Okopka.ru Окопная проза
Бикбаев Равиль Нагимович
Афган - Навсегда

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 7.89*60  Ваша оценка:


АФГАН - НАВСЕГДА

Армейские сказки

   "Сказ, 1. Род народно-поэтического сказания, повествования. 2. В литературоведении: повествование, ведущееся от лица рассказчика.
   Сказка, 1. Повествовательное, обычно народно-поэтическое, произведение о вымышленных лицах и событиях, преимущественно с участием волшебных, фантастических сил. 2. Выдумка, неправда, ложь"
   С.И. Ожегов. Словарь русского языка.
   "Нет сказок, лучше тех, что создала сама жизнь"
   Ганс Христиан Андерсон.
   От автора:
   Знаешь, уважаемый читатель, на войне трагичное и смешное всегда идут под руку. Достоинство это или недостаток русского, советского, российского солдата, не мне судить, но он всегда даже в самом страшном событии старается видеть и смешную сторону. Я думаю, что эта сторона нашего национального характера, свидетельствует о великолепной психической устойчивости наших ребят. Умеем мы оценить юмор в любой ситуации, посмеяться и над собой и над другими. А с другой стороны, давно и не мной, было сказано, что не от великого веселья, карась на сковородке пляшет. Я постарался, написать рассказы о смешных случаях на войне в Афганистане, как получилось судить вам. Итак, хотите, верьте, хотите, нет, а дело было так...

Филиппок

   Нам рано на покой,
   и сердце не замрет,
   оркестр полковой,
   вновь за душу берет.

Строевая песня.

   Нет, я не был добровольцем. С моей точки зрения все добровольцы или романтики или наемники. Разумеется, кроме тех, кто воевал в Великой Отечественной Войне. Для меня с романтикой было покончено, в первый день прибытия в учебку, когда вместо беретов, как на гражданке сладко замирало сердце, когда представлял себя, отважным десантником в прославленном голубом берете, нам, курсантам, выдали "вульгарные" общевойсковые пилотки. Служба в армии делает все возможное, чтобы выбить из солдата романтизм, кстати, правильно делает, самые плохие солдаты, которых я знал, были романтиками, а когда романтический идеал, быстро умирал, они становились или нормальными бойцами, или ломались и превращались в чмо.
   В общем, с романтикой было покончено и в Афганистан, я совсем не рвался. Полно было таких, кто в военкоматах просил их направить в Афган, были и такие, кто заваливал рапортами командование, и просил туда перевода. Думаете, рвались выполнять интернациональный долг? Не смешите меня! Просто мальчикам хотелось испытать себя и получить толику военных приключений, и они не понимали, что война, это не приключение, а дерьмо. Я в Афганистан не хотел. Но судьбу не выбираешь, она тебя выбирает. Впрочем, обо всем по порядку.
   В учебке, хорошо известная всем десантникам Советского Союза, как Гайжунайская учебная дивизия ВДВ, меня определили в первое отделение, первого взвода, первой роты, первого батальона триста первого учебного парашютно-десантного полка. Готовили из нас командиров отделений, для десантно-штурмовых бригад. Был я в учебной роте, самым известным курсантом, и когда ротный с командиром первого взвода обсуждали мои успехи, то скупая, чистая как картофельный самогон (если кто не знает, страшная мутная гадость), слеза стекала по щеке отца - командира, а лицо, после того как он эту слезу утирал носовым платком, озарялась счастливой улыбкой, он знал, что через шесть месяцев, этот "подарок", достанется кому-то другому.
   Как вы наверно поняли, в учебке я не блистал. Кто первым сдохнет, на кроссе, кто на стрельбище бьет в белый свет, как в копеечку, так что даже мишени смеются, кто не сделает на турнике, подъем переворотом, кто на строевой чеканил шаг, как беременная верблюдица, ну конечно я. А если добавить, что во время братской помощи литовским колхозам в уборке урожая, я напился картофельного самогона до полной потери сознания, то не блистал, это еще мягко сказано. От гауптвахты и дисциплинарного батальона, меня спасало, только не желание командира роты, портить показатели роты в боевой и политической подготовке. Впрочем, я был лучшим на политзанятиях, и знал в отличие от многих моих сослуживцев, что Бенилюкс, не крем, а три европейских страны, и входят они в состав НАТО. Еще писал статейки в стенгазету, о примерной и доблестной службе наших курсантов, вероятно, эти рассказики рецидив тех былых времен. Но эти добродетели в глазах моих первых командиров не стоили и ломаного гроша.
   Много раз душевными и добрыми словами, поминали моих предков, необыкновенно тактичные и воспитанные сержанты, и печально глядя на меня, деликатно, в матерной форме, предрекали мне мрачное будущее в строевых частях. Я, им верил.
   После окончания учебки, за особые "отличия" в боевой учебе, мне присвоили высокое звание ефрейтора, все остальные курсанты получили банальные звания младших сержантов.
   Услышав, о формировании новой бригады под Ташкентом, "Мы будет старшим призывом, все остальные молодняк, сразу будем жить как дембеля" - вдохновенно врал мне приятель из второй роты, такой же залетчик, как и я, то сразу понял, вот мой шанс, миновать суровые объятия дедов. Устный рапорт командиру роты, и он с вздохом облегчения зачислил меня в ташкентскую команду, которая первой покидала военную альма-матер.
   За одно я могу сказать спасибо, моим наставникам и воспитателям в учебном подразделении, юношеский идеализм, они выбили из меня быстро, сразу и навсегда. Морально я был готов к дальнейшей службе.
   На машинах, нас сто выпускников, прославленной кузницы младших командных кадров ВДВ, привезли в Каунас, построили, и по списку передали сопровождающим. Их было двое. Сухощавый майор средних лет, заместитель командира бригады по парашютно-десантной подготовке. Второй - грозный, неумолимый, бесстрашный, старший сержант - десантник, маленький, толстенький, немолодой мужичок. Сверхсрочник из музыкального взвода.
   Вот тут судьба нам и показала, на что она способна.
  -- Товарищи десантники! Гвардейцы! - обратился к нам с пафосной речью майор, - Вам выпала высокая честь, продолжить службу в гвардейской десантно-штурмовой бригаде, которая выполняет интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан.
   Да уж, не речь толкнул, а резанул, как серпом по интимному месту.
  -- Впрочем, - продолжал заливаться майор, - если кто-то боится, он может выйти из строя, и его направят служить в другую часть.
   А вот это удар ниже пояса, это кто же публично признается, что он трус. Не скрою, я боялся, но выйти из строя, нет, это невозможно. Никто из строя не вышел, все согласились отдать долг, хотя мы Афганистану ничего не задолжали.
   После своей речи, майор перешел к техническим деталям, предстоящей поездки, и представил нам своего спутника:
   - Старший сержант Филиппов, будет исполнять обязанности старшины в вашей сводной роте, до отправки вас в Афганистан.
  -- Какой Филиппов! - выкрикнули из строя, - это же Филиппок!
   Вот так его окрестили, и эта кличка навсегда прилипла к несчастному музыканту.
   Из Каунаса нас отвезли на железнодорожный вокзал, и посадили на поезд идущий до Риги.
   Перед самым выпуском, моя мама, не догадываясь о моих художествах, и не предполагая, что деньги солдат может тратить не только на мороженое, прислала мне сто пятьдесят рублей. Сумма по советским временам более чем приличная. "Ни в чем себе не отказывай" - написала мама, в сопроводительном письме.
   Уже в поезде, я начал себе не отказывать. В вагоне у проводницы купил водки, пригласил двух приятелей. Выпили. Захотелось приключений. Пошли по составу, искать вагон - ресторан. Вы знаете, во времена СССР, прибалты, обожали Советскую армию, но самую лютую любовь они питали к десантникам, особенно к пьяным. Когда мы шли по составу, то вслед нам несся зубовный скрежет, и слова искренней благодарности за наш нелегкий ратный труд, правда, произносили они эти слова на своем родном языке, но по интонации было нетрудно догадаться о смысле. В ответ мы воинственно размахивали руками и на военно-матерном языке, заверяли наших прибалтийских соотечественников, что: "стоим на страже всегда, всегда, и если скажет страна труда, ударом точным, врага в упор .....", и так далее и тому подобное, а так как благодарные жители братских прибалтийских союзных республик, видели, что в составе, нашего брата, полным полно, то они благоразумно и деликатно, отводили глаза в сторону.
   Но в тамбуре предпоследнего перед рестораном вагона, видим, что нашего Филиппка, зажали трое молодых парней, и явно хотят, нанести советскому десанту в его лице, оскорбление действием, а проще сказать от...ть. Эх! Так вашу, мать! Пара ударов, кулаком в морду, ногой в кирзовом сапоге в промежность, и героические бойцы балтийского сопротивления, бежали с поля боя.
  -- Спасибо мальчики! - перевел дух, Филиппок, - и чего они прицепились? Не понимаю, что я им сделал?
  -- А виноват ты в том, что хочется мне кушать, - продемонстрировал я свои скромные познания в русской литературе.
   Мои менее образованные, хорошо поддатые, собутыльники, используя не литературные выражения, предложили поднять по тревоге всю команду, и устроить доморощенным нацистам, Сталинград.
  -- Мальчики, вы что! Не надо, не надо шума! - испугался и побледнел Филиппок, - Пожалуйста, не надо! Вы же выпили, с кем не бывает, идите отдохните.
   Нет, вы это слышали: "Пожалуйста!" Ну и ну! Да разве это выражение для старшины? Командирский авторитет, Филиппок, утратил раз и навсегда.
  -- Рейс, "Рига - Ташкент" задерживается по техническим причинам на двенадцать часов, - равнодушный голос диспетчера сулил нам свободу и радость.
   Надо сказать, что за шесть месяцев учебки, в увольнение, меня по изложенным выше причинам не пускали, а тут свобода, возможность погулять после казармы. Тут и настоящий командир наш жеребячий табун не удержал бы, а уж Филиппок! Куда ему! Вся наша компания, сотня оголодавших по свободе и гражданкой жизни парней, моментально растворилась. Напрасно, Филиппок метался по зданию аэровокзала, пытаясь нас собрать, напрасно вспоминал всех богов и дисциплинарный устав майор, мы исчезли.
   Чего там, гуляй душа! Все равно в Афган едем! Дальше фронта не пошлют, меньше пули не дадут. Мы загуляли! Как гуляли, помню смутно, после того, как попробовал, адской смеси, рижский бальзам пополам с русской водкой.
  -- Мальчик! Мальчик тебе плохо? - три Филиппка покачиваясь, стояли передо мной.
  -- Нет, браток, мне хорошо! - заплетающим языком отвечал я Филиппкам, - Вот только откуда вас трое взялось? И почему вы качаетесь? Пьяные что ли?
  -- Мальчики, возьмите своего товарища, и помогите ему сесть в самолет, - попросил стоявших рядом бойцов, Филиппок.
   Более стойкие бойцы взяли меня под руки, и как на занятиях переноске раненых (вот сразу и пригодились знания полученные в учебке) поволокли меня на борт. При эвакуации тяжело раненого алкоголем товарища, они громко и весьма нецензурно восхищались, моей способностью безнаказанно употреблять большие дозы смешанных напитков, и от восторга чувствительно пинали меня ногами.
   Рейс Аэрофлота, "Рига - Ташкент", был обычный, пассажирский. За время полета, мы стойкие и неустрашимые десантники, заблевали весь салон самолета, и выслушали много лестных и приятных слов от стюардесс. Эти славные женщины, дали высокую оценку нашей способности переносить дальние перелеты, и восхищались уровнем нашей парашютно-десантной подготовки.
   Город Чирчик, где была расположена база нашей бригады в Союзе, находился в тридцати - сорока километрах от Ташкента. Дни, проведенные там, были исполнены суровых дум, о нашем будущем. А так, как давно известно, что лучшее средство, для борьбы с тягостными размышлениями, алкоголь, то пили мы беспробудно. Треть наших будущих интернационалистов призванных из Узбекистана, исчезла сразу, за ними приехали родственники, и больше до отправки в Афган, мы их не видели. Они только попросили сообщить им телеграммой, день отправки, оставили адреса и деньги.
   "Займи руки солдата или их займет черт" - эта поговорка, святая истина для нашей армии. Нас пытались занять и привлечь к хозяйственным работам. Очень удачная была мысль, деньги к тому времени уже закончились, а материальных ценностей на базе оставалась достаточно. Мы тащили и продавали все, что плохо или хорошо лежало. Моральных препон по хищению государственного имущества, у нас не было, а с техническими затруднениями, замки, запоры, часовые, мы без труда справлялись. Запоры и замки выламывали топорами и ломом, а часовых, в лучших традициях десанта, снимали. Надо пояснить, что на базе в качестве охраны и технического обслуживания, оставалась сводная рота. Это были такие "соколы", что их брезговали брать к себе в подразделения, даже весьма не взыскательные строевые офицеры. Больные, ослабленные, хронические симулянты, не годные к строевой службе, не могли противостоять нашей банде. Да, именно банде, так как солдаты без должной отеческой опеки командного состава, быстро формируют кружок по интересам, а интерес у нас был один, хорошо провести время до отправки в часть. Утром мы производили разведку, выясняли где, что лежит, днем уходили на задание, которое успешно выполняли. Потом продавали, а чаше просто меняли на домашнее вино, захваченные у Советской армии трофеи. И пили. Надо сказать, что в отличие от Афганистана, где на мародерство нас вынуждал самый элементарный голод, в Чирчике нас кормили отлично. И все наши "подвиги" были даже не воровством, а чистейшей воды озорством, веселились мальчики от души.
   Начальник базы, только руками разводил, и молился Всевышнему, что бы нас поскорее убрали. К черту, к такой то матери или в Афган, без разницы, лишь бы убрали.
   Вечерняя поверка, почему поверка, а не проверка, это военная тайна Советской армии, и ее правопреемников, я ее, помня присягу, разглашать не буду. Итак, вечерняя поверка, в строю стоит, когда двадцать, а иногда тридцать полупьяных воинов. Наш старшина грозный Филиппок, читает поименный список личного состава.
  -- Имярек?
  -- Я!
  -- Такой то?
  -- Я!
   Все сто указанных в списке воинов откликаются на свои имена. Филиппок, не доверяя списку, начинает пересчитывать нас, по головам. Не сходится. Но, вероятно вспомнив свои школьные успехи в математике, Филиппок начинает, зачитывать список вновь. Все указанные в списке, опять подают свои голоса. И почуяв, что эту мистику ему не понять, идет Филиппок докладывать, вечно дежурному, вечно пьяному капитану:
   - Товарищ капитан! Личный состав, на месте. Происшествий нет.
   Капитан пьяно качает головой, и соглашается, что все хорошо, ну просто отлично. Как я узнал позднее это капитан, тогда еще юный лейтенант входил с нашими войсками в 1968г. в Чехословакию, за восемь месяцев, дослужился до капитана, получил орден, и спился. Думаю, что причина, не только склонность этого человека к алкоголю, а то, что он натворил в Чехословакии, но это только мои предположения, в свою душу, он меня не пускал.
   - Мальчики, - обратился к нам Филиппок, - вы мне не поможете крышу в доме перекрыть. Скоро зима, а она протекает. А я вас, - Филиппок замялся, - чаем напою, пирогами угощу.
   Чаем! Нас? Вот осчастливил!! Чаем!!! Это ж на надо такое придумать
   Но был он такой маленький, безобидный, жалкий полковой музыкант - трубадур, что, отложив очередной набег на склад военного имущества, мы согласились помочь.
   И еще раз хочу похвалить нашу армию, в ней чему только не научишься, если конечно хочешь жить и служить, нормально. В числе, прочих военных наук, научили нас и строительным работам. На войсковом складе мы по собственной инициативе, украли оцинкованную жесть, затем быстро перекрыли крышу в доме у Филиппка, и пошли пить чай.
   Жене Филиппка, весьма приятной и достойной женщине, помогала накрывать на стол юная особа, ну просто прелесть.
   Глянул я на нее, и в ту же секунду умер, и снова родился, и покраснел и засмущался, в общем, типичная картина. И песни я потом ей пел, жалостливые про любовь десантника, и признавался, что чувства мои надежны как парашют, и огненно - прекрасны как выстрел из гранатомета. И стихи ей читал, а был я мальчик начитанный и любовную лирику знал хорошо, и букеты носил. Сладко млело девичье сердце, но ничего не вышло у меня. Девочка была характером, намного тверже, чем ее папа - музыкант, и прямо мне сказала, что хоть и верит она мне безоглядно, но на чувства мои ответит только после моей демобилизации.
  -- Возвращайся, тогда и поговорим! А пока извини, я девушка честная, - заявила мне прелесть на последнем свидании. Ну что ты будешь делать!
   После дембеля, я к ней не поехал.
   Все хорошее кончается, закончился и наш отдых, через десять дней после прибытия в Чирчик, приказ, отбыть в место дислокации части. Афганистан, Кундуз. Повинуясь магии приказа, все сто человек материализовались из небытия, и отправились служить, выполнять неизвестно какой долг, и защищать южные рубежи нашей Родины, неизвестно от кого.
   К декабрю 1980г. бытовая жизнь в бригаде более-менее наладилась, и комбриг решил разнообразить унылые построения и разводы музыкой. Чтобы услаждать наши уши бодрыми маршами, из Чирчика была вызвана музыкальная команда.
   В день их приезда наш взвод был в карауле, и тремя постами охранял штаб бригады. Я был разводящим. Грустил я в палатке о доме и маминых пирогах, как в караульное помещение, вбежал мой соратник по подвигам в Чирчике, и сослуживец по взводу.
  -- Знаешь, кто с музыкантами приехал? - спросил он, меня, скалясь во весь рот.
  -- Кто?
  -- Филиппок!
  -- Вот это да! Пошли посмотрим!
   Несчастный, жалкий, потерянный Филиппок неприкаянно бродил по штабу бригады.
  -- Стой! Кто идет? - сурово окликнул его, я.
  -- Здравствуй мальчик, - обрадовался знакомому лицу Филиппок, и видя суровое лицо разводящего, ведущего на посты караульную смену, растеряно спросил, - Ты, что не узнал меня?
  -- Я вас не знаю! - продолжал шутить я, - Предъявите документы! Здесь штаб, а может ты диверсант душманский!
  -- Документы? - растерялся Филиппок, - а мои документы у писаря.
  -- Смена! К бою! - страшным голосом, отдал я боевой приказ, - Арестовать подозрительное лицо, и сопроводить в тюрьму. Руки вверх! Шаг, влево, шаг вправо, применяем оружие без предупреждения.
   Лицо Филиппка искривилось, он чуть не заплакал, мне, стало стыдно за свою дурацкую шутку, так похожую на издевательство.
  -- Ладно, успокойся, мы пошутили, не плачь дитятко, - сказал я девятнадцатилетний сопляк, пожилому человеку, - Ну привет Филиппок! С прибытием! Будем, значит теперь вместе на боевые ходить.
  -- Мальчик, я же музыкант, - Филиппок жалко улыбнулся.
  -- А у нас в боевых частях некомплект, вас к нам и распределят, будешь со своей трубой в атаки ходить.
  -- СОЛДАТ!!! - я резво обернулся на грозный офицерский рык, сзади стоял начальник бригадной разведки капитан М***, - НЕ ХАМИ! Как тебе не стыдно! А ну прекратить издевательство! А то я тебе так дам, что до дембеля в госпитале проваляешься.
   Мог дать, офицер, тот еще, боевой, не штабная крыса.
  -- Часовой, есть лицо неприкосновенное, неприкосновенность часового охраняется законом, - в ужасе забубнил я заученный еще в учебке, устав караульной службы.
  -- Первое, ты не часовой, а разводящий, во вторых, устава ты не знаешь, а в третьих ..., - офицер поднял кулак, я зажмурился, ну не стрелять же в него.
  -- Товарищ капитан не надо! Мальчик пошутил, не бейте его, он мне крышу дома ремонтировал, - вступился за меня Филиппок.
  -- Ну, если крышу..., - я открыл глаза, офицер опусти кулак, - тогда живи!
   Двадцать пять лет пролетело, но мне до сих пор стыдно, за свое хамство, по отношению пожилому человеку.
   Летом 1981 года на операции в Файзабаде, наш первый батальон крепко потрепали. Три недели боев, маршей по горам, потерь, голода, жажды. Три недели без отдыха. Измотанные, злые, голодные возвращались мы в часть. Из моего взвода только пятеро уцелело, из роты пятнадцать.
   И тут музыка, маршем "Прощание Славянки" встречает нас бригада. Столько лет прошло, но как услышу этот марш, так летит в прошлое моя память, и я снова вижу, как идут с аэродрома в часть обескровленные роты, стоит комбриг, пропускает мимо себя израненный батальон, и благодарит: "Спасибо ребята!".
   И музыка, плачет по нашим погибшим и раненым товарищам, Славянка, и радуется, что хоть мы на радость своим матерям вернулись живыми, и гордится нами Славянка, что выполнили мы свой долг, не бросили раненых и убитых, всех вынесли с поля боя.
   Не дует в трубы, а сердцем, душой, играет, бригадный оркестр, стараются музыканты, и омывает и лечит эта музыка, наши души. И скорбит и ликует, саксофон в руках старшего сержанта ВДВ Филиппова.
   Через пару дней, после возвращения с операции, пошел я в ПМП, проведать своего товарища, еще с учебки с ним дружили. Был он ранен, а легко раненые, кто в госпиталь не хотел эвакуироваться, там лечились. Принес нехитрых солдатских гостинцев, поболтали.
  -- А ты знаешь, кто в карантине лежит? - спросил меня товарищ.
  -- Кто?
  -- Филиппок. Сегодня его положили. Подцепил желтуху бедняга. В его то годы, такая гадость, и в гроб отправить может.
  -- Пойду и его проведаю, - я встал, - ну давай поправляйся, скоро опять приду.
  -- Подожди, - приятель взял мою передачу, и попросил, - передай ему, мне то не больно и надо, скажи, что от тебя. А от меня, - он достал, небольшой темный кусочек, - это мумие, пусть поправляется. Да и привет передать не забудь.
   Палатка, в которой размещался инфекционный карантин, стояла на отшибе. Я вошел. Маленький, сморщенный, желтенький лежал на кровати под капельницей Филиппок.
  -- Привет старшина, - я, не боясь, заразится присел к нему на кровать, - Ребята тебе наилучшие пожелания шлют, и вот жратва и лекарства. - Я положил передачу на кровать.
  -- Спасибо мальчик, - Филиппок растрогался и заплакал.
  -- Филипыч, чего плачешь, ты же десантник, - я утешал его как мог.
  -- Как ты думаешь, я не умру? Нет? Так не хочется умирать. - Филиппок плакал.
  -- Ну что ты от желтухи не умирают, водки пить больше не придется, но и без нее родимой жить можно, - мне казалось, что я успокаиваю маленького ребенка, - скоро на пенсию уйдешь, дочка у тебя красавица, внуков будешь нянчить, музыке их учить. Все хорошо будет.
  -- Какой ты хороший мальчик. А знаешь, я ведь мечтал в джазе играть, не получилось. Может у внуков получится. Ну, ладно иди, иди, а то еще заразу подхватишь.
   Я встал и пошел к выходу.
  -- Погоди! - окликнул меня Филиппок, я повернулся к нему, - Останься в живых мальчик. Возвращайся домой, пусть твоя мама обрадуется. Все, а теперь иди. Прощай!
   Я вернулся домой живым, и моя мама была рада. Как сложилась дальнейшая жизнь Филиппка, я не знаю. Но знаю точно одно, что выполнил и он свой долг, так как мог, и был такой же жертвой этой войны, как и мы, хоть и не ходил на боевые операции.
   Если ты жив Филиппок, то счастья тебе и здоровья, а если нет, то место твое за доброту, душевность, талант музыканта, и неудачи, у престола Всевышнего.

Моя дорогая!

   Кто не слышал мрачных армейских историй, про то как, получив известие об измене любимых, солдаты, стрелялись, дезертировали, или впадали в депрессию. В Советской армии существовал, освященной традицией ритуал, коварной изменщице, посылалось письмо, в котором на листе бумаги, красовался отпечаток подошвы солдатского сапога, с патриотической надписью: "Если бы не этот сапог, тебя бы ... иностранный солдат".
   Лично, я девушек не осуждаю, не судите, да не судимы будете. Знаю полно случаев, когда девушка, дождавшись своего возлюбленного солдата, слышала: "Давай останемся друзьями", или знакомилась с его женой. Так что обе стороны хороши. Но этот рассказ не является классикой, где есть любовь, разлука, роковая измена, разбитое сердце и неминуемое возмездие.
   Мы сидели у глиняной ямы и уныло пересчитывали глиняные кирпичи, наша дневная норма сделать пятьсот штук, изготовили мы всего сотню, а дело шло к обеду.
  -- Хоть бы на операцию скорее, надоело кирпичи делать, - Витек закурил, - Вот житуха, кому дома расскажешь, что десант, кирпичи делает, и дома строит, не поверят, скажут в стройбате служил.
  -- Два солдата из стройбата, заменяют экскаватор, а один из ВДВ заменяет их вдвойне, - я уселся на формовочный ящик, - дома будем рассказывать, что все дни только рукопашным боем занимались, а в промежутках голыми руками, духов сотнями укладывали.
  -- Ты доживи еще до дома то, - мрачный весь перемазанный глиной Хохол вылез из ямы, - доживи, а что врать не долго придумать.
   Бригаду нашу в январе 1980 г. ввели в Афганистан, выбросили на голое глиняное плато, рядом с аэродромом, что находился рядом с городом Кундуз, и служите, но не как хотите, а как положено. Как ребята не только выжили в этих условиях, но еще и воевали, это тема для отдельного рассказа, но на боевых операциях мы были десантом, а промежутках обустраивая часть, стройбатом.
   Но не зря в учебниках по тактике пишут, что десант, начинает и выигрывает бой там, где для всех остальных родов войск, он считается проигранным, то есть в полном окружении. То, что не зря, это мы на своей шкуре испытали. В полном окружении, без малейшей помощи со стороны, научились из глины делать кирпичи, из кирпичей складывать дома, воровать необходимую для строительства древесину, и создали на пустом месте, уютный глиняный городок.
   Работы по строительству муторные, грязные, тяжелые, и рвались мы на боевые операции, отнюдь не из храбрости и удальства, а из желания разнообразить скуку, и сачкануть от строительных работ. Кроме того, на операциях всегда можно было достать, а точнее отобрать у мирного населения, свежих продуктов, и вкусно пожрать. Выдаваемая нам пайковая каша из сечки, уже по поперек горла стояла.
  -- Да! З...и нас этой стройкой, - Витек выкинул докуренную до бычка сигарету, и понуро предложил, - давай до обеда хоть еще с полсотни кирпичиков сделаем.
   Работать не хотелось, слово "з...ли", дало новое направление разговору.
  -- Да, Витек, тебя тут отцы - командиры в разные позы ставят, а дома кто-то, твою жену в третью позицию пристраивает, - мы занялись любимым развлечением и начали подначивать товарища.
   Солдатские разговоры о женщинах и любви, весьма однобоки, назвать их просто похабными, мало. Тут наверно более уместны медицинские термины. Нигде мужики в своих рассказах столько не врут, как, повествуя о женщинах, армии, рыбалке и охоте, а если учесть, что мужчинами многие из нас в сексуальном смысле этого слова стать, не успели, то и врали или наверно правильнее сказать, фантазировали, мы много, вдохновенно, и неумело. Тоже военный парадокс, убивать мы уже умели, а вот созидать новую жизнь совместно с представителями прекрасной половиной человечества, нет.
  -- Началось! - Витек обречено махнул рукой.
   Среди солдат срочной службы редко попадаются женатые, но приколов достается им больше всех. Дня не проходило, чтобы мы не подкалывали товарища в той или иной форме, по поводу супружеской верности его половины. Даже каску ему просверлить не поленились. А когда он недоуменно рассматривал две дырки, ему с редким тактом, пояснили, что отверстия сделаны для его удобства, чтобы рога наружу торчали, и не мешали надевать, сей предмет военной амуниции на голову. Но Витек не зря был десантником, он не привык пасовать перед трудностями, и нашел для подкольщиков, контрприем, доставал фотографию жены, девушка была снята в купальнике, показывал, и говорил, - Если тебе дорогой невтерпеж, и так хочется бабы попробовать, то смотри и дрочи.
   Тут все рот и затыкали. До очередного раза. Письма от жены Витек получал регулярно, их содержанием с нами не делился.
   Не успел Витек провести коронный контрприем, как к нам прибежал, посыльный из штаба бригады.
  -- Витек! Тебя в штаб срочно вызывают, - посыльный передал сообщение и убежал.
   Вызов в штаб бригады, всегда чреват для солдата неприятностями. Вспомнил Витек, что не давно поймал его с водкой штабной офицер, а в ответ на требование отдать бутылку, сказал Витек, что ему она нужнее, и послал штабного офицера, далеко и глубоко в область женской физиологии, а потом бежал, не назвав ему своей фамилии.
  -- Нашел, такой сякой, - Витек стал одеваться, - теперь и в...т, и высушат.
   Мы сочувствовали, даже язык не повернулся сказать очередную подначку. Грустный ушел Витек в штаб.
  -- Угадай, что мне было? - вернувшись из штаба, Витек сиял, как после литра водки, - угадаешь с меня пузырь.
  -- Орден за последнюю операцию дали! - начал угадывать я.
  -- Мимо!
  -- Вместо ордена, звание присвоили! - включился в игру Хохол.
  -- Мимо!
  -- Сын у тебя родился или дочка! - предположил я.
  -- Мимо! Я в армии уже год, какой еще ребенок, если жену не видел, - Витек победоносно оглядывал нас.
  -- Сдаюсь, - я поднял руки вверх, Хохол молча повторил мой жест.
  -- Я ЕДУ В ОТПУСК! ДОМОЙ! - заорал Витек.
   Мы так и ошалели от свалившегося на него счастья.
   Отпуска солдатам срочной службы в Советской армии давали редко, только в качестве поощрения, или, упаси Господь, в случае несчастья дома, по заверенной военкоматом телеграмме. В Афганистане, у нас в бригаде, отпуска в качестве поощрения, не давали вообще, легче было орден получить, чем отпуск.
   Витек достал фотографию жены стал ее целовать и все повторял:
  -- Моя дорогая! Как же я тебя люблю!
  -- Твоя, что министру обороны, дала, или командующему армии, раз тебе отпуск дали, - ехидничал Хохол.
  -- Лучше! Намного лучше! - продолжал ликовать Витек, - Она со мной разводится, телеграмма пришла, заверенная судом и военкоматом, вызывают меня на судебное заседание.
   В растерянности мы даже не знали, что сказать.
  -- Тебе не жалко? - робко поинтересовался я, - Ты, что ее больше не любишь?
  -- Люблю, - уверенно сказал Витек, - еще как люблю, а после телеграммы этой, просто обожаю!
   Странности в отношениях мужчины и женщины были тогда, нам в диковинку, и мы примолкли.
  -- Конечно, она женщина отличная, и красивая и умная, и в постели хороша, - Витек рассуждал вслух, - но бабу, я себе дома всегда найду, а вот отпуск так просто, без развода, я бы не получил, - Витек, снова поцеловал фотографию жены, и добавил, - Умница ты моя!
   Через много лет получив юридическое образование, я узнал, что обязанность вызвать ответчика в суд, если суду известно место его нахождение, установлена законом. Что рассмотрение иска о расторжении брака, возможно и без участия ответчика. Если он должным образом уведомлен о дате и времени судебного заседания, и не заявил ходатайство о его переносе. Что достаточно было телеграммы, заверенной командиром бригады, о согласии ответчика с исковыми требованиями о расторжении брака, и суд бы принял решение и без присутствия Витька, в зале судебного заседания. Но скажите мне на милость, где вы видели офицера - десантника, которой бы знал Гражданский процессуальный кодекс РСФСР?
   Комбриг лично посочувствовал, Витьку и приказал выписать ему отпускное свидетельство и проездные документы. Командиру нашей роты, было строго настрого, наказано, следить за расстроенным воином, как бы он чего с горя, не натворил. Командир роты, сам мужик женатый, крыл неверную Витькину подругу нехорошими словами, и поил Витька водкой из личного НЗ. В общем, до своего отъезда Витек, получил от командиров столько внимания и заботы, сколько никто из нас никогда не видел.
   Собирали в отпуск Витька мы всей ротой. Лучшее парадное обмундирование, ротный даже свои новые хромовые полусапожки отдал, голубой берет, новенькая тельняшка, полный комплект знаков (Гвардия, Отличник Советской армии, Специалист первого класса, Парашютист-отличник, Воин - спортсмен), аксельбант, талия перетянута белым парадным кожаным ремнем. И где наша не пропадала, дал ему, Муха, это прозвище такое у солдатика было, поносить свою медаль "За отвагу", в то время только у него награда была. Собрали в дорогу денег. Поехал домой в отпуск красавец, орел - десантник, герой интернационалист, ну прям хоть икону советскую, с него рисуй.
   Через месяц Витек вернулся. Военные традиции он свято чтил, и привез нам самогон, затаренный в резиновые грелки, а был Витек родом с городка граничившего с Украиной, домашнее сало, а отцам - командирам водки и колбасы. Как он перевез это всё через границу, история умалчивает. Но за опоздание из отпуска, две недели, Витек взыскания не получил.
  -- Значит, стою я при полном параде, на суде, медаль на груди блестит, а с моей благоверной новый хахаль пришел, весь в золоте, носатый, черный, кавказец, - рассказывал нам Витек, - у меня морда каменная, губы сжаты, чтобы не рассмеяться, глаза красные, накануне, отмечая, мой отпуск, выпили добре, отвечаю на вопросы суда. Судья женщина пожилая, военное лихолетье захватившая, смотрит на меня и жалостливо так вздыхает. Объявляет она решение, именем Советского Союза, развести нас, к чертовой матери. А после решения говорит: "Стороны задержитесь". Мы приостановились. И как она, судья то есть, пошла мою бывшую супругу, крыть матом, и такая она и, рассякая, и пока я Родину защищаю, она тут шуры муры крутит, и вообще нет ей места в советском обществе. А, я скорбно так головой киваю. Цирк бесплатный. А потом, чтобы не рассмеяться и представление не испортить из суда выбегаю. На выходе меня уже ребята с водкой ждут. Городок у нас маленький, все друг друга знают, все бывшие десантники собрались, ну прям как второе августа день ВДВ. Выпили и на рынок. Как кавказцам дали оторваться, куда только они, а куда их товары полетели. Милиция личики воротит, ничего не видит, ничего не слышит. Погуляли на славу. Потом ребята решили изменщицу, в дегте обмазать, и по городу повозить. Но тут уж я воспротивился, говорю "боевым" моим братьям: "Зачем? Бог ей судья, а я ей все прощаю". Подивились ребята моему смирению христианскому, но послушались.
   Витек замолчал, подпер буйную свою головушку, ладонью, призадумался. Прям Герцен "Былое и думы". Хотя Герцена Витек по живости характера не читал, даже имя такое не слышал.
  -- Что дальше то было?
  -- Дальше! Хотите, верьте, ребята, хотите, нет, а я на десятый день после развода женился (Прим. автора. Решение суда, по гражданскому делу, в том числе и о расторжении брака, вступает в законную силу, через десять дней). Расписали нас в ЗАГСе быстро без всяких сроков. На свадьбе весь город гулял. Вот фотография.
   Я взял фотографию, с цветной карточки, смотрела на меня юная девушка в белом подвенечном платье, и ласково улыбалась. Было в ее улыбке и счастье и надежда, и что-то еще, особенное, от чего сладко замирало сердце.
  -- А ее ты, надеюсь, по настоящему любишь? - спросил я.
  -- Конечно! - без тени сомнения, ответил Витек, отобрал у меня фотографию, и стал любоваться своей суженой. И после непродолжительного молчания, с нежностью добавил, - Моя дорогая! Может, и ты на развод подашь? Домой хочется. В отпуск.
   Я онемел. А, что тут можно добавить?
   Осенью 1981 года Витьку убили на операции в Файзабаде. Его тело мы вынесли.

Благодарственное письмо

   Весной 1981 года нашу потрепанную и уставшую от бессмысленных операций роту отвели на позиции. Позиции так мы называли боевое охранение, выставленное вокруг аэродрома и бригады. Для нас выход на позиции был отдыхом. Отстоишь на посту четыре часа и все, восемь часов ты свободен. Хочешь спи, хочешь жри, бей вшей, а хочешь стихи читай. Наверно вы будете смеяться, как смеялись надо мной сослуживцы, но я на чеки (денежное довольствие нам выплачивалось в чеках Внешторга), вместо водки, купил томик Лермонтова, и читал стихи. Единственное, что меня оправдывало в глазах сослуживцев, так это то, что вслух им, я стихи не читал, а воевал и водку хлебал не хуже других.
   Офицеры от легкой службы тоже расслабились, отдыхали, учить нас караульной службе не надо, на постах мы не спали, свое военное дело знали, и в дополнительных занятиях не нуждались. В общем по военному времени настоящий санаторий. Блиндажи, в которых мы жили, были уже обустроены, хозяйственных работ минимум. Весна! Тепло, еще нет удушающей жары, привольная жизнь, лафа. Ходили мы по позициям только в одной форме, сатиновые трусы до колен, (а кого стесняться?) ремень с подсумком и автомат.
   Но наши командиры забыли одну истину, о которой я уже говорил, но рискну повториться. Займи руки солдата, или их займет черт. Впрочем, они не только ее забыли, но и сами охмелели от привольной жизни. Как вы уже наверно догадались, охмелели они в буквальном смысле, поставили брагу, а когда она быстро дошла на весеннем солнце, выпили, мало, поставили еще. На этот раз поставили напиток в пятидесятилитровом бачке, что бы надолго хватило, для ускорения химического процесса брожения, и придания ему убойной силы, добавили в пойло, технического авиационного спирта. Как положено, рядом с бачком поставили дневального, следить за подходом бражки, и за приездом проверяющих из штаба бригады. Мы ходили вокруг бачка, облизывались, и не хуже офицеров ждали момента, когда напиток будет годен к употреблению. Дело в том, что наши бравые, опытные, боевые командиры совершили стратегическую ошибку, поставили дневальным молодого, недавно прибывшего с пополнением солдатика. Нас он боялся намного больше чем офицеров. Мы были готовы разделить с отцами - командирами тяготы и лишения воинской службы, а заодно и ее редкие радости.
   Брага была почти готова, когда я, ее попробовал, понял, что медлить нельзя, так как четверо офицеров пригласив гостей, были в состоянии выжрать, пятидесятилитровый бачок за один день. Ночью, подавив слабое сопротивление дневального, "Ребята не надо, меня же командир убьет" - молил он, мы повзводно приходили к бачку и брали свою долю, житейских радостей. Быстро опустел бачок, а оставшееся сусло, мы предусмотрительно залили не кипяченной водой.
   Офицеры, наплевав на устав, и не назначив ответственного за роту, безмятежно дрыхли в землянке. Наверно им снилось счастливое завтра, когда они смогут временно покинуть надоевшую земную юдоль, и вознестись в алкогольные горние выси.
   Я набрал две фляжки, котелок, и пошел тащить службу на пост. Как я уже говорил, на постах мы не спали, жить хотели. Но все остальные, строго запрещенные уставом караульной службы, нарушения допускали. Курили, лежали, читали, болтали, а в этом случае еще и пили. При свете трофейного фонарика, я читал поэму Лермонтова "Валерик", прихлебывал брагу, и не заметил, как выпил обе фляги. И пронзительная мысль о схожести той кавказкой, и этой афганской войны потрясла меня, ради достоверности надо добавить, что потрясла меня всосавшаяся в кровь брага, но на этот вульгарный натурализм, я тогда не обратил внимание. Опечалился я судьбой юного подпоручика Лермонтова, вспомнил, что и сам поэт. Надо сказать, что писал я жалостливые стишки собственного сочинения в дембельские альбомы. Только чувство уважения к литературному вкусу читателя и глубокий стыд за эти с позволения сказать рифмы, мешают мне процитировать некоторые из них. Стало мне совсем грустно, когда я имел наглость сравнить наши судьбы. Но в котелке еще оставалась брага. Я ее выпил в два глотка, за помин души великого поэта. Алкоголь имеет странное свойство, он усиливает грусть. И плавно в такт, глоткам ступая, ко мне пришла мировая скорбь. И чтобы избавится от нее, и отдать последний долг памяти поэту, поднял я свой верный ручной пулемет. И стал стрелять! В воздух! Длинными трассирующими очередями. Как красиво летят трассирующие пули в ночном небе, подумал я, заменил в пулемете магазин, и снова открыл огонь. Брага, скорбь, и красота южной ночи расцвеченной моей стрельбой, выбили из остатков моего затуманенного сознания, то обстоятельство, что длинные трассирующие очереди, это сигнал тревоги, весть: "Всем, всем! Нападение!". Я подумал, услышав, треск автоматных и пулеметных очередей, что скорбь мою разделили караульные с других постов нашей роты, а там подключилась, открыв беглый артиллерийский огонь из орудий, и стоявшая рядом батарея САУ (самоходные артиллерийские установки) 201 мотострелковой дивизии. По всему периметру позиций был открыт шквальный огонь. Надеюсь, что возликовала душа великого русского поэта и офицера, в садах для праведных, услышав такой салют в свою честь!
  -- Что случилось? Нападение!? - четверо вооруженных автоматами встревоженных офицеров примчалась на позиции.
  -- Товарищ капитан! За время несения службы происшествий не случилось! - доложил я командиру роты.
   И покончив со скучными формальностями военной службы, начал с чувством, читать любимый со школьных времен стих Лермонтова "Смерть поэта".
   Погиб поэт! - невольник чести-
   Пал, оклеветанный молвой,
   С свинцом в груди и жаждой мести,
   Поникнув гордой головой!
   Ротный ошалело посмотрел на меня, принюхался и бешено заревел:
   - Да ты пьян! Скотина!!!
   Не вынесла душа поэта,
   Позора мелочных обид,
   Восстал он против мнений света!
   Один, как прежде .... и убит!
   Продолжал я, но цитата осталась не законченной, ротный со всей силы двинул мне в глаз, и я, завершая сходство с судьбой поэта, поник гордой головой.
   Услышав стрельбу с постов, офицеры ринулись в блиндаж, только мудрый замполит, задержался и сообщил по полевому телефону в штаб бригады о нападении на роту.
  -- Рота! Подъем! Боевая тревога! Бегом на посты! Нападение!!!
   В ответ, пьяный смачный храп. Никто не встал. Убойная брага оказалась сильнее боевой солидарности. Напрасно матерился ротный, напрасно пытались растолкать, пьяных солдат, командиры взводов. Личный состав роты пал, алкоголем пораженный, на службе в боевом охранении.
  -- Там ваши товарищи! Бьются! Помощи ждут! А вы тут! Пьяные! - гневно прокричал ротный пьяной солдатне и схватив автомат с трезвыми офицерами бросился грудью отражать вражеское нападение, на ближайший пост.
   Вот тут то они меня и встретили. После моего "убиения", они бросились к другим постам, там их не встречали стихами, но запашок алкоголя витал несомненно.
   В ночь весны одна тысяча девятьсот восемьдесят первого года, рота, выполняя боевую задачу по охране нашей бригады, была в стельку пьяной. В штаб доложили, что нападение успешно отбито, в помощи не нуждаются.
   Утром было скорое, матерно кулачное дознание и суд. Я был признан неподкупным офицерским судом, самым пьяным, никто больше стихи не цитировал, следовательно, самым виновным по всем пунктам обвинения, и крайним. Наказание было суровым, но справедливым, я оправился копать в ссохшейся глине яму, четыре на четыре метра и два метра в глубину, сидеть в этой яме мне определил суд, четыре дня и три ночи. Приговор вступил в силу немедленно и обжалованию не подлежал. С похмелья, на солнцепеке, я ломом долбил глину и слушал, как, построив роту, лютовал командир:
   - Я вам ... покажу, как офицерскую брагу пить! Я вас ... научу, как Родину любить!
   Слово у командира с делом не расходилось, и он стал показывать и учить. Есть в армии такое выражение: "В...ть по уставу!". Вот по уставу и была сыграна химическая тревога. Рота! Газы! С похмельными стонами одели солдаты ОЗК (общевойсковой защитный комплект) и стали играть в слоников, то есть кроме резинового костюма они нацепили, на лица противогазы, чей гофрированный шланг, напоминает хобот. На дворе плюс тридцать, и в эту чудную прохладную погодку, стала рота бегать вокруг позиций в полной боевой выкладке. Я уже углубился в землю на метр, а рота продолжала, отрабатывать учебные задачи и новые вводные. Были там и газы, и ядерный взрыв, вспышка справа, вспышка слева, и ползание по-пластунски, и масса других приятных развлечений. Притомившись, один офицер менял другого, но все вместе и каждый в отдельности они упорно продолжали учить воинов интернационалистов, любить Родину.
  -- Давай, в офицерский блиндаж, бегом! - новый дневальный с состраданием посмотрел на меня, - приехал начальник штаба бригады.
   Как был, перемазанный глиной, в грязных трусах по колено, побежал я в блиндаж. По дороге гадал, что будет, дисбат, или что-то новое придумают. Дисбата я боялся. По отзывам, знающих людей, по сравнению с дисциплинарным батальоном Советской армии, Освенцим санаторий для малокровных.
  -- Вы первым открыли огонь? - спросил меня начальник штаба бригады гвардии майор Масливец.
  -- Я, товарищ майор, - обречено сознался я.
   Точно дисбат, промелькнула мысль. Интересно сколько дадут шесть месяцев или год?
  -- Молодец! - воскликнул майор.
   Издевается, тяжко вздохнул я, и подумал, значит два года дадут.
   И тут майор подошел ко мне и очень демократично пожал руку. Я ничего не понимал, и только жалобно посмотрел на командира роты. Я буду хорошим, я исправлюсь, молил я глазами отца - командира.
  -- Капитан! Заполняйте на него наградной лист. Представьте к медали "За отвагу". Достоин. Раз спас часть от вражеского нападения, обнаружил противника и уничтожил его, значит достоин!
  -- Но товарищ майор, - мрачно глянув на меня возразил ротный, - он только выполнял свою задачу, кроме того, у него есть серьезные дисциплинарные взыскания.
   Майор посмотрел на меня повнимательнее, да на героя я не тянул. Длинный, худой, перемазанный глиной, с роскошным цвета радуги фингалом под глазом, стоял я перед начальником штаба бригады.
   - Откуда у вас кровоподтек, - сухо поинтересовался майор.
  -- Шел, поскользнулся, упал, - доложил я.
  -- Закрытый перелом, очнулся гипс, - закончил классическую фразу майор, очень выразительно глянул на ротного, и засмеялся.
  -- Все дисциплинарные взыскания снять, - приказал майор, ротный заскрипел зубами, - А вместо медали, письмо на Родину. У вас товарищ солдат мама есть?
  -- Да, товарищ майор.
  -- Вот пусть радуется и гордится, что такого сына воспитала! - закончил разбираться со мной майор.
  -- А у вас товарищ капитан в роте полный порядок, личный состав занят боевой учебой, - повернулся к капитану майор, ротный хмуро улыбнулся, - все офицеры при солдатах. Вы молодец! Объявляю вам благодарность!
  -- Служу Советскому Союзу! - отчеканил офицер.
  -- Только вы не находите, что в такую погоду бегать в резине это слишком? - деликатно заметил начальник штаба.
  -- Занятие проводится согласно плану боевой учебы, - ротный хотел отстоять свое право продолжать е ...ть роту, - план утвержден командиром батальона.
  -- Такие занятия приказываю отменить, - рассердился майор, - солдатам и без этого достается.
  -- Есть! Отменить.
  -- Дисциплина и учебы вещь замечательная, но с солдатами помягче надо быть, - учил служить капитана, майор, - мы все таки на войне, тут особые условия. Палку перегибать не надо.
   Ротный волком смотрел на майора.
  -- Разрешите отпустить солдата? - спросил капитан.
  -- Да, идите дальше служить товарищ солдат, - благословил меня майор, - если так, будете продолжать службу, то без правительственной награды вы не останетесь.
   Ошалевший я выскочил из офицерского блиндажа.
   Ротный писарь, задыхаясь от смеха, дал мне почитать копию рапорта о ночном происшествии.
   "00 ч. 30 м. На посты боевого охранения роты напала группа не установленных лиц. После их обнаружения, караульным третьего поста, был произведен предупредительный выстрел вверх. А затем открыт огонь на поражение. В ответ противник открыл беспорядочный огонь из автоматического оружия. Решительными действиями дежурных постов, огонь противника был подавлен. Действия постов были поддержаны беглым артиллерийским огнем соседней батареей САУ 201 мотострелковой дивизии. Противник численность сто - стопятьдесят человек, понес потери и отступил. Преследование противника ввиду ночного времени, не представлялось возможным. Потерь среди личного состава нет. Копию рапорта командира батареи САУ прилагаю. Командир роты капитан ***".
   Яму я все-таки докопал, только сидеть в ней не пришлось. Занятия в противогазах и резиновых костюмах ОЗК были отменены. Брагу больше не ставили. Все вели трезвый образ жизни. Каждую ночь, через два часа офицеры поочередно проверяли посты. Через неделю роту сменила минометная батарея, а нас опять отправили в горы на боевую операцию, но это совсем другая история.
   А вот это точно брехня, скажет читатель, не может такого быть, уточнит другой, и оба будут не правы. Все это было. Вот передо мной лежит благодарственное письмо, полученное моей мамой.

Уважаемая ***!

   Ваш сын, ефрейтор *** проходит службу в в/ч 44585
   Ваш сын отличник боевой и политической подготовки. За время прохождения службы он показал себя дисциплинированным и стойким воином - десантником.
   Ваш сын пользуется заслуженным авторитетом среди товарищей и командиров.
   Благодарим Вас за хорошее воспитание сына, достойно выполняющего интернациональный долг в Демократической республике Афганистан.

25 апреля 1981 года. Начальник штаба в/ч 44585 гвардии майор Масливец.

Вот так-то, а Вы говорите брехня.

  

Голос Америки

  
   Сегодня не является преступлением или идейно незрелым поступком, если слушаешь "вражеские" радиоголоса, а в начале восьмидесятых годов двадцатого века, "голоса" давили как могли, а любители слушали их в обстановке полной конспирации. Я "вражеские" голоса не слушал даже ради музыки, но не по причине высокой сознательности и идейности, а исключительно из равнодушия. Но один раз сам попал в русскую сводку новостей радиостанции "Голос Америки", только инкогнито. Имя мое, также как имена моих товарищей по роте не прозвучали, нас просто обозвали "рашен коммандос".
   Тактика действий нашего "горно-копытного" батальона в то время была достаточно простой, мы прочесывали населенные пункты, сидели по наводкам армейской разведки в засадах, а наиболее часто, десантированные с вертолетов, блокировали входы и выходы из горных ущелий, пока мотострелки, или подразделения афганской армии, ловили духов на равнине. Иногда это давало результат, иногда нет. Как говорится, раз на раз не приходится. Но я не собираюсь рассказывать о тактических приемах советского десанта. Мой рассказ о станции "Голос Америки", второй роте, и армейских шуточках.
   Нас как обычно с вертолетов выбросили в горы, дело привычное. Мы быстро заняли выход из ущелья, оборудовали позиции, то есть, вырыли окопы, для стрельбы из положения лежа. Замаскировали и усилили брустверы окопов камнями. Командиры боевых групп распределили между бойцами сектора ведения огня, прикинули возможные действия противника, если он пойдет на прорыв. Все десант к бою готов. Ничего особенного, так, военная рутина. После обустройства временных огневых точек, четверо добровольцев пошли в разведку.
   Только не думайте, что мы, пылая усердием, искали душманов. Мы пошли разведывать, где чего можно найти пожрать. Снабжали нас отвратительно. В части на батальонной кухне, прелагали такое ежедневное меню: жиденький супчик с сушеным картофелем и кусками вареного свиного сала; каша из сечки на растительном масле; и компот из червивых сухофруктов, который мы называли мясным бульоном, так как в нем плавали разваренные черви. На операции в качестве сухого пайка выдавали: рыбные консервы "Минтай в масле" с истекшим сроком хранения; пакет черных сухарей, и все. Консервы давали из расчета одна двухсотграммовая банка на день. Когда мы очень скромно намекали заместителю командира бригады по тылу, что есть хотим, он разводил руками и отвечал поговоркой: "Десантника, как и волка, ноги кормят". Поэтому вы не удивитесь, если узнаете, что на боевые операции, мы шли как стая голодных волков. Строевые офицеры, которые питались чуть лучше нас, на мародерство продуктов закрывали глаза, и получали свою долю. Осуждать нас конечно можно, а вот винить, нет. Мы просто хотели есть!
   Идем мы четыре разведчика - мародера по горам и долам, ищем. И конечно находим, большое поле, полностью усеянное дынями. Великолепными, сочными, сладкими, сытными дынями. Но воины мы были опытные и сначала обследовали район предстоящий боевых действий, чтобы не нарваться на настоящего противника. И не получить вместо дынь, хорошую порцию свинца. Бывали, знаете ли, прецеденты, научены. Коварных душманов, мы не обнаружили, но поле охранял старенький бабай. За противника мы его не посчитали. Помахали дедушке ручкой и стали сначала есть, а потом собирать в плащ-накидку дыни. Дедушка голосом выразил свое негодование нашими действиями, мы отмахнулись. И больше не обращали на него внимания. В самый кульминационный момент, дыни собраны и завернуты в плащ - накидки, мы собираемся отбыть восвояси, прогремел выстрел. Грохота автоматных очередей мы не услышали, но дробь просвистела, в опасной близости. Разом в цепь, оружие к бою, готовы к отражению атаки. Видим, дедушка пытается перезарядить древнее гладкоствольное, одноствольное, курковое ружье. Рывком как учили, мы бросились на бабайку. Ружье отобрали, а что дальше делать, не знаем. Чтобы про нас не говорили, и кто бы, не говорил, но женщин, детей и стариков мы не трогали. Стоим смотрим на деда и смех и грех, не стрелять же в него, бить старика стыдно, слов наших он не поймет, а с другой стороны и с такого ружья убить можно. Взяли ружье с собой, деду, погрозили кулаком. Не больно он и испугался, в ответ два кулака показал.
   Всю неделю пока мы блокировали ущелье, кормилась наша рота, на дынном поле, а по ночам спускались орлы - десантники, в кишлак и воровали курей.
   Духов в ущелье не обнаружили, а к нам в роту, с жалобой на наши действия, пришли жители села, в составе делегации был и давешний старичок, он уверенно провел опознание, и указал на меня грязным пальцем. Вот он преступник. Ротный пообещал меня примерно наказать, хотя сам лопал дыни и жареную на костре курятину. Перед населением извинились, а такое тоже бывало, древнее антикварное ружье дедушке вернули, и в качестве компенсации за причиненный материальный и моральный вред, афганцам был отдан наш сухпаек. Они его с благодарностью приняли.
   Я забыл бы об этом, в общем то заурядном случае но, на следующий день после нашего возвращения, к нам в палатку прибежал мой приятель из роты связи.
  -- Эй ты! Рашен коммандос! Оккупант! Давай к нам в восемь вечера в палатку приходи, - сквозь хохот пригласил, он.
  -- Зачем?
  -- Новости послушаешь, их в восемь часов повторять будут. Приходи не пожалеешь.
   Рота связи бригады, имела мощные радиопередающие станции, которые наши связисты использовали, как могли, для развлечений. А так как до и после новостей по станции "Голос Америки" специально для "растления" советской молодежи передавали приличную музыку, то ребята иногда слушали ее передачи.
   В восемь вечера я был в фургоне роты связи. Приемник был включен, после музыки, начались новости. Диктор на русском языке с небольшими англоязычными вкраплениями, живописал о прелестях "свободного мира", о нарушении прав человека в СССР, и, наконец, добрался до Афганистана. Далее привожу сообщение, как запомнил с небольшими купюрами, и комментариями по ходу текста.
   - Отряды самообороны, населенного пункта **** в провинции **** Афганистана, **** - Точно мы и место и время совпадают. - Оказали ожесточенное сопротивление рашен коммандос. - Вещал диктор, о выстреле из древнего ружья, которое по нам произвел старенький дедушка. - Несмотря на подавляющее преимущество в численности и вооружении, советским оккупантам, не удалось одержать победу над отрядами мужественных патриотов. Тогда, - Диктор добавил в пафосное выступление, трагические ноты. - Рашен коммандос применили бактериологическое оружие против мирного населения. - Консервы "Минтай в масле", с истекшим сроком хранения, вполне могут сойти за бактериологическое оружие. - Жители кишлака *** получили страшные заболевания. - Ничего страшного, нас тоже после этих рыбных консервов диарея мучила, через три дня все пройдет. - Добровольцы из Красного креста, - За все время службы ни одного добровольца не видел, - оказывают пострадавшему населению медицинскую помощь. Это еще раз говорит о ...
   Раскаты громового хохота не дали дослушать выступления диктора, я так и не узнал, о чем это там говорит...
  -- Ну, дают! - сказал мой приятель, отсмеявшись, - Вот врать то, а ведь кто-то думает, что правда.
  -- Жалко, что наше командование не слышало, - попечалился я, - что, то чем нас кормят, нормальные люди бактериологическим оружием считают.
   Слышало наше командование эту передачу, или это просто совпадение, но на следующую операцию нам выдали консервированную гречневую кашу с мясом, вполне приличная еда, этим сухпайком, мы с афганцами уже не делились.
   Спасибо тебе "Голос Америки"! За то что "советским оккупантам" улучшали питание.
   Спасибо тебе "Голос Америки"! За то что, только услышав твои позывные, я до сих пор, хохочу, вспоминая дынное поле, старенького дедушку, "роковой выстрел", и консервы "Минтай в масле"
   Спасибо тебе "Голос Америки"! За то что, тогда в юном возрасте я понял, что в твоем "свободном мире" лгут, так же нагло и беспардонно, как и в Советском Союзе.

ИА, Осел - Советского десанта

   Мы понравились друг другу с первого взгляда, молоденький ослик и я, юный солдатик. Если бы я верил в реинкорнацию, то непременно бы решил, что в прошлой жизни эта милая скотинка, была храбрым воином, а я, учитывая некоторые особенности характера, уж точно был ослом. Но в те времена был я атеистом и комсомольцем, и верил только в светлое будущее.
   Симпатию надо крепить, я достал пайковой сахар и черные сухари, ослик их съел с удовольствием, благодарно покивал головой и помахиванием хвостика, предложил мне прокатится на нем. Я, гордо подбоченившись поскакал на ослике, вдоль позиций нашей роты. Наверно мои татарские предки, отважные баатуры и умелые наездники, глядя на такого потомка, умерли бы со стыда, но я не смущался. И хохот моих сослуживцев принимал за одобрение.
  -- Как вы похожи, - заметил мой командир роты.
  -- Упорные и трудолюбивые, - скромно уточнил я.
  -- Нет оба ослы! - присоединился к всеобщему хохоту мой командир, - Хотя в отношении его, - офицер показал на ослика, - еще есть сомнения.
   Но мой мохнатый товарищ, вступился за меня, и доказал, что все сомнения неуместны. Скотина повернулась к командиру задом и выпустила спертый воздух из заднего прохода. Звук был громким и неприличным. Солдаты снова захохотали, но уже не надо мной. Офицерская честь была попрана. Командир схватился за автомат. Конечно, я знал, что он не убьет безвинное животное, но на всякий случай, спешившись, прикрыл осла своей грудью.
   Вот так мы и подружились. В память о своем безмятежном детстве, я назвал нового друга просто, но со вкусом, ИА.
   Во время последней операции батальон наш понес серьезные потери. Только в нашей роте оставалось двадцать солдат. Пополнения из Союза не предвиделось, воевать, кому-то надо, и командир бригады принял решение пополнить первый батальон, за счет внутренних резервов. Из тыловых частей стали к нам переводить новых бойцов. В каждом подразделении, есть такие "орлы", от которых командиры, всеми правдами и неправдами, стараются, избавятся в первую очередь. Честно говоря, я и сам был такой, но дальше нашей роты, был только дисциплинарный батальон, а от него меня Аллах уберег. Вот такое героическое пополнение и прибыло в нашу роту.
   Доукомплектованной второй роте поставили новую задачу, принять участие в уничтожении отряда Ибрагим - бека. А поймать и уничтожить, этого Ибрагима, не так-то просто. Ибрагим - бек, был в прошлом офицером советской армии, уроженцем Узбекской ССР, окончил Ташкентское ВОКУ (высшее общевойсковое командное училище), дослужился до звания "капитан" и должности командир роты мотострелкового полка. Вместе с Советской армией вошел в Афганистан, оказывать интернациональную помощь. Через месяц после ввода, дезертировал, перешел к моджахедам, и сформировал из дезертиров и перебежчиков, собственный отряд. Все тактические приемы, наших действий он знал, во всех правилах Советской армии, писанных и неписаных, разбирался прекрасно. Отряд его на боевых выходах действовал в форме Советской армии, и с советским стрелковым оружием. Резали они нашего брата беспощадно. Был ли он идейным перебежчиком, или привлекла его возможность повоевать на другой стороне и показать на что способен, я не знаю. Но афганские мирные колонны, и отдельные машины он грабил, как самый обычный бандит.
   Действовал его отряд в районах Афганистана, где проживали этнические узбеки. И все попытки его поймать проваливались. Вот по его душу нас и послали. К тому времени отряд Ибрагим - бека, пополнился местными уроженцами и насчитывал до сотни стволов.
   Должен вам сказать, что к самим духам, мы относились без особой злобы, да воевали, да стреляли, но всепоглощающей ненависти к ним не испытывали. Я лично, даже немного сочувствовал им, в конце концов, это мы пришли к ним с оружием в руках оказывать непрошеную интернациональную помощь, а не они к нам строить исламских халифат. Впрочем, эти мысли тогда я держал при себе, а стрелял по духам и мародерничал ничуть не хуже других.
   Но Ибрагим - бек это совсем другое дело, ну не хочешь ты воевать, так ради бога, сваливай из армии, закоси, приемов много было, но мальчишек то зачем резать? А раз ты сука по своим бьешь, то получи гад на полную катушку, той же монетой.
   Агентурная разведка установила место нахождение Ибрагим - бека, и вторая рота пошла на погрузку в вертолеты. Кроме нас участие в операции принимал разведбат мотострелковой дивизии и батальон царандоев (прим. автора царандой - войска госбезопасности ДРА).
   Вертолеты вышли в заданный квадрат и нанесли ракетный удар, по базе Ибрагим - бека, следующим заходом высадили нас. Было нас в роте сорок бойцов. Из десантного люка в цепь! С матом, перебежками вперед! Огонь! Со всех стволов мы открыли стрельбу, по духам, а сверху вертушки нас огнем из пулеметов поддерживают, сколько времени прошло точно не знаю, в бою счет другой, там время патронами в магазине измеряешь, да перебежками. Трясется от отдачи пулемет, ловишь в прицел, фигуры, как мишени. Огонь! Получи сука! Падает дух. А ты в прицел уже следующего ловишь.
   Быстро мы положили большую часть отряда Ибрагим - бека. Приказ: "Пленных не брать!", да мы и не брали. Знали и на трупах видели, как они над нашими пленными пацанами издевались. Останки разгромленной банды ушли вниз, в ущелье, в кишлаки, растворились среди мирного населения.
   Наши потери, семеро раненых, один тяжело. А вы как думали? Одни шуточки мы что ли, шутили? Нет, мы с помощью разэтакой матери, воевать умели, особенно если за живое задеть.
   Среди пяти десятков трупов, Ибрагим - бека не оказалось, но пару дезертиров, прикомандированный к роте особист опознал. Мы их подлюк, предателей поганых, отдельно прикопали, неглубоко, чтобы нам они не воняли, а горные шакалы до них добраться могли.
   Трофеи нам достались богатые, а главное съедобные, мешки с отборным длинно зернистым индийским рисом, специи всякие, большие кувшины с оливковым маслом, утварь, и тысячеголовое стадо овец. А рядом с бывшим душманским блиндажом, стоял, спокойно пощипывая травку, молоденький ослик. Его в качестве трофея я себе взял.
   Новый мой друг, пока мы оборудовали позиции, стоял рядом, а когда с его помощью я перевозил большие камни для строительства укреплений, против работы не возражал, знаменитое упрямство не демонстрировал. Все наши ребята его, за своего признали и взяли на довольствие. Черными сухарями и сахаром ИА был обеспечен, но он, вероятно, считал, что такая сладкая жизнь у него наступила, только благодаря моей дружбе, и ходил он за мной как собачонка.
   Наглухо мы с одной стороны заблокировали ущелье, а другой стороны выход закрывала рота из разведбата. Подтянулись царандои с ними наши советники, их прикрывали две роты мотострелков, и пошли чесать кишлаки, искать Ибрагим - бека и его духов. Все попала в капкан гадина!
   После боя, оборудования позиций, вкусного и сытного ужина, свежая вареная баранина с рисом, ротный стал распределять ночные дежурства. Новому пополнению он не особенно доверял, поэтому в ночные караулы определил солдат из старого состава роты.
   ИА пошел тащить службу на пост вместе со мной. Ночью в горах и летом холодно, обмундирование у нас летнее было, и я сильно продрог, но мой друг был рядом, я привалился к его теплому туловищу и согрелся. Желудок переваривал сытную пищу и довольно урчал, а я от усталости не то чтобы спал, но балансировал между сном и явью. Чую толкнул меня ослик, да как заревет! Я очнулся, и вижу, тени к посту крадутся, как крик ослиный услышали, так назад метнулись, я по ним стрелять из пулемета длинными очередями, весь магазин и выпустил. Тревога!!! Ребята прибежали с ними ротный, еще постреляли, только не видно никого, ушли гады.
  -- Эх, жалко ослам ордена не положены, - посетовал ротный, - а то бы я ИА обязательно представил.
  -- А мне? - довольно улыбаясь, спросил я.
  -- Тебе, за караул и хреновую стрельбу, по шее надо дать, - разозлился офицер, - да скажи спасибо ослу, что тебя спас, стыдись солдат и учись воин, у ИА как надо служить.
   Утром мы узнали, что духи Ибрагим - бека полностью вырезали мотострелковую роту, и прорвались.
  -- Знаете, как вырезали? - возмущался ротный, рассказывая нам подробности, - Эти, говнюки, на посты одних молодых солдат поставили, бессменно стоять, а сами анаши обкурились, и спать, и офицеры с ними, молодые на постах под утро заснули вот их всех и кончили.
  -- Зарезали? - спросил мой приятель.
  -- Нет, шомполами перекололи, - уточнил ротный, - прием есть такой в спецназе, бить шомполом в ухо, прут прямо в головной мозг идет, мгновенная смерть, даже ах, сказать не успеешь. - Ротный обвел нас глазами, и спросил, - все поняли, что будет, если на постах спать, да молодых до полусмерти дрючить?
   Поняли! Куда как понятно.
   Мы снялись с позиций, и двинулись в горы, искать и преследовать отряда Ибрагим - бека. Когда проходили кишлак к моему другу ИА, бросился чумазый мальчонка, обнял его за шею и плачет и смеется. Я его отгонять он ни в какую. А ИА облизал мальчонку, видать, раньше были знакомы. Жалко мне было друга терять, но не бригаду же его тащить, еще пристрелит по дури какой ни будь идиот и, со слезами передал я ослика мальчонке, а ребята с роты отдали ИА последние куски сахара и сухарей.
   Отряд Ибрагим - бека, уничтожили с вертолетов. Уходя от преследования, он был вынужден двигаться днем в горах. Вот на горной тропе его вертушки и подловили, тропа узкая, с одной стороны отвесная скала, с другой обрыв, спрятаться негде. Ракетами и из пулеметов всех духов вертолетчики и уничтожили. Потом среди трупов предателей, было найдено и опознано, тело Ибрагим - бека. Допрыгался гад.
   Конечно, может быть, я и недостаточно знаю Священный Коран. Но по моему мнению, не видать предателям, в отличие от моджахедов, садов райских, и не узнать прелести гурий. Хотя решать, не мне, а Всевышнему, в день Последний.
   Наша рота вернулась в часть. И еще долго, пока была жива, в памяти это история, то в роте, когда надо было устно похвалить солдата за хорошую службу, говорили, что служит он, как осел, и уточняли, ИА.
   Дорогой ИА! Если реинкорнация существует, и ты в следующей жизни, станешь российским солдатом, то, пожалуйста, служи так же хорошо, как ты это делал когда был ослом, и Родина тогда может спать спокойно.

С уважением твой друг!

  

Рыбак

   О, чем больше всего вспоминают солдаты? Конечно о доме. Вспоминая о родных местах, каждый старается доказать, как хорош его дом, город, край, как добры и заботливы родители, надежны друзья, прекрасны девушки. Конечно, каждый из нас преувеличивал. Преувеличивал, это еще мягко сказано. Беспардонно врал, это точнее. Но забыты школьные двойки, проваленные вступительные экзамены в институте, родительские нотации, любовные неудачи, все забыто, в памяти оставались только розовые воспоминания. Ах! Как дома было хорошо! И как мало мы это ценили то призыва в "несокрушимую и легендарную" армию.
   Конечно, я не отставал от других. Фантазировал напропалую. Всем известна, законная гордость моей малой родины, рыбалка, красная рыба и черная икра. Рыбалку я, в силу определенных особенностей характера не любил, а черной икрой и красной рыбой, меня перекормили и в детстве. Тогда в промежуток 1961 - 1964 гг. в Астрахани, было просто, нечего есть, кроме рыбы, и я до сих пор испытываю стойкое отвращение к этой продукции. Но я вдохновенно и безосновательно лгал, своим сослуживцам, как довил осетров руками, и из бочки ложкой ел черную икру. До поры до времени мне все сходило с рук. Мои товарищи свято верили, что Астрахань, рай земной для рыбака, осетра можно поймать руками, а черную икру астраханцы едят вместо каши.
   До осени 1981 г. бригада наша дислоцировалась рядом с городом Кундуз. Больших рек там не было, и разоблачит мое полное невежество в ловле рыбы, не представлялось возможным. В Афганистане вообще мало крупных водоемов.
   Осенью 1981 г. нашу бригаду передислоцировали в Гардез. Как и в январе 1980г. при вводе наших войск в Афганистан, так и осенью 1981г. наш первый батальон выбросили в голом поле. Выживайте. Мы выжили. Как? Это тема для отдельного рассказа.
   Осенью уволился в запас призыв 1979 г. из которого в основном и состоял личный состав части. Проводили мы дембелей, и поняли, что дальше воевать нам придется с молодым пополнением. Все кто осенью 1980 г. приехал в Бригаду из Гайжунайской учебки, сами стали отцами - командирами. Даже мне неисправимому залетчику и разгильдяю, было присвоено звание: "младший сержант", и доверено командовать третьим взводом. Доверили, но не в силу особых боевых заслуг, а так, просто некому было больше доверить. Офицерский состав тоже менялся, а тем, кто приходил на смену нашим отслужившим свой срок командирам, еще самим учится, надо было. Мой бывший командир взвода, получил, вполне заслуженно, внеочередное звание старший лейтенант и должность, командир роты, он же мне, с тяжким вздохом, передал командование взводом, но предупредил: "Имей ввиду, если, что я рядом".
   Глянул я "соколиным" дембельским взглядом на новое пополнение, и сердце мое, вновь назначенное командирское, облилось кровью, а душа заплакала горькими слезами. Вообще я использовал это выражение, только потому, что длинную заковыристую матерную фразу, которую я выдал, увидав впервые моих подчиненных, воспроизвести невозможно, по причине ее полной нецензурности, в ней не было ни одного нормального слова, а использовать предложения с одними точками в литературе как-то не принято.
   Испуганные, растерянные, в неловко сидящем обмундировании, стояли в строю восемнадцатилетние дети. Из военных знаний: только неполная сборка-разборка автомата; да уставные ответы: "Так точно, товарищ сержант. Никак нет, товарищ сержант. Разрешите выполнять, товарищ сержант". Я уже забыл, что полтора года назад, сам был такой. Год войны, отделил меня двадцатилетнего парня, от этих детей, черным солдатским потом, своей и чужой кровью.
   Это какой же мудак, после трехнедельного курса молодого бойца, отправил их воевать. Это кто же решил, что они в состоянии перекрыть в горах афгано-пакистанскую границу. Это кто же перед их матерями оправдываться будет, если в первом же бою из них больше половины перебьют. Но советских стратегов такие мелочи не волновали. В бою быстрее выучатся, решили они, а убьют, ну что ж, бабы еще детей нарожают.
   Отвечать за их жизнь перед своей совестью и их матерями пришлось нам. Стали мы их учить. Как воевать, и как выжить на войне. Как добыть пищу, и не замерзнуть в горах. Как преодолеть боль, страх, усталость. Потому что иначе, смерть.
   С удивлением и недоумением, заметил я за собой, что, обучая своих солдат, использую те же "педагогические" приемы, и употребляю, такие же выражения, что слышал сам, когда учили меня. Воспитывали мы своих бойцов матом, затрещинами, и почти непосильными для них физическими и нравственными нагрузками. Но лучше выслушать матерную характеристику, перетерпеть боль и обиду от удара, сдохнуть, десятки раз во время учебного марш-броска, сотни раз собрать и разобрать стреловое вооружение, чем погибнуть.
   Много знает за мной грехов Аллах, но если чем и горжусь я в своей жизни, так это тем, что не плакали по моей вине мамы моих ребят, выучил я их. За тот период, что командовал я взводом, боевые операции были, а вот потерь, убитых и раненых, нет. Получился из меня командир. Удалось мне сберечь моих мальчишек.
   С декабря начали мы ходить на боевые операции. Походы по заснеженным горам по пояс в снегу. Засады. Нападения. Прочесывания. Холод. Голод. Усталость. Все как обычно. Война. Бессмысленная война.
   Перед самым новым 1982 годом возвращалась рота с очередного задания. И надо же такому случится, что пришлось нам форсировать неширокую, но глубоководную речку. Все бы ничего, но вспомнили, ребята, из тех, кто со мной вместе начинал службу в учебке, мои "правдивые" рассказы о рыбалке. И предложили показать свое рыбацкое искусство. Ох! Не зря меня учила мама: "У лжи, сынок, короткие ноги, правда, обязательно выйдет наружу". Сначала я отнекивался, удочек нет, сетей нет, осетров нет, а рыбную мелочь, я руками ловить не умею. А гранаты на что? Возразили мне. Наглушим рыбки! Это браконьерство, я сделал последнюю, робкую попытку увильнуть. Нет, ну надо же было такую глупую отговорку придумать. Общий хохот был ответом. Да уж на войне, только браконьерами стать и боятся. Прям так, рыбнадзор поймает, и оштрафует. Чего-чего, а уж боеприпасов у нас было навалом, отчета об их расходе никто не требовал. Ну, ловись рыбка, большая и маленькая. Встала рота, с разрешения командира, сорок пять человек вдоль берега и по команде: "Гранаты к бою! Гранатой огонь!", швырнули первым залпом в воду РГД -5 (ручная граната наступательного действия, радиус поражения осколков тридцать метров, скорость горения запала три секунды), вторым броском почти без промежутка закинули Ф-1 (ручная граната оборонительного действия, радиус поражения осколков 200 метров). Грохот, водные фонтаны разрывов, взбаламученная вода, точно как форсирование Днепра в 1943г. А по реке, вниз по течению, вверх брюхом, поплыла невинно убиенная или оглушенная рыбка. Вошли в азарт воины и, выставив небольшое охранение, раздевшись, поперли в ледяную воду собирать улов. Собрали два вещевых мешка. Маленькая рыбка попалась, наименование ее даже и не знаю, у нас в Астрахани, такую рыбу "сорной" называют.
   На крыльях гастрономического вожделения полетела рота, на базу. Вернулись.
   И не почистив оружие, а для солдата это же самое, что для чистюли, не почистить зубы, стали перебирать рыбку. Мне была оказана высокая честь, привести ее в состояние годное к употреблению, потому как в своих фантазиях, я заходил так далеко, что упоминал тридцать способов приготовления рыбы, такая вкуснотища - пальчики оближешь. Три воина, побежали на кухню, и мгновенно подавив ожесточенное сопротивление поваров, принесли по моему заказу, сковороду, муку и растительное масло. Что бы по достоинству оценить их подвиг, надо признать, что им троим, было бы легче, захватить вражеский штаб, чем выбить на кухне инвентарь и продукты. Начал я священнодействовать. Если вы читали бессмертное творение Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев" то без труда припомните, как Остап Бендер играл в шахматы, зная лишь один ход е-2 - е-4, но ему хоть было куда бежать. Мне отступать было некуда. Вспомнил я свою мамочку, помолился и начал готовить. Почистить рыбу, выпотрошить, обвалять в муке, положить на разогретую сковородку, предварительно залив сковороду растительным маслом. Все? Все! Получилось!! Чего там. Не боги горшки обжигают. Рыба на сковороде издавала божественный аромат, радовала глаз, румяной корочкой. Обоняние посылало сигналы в головной мозг, тот сигнализировал далее всем органам, железы исправно работали, рот переполняли слюни. Прямо не приготовление рыбы, а практикум по физиологии.
   Первая порция готова, на вид рыба как рыба, жареная. Понес на вытянутых руках, сию гастрономическую ценность, дневальный, в офицерскую палатку, угощать командира роты, от наших щедрот. Я стал жарить новую партию, уже без робости, уверенно переворачивая рыбу. Достали приготовленные на Новый год, заветные бутылочки. Все готово, можно приступать к пиршеству.
   Вихрем, нет, ураганом, ворвался в нашу палатку ротный командир. Я встал, скромно потупив глаза, готовый принять самую искреннюю, горячую благодарность за мой кулинарный талант.
  -- Ты!!! - Раненым бугаем заревел офицер. Надо сказать, что был он парень на редкость спокойный и выдержанный, и даже неизбежный армейский мат, употреблял не с намерением оскорбить, а так, для связки слов.
  -- Так тебя и раз этак, рыбак ты раз эдакий - заорал он, и помянул всех моих предков, начиная с легендарного Чингисхана. Выговорившись, но, не успокоившись, ротный швырнул в меня рыбой, и вероятно, чтобы не расстрелять на месте, убежал.
  -- Не верьте ему ребята! - пытался оправдаться я, - на него не угодишь. Рыба хорошая, кушайте на здоровье.
   В зловещем молчании мои товарищи, те с кем я прослужил и провоевал больше года, приступили к дегустации. Вкус у рыбы был не просто отвратительный, он был более страшный, нежели похмельные выделения. Когда мои сослуживцы посмотрели на меня, я понял, что означают чеканные слова военной присяги: "Суровая кара советского закона. Всеобщий гнев и презрение трудящихся".
  -- Это сорт такой, это враги специально такую рыбу разводят, чтобы погубить нас, - начал выкручиваться я.
   Мои боевые друзья были справедливыми людьми, они не хотели казнить безвинного человека. В качестве эксперта был вызван с батальонной кухни, старший повар.
  -- Да, ты просто желчный пузырь раздавил, когда рыбу потрошил и чистил, - дал он квалифицированное заключение.
   Первый раз в своей жизни я позорно бежал с поля боя, когда меня хотели уничтожить.
   Через два часа нагулявшись по свежему воздуху, вдоволь поразмышляв о несправедливости жизни, и проголодавшись, я, посыпав голову пеплом вернулся в родной дом, то есть в ротную палатку. Рядом с кастрюлей, в которой была такая же несчастная, как и я, жареная рыба, стояла налитая в котелок моя порция водки, с запиской: "Надеемся, закуски тебе хватит". Выпил я водку, закусил ее родимую, черствой корочкой хлеба, и, захмелев, дал слабину, пожаловался на судьбу злодейку, своим подчиненным. Подчиненные мои, как и положено молодым воинам, не вмешивалась в разборки старшего поколения, они были молчаливыми свидетелями моего позора.
  -- Так вы товарищ сержант рыбку кушать не будете? - тихо поинтересовался пулеметчик из первого отделения.
   Я, поскольку они тоже собирали эту проклятущую рыбы в ледяной воде, покаянно покачал головой.
  -- А можно, тогда мы ее съедим? - робко спросил солдатик.
   Я, только рукой махнул. Ешьте. Съели всем взводом, только за ушами трещало. Я вот только понять не могу, было ли это с их стороны, дань заслуженного уважения к своему командиру, то бишь ко мне, стремление закрыть его своей грудью, точнее желудком, от неудачи, или просто голод, который мучил каждого молодого солдата? А вы как думаете?
   С тех пор, до дембеля, когда заходила, промеж солдат, речь о родимых краях, я скромненько отмалчивался.

А рыбу жарить, я так и не научился, боюсь.

  

АФГАН-НАВСЕГДА

   - Ну, что мне с вами дальше делать? - спросил меня мой начальник. С такой же интонацией полной грусти, и крохотной затаенной надежды на исправление, меня много лет назад спрашивал командир учебного взвода в Гайжунае.
   Меня вызвали в Москву, для отчета, о деятельности филиала. Компания, в которой я работал, имела представительства, во всех субъектах Российской Федерации. И директоров часто вызывали в Москву, на ковер. Впрочем, ковра, в кабинете моего начальника не было, но суть дела это не меняло.
   Мне нравился мой начальник, эта была женщина моих лет, то есть за сорок, грамотная, умная, спокойная. Мелочной опекой она до умоисступления никого не доводила. Давая неизбежные выволочки, а как иначе прикажете руководить, грани вежливости не переступала.
   Вооружившись моими отчетами, женщина - руководитель, мечта и идеал феминисток, пошла в наступление. Мне указывали, что объемы реализации не растут, клиентская база не расширяется, и прочее, прочее...
   Я бросился в решительное контрнаступление, чистая прибыль в условиях конкуренции составила тысячу процентов на каждый вложенный рубль, (кстати, истинная правда) доказывал я. На рынке данных услуг, при низкой покупательной способности населения, узости рынка, и огромной конкуренции сделать больше не в человеческих силах, и так далее и тому подобное.
   Но мой начальник, быстро подавил мои жалкие попытки оправдаться. С цифрами в руках мне было доказано, что другие филиалы, в таких же, а то и в худших условиях, дают до пяти тысяч процентов прибыли, что мои слова о трудностях не есть оправдание. Трудности существуют, для того, чтобы их преодолевать, с офицерскими, командными раскатами в голосе было заявлено мне.
   Что делают при полном разгроме? Капитулируют. Но, я не зря был десантником, пусть и бывшим. Капитуляция? Нет, это не для меня! Я применил практически безотказный, веками отработанный прием.
   Со времен Иоанна Грозного, и вхождения Астраханского - Ходжи - Тарханского ханства в лоно Российской государственности (если, кто не знает, то словом лоно, кроме прочих его значений, называют женский половой орган), воеводы, губернаторы, партийные секретари и всякая чиновная сошка помельче, везли в Москву ясык, или говоря иначе дань. Красная рыба, черная икра, смягчали белокаменные сердца и желудки московских вершителей судеб людских и государственных. И хотя с тех легендарных времен, москвичей - вершителей стало больше, а рыбы и икры меньше, традиция была жива.
  -- Э... вот, - замялся я, - вам сувениры из Астрахани, - и передал большой пакет. В кабинете запахло копченой осетриной, балычком. Чудный волшебный аромат.
   "В конце концов, все могло быть и хуже, - читал я мысли начальника, - прибыль пусть небольшая, но идет, а этот и денег не просит, и с глупыми прожектами не пристает"
   Я был временно помилован. И милостивым кивком головы, отправлен из кабинета восвояси.
  -- Привет девочки, - радостно после начальственной амнистии, поздоровался я. Хотя девочек в помещении, куда я зашел, было немного, большинство составляли, тридцатилетние тети. Но я свысока своих сорока с лишним лет, тоже, знаете ли, далеко не мальчик, называл их фамильярно девочками.
  -- Здравствуйте господин директор филиала, - сразу устанавливая надлежащую дистанцию, сухо и крайне сдержанно поприветствовали меня сотрудники регионального управления компании, ведающие отчетами филиалов.
  -- Я вам гостинцев привез, - обрадовал я их и положил еще один предусмотрительно захваченный пакет, на стол самой старшей девочки.
   Могу признаться, что привез я им подарок не ради весьма сомнительной выгоды, показатели работы есть показатели, и ради моих далеко не прекрасных глаз, менять цифры никто ни собирался. Но девочки всегда помогали мне правильно составить отчеты, снисходительно относились к задержкам в сроках, начальству на меня не жаловались, и за это я их любил, и всегда старался порадовать гостинцем.
   Вопреки законам физики, рыба растопила, "ледяные" сердца москвичек. Меня усадили, стали поить кофе, и даже не морщились, когда я упорно продолжал называть их девочками. А еще девчонки быстренько нарезали бутербродов, и стали дегустировать рыбу. Пиво в компании было запрещено (у генерального директора была больная печень, сам не пил и другим не давал) поэтому бутерброды девушки запивали растворимым кофе. Вы только представьте горячий кофе и холодный соленый балык. Представили? И как вам? А вот им ничего было, хвалили.
   Среди прочих, весьма достойных мужского внимания особ, была одна прелесть.
   Вечер у меня был свободный, номер в гостинице одноместный. И черным, изрядно поседевшим, вороном, я стал виться над невинной юницей.
   Девушка смеялась, кокетничала, и, вероятно учитывая, что в компании мужчин было мало, времени дорога на работу и сама работа занимала много, следовательно, возможностей для флирта было недостаточно, согласилась отужинать в ресторане.
   Гордый своим первым шагом на пути к победе, да есть еще порох в пороховницах, не гнется татарская сила, я вышел подышать свежим никотином. Место для курения было расположено этажом ниже. Прелесть с подругой тоже вышла покурить, остановилась на лестничной площадке, и, не подозревая о моем присутствии, дала мне весьма лестную характеристику.
  -- И этот, старпер, туда же лезет, - похвалила меня прелесть. Нежной мелодией флейты звучали ее недобрые слова.
  -- Зачем же ты согласилась встретиться? - удивилась ее подруга.
  -- Поужинаю хорошо, этот то не жмот, домой на такси, а не на метро поеду, - откровенничала прелесть, - а если настроение будет, тогда может у него заночую, а что, до работы близко, рано вставать не надо, а эти стариканы, бывают еще хоть на что-то годными.
   Вечером после работы я ждал прелесть у входа в здание. Где же мужская гордость? Ты же все слышал! Возмутится читатель. А, интересно, что было ждать от молодой девушки? Исполнения поэмы А.С. Пушкина "Полтава", в части любви Марии к Мазепе? Но я уже упоминал, что от романтизма меня Советская армия излечила. Спасибо, что хоть прямо не послала к едрене фене.
   Девушка вышла. Да! Прелесть, была прелестью. И я бросился на дорогу ловить машину. На мой отчаянный призыв, остановился старый потрепанный ВАЗ, прелесть слегка сморщила носик, но в машину села. Я сел рядом с ней на заднее сидение. Машина летела, я нежно ворковал, прелесть смеялась. У ресторана машина остановилась, я протянул водителю деньги.
  -- Не надо, - водитель отвел мою руку.
  -- Это почему? - удивился я, - что мало?
  -- Ты Татарча, глаза то разуй!
   Татарча, это мой военный псевдоним, а точнее прозвище.
   Мы только прибывшее из учебки пополнение стояли, ожидая распределения.
  -- Ты, почему ефрейтор? Когда все сержанты, - спросил меня подошедший офицер, - Ты, что разгильдяй? - Правда, офицер употребил другое более выразительное, нецензурное, но созвучное выражение.
  -- Ефрейтор, это отличный солдат! - гордо ответил я, - лучше быть отличным солдатом, чем плохим сержантом.
  -- Тебя как зовут, нахал? - рассмеялся офицер, и, выслушав воинское звание, имя, отчество, фамилию, дату и место призыва, партийность, семейное положение, национальную принадлежность, все было сказано, в безупречно корректной, уставной, но по существу, в нахальной форме, сказал, - Боже, как длинно! Ты будешь - Татарча! И запомни Татарча, наглеешь со мной ты в первый и последний раз. Понял?
   Вот так меня и окрестили, Татарча.
   Я присмотрелся к водителю.
  -- Колька! Ты? - радостно удивился я, и выскочил из машины. Он тоже вышел. Обнялись.
  -- Колька! - радостно орал я хлопая его по спине, - Это ж, сколько лет, сколько зим! А ты изменился! Пошли поговорим, выпьем!
   Колька с сомнением покосился на девушку-прелесть, потом на свою помятую несвежую одежду.
  -- Давай, завтра встретимся, - предложил он.
  -- Завтра, я уезжаю, домой. Пойдем, - потянул я его за рукав старенькой куртки.
  -- Извини, - сказал я прелести, вспомнив и о ее существовании, - это мой друг, мы больше двадцати лет не виделись.
  -- Конечно, - пожала плечиками уязвленная прелесть, - но только не долго.
   За столиком в ресторане, выпили. Первую! За Афган! Вторую! За то, что живыми вернулись! Третью. Молча, стоя, до дна.
   Прелесть толкнула меня под столиком изящной ножкой, и выразительно посмотрела. Выпили? Пора бы и честь знать. Ты, кажется, другую программу обещал?
   Но грохотали в моей памяти взрывы, свистели пули.
  -- Да! Да! Подожди, мы только поговорим, - досадливо отмахнулся я.
   Прелесть встала, смерила меня убийственным взглядом, и ушла, покачивая бедрами и цокая высокими каблуками. Я только вздохнул ей вслед. Колька тоже вздохнул, и утешил меня: " Не переживай, бабы все такие. А помнишь?"
   Помню. Как подыхал, я на марш-броске в сырых литовских лесах, в учебке, а ты взял у меня пулемет, чтобы хоть так помочь, вечному залетчику, маменькому сынку. А потом нас обоих, заставил отжиматься, командир учебного взвода, мы отжимались до изнеможения, и по его приказу, повторяли: "Только мертвый солдат, имеет право отдать личное оружие".
   Помню. Как собирались мы на первую боевую операцию в Афгане, и, выбросив консервы и сухари сухпайка, набрали патронов. И как хохотали над нами, старослужащие. А потом объяснили, что боеприпасы всегда подкинут, а вот еду, нет.
   Помню. Как шли в горах, в головной походной заставе, и обстрелял нас душманский пулеметчик, и получил ты Коля ранение, а я тащил тебя, стараясь побыстрее вынести из под огня, а ты еле шевелил ногами, но старался помочь мне. А когда я, при перевязке увидел, что прострелила пуля-дура, тебе обе ягодицы, то хохотал как сумасшедший. Тогда мы чуть не подрались. А потом, до эвакуации, крыл ты, и другие раненные, нас здоровых, отборным матом, и просили: "Воды! Воды! Дайте попить сволочи!". Но не было у нас воды, а подходы к горному ручейку простреливал дух-пулеметчик. И тогда мы с Биктой побежали зигзагом по горной тропе, за водой, а ребята нас прикрывали шквальным огнем. Набрали мы воды во фляжки, а на обратном пути Бикту ранили в ногу, а мне худенькому солдатику, пришлось, обливаясь потом и страхом, тащить его стокилограммовую тушу вверх по склону. А вкус холодной горной воды, было последним, что попробовал в своей жизни, раненый в грудь Мишка, наш сослуживец по учебке, и соратник по "подвигам" в Чирчике. А помнишь, Коля как ты плакал, когда я нес тебя к вертолету, а когда я спросил: "Что Коля, так больно?". Ты сказал, что забыл взять из РД (ранец десантный), сбереженные с учебки значки, а теперь все им хана, и не в чем тебе будет ехать на дембель, такая вот обида на судьбу, а я побежал за знаками, и успел их принести, до эвакуации. А ты растрогался и сказал: "Спасибо". За то, что вынес тебя раненого, не говорил, за то, что под огнем воды принес, не говорил, а тут сказал. Смешно.
   Помню. Что, разглядывая новое пополнение, я матерился, и повторял: "Ну, как с такими детьми воевать можно!", а ты ответил: "Да ладно тебе, выучим, не хуже нас будут".
   Помню. Что подписал министр обороны приказ N 85 от 28.03. 1982г. и сделал 27 апреля 1982г. в наших военных билетах отметку начальник штаба бригады гвардии майор Масливец, заветную запись, "уволен в запас". Но молит о спасении попавший в окружение четвертый батальон.
  -- Мы окружены! Просим помощи! Имеются раненые и убитые, просим о помощи!
   И никто кроме, нашей совести, не мог уже отдать нам приказ. Но рядом были наши солдаты, те, кого мы учили, что самый страшный грех на войне, это бросить своих. Эх! В Бога и в мать! Где наша, не пропадала! Нам было страшно идти в последний бой, но мы пошли на помощь нашим товарищам, не предали свою совесть.
   Четвертый батальон был деблокирован, и выведен из боя. А из нашего призыва, уже уволенных в запас солдат, пятнадцать погибли в том бою.
   Льются воспоминания, льется водочка, и пьяные, не видим мы уже ресторанный столик, забыта прелесть, а мы, не битые жизнью не молодые мужики, а снова юные мальчишки в десантной форме, в чужой стране, мальчики на войне.
   Я поднялся из-за столика и подошел к музыканту, что пел на караоке, очередной шлягер.
  -- Слушай Филиппок! У тебя про Афган, песни есть? - и показал ему крупную купюру.
  -- Я, не Филиппок, - возразил, привыкший к капризам пьяных клиентов музыкант, - песни, есть. Вас "Каскад" устроит?
   И поет "Каскад" о нас и о войне. Уходят из Афганистана, не побежденные, но проигравшие войну батальоны, не считают, музыканты, сколько нас полегло, в этом дальнем походе, и снова грустит боевой командир, и делят на троих спиртовую дозу уцелевшие разведчики, и затихает на горных склонах ветер, когда третий раз поднимаем мы свои кружки.
   - Знаешь, - говорит мне мой товарищ, - Много у нас в жизни было и хорошего и плохого, да и будет еще много чего, но, - Николай, подыскивая сравнение, сделал энергичный жест рукой, - Афган. Афган, это навсегда.
   Мы выпили еще по одной. На следующий день я уехал.
   Один раз в году второго августа, я не хожу на традиционную встречу десантников. Я иду к большому светлому дому, купол которого, минарет, украшает полумесяц. И каждый раз вижу в своей памяти, как стоит готовая к бою рота, и доносится до нас глубокий звучный голос, это муэдзин призывает к молитве правоверных, а снайпер поднимает винтовку и стреляет. Человек падает с купола мечети. И материт ротный, снайпера за зря погубленную человеческую жизнь. Но ушло воспоминание, и, войдя во двор, я в домике, примыкающем к мечети, совершаю ритуальное омовение, и вхожу в здание.
  -- Как обычно? - спрашивает меня мулла.
   Я молча киваю головой, и встаю на молитву.
   Мулла нараспев читает на арабском языке Суры из Священной книги - Корана, а затем совершает поминальную молитву.
   Я тоже молюсь, только на русском языке, и поминаю в своей молитве, всех солдат сорокой армии, живых и мертвых. И еще молюсь о душах тех, кого мы убили на этой проклятой войне. Имена же их Ты, Господи знаешь. Потом выхожу из мечети и, раздав садака, иду домой.
   Дома меня ждет моя семья, жена и сын. Накрыт стол. Я сажусь и да простит меня Аллах, выпиваю. Первую! За Афган! Вторую! За то, что живыми вернулись! Третью. Молча, стоя, до дна.
  -- Запомни мой мальчик, - говорю я своему сыну, - воевать можно и нужно, только когда ты защищаешь свою семью, свой дом, страну. Все остальное дерьмо в красивой упаковке. Запомни!
   Мальчик кивает головой, все это он уже слышал много раз, может и запомнит.
  -- Пап! Можно я пойду погуляю? Меня ребята на улице ждут.
   Гуляй мой мальчик. Гуляй. Хочу верить, что когда ты вырастишь, тебе не придется убивать, чтобы не быть убитым.

Послесловие.

Дорогой друг!

   А если ты до конца дочитал это спотыкающееся на каждом слоге, повествование, то совершил поступок, на который способен только друг.
   Я сознательно старался не упоминать конкретных фамилий, ограничиваясь только званиями, должностями, прозвищами или, в крайнем случае, именами. Может быть, эти люди, о которых рассказано, не горят желанием, видеть опубликованными свои имена. Исключение составляет гвардии майор Масливец, но он был убит в 1983г., а ничего порочащего его память я не написал.
   Конечно все или почти все, что я поведал, было проще, грубее, жестче, а в том, что касается боевых операций, страшнее. Но были и шутки и смех, и подначки.
   Если тебя удивляет, что военнослужащие в моих воспоминаниях на этих страницах часто пьют, нарушают дисциплину, то позволь высказать свои предположения.
   Армия старается превратить человека, в боевую машину, выработать в солдате привычку к безоговорочному исполнению любого приказа, каким бы бессмысленным, он не казался, отсюда бессмертные армейские афоризмы: "Круглое переносим. Квадратное катаем. Безобразно, но однообразно". Но живой человек, сопротивляется подавлению его личности. В армии это часто принимает форму, самоволок, пьянок, и прочих нарушений воинской дисциплины. Но любой боевой командир, думаю, согласится со мной, что лучшие солдаты, получаются, не их тех, кто выработал привычку к безусловному "Чего изволите?", а из тех, кто способен проявить лучшие качества русского, советского, российского солдата, смекалку, мужество, и готовность "положить живот, за други своя", даже если эти качества проявляются не только в бою, но и в нарушении уставов.
  

Оценка: 7.89*60  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015