Okopka.ru Окопная проза
Бикбаев Равиль Нагимович
Буланый

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.57*7  Ваша оценка:


БУЛАНЫЙ

  

В торговом селе Чистополье

Купил он тебя сосунком,

Взрастил он тебя на приволье,

И вышел ты добрым конем.

Н. Некрасов "Мороз, Красный Нос"

  
   Сам то я горожанин уже в третьем поколении и проживаю в обычной квартире многоэтажного дома, но конь у меня был уже с детства, звали его: Буланый. Может от этого, а может в генетической памяти у меня отложилось неоглядное степное приволье и стремительный галоп скакуна, но лошадей я просто обожаю. Что в общем то и неудивительно для потомка кочевников. Хотя насколько я знаю свой род (до пятого поколения) кочевников среди них не было, до переезда в город на Волге все были хлебопашцами в Пензенской губернии.
   Как и у всех кто жил трудом земледельца к лошадям у моих родичей отношение было особое. Почти как к членам семьи, но без особых там сантиментов и городской рефлексии. Рождению жеребенка радовались иногда даже больше чем рождению ребенка. Лошадь выхаживали, воспитывали, холили, гордились, можно сказать любили и по мере надобности, а в первую очередь старых коней и кобыл, забивали на мясо и шкуру. Жизнь землепашца как и быт кочевника сурова в ней всё подчинено выживанию, тут уж не до сантиментов.
   Переехав в город на Волге прадедушки мои занялись извозом. Обычные извозчики, разве что не бухали и не про них сложена поговорка: "пьет как извозчик". Хотя ... если верить семейным преданиям, а я им верю, среди извозчиков всех национальностей (их до революции всех без разбору звали "Ваньками"), пьющих запоем не было вообще, а сильно пьющих было крайне мало. Лошади пьяных не любят и им не подчиняются, могут и до смерти пьяного лягнуть. Так что трезв как извозчик на работе это более соответствует реальности, а если извозчики и пили сверх меры то в основном чаек. Вот тут "Да!" бывалоча осенью или зимой из ведерных самоваров заварной кипяток литрами глохтали и еще добавки просили. Если лошадка кормилица, ждала хозяина у трактира то в холодное время ее заботливо укутывали сухими попонами, ну а на придомовом участке (подворье) лошадь жила в теплой и чистой конюшне. Кормили лошадку зимой овсом, весной и осенью сеном, а летом свежескошенной травой. Осенью и весной заботливые хозяева дополнительно поили своих четырех копытных кормильцев и кормилиц травяными отварами. А когда кобыла жеребенка приносила то осенью и зимой его дома в человеческом тепле вместе с домочадцами держали. Помимо кобыльего еще и коровьим молоком жеребенка прикармливали, специальными целебно травяными отварами поили. Всю жизнь рядом с лошадьми все мои предки вплоть до дедов жили.
   Мой дедушка (тат. бабай) в послевоенные годы назывался уже не извозчик, а заготовитель в потребкооперации, но суть дела это не меняло, так как по своим заготовительным делам он по городу и окрестным селам на телеге запряженной сивой кобылой разъезжал. Жил бабай со своим семейством в большом деревянном доме, а на просторном дворе держали домашний скот и птицу. Тогда иметь свой скот в нашем городе было почти нормой и не в диковинку было видеть на городских улицах коров, овец и коз. Человеком дед был хозяйственным и работящим к тому же он был одарен исключительной практичностью и его большая семья даже в самые тяжелые годы не голодала.
   Моя мама была его старшей дочерью. Она первой в нашем семействе получила высшее образование и первой взбунтовалась отказавшись делать кизяки. Кизяки это топливо из навоза смешанного с соломой, ими у нас раньше печи топили. Выслушав категоричный отказ своей весьма окультуренной и шибко образованной дочери от дальнейшей работы с говном, бабай (который кстати говоря свободно владел татарским и русским языком, без словаря читал, писал и переводил с арабского языка) заскрипел совершенно здоровыми зубами. Но дочка у него была красавица и любимица, а еще девушка на выданье, а тут навоз надо ногами месить и полученные говенные лепешки нежными девичьими ручками в кучи складывать. Ну и как спрашивается после всего этого от красавицы пахнуть будет? А что у любимой дочки, вместо маникюра навоз под ногтями должен быть? В общем отказ от кизяков был принят с протяжным вздохом и пониманием, а еще бабай подарил моей будущей маме несколько выходных шелковых платьев, туфли и прочее, прочее ... из одежды и косметики, что надобно молодой девушке чтобы быть не хуже других. Далее вдохновленная победой моя будущая мама развивая свой успех в борьбе за независимость отказалась доить корову. Возмутиться бабай хотел, но не успел. Его доченька ультимативно потребовала чтобы в их жилом доме не пахло лошадьми. Так от духа родного дома от нее на работе воняет ужасными конскими запахами, а она просто не успевает проветривать одежду. И вообще она порядочная городская девушка с высшим образованием и не должна благоухать как кобыла. Что ей ответил бабай? К сожалению я недостаточно хорошо владею татарским и русским языком чтобы дать такой перевод который передаст все оттенки язвительного ответа моего дедушки. Но прозвучало все настольно убедительно, что мама вечером пошла доить корову, а в дальнейшем конский запах в доме не мог перебить даже специально разбрызганный одеколон.
   Такое положение вещей моя будущая мама обладая твердым характером вынести не могла и решительно вышла замуж. Ее муж, а стало быть мой будущий отец, был из хорошей семьи благородного происхождения, его дедушка (мой прадедушка) тоже был извозчиком. Про любовь - морковь во времена моего детства спрашивать у родителей было не принято, но один раз мама в шутку мне сказала, что она вышла замуж потому, что в доме куда она собиралась прийти молодой хозяйкой не было коров и лошадей. Там вообще мало что было.
   Первые месяцы мои родители жили весело, гордо и очень бедно, а когда мама ушла в декрет то веселья поубавилось, гордость сошла на нет, а бедность быстро переросла в нищету. Очень ненадолго. Не дожидаясь просьб дочери или намеков зятя, бабай на телеге запряженной сивой кобылой еженедельно появлялся во дворе нового дома моей мамы. В телеге был запас продуктов, топлива (пресловутые кизяки), а из потертого кожаного бумажника бабай недрогнувшей рукой всегда доставал и отдавал молодой семье достаточную для прожитья сумму денег.
   То что сивая кобыла э... не знаю как правильно сказать, ну наверно, тоже ждет прибавления, первым в молодой семье заметил мой отец. Кажется он заорал: "А Сивая то .... тоже брюхатая!"
   Выражение "тоже брюхатая" сильно покоробило мою маму которая пребывала в несколько нервическом и раздраженном состоянии. Она довольно резко сказала молодому супругу и моему будущему отцу, что ... ну в переводе это прозвучит приблизительно так: не совсем этично сравнивать жену и кобылу. Молодой муж ввиду положения жены и ее состояния тут же виновато заткнулся, зато бабай вполне резонно отметил, что кобыла в отличии от его доченьки не делает великой проблемы из своего состояния и для кобылы быть жеребой вполне нормальное явление, чего он желает и своей любимой доченьке. Тут ошеломленно замолчала и доченька (т.е. моя мама). Далее замолкли все. Первой прервав недолгое молчание не громко и печально заржала кобыла. Моя мама подошла к ней обняла ее за шею и заплакала. Кобыла растроганно зафыркала.
  -- Родится жеребенок внуку его отдам, - глядя на них твердо пообещал бабай, - его конь будет.
   Сам я будучи в тот момент еще эмбрионом этого конечно не помню, но со слов мамы я заворочался и заметно забил ножкой. Бабайка это заметил и растроганно сказал:
  -- Ишь как обрадовался, видать конюхом будет.
  -- Нет! - тут же отойдя от кобылы отчаянно закричала моя мама, - Нет, конюхом мой сын не будет. Никогда! Он выучится в институте и с конским навозом дела иметь не станет.
   Конечно моя мама как и всегда оказалась права. Институт я окончил и увы конюхом не стал, пока во всяком случае. Быть конюхом это знаете ли не каждому дано. Но это так к слову, а пока во дворе донельзя раздосадованный дочкиными воплями и моим предсказанным мамой будущим, бабай сел в телегу и выехал с нашего двора.
   Через пару месяцев кобыла родила жеребенка, по масти его назвали: Буланым. А еще через пять дней появился на свет и я, но назвали меня не по масти, а по имени.
   Мой отец чтобы нормально кормить увеличившееся семейство пошел работать механизатором (им тогда хорошо платили) и постоянно пропадал в командировках. Мама со мной в это время жила у бабайки. С наступлением осени в комнаты жилого дома перевели и Буланого. Можно сказать мы росли бок о бок. Звучит очень романтично правда? Но это только звучит. На ноги Буланый уверенно встал намного раньше меня и будучи жеребенком самостоятельным и любопытным стал скакать по комнатам, к тому же как и любое дитя он спокойно испражнялся там где его приспичило. В доме еще сильнее запахло конской мочой, навозом и едким лошадиным потом. К тому же Буланый имел привычку отирать свою шкуру о мебель и шерсти в жилых комнатах было полно. Все домочадцы включая кошек безропотно терпели присутствие в их доме подрастающего жеребца. Все кроме меня. Стоило Буланому появится в комнате где в кроватке полеживая я, как начинались недовольные его вторжением младенческие вопли. Легкие у меня были здоровые и негодующе я орал так, что все старались побыстрее покинуть дом, а мама тряпкой била Буланого по конской морде и тот быстренько ускакивал в коридор. Впрочем попыток установить со мной дружеские отношения Буланый не оставил и пытался проникнуть в мою комнату по паре раз на день. Несколько раз моя мама деликатно намекала бабайке о том, что присутствие молодого коня в доме где живет младенец, не совсем соответствует гигиеническим нормам и может привести к болезни ее сына. Т.е. она кричала на моего деда, требуя убрать скотину из дома. Характер у мамы был сильный и твердый и как правило своего она всегда добивалась, но она была всего лишь дочерью бабайки и именно от него унаследовала характерную силу и твердость. Сам бабай на домочадцев включая и лошадей никогда не кричал, он умело держал вожжи семейной жизни в своих сильных руках и ласково посоветовал своей дочке найти другое место для криков и несуразных претензий. Да-с, мой бабай был настоящим хозяином в своем доме и "по одной половице" в нем не ходил только Буланый, а кричать дозволено было только мне. В общем мы продолжали расти бок о бок, я и мой конь. Возможно бабайка все это делал специально, я был его первым внуком и наверно он так хотел привить мне любовь к лошадям. Точно этого не знаю, но зато точно знаю, что бабайка пользуясь тем, что моя мама ненадолго ушла на свою работу за получением остаточных денег, пытался напоить меня только что сдоенным кобыльим молоком. Пытался и напоил. Когда мама вернулась, меня поносило уже второй час, а от крика я уже охрип и чуток посинел. Вокруг моей кроватки суетилась бригада "Скорой помощи" и пожилой скуластый врач мрачно спрашивал:
  -- Это какой идиот дал ребенку не кипяченное молоко?
   Все присутствующие домочадцы обвиняющее посмотрели на бабайку и "идиот" растерянно пробормотал:
  -- Я ... э ... ну меня в детстве тоже поили ... это чтоб силы прибыло ... вот и я ...
  -- Ты! - взяв меня запачканного жидким говном на руки, гневно закричала моя мама со злобой глядя на бабайку, - хочешь моего сына угробить? А меня кобылой решил заменить?
  -- Успокойтесь мамаша, - осадил ее врач, - вероятно у вашего мальчика индивидуальная непереносимость любого молока, кроме материнского. Вот лекарства, недельку попоите малыша и все пройдет.
   Заинтересованный суматохой в комнату пробрался и Буланый. Глядя на меня, мой не состоявшийся "молочный брат" легонько заржал вроде как спрашивал: "Ну как дела то?" Это был первый случай когда его приходу моя мама была рада.
  -- Вот, - обличающе кивнула в сторону жеребенка моя мама, - в доме постоянно находится животное, от него жуткая антисанитария, хоть вы доктор скажите моему отцу, что это не допустимо.
  -- Где животное? - оглядев комнату удивился врач, - вот этот? - он показал пальцем на Буланого, - Так это же жеребенок. Да еще и славный какой, - ласково погладил подошедшего к нему Буланого врач.
  -- Вы что сговорились? - возмутилась моя мама и далее язвительно зашипела, - Может мне его еще и грудью кормить?
  -- Боюсь, что его стошнит, - легонько вздохнул врач, поглаживая Буланого по шелковистой шерстке, - кобыльим молоком детей поить еще можно, а вот жеребят женским нельзя, ферменты другие, да и не хватит у вас молока, вы же не кобыла.
  -- А вы то откуда знаете? - сгоряча не замечая двусмысленность этих слов воскликнула моя мама.
  -- Да уж вижу, - улыбнулся врач, - и потом мой папа был ветеринаром на конном заводе. В кобылах я разбираюсь. В женщинах тоже.
  -- Ну знаете ли ... - хотела возмутиться моя молодая и красивая мама, но не успела.
  -- Знаю, - неожиданно резко и жестко сказал врач, - я работаю детским врачом уже двадцать лет. У вашего ребенка повышенная нервная возбудимость, это в дальнейшем вызовет серьезное расстройство его здоровья. Можно пичкать его лекарствами, но лучше всего это постоянный контакт с домашними животными. Лошадь это оптимальный вариант. Еще Гиппократ и Авиценна писали о целебных свойствах общения ребенка и лошади и я вам настоятельно рекомендую ...
   Лекарства бывают горькими и неприятными, но их приходится принимать. Мне для борьбы с неврозами прописали общение с Буланым и моя мама была вынуждена смирится. Теперь Буланого специально приводили ко мне и надо сказать, что ему это не нравилось. Это удивительно для лежащего в кроватке дитя, но со слов всех родственников, я умудрялся Буланого щипать, дергать за хвост и гриву, изо всех младенческих сил пинал его ногами, а он недовольно ржал, высказывая этим свое разочарование в человеческом роде вообще и во мне в частности. Кроме этого его мыли (именно мыли, а не чистили щеткой) три раза в день и несмотря на любовь лошадей к купанию и прочим водным процедурам Буланый был этим весьма недоволен и всячески высказывал это недовольство ломая мебель и пытаясь копытами пробить деревянное покрытие пола. Когда его отводили на конюшню Буланый жаловался своей матери на меня и вообще на свою вдруг ставшую постылой жеребячью жизнь. Сивая кобыла тяжко вздыхала и облизывая жеребенка старалась его утешить. Потом бабайка уводил его в дом общаться со мной. Повесив голову Буланый покорно шел по двору и по дороге тоскливо ржал. Я тоже начал ржать, зато стал настолько меньше плакать, вопить и дико орать по любому поводу и без такового, что моя мама стала высыпаться по ночам, а я стал намного более упитан, румян, весел и вообще все младенческие хвори меня миновали. Возможно Гиппократ и Авиценна были правы насчет общения детей с лошадьми, но все-таки вырос я здоровым только благодаря заботе и уходу своей мамы.
   Из своих бесконечных полевых командировок хорошо заработав вернулся мой отец и мы оставили дом бабайки. Но он нас не покинул и по прежнему еженедельно загрузив телегу гостинцами он навещал свою дочь и внука. Со своим хоть и весьма умеренно, но все же выпивающим и курящим зятем (т.е. с моим отцом) не выносивший даже запаха табака и принципиально не употребляющий алкогольные напитки бабайка сумел выстроить прекрасные отношения. Он иногда привозил ему редчайшие в то время сигареты "Золотое руно" и пятизвездочный дорогущий армянский коньяк. Отношения у них были настолько хорошими, что недолюбливавший родственников своей жены, отличавшийся весьма буйным нравом и резкостью выражений мой отец сжав зубы молча терпел когда бабайка в поисках прорезающихся зубов раскрывал мне рот и водил по моим голым деснам своим неистребимо пропахшим конским навозом толстым указательным пальцем.
   Буланому сравнялось шесть месяцев и пять дней, мне ровно шесть месяцев и он прискакал поздравить меня с этим событием. Сами понимаете "прискакал" это я так ради "красного словца" написал. Ясное дело его привязали к телеге и не интересуясь его мнением притащили ко мне на юбилей. За время, что мы не виделись он здорово подрос, а я уже высоко держа голову твердо сидел на попе и умел передвигать на четвереньках. В общем мы оба повзрослели.
   За столом мой отец один выпил подаренный ему коньяк и вспомнив о том, что он тоже происходит из славного татарского рода извозчиков взял меня на руки и вынес во двор. Мама выскочив за ним, испуганно ахнула увидав, что меня собираются учить верховой езде на необъезженном коне. Вслед на ней быстро вышел и бабайка. Сказать они ничего не успели. Усаженный на Буланого я вцепился ему в гриву, ударил его по бокам и необъезженный жеребец помчался по двору. Если честно, то он сделал всего пару шагов, как я сполз с его спины, а он встал как вкопанный. Упасть на землю у меня не получилось, бросившись вперед мама меня подхватила и прижала к себе.
   Что она сказала не совсем трезвому мужу и как он ей ответил история нашей семьи стыдливо умалчивает. Зато говорят бабайка заплакал от счастья увидев как его еще не умеющий ходить внук уже вцепившись в гриву сумел усидеть (всего то несколько секунд) на коне. Бабайка ладонью вытирал глаза, а не прекращая обмениваться разными словами со своей женой и все еще благоухая ароматом коньяка, мой отец подошел к Буланому и одобрительно похлопал его по крупу. Буланый так его лягнул, что крупный мужчина отлетел на пару метров к сараю, а встав схватился за лежавший у сарая топор. А вот эти его слова история донесла до потомков:
  -- ... и ... на пельмени такого ... порублю, - сжимая топорище бешено закричал мой отец и тут:
  -- Бу ...бу ... буля ... буля ..., - заорал я, прибывая у мамы на руках, да так громко, что все ошалели.
  -- Сынок, - оторопело сказал мой отец, - ты заговорил?
  -- Буля ... буля ... бу ... б... ля ... - ревом подтвердил я.
  -- Не смей ругаться, - легонько дала мне подзатыльник моя мама.
  -- Не смей бить моего внука! - закричал бабайка и затопал ногами по земле.
  -- Мой сын заговорил! - бросив на землю топор во всю мощь легких заорал мой отец.
   На его крик из ближайших дворов вышли соседи. Они тактично намекнули, что этакое дело не грех было бы и отметить. Отметили, да так, что подробности этого ликования мне уже взрослому женатому мужчине с ностальгией по ушедшему времени, рассказывали сильно постаревшие соседи.
   Мой в дымину пьяный родитель всю ночь мотался по кривым изломанным улицам довольно неблагополучного и весьма криминального района: "Криуши" и всех заинтересованных и совсем не заинтересованных лиц пьяными воплями оповещал:
  -- Мой сын сказал: буля ... буля ... б...ля ...
  -- Наш человек! - одобрительно отвечали ему со своих дворов неблагополучные элементы тогдашнего общества и торопились присоединиться к его ликованию пока второй ящик с водкой еще не закончился.
   Рассказывая все это мой бывший сосед (а тогда подросток) вопросительно с легкой надеждой поглядывал то на меня то на моего маленького сына которого я за ручку привел в свой бывший двор. Но увы я не титан былых времен и проставляться ящиками с водкой не стал, а стало быть мне не место в городских легендах. Но это когда еще будет, а пока мой отец доставая деньги на покупку первого ящика водки и злобно поглядывая на Буланого сказал:
  -- Ну ... разэтакий радуйся, на сегодня пельмени из тебя отменяются.
   Вот так дело было. Не знаю какие были мои первые слова в этой жизни, то ли детский вариант слова "Буланый", то ли совсем не детское выражение "Бля". Раньше меня уверяли, что это был первый вариант, но впоследствии мне казалось, что унаследовав от своего отца далеко не лучшие свойства его характера второй вариант все же более реалистичен.
  -- Ну говори своему коню салбул (тат. до свиданья), - ласково сказал мне бабайка не желая участвовать в дальнейшем праздновании и взяв меня от моей мамы поднес к Буланому.
   А вот это я точно помню, сильный острый и волнующе приятный запах от коня, его живое тепло и ощущение шерсти когда я его гладил по морде. И верьте или не верьте, но я отчетливо помню как он мне улыбался и губами нежно трогал мои пальчики.
   Это была наша последняя встреча.
   Через несколько месяцев Буланого отобрали у моего деда. Кремлевскому вершителю судеб того времени стукнула реформаторская "моча" в голову. Н.С. Хрущев вдохновился мечтой об агрогородах и личный домашний скот у горожан и селян выплачивая им мизерные компенсации отбирали, передавая его в совхозы, с перспективой полной замены тягловых животных на механизмы.
   Деду советовали сдать Буланого на мясокомбинат и получить за него хоть какие то деньги, но бабай наотрез отказался. Буланого отдали в совхоз. Зимой бабай поехал его проведать. Грязный, тощий, больной Буланый с трудом встал с пола загаженного стойла холодной конюшни и сразу узнав бабайку приветливо и радостно заржал. Совсем не сентиментальный, в быту довольно жесткий даже по отношению к членам своей семьи, бабай обнял Буланого за шею и заплакал. Да странная штука особая, не побоюсь этого слова, духовная связь между человеком и конем, из больших темных глаз Буланого тоже градом полились слезы. Дед плюнул на ждавшие его дома дела и остался выхаживать Буланого. Он откармливал его задорого купленным овсом, поил, чистил, лечил. Буланый выздоровел, заметно прибавил в весе и похорошел. Семья настойчиво звала деда домой и он уехал, оставив совхозному конюху последние деньги с просьбой ухаживать за конем.
   Прибавившего в весе Буланого по приказу зоотехника сдали на мясокомбинат.
   Я в это не верю, но мне рассказывали, что в один из мартовских дней я без причины заревел и все кричал: "буля ... буля ..." Мой конь звал меня, а может просто прощался. Конечно это так ... сказка.
   В мае того же года моего бабая сбила грузовая машина, ей управлял пьяный водитель. Не приходя в сознание мой дедушка пять дней боролся за свою жизнь. В смертном бреду поминая всех своих близких бабайка вспомнил и меня и Буланого, потом он умер.
   Я долго хранил в памяти отрывочные рассказы родственников о моём деде. Никого из тех кто весело, а кто и с грустью делился со мной своими воспоминаниями (кроме младшей дочери бабайки и моей тети) уже нет на этом свете. А я только теперь решился написать этот рассказ. Что в нем правда, а что поздний вымысел не мне судить. Но правда, что все мои почившие родственники лежат рядом на татарском кладбище и я часто прихожу их проведывать и даже разговариваю с ними, мертвыми. Вот и теперь говорю:
   Дорогой дедушка, мой самый любимый бабайка, спасибо тебе за любовь и заботу и конечно за помощь которую ты оказал моим молодым родителям. Спасибо тебе за то что ты как смог привил и воспитал во мне уважение и любовь к "братьям нашим меньшим". По делам своим ты точно находишься в садах для праведных и возможно рядом с тобой стоит и ждет меня Буланый.
   Отец моей мамы, мой бабайка - дедушка Арюков Абдулла Хасанович, этот рассказ я посвятил тебе. Твой первый внук, Равиль.
  
   P/S В нашей семье никогда не употребляли и не употребляют конину.
  
  
  
  
  

Оценка: 9.57*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015