Okopka.ru Окопная проза
Гончар Анатолий
Всё могло быть иначе... (Димарик -3)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 9.23*20  Ваша оценка:

  
   Мои искренние извинения - в связи с условиями договора на издание, данное произведение удалено (за исключением 1 главы).

Необходимое предисловие от автора:

-Все описываемые события являются плодом авторского воображения.

Пролог

  
   Жирный комок серой земли скатился по запорошенному почвой, испачканному грязевыми потёками лицу Магомеда Хаджиева. Правая бровь дёрнулась. Глаза открылись и тут же захлопнулись. В уши ворвался звенящий поток беззвучья. Магомед пошевелился и застонал. Движенье отозвалось болью. Застонав вновь, он медленно приподнялся на локтях. Скрипнул зубами. Во второй раз открыл глаза. Прищурился от яркого света. Попытался сплюнуть. Густая, грязная, вязкая от крови слюна медленно потекла по чёрной, с густой проседью, бороде. Поборов головокружение, Магомед сел. И его тут же вырвало. Казавшаяся неимоверно тяжелой разгрузка тянула вниз. Не в силах сопротивляться, Хаджиев повалился на землю. Всё плыло и раздваивалось. Прямо перед глазами, полузасыпанный земляной крошкой, лежал автомат, чуть дальше валялся изодранный башмак с торчавшей из него костью. Магомеда вывернуло ещё раз. Но теперь ему стало легче, он сел, подтянул под себя ноги, протёр запорошенные глаза. Мысли путались. Пытаясь привести их в порядок, он несколько раз подряд глубоко вздохнул. Сплюнул. Высморкался кровавым сгустком. Подтянул поближе оружие. Огляделся по сторонам. В глазах плыло, в ушах стоял звенящий шорох. Ещё до конца не осознав случившегося, но уже начиная понимать, Хаджиев, опираясь на автомат как на палку, попытался встать. Ноги не слушались, руки дрожали как после великого перенапряжения. Не удержавшись, Магомед плюхнулся на задницу. Мышцы всего тела пронзило болью, левую ногу свело судорогой. И вместе с этой болью пришла поразительная ясность произошедшего. Магомед тихо... нет, не застонал, заскулил как подбитый, загнанный под порог пёс. Мёртвая тишина не оставляла надежды. С криком распрямив скрученную судорогой ногу, Хаджиев рывком вскочил, выпрямился. Скрипя зубами от боли, взобрался на откос и заозирался окрест. Истошный крик вырвался из его груди. Скрученные, изломанные стволы деревьев; клочья изорванной одежды, в лохмотьях которой угадывались истерзанные ошмётки тел; поднимаемые ветром обрывки полиэтиленовой пленки; в силос перемолотые, присыпанные вырванной из гигантских воронок землёй кусты, - всё это вместе взятое представляло собой остатки некогда большой, хорошо укреплённой базы. Магомед уронил автомат, рухнул на колени и тоскливо завывая, рванул на голове волосы.
   Дага, Артур, Хасан... - всех, кого он знал, разметало силой чудовищных взрывов. Если бы он не ушёл к ручью, если бы его не укрыло земляным валом... Магомед почувствовал, как по щекам течёт горячая влага. В сжатых пальцах оказался клок волос - боль отрезвила, заставила взять себя в руки. Грязной ладонью Хаджиев смахнул слезы. Поднял автомат. Поднялся сам. Сделал несколько шагов вперёд, пошатнулся. Опустился на колено. Сцепив зубы, встал. Шаг за шагом, медленно, по свежевыброшенной глине, по земляным крошкам, перемежающимся мелким камнем...
   Куда не глянь - комья серой земли; там, где пролилась кровь, она казалась совершенно чёрной. Тут же, белея, в вязкой грязи лежала раздробленная кость с ошмётками багрового мяса. Бездумно, как сомнамбула, Магомед нагнулся, двумя пальцами подцепил её за склизкий, сколотый край и бросил в центр образованной взрывом ямы. Кость плюхнулась, не долетев и, увлекая за собой почву, поползла вниз. Хаджиев замер. Покосившись на лежавшее неподалёку чьё-то изувеченное осколками туловище, он шагнул к нему и, ухватившись за окровавленные лохмотья, сволок в ту же воронку. Зашуршав камешками, туловище свалилось на начавшее напитываться влагой дно. Магомед икнул. Отшатнулся от края. Двинулся дальше, попутно нагибаясь и сбрасывая в яму попадающиеся на пути грязно-кровавые куски человеческих тел. Недалеко от второй воронки он нашёл измятую взрывом штыковую лопату с раздробленным деревянным черенком...
  
   Солнце склонилось к горизонту, когда Хаджиев наконец закончил свою работу. Остатки людей - всё, что удалось собрать, было стащено на дно одной из воронок и тщательно засыпано землёй. Воткнув лопату черенком в землю, Магомед, тяжело дыша, выбрался наверх и, не имея больше сил стоять, опустился на корточки. Всё было неправильно, всё было не так. Тела следовало отдать родственникам, только где были эти тела? В жалких ошмётках, из которых невозможно составить даже одно целое? Или в разлитой повсюду, превратившейся в грязь, крови?
   "Похороны" изнурили, вымотали - Магомед, чтобы не упасть ничком, уперев приклад в землю, оперся обеими руками о ствол. Время шло. На землю спускались сумерки. Хаджиев тяжело поднялся и, чувствуя, как дрожат ноги, побрёл прочь с базы. Он, скрипя зубами, всё ускорял и ускорял шаг, стремясь уйти как можно дальше от остающейся за спиной жути, но накатившая дурнота заставила остановиться. Постояв какое-то время, Магомед, покачиваясь, двинулся вперёд. Обогнул выступающий из земли камень, перешагнул через поваленное дерево и едва не споткнулся о большое, сигарообразное, металлическое тело. Комок подступил к горлу. Магомеду Хаджиеву - бывшему офицеру - ракетчику хватило одного взгляда, чтобы распознать в лежавшей под ногами болванке ракетную часть комплекса "Точка - У". Сорвавшись в крик, он принялся в остервенении пинать погнутый металлический корпус носками ботинок и, лишь окончательно обессилев, замер. А потом долго стоял, тяжело дыша и чувствуя нарастающую боль в отбитых пальцах. Темнело, в окружающее пространство начинала заползать ночь. Магомед заскрежетал зубами и, собрав остатки сил, бросился в чащу леса. Где-то далеко за спиной пронзительно завыли волки...
  
  

Глава 1

Время собирать камни

   ...пришло время собирать камни, - говоривший на секунду умолк. Мягко подхватив бокал за ножку, Джейкоб Тейлор-младший, официально занимавший довольно скромный пост директора аналитического департамента некоего смежного ЦРУ разведывательного ведомства, но имевший гораздо более высокие полномочия, чем это можно было предположить, сделал круговое движение кистью. Жидкость плавно растеклась по прозрачным стенкам. Джейкоб всё так же плавно коснулся краем бокала верхней губы и на какое-то время застыл, наслаждаясь восхитительным ароматом букета. Пригубил, не торопясь глотать, "взвешивая" оказавшуюся во рту влагу, смакуя, впитывая в себя вкус и запах напитка. Сглотнул. Блаженно улыбнулся. Пригубил вновь.
   Сидевший за противоположным краем стола Джейк Дэвис - официально занимавший должность помощника Джейкоба по персоналу, а на самом деле руководивший отделом тайных операций за рубежом, таким эстетом не был, в три глотка опрокинув в себя содержимое бокала, с яростью оголодавшего волка набросился на исходящий паром бифштекс.
   -Вы считаете, что нашими стараниями в России не осталось боеспособных частей? - мясо оказалось излишне пережарено и суховато, но это не остановило Дэвиса, со вчерашнего вечера не державшего во рту ни росинки. Разве что он стал отрезать более мелкие кусочки, с которыми его крепкие зубы расправлялись с неизменной лёгкостью.
   -С чего ты взял, Джейк? - отставив бокал, непритворно удивился директор аналитического департамента.
   -Но Вы же сказали: пришло время собирать камни! Пока же мы их только разбрасывали...
   -О, я имел в виду нечто другое! - Джейкоб покровительственно улыбнулся, сидел бы помощник поближе, он бы обязательно похлопал его по плечу. - Мы проделали огромную работу, подготовили почву, провели посев, теперь настало время проверить, насколько хорошо взошли брошенные нами зёрна.
   -Вы предлагаете...
   -Именно это я и предлагаю! - Тейлор-младший снова подхватил бокал. - Не морщься Джейк, не морщься! Я понимаю, что ты хочешь сказать, но Мы не собираемся задействовать НАШИ силы, не собираемся действовать собственными руками! - после этих слов стало понятно, что в предполагаемой операции заинтересованы все властные верхи.
   -??? - Дэвис догадался, куда клонит начальник, но предпочёл не спешить выказывать своего мнения.
   -У нас как раз найдётся подходящая марионетка, - бокал завис на полпути к губам. - Стоит только щелкнуть пальцами, и чтобы усидеть в своём кресле, она, то есть он, выполнит любую нашу просьбу. В сравнении с потерей должности, опасности небольшой, локальной войны - сущая ерунда!
   -Он не пойдёт на это! - поняв, о ком идёт речь, Джейк, не дожевав, проглотил последний кусок бифштекса и отложил вилку в сторону. - Я знаю Майкла. В нём слишком велик страх пред пресловутым мировым сообществом. Быть обвинённым гаагским трибуналом и проследовать дорогой Милошевича... Нет, мой друг Майкл воспротивится подобной перспективе.
   Джейкоб Тейлор-младший недовольно покачал головой:
   -Я уже говорил, у нас есть надёжные рычаги воздействия. Стоит только нам обнародовать некоторые факты его биографии, и он тут же лишится своего поста.
   -Давление не поможет! - уверенно возразил Дэвис. - Ему проще отказаться от президентства...
   Тейлор-младший задумчиво покрутил бокал, словно разглядывая на свет его содержимое.
   -Что ж, Джейк, я должен согласиться - ты знаешь его лучше меня. Допустим, твои предположения верны, тогда скажи, что мы можем ему предложить такое, чтобы он предпринял столь нужное нам вооружённое вторжение?
   -Алиби, ему необходимо алиби, - давая ответ, Дэвис ни секунды не колебался, - веская причина оправдания предпринятых действий.
   -А если ему будет предоставлено подобное алиби, он согласится? - Джейкоб Тейлор-младший выказал сомнение.
   -Определённо да, - а вот у Дэвиса сомнений не было.
   -Что ж, МЫ предполагали подобный вариант, - словно утвердившись в своих мыслях, директор департамента широко улыбнулся. - Собственно, его МЫ в первую очередь и рассматривали. Причина для ввода войск на территорию Южной Осетии будет более чем веской. Гаагского суда он может не опасаться. Ты же знаешь, Джейк, защищать в первую очередь наших союзников всегда было прерогативой деятельности нашего агентства. - Тейлор улыбнулся так, что не оставалось ни малейших сомнений в том, что он на самом деле думает о союзнических обязательствах. - В общем, должен сказать тебе, парень, можешь собираться в дорогу! До намеченной даты осталось не так много времени. Летишь завтра. Первым же рейсом. Тебя встретят. Подробные инструкции получишь сегодня вечером. Почему именно ты, надеюсь, объяснять не надо?
   -Не надо, - Джейк, соглашаясь, качнул головой - его приятельские отношения с президентом суверенной страны Джорджии секретом в агентстве ни для кого не были.
  
   Дэвис так часто и так много летал, что у него выработался чёткий рефлекс - стоило ему опуститься в пассажирское кресло и пристегнуть ремень безопасности, как его сразу начинало клонить в сон. Не стал Джейк изменять своим привычкам и в этот раз. Уснул он быстро, благодаря этому многочасовой перелёт оказался для него не слишком утомительным и даже в какой-то мере приятным.
   Само собой в аэропорту Джейка Дэвиса ждали, но встречали без всякой помпы, скорее даже нарочито небрежно и повезли не в американское посольство, и даже не на экскурсию по городу, а куда-то в пригороды.
   Через полчаса, изрядно попетляв по улицам и закоулкам, посольский автомобиль остановился, и Джеку пришлось пересесть в тормознувший рядом видавший виды "Мерседес", на коем он и продолжил своё дальнейшее путешествие. Из всего этого прожженный в подобных играх помощник Джейкоба Тейлора - младшего сделал справедливый вывод: опасаясь утечки информации, обе стороны сделали всё, чтобы его визит прошёл в тайне. Вполне уместная осторожность. Пересаживаться из одной машины в другую ему пришлось ещё дважды. Откидываясь в очередном кресле, Дэвис подумал, что это, пожалуй, перебор, но протестовать и выговаривать что - либо встречающим не стал.
   В конце концов, за ворота загородной президентской резиденции помощник директора аналитического департамента попал, сидя за затенёнными стеклами одной из машин правительственного кортежа.
   -Пожалуйте сюда! - встречавший Дэвиса представитель американского посольства почтительно склонил голову.
   - Вас ожидают здесь! - на не очень хорошем английском сообщил вышедший им на встречу черноволосый, горбоносый мужчина.
   На что Джейк едва заметно хмыкнул - в том, что его ожидают, он и не сомневался. Было бы странно, если бы отпущенное ему время расходовалось без должной рачительности. Он как раз сделал первый шаг в указанном направлении, когда центральные двери здания распахнулись, приветствуя прибывшего гостя.
   -Гостевые комнаты там, - сопровождавший Дэвиса клерк забежал вперёд, показывая дорогу.
   Услышав о гостевых комнатах, Джейк в первое мгновение помрачнел лицом. Но потом решил, что так даже лучше, не будет излишней официозности, и появившиеся на его лице злые морщинки разгладились.
   -Господин президент, - продолжал вещать клерк, - решил, что Вы сперва захотите принять душ и немного перекусить...
   Новая лёгкая гримаса на лице Дэвиса осталась незамеченной, понятие "Вас ожидают" оказалось весьма расплывчатым, с другой стороны помыться с дороги ему и впрямь бы не помешало.
   -Что-нибудь из местной кулинарии на Ваш вкус, но не очень экзотическое, пожалуй, три-четыре блюда, не больше. И сок, свежеевыжатый апельсиновый сок. - И уже входя в предназначенное ему помещение: - Через двадцать пять минут. Багаж пусть поставят здесь, - Дэвис указал рукой на конкретное место в комнате.
   -Будет сделано!- горбоносый выдавил из себя улыбку и вышел вон. Дэвис остался один.
   На то, чтобы принять душ и покушать, много времени не ушло. В ожидании важного гостя Джейк скинул туфли и, развалившись на тахте, закрыл глаза. Тихий стук в дверь заставил его очнуться.
   -Да-да, войдите! - Дэвис провёл рукой по лицу, сгоняя остатки сна. Дверь в помещение широко распахнулась.
   -Джейк! - обрадовано воскликнул появившийся в дверном проёме бывший однокурсник Дэвиса по Колумбийскому университету, а ныне глава суверенного государства. - Джейк, я так рад тебя видеть!
   -Господин президент! - почтительно склонил голову помощник главы "аналитического департамента".
   -Отставь, Джек, никаких официальностей, мы друзья! - заверил Майкл, но улыбка, которой светилось его лицо, на взгляд бывшего товарища представлялась насквозь фальшивой.
   -Как скажешь, Майкл! - покорно согласился Дэвис и, в свою очередь широко заулыбавшись, с распростёртыми объятьями двинулся навстречу хозяину дома.
   -Джек... - дружеское похлопывание.
   -Майкл... - делая ответный жест дружелюбия, Дэвис машинально уловил застывшее в глазах бывшего однокурсника напряжение.
   "Значит, он в курсе главного, тем лучше", - подумав так, Джейк улыбнулся ещё шире. - "Не нужно будет ходить вокруг да около. Надеюсь, мой друг искренне уверен, что все предпринимаемые меры в первую очередь направлены на благо его народа. В долгосрочной перспективе, естественно..."
   -Майкл, - лицо Дэвиса приняло виноватое выражение, он хорошо играл свои роли, - надеюсь, в твоих апартаментах найдётся место для разговора с глазу на глаз?
   -Джейк, - улыбка президента скисла, причём совершенно естественным образом, - никаких дел, прежде чем ты как следует не отдохнёшь и не насладишься грузинским гостеприимством.
   Многолетний опыт специалиста тайных операций подсказал Дэвису, что глава государства всеми силами пытается отдалить начало разговора, сулящего ему серьёзные беспокойства.
   -Что ж, Майкл, не смею настаивать! - Джейк поднял вверх руки, признавая своё поражение. Беседу можно было отложить и на вечер. А то и на следующий день. Пока спешки никакой не существовало, тем более что в независимости от начала их разговора колёсики механизма предстоящей операции уже завертелись, набирая обороты. Не далее как вчера Джейка проинформировали - в соседней Чечне работы шли полным ходом. А завтра утром он ждал оттуда свежего сообщения. Следовало надеяться - известия окажутся благоприятными. Впрочем, какими бы они не были, это абсолютно ничего не решало - никто не собирался менять намеченные планы. Если задача поставлена, то она должна выполняться. Любой ценой. Цель оправдывает всё.
   -Тогда я позволю себе тебя покинуть. Дела государственной важности, - Майкл виновато улыбнулся, - как только освобожусь, сразу к тебе...
   -Отлично, Майкл, отлично! - в свою очередь улыбнулся Джейк, но и сам понял, что улыбка получилась фальшивой.
   Видимо, не желая докучать гостю, или же, что вероятнее, стараясь избежать малоприятного разговора, старинный друг Дэвиса сослался на неотложные дела и, извинившись, удалился в свои апартаменты, оставив американского визитёра в комнатах для гостей.
   Президент Грузии убыл, а Джейк оказался один на один со своими раздумьями. Незаметно наступил вечер. Предложенный ужин был великолепен. Но настроения это не прибавило. Снедала скука - не считая обслуги, весь вечер мистер Дэвис пребывал в одиночестве.
   Смотреть телевизор Джейку не хотелось, так что, откушав, ему не оставалось ничего другого, кроме как отправиться спать. Ночь показалась излишне влажной и жаркой. Климат-контроль не помогал. Снились сны. Чёрные, незапоминающиеся, но оставляющие в душе маяту, а на спине липкий, холодный пот страха. Проснулся Джейк совершенно разбитым, измученным, с опухшим лицом и темным полукружьем синяков под обоими глазами. Долго сидел в туалете, ещё дольше принимал душ. Что-то приснившееся в ночи не давало покоя, но что именно - он вспомнить не мог. Тревожила какая-то мысль, мелькнувшая и исчезнувшая на задворках сознания. Пытаясь уловить её отголоски, Дэвис продолжительное время сидел за столом, отказываясь от настойчиво предлагаемого завтрака. Он никогда не придавал значения снам, но сегодня что-то было не так, что-то его смущало, заставляло стискивать пальцами виски в настойчивой попытке вернуть воспоминания. Но не вспоминалось, что ещё больше и больше вводило Джейка в смятение. Казалось, бесследно растаявшая мысль несла в себе нечто важное - на грани прозрения. Нечто, без знания чего все его дальнейшие действия становились бессмысленными или, того хуже, вели к роковым последствиям. Отчаявшись вспомнить, мистер Дэвис поднялся из-за стола, усилием воли стряхнул накатившее оцепенение, ухватил двумя пальцами стоявший на столе колокольчик. Позвонил трижды. Любое сомнение следовало преодолевать быстро и решительно.
   -Завтрак! - коротко бросил в лицо появившемуся человеку, вместо того, чтобы потребовать меню, добавил так же коротко, небрежно, отрывисто, как плевок: - На усмотрение шеф-повара!
   Человек покорно кивнул, на что Джейк совершенно не обратил внимания.
   Утренний завтрак, создавая впечатление дежавю, ничем не отличался от ужина. Тишина, скользящая по паркету обслуга, негромкое постукивание ножа по тарелке, всё тоже удивительное на вкус вино.
   Позавтракав, Дэвис, пожелав остаться в одиночестве, растянулся на диване и, включив плазменный телевизор (сторонний шум иногда помогал ему сосредоточиться), ещё раз прокрутил в голове слова предстоявшего разговора. Убедившись, что все акценты расставлены правильно, помощник Тейлора-младшего "по персоналу", взяв в руки пульт управления, нашел англоязычный канал и вперился в экран, наблюдая, как в супертяжёлом весе высокий белый и коротконогий крепыш негр бьются за звание чемпиона мира.
   Белый победил нокаутом. Джейк вопреки расовой солидарности остался почему-то недоволен и переключился на другую программу. Дэвис предполагал, что с утра ему будет назначена аудиенция у президента, но время близилось к полдню, а приглашение от Майкла так и не поступило, это настораживало. Могло статься, что все умозаключения относительно Грузинского президента ошибочны и их можно смело отправлять в корзину с мусором.
  
   Обманувшись в своих ожиданиях, (президент не пригласил его к себе, а пришёл сам), Дэвис, тем не менее, не выглядел разочарованным. Возможно, так было даже лучше. Не слишком большая гостиная занимаемого Джейком помещения как нельзя больше подходила для уединённой беседы двух друзей, тем более что Джейк успел её проверить на наличие жучков и убедился в их полном отсутствии.
   Приказав сервировать стол, а затем величественным движением руки отпустив обслуживающий персонал, президент едва заметно улыбнулся и на правах хозяина провозгласил тост. Тост получился длинный, по настоящему красивый, под стать налитому в бокалы вину. Все без исключения блюда оказались великолепны, тем не менее, обед проходил излишне напряжённо, кушали вяло, прежняя дружеская непринуждённость осталась в прошлом. Не помогали ни весёлые тосты президента, ни специально припасённые, забавные анекдоты Дэвиса. И тот и другой прекрасно отдавали себе отчёт - былая дружба закончилась и сколь бы они не пыжились в попытках придать происходящему видимость беззаботности, всё одно довлеющая над ними "служебная необходимость" делала их потуги абсолютно тщетными. Вина было выпито достаточно, а вот съедено гораздо меньше, но ножи и вилки опустились на стол. Какое-то время и гость, и хозяин хранили молчание. Джейк, предоставляя начало серьёзной беседы президенту, тайно надеялся, что тот сам раскроет рамки своей готовности к предстоящему сотрудничеству. Президент же молчал в надежде, что этот разговор не состоится вовсе. Молчание затягивалось, в итоге Дэвису пришлось заговорить первым.
   -Майкл, - в голосе Джейка прорвалось искреннее сочувствие, - Грузия не должна оставаться разодранной на части.
   -Да, - слегка подвыпивший президент кивнул.
   -Ей необходимо воссоединиться, - Дэвис продолжал гнуть свою линию. - Правительство Соединённых Штатов, - Джейк поставил точки над i в вопросе от чьего имени он говорит, - исходит из того, что сепаратизм должен пресекаться в корне.
   -И да, - Президент снова кивнул, но не так уверенно.
   -Власть Тбилиси следует установить над всей территорией Грузии. - Дэвис воздел перст над головой и несколько раз потряс им.
   -А - а - а.... Америка поддержит нас в вопросе наведения конституционного порядка? - растерянно произнёс президент Джорджии, и Джейк понял, что тот распознал вектор разговора, но желал услышать подтверждение своей догадки.
   -Несомненно, весь американский народ на стороне Грузинского правительства, - фраза оказалась туманной, она как бы давала надежду, но вместе с тем те, от чьего имени велся этот разговор, не брали на себя никаких обязательств.
   -Если так, - президент видимо не уловил подвоха, - мы начнём готовить подразделения обеспечения общественного порядка, сформируем особые полицейские отряды и объявим об операции по наведению конституционного порядка на собственных территориях.
   Дэвис мысленно потирал руки, становилось совершенно очевидно, что сказав А президенту теперь трудно будет не сказать Б.
   -Никаких полицейских сил! - возразил Джейк, одной фразой сразу же отрезвив своего Колумбийского однокурсника.
   -Не понимаю... - на лице Майкла появилась растерянность.
   -Полицейских подразделений недостаточно! - голос американского представителя твердел с каждым словом. - Вы задействуете армию и ударите по сепаратистам Южной Осетии всеми имеющимися у вас силами!
   Веко президента непроизвольно дернулось. Не сразу он нашёл в себе силы ответить.
   -Использовав армию... - пауза, чтобы сглотнуть подступивший ком, - мы невольно столкнёмся с российскими миротворцами. Применять Вооружённые Силы нельзя! - последняя фраза, как крик души.
   -Чтобы добиться победы, Армию использовать необходимо! - взгляд Дэвиса, устремлённый на президента, стал жёстким. - Войска должны нанести неожиданный, сокрушительный удар по Южной Осетии, и в первую очередь вы раздавите миротворцев! Именно их!
   -Но... - робко попытался защититься президент.
   -Ни каких но! - Дэвис не позволил договорить.
   -Как это никаких но? - взвился Майкл, на секунду вновь осознав себя суверенным президентом. - Русские не могут не отреагировать, они нанесут ответный удар...
   -И таки нанесут, - не стал спорить американский друг.
   -Это же означает войну! - бледность покрыла лицо Майкла. - А это большая кровь, это тысячи жертв, русские направят авиаудар по столице. Это неприемлемо! У меня... у Грузии не достаточно средств противодействия!
   - Мы должны, - Дэвис дал твёрдо понять, что пославшие его люди не отступятся, - помочь вам восстановить целость государства, даже если для этого потребуется проверить боеспособность российских подразделений, - маска оказалась сброшенной, никаких иллюзий по поводу интереса заокеанских владык не оставалось. - Но смею заверить, разгореться полномасштабной войне позволено не будет. И за целостность столицы можешь не опасаться. Мы сразу же предупредим русских на этот счёт. Сразу же!
   -Но мировое сообщество обвинит меня в агрессии! - президент нервно теребил галстук.
   -Не обвинит, всё продумано. Вторжение будет лишь ответом на действия русских.
   -Если так... то конечно... но как мы это докажем?
   -Не беспокойся, я же сказал тебе, всё продумано... - в голосе Джейка окончательно стал преобладать покровительственный тон.
   -А что, если русские вдруг сломят сопротивление моих войск? - президент всё ещё продолжал сомневаться. - Вторгнутся вглубь страны?
   -За это тоже не стоит переживать, неспровоцированный обстрел Грузинской территории даст нам моральное право высадить на ваше побережье наш десант, который ни при каких условиях не позволит русским развить свой успех - если таковой вопреки всему случится. Наши корабли к моменту начала боевых действий будут находиться в Чёрном море, якобы в преддверии совместных Американо-Турецких учений.
   Джейк, замолчав, потянулся к бутылке с вином, налил полный бокал и в несколько глотков выпил, словно спешил заглушить терзавшую горло жажду.
   -Когда? - президент, похоже, решился.
   -В первых числах августа, точная дата будет сообщена позже. И... надеюсь, не надо напоминать о сохранении абсолютной секретности?
   -??? - президент возмущённо вздёрнул подбородок, но тут же сник, - как раз в августе в планах подготовки наших вооружённых сил полномасштаб... - увидев на лице Дэвиса улыбку, Майкл осекся, ему вдруг стало понятно, что американцы прекрасно осведомлены о действиях Грузинских военных штабов, и подспудно в душу к нему стала заползать мысль: "А не входят ли эти учения в уже давно и тщательно проработанный сценарий?" Президент поморщился. Ощущение болтающейся на ниточках куклы показалось не особо приятным.
  

Оценка: 9.23*20  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015