Okopka.ru Окопная проза
Ал Алустон
Инструктор олигархического обкома

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 5.42*23  Ваша оценка:


   Инструктор олигархического обкома
  
   Отдохнув, Колун вернулся в Казаковку, где принялся управлять недавно занятым городом и устранять некоторые печальные последствия нескольких часов бурного правления Шинданда.
   - Ну почему ты приказал коммунальщикам переложить все трубы открытым способом? И так есть кому окопы рыть, да и не нужно нам столько окопов на центральных улицах!
   - Открытый способ - единственно правильный! - упирался Шинданд. - Мне Колыма сказал, а у него в штабе эксперты крутые! При открытом способе наши трубы не пострадают от таяния мерзлоты и подвижек грунта!
   Колун связался с Колымой:
   - Ну какая может быть мерзлота в Донбассе? - устало вопрошал он. - Ты вообще думаешь, где мы воюем?
   - Мерзлота есть во всех приличных городах, - упрямился Колыма. - Ну, или почти во всех... А что, у вас нету? Надо же...
   - Ладно, - махнул рукой Колун. - С мерзлотой разобрались, но подвижки грунта у нас могут быть - если шахта рядом. Так что не все так уж неправильно ты сказал, - обратился командир к Шинданду. - Изучите карту города еще раз, отметьте районы, опасно близкие к шахтам, карьерам и оврагам. Пусть аварийная бригада проведет проверку. Надеюсь, ничего такого, что требовало бы перекладки труб прямо сейчас.
  
   К Колуну подошел начальник караула и сообщил, что в мэрию для встречи с военным комендантом прибыл какой-то особо важный посетитель - ополченец передал командиру визитку. Изучив ее, Колун велел проводить гостя в кабинет.
   Молодой человек в прекрасном костюме и с дорогим кожаным портфелем прибыл, чтобы передать военному коменданту города предложение о встрече с председателем совета директоров Казаковского комбината - одного из двух градообразующих предприятий.
   - Ломоть, пробей - кто такой господин Синченко Борис Семенович, председатель совета директоров Казаковского комбината.
   Ответ поступил через двадцать минут - господин Синченко был очень важной персоной, контролирующей Казаковский комбинат в интересах одной из крупнейших олигархических группировок. Долларовый мультимиллионер, обладатель обширнейших связей в деловых, чиновничьих и политических кругах. Гражданин трех государств, помимо Украины. Генеральный директор Казаковского комбината был технарем и во всех стратегических вопросах подчинялся Синченко и представляемой им группировке.
   - Борис Семенович предлагает встретиться в доме приемов комбината, - пояснил посланец Синченко. - Прекрасное место, безопасное, комфортное...
   - Я предлагаю нейтральную территорию, - не согласился Колун. - Какое-нибудь хорошее кафе в центре.
   - Кафе? - брезгливо переспросил олигархический эмиссар. - Даже не ресторан?
   - Сейчас все кафе называют себя ресторанами, - пожал плечами комендант. - Через десять минут дам три варианта на выбор. И какая разница, кафе или ресторан - ведь мы не жрать с вашим начальником собираемся, а разговаривать.
   Ломоть по своим критериям (безопасность, конфиденциальность) оценил кафе и рестораны центра Казаковки, предложил варианты на выбор.
   Стороны согласились встретиться в кафе "Солнечное".
   - Какое время вас устроит? - поинтересовался посланец из комбината.
   - Сколько вашему шефу ехать до кафе?
   - Минут пятнадцать.
   - Вот через пятнадцать минут и буду его ждать.
   Колун приказал помощнику мобилизовать отдельный зал на нужное время и выставить наблюдение, передал дела Ломтю, взял с собой сапера и поехал на БТРе на встречу.
  
   Синченко уже подъехал, его лимузин и два бронированных джипа охраны загромоздили двор кафе, но БТР их легко подвинул, сминая бамперы. Миллионер отнесся к происшествию равнодушно, охранники лишь зло посматривали на ополченцев.
   Колун зашел в зал, попросил официантку выключить музыку и зашторить окна - для разговора ему нужна была тишина. Сел за столик лицом к входу.
   В зал заглянул комбинатовский охранник, ополченец ему кивнул, тот исчез за дверью, а вскоре в нее вошел Синченко.
  
   Борис Семенович был невысоким пожилым человеком, с редкой снежно-седой шевелюрой, очень морщинистым лицом, на котором горели голубые глаза. Он сел сбоку от Колуна, руки не подал, принялся оглядывать зал кафе. Мгновенно к столику подскочила официантка. Ополченец заказал минералку без газа, олигарх попросил кваса.
  
   - Ну здравствуй, комендант, - начал Синченко. - Как к тебе обращаться?
   - Здравствуйте, Борис Семенович. Мой позывной "Колун", я военный комендант Ивановки и Казаковки, командир бригады Армии Новороссии.
   - Комбриг, значит... Хорошо, будем знакомы, комбриг. Я - председатель совета директоров Казаковского комбината. Присматриваю за генеральным директором и прочим начальством комбината в интересах собственников. И сам владею кое-каким пакетом акций комбината.
   - Слушаю вас, господин председатель.
   - Еще я присматриваю за жизнью Казаковки, чтобы комбинату ничего не мешало работать и зарабатывать, - Синченко вопросительно посмотрел на Колуна.
   Комбриг молчал, подавив желание ответить на невысказанный вопрос.
   - Сам понимаешь, комбриг, - не дождавшись реакции Колуна, продолжил миллионер, - близость линии фронта комбинату очень даже вредна.
   - Понимаю, - кивнул ополченец. - Война всем вредна. Мои бойцы никаких позиций поблизости от комбината не создают и не планируют. План изъятий и реквизиций вполне посильный и щадящий. Принудительной мобилизации в армию мы не проводим, так что работников ваших не заберем. Разве что сам кто-нибудь добровольно обратится.
   - Этого мало, - тяжело сказал Синченко. - Позиций, может, и нет, но обстреливать будут все подряд и как попало. Все мы знаем, какого уровня у нас армия... Я имею в виду украинскую правительственную армию. И когда террбаты и нацгвардия войдут в Казаковку, никаких планов изъятий и реквизиций не будет - будет полный беспредел. И против мирного населения будет безадресный массовый террор.
   - Не понимаю, почему вы боитесь террбатов и нацгадов, - пожал плечами Колун. - Вы же олигарх, а все олигархи - соучастники и спонсоры государственного переворота. По идее, вы должны меня бояться - и военного трибунала.
   - Ну... Я не олигарх, я доверенный партнер лиц, которых принято называть олигархами. Но да, все олигархи, как вы выражаетесь, поддержали переворот. Кстати, этот переворот называется очень даже красиво - Революция достоинства.
   - Переворот начал гражданскую войну, в которой я что-то не вижу ничего красивого, - не согласился Колун.
   Синченко кивнул.
   - Я тебя не боюсь, потому что у меня охраны две машины, а у тебя какой-то одинокий солдат...
   - Мой боец справится с десятком ваших охранников, если придется. Но уверен, что не придется.
   - Он что, чемпион мира по каратэ? - улыбнулся миллионер недоверчиво.
   - Он сапер, подрывник.
  
   В это время боец Колуна спокойно попивал лимонад через трубочку, а неподалеку стояла мина МОН-50, направленная на коридор, наполненной комбинатовской охраной. Рядом - для особо тупых - была установлена табличка "Мины" с изображением черепа и костей. С тыльной стороны устройства стоял чемодан со сложенной в несколько слоев тканью СВМ (синтетический высокопрочный материал). Охранники в щегольских бронежилетах, униформе и со штурмовыми винтовками "Форт", серые от страха, стояли в коридоре, боясь пошевелиться.
  
   Синченко изменился в лице, замолк на минуту, медленно переживая новость. Наконец, рассудив, что охранник военному не ровня, он смирился с ситуацией.
   - А еще я тебя не боюсь, потому что нужен тебе, - сказал миллионер ополченцу. - Я знаю комбинат, знаю город, знаю область, знаю страну. Могу многим помочь, а могу и...
   - Не помочь, - кивнул Колун. - А я могу отдать вас под трибунал, а могу и не отдать. Так что вы хотели мне сказать?
   - Если бы не война, ты бы за всю жизнь не добился приема даже у моей секретарши, - задумчиво произнес Синченко. - А теперь я вынужден напрашиваться к тебе на прием.
   - Война неизбежна, если происходит переворот.
   - Ну, в 2004 же "скушали" переворот без войны, - пожал плечами Синченко. - Было столько туров президентских выборов, сколько нужно для объявления президентом нужного человека. И согласись, стране повезло, что Янукович не стал президентом, хоть еще 10 лет прожили нормально.
   - Если бы в 2004 не дали слабину, раздавили бы "оранжевую" гадину, сейчас бы не гибли люди сотнями. А насчет персоны Януковича - вам виднее.
   - Ну да, ну да, - согласился Синченко. - Мы его выдвинули, мы его и задвинули. Нам виднее. А теперь нужно, чтобы "задвинулась" твоя бригада. Вернулась в Ивановку. Казаковка связана с остальной Украиной, комбинат не сможет нормально работать, если между ним и его смежниками будет пролегать линия фронта.
   - А если линию двинуть на запад? Если взять Киев? Львов?
   - Это ты солдатам своим рассказывай. Не даст вам Америка пойти на запад. Да и сил у тебя нет. Кроме того, между владениями ваших бригад границы похуже линии фронта. Каждый полевой командир в своем уделе царьком себя чувствует. Что на дорогах творится - полный беспредел. Сплошные поборы. И постоянно все меняется. С одним договоришься - а туда уже другой пришел.
   Так вот, о твоей бригаде. Нечего ей в Казаковке стоять. Позиции можете в степи оборудовать, техника и люди у вас есть. Новобранцев можете набирать и так, не заходя в город. Сами придут. Изъятия и реквизиции тоже можете из Ивановки делать, я же не прошу, чтобы вы вообще и никогда здесь не появлялись. Более того, советую сделать в Казаковке базу-склад для обеспечения операций и хранения изъятого. Пожалуйста, ходите за линию фронта, изымайте и реквизируйте, берите трофеи, это можно хранить в Казаковке. Но официально бригады здесь быть не должно. И флаг на мэрии должен быть жовто-блакитный. Городских деятелей, которых ты арестовал и обобрал, можешь использовать по своему усмотрению. Наш холдинг парикмахерскими и кафешками не занимается. Мы дадим городу новое руководство, которое будет работать усердно и по справедливости. Естественно, все вопросы, затрагивающие комбинат, будут решаться в пользу комбината. А в остальном будем прислушиваться к народу.
   Синченко вопросительно посмотрел на Колуна. Ополченец молчал.
   - За мирное оставление города мы пожертвуем на нужды бригады ... долларов, плюс ... долларов будем платить... жертвовать ежемесячно, - добавил миллионер.
   - Специалисты моего штаба говорят, что комбинат стоит сотни миллионов долларов. Я готов уйти из Казаковки за семь с половиной миллионов долларов. Наличными и сразу - столько, сколько сказали. Наличными и частями - тоже сколько сказали. Остальное готов взять услугами и информацией. Мне нужны ваши люди в правительстве, в армейском руководстве, в СБУ, МВД и так далее. Мне нужны каналы сбыта реквизированных ценностей. Оружие, продовольствие, одежду, медикаменты, ГСМ, стройматериалы, уголь и зерно я сам могу пристроить, для всего остального мне нужна помощь. Я могу реквизировать готовую продукцию со складов десятков предприятий области, но куда пристроить все эти шестеренки и насосы, не знаю. Помогайте мне, и комиссионные будут списываться из миллионов, которые будете мне должны. Еще мне нужна информация, где в окрестностях что плохо лежит - с точки зрения, например, двух единиц быстроходной бронетехники и штурмовой команды.
   - С такой точки зрения плохо лежит практически вся Украина. Если бы не амеры, страну бы уже растащили по полковым хозяйствам.
   - Я амеров не боюсь. Сотрудничайте со мной, сохраните свои деньги и еще больше заработаете. За наводку на иностранцев заплачу с особой щедростью. За наемников вычет пять тысяч долларов за голову, за армейского инструктора из Восточной Европы - семь тысяч, из Западной - пятнадцать, из Штатов - двадцать. За сотрудников спецслужб - двойная цена "инструктора".
   - Так все-таки правда, что вы связаны с ФСБ?
   - Еще как правда... Именно поэтому мы воюем оружием семидесяти- и столетней давности. Если без шуток, иностранцы идут на очень хороший обмен.
   - В какие сроки необходимо закрыть сумму в семь с половиной миллионов долларов?
   - Срок открытый. Как пойдет. Я вам доверяю, если что, мои люди эвакуируют комбинат и взорвут цеха. У меня почти полтонны аммонита и опытные горные взрывники.
   Синченко побледнел.
   - Договорились. Раз срок открытый, и сумму можно закрывать информацией и услугами, условие вполне приемлемо. Мог бы и не угрожать.
   - Добрым словом и полутонной аммонита можно добиться большего, чем просто добрым словом, - пожал плечами Колун. - Я рад, что нам хватило добрых слов.
   - Деньги при мне, - сообщил Синченко. - Вернее, в моей машине.
   - Успеется, - махнул рукой Колун.
   Синченко посмотрел на коменданта внимательно.
   - У меня есть еще одно дело, - проговорил миллионер.
   - Слушаю вас.
   - У соседней артиллерийской части украинской армии похитили шесть пушек. Твоя работа?
   - Моими бойцами захвачено шесть гаубиц Д-30. Вы об этом?
   - Об этом. Армейцы очень встревожены и грозятся жесткими мерами. Можешь мне обещать, что пушки не будут приняты на вооружение бригады, пока она официально не оставит Казаковку?
   - Что вы предлагаете?
   Синченко вздохнул.
   - Семь с половиной миллионов долларов тебе мало...
   - Ту сделку мы уже порешали. С какой стати я должен отказываться от гаубиц, ради которых мои бойцы рисковали жизнью?
   - Уйдете из Казаковки, и дайте по пушке хоть каждому солдату. Ладно... Я возьму в каждую охранную смену комбината двух твоих людей. Они будут в курсе всего, что происходит на комбинате и в городе. Смогут тайно участвовать в операциях бригады.
   - И получат доступ ко всем личным делам работников комбината, в том числе к информации по военно-учетным специальностям?
   - Да, - тяжело проговорил Синченко.
   - Хорошо, но мало. Шесть гаубиц Д-30 - это страшная сила.
   - Еще дам своего человека в Государственной пенитенциарной службе. Заместитель начальника управления в центральном аппарате. Даст информацию по антибандеровцам в тюрьмах, сможешь их обменивать.
   - Это хорошее предложение. Я согласен. Гаубицы не будут приняты бригадой на вооружение, пока мы официально не уйдем из Казаковки, как договорились.
   Выражение лица миллионера смягчилось.
   - Ты жесткий, но четкий переговорщик. С тобой стоит иметь дело, - похвалил Синченко. - Я мог бы доплатить ВСУ, чтобы они выбили бригаду из Казаковки, но они бы разнесли полгорода, и комбинат бы зацепили.
   - Вы - часть новой власти, почему нужно что-то еще доплачивать?
   - Ха! Оказанная услуга уже ничего не стоит. Наши деньги на переворот новая власть приняла с благодарностью, этой благодарностью все и заканчивается.
   - А не ошиблись вы с поддержкой хунты? Она теперь у власти, деньги ей не нужны, что угодно реквизирует без денег.
   - Деньги нужны всегда! И реквизиция - гораздо более сложное решение, чем, например, уничтожение мирного населения. Это посягательство на устои капиталистического мира. Амеров коробит от реквизиций.
   Мы не ошиблись с поддержкой хунты, мы ведь и старую власть тоже поддерживали. При любом исходе событий на любой стороне оказывались люди, которые помнили и ценили нашу поддержку. Ну, хотя бы морально ценили...
   А вообще, если говорить шире, мы ведь поддержали не хунту, мы просто выбрали нужную сторону в большой битве между Западом и Востоком. Мы не бандеровцы, не русофобы и не военные преступники. Мы просто хотим в этой войне оказаться на стороне победителя. Чтобы не оказаться снова побежденными, как в 1991 году... США, ЕС и внутренние прозападные силы на Украине выступают одним фронтом против русских. Которые имеют пока слабую поддержку даже со стороны своего собственного государства, России. А уж поддержка других центров силы, Китая, Индии и так далее выражается в их нейтралитете, не более. Разве что Китай чуть поможет по торговой линии. Путин, правда, активничает сейчас в отношениях с Китаем, но неизвестно, какой будет результат. А союзники России, Казахстан и Белоруссия тоже заняли нейтральную позицию. Не может победить ваша Новороссия всю мощь Запада. Падет Новороссия, дело дойдет до Крыма, падет Крым - рухнет путинский режим, Россия "ляжет" под Запад. Но на этот раз Запад поступит жестче, часть территорий перейдет Украине, часть разделят с другими соседями, а оставшийся кусок расчленят, и фрагменты стравят между собой в непрестанной войне. Для Штатов русские - это европейские индейцы. И будет вечная резня между славянскими делаварами и ирокезами. Да она уже идет - между русскими и украинцами. А на освободившиеся земли придут западные колонизаторы. Точь в точь как в Штатах.
   - Ничего этого не будет, - уверенно заявил Колун. - Не справиться Западу с Россией, да и не доберется он до России, в Новороссии увязнет и надорвется. Если бы Запад справлялся, Новороссия бы даже не возникла. И никто на Западе не сможет переиграть Путина.
   - Никто и не будет пытаться переиграть Путина. Его просто грохнут. В ближайшие месяцы. Если действительно в Новороссии будет пробуксовка, а Крым станет неприступным.
   - Как - грохнут?
   - Это вопрос или вопль души? Как грохнут, нам амеры в деталях не говорили. Большинство моих коллег думают, что его траванут, как Арафата или Чавеса. А я больше склоняюсь к тому, что ему устроят авиакатастрофу, как Качиньскому.
   - Разве катастрофа с Качиньским была подстроенной?
   - Да. Штаты его ликвидировали.
   - Не может быть... Зачем амерам было убивать Качиньского, он же русофоб! И следов не нашли, столько лет уже ищут.
   - Все польские ватажки русофобы. Тут Штаты от замены ничего не теряли. А Качиньский был не только русофоб, он еще и с Германией заедался, и Демократичекую партию США ненавидел, и лично Обаму. С Маккейном дружил, с кандидатом в президенты США от Республиканской партии. А грохнуть Качиньского было легко - подали ложный сигнал на определитель высоты. Вся авионика у поляков на GPS, а GPSом командуют Штаты. И никаких следов в самолете. У нашего холдинга есть большой пакет акций в авиакомпании, есть свои хорошие специалисты, они разбираются. Так что ждем загадочных авиапроисшествий, возможно, с первого раза с Путиным не получится. Кстати, в марте уже одна загадочная катастрофа была, может, снова что-то с GPSом испытывали.
   - Крым станет неприступным, у меня добровольцы из Севастополя воюют, и другие источники информации есть. Крым становится сильнее с каждым часом, ВСУ ждет разгром, если НАТО подтянет авиацию - собьют нахрен авиацию, если НАТО подтянет флот - потопят нахрен флот.
   Синченко кивнул - видимо, по его каналам эта информация тоже проходила.
   - Тогда ждем авиапроисшествий, - повторил он.
   - Даже если дождетесь - разве русские закончатся на Путине?
   - Русские не закончатся, а вот переворот в верхушке ожидается. Ты не забывай, приняты серьезные санкции, а будут еще серьезнее. И еще, что сильнее любых санкций - Штаты хотят уронить цену на нефть. Обама летал в Саудовскую Аравию, договаривался. Арабы готовы, только дорого просят. Хотят, чтобы Штаты не поддерживали свою нефтедобычу, которой поплохеет от падения цены. Хотят, чтобы американская нефтедобыча вымерла и освободила место для арабской нефти. Но если ситуация потребует, Штаты пойдут и на это. Ведь ненадолго же, потерпят. Нефтедобыча как вымрет, так потом, при восстановившихся ценах, и возродится.
   - Интересно, как сочетается раздел России с переворотом в верхушке? Кто-то в верхушке согласится потерять самые важные части территории? Или кто-то в верхушке надеется, что народ не заметит переворота и не накажет заговорщиков? На Украине явно заметил и наказывает.
   - Ну... Это будут уже проблемы бывшей России и новых властей ее частей. Украина свой кусок получит - Кубань, Ростовскую область, Белгородскую, еще много чего хорошего. Тут все просто - кто раньше к Западу присоединился, тот и раньше примет участие в разделе добычи. Самым упрямым достанутся крохи. Поэтому в России вряд ли будут упорствовать. Пойми, поражение - это ведь не гибель. В 1991 мы уже потерпели поражение. И я, например, от этого только лучше стал жить. Народ смолчал и смирился, и все пошло хорошо. Мы приспособились, научились жить по-новому.
   - Я понимаю, что можно приспособиться и выжить после поражения. Но ведь лучше выиграть войну! Как приспособятся власти частей бывшей России, если Путин создаст правительство в изгнании, а Китай развернет свою армию у Амура? Как сейчас Россия разворачивала свою армию у границы с Украиной?
   - Россия как разворачивала, так и сворачивала. Кишка тонка. Проблемы на Амуре, знаешь ли, меня абсолютно не волнуют. Как-нибудь устаканится - ну, расстреляют десяток-другой переворотчиков, после какого-то раза жизнь начнет налаживаться. Нам-то что?
   - Нам то, что проигрыш России - ни для кого в России не вариант. И, значит, мы для России нужны и важны. Значит, нам помогут выстоять.
   - Вы уже больше месяца воюете, и что - сильно вам Россия помогла? Лично я заметил только подарок хунте - бесплатный газ в мае.
   Колун промолчал.
   - Твой Русский мир - тряпка, от Русского мира оторвали кусок на 40 миллионов человек, он ничего не смог сделать. Только пыль пошла и запах гнили. Твой хваленый Путин ничем не поможет. Нет у кремлевской власти ни мозгов, ни воли. В 2008 Россию ясно предупредили - грузинскими событиями. Никому никогда в шахматах истории не давали переходить, России дали. Ничего не поняли, ничего впрок не пошло. Пять лет было, чтобы понять, чтобы подготовиться к тому, о чем предупредили. И что? Мировая война на пороге, а в России ни платежной системы, ни системы банковских переводов, ни планов работы в условиях войны. Все пластиковые карты обслуживаются врагом - Западом. Банковские переводы идут через Запад - через SWIFT. Валютные резервы хранятся в западных инструментах и могут быть конфискованы в любую минуту. Сейчас в Кремле забегали, как куры с отрубленными головами, засуетились. Будут все это исправлять ценой унижений и чудовищных уступок. Пять лет у них было - без войны и санкций, чтобы что-то сделать. Ничего не сделано, ровным счетом ничего! Мы все это видели и приняли правильное решение, правильно определили победителя.
   Да, Штаты - это мировой убийца. Ни одна компания не назначит убийцу генеральным директором. Кого угодно назначат - инженера, ученого, финансиста, продавца, бывшего политика. Но убийцу - никогда. А вот человечество сподобилось... Ни у кого нет мозгов и воли, только у Штатов есть. Воля - убивать и пожирать убитых, ум - планировать и осуществлять убийства. Злая воля и злой ум, но на фоне всеобщей безмозглости и всеобщего безволия - и это ценно.
   - Россия оказалась неготова к нападению, нужно время...
   - Ха! Семьсот лет, со времен Александра Невского, Запад нападает на русских. Семьсот лет не хватило, чтобы подготовиться! Кстати, Невский подготовиться как раз успел...
   - Эх, если бы был Советский Союз...
   - Если бы был Советский Союз, вы бы сейчас воевали не против хунты, а против Советской власти. Советский Союз в 1991 году - это бесконечные очереди за хлебом, пустые магазины, сумасшедшие цены на рынках.
   - Что, война была? - не понял Колун. - Я не помню такого.
   - Войны не было. Была Советская власть. В чем-то хуже, чем война. Война была незадолго до этого, в Афганистане. С большими жертвами, во многие тысячи. В твоей Новороссии по сравнении с ней баловство, а не война.
   - Афганистан - это да, это я знаю. Если бы не Афганистан, некому было бы сейчас Новороссию защищать. "Афганцы" - основа командного состава.
   - Вот видишь! А в Советском Союзе афганскую войну считали позорной и осуждали.
   - Сами устроили и сами осуждали?
   - Именно так.
   - Что-то не верится...
   - Уж можешь быть уверен в моих словах! Знаешь, кем я был при советской власти? Инструктором обкома партии! Правда, не Донецкого обкома, Херсонского...
   Синченко требовательно посмотрел на Колуна.
   Ополченец невозмутимо выдержал этот взгляд.
   - Простите, какой партии? - уточнил Колун.
   Миллионер вздохнул.
   - Ну да... конечно... Коммунистической партии, молодой человек!
   Синченко вновь уставился на ополченца.
   - Судя по выражению вашего лица, в этом должна быть какая-то крутизна, но я не понимаю, какая, - ответил Колун. - Мне доводилось бывать в комитетах коммунистической партии. Маленькие офисы средней паршивости с двумя-тремя скучающими тетушками. Уж не знаю, кто они там - инструкторы или еще кто. Да что говорить - я даже в комитете Партии регионов бывал! Там поприличнее, но тоже ничего особенного. Мой заместитель перебывал в членах почти всех партий, кроме самых бандеровских. Нигде никакой серьезной работы не обнаружил - кроме сбора денег в партийную кассу.
   - Коммунистическая партия Советского Союза была единственной и правящей партией в СССР. Как сейчас в Китае. И обком партии управлял всей областью.
   - То есть обком был как нынешняя областная госадминистрация? - с недоверием в голосе спросил Колун.
   - Бери круче. Нынешняя ОГА руководит только госслужащими, а обком руководил всей областью, всеми предприятиями, всеми колхозами.
   - Не может быть... - пробормотал Колун. - Как же можно справиться с управлением всем подряд?
   - А мы и не справились. Потому и СССР распался. Но мы несколько десятилетий пытались.
   - СССР распался из-за нападок Запада! Это всем известно! - с горячностью воскликнул ополченец. - А также из-за предательства, из-за внутренних врагов! СССР строил заводы и больницы, летал в космос, имел огромный океанский флот!
   - СССР распался из-за развала экономики и паралича государственного управления, - медленно произнес Синченко. - Безмозглость и безволие, еще худшее, чем в нынешнем Кремле, разрушили Союз. Пустые полки магазинов, многометровые очереди за редкими товарами, забастовки шахтеров, национальные восстания на окраинах. КПСС не имела ума и воли, чтобы управлять огромной и сложной страной, которая, к тому же, была одним из двух лидеров мира. Америка, кстати, была против развала - боялась за ядерное оружие. Была попытка сопротивляться развалу - ГКЧП, но "комитетчики" продержались еще меньше, чем Янукович - два дня с небольшим. Потом их раздавили - по своей безмозглости они не смогли устроить успешный переворот, а из-за безволия - не смогли преодолеть последствия безмозглости. Посадили под домашний арест Верховного главнокомандующего, и думали, что его полномочия перейдут к министру обороны! Идиоты! Полномочия Верховного всегда принадлежат первому лицу, а не министру обороны! Верховным стал Ельцин, его признали некоторые генералы с войсками, и путч провалился!
   - Это же как надо разваливать экономику, чтобы в магазинах полки были пустые! И без войны!
   - Мы смогли! - с непонятной интонацией провозгласил Синченко. - Видишь ли, магазины были государственными, и могли торговать только по государственным ценам. А по таким ценам товары расхватывали в момент! Только на рынках были товары, но очень дорого!
   - Странно... На рынках, обычно, всегда дешевле, чем в магазине...
   - Это сейчас, при капитализме.
   - Ну повысили бы государственные цены.
   - Нельзя! Ведь мы были государством рабочих и крестьян! Шахтеры устраивали забастовки, стучали касками по мостовым.
   - Это да! Шахтеры - сила! - довольно проговорил Колун.
   - Сила... - откликнулся Синченко. - Вот из-за этой силы власть и растерялась. Советская власть, чтобы ты знал, была на самом деле властью рабочих. И для задабривания рабочих пришлось гробить экономику. Заводы производили ненужную продукцию - чтобы обеспечить занятость рабочих. Танков в СССР наклепали 60 тысяч! Построили второй в мире океанский флот! Все это пустили на лом, когда экономика рухнула, а СССР распался... Сельское хозяйство было в вечном загоне, потому что государство искусственно занижало цены на сельхозпродукцию и завышало на продукцию промышленную. Крестьяне разбегались из села, шли в рабочие, в служащие. Пока было много крестьян, общество как-то выживало огородами, усадьбами, продуктовыми посылками от деревенских родственников. Но крестьяне уходили, родственные связи с каждым поколением ослабевали, и все больше народа ходило в магазин. Какое-то время удавалось насытить торговлю импортом, пока добывали много нефти, и цена на нее была хорошая. Потом добыча стала падать, и стали падать цены - из-за сговора США с Саудовской Аравией. И импорта стало не хватать. КПСС попыталась развить свое сельское хозяйство, пищевую промышленность, на последнюю валюту закупила оборудование для фабрик. Но рухнула раньше, и это оборудование погнило так и не распакованным.
   - Опять времени не хватило... - пробормотал Колун.
   - Ну, как всегда. Если семисот лет не хватило, то двух-трех лет - тем более. А держать народ в узде - никто не хотел брать на себя ответственности за насилие. Знаешь ли, Янукович ведь не на пустом месте вырос. Точно так же смирился с потерей президентского поста и Горбачев.
   - Это которого шахматной доской по башке треснули? И теперь на том месте пятно?
   - Горбачева, действительно, ударили как-то шахматной доской. Уже через много лет после отставки. Но пятно у него родимое. Так вот, при Горбачеве начался распад СССР. Был рост экономики на 3% в год, были кое-какие продукты в магазинах, но этого показалось мало молодому амбициозному руководителю. Провозгласили ускорение научно-технического прогресса! Ускорение провалилось... Ученых нечем было стимулировать. Знаешь, чем премировали ученых в послевоенные годы?
   - Чем?
   - Отрезами на пальто, детскими вещами, велосипедами, швейными машинками, льготами на проезд. Очень быстро этого стало мало. Ученым стали давать квартиры - даже молодым и ничем себя не проявившим...
   - Да, сейчас на квартиру три жизни зарабатывать надо...
   - Ну, раздали квартиры, сколько было. А ведь уходящие на пенсию ученые квартиры не возвращают. И если в шестидесятые квартир еще хватало, то в восьмидесятые - уже нет. Наука забуксовала.
   - Давали бы деньгами, в чем проблема-то?
   - Проблема в том, что настоящих денег в СССР не было. Советский рубль мог быть отоварен в советской торговле, которая могла торговать только по государственным ценам, и из которой быстро исчезали ходовые товары. Как ни бедно жили после войны, а рублевая масса была больше товарной. Потому что государство не давало задания производить достаточно товаров для населения, а рыночной саморегуляции не было. Так, базары да ремесленники-кустари. Государство для особых категорий населения создала закрытые точки торговли (специальные распределители), а остальные выкручивались как могли. Более-менее настоящими деньгами были чеки для обслуживания в специальных магазинах "Березка".
   - Знаю я "Березку", никаких чеков там не просят, за гривны продают...
   - Советских "Березок" уже нет. Отсутствие нормальных денег, отсутствие рыночной саморегуляции завело страну в тупик. Нет рынка - государство должно все спланировать. Нет денег - планировать нужно всю номенклатуру в натуре. Когда номенклатура была простой - уголь, зерно, руда, ГСМ - как-то справлялись. Когда стали делать космические станции и ядерные реакторы - справляться стало трудно. Строили огромные комбинаты, которые все делали сами - начиная от литья заготовок и заканчивая готовой продукцией. Потому что если зависеть от поставщиков, то значит сорвать выпуск. Поставщики, которые работали не за нормальные деньги, а ради выполнения плана, все время срывали сроки, качество... Если экономика плановая - значит, все поставщики имеют гарантированный сбыт продукции, нет конкуренции. Никто не борется за потребителя, никто не отсеивает немотивированных и неэффективных. И чтобы хоть что-то делалось, повсюду посылали партийных инструкторов - заставлять всевозможных начальников работать и выполнять указания.
   - Я обхожусь без партийных. Шлю представителя комендатуры или, в крайнем случае, военного трибунала. Работает!
   - Работает - под угрозой расстрела. Нам такого и в мыслях нельзя было допустить. Мы же были примером для всего мира! Самой передовой и гуманной страной. Да и не решали задачу расстрелы. При Сталине расстреливали немного, да. В основном, сажали. Человек может всегда стремиться заработать на жизнь, но не может всегда бояться. Страх - мотив кратковременный и ненадежный. Кто-то от страха, действительно, выдаст результат. А кто-то впадет в ступор.
   Так вот, про ускорение... Ускорение особенно ярко проявилось в Чернобыльской аварии. Решили скоренько поставить научный эксперимент на промышленном реакторе. Ты в компьютерах разбираешься? Как говорят мои помощники, использовали промышленную среду в качестве тестовой и запороли. При тестировании - обычное дело, для этого и положено все эксперименты на тестовой среде делать. Но у нас же не было средств на создание экспериментального реактора, и некому было поставить в рамки авторитетных ученых, которые заверяли, что все под контролем.
   - Ну да, хитрый план, типа.
   - Очень хитрый. К тому же близилось политическое событие - 1 мая, советская власть любила делать себе и народу подарки к таким датам. Короче, накрылось все обещанное ускорение науки. Поэтому перешли к перестройке и внедрению элементов рынка. Но поскольку не знали ни своей страны, ни рыночной экономики, ни приемов управления изменениями, стало только хуже. Знаешь ли ты, что когда-то заодно с СССР были Польша, Венгрия, Румыния, Болгария, Чехословакия, часть Германии? Был такой Совет экономической взаимопомощи?
   - Про Польшу точно знаю, поляки до сих пор злятся за это. Типа, если бы не СССР, они бы в Евросоюзе жили с 1945 года. А остальное - смутно, очень смутно...
   - Если бы не СССР, поляки бы жили в германском генерал-губернаторстве. Шестьсот тысяч наших солдат погибло при освобождении Польши! Так вот, этот совет экономической взаимопомощи развалил сам СССР! Применили рыночные методы - и выяснили, что выгоднее нефть, которую поставляли нашим союзникам, продавать Западу, а товары, которые получали от наших союзников, также покупать на Западе. И распустили Совет взаимопомощи!
   - А потом, видать, для экономии нефти распустили и СССР. Я читал, что для обслуживания скважин и трубы достаточно 15 миллионов населения.
   - Вот-вот! Имели громаднейший кусок планеты, на котором централизованно управляли экономикой. Имели четыреста миллионов населения - квалифицированного, работящего. Не смогли справиться, и решили работать на подхвате у Запада. Сейчас Путин пытается сколотить Евразийский союз - жалкую тень СЭВ. Если на ровном месте профукали СЭВ, то как он сколотит ЕАЭС в условиях противодействия Запада? А через границу от стран СЭВ находился Европейский экономический союз, который сейчас уже не только "экономический". И он не развалился, он, наоборот, процветает, он принял в свой состав все осколки СЭВ - и даже часть бывшего СССР. Сам посуди, в чью пользу стоило делать выбор?
   - Выбор в пользу ЕС оказался выбором в пользу войны. Я рад за них, что они процветают, но нам от их процветания только горе и смерть.
   - А не надо было сопротивляться! И не было бы войны.
   - Мы и не сопротивлялись. Так, прошли несколько раз с демонстрациями протеста против государственного переворота. А хунта стала нас уничтожать - руками СБУ и нацгадов. У Юго-Востока был свой президент - плохонький, но миролюбивый - было большинство в Раде, свое правительство, суды, силовики. После переворота у нас все это отняли - и вы хотите, чтобы никто не сопротивлялся?
   - Президент был не у вас, а у нас. У тех, кого вы называете олигархами. У элиты государства...
   - Позвольте, у вас четыре гражданства, вы в четыре элиты входите?
   - Не сбивай с мысли. Остальные гражданства для безопасности и свободы передвижения. Так вот, президент был не ваш, а наш. Депутаты Рады - не ваши, а наши. Суды тоже у нас в кармане, а силовики... хм... - Синченко задумчиво посмотрел на собеседника. - Некоторые с руки едят, остальные тоже... прислушиваются к нашему мнению. И вот мы приняли решение и поменяли Януковича. Не меняя курса, между прочим. Это Янукович хотел поменять курс под давлением Путина. Мы были и есть хозяева Украины, в этом никакого переворота не произошло. Все остальное - личные проблемы неудачливых политиков и юридические тонкости. У вас - у так называемого "народа" - ничего не было до ухода Януковича, и не будет после. Кто был никем, тот стал ничем. Эти придурки с Майдана сносят памятники Ленину, но не могут даже подумать, что выходцы из КПСС и Ленинского комсомола владеют страной. А раз не могут подумать, то не могут и сопротивляться.
   - А как вы из коммуниста стали олигархом?
   - Я не стал олигархом, молодой человек. Я - всего лишь состоятельный человек, не более. Да будет тебе известно, что коммерческие банки стали создаваться при коммунистах, и валютная биржа, и товарно-сырьевые, и приватизация предприятий. Я решал вопросы о выделении площадей под аренду, о выделении земли под строительство, о выделении финансирования для работы новых банков и бирж, о выделении валюты на закупку товаров за рубежом. Согласовывал схемы приватизации, при которых приватизируемое имущество оценивалось по балансовой стоимости, то есть по ценам семидесятых, когда рубль стоил в разы больше. Помогал "рисовать" задолженности и ухудшать баланс приватизируемых предприятий. Продвигал нужных людей во власть, покупал - не скрою - людей во власти. Знал ходы и выходы, знал, куда ветер дует. И получал свои комиссионные.
   - А как же коммунистические убеждения?
   - Какие убеждения? Коммунистическая партия не давала убеждений - так, набор смутных догматов. Читал Конан Дойла "Обряд дома Месгрейвов"? Кто-то когда-то, возможно, понимал, о чем гласит коммунистическая идеология, но это быстро было утрачено. Нас учили беспрекословно выполнять мнение "старших товарищей" и гибко колебаться в соответствии с линией партии. В один прекрасный момент у нас просто поменялись "старшие товарищи", а линия партии испытала особо сильный изгиб. Не сказать, что небывалый - еще Ленин вводил Новую экономическую политику, так называлась рыночная экономика. Кто не был способен гибко колебаться, были вырезаны еще товарищем Сталиным в 1937 году. Урок был усвоен.
   - Если бы сейчас был Сталин! Вот это был вождь! Какую великую державу он построил! Как вы говорите - четыреста миллионов населения?
   - Четыреста миллионов - это было население стран СЭВ. Это был экономический союз, а не держава. А товарищ Сталин... Да. Он построил великую державу. Великую одноразовую державу. Это величие основывалось на использовании ресурсов, создаваемых тысячу лет до него, и использовании ресурсов, необходимых для будущей жизни. Краткий миг исторического величия прошел - и мы оказались без территорий, собранных до товарища Сталина, и вынуждены отдавать долги, которые набрал товарищ Сталин. Товарищ Сталин подорвал демографию - коллективизацией и войной - а мы теперь наблюдаем старение и вымирание народа. Кстати, товарищ Сталин понимал демографическую проблему - именно поэтому после войны он был так мягок с бандеровцами. Живые бандеровцы должны были заменить мертвых русских крестьян, которых товарищ Сталин уморил в ГУЛАГе, проводя коллективизацию. Товарищ Сталин создал многомиллионное лагерное население. Он сам не знал, что с ним делать - и зекам прямо в лагерях давали новые сроки, чтобы не выпускать. Проблему решал уже Хрущев - и чтобы как-то снять ответственность с партии, свалил все лично на Сталина. Товарищ Сталин ограбил оставшееся на свободе крестьянство людоедскими налогами, а чтобы ограбленные не разбежались, запретил выдавать колхозникам паспорта. Потом это обернулось пустыми прилавками продовольственных магазинов и развалом СССР. Товарищ Сталин создал многочисленные национальные элиты - например, украинськых пысьмэнныков. Эти элиты подкупались тиражами книг, заказами на скульптуры и картины. Когда Горбачев стал внедрять рынок, книги пысьмэнныков перестали раскупаться, и они взбунтовали народ. Товарищ Сталин ввел прописку, когда из-за неурожая ограбленные крестьяне стали умирать и приходили в города за пропитанием. Города оцепляли милицией, и не пропускали умирающих. Голодомор 1933 года - вовсе не выдумка, выдумка только то, что это был голодомор только против украинцев. Он был естественным следствием сталинского коммунистического управления. У крестьян отобрали резервы на случай неурожая - и вот неурожай случился, и осталось только умирать. На Украине, в России, в Казахстане... Прописку на Украине сделали необязательной только при Кучме, а в России этот элемент крепостного права жив до сих пор. Те россияне, которые жили в Крыму по виду на жительство, после перехода Крыма в Россию стали иметь меньше прав - потому что не имеют прописки.
   Товарищ Сталин - чтобы ты знал - самый доверчивый лидер за всю русскую историю. Несмотря на предупреждения разведки, он допустил внезапное нападение Гитлера. Ведь Гитлер в личном письме заверил товарища Сталина, что германская армия не считает Советский Союза врагом.
   - Прямо как Меркель, - заметил Колун.
   - Совершенно верно. Нацизм был лишь эпизодом в истории германской экспансии, не с него она началась, и на нем она не закончилась.
   - А с чего началась?
   - Началась с краха французской экспансии. После разгрома Наполеона ранее раздробленная Германия стала интегрироваться... Через механизмы таможенного союза, между прочим.
   - Так это не Путин изобрел?
   - Конечно нет. Больше скажу, было время, когда Россия и Германия были объединены таможенным союзом.
   - Когда?
   - При царе Николае Втором. Но союз оказался невыгоден России, и был прекращен. Россия не могла конкурировать в промышленном производстве с Германией, а для продажи сырья таможенные союзы не нужны.
   - Какого сырья? Нефти?
   - В основном, зерна. Для торговли сырьем интеграционные объединения не нужны. Никто не защищает свои рынки от притока сырья, ведь главное в экономики - создать дополнительную стоимость, а она создается не в добыче, а в переработке. Именно из-за сырьевого характера советской экономики распался СЭВ, так плохо идет интеграция между Россией и Белоруссией и не вызывает доверия идея ЕАЭС. С каждым годом Россия все менее конкурентоспособна в промышленности и технологиях, и, значит, с уходом Путина ЕАЭС развалится. Это личная прихоть отдельного человека, она не имеет экономического базиса и нежизнеспособна.
   - Откуда вы знаете, что было при Наполеоне и Николае Втором? - поежился Колун.
   - Неужели ты думаешь, что я и в те времена работал в обкоме? - рассмеялся Синченко. - Знаешь, у богатого человека есть время, чтобы подумать, есть возможности, чтобы пообщаться с компетентными людьми. Это вы вынуждены работать без продыху ради куска хлеба и крыши над головой.
   - Как видите, у меня тоже есть возможность пообщаться с компетентными людьми.
   - Спасибо за комплимент, - усмехнулся Синченко.
   - А почему Запад так агрессивен, если у путинского проекта нет базиса и будущего?
   - Запад агрессивен из-за того, что Путин, сам того не понимая, объявил ему войну. Путин заявил о двадцатитриллионной военной программе. Вот в чем корень конфликта. Именно так началась Первая мировая война - царь запланировал колоссальную военную программу, и Германия, чтобы не дать ему времени, устроила из очередного мелкого конфликта большую войну. Запомни, молодой человек: военная программа - это война.
   - Военная программа России - ответ на расширение НАТО.
   - Это мы с тобой понимаем. А Запад этого категорически не хочет понимать. Для Запада рост его могущества - естественный процесс, а любое этому сопротивление - наоборот, нечто противоестественное, что должно быть устранено. И я тоже думаю, что путинская военная программа противоестественна. Зачем нужна колоссальная военная мощь, когда экономика держится на сопле?
   - Так что, у нас было ужасное прошлое и перед нами будущее еще хуже?
   - Ну почему же? Советский социализм не так уж ужасен. Это наилучший строй для крупных проектов. Для мировой войны, для завоевания космоса, для атомного проекта. Для хрущевского жилого строительства. Но все, что не вписывается в эти проекты, мешает строю. Социализм советского образца неспособен заниматься рутинной жизнью, жизнью без мобилизации, основанной на саморегуляции. Саморегуляция подавлена. А твое будущее, молодой человек, особенно после тех сумм, которые ты получишь, вообще прекрасно.
   - Эти суммы будут предоставлены в распоряжение командования и потрачены на бригаду. Говоря о будущем, я вовсе не свой карман имел в виду. Неужели Запад победит? Неужели нет выхода?
   Синченко снисходительно похлопал Колуна по плечу.
   - Вынужден тебя расстроить, Запад победит. У меня нет сомнений.
   Ополченец взглянул на него гневно.
   - Западу нельзя не победить, - продолжал миллионер. - Особенно после того, что уже произошло. Запад на ровном месте создал себе самого опасного врага, который только может найтись на планете. Разъярить русских и не добить русских - это смертельная ошибка. Никто этого не допустит.
   - А если мы не дадим добить русских?
   - Ну да, вот твоя бригада и переломит ход конфликта...
   - А если Западу показать, что смена Путина не поможет, показать преемника, который напугает Запад?
   - То-то я думаю, чего это так часто в России Стрелкова показывают... Нет, молодой человек, если Путина приговорили, то всевозможных "преемников" убрать еще легче.
   - Давайте подумаем вместе. Если откажетесь, мои идеи останутся для вас тайной, - пригрозил Колун.
   - Какая страшная угроза! - насмешливо всплеснул руками миллионер. - Ну давай. Если Путина не убьют, и его движение в сторону Китая будет поддержано встречным движением, тогда Запад попадает в неприятную ситуацию. Видишь ли, Запад - вовсе не русофоб. Запад, прежде всего США, крайне боится возникновения в Евразии мощного государства или союза, способного соперничать с США. Повторения Карибского кризиса не хочется никому, да и русским тоже. Бжезинский всех загипнотизировал на Западе, что без Украины Россия неопасна, а конфигурация Украина плюс Россия - смертельная угроза. Переворотом они эту конфигурацию сломали. Была еще одна, не очень вероятная, но зато еще более опасная конфигурация - Германия плюс Россия. Но с уходом Шредера и, опять же, с украинским переворотом эта конфигурация тоже поломана. А с возникновением конфигурации Китай плюс Россия Запад оказывается просто раздавленным - это невыносимой мощи конфигурация. Как говорил Сунь Цзы: первым делом - разбить замыслы противника. Замысел противодействовать консолидации Евразии рассыпается вдребезги. Наоборот, атака Запада консолидирует Евразию.
   Увидев крушение замысла, противники Запада осмелеют, нейтралы склонятся к Евразии, союзники начнут колебаться и смотреть на сторону. Как говорил Сунь Цзы: на втором месте - разбить союзы врага. И тогда многое будет зависеть от противостояния войск. Я что-то не вижу в твоей бригаде мощную силу, но и в киевских нациках ее тоже нет.
   - Будет мощная сила, - уверенно сказал Колун. - Отобьемся, и сами в контрнаступление пойдем. Как думаете, в чем сила Америки? В долларе?
   - Сила США в безжалостности. Любое общество, развиваясь, должно как-то преодолевать инерцию, сопротивление консервативных слоев. Например, при переходе к капитализму нужно преодолеть сопротивление дорыночных слоев. Американцы свое дорыночное население - индейцев - истребили физически, захватили земли, а жалкие остатки племен загнали в резервации. Когда хлопковые плантаторы юга США поставили на широкую ногу рабовладение и стали мешать капитализму, началась война, и их тоже разгромили. До сих пор эта самая кровопролитная война в истории США. Кстати, флаг Новороссии с косым крестом - это почти что флаг Конфедерации южных штатов. Такой вот намек Путина Америке - что он тоже готов идти до конца, и концом этим будет расчленение США. Я даже догадываюсь, в каком городе предполагается подписать меморандум о выводе ядерного оружия с территории бывших США.
   - В Будапеште, - кивнул Колун.
   - В Европе дорыночные слои населения не истреблялись, они тормозили развитие, или, вернее, придавали ему естественную скорость. Россия копировала достижения своих успешных военных соперников. Иван Грозный скопировал опричников с янычар турецкого султана. Алексей Михайлович скопировал богослужебный канон, применяемый в Малороссии, и полки европейского строя. Петр Первый - военную промышленность и флот. После Крымской войны русский царь отменил крепостное право и запустил в империи капитализм. После Первой мировой большевики отменили капитализм и начали строить социализм. Товарищ Сталин решил избавиться от досоциалистических слоев населения, но такие слои составляли абсолютное большинство. Поэтому последовали репрессии, потом война - Гитлер, посмотрев на репрессии, решил, что сталинский режим слаб - потом демографический провал и продовольственная катастрофа. В конце концов консервативные слои одержали триумфальную победу - и на центральной площади некогда самой промышленно развитой республики СССР дикие рагули соорудили свинарник.
   - Так что, у нас еще есть шансы?
   - Шансы всегда есть... Купите кремлевским еще времени своими жизнями, раз семьсот лет им не хватило. Сражайтесь - русская тряпка, пропитанная кровью, становится броней. Я вам не помощник, гарантии от американцев приняты, залоги даны, обратного пути нет... Практически нет, - добавил Синченко после паузы. - Да, вот что... Наш холдинг собирался у группы Януковича отобрать один завод в Харькове и два хороших земельных участка под Одессой. Пожалуй, мы их все-таки купим за приличествующие ситуации деньги. При условии, что два с половиной миллиона долларов группа Януковича передаст на нужды твоей бригады.
   - Бригады? Не ДНР?
   - Для ДНР это не сумма, благодарности не удостоят. А ты за такие деньги Луну с неба достанешь... И отблагодаришь как следует.
   Колун не стал спрашивать, как следует отблагодарить Луну. Ополченец начал себя оглядывать - "Китель по шву разошелся... Ботинки почистить бы...".
   - Уж не на встречу ли с Януковичем ты собираешься? Не пустит тебя никто даже к изгнанному президенту, слишком ты незначителен. Я переговорю с коллегами по холдингу, на людей Януковича выйдем сами и вопросы порешаем сами. Когда сделка состоится, получишь свои деньги... На тот же счет, где остальные семь с половиной.
   Миллионер сделал паузу, внимательно посмотрел на собеседника.
   - А твои какие ценные идеи?
   Колун замялся.
   - Такие же, как у вас... Будем держаться. Пусть ваш Запад такой передовой, а Россия - такая отсталая, но Запад несет нам смерть, а Россия помогает нам спастись.
   - Я этой помощи в упор не вижу, - пожал плечами миллионер. - Если кто и может вам помочь, так это мы, лучшие люди Украины.
   Синченко поднялся с места.
   - Успехов, комбриг.
   - Спасибо, товарищ инструктор областного комитета партии.
   Миллионер усмехнулся.
   - Еще... у меня к тебе, комбриг, личная просьба. Найди мне в арсеналах Новороссии "маузер" времен Гражданской, что была сто лет назад. В детстве я мечтал оказаться на Гражданской с "маузером". И вот Гражданская уже есть, а "маузера" нет.
   - Сделаем, - кивнул Колун.
  
   ***
  
   После отъезда Синченко Колун вышел в коридор, кивнул своему бойцу-саперу.
   - Ну, как себя вели орлы с комбината?
   - Как мышки.
   - Ты что, даже электродетонатор не ставил?
   - Нет. Спросил их - разбираются ли в минах. Сказали, что нет. Я и не ставил.
   - Что с них взять? Сторожа...
  
   Через десять минут Калита уже мчался к Донецку, чтобы закупить на оружейном рынке "маузер".
  
   На следующий день Колун через помощника Синченко договорился о встрече - в еще одном кафе из списка Ломтя.
   - Вот, пожалуйста, - передал комбриг кобуру с "маузером" миллионеру. Оружие было почищено Карасем и пристреляно.
   Тот с загоревшимися глазами бережно взял ее, достал пистолет, погладил.
   - Пойдем во двор, стрельнем!
   Во дворе кафе у стенки поставили пустую пластиковую бутылку. Колун помог Синченко приладить кобуру в качестве приклада, поправил руку, чтобы прицел был верным. Миллионер первым же выстрелом прострелил бутылку.
   - Ну надо же!.. - он задыхался от избытка чувств. - На Гражданской!.. С "маузером"!..
   Колун терпеливо изучал выражение лица Синченко.
   - Ну, удружил! - не унимался миллионер. - Век не забуду! Вот даже не знаю, что еще в жизни пожелать! Ну разве что... разве что... Саблю! Можешь? - с надеждой посмотрел на собеседника миллионер.
   Колун включил рацию.
   - Кашалот, твой выход.
   Из-за угла строевым шагом вышел ополченец, неся на вытянутых руках кавалерийскую шашку.
   Комбриг отошел на пару шагов, когда Синченко принялся размахивать оружием.
   - Ну, просто нечего сказать! - светился от счастья миллионер. - И как это ты догадался? Или у тебя полно ополченцев с саблями? Может, и конь есть?
   Колун снова включил рацию.
   - Репа, твой выход.
   Из-за угла вышел гнедой конь - оседланный, с уздечкой. Его вел ополченец в отглаженной чистой форме, при СКС со сверкающим штыком.
   Охранники подсадили Синченко в седло, поспешно отскочили, когда миллионер вытащил саблю из ножен.
   - Эй, комбриг! - позвал Синченко, хохоча. - Что у тебя еще для меня припасено? Ведь что-то еще есть, признавайся!
   - Слезайте, покажу.
   Миллионера ссадили с коня - простого обитателя загородной фермы. Колун преподнес Синченко кожанку по типу комиссарской.
   - Извините, материал современный, покрой на вашу фигуру, примерьте.
   Синченко примерял, кожанка сидела как влитая.
   - Ну ты даешь, комбриг. Когда это меня обмерять успели?
   - Пока шли от машины в кафе. У меня в БТРе видеорегистратор. По видео сделали трехмерную модель для портного.
   - Кто сделал?
   - Специалист моего штаба.
   - Хороший у тебя штаб...
   - Обратите внимание, Борис Семенович, в левом кармане - номер газеты "Правда" со статьей Ленина. Текст подлинный, бумага, само собой, все-таки современная.
   - Ы-х-х... - задохнулся от избытка чувств миллионер. - Ну... О!.. - он вчитался в статью. - Слушай, мне кажется, что с меня тоже сделали трехмерную модель. Ты просто предвидишь мои пожелания.
   - У меня в штабе хорошие психологи.
   Синченко оценивающе посмотрел на Колуна.
   - Ты не так прост, как я поначалу подумал. У меня тоже есть для тебя хорошая новость. Как ты, наверное, знаешь, еще десять лет назад, после "оранжевой" революции Ющенко готовился к войне с Россией. У границы были построены военные склады с оружием и боеприпасами. Некоторые склады захвачены вами, сепаратистами, но большинство осталось за правительством. Сейчас будет обновление запасов на этих складах - со всей Украины будут перевозиться боеприпасы 80-х годов выпуска, а более старые с этих складов - утилизироваться. Можно было бы старые вывозить на освободившееся от новых место, но наши партнеры в Европе категорически против, чтобы оружие двигалось на запад. На восток - с большим удовольствием, на запад - ни-ни. Утилизация будет проводиться, преимущественно, путем применения в бою, но боеприпасов настолько много, что часть придется уничтожить на полигонах. Наш холдинг заключил с министерством обороны контракт на утилизацию боеприпасов 70-х годов выпуска и старше. Точно сказать нельзя, но это, как минимум, десятки вагонов. Возможно, несколько эшелонов. За утилизацию мы получим хорошие деньги.
   Предлагаю тебе эти боеприпасы. Мы сэкономим на утилизации, деньги получим все равно. А ты получишь боеприпасы недорого, в счет оговоренной суммы. По рукам?
   - По рукам!
   - На полигоне все-таки надо будет что-то взорвать. Я хотел бы, чтобы была взорвана твоя полутонна аммонита. Не просто хотел бы, это мое обязательное условие.
   - Если поставки действительно недорого - будем взрывать аммонит в течение трех суток после получения боеприпасов. Пропорционально полученному.
   - Договорились.
  
   Миллионер одернул кожанку, придержал кобуру с "маузером" и сел в "мерседес". Устроившись поудобнее, он достал газету "Правда" со статьей Ленина и погрузился в чтение.
  
   Колун помахал отъехавшему лимузину вслед.

Оценка: 5.42*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015