, - насмешливым, без тени смущения, тоном пояснил Петр Николаевич, - О чем в первую очередь подумает, мама молодой красивой девушки? Мне уже честно говоря и твой отец открыто сказал: "Хватит с Дашей встречаться, не трогай мою дочь".
   - Так у нас же нет ничего! - возмутившись сильно покраснела Даша, - я на вас как на ...
   Даша чуть замялась подбирая сравнение, не нашла нужного слова и договорила:
   - У вас же сын старше меня, - и дальше решительно как отрубив, гневно заявила, - Я с родителями поговорю. Всё им объясню.
   - И что ты им объяснишь? - вкрадчиво спросил Обмани смерть, и шепотом,- Что мы соучастники убийства пяти человек, а сейчас создаем террористическую группу, для осуществления последующих убийств? Что вместо того чтобы тебя отговорить или в крайнем случае сообщить твоим родителям, я тебя учу как надо убивать и при этом не попасть в лапы полиции? Это ты им скажешь?
   - А вы меня отговаривали, - хмуро заметила Даша, и вызывающе, - только я не маленькая девочка и сама решаю, что мне делать.
   - Это девушка, Ирина, - сухо бросил Обмани смерть, - тоже небось также рассуждала: "Я сама всё решаю, это моя жизнь", вот и села на иглу, а твой приятель со шприцем в руках у нее на шее уселся.
   - Странная она, эта Ирина, - обрадовалась возможности сменить тему разговора Даша, - наркоманка, гопница, шлюха, а что - то есть в ней такое ... ну особенное.
   - Почти святая, - с неопределенной интонацией сказал Обмани смерть.
   - Издеваетесь? - вспыхнула Даша.
   - Ничуть, - серьезно ответил Обмани смерть, - в Библии сказано: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя", а эта девочка за свою любовь, не только живот положила, а и душу отдала. Надеюсь Господь зачтет ей это страшном суде. Вы ведь с ней немного похожи Даша, ты тоже душу свою отдаешь, только ее ведет бессмысленная жалость и безрассудная любовь, а тебя рассудочная холодная ненависть и её лед, обжигает сильнее огня. И уж нас с тобой Господь вряд ли помилует.
   Они замолчали, Даша с ожесточившимся лицом так и стояла на первой ступеньки лестницы ведущей вверх, а Обмани смерть чуть улыбаясь устало прислонился к холодной двери подъезда. С улицы доносился невнятный приглушенный расстоянием мат полицаев грузивших "потерпевших" грабителей в патрульную машину.
   - Чему вы всё улыбаетесь? - с неосознанным женским раздражением перед непонятными ей поступками мужчины, спросила Даша.
   - Да так, вспоминаю, как с одной девушкой в подъезде ее дома целовался до утра. Осень, на улице холодно и слякотно, пойти некуда, вот мы в подъезде и устроились. Ее родители всех подруг обзвонили, потом больницы и морги, милицию на "уши подняли", а мы от них в двух шагах в обнимку стоим, оторваться не можем. Ждать меня из армии обещала.
   - Не дождалась? - заинтересовалась Даша.
   - Дождалась, - грустно сказал Обмани смерть, - только потом нам обоим стало ясно, что мы не пара. Да и я честно говоря тот ещё "кобель" в молодости был.
   - А вы вообще хоть кого-то любили в своей жизни? - с усиливающимся раздражением спросила Даша, - Или только так ... "кобелили".
   - А ты мне кто? - неожиданно резко и жестко заговорил Обмани смерть, - Чтобы такие вопросы задавать? Жена? Любовница? Дочь? Любил, не любил, не твоё это дело. Ясно?
   - Извините, - испугано отшатнулась Даша, - Петр Николаевич, извините, я так просто ...
   - Так просто, - повторил и хищно прищурил глаза Обмани смерть, - ну если всё так просто, то задирай юбку, становись раком, ручками для удобства в подоконник упрись, а уж дальше я сам.
   Даша с испуганной растерянностью на него смотрела, теперь рядом с ней стоял совсем другой человек. Чужой, жесткий, властный, сильный, беспощадный. Физически было видно, как он весь подобрался, сгруппировал мышцы для хищного броска. Мгновенно укол страха у девушки быстро прошел. И она непреклонно:
   - Нет! - твердо сказала Даша и сделала шаг назад.
   - Не нравиться? - расслабляя мышцы усмехнулся Обмани смерть, - так вот милая девочка, праздно болтать о любви это все равно, что заниматься сексом просто так в любом месте. Подлинная любовь, болтовни на досуге не признает. А во всеуслышание о ней говорить дозволено только поэтам. Всё остальное просто суррогат, который выдают за натуральный продукт. Этот суррогат уже наше поколение потребляло, а ваше почти полностью им отравлено.
   - А она вообще то есть, эта любовь? - мрачно, подавлено спросила Даша, - я честно говоря, ее не встречала, ну если родителей не считать, а у самой ... да и знакомые все больше про и о сексе треплются.
   - Это как Бог, - осторожно и неуверенно подбирая слова сказал Обмани смерть, - для атеистов его нет, для верующих Он есть. Все дело в вере. Не смотря на всё, что с тобой уже произошло, ты Даша еще очень юна ...
   Девушка недоверчиво усмехнулась, но Обмани смерть настойчиво продолжил:
   - Ты не улыбайся, я не о физиологии сейчас говорю, а о духовной зрелости. Вот послушай, я тебе сейчас прочитаю ...
   - Стихи? - чуточку насмешливо спросила Даша.
   - Агрономические, - в тон ей ответил Обмани смерть и достал из аптечки листок бумаги. Развернул лист, с наигранной торжественностью предложил:
   - Слушай! - и начал негромко читать, - "Бабушкино"
это ценный зимний сорт яблок русского происхождения. Плоды устойчивы к парше в средней степени; заболевание плодовой гнилью встречается редко. Деревья поздно вступают в период плодоношения. Урожайность средняя. Деревья долговечные и плодоносят до 60 и более лет. Незрелые плоды прочно держатся на дереве, но в период съёмной зрелости легко снимаются при сборке урожая или осыпаются от ветра. Сорт зимний. Плоды хорошо сохраняются в лёжке до мая или даже до июня, давая лишь небольшой отход в хранении и мало теряя во вкусе. Вполне зрелые плоды выделяются очень хорошим кисловато-сладким, слегка пряным вкусом; мякоть их сочная и в лёжке делается ароматичной.
   Прочитав текст Обмани смерть убрал лист в аптечку.
   - Вот ты Даша и есть эта яблоня/яблочко. У тебя все еще будет ... главное не заледенеть и не упасть от холодного ветра нашего времени.
   Вызовом запиликал сотовый телефон.
   - Даша ты где? - прозвучал в аппарате встревоженный голос Татьяны.
   - Уже в подъезде мама, - мягко и ласково ответила Даша, - сейчас поднимусь.
   - Странный вы Петр Николаевич, - отключив и убрав телефон, задумчиво заметила Даша, - Трудно вас понять, у вас как слой за слоем сходит с лица и все новые и новые черты открываются, я вас иногда просто боюсь.
   - Ты тоже не подарок, - любезно ответил ей Обмани смерть.
   - Как вы думаете, вот та девушка Ирина, она придет лечиться? - следую только ей понятному ассоциативному повороту в разговоре, после секундной заминки спросила Даша.
   - Она обречена, - уверенно сказал Обмани смерть, - И я в чудеса не верю.
   - А я верю, - Даша улыбнулась и поправилась, - По крайней мере, пока верю. Я же зимнее яблочко и мне не скоро дозреть до вашего цинизма.

   Эти люди уже выбрали себе судьбу. Прошедшие дни подготовки к акциям вдавливались как патроны в магазин автомата, всё вошло до упора, можно подсоединять магазин к оружию и открывать огонь.
   Смерть вышла на огневой рубеж, серия убийств началась. Они преступили закон государства и стали его преступниками. И каждый из них знал, рано или поздно, но их уничтожат.

Глава третья

   Наркоз, яркий режущий свет ламп, разрез, под скальпелем обнажая внутренние органы расходится плоть человека, кровь на столе, зажим краев раны, уверенные движения врача. Идет операция. Здесь на столе режут и причиняют боль для спасения жизни. И на операции хирург как капитан морского судна - первый после Бога. Девушка в медицинской униформе осторожно салфеткой убирает пот с лица хирурга, он благодарно и одобрительно улыбается операционной сестре и жестом ей показывает: "Начинай". Игла в ее руках, ровный шов на теле человека. Операция окончена, жизнь спасена. Хирург подмигнул девушке и с поднятыми вверх на уровне груди руками выходит из операционной.
   После операции, где Даша стояла у стола как операционная сестра и подавала врачу хирургу инструменты, а потом с его разрешения, аккуратно сшивала, накладывала шов на сделанные разрезы на теле оперируемого человека, Даша вышла обессиленная и почти счастливая. Операция плановая, прошла без осложнений, больной поправится, а швы она наложила не хуже опытного хирурга. Присела на кресло в ординаторской отделения, облокотилась на стол, закрыла глаза.
   - Дашенька, - старшая медсестра отделения неслышно вошла в помещение и остановилась рядом с ней, - ты почему не накрашенная? Нельзя так! Ты молодая девушка и всегда должна быть во всеоружии.
   - У меня лицо сильно потеет на операциях, - открыла глаза и глядя на моложавую средних лет полноватую женщину, вежливо ответила Даша, - краска "поплывет" и будет мешать.
   - Сходи наложи макияж, - посоветовала медсестра и чуть улыбнулась, - к нам в платную палату "богатенького буратинку" положили. Ты девушка на выданье, присмотрись, может ...
   - Почему это к нам? - удивилась Даша, - мы же бедные "муниципалы", а если он такой богатый то пусть и в клинику для богатых ложится, или за границу едет.
   - Дашенька, - тихонько засмеялась медсестра, - в этой платной клинике "Гален" только красивых рекламных "понтов" много, а опытные и толковые врачи практики у нас работают. А твой папа ... о нем слава по всему городу идет. А к своему здоровью наши господа трепетно относятся. Наш "Буратино" справки навел, и узнал где работает лучший врач по его заболеванию, звонок из губернской администрации и наш "Главный" его лично к твоему отцу привел. Богатые они любят, взять всё, что получше, да подешевле.
   - Я может и получше, - усмехнулась Даша, - но не по дешевле, и уж тем более не дешевая подстилка для "платных".
   - Я не в этом смысле, - всплеснула руками медсестра.
   - А я в этом, - отрезала Даша.
   - Чуть не забыла, - недовольно буркнула старшая медсестра, - тут Ирка шалава тебя спрашивала, я ей говорю, ты на операции, а она, я подожду.
   - Вы разве ее знаете? - сухо поинтересовалась Даша.
   - Знаю, - все так же недовольно сказала женщина, - ее тетка у нас главным провизором в больнице работала. Бездетная, вот и взяла племянницу сироту из деревни, в училище её устроила. Потом тетку арестовали, в тюрьме она умерла, а Ирка с "катушек съехала" связалась невесть с кем, из медучилища ее выгнали.
   - Позовите Иру в отделение, - негромко попросила Даша.
   - Я тебе ... - возмутилась старшая медсестра.
   - Мне надо заполнять истории болезни, а потом внести их базу данных, - Даша рукой показала на стопку книжек и мерцающий на столе монитор, и безапелляционно, с властными так похожими на голос ее отца интонациями, с нажимом повторила:
   - Пожалуйста, пригласите Ирину ко мне в ординаторскую.
   Хлопнула за ушедшей медсестрой дверь и Даша услышала, как намеренно громко:
   - Ишь цаца какая, еще и не врач, а так "сопля зеленая" и туда же "ко мне в ординаторскую", как же папа завотделением, - возмущенно говорила старшая медсестра, и уже приглушенно, - небось такая же блять как эта Ирка. А корчит то из себя, "не подстилка она", а кто же ты?
   Ирина вошла в помещение и неловко переминаясь с ноги на ногу остановилась у двери.
   - Проходи, садись, - приветливо предложила ей Даша, внимательно как врач, рассматривая опухшее больное лицо девушки.
   - Ты на лечение? - после того как Ирина села в кресло напротив, спросила Даша, - А что так поздно, уже два месяца прошло.
   - Веньку убили, - тускло сказала Ира, - утром его похоронила и сюда.
   - А полиция, что они говорят? - дрогнула голосом и лицом Даша.
   - А чё им говорить? - с ненавистью бросила Ира, - они же его и убили. Мы денег меньше стали приносить, вот они Веньку стали бить и учить. Он пыток не выдержал и умер.
   - То есть как это денег не принесли? - изумилась Даша, - Каких еще денег?
   - Мы под полицаями работали, - нервно и тихо сказала Ирина, - на крючке у них сидели, почти всё что награбили им и относили. А тут нет и всё, двух ребят вы покалечили, Венька дома больной валялся. У меня одной грабить сил не хватало, на трассу пошла стоять, так там сутенеры девок меня избили и выгнали. Нет денег, за нами приехали наши "хозява" и в опорный пункт. Там Веньку бить стали, а меня наручниками к батарее приковали и ...
   Ирина скривилась, хотела сплюнуть на пол, но взглянув на Дашу подавилась слюней и закашлялась. Даша быстро налила из пластиковой бутыли и дала ей стакан воды. Ирина выпила воду мелкими глотками и с отвращением:
   - Весь участок заставили обслужить. Рот только прополощу и по новой. Хохочут. А тут Венька лежит на полу и уже не двигается, умер. Эти мне и говорят: "Пиши заяву, что ты его избитого и уже мертвого нашла и к нам принесла. Мы ему помощь хотели оказать, но не смогли. Кто его бил ты не знаешь. Поняла? Пиши сука, а то и тебя забьем, а потом выкинем вас обоих на свалку, а так ты его хоть похоронить сможешь". Я и написала. Труп Веньки "Скорая" забрала. Сегодня утром отдали.
   - Это мафия что ли? - неуверенно спросила Даша.
   - Киношек по "ящику" насмотрелась? Какая еще мафия? - сморщилась Ирина, и сквозь выступившие слезы, - Просто скоты.
   - Не все наверно, - осторожно возразила Даша, - мне вот говорили ...
   - Я про всех не знаю, - перебила ее Ирина и ладонью вытерла слезы, - я про тех кто меня мучил, кто Веньку убил, это ...
   Ирина матерно и неумело выругалась. Даша недовольно поморщилась.
   - Ты вся такая чистенькая, хорошенькая, - заметив её гримасу то ли с завистью, то ли с пренебрежением рассматривая Дашу, сказала Ирина, - жизни не знаешь, мама - папа, небось и любовник приличный имеется. Уж не тот ли дядька? А ничего мужик и защитить сможет.
   Даша почувствовала как у нее непроизвольно от спазма воспоминания судорожно напряглись мышцы живота. Чистенькая, жизни не знает? Не будет же она рассказывать этой наркоманке, что и её жизнь повалила и изнасиловала, и как она встала с истерзанной душой и отомстила. Не будет. Сжав губы, Даша промолчала.
   - Брезгуешь мною? - жалко кривя рот в подобии улыбки, спросила Ирина.
   - Я на врача учусь, - тихо сказала Даша, - мне брезговать чужими страданиями нельзя.
   Участливо спросила:
   - Может тебе укольчик поставить? Могу тройчатку сделать. Это ...
   - Анальгин, папаверин, димедрол, жаропонижающее и успокаивающее, - договорила Ирина и надломлено, - всё хватит с меня укольчиков. Помочь сможешь?
   - Третья плановая скоро закончится, - мельком взглянув на циферблат настенных часов, решительно сказала Даша, - отец освободится, поговорю с ним. А по Вене, могу попросить заняться этим делом Петра Николаевича, ну этот тот мужик, он адвокат.
   - Адвокат? - насторожилась Ирина, - то-то он все сразу сечёт.
   И помедлив договорила:
   - Не верь этой адвокатской сволочи Даша, они с полицаями все повязаны, с их рук кормятся. Есть "бабки" может ещё и вытащат, нет, так ещё и в яму подтолкнут.
   - Так и среди врачей полно тех кто только за деньги лечит, - чуть обидевшись за Петра Николаевича, возразила Даша, - но ты же ко мне пришла.
   Теперь замолчала Ирина. Они молчали две эти девушки такие похожие и совсем разные. Одна сломленная и отравлена наркотиками, другая отравлена смертью людей которых она убила и близкой смертью тех кого готовилась убить. Они живут в России начала третьего тысячелетия и обе отравлены судьбой этой страны.
   С обхода палат в ординаторскую стали возвращаться врачи. Ирина тихонько вышла, Даша дожидаясь когда освободится ее отец, заполняла истории болезни, машинально отвечала на вопросы, механически улыбалась звучащим шуткам и рассказанным анекдотам.
   - Дарья Сергеевна, - уважительно обратилась к Даше зашедшая в ординаторскую дежурная молоденькая медсестра, - вас Сергей Александрович зовет.
   Заведующий отделением Сергей Александрович Мишин разбирал и быстро подписывал бумаги на своем столе. Вал бумажной волокиты нарастал и чем больше сокращалось финансирование медицины, чем быстрее снижалось качество и количество медицинской помощи, тем стремительнее росло количество отчетов, планов, графиков, в которых требовалось показать, что всё хорошо, ну просто всё отлично и надо продолжать оптимизировать и минимизировать бюджетные расходы и уж тогда то ... Почувствовав сильнейшее раздражение Мишин отшвырнул очередной лист бумаги. "Эффективные менеджеры, - как матерное ругательство вполголоса выплюнул он слова, и обращаясь не известно к кому добавил, - Кретины! Болезни не лечат отчетами о благополучии, стабильности и всеобщём бумажном благоденствии".
   Медицина медленно агонизировала и мучительно умирала, и дело было даже не в недостатке финансирования, страшное было то, что старую гвардию врачей стали заменять эффективные менеджеры с дипломами медицинских академий, они не лечили, они предоставляли по прейскуранту медицинские услуги, только и всего. Многие из этих специалистов учились за плату и теперь старались как можно быстрее вернуть потраченные на получение дипломов деньги, а дальше получать стабильно растущую прибыль с вложенного капитала. Качество лечения ухудшалось, его стоимость неуклонно возрастала. Общий неуклонно снижающийся уровень квалификации врачей, заметно сказывался даже в дорогих частных клиниках. А в остальных ... В приемных отделениях государственных и муниципальных больниц нуждающихся в помощи иногда не осматривают часами, младший персонал замотанный тяжелой работой и озлобленный нищетой, хамит больным, врачи бывают цинично безразличны. Эффективный менеджмент благополучно уничтоживший производственный сектор экономики, медленно, но верно уничтожал последнее, что осталось образование и медицину.
   Иногда от бессилия хотелось выть, чаще материться и работать дальше. Сергей Александрович тяжело вздохнул и взяв отброшенный лист отчета, стал его заполнять. В дверь кабинета несильно постучали.
   - Даша, - недовольно с нерастраченным раздражением сказал Сергей Александрович, зашедшей дочери, - мне звонили из медакадемии, ты стала пропускать занятия. Это не допустимо. Я не лезу и не собираюсь лезть в твою жизнь, но мне непонятно, что тебя молодую девушку может связывать с Петром.
   "Убийство" - чуть не сказала Даша, и промолчала.
   Сергей Александрович, посмотрел на дочь и легонько вздохнул. Как изменилась! Лицо совсем другое стало, была милая, родная, в меру своевольная, чуточку капризная девочка, а теперь у молодой женщины напряжено спокойное, волевое лицо, как у хирурга на сложной операции. Он не знал, что именно такое выражение бывает и у него, когда он стоит за операционным столом.
   - Если у вас, - заметно сбавил тон Сергей Александрович, - такие уж доверительные, - он интонационно саркастически подчеркнул слово "доверительные" - отношения, то по крайней мере убеди этого старого больного кобеля начать лечение.
   - Про кобелиные "подвиги" своего друга тебе папочка наверно лучше меня известно, - едко бросила Даша, и подозрительно, - Вы может на пару по девочкам ходили, а?
   Глядя на вытянувшееся, смущенное лицо отца Даша негромко искренне засмеялась. Этим смехом как родниковой водой смыло с нее напряжение, раздражение от отцовских поучений и свою уверенную готовность к резкому ответу.
   - Папочка, - уже нежно и ласково продолжила говорить она, - ты напрасно беспокоишься, с Петром Николаевичем просто интересно общаться. А по остальному не волнуйся, я яблочко зимнее и голову от мужиков терять не намерена. Рожать тебе внуков буду только от нормального, здорового мужика с хорошей наследственностью. Еще и предварительных анализов от него потребую.
   - Все шутишь Дашка, - ответно улыбнулся повеселевшей дочери Сергей Александрович, - но как врач за ответ ставлю тебе "два", любовь это такая биохимия, сразу мозг отключает, тут уж не до анализов.
   В кабинет не постучавшись зашел пухлый невысокий одетый в дорогой спортивный костюм пациент.
   - Доктор, - сразу от порога, властно капризным тоном потребовал он, - пусть меня в другую палату переведут, в этом вонючем нужнике я находиться не буду и срать в общем туалете не собираюсь.
   - В моем отделении это единственная одноместная палата с телевизором и кондиционером, - сдержанно ответил Сергей Александрович Мишин, - А вы имеете полное право покинуть больницу и переселится в номер - люкс пятизвездочного отеля. И пусть полостную операцию вам проводят его менеджеры.
   - Мне что главному позвонить, - надменно с угрозой процедил пациент, - чтобы тебя в чувство привели?
   - Звоните, - разведя сцепленный в замок ладони рук и пренебрежительно улыбнувшись разрешил Мишин и с холодной издевкой добавил, - и сообщите ему, что по результатам анализов, вам необходимо экстренное оперативное вмешательство. Время сутки. Желаю вам за это время найти другого, более компетентного врача, чем я и мои коллеги.
   - Я же пошутил доктор, извините, - сразу меняя нагловатый тон пошел на попятную пациент и испуганно пролепетал, - что всё так плохо?
   - Идите и готовьтесь к операции, - ледяным "докторским" тоном сказал Мишин, - и не забудьте, сутки вам жрать категорически запрещается. Для очистки кишечника вам будут делать клизму, при этой процедуре воздержитесь от хамства персоналу. И ещё помните, если "тыкать" при обращении ко мне будете вы, то мне это безразлично, а вот если во время операции тыкну я, то последствия будут намного более серьезными.
   - Вот ведь тварь, - с брезгливым отвращением глядя за закрывшуюся за пациентом дверь, вполголоса заметил Сергей Александрович, - так и тянет забыть ножницы у него в брюхе, а потом зашить.
   - Папа? - удивленно подняла брови Даша.
   - Три года назад, ты тогда только в академию поступила, этот тип выиграл губернский конкурс на поставку медикаментов. Хапнул миллионы. А все поставленные импортные лекарства были давно просрочены. Наш старший провизор Клавдия Васильевна их исследовала в лаборатории и дала заключение об их непригодности. Ей тогдашний главный врач приказал молчать. Врачи ничего не зная назначали эти лекарства к применению. Умерли люди. Эта мразь легко отвертелась. А врачей обвинили в преступной халатности. Провизора тоже арестовали, все её докладные и результаты исследований исчезли. На следующий день после ареста Клава умерла в камере от сердечного приступа. Я тогда просил Петра взять на себя защиту наших врачей. Прокурор просил для них по семь лет, Петру удалось вытянуть своих подзащитных на условное до двух.
   Сергей осекся и глядя мимо дочери договорил:
   - После оглашения приговора, мать умершего в больнице мальчика, плюнула Петру в лицо прямо в зале суда.
   Сергей Александрович вышел из-за стола, отвернувшись от дочери подошел к окну и глухо сказал:
   - Я врач, я не могу уничтожить эту тварь на операционном столе. Но рано или поздно он ответит.
   Даша стиснув зубы смотрела на опять повернувшегося к ней лицом отца, а тот:
   - Ты знаешь дочка, я атеист и любую религию положительно оцениваю прежде всего за ее великолепный психотерапевтический эффект, но иногда мне хочется верить, что Бог есть и этих тварей ждет возмездие в этой жизни и муки в преисподней.
   Сергей Александрович смотрел на дочь и не знал, что это она возмездие. Он чуть устало улыбнулся Даше и:
   - Что-то я заговорился, понесло, пора самому успокаивающие лекарства принимать.
   - Бассейн, сауна, чай на травах, - серьезно посоветовала Даша, - и ежедневно умеренные физические упражнения на свежем воздухе. Вот Петр Николаевич тот турник предпочитает. И фигура у него, - критически оглядывая сутуловатого и слегка располневшего отца заметила Даша, - лучше, чем у тебя.
   - Я же не кобель, - отшутился Сергей Александрович, - мне самок своей фигурой завлекать не надо.
   - Конечно, - сварливо ответила Даша, - ты в лучших хирургических традициях предпочитаешь С2H5OH одноразовый прием по 50 граммов после окончания операционного дня. А их у тебя два плановых в неделю и это не считая экстренных случаев оперативного вмешательства. Сколько в неделю Spiritus aethylicus  выходит?
   - Химическими формулами, да еще и по латыни! - довольно заулыбался Сергей Александрович, - молодец Дашка. Но, - в той же шутливой манере он поднял указательный палец вверх, - Medice, cura te ipsum! - Врачу, исцелися сам. А мужской алкоголизм излечим.
   - Ты пока не алкоголик, - примирительно возразила Даша.
   - И на том доченька спасибо, - уже без улыбки сказал заведующий отделением и служебным тоном, - ну иди, у меня дел много.
   Помрачневшая Даша не встала со стула на котором сидела.
   - В чём дело? - недовольно спросил ее отец.
   - Племянница провизора о которой ты говорил, - сказала Даша, - сидит в коридоре отделения. Она наркоманка. Хочет лечиться.
   - И при чем тут я? - не глядя на дочь, пробурчал Сергей Александрович, - у нас отделение хирургии, а не психоневрологический диспансер.
   Быстро взглянул на напряженную дочь и опять опустил глаза.
   - Могу в диспансер позвонить, там ее примут.
   - Папа! - повысила голос Даша, - я тебя прошу. И не надо пустых отговорок: "не мой профиль". Ты знаешь как лечить наркоманов.
   - Знаю, - не отрывая взгляда от стола заваленного бумагами, кивнул Сергей Александрович, - и любой грамотный врач это знает. А ещё я знаю, что женская наркомания как и женский алкоголизм практически не излечима. У меня тут хватает больных которых я могу спасти, а вот мест в отделении не хватает. Очередь на плановые операции уже на полгода расписана. Я не могу и не хочу бросать десятки больных, чтобы еще раз убедиться в том, что я не смогу вылечить даже одну наркоманку. Минимальный срок лечения от наркозависимости шесть месяцев, а срок пребывания в стационаре по утвержденной Минздравом инструкции не должен превышать десяти дней. Даже если я напишу фальшивый диагноз и положу ее к нам, то посчитай сколько людей останется без операций пока эта девушка будет занимать их койко-место.
   Даша понимающе и ласково улыбнулась отцу, таким же убежденным тоном он выговаривал ей, когда она в детстве приносила в их чистенькую квартиру грязных, голодных и часто больных котят и щенков. Он строго говорил ей, что всех не спасешь и должен быть естественный отбор, что у её мамы аллергия на животных. А потом, они вместе листали справочник ветеринара, и он показывал ей как осуществлять диагностику, каким лекарствами надо лечить. И с гордостью говорил недовольной чихающей от аллергии жене: "Даша вырастет и станет толковым врачом, ты уж потерпи Таня" Мама Даши терпела, а вылеченных малышей пристраивала по знакомым.
   - Ну ладно, - строго глядя на улыбающуюся ему дочь, недовольно сказал ее отец, - пригласи эту наркоманку ко мне.
   Вошедшей в сопровождении дочери, Ирине врач сесть не предложил. Оглядел вставшую перед ним бледную, худосочную с одутловатым изможденным лицом девушку, намеренно без интонационным тоном на "вы" спросил:
   - Хотите лечиться?
   Ира поспешно кивнула испуганно и вопросительно глянула на вставшую рядом с ней Дашу, та ей ободряюще улыбнулась.
   - Главное и первое при лечении наркомании, - бесстрастно сказал врач, - это мотивация больного. Если у вас сильная мотивация, то я начну вас лечить, но если это решение вами принято только под влиянием абстинентного синдрома, то я зря потрачу время.
   Сергей Александрович сильно сжал челюсти, на лице выступили желваки.
   - Хочу обратно стать человеком. Подохнуть на свалке не желаю, - хрипло ответила Ирина и чуть запнувшись, договорила, - Всё остальное моё дело.
   - Второе правило при лечении зависимости, - продолжая внимательно рассматривать девушку, сказал врач, - это неукоснительное соблюдение всех назначенных процедур. Если хоть одно моё назначение будет вами проигнорировано, то вы отсюда уйдете. Ясно?
   - Можете меня привязывать и бить, - преодолевая спазм в горле, прохрипела Ирина.
   - Это не поможет, - усмехнулся врач, - знаю, что и такую методику используют, но я ее противник. У вас паспорт с собой?
   Ирина торопливо достала из дешевого пакета и протянула врачу все свои документы, тот их бегло просмотрел.
   - Полиса ОМС нет, трудовой книжки нет. Возраст семнадцать лет, это уже хорошо. Академическая справка из медучилища, а вот это просто замечательно.
   Вернув девушке документы и задумавшись Сергей Александрович пальцами по столу пробарабанил "дробь-тревогу", потом принял решение:
   - Я звоню в кадры, - размеренно заговорил он, - вас принимают на работу санитаркой и направляют в моё отделение. Это тяжелая, грязная, неблагодарная и плохо оплачиваемая работа. Шесть месяцев вы проработаете санитаркой, жить вам придется в женской палате на приставной койке, а питаться в столовой для больных. Один раз в месяц вам будут проводить полную очистку крови. В перерывах будем поддерживать ваш организм внутримышечными инъекциями витаминов. Первый месяц в период обострения абстинентного синдрома, вам будут частично его снимать введением транквилизаторов, это немного облегчит ваше состояние. Как можно больше работайте, вам нужно восстановить силу и эластичность мышц. Дополнительно вам необходимо выполнять реабилитирующие физические упражнения в зале лечебной физкультуры. Все остальное зависит только от вас. Как только вас оформят на работу, вы вернетесь ко мне, и я выпишу вам направления к специалистам. Перед назначением лечебных процедур, вам необходимо пройти полное обследование.
   - Ладно. Спасибо. Согласна, - неловко и отрывисто пробормотала Ирина.
   - Должен вам откровенно сказать, что я не верю, что у вас хватит моральных сил, пройти полный курс лечения, - очень спокойно заявил врач, - Но если я ошибся и вы излечитесь, то я помогу вам восстановиться в училище и вы получите среднее медицинское образование.
   - Я вас "разочарую", - судорожно попыталась улыбнуться врачу, Ирина, - я вылечусь.
   Девушка повернулась лицом к Даше.
   - Не знаю как у тебя дальше всё сложится по жизни, - глухо сказала Ирина, - но один человек, за тебя точно молиться будет.
   - Идите оформляться в кадры, - властно приказал заведующий отделением, девушке.
   Ирина быстро вышла и аккуратно закрыла за собой дверь.
   - Ну вот ты и становишься врачом, - с кислой миной, сказал дочери Сергей Александрович, - один "молельщик" у тебя уже есть.
   - А почему ты это сказал таким странным тоном? - недоумевала Даша.
   - Пока они больны и нуждаются в нашей помощи, - с накопившимся возрастным скепсисом сказал Сергей Александрович, - они обещают все, что угодно и даже искренне верят в то, что сдержат свои обещания. А поправившись, нас забывают. Многие врачи, особенно идеалисты и романтики нашего дела, быстро впадают от этого в профессиональный цинизм. Кроме приобретения сугубо медицинского опыта почти каждый врач проходит путь от идеалиста до циника, и от цинизма к профессионализму. Помни это Даша и не верь в благодарность, помнить добро это удел немногих, просто хорошо делай свое дело.
   - Говорят, дочери отцов больше любят, - старясь избежать пафосного тона, мягко сказала Даша, - а я ... знаешь папа, я тобой всегда гордилась.
   - Ты уже взрослая Даша, - тихо сказал Сергей Александрович, - и мой тебе совет, не сотвори кумира - разочаруешься, не лети к солнцу - сгоришь.
   В эту минуту они как никогда сильно почувствовали своё кровное и духовное родство, все то, что связывало их от тех кто уже давно ушёл к тем кто еще не родился.
  
   Счастливы те семьи, в которых духовная связь между родителями и детьми не рвется с годами, а образует прочную неразрывную кровную нить связывающую поколения. Каждая такая семья это не сдавшаяся крепость России, ее последний оплот и надежда.

Глава четвертая

   Теперь они встречались на только конспиративной квартире. Жилой "спальный" район. Небольшая однокомнатная квартира, в панельном семи подъездном девятиэтажном доме, хозяин квартиры, уехав на заработки в столицу, с удовольствием сдал свою площадь. В таких домах люди даже живущие в квартирах на одной площадке плохо знают друг друга и безразличны к чужими делами и проблемам. Главное вовремя вносить все коммунальные платежи, не раздражать соседей музыкой и вызывающим поведением. Почти идеальный вариант. По "легенде" которую аккуратно с недомолвками сообщили ближайшим соседям, Даша дальняя родственница хозяина присматривает за квартирой и использует ее для встречи с "другом". Никого это не заинтересовало. Не то время, чтобы обсуждать легкомысленную девицу, у каждого включая пенсионеров было слишком много своих проблем.
  
   - Ну и что? - спокойно спросил и посмотрел на Дашу, Обмани смерть, когда она волнуясь рассказала, что группа наркоманов-налетчиков "Вампиры" работала под прикрытием чинов полиции и отдавала им добычу.
   - Вас это не удивляет? - поразилась Даша, - И что, сделать ничего нельзя? Ну хоть привлечь этих полицаев за убийство Сени.
   Обмани смерть насмешливо посмотрел на Дашу и пренебрежительно присвистнул:
   - Даша, - рассудительно сказал, он, - ну не смеши ты меня, ты же умная девочка. Где доказательства? Показания больной наркоманки? Так есть ею же написанное заявление в котором она пояснила, что нашла избитого парня, принесла его в участок, а честные глубоко порядочные полицейские хотели его спасти, но увы не смогли. Докажешь обратное?
   - Наверно правильно Ира сказала: "Не верь этой адвокатской сволочи, они все с полицаями повязаны, с их рук кормятся. Есть "бабки" может ещё и вытащат, нет, так еще и в яму подтолкнут", - ожесточенно бросила Даша, - Это так?
   - По уголовным делам, так, - пожал плечами Обмани смерть, - где-то больше, где-то меньше. У нас последние годы всё решает не уровень квалификации адвоката, не состязательность сторон в процессе, а элементарные, основанные на материальной выгоде отношения. Работа адвоката свелась к функции передаточного механизма. Взял деньги - отдал деньги. А те кто по назначению работают, так те на девяносто процентов с полицией сотрудничают и подзащитных топят. Иначе в следующий раз их просто не назначат, а в другом более выгодном деле навстречу не пойдут, ещё и гнилой слушок запустят: этот защитник "дерьмо" и сделать ничего сможет. Особенно эти отношения характерны для провинции, в столице у хорошего адвоката ещё есть шанс, вытащить клиента не прибегая к взяткам, то у нас в "глубинке" его просто нет. Да и в столицах уже, - пренебрежительно махнул рукой Обмани смерть, - по серьезным, особенно по политическим делам, адвокат просто бессилен, пусть хоть трижды закон на стороне его подзащитного, судам, прокурорам, следствию на это плевать.
   Обмани смерть посмотрел на смущенную девушку и негромко рассмеялся:
   - Милая подельница, - с оттенком не злой насмешки продолжил он говорить, - будь всё иначе, то ты стала бы не снайпером - убийцей, а уважаемым врачом, впоследствии почтенным доктором медицинских наук, я тихо пукал бы в доме престарелых, Кольцов дослужился до бравого полковника, а в отставке мирно заведовал пасекой в монастыре. Не уподобляйся оппозиционерам на митингах, те хотят сменить власть, а когда система, что для неё вполне естественно, активно защищается, негодуют и удивляются, что по отношению к ним законы не соблюдают. Какой закон? Когда дело касается лично твоей "шкуры" действует только один закон: "Убей! Или убьют тебя!" Система пока ещё пытается "сохранить лицо" и открыто никого не убивают. Но, стоит им почуять реальную угрозу, то они легко перешагнут это черту. Так же как ее уже перешагнула ты.
   Обмани смерть замолчал. Подошел к стоявшей девушке, ладонью ласково как утешая ребенка, растрепал ее прическу, на ее недоумевающий взгляд, смутившись заметил:
   - Волосы у тебя длинные и густые, тебе их надо постричь покороче. А то оставишь свой длинный волосок на месте преступления, эксперты проведут по нему анализ ДНК, и даже вернее чем по отпечаткам пальцев, при наличии контрольного экземпляра идентифицируют твою личность.
   - Хорошо, - чуть отстранившись, кивнула Даша, - уже сегодня в парикмахерскую схожу. И все же по Вене? Может и этих полицаев тоже ...
   - Нет, - решительно прервал ее Обмани смерть, - не одна цель, не должна вести к тебе. Запомни. Никаких даже косвенных связей. А с Ириной ты не только знакома, но теперь и работаешь вместе. Если тронуть убийц твоего друга детства, то полиция, зная о связи между твоим приятелем и Ириной, установит что и ты с ним знакома. Тогда вас и в частности тебя начнут проверять по всем эпизодам. Ты должна быть вне подозрений.
   Обмани смерть усмехнулся и жестко договорил:
   - Друг твоего детства, все равно был обречен. Могу тебе рассказать, как такие дела делают. Все очень просто. Его взяли в момент когда он был под действием наркотиков или его поймали как грабителя, это не важно. Наркоманов очень легко расколоть и заставить подписать, всё что угодно, даже и пытать не надо, бросить в камеру на 48 часов, пусть их ломает, потом предложить кольнуться, и они кого угодно сдадут не задумываясь. Этот Веня скорее всего взял на себя не раскрытые грабежи и дал подписку о сотрудничестве. Протокол, где он дал признательные показания оформили без конкретной даты его составления. Затем его отпустили. Через некоторое время стали шантажировать, гони "бабки" или не только посадим, но и всем сообщим, что ты "стукач", "дятел", "барабанщик". А где взять деньги такому как Веня? У него даже навыков и ловкости вора и то нет, значит только самому стать "толкачем" продавцом наркотиков или грабеж, вот он и грабил. И девушку его также шантажировали или оказывай сексуальные услуги, или обоих в зону. Но эти несчастные глупые детишки не знали или не хотели знать, что их все равно бы упекли за решетку. Полиции нужны хорошие статистические показатели раскрываемости преступлений, так что через некоторое время "Вампиров" все равно бы арестовали и закрыли за их счёт все нераскрытые уличные грабежи, а возможно и парочку нераскрытых уличных убийств на них готовились повесить. Повышение по службе, благодарность, премия одним, муки наркомана, большой срок, а дальше и смерть в зоне, другим. И по новому кругу, наркоманов становится все больше и больше, можно расширять свой "бизнес" разорение не грозит.
   - Бизнес, - глухо повторила Даша, и с отвращением, - такой бизнес сродни работе концлагеря где из тел заключенных варили мыло, а из содранной человеческой кожи изготовляли милые галантерейные безделушки.
   - Есть разница, - тихо ответил Обмани смерть, - в концлагерях в основном держали военнопленных или жителей завоеванных территорий. У нас, то что я тебе рассказал, проделывают с соотечественниками. И дело не столько в наркоманах, они сами выбрали свою участь, дело в том, что они будут губить своих близких, грабить, бить, убивать обычных беззащитных людей. Не каждый, как ты, сможет дать отпор и защитить свою жизнь. И с ростом наркомании, алкоголизма круг потенциальных жертв становится все шире и шире, в принципе каждый уже жертва. Добавь к этому рост межнациональных конфликтов, уничтожение производственного сектора экономики, тотальную коррупцию. Вот и получается, что мы живем как в камере смертников, только неизвестно когда вызовут на выход исполнители - палачи. И как все смертники мы надеемся на помилование.
   - Но это же ведет к деградации и уничтожению населения, - отчаянно крикнула Даша, - это же явный геноцид.
   - Не кричи, - поморщился и тихо попросил Обмани смерть, - Знаешь как они рассуждают? У меня был один подзащитный, вполне надежная, любимая и доверенная сволочь местной верхушки. Помнишь гибель взрослых и детей в обвалившейся общаге? Его работа. Так вот он мне говорил: "Все нормально. Это естественный отбор. Слабые дохнут, сильные выживают". Стремительно растущая убыль коренного населения покрывается за счет массового ввоза мигрантов. Еще и попрекают: "Это вы "коренные" рожать и работать на наших условиях не хотите! Алкаши, быдло и бездельники! Ладно, других найдем, это не проблема. Подыхайте, замена готова"
   - Глупо, - хмуро заметила Даша, - это глупо. Освоившись, вытеснив и заменив местное население, мигранты вышвырнут, а то и просто вырежут и этих чиновников - бизнесменов и их полицейскую охрану. Они что совсем думать разучились? Это же очевидно!
   - Они думают не головой, а брюхом, - спокойно сказал Обмани смерть, - верхушка и среднее командное звено системы сиамских близнецов "власть и бизнес" своё личное будущее с будущим нашей страны не связывают. Их обслуга из чиновников и карательных органов, дальше получения хорошего денежного содержания и права на получение мелких сторонних доходов, мыслить просто не в состоянии, их интерес любыми способами удержатся на своем месте. Я так предполагаю: верхушка планирует удержаться у власти еще десять - двенадцать лет, за это время высосать из страны последние ресурсы, капитализировать их в странах с благоприятным инвестиционным климатом и спокойно уйти. Может парочку своих т.к. сказать руководителей и бросят на растерзание толпы, не жалко, они своё дело уже сделали, они же за них всех и ответят. А мы останемся. Полностью недееспособный аппарат управления, которому население не доверяет и которое ненавидит. Разваленная экономика не способная без уже проданных природных ресурсов обеспечить даже минимум потребностей общества. Миллионы объединенных этнической принадлежностью и религиозными взглядами мигрантов оставшихся без средств к существованию и миллионы разобщенных, обозленных от голода и уже утративших страх перед властью "коренных" народов. Это будет такой социальный "ядерный" взрыв, перед которым все ужасы гражданской войны прошлого века покажутся просто эталоном гуманизма. Вдоль границ страны, сопредельные государства введут "карантин", под "охи" и "ахи" пустых резолюций подождут пока мы друг друга вырежем, потом введут оккупационные войска устанавливать "закон и порядок". И всё, бизнес проект "рашка" можно считать закрытым. Слава Богу, я до этого не доживу.
   - Россия это не рашка, - непреклонно, уверенно, жестко сказала Даша и с долей неприязни добавила, - Хватит каркать.
   Она в упор смотрела на этого немолодого и еще сильного человека, тело которого уже было поражено метастазами, жалела его и не могла понять. Она не могла понять его и миллионы других таких - же как он, раздавленных ежедневными заботами "о хлебе насущном" которые всё знают, прекрасно понимают что их ждёт, много и бесцельно болтающих, а то и просто, то ноющих - то жалко скулящих и ждущих что кто то за них должен сделать операцию по спасению их собственной жизни, а потом пройти трудный, долгий и мучительно болезненный курс реабилитационного лечения. Даже эту гопницу и наркоманку Ирину, Даша понимала лучше, та нашла в себе силы подняться, работала и лечилась, убирала грязь и нечистоты из больничных палат и грязь из своего организма, плакала мучаясь от наркотической ломки, а потом снова шла работать.
   - Не понимаешь меня, да? - слабо и понимающе улыбнулся Даше, Обмани смерть, - но ведь в итоге я все же встал рядом с тобой. Мне просто горько, что это вам выпала такая доля, что это вам придется, сделать, то что не смогли сделать мы.
   - А почему? - ожесточенно и не прощая, спросила Даша, - почему вы не смогли защитить, нас, своих детей? Я не вам лично это говорю. Я спрашиваю ваше поколение, почему?
   - Мы добровольно стали принимать наркотики успокаивающей лжи, жесточайшего эгоизма, стремления жить "по кайфу" сегодня и сейчас. И пока мы принимали эту отраву, у нас под этим наркотическим обезболиванием ампутировали совесть, порядочность, честь. Мы легко и быстро привыкли жить без них и уже не можем без наркоты обезболивающей лжи. Мы обходимся без совести и не понимаем, что эта смешная глупая ненужная совесть и есть тот иммунитет, без которого не может существовать как человек, так и всё человеческое сообщество. И твоё Даша поколение тоже отравлено ложью, эгоизмом и страхом, это то, что мы оставляем вам в наследство.
   - Не все отравлены! - вызывающе бросила Даша.
   - Вижу, - кивнул Обмани смерть, - и не только по тебе. Есть еще нормальные люди, только пока их меньшинство. И среди нас такие были, но ...
   - Разве? И что же с ними стало? - недоверчиво усмехнулась Даша.
   - У меня был приятель, - глядя мимо девушки на оклеенную дешевыми обоями стену комнаты, заговорил Обмани смерть, - учились в университете вместе. Сутулый такой, очкарик Вася. Всё ко мне жался, подружиться хотел, я же в университете был "герой орденоносец", десантник, ветеран Афгана. И учился я неплохо, все предметы мне легко давались, да и преподаватели ко мне снисходительно относились, так что все сессии я только на "отлично" сдавал. Как в женское отделение общаги соберусь гулять, ну бухать там и всё такое ... так этот Дохлый (это его кличка была) со мной просится. Пошли, мне не жалко. Однокурсники и все девчонки в общаге над ним подсмеивались, денщиком моим звали. Ну, он мне за водкой или за презервативами постоянно бегал, если у меня денег не было, то на свои покупал. Разок его парни с другого курса и постарше избили. Приходит ко мне, рожа в синяках и ждёт, что я его друг - "кумир" и "герой десантник" пойду всех его обидчиков с "одной левой вырубать". А я взял да и не пошёл. Он обиделся аж до слез и убежал. И больше университет не ходит. Мать его приходит ко мне домой, рассказывает: мальчик не кушает; всё плачет по ночам в подушку; ей ничего не говорит, уж не любовь ли у него несчастная, ты ничего не знаешь? Прихожу к несчастному, разочарованному, дохленькому мальчику и рассказываю как меня "героя десантника" по первому месяцу службы на КМБ - курсе молодого бойца, били, гоняли, как сортиры говенные зубной щеткой чистил. Как дрался, как получал в драках. И одному против троих выходить приходилось, а на следующий день, избитый бежал марш-бросок с полной выкладкой в противогазе, падал, вставал и снова бежал. Жаловаться не кому, плакать бесполезно, просить помощи не у кого, или живи и дерись или подыхай. Подвожу этого хилого мальчика к окну, показываю на турник во дворе, объясняю: "Сможешь за месяц натренироваться и подтянутся пятнадцать раз за один подход, буду учить тебя драться, нет, так тебя всю жизнь бить будут. И ещё ты считал меня другом? А ты мне не друг, ты шестерка - денщик. Хилые как их не называй, только такими и остаются. Понял?" Через месяц он подтягивался семнадцать раз. Через год пятьдесят, больше чем я. Ну и драться научился. Заходит один в университетский сортир на перемене, а пространство в туалете маленькое, места для маневра нет, группой драться, только друг другу мешать. Трое его обидчиков у раскрытого окна курят, он без разговоров одного справа в челюсть - нокаут, тут же второму серию ударов проводит, тот на зассынный пол падает и блюет, третий рыпнулся так он ему ударом ноги голень повредил, а потом обездвиженного забил. И новое прозвище получил "Псих". Эти трое еще двух дружков пригласили и вечером после лекций его встречают. Он, один на пятерых бросился, но не сдури, а с молотком. Орёт: "Убью суки!" Те врассыпную. Кто это видел, ему кричат: "Стой псих!" Дальше он уже без меня рукопашным боем занимался, да и вообще мы друзьями не стали, так, приятели. Он в душе так и не смог мне простить, что я за него тогда не вступился. Когда университет окончили, он в прокуратуру следователем, я в адвокатуру. У меня дела неплохо пошли, а его в декабре девяносто второго выгнали с работы, он дело по убийству и вымогательству закрыть отказался, его под "зад коленом", а дело другой следак закрыл. В конце сентября девяносто третьего мы встретили последний раз. Тогда грабеж страны только начинался и в азарте беспредельного воровства власти совсем охренели: пенсии; зарплаты; пособия месяцами, а то и годами не платили, на улицах открытый бандитизм. В столице дело революцией запахло, он туда собрался и меня с собой зовет: "за справедливость сражаться". Я отказался, семья, ребенок маленький, жена в декрете, пропадут они без меня, да и не верил я уже никому. Смотрит он на меня, и знаешь, взгляд у него такой был, я и сам так на ссыкунов в Афгане смотрел, ничего не сказал и ушёл. В ноябре девяносто третьего к его матери зашел один мужик, и рассказал как Вася при расстреле "Белого дома", когда уже все бежали, остался. Раненых выводил, потом последних отступавших прикрывал, до последнего отстреливался. Убили его. Его мать слегла и просила меня хоть тело его найти. Я поехал столицу и ничего не нашел, где парня похоронили, до сих пор не известно. Пока искал, то встретился с одним из защитников "Белого дома", он показал мне их последнее обращение. Подлинное оно или нет, я не знаю, но храню. Вот оно:
   "Братья, когда вы прочтете эти строки, нас уже не будет в живых. Наши тела, простреленные, догорят в этих стенах. Мы обращаемся к вам, кому повезло выйти живым из этой кровавой бойни.
   Мы любили Россию. Мы хотели, чтобы на этой земле восстановился, наконец, тот порядок, который Богом ей определен. Имя ему - соборность; внутри ее всякий человек имеет равные права и обязанности, и преступать закон не позволено никому, в каком бы высоком чине он ни был.
   Конечно, мы были наивными простаками, за свою доверчивость мы наказаны, нас расстреливают и в конце концов предадут. Мы были лишь пешками в чьей-то хорошо продуманной игре. Но дух наш не сломлен. Да, умирать страшно. Однако что-то поддерживает, кто-то невидимый говорит: "Вы кровью очищаете свою душу, и теперь сатана ее не достанет. И, погибнув, вы будете гораздо сильнее живых".
   В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России. Запомните эти дни. Не отводите взгляда, когда наши обезображенные тела будут, смеясь, демонстрировать по телевидению. Запомните всё и не попадайтесь в те же ловушки, в которые угодили мы.
   Простите нас. Мы же прощаем и тех, кто послан нас убить. Они не виноваты... Но не прощаем, проклинаем бесовскую шайку, севшую России на шею.
   Не дайте затоптать великую православную веру, не дайте затоптать Россию.
   Наши души с вами. Россия непобедима.
    Дом Советов, 04.10.93".
  
   - Не дайте затоптать Россию, - дрожа губами, повторила чужие смертные слова Даша и хрипло, страшно, уверенно добавила, - Спите спокойно. Мы не дадим ее затоптать. Ваши души с нами.
  
   - Как видишь, лучшие всегда гибнут первыми, - после тяжелого и краткого молчания чуть слышно сказал Обмани смерть, - а вот мы капитулировали, смирились и остались живы.
   Обмани смерть взглянул на девушку с ожесточенным и волевым лицом и резко как вынося приговор себе и таким же как и он, договорил:
   - Мы остались живы, и теперь уже исходе лет, слышим как дрожит земля под нашими ногами, видим как нас уже лишенных сил, больных и беспомощных душат ростом цен, грабят на улицах, и в глаза с откровенным хохотом издеваются торжествующие "победители". Расплата за трусость наступила, и винить в этом некого.
  
   Настойчивая трель звонка прервала разговор. Петр Николаевич вышел из комнаты и посмотрел через оптику дверного глазка. Кольцов. Петр открыл дверь.
   - Проходи Андрей, - посторонившись, пропустил его в квартиру Петр Николаевич.
   В единственной комнате Кольцов и Даша сели за обшарпанный деревянный стол. Обмани смерть поставил у межквартирной стены музыкальный центр, включил воспроизведение. Фоном к разговору зазвучала попсовая назойливо бессмысленная суррогатная подделка под музыку.
   - В это время соседи с работы приходят, дети после второй смены из школы возвращаются, а стены тут тонкие, звукоизоляция слабая, не к чему им даже случайные обрывки наших разговоров слышать, - пояснил Обмани смерть, в ответ на вопросительно недоумевающие взгляды.
   Сел за стол и негромко заговорил:
   - Итак, полиция уже пришла к выводу, что мотив у всех убийств один, это серия, а стреляет социопсихопат маньяк-одиночка, но, - Обмани смерть бледно усмехнулся, - там не исключают версии, что действует группа, как нас по научному называют: "социопсихопатов". Оперативным путем проверяют многих. Из нашей группы под подозрение попал я. Многих из жертв я знаю, ранее высказывался о них нелицеприятно, навыки убийцы имею, кроме того отсутствие следов преступления, это тоже след который ясно показывает, что убийца знаком с криминалистикой и приемами работы оперативников. Но основным мотивом для подозрения стало, то что я еще задолго до начала серии выстрелов интересовался причинами по которым прекратили уголовное дело по педофилу, которого мы потом уничтожили. Взялись за мою разработку всерьез. Проверяют все связи, установили наружное наблюдение. Пытаются установить место моего нахождения во время выстрелов. Пока их смущает только несколько обстоятельств, график работы у меня свободный к одному месту я не привязан и точно установить моё физическое пребывание оперативными приемами невозможно, следующее, мой включенный телефон в момент выстрелов, находился за десять километров от места преступлений в жилом районе на улице. Это более чем шаткое алиби, но тем не менее. По моим связям, всех перечислять не буду, но ты Андрей и ты Даша как мы и планировали пока остались вне подозрений. От тебя Андрей отстали сразу как только установили, что ты по документам во время трех выстрелов был в Германии, а ты Даша в списке контактов проходишь: как дочка моего друга врача.
   - Подожди, - удивленно прервал его Кольцов, - откуда ты все это знаешь?
   - От верблюда, - отрезал Обмани смерть.
  
   "Сamel" - Верблюд были любимой маркой сигарет этого человека. Вот и сейчас початая пачка "Сamel" лежала на столе рядом с последней модели аппаратом   "iPhone". Аппарат голосом клиента воспроизводил все обстоятельства гражданского дела, по которому этот дорого одетый плотный средних лет солидный господин решил получить консультацию адвоката. А он сам чуть слышно говорил:
   - Ты это или не ты я не знаю и знать не хочу, но долг платежом красен, в общем, ты у полиции под прицелом, берегись.
   Обмани смерть без улыбки смотрел как волнуется сидящий на кресле для посетителей, клиент. Было чуточку смешно, от воспроизводившего запись и звучавшего на столе адвокатского стола "iPhone" и его вживую придавленного голоса.
   В девяносто четвертом этот, еще совсем молодой окончивший МГТУ им Баумана парень быстро нашел нишу на рынке и с нуля раскрутил дело по продаже оргтехники и программного обеспечения. Тогда сидя в кабинете адвоката, он волновался намного сильнее. Он не просил юридической защиты, а только хотел, чтобы ему грамотно составили завещание.
   - Пусть убивают, пусть, - громко говорил, почти кричал он, - но своё дело я этим бандитам не отдам. Дело продам однокурснику из столицы. У него своя фирма, объединит ее с моей конторой, откроет тут филиал, а полученные деньги пусть родителям и сестре уйдут. Только всё грамотно оформить надо. Мне вас рекомендовали, как человека, который доводит дело до конца и не сдает своих клиентов.
   - А ваша жена и дети? - сразу стал уточнять адвокат.
   - Нет у меня никого, - мрачно бросил, одетый в потертые джинсы и линялую футболку, молодой парень, - не успел еще.
   - А сбежать? - мягко спросил адвокат, и посоветовал,- Эмигрируйте, у вас востребованная специальность и только одна жизнь.
   - А почему это именно я должен бежать? - спросил клиент и посмотрел на адвоката. Сильное, волевое лицо у парня, отметил адвокат.
   - Да и родители уезжать не хотят, не верят мне, просто не понимают как это возможно, - глухо договорил клиент, - а меня уже предупредили, сбегу, они за меня ответят. Лучше своя смерть, чем их мертвыми увидеть.
   - Смерть можно обмануть, - без улыбки серьезно сказал адвокат, - зачем же сразу завещание, это не гарантия того, что деньги не отберут у ваших близких. Обманите свою смерть, отдайте ей другого, ей все равно кого забирать.
   - А это возможно? - в упор, рассматривая этого адвоката, насторожено поинтересовался клиент.
   - Если вас хотят ограбить и убить, - серьезно заметил адвокат, - А вы не желаете сдаваться, то ваш долг и ваша обязанность и перед собой и перед вашими близкими, это защитить свою жизнь.
   - Я не суперагент, я даже в армии не служил, - отрицательно покачал головой клиент, - ну найду я этих "быков" и что? Они же меня враз укокошат.
   - В этом мире, - чуть улыбнулся адвокат, - давно существует разделение труда. Есть специалисты, для которых эти вымогатели - рэкетиры, именно "быки" туши которых несложно разделать на бойне. У меня есть такой знакомый, он может взяться за ваше дело.
   - Гэбшник? Мент? Бандит? - заинтересовался клиент.
   - Это снайпер, - рассматривая посетителя, тихо произнес адвокат, - его личный счёт, тридцать две пораженных цели. В узких кругах он хорошо известен под псевдонимом Винт. Работает один, и как правило его цели так или иначе связаны с криминалом. И когда он берет дело, то результат гарантирован.
   - Киллер? - с чуть заметными брезгливыми интонациями поинтересовался клиент.
   - Это оружие, - рассудительно ответил адвокат, - оружие которое создало и использовало государство, а потом выкинуло за ненадобностью. Двадцать семь человек он убил именно на службе у государства и по его приказу. И это были не "быки", а хорошо вооруженные и неплохо подготовленные люди. А на поражение он стрелял в условиях огневого поединка. Найти, разделать, оборзевших "быков" и их пастыря для него большой проблемы не составит. Вы можете использовать это оружие, а можете отказаться, и тогда начнем составлять ваше завещание. Ваше решение?
   - У меня туго с наличкой, - вымученно улыбнулся клиент, - все средства в обороте. Выдернуть оттуда большую сумму не просто, это займет время.
   - Для вас Винт откроет кредит, - криво улыбнувшись, заверил адвокат, - а пока он будет делать своё дело, вам надо обеспечить своё алиби и безопасность вашей семьи, давайте обсудим детали ...
   Через три дня вечером пятерых "быков" расстреляли на стоянке машин у ночного клуба. Снайпер стрелял из СКС - 7,62-мм самозарядного  карабина Симонова. Время расстрела одна минута пятнадцать секунд, место попадания пуль, ягодичные мышцы. Сменив позицию снайпер устроился у дежурной больницы, в которую привезли раненых. К подстреленным "быкам" приехал их бригадир с охраной. Все восемь вышедших из машин посетителей были расстреляны у входа в больницу. Время расстрела две минуты восемь секунд, место попадания пуль мягкие ткани ног и ягодичные мышцы. Той же ночью руководителю ОПГ расстреляли выходящие на улицу окна в особняке. Время расстрела одна минута десять секунд, используемое оружие СВД - снайперская винтовка Драгунова. Парализованная страхом охрана попряталась. Из пращи в разбитое окно был закинут свинцовый шарик обернутый в бумагу. Когда листок - бланк с логотипом фирмы торгующей оргтехникой развернули, то прочитали записку с обещанием следующий раз стрелять на поражение в "яблочко", записка была отпечатана на матричном принтере. Так как трупов не было, то милиция на основании показаний "потерпевших" классифицировала это дело как хулиганство и через некоторое время его благополучно закрыли.
   Через пять дней клиент опять сидел в кабинете адвоката, теперь он широко улыбался и рассказывал:
   - Приезжают ко мне в офис трое бугаев, говорят мы ваша охрана, я и им: "пошли на ..." Они печально так ответствуют: не можем, если тебя "братан" наши конкуренты грохнут, то нам сразу кирдык, Винт разбираться не будет. Мы эта мешать не будем, просто рядом постоим.
   - Примите их охранниками к себе на работу, - посоветовал адвокат, - а у их руководителя арендуйте склад. Так вам спокойнее будет, тогда мелкого ворья и залетных грабителей можно будет не опасаться. И ещё, если они будут трепаться, что вы под ними работаете, не оспаривайте. Для них очень важно сохранить "лицо", но и вы и они знают, как дело обстоит.
   - Это разумно, - кивнул клиент, - так и сделаю. Деньги за работу будут выплачены через месяц. Подождете?
   Адвокат кивнул. Подожду.
   Клиент смущенно посмотрел на адвоката и тихо спросил:
   - А почему вы именно так решили мне помочь? Вы же меня раньше совсем не знали. Не только же из-за денег? Я же понимаю, что вы тоже сильно рисковали, через меня на вас могут выйти и ...
   - Вы Игорь, предпочли гибель унижению. Вы не сдались, - размеренно говорил адвокат, - Вы цените жизнь своих близких, больше своей. Вы готовы защищать свою жизнь и жизнь своих родных. Вы не баран на бойне и не трус. А теперь вы знаете, что смерть это обоюдоострый клинок и никогда заранее не известно в кого это оружие ударит, пользуйтесь им только для самозащиты. А на меня через вас не выйдут, вы не тот человек который предает.
   - Есть такое закон: жизнь за жизнь, так что если и я смогу помочь ... - встав со стула, сказал клиент и помявшись неуверенно шепотом спросил, - Винт это вы?
   - Я не профессиональный убийца, моя профессия - защищать, а моё второе имя: Обмани смерть, - негромко и спокойно ответил адвокат.
   Через годы этот человек зашел отдать свой долг и нервно приглушенно говорил:
   - В группу по розыску маньяка включили системного администратора - программиста из губернского управления полиции. Он ищет следы преступника в интернете. Я этого системщика знаю, он через полгода уходит на выслугу и просится ко мне на работу. Возьму. Теперь возьму. А пока он мне по маньяку информацию сливает. Ну вроде как я боюсь, - усмехнулся клиент, - что и меня убьют. Я же тоже не из бедных, во всех администрациях мои компьютеры стоят и "сетку" там тоже мои специалисты делали. Как от полицейского программиста я услышал, что он в социальных сетях нашел Обмани смерть, так я про тебя сразу вспомнил как током меня шибануло...
   Игорь замолчал, достал из пачки "Сamel" сигарету, не спрашивая разрешения у хозяина кабинета, закурил.
   - У меня не курят, - демонстративно разгоняя руками табачный дым, недовольным тоном сделал ему замечание адвокат.
   Игорь затушил и скомкал сигарету, не найдя пепельницу, положил окурок в карман дорогого пиджака.
   - Нервы у тебя, - напряженно улыбнулся он, - можно только позавидовать.
   - Завидуй, - разрешил адвокат, - и рассказывай дальше.
   - Как мне программист рассказывал, а он присутствует на всех совещаниях, опера начали твою проверку, по всем направлениям, пока всё сходится. Ты стрелок. А серьезным поводом для подозрения стало то, что ты был единственным посторонним человеком который заинтересовался причинами по которым прекратили уголовное дело по педофилу, которого затем убил снайпер. О том, что убитый был педофилом, знали только его жертвы, очень ограниченный круг людей во властных структурах и ты. Всех проверили, ни у кого кроме тебя не было возможности осуществить убийство. На версии, что маньяк это ты, настаивает руководитель следственно оперативной группы майор Одинцов. Уже завтра за тобой установят наружное наблюдение и начнут использовать технические средства для получения информации, пока идут согласования, это же бюрократия. Если это не даст результата и с поличным тебя взять не получится, то через твоего знакомого Женю сольют информацию, что ты под подозрением и будут следить за твоей реакцией и за контактами, если и это окажется бесполезным, то задержат, пустят под "пресс" и выбьют нужные им показания. Держать тебя будут в СИЗО до года и если за это время выстрелов не будет, то всё сошлось, маньяк-одиночка это ты. Что будет дальше, ты сам знаешь. Мой будущий заместитель набирал на компьютере докладную записку-рапорт руководителя группы начальнику управления и скинул текст на флешку. Вот копия, я ее сам распечатал, на одной стороне листа план оперативных мероприятий, на втором список твоих контактов установленных операми, кружком отмечены все кто вне подозрений, вопросительный знак это те кого проверяют, там и моя фамилия есть и тоже под вопросом, ты же мои дела долго вёл.
   - Игорь больше ко мне не приходи, - бегло просмотрев листок бумаги, попросил Обмани смерть, затем скомкал лист, поджёг его и бросил на пол.
   - У меня есть квартира, оформлена на чужое имя, вчера я сделал там запас продуктов на месяц, в холодильнике за тушенкой, банка с кофе там деньги - рубли и валюта. Кроме этого там стоит "чистый" ноутбук, я его в столице купил, есть и подключение к сети, телефонная связь кабельная, - Игорь встал, и глядя на горящий клочок бумаги предложил, - Возьми ключи, бумажка на кольце это адрес, может и пригодится. Если что ещё надо говори.
   - Только одно, - не трогая связку ключей положенную на стол, Обмани смерть пристально как из винтовки целил смотрел на этого богатого, преуспевающего бизнесмена. Человека, который "сделал себя сам", выигравшего все конкурсы на поставку программного обеспечения и оргтехники во властные структуры и исправно платящего откаты, дающего взятки, вносящего дань в черную кассу правящей партии, - Ты осуждаешь?
   - Нет, - покачал головой Игорь, - знаю кого убили и знаю, что по-другому до них добраться было нельзя. Только это не метод. Лучше выжди. Эти, - Игорь пренебрежительно махнул рукой, - быстрее и лучше любых оппозиционеров ввергнут страну в хаос. И тогда такие как ты выйдут против этого хаоса с оружием в руках.
   - А такие как ты рядом встанут, - тепло улыбнулся этому человеку, Обмани смерть.
   - Да, - без улыбки подтвердил Игорь, - встану. Другой страны у меня нет.
  
   В комнате где сидели Кольцов, Даша и Обмани смерть, после резкого "от верблюда" ответа Петра Николаевича, притихли. Кольцов и Даша переглянулись и Даша:
   - Вы, что нам не доверяете? - с недоумением и оттенком возмущения спросила она.
   - Петр прав, - успокаивающе заметил ей Кольцов, - помогает человек и ладно, не хочет чтобы о нём узнали, это его право. Это не вопрос доверия, это вопрос его безопасности. Но, - теперь Кольцов перевел взгляд на Обмани смерть, - ты говорил, о наружке ...
   - Установили, я их ещё утром заметил, - усмехнулся Обмани смерть, - работают классически, по улицам ведут "коробочкой", только лучшие профессионалы уже ушли кто по возрасту, кого сократили, а у этих опыта маловато, оторваться не проблема. Например, сейчас я нахожусь в квартире у дамы. Зашел к ней с сумкой, свой мобилильник у нее оставил, переоделся, вещи в сумку бросил и через балкон, а он выходит на "глухую" сторону дома, перелез на смежный балкон другой квартиры, ее хозяева на работе, а выход из квартиры в соседнем подъезде и спокойно вышел. А наружка пасёт совсем другой подъезд. Еще пару дней побегаю, а затем через Женю опера сольют информацию о том, что я под подозрением. А дальше думаю, у полиции быстро лопнет терпение, меня возьмут, а там начнут прессовать.
   - Значит наш милый собеседник, врач и искатель оккультных знаний Женя работает на полицию? - зло произнес Кольцов.
   - Скорее его используют втемную, - сразу возразил Обмани смерть, - это не тот тип, чтобы сознательно освещать доблестной полиции "преступные" замыслы своих знакомых. Уверен, Женя не "дятел".
   И дальше внушительно заговорил:
   - А вот теперь, когда на одного из нас вышла полиция, нам надо быть готовыми к аресту и заранее иметь свою легенду. Я-то знаю, а ты Андрей, и ты Даша запомните, по таким делам опера никаких законных норм не соблюдают. Вопить: "Вы не имеете права! Пригласите моего адвоката! 51 статья Конституции! Я буду жаловаться!", бесполезно. Сначала полицаи любым способом выбьют из подозреваемого нужные им показания, а уж потом их оформят и закрепят с учетом процессуальных норм УПК. И тем не менее чуток покричать надо. Так ты сразу поймешь, насколько обоснованны с полицейской точки зрения подозрения против тебя, а уж если начнут пытать, то ясно, тобой заинтересовались всерьез, но решающих улик пока нет. Вот тут надо "ломаться" и излагать заготовленную легенду. Ты в кабинете поешь "оперу", а твои соучастники, точно зная весь текст "оперы" принимают меры: если это возможно, то по твоему спасению; если нет, у них есть время нейтрализовать угрозу. Вот так, а теперь переходим непосредственно ...

Глава пятая

   Следуя правилу, не использовать сотовую связь, они встречались только после условного сообщения в социальных сетях. Нейтральный текст, в котором второе закодированное слово обозначало "место встречи", пятое ее время, порядок нумерации условных обозначений еженедельно менялся. Опытному дешифровщику, раскодировать эту примитивную криптографию не составит труда, а вот найти исходный текст и его авторов, из мусора ежедневных сообщений, это задача оперативных служб. Поисковые программы используемые полицией и спецслужбами, закодированы на поиск определенных слов или словосочетаний. Милые истории о домашних животных или обсуждение модных тенденций текущего сезона программа пропускает. Но если человека подозревают, то все сообщения с его IP адреса, а также адреса и сообщения его знакомых будут проверяться, в том числе и методами дешифровки. "Имейте в социальных сетях побольше друзей, регистрируйтесь в разных группах. Сделайте увлекательной и познавательной работу сотрудников полиции" - улыбаясь советовал Обмани смерть когда они обсуждали систему экстренных сообщений.
   Вечером когда Даша в условленное время стояла на остановке общественного транспорта к ней подошел Кольцов. От остановки они отошли на пять метров и усталые, думающие только о том, как побыстрее после изнуряющего рабочего дня уехать домой, люди не обращали на них внимания.
   - Петра на завтра с утра пригласили в "Хохму", - тихо, напряженно сказал Кольцов, - Звонил ему Женя, я туда тоже как невзначай подойду. Если наш приятель сливает полицейскую информацию, о том, что маньяк это "Обмани смерть", то Петр сам идет в управление. Если он не выходит оттуда свыше двух часов, то значит, его задержали и допрашивают. Если его не задержат, то он всё равно найдет причину и пробудет там не менее двух, а если получится и трех часов. Ты Даша, сидишь в машине на стоянке рядом со зданием полиции и ведешь визуальное наблюдение. Когда Петр войдет в управление, то ты через пятнадцать минут оттуда уезжаешь и проезжаешь мимо моей позиции. Для меня это сигнал: "Огонь", а ты немедленно отправляешься в больницу и будешь там на виду у персонала.
   - А наоборот нельзя? - нахмурилась Даша, - ты из кафе провожаешь Петра Николаевича до управления. А я стреляю.
   - Нет, - отрезал Кольцов, - нельзя. Уходи.
   Девушка, раздраженно цокая каблуками туфель, пошла к своей, припаркованной в ста метрах от места встречи, машине. Кольцов внимательно смотрел ей вслед. За Дашей никто не шел, за ее машиной, когда она выехала со стоянки и сделала контрольный круг, никто не двигался. Пока всё в порядке. Пока они вне подозрений. Пока еще никто не сделал роковой ошибки.
  
   На следующий день, после тяжелого напряженно двусмысленного разговора в "Хохме", когда Евгений Алексеевич заявил, что Петра подозревает полиция, Андрей быстро и скомкано попрощавшись с собеседником, вслед за Петром вышел из кафе. Прошел контрольный круг, дальше взял из схорона оружие и одежду, замаскировался и выдвинулся на заранее подготовленное место засады. Находясь на позиции Кольцов осуществлял наблюдение и увидел как по дороге мимо дома в котором он находился, проехала знакомая машина. Пора! Андрей стал точными, уверенными движениями готовить к стрельбе винтовку. Собранное оружие с дульной части зарядил пороховым зарядом и разрывной пулей. К бою готов.
   На противоположенной стороне улицы в высотном доме на первом этаже располагался красивый солидный офис работорговца. Ну выходи из своего офиса "милый", выходи, слезы рабов и их бессильные проклятья уже отлились в разрывную пулю, она ждет встречи с тобой, гнида. Как удачно всё вышло, сегодня день когда ты по заведенному порядку пойдешь парить в баньке свои пухлые телеса. Хлебать водочку, принимать "ласки" наивных иногородних дурочек - девчонок, твоих новых рабынь которых обманом загнали в твой "бизнес", страхом и пытками принудили к проституции, а теперь насильно удерживают. Твои опогоненные и уже "опоганенные" подельники с нетерпением ждут тебя за накрытым столом. За стопкой ледяной водки, чавкая обильной закуской они расскажут тебе сколько еще несчастных, беспомощных никому не нужных людей они выловили на улицах нашего города. Вы обсудите, как переправить их в горы, мужчин для рабского труда на кирпичных заводах или в овечьих загонах - кошарах, а молоденьких девчонок в гаремы новых владык. Ты, гад продаешь в рабство людей одного с тобой языка, одного с тобой народа. До тебя, уважаемого хозяина рекрутингового агентства нельзя добраться по закону, ведь "закон" сидит с тобой за одним столом и имеет свою долю. Я видел тебя по "ящику" там ты с умным видом и добрым участливым лицом убеждаешь, что стране нужны мигранты. Ты не только "своих" но и их продаешь в рабство. У тех кто сумеет сбежать и выжить, в душах навсегда поселится ненависть к нашему народу, эту ненависть они передадут своим детям. Но ты думаешь не об этом, ты торопишься подписать последние на этот день "обеляющие" тебя бумаги и побыстрее уйти к животным удовольствиям. Я жду тебя, выходи.
   Звука выстрела, свиста пули охрана не услышала. Работорговец упал, череп в  ошметки. Кровь, кости черепа, полтора килограмма мозга смешались с липкой грязью, которую некому было убрать у порога подъезда. Растерянные охранники спрятались за стоявшую у входа в здание машину. Рисковать и вытаскивать мертвого хозяина никто не хотел. Один из охранников вытащил сотовый телефон и стал набирать номер. Снайпер не торопясь вышел из подъезда противоположенного дома, на чердаке которого была оборудована его позиция. Он не торопясь пошёл по улице неотличимый от других прохожих. Он шёл по земле своей страны, почти неотличимый от миллионов таких же как и он.
  
   Вечером Кольцов на своей машине подъехал к зданию фитнес - центра. Не заезжая на платную стоянку он припарковался у обочины дороги. В этот центр Петр регулярно ходил поплавать в бассейне. День и время посещения были контрольной встречей. Через час томительного ожидания Кольцов увидел, как из подъехавшего к входу центра такси вышел одетый в спортивный костюм Петр. Расплатился с водителем и держа в левой руке сумку не торопясь вошел в здание. Так, всё почти в порядке, его отпустили, вот только одетый на нём спортивный костюм означал: "Внимание! За мной продолжают слежку. При необходимости связь по экстренному каналу". Кольцов завел двигатель своей машины и уехал.
  
   На следующий день, на конспиративной квартире, Кольцов вечером просматривая в интернете местные форумы, наткнулся на сообщение об аресте Даши. Там же было размещено объявление, что ее интересы представляет адвокат Петр Николаевич Волин и короткое, нейтральное по существу, сообщение адвоката на форуме: "Основанием для задержания Дарьи Сергеевны Мишиной послужили обнаруженные у нее пакеты с веществом белого цвета. На вопрос является это вещество наркотиком или нет, ответит заключение экспертизы. Адвокат не располагает доказательствами того, что арест его подзащитной является полицейской провокацией". Но как любит, как доверяет наш народ полиции, подумал Кольцов читая всё сообщения на форумах и в социальных сетях где на одно цензурное слово характеризующее работу сотрудников полиции, приходилось множество сакральных выражений русского языка. И какое поразительное единодушие. И как к месту "правоохренителей" переименовали в полицию. Сразу вспоминается война и карательные отряды полицаев, сжигающие деревни и вешающие партизан. Но почему молчит и не выходит на связь Петр, что он там делает? Неужели Дашу заподозрили, а сообщение о наркотиках это полицейская дезинформация?
  
   - Сергей Александрович, - санитарка вошла в кабинет заведующего отделением и глотая слова, быстро говорила, - Я знаю Дашу арестовали ... эти суки, да их ...
   - Ирина, - расстроено и устало попросил Сергей, - не выражайтесь. Я уже нанял Даше адвоката и он работает по её делу. За сочувствие спасибо. Идите работать.
   - Я не хныкать пришла, - глухо и решительно сказала девушка, - я это ... я если надо ... в общем могу всю вину на себя взять, вы только скажите и с этим адвокатом встретиться надо, посоветоваться как лучше всё сделать.
   - Моя дочь никогда наркотиками не занималась, ее вины нет, - сдержанно ответил Сергей Александрович, - и Даша не для того вам помогала, чтобы вы свою жизнь ради неё губили.
   - Сергей Александрович, - пристально в упор посмотрела на врача, Ирина, - хороший вы мужик, да только жизни не знаете ...
   Заведующий отделением, врач с тридцатилетним опытом работы с изумлением смотрел на эту семнадцатилетнюю девчонку - санитарку, которая вздумала его жизни учить, а та зло продолжала говорить:
   - На допросах и в СИЗО полицаи так скрутят, в чём было и в чём не было признаешься, мы же для них не люди, а только ... - Ирина поперхнулась матерным словом и договорила:
   - А решать, надо не надо, это пусть Даша сама скажет, а еще ...
   Ирина не договорила, в кабинет, предварительно постучавшись, вошла молодая скромно одетая женщина и неуверенно обратилась к врачу:
   - Здравствуйте, вы меня наверно не помните? Я, Катя, вы меня оперировали.
   - У вас опять боли? - с бесстрастным выражением лица спросил врач.
   - Нет, Сергей Александрович, - покачала головой женщина, - у меня всё в порядке, боли у вас. Мне муж с работы позвонил, говорит, Даша, дочка ваша, у него в ИВС сидит. Еду и предметы гигиены он ей уже купил и передал, что если ещё что надо, говорите, всё сделаем.
   - Он полицай что ли? - со злобным недоверием спросила Ирина.
   - Он отец двоих детей, - повернувшись в ее сторону, беззлобно и тихо ответила Катя, - а Сергей Александрович их маму, меня то есть, от смерти отвел. Маленькие Валька и Мишка сиротками не стали. Не за себя, за них все сделаем.
   - Спасибо Катя, - вышедший из-за стола Сергей Александрович, подошел к женщине, взял ее за руки, не сильно пожал, - Катя, если что, то я вам позвоню, а пока попросите мужа передать Даше: "держись дочка, не сдавайся, мы рядом"
   Врач повернулся к Ирине:
   - А Даша оказалась права, - откровенно признал он, глядя в лицо девушке, с которого уже сошла, болезненная одутловатость и исчезли желтые отечные круги под глазами, - вы нашли в себе силы встать из грязи и стать нормальным человеком, в вашем окончательном выздоровлении я больше не сомневаюсь.
   Вернувшись за стол, извиняющимся тоном попросил:
   - А теперь, вы обе идите, у меня плановая операция через десять минут.
   После окончания операции он вернулся в свой кабинет, там уже в кресле сидел приехавший в больницу Петр Николаевич. Сосредоточенный, весь как накаченный энергией действия, Петр вопросительно посмотрел на врача.
   - Дежурный в ИВС готов помочь, его жена приходила, - первым, усаживаясь на "дежурный" диванчик, заговорил Сергей Александрович, - Мой ученик со "Скорой" звонил, спрашивал, что может сделать. Даже наш главный врач заходил, - через силу улыбнулся Сергей, - вот уж от него не ожидал, тоже говорит: "чем смогу ...", а я грешным делом про него всегда думал: "гнида", ради своего места любого утопит.
   - Отлично, - нервно потер ладони Обмани смерть, - дежурный в ИВС пусть вызывает "Скорую", Дашу в больницу и срочно в реанимацию. Поищи знакомых врачей в наркодиспансере и психиатрической больнице. Надо нейтрализовать показания свидетеля наркомана. Если он на учёте, то пусть его в стационар положат и там подержат, если нет, то я его сам найду и туда притащу, главное это его госпитализация и постановка соответствующего диагноза. От опровержения его показаний и будем "плясать". Его установочные данные у меня есть, осталось только найти эту дрянь.
   - Может Ирину попросить, она сейчас в отделении, - неуверенно предложил врач, - возможно, она этого наркомана знает?
   - Я с ней поговорю, - кивнул Петр, - а ты иди с врачом на "Скорой" договаривайся, потом звони жене дежурного ИВС, пусть он Дашу предупредит и "Скорую" ей вызывает. Проси своего главного врача о том, чтобы Дашу по приезду тут же положили в реанимацию, выставили возле палаты санитарный пост и запретили к ней доступ. Всем остальным я займусь.
   Петр стремительно встал с кресла, краешком губ улыбнулся, и ободряюще:
   - Не дрейф Серега, вытащим Дашу. Не всё ещё сгнило в "Датском королевстве", сегодня ты в этом убедился.
   - Теперь я понимаю, почему тебя сослуживцы звали - Обмани смерть, - глухо сказал Сергей.
   - Нет, Сергей, - глядя мимо врача на висевший на стене кабинета портрет профессора Пирогова, сухо ответил Петр, - подлинный, настоящий "Обмани смерть" это ты. Ты смерть каждый день побеждаешь. А я так ... только уклоняюсь до времени.
  
   Даша лежала в одноместной палате больницы, а когда еще скрючившись одна сидела на деревянной лавке в душной клетке камеры ИВС, то вошедший в помещение мрачный капитан полиции:
   - Вы потеряете сознание, я вызову "Скорую", - приглушенно сказал он, - а своему отцу от меня, за жену и детей поклон передайте.
   А затем, через короткое время, смутно знакомый врач со "Скорой" ей шепотом говорит:
   - Дашенька я твоего папы учился, твой диагноз: обширный инфаркт миокарда. Симптомы помнишь?
   И ее вынос на носилках из изолятора временного содержания и полный ярости хрипло командный голос дежурного офицера:
   - Да я плевать хотел на устный инструктаж. Опера говоришь, просили ей "сладкую" жизнь тут устроить? А я срать на них хотел! Задержанная больна, она без сознания и нуждается в срочной госпитализации. Молчать! Я кому сказал: Молчать! Ты кому звонишь сержант, операм? Телефон оставь. Брось "трубу" сука! Пока "Скорая" не уедет никаких звонков. Я сам письменный рапорт дежурному по управлению подам. Когда? А это я решу когда!
   Пронзительный вой сирены "Скорой помощи", стремительный ход машины. Остановка у входа в больницу и властное распоряжение заведующего отделением реанимации:
   - Немедленно больную в одноместную палату. Я лично все процедуры, буду делать.
   А в палате заплаканная мама:
   - Доченька!
   И папа крепко обнимает.
   А через два часа за дверью палаты ледяной голос главного врача больницы:
   - Тут я распоряжаюсь, а не вы господин майор. Состояние больной критическое, транспортировке в ведомственное лечебное учреждение юстиции, она не подлежит. Что? Вы мне угрожаете? Хорошо, очень хорошо, сообщайте куда угодно, но больную от нас вы возьмете только по решению суда. Заберете силой? Попробуйте! Можете избить врачей и медсестер и заковать их в наручники. Но предупреждаю, тут установлены камеры видеонаблюдения. Рискуйте! А завтра вы станете очередной полицейской "звездой" интернета и ваш начальник управления, а я его хорошо знаю, прикрывая свою "жопу" под улюлюканье блоггеров и "правозащитников" вышвырнет вас с работы. Выставляйте полицейский пост у палаты, тут не возражаю, но заходить в помещение реанимации и беспокоить больную Мишину категорически запрещаю.
   А утром, когда Дашу перевели в палату интенсивной терапии при отделении реанимации, пришла Ирина, такая смешная в старом не по росту большом зеленоватом халате с ведром и тряпкой для уборки:
   - Даш, - шепнула она, - мы с твоим адвокатом "свидетеля" нашли. Он уже в "дурке". Твой то, ох и злой же мужик, враз этого "торчка" расколол и тот под камеру заявил, что его заставили против тебя показания давать. Доктор тамошний говорит, что они будут тут "торчка" держать сколько надо. Чего плачешь то? Даш успокойся, всё нормально будет.
   - Ира! - не вытирая слез, позвала Даша.
   - Ну, что? - наигранно сердито отозвалась санитарка.
   - Спасибо.
   - Да за что? - непритворно удивилась Ирина.
   - За веру, Ира, за веру, - поспешно вытирая скомканным платком слезы, сказала Даша, - за тебя, за всех вас. За такой народ стоит бороться. Верю, мы выздоровеем.
   - Мы когда с твоим дядькой ночью из "дурки" возвращались, - не глядя на Дашу, нерешительно и смущенно заговорила Ирина, он мне тоже говорил: "Россия, она сейчас как ты девочка, одурманена наркотиками, бессильная, изнасилованная, брошенная в грязь. Но ты нашла в себе силы встать. И так хочется верить, что и она встанет" Странный он. Как его хоть зовут? А то я вчера не запомнила, а потом переспросить постеснялась.
   - На войне его звали - Обмани смерть, - помедлив, ответила Даша, - но он сердится когда его так называют и вообще про войну с ним не говори. А так зови его по имени и отчеству - Петр Николаевич.
   - Убирают тут у вас плохо, - меняя тему разговора и осматриваясь, недовольно проворчала Ирина, - по полу грязь размазали, а по углам пыль, на потолке вот смотри - паутина, плафоны не протерты. Ничего я тут порядок щас наведу.
   Ближе к обеду в чистую хорошо проветренную палату зашла молоденькая медсестра.
   - Дарья Сергеевна! - приветливо улыбаясь, обратилась она, - тут к вам девочка пришла, говорит, что она ваша младшая сестра. Только я вашу сестру Сашеньку знаю, это не она.
   - А как зовут девочку? - встав с кровати, настороженно спросила Даша.
   - Говорит, что Маша, - улыбнулась медсестра, - мне кажется я ее где то видела.
   - Пусть заходит, - разрешила Даша, и чуть замявшись - вот только полиция на входе ...
   - Дарья Сергеевна, - тихонько засмеялась медсестра, - на посту мой двоюродный братик стоит. С армии пришел, работы нет, вот он и пошел в полицию, а так он хороший и добрый. Я его попрошу, он никому ничего не скажет и в свой журнал ничего не запишет.
   Тоненькая хрупкая девочка в накинутом на худенькие плечи и волочившемся по полу, белом халатике вошла в палату и:
   - Здрасте тетя Даша, - неуверенно проговорила она, положила на тумбочку пакет, - я вам тут соков и шоколадок принесла.
   - Спасибо Машенька, - ласково улыбнулась ей Даша, спросила:
   - Ну как ты?
   - Прошлую четверть на четыре и пять закончила, - с гордостью сказала Маша и присела на краешек стоявшего у кровати табурета.
   - Умница, - широко улыбаясь, похвалила ее Даша, - а откуда ...
   - Прочитала, еще вчера вечером, - нахмурилась девочка, - в интернете на форуме, там никто не верит, что ты тетя Даша, наркотики продаешь. Я сразу утром сюда, мне мама разрешила сегодня в школу не ходить и денег на гостинец дала. А тут я дядю Марка встретила, он меня первым лечил, помнишь? Он меня к этому отделению проводил. А это правда, что тебя в полиции пытками до инфаркта довели?
   - Нет, Маша, вот, это как раз и неправда, - чуть улыбнулась ей, Даша, - физически никто меня не трогал. Хамили, грозили и кричали это, да, было.
   - Моей маме полицаи тоже грозили, - тихо бесцветным тоном сообщила Маша, - пришли вечером к нам домой и сразу допрашивать: "Говори, кому ты про педофила рассказала? Быстро признавайся! Молчишь?! Тогда мы сообщим, что ты детей прокормить не можешь, их у тебя отберут и в детдом отдадут, а там они сдохнут". Мама заплачет, а потом как закричит: "Вы лучше ворье и насильников ловите, а не детей у матерей отбирайте! Убивайте сволочи, а своих детей я не отдам" Один полицай, он раньше всё тихо стоял и молчал, сказал, что некого больше ловить, убил того педофила, маньяк. Больше они не кричали, только сели за наш стол и бумажки писали. Потом когда уходили, тот, что молчал, а потом про того убитого дядьку сказал, мне говорит: "У меня дочка как ты. Ты не сердись. Вот возьми, игрушку себе купишь" Целую тысячу рублей мне дал, да я не взяла, - гордо выпрямилась на табурете девочка, - другой злой полицай говорит: "Волчица растет". А мама ему говорит: "Есть Бог на свете, есть, покарал Он эту тварь. День и ночь за мстителя молиться буду, все его грехи отмолю и мои дети за него молиться будут"
   Маша замолчала, потрясенная Даша не знала, что сказать, а Маша совсем тихо еле слышно:
   - Это за тебя тетя Даша, мама молится. Ведь это ты, да?
   - Нет, Машенька это не я, - еле произнесла Даша.
   - А кто? - требовательно спросила Маша.
   - Не знаю,
   - Не можешь говорить? - Маша понимающе совсем по-взрослому улыбнулась, - Ну тогда если мстителя случайно встретишь, передай ему, что моя мама сказала: "мы молимся за него". Скажешь?

Глава шестая

   На суде по избранию меры пресечения в отношении подозреваемой Мишиной Дарьи Сергеевны, Кольцов не присутствовал. Сидел на конспиративной квартире и в режиме онлайн читал сообщения о ходе судебного заседания в тwitter. Репортаж прямо из зала судебного заседания под ником "odin" вёл Дашин однокурсник. "Толковый паренек - читая его короткие сообщения, подумал Андрей, - все ясно, коротко и по существу" Итоговое сообщение: "подписка о невыезде". Кольцов оторвался от ноутбука вышел из-за стола и нахмурился. Томительное, тревожное, пока еще неопределенно чувство надвигающейся опасности, с каждым днем всё сильнее и сильнее беспокоило его. "И что дальше? - нервничая, думал он, - Даша не сможет бесконечно лежать в больнице, рано или поздно она выйдет, и тогда на допросах ее возьмут в оборот. И почему именно на Дашу вышла полиция? В чём дело? Где они допустили просчёт? Ведь еще до начала действий они специально вдвоем с Петром договаривались, девушку от участия в акциях под любым предлогом отстранять. Пусть тренируется с оружием, пусть при необходимости ведет наблюдение и осуществляет связь, но стрелять, это их дело. Даша в любом случае должна оставаться вне подозрений. А её первой арестовали. Ещё и Петр молчит. Черт бы его побрал, с его конспирацией". Динамики ноутбука пискнули. По электронной почте пришло сообщение, расшифровав нехитрую кодировку письма отправленного с чужого сетевого компьютера, Кольцов прочитал: "Завтра в 06.00. у меня на квартире".
  
   Утром, когда Петр открыл Кольцову дверь свой квартиры, то первым делом дал ему листы бумаги. На первом было напечатано: "Меня слушают, говорим по сценарию. Потом выйдем и обсудим всё остальное"
   Кольцов прошел на кухню сел на облезлый стул спиной к окну, положил на колени сценарий и стал озвучивать текст. Вопрос - ответ. Было совсем не смешно. Вопросы и ответы были с явным подтекстом, который можно было толковать как угодно. Задавая вопросы и выслушивая ответы, Андрей почувствовал как неопределенная тревога, которая томила его последние недели, преобразовалась в сильный устойчивый сигнал: "Внимание! Смертельная опасность!" и именно поэтому его взволнованный голос звучал, в этой наскоро написанной пьесе, вполне естественно. Озвучена последняя реплика. Петр кивком головы показал на выход.
   Вышли в пропахший кошачьей мочой подъезд и только тут на лестничной межэтажной площадке Обмани смерть отрывисто и негромко заговорил:
   - Дашу взяли как заложника. Знают, что я ее отцу должен. Мне предложили сотрудничество с полицией, если я не сдам снайпера, то ее надолго посадят, это точно, как адвокат я ничего сделать не смогу. Подписка о невыезде это только отсрочка. Мы не имеем права оставить её в беде.
   - Побег? - предложил Кольцов, - у меня на Украине двоюродный брат живет, отправим её туда.
   - Это не выход, - поморщился Обмани смерть, - всю жизнь в бегах не проведешь. А Дашу объявят в международный розыск. Ее найдут и выдадут.
   - Что ты предлагаешь? - насторожился Кольцов.
   - Тебя, - не глядя Андрею в лицо, тихо сказал Обмани смерть, - я предлагаю сдать полиции тебя и за твой счёт выдернуть Дашу из уголовного дела.
   - А почему не тебя? - бледно улыбнулся Кольцов.
   - И до меня очередь дойдет, только позднее, - мрачно заметил Обмани смерть. Теперь он в упор смотрел на Кольцова и:
   - Ты, Андрей с самого начала знал, на что идешь, я тебя предупреждал, нас всё равно обнаружат и уничтожат. Время пришло. Ты будешь первым, риск большой, но шанс есть.
   - Какой ещё шанс? - быстрым нервным шепотом спросил Кольцов, - Чего ты мелешь?
   - За три дня мы подготовим всё обличающие тебя улики, - стал объяснять Обмани смерть, - тебя арестуют. Если улики бесспорны, то прессовать и пытать тебя не будут. Полиции, а уж тем более следствию это просто не надо, если можно уличить преступника процессуальными доказательствами, то пытки они не используют, там работают не садисты. Уйдешь в глухую "несознанку" по 51 статье. Своим адвокатом назовешь меня. Я тебе помогу и ты точно получишь пожизненное заключение, а Даша останется вне подозрений.
   В темном подъезде было зябко, из разбитого окна на втором этаже хлестал холодный ветер и Андрей Кольцов молча смотрел на этого человека, который так легко обрекал его на пожизненную муку, а тот продолжал негромко говорить:
   - После твоего осуждения я открываю огонь. Потом подставляюсь полиции. Меня арестуют. На допросах я даю признательные показания, в том числе и по делам за которые осудят тебя, поясню, что надавил на тебя, запугал пытками в том случае если ты не признаешься и именно поэтому ты не признавая себя виновным, просто молчал. Твой приговор отменят. И ты по этому делу уже навсегда останешься чистым. Два раза по одному делу невозможно сначала осудить, потом оправдать и снова осудить.
   - А как же ты? - тихо спросил Кольцов.
   - Мне все равно не долго осталось, - с видимым наружным безразличием ответил Обмани смерть, - максимум полтора года, из них три месяца, существовать лежа пластом и на обезболивающих наркотиках. А так хоть с толком умру и твою с Дашей смерть за собой уведу.
   Это было разумно, а в условиях войны совершенно обычное дело. Тот кто первым поднимается в атаку, или тот кто остается прикрывать отступающих всегда погибает. Кто-то должен умирать, чтобы другие могли жить. Если среди любого народа не остается таких людей, этот народ обречен на поражение, паническое бегство и тотальное уничтожение.
   Эти двое мужчин стоя в холодном неухоженном подъезде молчали. Все ясно. Выбор сделан, осталось только по нему заплатить и обсудить детали.
   - А по выстрелу, когда тебя допрашивали, что скажешь?
   - Сдам Винта, - пожал плечами Обмани смерть, - скажу, что это его работа. Дам на него ложные установочные данные, пусть ищут. Возможно, руководитель группы Одинцов и сам о нём вспомнит. Он еще совсем молодым опером был когда Винт тут "работал" и должен его помнить. Тем более он получит такой шанс найти профессионального убийцу, который терроризировал город в девяностые. Этот майор не глуп, он ухватиться за такую возможность, не поймает, так хоть вид сделает: "Вот как работаем. Рано или поздно любого найдем"
   - Может его уберем? - приглушенно спросил Кольцов, - один умный холуй намного опаснее ста верноподданных дураков.
   - Нет, - покачал головой Обмани смерть, - не стоит. Он потому умный, живой, при должности и деньгах, что отлично чует, когда и кому надо прислуживать. Перед временем "Х" он бросит своих хозяев. Если получится и будет покупатель, то предаст их, если нет, то скроется или в "дурочку" начнет играть: "Я только исполнял приказы". Есть и еще один фактор ...
   Этажом выше хлопнула дверь, сипло мужским, а потом перебивая его визгливо женским голосом зазвучала матерная ругань. Она не была хлесткой или образной, скорее её можно было назвать жалкой и убого противной как похмельная рвота алкоголика. Матерящийся средних лет небритый мужик спустился вниз, увидел своего соседа и заискивающе попросил:
   - Одолжи на пузырь, а? Отдам с получки. Башка трещит, а моя сука, зажалась и не дает. Орёт, дома жрать нечего, а ты ...
   - У меня нет, - зло отрезал Обмани смерть, - а ты как тысячу занял месяц назад так и не отдал. Если у тебя дома есть нечего, то могу тушенки и хлеба вынести.
   Похмельный сосед побагровел и уже готов был выплеснуть ушат помойной ругани, как Кольцов быстро достал из кармана куртки пятисотрублевую купюру, протянул, и:
   - Возьми, только бухло нормальное купи, а то траванешься, а денег на похороны небось нет.
   Сосед выхватил банкноту и подавившись руганью молча побежал вниз. Только слышно было, как шлепают по ступеням подошвы рваных без задников тапочек.
   - Зря ты, - бросил Обмани смерть, - ему денег дал. Ему с утра на работу, а теперь нажрется до упора и никуда не пойдет.
   - Зато не вспомнит с кем ты на площадке стоял, - возразил Андрей и после тягостной паузы с грустью:
   - Как же тяжело мы больны. Нация вырождается. Сколько таких как этот алкаш?
   - Пока меньшинство, - сказал Обмани смерть, - но это угрожающе растущее меньшинство. Люди утрачивают смысл жизни, взамен им предложили: жалкую зарплату, нищую жизнь, вечный страх потерять работу, постоянные унижения и успокоительную ложь по "дуроскопу". Раньше выпивали чтобы получить временное удовольствие, алкогольную эйфорию, теперь пьют "по черному" чтобы не думать. Глушат и травят себя алкоголем от страха перед жизнью. Сумеем обрести смысл жизни, побежим за своей мечтой, выживем, если нет умрем.
   Обмани смерть устало улыбнулся и продолжил:
   - Время мало и отвлекаться не будем. Вот тебе флешка, на ней копии материалов уголовного дела. Мне их Одинцов разрешил переснять. Посмотришь. Данные там не полные, отсутствуют материалы оперативных мероприятий, но общий ход поиска, именно такой, какой мы и предполагали.
   - А по моему алиби? Я тогда на конспиративной квартире месяц отсиживался. Мы же подготовили документы, что при первых трех акциях я был в Германии, с этим как быть? - убирая флешку во внутренний карман куртки, спросил Кольцов.
   - Испортишь первый лист загранпаспорта. Я скачал с интернета образец протокола который использует полиция в ФРГ. Заполню с твоим именем, реквизитами паспорта, но с чужой фотографией и отпечатками пальцев, и на дату когда ты якобы был там, замотивирую то как получил этот протокол и передам документ Одинцову. При нашей встрече ты его ранишь, легко, выведем его из строя. Даже если он что и заподозрит, то сделать уже ничего не успеет. А его подельникам - коллегам, вполне будет достаточно, фальшивого протокола, как основания для подозрения и обычной винтовки с нарезкой для глушителя и боеприпасов которые у тебя обнаружат при обыске. Как только экспертиза установит, что использовался именно этот тип самодельных боеприпасов, а в стволе оружия обнаружат следы выстрелов, то твоя судьба для них уже решена. Дополнительно на флешке есть учебник по криминалистике и скриншоты файлов из Интернета по нашим жертвам. Все закачай себе в компьютер, флешку уничтожь. Это тоже будет доказательством того, что ты криминалист самоучка, а жертв как и положено маньяку походил в сети. Возможными не состыковками следствие, как я полагаю, заморачиваться не будет. Тут главное других людей не подставить. С этим Сенцовым который по твоему паспорту ездил в Германию, у тебя больше контактов не было?
   - Нет, - хмуро ответил Андрей, - я когда ему паспорт передавал специально его предупредил, никаких звонков или сообщений по "мылу". А мой паспорт с визовыми отметками и билетами после поездки у него Даша забирала. Да ты помнишь, когда она к нему на встречу летала, мы еще одну акцию в это время провели, что бы на всякий случай и ей алиби подготовить.
   - А твой помощник на пасеке? Он как? - быстро спросил Обмани смерть.
   - Беженец, я ему помог тут обустроиться, - помедлив, ответил Кольцов, - этот не предаст. Власти наши толерантные без памяти любит, никак не может забыть, как русских во время первой кавказкой кампании на произвол судьбы там бросили. У него тогда всю семью "чехи" вырезали.
   - Пусть скажет, что не помнит когда ты был, а когда тебя не было, что мол не его дело за "хозяином" присматривать. Это самый простой вариант: "не помню и все", тут не собьешься, - посоветовал Обмани смерть, - а если его пугать начнут ...
   - То у него справка из "дурдома" есть, - договорил Кольцов, - его там год в стационаре лечили, он до сих пор на учёте состоит, иногда амбулаторное лечение проходит. Спасибо врачам невропатологам и психиатрам, подлечили его. Этот парень после всего, что видел и пережил, тяжелыми нервными припадками страдал.
   - Всё, пора расходится, - предложил Обмани смерть, - времени у нас не больше трех суток. Сегодня возьми из схрона оружие и сделай закладку на пасеке. Все лишнее из дома убери. На конспиративную квартиру больше не ходи. Даше я сам всё сообщу. О встрече с майором я тебя заранее предупрежу. Постараюсь его в сквер у консерватории вытащить, ты пока туда сходи и осмотрись.
   Дом в подъезде которого они разговаривали, просыпался, он оживая загорался светом электрических ламп и разговаривал голосами своих жильцов. Скоро те кому он дал приют, те кто называют его своим родным домом уйдут на работу и учебу, в магазин за продуктами или в аптеку за лекарствами. Они уйдут и обязательно вернутся, ведь другого дома у них нет.
   Проводив Кольцова, Обмани смерть по лестнице не торопясь поднимался в свою квартиру, ему навстречу шла соседка.
   - Доброе утро Петр Николаевич, - приветливо сказала она.
   - Доброе, - буркнул Обмани смерть.
   - Петр Николаевич! - позвала соседка, когда он быстро прошел мимо нее.
   Обмани смерть нехотя к ней обернулся.
   - Вчера собрание жильцов было, - напористо заговорила соседка, - мы решили собрать денег на текущий ремонт. Вы как сдадите?
   - И сколько пришло жильцов? - насмешливо спросил Обмани смерть.
   - Меньше половины, - призналась соседка, и решительно, - Ну и что? Всё равно ремонт делать надо, вы посмотрите: окна разбиты; краска на стенах отслаивается; всюду грязь. А тут и наши дети живут. Это же наш дом, наш! Кому кроме нас он нужен?!
   - Вы правы Оля, никому, - внимательно глядя на эту молодую внешне приятную женщину признал Обмани смерть, - вечером я к вам зайду и передам свою часть. А что с остальными делать? Как вы с них деньги соберете?
   - Буду вечерами ходить по квартирам и надоедать, - засмеялась Ольга, - пенсионеры пусть сдадут сколько смогут, а остальные, найду способ повлиять. Нет денег, работой плати, соскоблить краску и наложить новую каждый сможет, да и стекла поменять, не велик труд, а еще ...
   Ольга осеклась и с удивлением посмотрела на своего всегда вежливого и аккуратного соседа. Тот сильно побледнел.
   - Петр Николаевич? - тревожно спросила она, - Что с вами? Почему вы так странно на меня смотрите? Вам плохо?
   - Так, прихватило, - тихо сказал Обмани смерть, и как извиняясь развел руками, - возраст, сердчишко уже пошаливает. Сейчас пройдет.
   - Вызвать "Скорую"?
   - Не поможет, - с усилием улыбнулся Обмани смерть, - да и прошло уже всё, не беспокойтесь. Вы знаете Оля, я думаю, правы вы, а не мы.
   - Вы о ремонте? - недоумевая растерянно спросила Ольга.
   - Только о ремонте, - криво с болезненной гримасой усмехнулся Обмани смерть, - надеюсь у вас всё получится.
   - Петр Николаевич? - испуганно проговорила Ольга, - Я все-таки вызову "Скорую", вам же плохо. Я вижу.
   - "Скорая" не мне нужна, - тихо заметил Обмани смерть, - Скорая нужна тем, кто видит как рушится наш дом и ничего не хочет делать. А вы Оля идите на работу, а то опоздаете, а за меня не беспокойтесь, у меня еще достаточно сил.
  

Глава седьмая

   Петр Николаевич навестил Дашу в ее квартире, где она безвылазно находилась после выписки из больницы. В комнатах никого не было, родители Даша были на работе, младшая сестренка в школе. Обмани смерть вручив Даше постановление о прекращении в отношении нее уголовного дела и рассказывал девушке об аресте Кольцова. Бледная, расстроенная Даша смотрела на копию бланка постановление и слушала:
   - Пойми, это необходимо, Кольцов на это пошел добровольно, чтобы тебя спасти, - не повышая голоса говорил Обмани смерть, - Это конечно не моё дело, но мне кажется, что он тебя любит. И он выдержит. По таким делам, как у него, предварительное следствие длится не менее года, но в этом случае его ускорят. И в суде быстро дело рассмотрят. Им надо показать неотвратимость наказания за любое действие, направленное против них. Думаю, что даже с учетом судебного разбирательства все будет завершено за четыре, максимум за шесть месяцев.
   - Я хочу его навестить, - Даша скомкала текст постановления и бросила его на стол в зале своей квартиры, где они стоя разговаривали, - Вы сможете это устроить?
   - Тебе нельзя, - резко отказал Обмани смерть, - никаких связей. Андрея я уже навестил в СИЗО. Всё решено. Ты учись. Больше никаких акций. Хватит. Ты слышала, Даша? Хватит! Андрея я потом вытащу, так же как вытащил тебя.
   - Как?
   Обмани смерть сжато объяснил как, и глядя растерянной девушке в лицо с невеселой иронией договорил:
   - А ты думала как? Тут особого выбора нет. Ты думаешь, почему я согласился стать соучастником всех этих убийств? Да потому, что знал, мне все равно недолго осталось, да и семья моя в безопасности. К жизни меня тонкие ниточки привязывают. Будь я здоров, то поохал, да в стороне остался. А так вот ...
   - Ко мне в палату, - резко прервала его Даша, - приходила Маша, вы её помните? Это та девочка над которой надругались. Она просила передать: "Мы молимся за вас". Скажите это Андрею и знайте, я не прекращу. Буду и дальше. Как смогу.
   - Лучше бы ты замуж за него вышла, - вздохнул Обмани смерть, - детишек бы нарожала.
   - А для чего? - требовательно спросила Даша, - Что бы их изнасиловали? Или чтобы колесами дорогой тачки моих детей на дороге размазал по асфальту очередной пьяный беспредельщик со связями, а потом наши "правоохренители" их же бы и обвинили? Где гарантия, что они не станут жертвами, как ими стали другие, те про кого мы знаем? Я не хочу, чтобы мои дети сказали мне: "Мама и папа где вы были? Почему вы нас маленьких не защитили?"
   - Поступай как знаешь, - отвернулся от Даши и стал смотреть в окно комнаты Обман смерть, - пока жив, прикрою. Только смотри, ошибешься, убьешь невиновного и Маша не отмолит.
  
   Обмани смерть запретил Даше ходить в суд, где рассматривалось уголовное дело по обвинению Кольцова Андрея Васильевича по п.2 ст.105., п. 1 ст.222., п.1 ст.223 УК РФ. И только в день оглашения - постановления приговора она нарушила запрет.
   Небольшой зал судебного заседания был наполовину заполнен. Никто не обратил внимания на аккуратно и неброско одетую девушку, присевшую на скамью последнего ряда. Судья хорошо поставленным голосом читал приговор. Вводная часть приговора, описательно-мотивировочная часть, резолютивная часть обвинительного приговора. Присяжные заседатели откровенно скучали и томились на своих местах, свой эмоциональный заряд каждый из них исчерпал в ходе судебного разбирательства, они уже вынесли свой вердикт: "Виновен". Вальяжный государственный обвинитель - прокурор довольно и сыто ухмыляясь, шепотом переговаривался со своей молоденькой помощницей сидевшей рядом. Понурый адвокат сидел как "вареный" за своим столиком и казалось не слушал судью. В клетке под охраной судебных приставов находился бледный обросший щетиной Кольцов и Даша смотрела только на него. Он почувствовал её зовущий, упорный взгляд и глянул в её сторону. На миг их взгляды соединились, Кольцов чуть улыбнулся Даше, а потом снова стал смотреть на монотонно читавшего текс приговора судью.
   - Ишь сволочь, - с едкой ненавистью прошептала соседка Даши, - ещё и улыбается. Отца моего убил и лыбится. Чтоб ты сдох.
   Даша чуть отодвинулась от молодой хорошо ухоженной, пахнущей дорогой парфюмерией полной женщины сидевшей рядом с ней и оглядела зал. Немного равнодушных журналистов их сразу можно было определить по аппаратам для профессиональной фотосъемки, а вот остальные. Со своего места Даша видела только их сгорбленные спины. Близкие убитых. Их родители, жены, дети, другие родственники. У одной старушки трясется спина и затылок, наверно беззвучно плачет, никто её не успокаивает. От этих людей шла волна удушливой ненависти к убийце их сына, брата, мужа, отца. Даша поёжилась как от холода, а потом увидела, что в зале были и другие люди. Они сидели небольшой группой, отстраненные от других, вольно или невольно, но они сгруппировались около средних лет недорого одетой худощавой женщины с некрасивым изможденным лицом. Когда эта женщина, шепотом отвечая на реплику соседа, повернулась в профиль, то Даша ее узнала, это была мама Маши, только выражение лица у неё теперь было другое, не растерянная обреченность как в больнице когда она приходила проведывать не хотевшую жить дочь, а сострадание и жалость к человеку сидевшему в клетке, к убийце который отомстил за ее дочь и уничтожив педофила спас от изнасилования других детей. Эта небольшая группа жертв тех кого убил снайпер, закрывала его от ненависти, они тихо сидели и даже просто своим присутствием защищали того кто защитил их.
   Судья закончил читать приговор. Суд человеческий свершился. Кольцова заковали в наручники и увели. Не на кого не глядя за ним в комнату для осужденных сильно сутулясь и шаркая подошвами обуви прошёл Обмани смерть.
   Присутствующие эмоционально переговариваясь покидали зал суда. Даша намеренно замешкалась и последней вышла в коридор второго этажа здания когда там уже кричали:
   - Ты кто такая? - с искаженным от злобной ненависти полным трясущимся лицом кричала Дашина соседка, Машиной маме, - давили вас и дальше будем давить, быдло, нищеброды. А лично тебя сука, уж я постараюсь, по грязи размажу. Всё, теперь твой долбанный мститель в зоне сгниет.
   - Я уже встала из грязи, - чуть слышно ответила этой даме мама Маши, - обратно не уложишь, а за своих детей теперь глотки рвать буду.
   А дальше они уже кричали друг на друга обильно приправляя резкие выкрики матерной руганью, а Даша стоя в стороне молча слушала их. Она смотрела на их нездоровые искаженные лица, слушала их отравленные злобой и ненавистью слова и вспоминала, как по рекомендации Петра Николаевича, читала сборник документов по истории гражданской войны в России. Там подлинные исторические документы были также отравлены ненавистью противоборствующих сторон и напитаны человеческой кровью. И ей казалось, что призрак этой войны проявился в этом здании, и она явственно почувствовала ее огненное дыхание.
   - Полиция! - визгливо закричала полная дама.
   К ней нехотя подошел дежуривший в коридоре судебный пристав.
   - Арестовать ее, - властно потребовала дама, указав пальцем на маму Маши.
   - Женщины успокойтесь, - вяло потребовал пристав, - соблюдайте порядок в суде, а если хотите ругаться, то пожалуйста выходите на улицу.
   - Я начальник департамента социальной политики, - торжествующе высокомерным тоном глядя на равнодушного пристава, представилась дама, - эта террористка в присутствии свидетелей мне угрожала. Немедленно ее задержите, и отправьте в губернское управление полиции, там с ней разберутся.
   Пристав, молодой темноволосый парень, пожал плечами:
   - Выходите из здания суда первой и сами подайте заявление в полицию, - с вялым равнодушием предложил он, - или вызывайте сюда наряд, а я задерживать по вашим обвинениям никого не имею права. Физически в данный момент вам ничто не угрожает.
   - Я сейчас позвоню твоему начальнику и тебя тут же вышвырнут с работы, - доставая из сумки сотовый телефон, побагровела от бессильной злобы и негодования начальник департамента социальной политики.
   - Зачем звонить, - безразлично сказал пристав, - он тут в кабинете N317. Идите и докладывайте, только мне это уже по, - тут пристав смачно употребил матерное слово, - я увольняюсь.
  
   Глядя в спину, торопливо уходящему начальнику департамента социальной политике Смерть усмехнулась, подошла к Даше и тронула ее за рукав.
   - Даша? - удивленно спросила Смерть, - а ты что тут делаешь?
   У Смерти много лиц и сейчас она глазами Ирины смотрела на знакомую ей девушку.
   - Ира? - в свою очередь удивилась Даша, - а ты ...
   - На улице поговорим, - поспешно предложила Ирина, и глядя на то место где негодовала начальник департамента социальной политики, едко заметила:
   - Видала как этой сучке страшно стало? Бегом отсюда побежала.
   - Ты разве ее знаешь? - тихо спросила Даша.
   - Знаю, - отрубила Ирина и повторила, - на улице поговорим.
   Они вдвоем пошли по коридору к выходу из здания и тут Дашу снова окликнули:
   - Дарья Сергеевна!
   Даша обернулась на голос, ней спешила мама Маши.
   - Здравствуйте, - приветливо проговорила она, разгладились морщины на ее изможденном лице, и с него смыло гримасу злобного негодования.
   - Добрый день, - поздоровалась Даша и вежливо добавила, - спасибо, что Машу ко мне больницу отпустили, я была ей очень рада.
   - Дочка только про вас теперь и говорит, - улыбнулась женщина, - а вот тетя Даша сказала, а я как тетя Даша врачом стану. Учиться лучше стала и вообще ...
   - Я еще не врач, - испытывая неловкость от слов женщины, прервала ее Даша, - я только учусь.
   И глядя на ее изможденное лицо, на глубокие круги под глазами, мягко посоветовала:
   - Вам надо попить успокаивающие травяные сборы, могу вам на дому поставить капельницу с глюкозой, а если захотите то помогу вам сделать полную очистку организма.
   - Полная очистка нужна не мне, - покачала головой женщина.
   - А кому? - тревожно спросила Даша, - если это вашей младшей дочери то я ...
   - Полная очистка нужна стране, - вместо женщины, отрубила Ирина.
  
   Они втроем вышли из здания суда и негромко разговаривали возле ограды. Мимо них не глядя по сторонам, проходили посетители суда и его служащие. У них были обыденные лица, спокойные и как отстраненные от других людей, тут почти не разговаривали друг с другом, каждый как при эпидемии боялся подхватить заразу чужих проблем. И только эти трое стояли вместе, одна из них негромко говорила, две остальных сочувственно слушали:
   - Та сука, что убежала, - вполголоса рассказывала Ирина, - это ее папаша просроченные лекарства в больницу поставлял. Его этот снайпер уничтожил. Я когда прочитала в интернете, что его судят, пришла, пусть видит, он не один. А эта сучка когда моя тетя от инфаркта в тюрьме умерла, у меня ее квартиру отобрала. Я же еще несовершеннолетняя, надо мной департамент соцзащиты опеку установил. Через месяц тётя умерла пришла комиссия и говорят: "Квартира не пригодна для проживания" и под предлогом ремонта меня выселили в общагу медучилища. Я как в трансе была, ничего не понимала, а меня бумажки у нотариуса какие-то заставили подписать, потом денег немного дали, говорят на прожитье. Через полгода прихожу, а в тетиной квартире уже чужие люди живут. Говорят, они эту квартиру купили. Я в соцзащиту, меня как раз эта сука приняла и ласково так мурлычет: "Ты свою квартиру, как только в наследство ввелась, по доверенности продала, наш департамент эту сделку согласовал, деньги за нее ты получила, а вот куда ты их дела я не знаю. Да ты не беспокойся, мы тебя как сиротку уже в очередь на жилье поставили". Выхожу, села в парке на скамейку и реву, все мимо идут, всем всё безразлично. Потом уж с Венькой познакомились и с ним за компанию на иглу села.
   А дальше они говорили о брошенных детях и о своей стране, детьми и ненужными сиротами которой были. Они говорили и не боялись заразиться чужими проблемами. Они говорили эти три женщины одна из которых была вдовой и матерью воспитывающей двух дочерей, вторая совсем ещё юная - бывшей наркоманкой и грабительницей, а третья такая молодая, вежливая и приятная на вид - убийцей.
   Из служебного выхода здания суда вышел адвокат, он хотел незамеченным пройти мимо этих трех женщин, но мама Маши его остановила:
   - Сколько полицаи тебе заплатили? - с ненавистью выкрикнула она, глядя в бесстрастное лицо адвоката, и как плюнула ему в лицо:
   - Мразь!
   И Даша чувствовала, что от этих слов как от попавших в тело пуль, вздрагивал внешне бесстрастный и безразличный Обмани смерть.
   Петр Николаевич отрицательно покачал головой. Жест был для Даши: "Не встревай", но Машина мама поняла его по-своему:
   - Как тебя тварь, ещё земля носит?! - выкрикнула она.
   - Пока ещё держит, но это не долго, - глухо ответил Обмани смерть отвернулся от них и быстро ушёл.
   Смерть смотрела ему в неширокую сутулую спину, а потом негромко:
   - Даша? - теперь Ира уже вопросительно посмотрела на стоявшую рядом девушку, - А ведь этот адвокат, тебя от уголовки отмазал, так? Помнишь? Мы ещё того наркота свидетеля с ним вместе в дурку отводили. А теперь вспомнила, он и врачей по тому делу защищал.
   - Да, это он, - тихо ответила ей, Даша и маме Маши с горечью:
   - Вы просто ничего не знаете, а Петр Николаевич сделал всё, что смог.
   - А мне Маша, - растерянно сказала женщина, - в интернете на форумах показывала сообщения. Там знающие люди пишут, что он полиции сдал своего друга, потом ему обещал прекратить уголовное дело, взял с него большие деньги, а сам ...
   Даша промолчала, а потом:
   - Извините, но мне пора идти, - решительно заявила она и ушла.
  
   Смерть догнала ее и пошла рядом, сто метров дороги они прошли молча, а потом Даша сказала Смерти:
   - Ира, мне нужно побыть одной.
   - Нет, Даша, - ответила Смерть, - я с тобой.
  

Глава восьмая

   Все вещи были собраны в большие картонные коробки, мебель уже вывезена из квартиры. В комнатах было пусто и пугающе тихо, как будто жизнь из них ушла вместе с нажитыми за годы нужными вещами и ненужным, но таким привычным барахлом. Обмани смерть сидел на обмотанной скотчем коробке и неторопливо листая, просматривал старый фотоальбом. Дедушки и бабушки, мама и папа еще до свадьбы, такие молодые. А вот и он шести месяцев родом. Потом на фотографиях он взрослел, родители понемногу старели, но были рядом. А вот он в армии, в университете, он с женой ещё до свадьбы, кроха сын такой забавный, потом он и жена понемногу старели, а сын взрослел. Потом сын уехал за океан, жена за ним, а он остался один. Всё круг пройден, жизнь прожита, квартира продана, а он уезжает в никуда. Осталось только сжечь все фотографии, чтобы его память и его жизнь не лапали чужие руки, осталось только уехать, презираемым, оболганным, одиноким. Обмани смерть полил фотографии бензином, безжалостно и быстро сжег их в кухонной раковине, пепел смыл в канализацию. Всё. Как пусто, как одиноко, как будто он сжёг свою душу.
   Звонок от входной двери. Даша пришла. Он пошел открывать дверь. Осталось немного пройти по пустым комнатам и отворить дверь, осталось немного сделать в этой жизни, выйти на последний бой, чтобы обмануть смерть, выдернуть из её лап тех людей, что стали ему родней по духу и по стране в которой судьбой им выбран жребий, родится, жить и умереть.
   Вошедшая девушка молча прошла за ним в комнату и присела на соседнюю коробку. Она разной бывает эта минута молчания иногда её время целая жизнь, иногда мгновенье полета пули. Поминальная минута прошла, пора к делу и Обмани смерть глухо сказал:
   - В этих коробках моя библиотека. Книги возьми себе. Все деньги на карточке, вернется Андрей, отдашь ему. Долю моей жены и сына от продажи квартиры, я им уже перевел.
   - Хорошо, - грустно и тихо сказала Даша.
   - Через два месяца я вернусь, начну вытаскивать Андрея. Ты Даша пока затаись. Приговор по Кольцову отменят, Андрей вернется. Тогда ты с ним и обсудишь, что делать дальше. Обещаешь?
   - Нет, - отрицательно покачала головой Даша.
   - Это еще почему?! - со злым раздражением от ее своевольства поинтересовался Обмани смерть.
  
   А потому, что Даша слушала, как уверенно ей говорила Смерть:
   - Я как на суде тебя и того адвоката увидела, так сразу поняла, что тут дело не простое, - идя рядом с Дашей негромко говорила Ирина, - да и дядька этот по виду не из тех кто полицаем за пару костей в миске своих друзей предает. А когда ты за него перед той женщиной вступилась, то как щёлкнуло в голове у меня. Всё враз поняла. Кольцов спецом всё на себя взял. Это он тебя Даша прикрыл, потому-то ты с ним в суд и пришла попрощаться. А дядька этот всё знает, потому и вёл себя как купленная ссученная гнида.
   Даша взглянула на Смерть и промолчала.
   - Даша, - негромко попросила Смерть, - возьмите меня к себе.
   - Не понимаю о чём это ты? - холодно и внешне спокойно ответила Даша и ускорила шаг.
   - Когда этих тварей казнить стали, - стараясь попасть с Дашей в ногу, быстро и нервно заговорила Смерть, - я всё вспомнила: как тетка моя в камере умерла; как ее квартиру у меня отобрали; как меня избивали; как наручниками к батарее приковали; как сосала у полицаев; как за дозу на грабежи ходила; Венькины крики помню когда его насмерть в участке забивали. Пока вспоминала, ревела и как огнем меня жгло. Они же нас в скот превратили. Вот и решила, сил наберусь и тоже начну. Вижу с ними по-другому уже нельзя.
   - Ира, - не глядя в её сторону, слушая только бешеный ритм ударов своего сердца, твердо ответила Даша, - ты ошибаешься. Я тут не причём.
   - Ну не причём, так не причём, - невесело улыбнулась Смерть и тоскливо, - тогда я одна.
   Даша остановилась, Смерть встала рядом.
   - Не надо одной, - тихо попросила Даша, - я сейчас не могу ничего сказать, потом поговорим, жди, а сейчас мне действительно надо уйти.
   Даша перешла дорогу и дальше пошла одна, а Смерть смотрела ей вслед.
  
   Обмани смерть не прерывая выслушал Дашин рассказ. Передернул плечами.
   - Не было печали, так черти накачали, - расстроено заметил он и злобно, - Я же тебя просил на суд не ходить, как чувствовал, что там что-то неладное будет. Вот оно и случилось.
   - Если догадалась Ирина, то и полиция сможет, - тревожно заметила Даша, - вы же сами предупреждали, там не одни тупые костоломы сидят.
   и поспешно добавила:
   - Вы не думайте, что я за себя испугалась, может быть всё еще раз проанализировать надо, вдруг мы ошибку сделали, вдруг Андрей зря всё на себя одного взял?
   - Эта девушка всё быстро поняла, потому что мысли у вас обоих на одной волне, - ладонью сильно потер заросший щетиной подбородок Обмани смерть, - есть такая теория, если люди одинаково мыслят, то они понимают причины и следствия поступков человека который чувствует как и они. Это почти сродни чтению мыслей. А чтобы обо всём догадались в полиции, им надо настроиться на одну резонансную волну с нами. Если они это смогут, то это будут уже не полицаи.
   - А кто? - с сарказмом поинтересовалась Даша, - Экстрасенсы?
   - Нет, - словом как отрубил Обмани смерть, - тогда это будут наши соотечественники. А пока их отечество, это платежная ведомость.
   - А из этой Ирины, - продолжил он, - с ее интуицией, силой воли и таким страшным жизненным опытом отличный криминалист получиться. Ты ей скажи это Даша, пусть учится.
   - А ещё, что ей сказать? - требовательно спросила Даша.
   - Пусть по полицаем которые ее друга забили не стреляет, - мрачно посоветовал Обмани смерть, - во первых это след по которому её быстро вычислят. А во вторых ... Сейчас полиция это разнородная и внутренне разобщенная масса. Кроме денежного содержания их мало что объединяет. Система это хорошо понимает и делает всё возможное, чтобы выделить свою охрану полицию в отдельное сословие - клан, который будет биться за свой сословный интерес до конца. А для этого только денег, которые им платят мало, надо чтобы их ненавидели, чтобы они чувствовали себя чужими в окружении враждебного им общества. Сделать это не так просто как кажется, пушечное мясо полиции её рядовой и младший командный состав в нашем народе имеет родителей, жен, друзей, соседей или просто хороших знакомых. И хотя полицию уже сейчас мягко говоря не уважают, но окончательно связь между ними и нами ещё не разорвана. Если начать по ним стрелять, то это их быстро консолидирует, над всеми ещё не окончательно утраченными моральными ценностями, возобладает инстинкт самосохранения и тогда они будут более беспощадны и жестоки чем любые оккупанты.
   Договорив Обмани смерть как выдохся и дальше сгорбившись молча сидел на коробке с книгами. Было видно, что он устал от жизни, устал от болезни, устал от ожидания неминуемой смерти. Но ещё не были оборваны все нити, державшие его на этой земле, и он опять четко и внятно заговорил:
   - Поговори с этой девушкой, предупреди о последствиях и если она твердо всё решила, то это ее право, ее выбор. Выбор и право выступить за защиту своей земли с оружием в руках. И вот, что еще ...
   Обмани смерть достал из кармана, медаль на ленте и смущенно:
   - Хотел похоронить и закопать, но думаю правильнее ее тебе отдать, возьми Даша, теперь она твоя.
   Девушка взяла металлический диск и посмотрела на выбитые в металле кроваво красные слова "За Отвагу".
  
   Снайпер вышел на позицию, подготовил оружие, в окуляре прицела увидел насильника неприкасаемого для закона, уверенного в своем праве калечить тела и души людей. Даша затаив дыхание, соединила контакты. Вспыхнул порох, вращаясь по каналам ствола полетела пуля ...
   Следующей на огневой рубеж вышла Ирина ...
   Потом был ещё выстрел, а затем через неделю Даша прочитала в интернете короткое информационное сообщение о задержании Петра Николаевича Волина. Больше ей ничего не было известно, но не было арестов и допросов людей, которых знал Петр Николаевич. Он уводил за собой их смерть.
  
   - Дарья Сергеевна? - невзрачный просто одетый пожилой человек, заметно прихрамывая подошёл к Даше когда она во второй половине дня вышла на территорию медицинского комплекса отдышаться от пропитанного запахами хлорки и лекарств воздуха хирургического отделения больницы.
   - Да? - оглядывая его, настороженно спросила Даша.
   - Это вам, - мужчина с морщинистым лицом протянул ей пачку мятых листов, - просил передать Петр Николаевич Волин. Вы его знаете?
   - Кто вы? - внешне спокойно спросила Даша. У нее всё как заледенело внутри (кровеносные сосуды сузились машинально, как врач отметила девушка) и Даша заморожено попыталась улыбнуться.
   - Мой сын работает в СИЗО, - бесцветным тоном ответил мужчина, - ваш папа Сергей Александрович его вылечил, поэтому он выполнил просьбу Волина и через меня передает его записки вам. Вы возьмете?
   - А от меня, - взяв листы и не зная куда их убрать, нервно засуетилась Даша, - от меня посылку Петру Николаевичу он сможет передать? Я быстро все соберу, подождите пожалуйста, я быстро.
   - Нет, - покачал головой пожилой человек, - он ничего передать не сможет.
   - Я заплачу! - всхлипнула Даша.
   - Волин был вчера убит при попытке к бегству, - пожилой человек с сочувствием посмотрел на сильно побледневшую девушку и не удержался от вопроса:
   - Он вам кто?
   - Друг, - хрипло ответила Даша и волевым усилием заставила себя говорить спокойно:
   - Пожалуйста, - попросила она, - узнайте, где его тело и сообщите мне.
   - Узнавать ничего не надо, - тихо сказал пожилой человек, - я работаю водителем в бюро судмедэкспертизы, сегодня утром тело вашего друга привезли в морг этой больницы.
  

Эпилог

   "Наиболее реалистичным становится сценарий национального вымирания, характеризующегося усилением синдрома выученной беспомощности, утратой трудовых навыков, алкоголизацией, падением рождаемости и массовым ввозом трудовых мигрантов, доля которых быстро возрастет до критического уровня. Этот сценарий - национальная смерть русского народа, и это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть"
   Выдержка из доклада Центра стратегических разработок (ЦСР) октябрь 2012г.
  
   Даша закончила рассказывать, ее собеседник не глядя на девушку, грустно спросил:
   - И что дальше?
   - Мы втроем: Я; Ира и мама Маши обмыли и оплакали тело Петра Николаевича. Знаете, когда мы отмыли его от крови, одели в костюм и рядом с гробом на подушечке положи его медаль "За отвагу", то мне показалось, что он улыбается.
   - А Кольцов?
   - Обмани смерть всё рассчитал правильно. Приговор отменили. Андрей уже вернулся, - ответила Даша и заплакала.
   Потом бумажной салфеткой быстро вытерла мокрое от слёз лицо. Попробовала улыбнуться, не вышло.
   - Самое печальное, - после долгой томительно грустной паузы, тихо сказал мужчина, - что если такие как ты Даша. Честные, уверенные в своей правоте люди, уже знающие, что такое насилие и убийство, придут к власти, то все проблемы общества они начнут решать привычным для них путём. Как историк я хочу тебе сказать, от рук идеалистов погибло людей намного больше, чем от законченных циников.
   - По-вашему лучше сгнить заживо? - с горечью спросила Даша.
   - Не знаю ...
  
   А дальше они продолжали говорить о себе и о судьбе страны в которой им выпал жребий родится в и землю которой предстоит лечь, этот мужчина давно оставивший оружие и эта девушка недавно взявшая орудие убийства в свои руки и верившая, что это правильно. Они были как гребцы в лодке, которые ожесточенно до хрипоты спорят в какую сторону надо выгрести, между тем лодку, в которой они оба сидят, бьет о камни порогов и сильным течением уже сносит в пропасть.
  
   P/S Уважаемый читатель! Если Вам понравилось это и (или) другое произведение автора, то Вы можете заплатить автору за его труд, столько сколько считаете нужным.
   Номер счета на Яндекс: 41001770736777
   Переводы принимаются в любом платежном терминале.
   Спасибо!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.39*39  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015