Okopka.ru Окопная проза
Ал Алустон
Невольничий рынок

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 6.06*31  Ваша оценка:


   Невольничий рынок
  
   Калита вел переговоры по Скайпу с одним из "партнеров" с противоположной стороны.
   - ... Кириченко Роман Степанович, 1992 года рождения, здоров, рядовой ВСУ, мобилизованный, из села Полтавской области, в семье, кроме него, еще двое детей. Имеют огород, откармливают кабанчика...
   - Кабанчик - это хорошо. Уже что-то, - удовлетворенно произнес интендант ВСУ. - Даю за этого солдата три штуки маскировочной сетки три на шесть.
   - Так она у тебя старая, подгнившая, рваная.
   - Ну четыре.
   - По рукам. Следующий - Коваленко Дмитрий Тимофеевич, 1991 года рождения, здоров, рядовой ВСУ, мобилизованный, из районного центра Житомирской области. Отец сидит, мать уборщица. Сестра школьница.
   - Беру по минималке, - твердо сказал интендант.
   "Минималка" означала три ящика ручных кумулятивных гранат РКГ-3, принятых на вооружение еще в 1950 и никому не нужных из-за появления РПГ, или РПГ-2 с ящиком гранат (снятые с вооружения в связи с появлением РПГ-7), или ручные дымовые гранаты и т.д. Интендант ВСУ придерживался "американского" правила - не поставлять летальные вооружения. Если что теоретически и представляло опасность, то по сроку годности давно уже мало на что годилось. Но за излишек пленных, которых не на кого было менять, и это получить было неплохо.
   Пленных допрашивала разведка (состав и дислокация части, вооружение, снабжение, командование, родственники за границей, активные бандеровцы на родине, активные антибандеровцы), потом Калита составлял "резюме" о материальном положении захваченных бойцов хунты. Интендант ВСУ имел отлаженный механизм превращения пленных в свободных, а имущества и доходов их семей - в свои доходы.
   - Твоя минималка вся нестреляющая!
   - Все честно. Даю нестреляющее оружие за невоюющих солдат.
   Калита хмыкнул.
   - Ладно... Хомченко Богдан Романович, 1993 года рождения, здоров, рядовой ВСУ, мобилизованный, из Кировограда. Отец продавец в магазине, мать - учительница. Сестра - проститутка в Италии...
   - Хорошему же мать дочку научила! - хмыкнул интендант. - Даю пятнадцать ящиков РКГ третьих.
   - Да твои РКГ - мусор на парашютиках! - возмутился Калита. (Гранаты для попадания в цель нужным концом снабжались маленьким куполом).
   - РПГ-2 возьми.
   - За валютную проститутку - РПГ-2? - возмутился Калита. - Это же недостойно эвропэйського выбора!
   - А чего ты хочешь?
   - Автомобили!
   После непростых переговоров интендант выделил за солдата с сестрой-проституткой два "уазика" - один без колес, другой без карбюратора. Судя по тому, что из них не собрали один рабочий, были еще какие-то проблемы, о которых визави Калиты не знал. "Уазики" были ценным приобретением, на них ставили пулеметы и превращали в "тачанки".
   - Карманчук Федор Викторович, 1987 года рождения, здоров, сержант МВД, боец батальона "Криворожье"... В плен попал за криворучье, - пошутил Калита.
   Милицейский - это было серьезно. Милиция - это власть, фабрикация уголовных дел, вышибание долгов, крышевание и взятки. За милицейского сержанта был положен приличный куш.
   - Точно МВД? - переспросил интендант.
   - Ты же знаешь, у меня гарантия. Они все ко мне после разведки попадают. Могу назвать поименно весь его довоенный отдел и номер милицейской машины.
   За сержанта Калита получил тридцать ящиков 82-мм минометных мин 1947 года выпуска. Мины интендантом были причислены к нелетальному оружию, т.к. больше половины давали осечки или не взрывались.
   Дальнейший торг пополнил запасы отряда армейскими биноклями, трубами разведчика, сошками для винтовок Мосина (роскошные трехножные сошки с шарниром), дымовыми гранатами к "Туче", маскировочными сетями, бухтами МЗП-1М ("путанки"), рюкзаками десантника, надувными плащ-палатками "Дождь", полевой кухней ПК-39 с чугунным котлом, старинными станковыми гранатометами СПГ-82 и множеством старых гранат, мин и РПГ.
   Сошки для винтовок Мосина ставились на самые качественные экземпляры, лично отобранные и отстрелянные Карасем. Они выдавались лучшим стрелкам и обеспечивались вручную отобранными патронами. Так что даже без оптики можно было вести снайперскую стрельбу на близких расстояниях.
   СПГ-82 был хорош тем, что использовал боеприпасы, которые больше ни к чему не подходили, давно пережили срок хранения и теперь раздавались бонусом к прочим приобретениям. Несмотря на устарелость, гранатомет уверенно и метко пробивал кумулятивными гранатами железобетонные стенки блок-постов с дистанции до 200 м.
   Нестреляющее оружие все равно оставалось оружием, и могло быть использовано с выгодой. РПГ-2 раздавали на блок-посты, гранатометы выглядели в глазах "мирняка" угрожающе и повышали авторитет бойцов. Также, по неизвестным для Калиты причинам, старое оружие пользовалось спросом в разведке.
   А Ломоть делал в подконтрольных хунте городах закладки - 5 "наганов", 2 винтовки Мосина, 2 РПГ-2 с двумя гранатами к каждому, а потом "обменивал" эти тайники в СБУ. Ополчение теряло устаревшее оружие, а получало взамен действующую агентуру противника низшего уровня - наблюдателей и корректировщиков. Людишки это были дешевые и поганые, но вред могли нанести серьезный.
   - Ты, часом, солдатиков на органы не продаешь? - поинтересовался Калита. - А то про твоих товарищей по бизнесу много нехорошего рассказывают...
   - Да ты что! Передаю хлопцев на руки родителям или их представителям. Сами солдатики ведут опознание и переговоры. Иногда, правда, представители выглядят очень подозрительно... Но раз хлопцы с ними уходят, то не мне встревать. Не, я темными делами не занимаюсь. У меня - репутация! Не станет репутации - не будет бизнеса.
   - Это верно. Ну, на сегодня у меня все. Остальных придержим для обмена на наших.
   - Погоди...
   - Да?
   - Тут один помощник военного прокурора на меня дело "шьет". Типа, я незаконно торгую оружием...
   - Гнусная клевета! - возмутился Калита. - Это переворот киевский незаконный, и власть хунты незаконная, а ты даешь людям возможность получить свободу.
   - Вот-вот, - обрадовался поддержке интендант. - Я даю людям свободу, а все остальное - неизбежные издержки... Так вот, надо бы этого помощника прокурора того... списать вчистую.
   - Ну... это дело непростое... на блок-посту же он не сидит. Это в тыл надо группу засылать. Фронт прорывать.
   - Понимаю, понимаю... Дам наводку, где живет, куда и на чем ездит. А также возмещу расходы и дам приличный гонорар!
   - Поподробнее, пожалуйста.
   - Живет он в доме напротив...
   - Поподробнее насчет возмещения и гонорара, я имел в виду.
   - Ну... Дам пятьдесят ящиков универсальных вышибных камер, это пятьсот штук.
   Универсальные вышибные камеры используются для минирования при помощи, как правило, забракованных артиллерийских снарядов и мин. Сама камера оружием не является.
   - Ну и куда нам они? Нам в них заряжать нечего. Нет, это несерьезно.
   - А еще "уазик" только что после капремонта!
   Молчание.
   - С полным баком, и две канистры по 20 литров, тоже полные!
   Молчание.
   - Еще тридцать ящиков мин!
   - 1947 года?
   - Ну... Они паршивые, но зато много.
   - Тридцать ящиков - это не много.
   - Пятьдесят!
   - Восемьдесят, и десять бронежилетов.
   - Бронежилеты дам четвертого класса, - смиряясь с ценой, уточнил интендант.
   - Хорошо, я рекомендую командиру взять операцию в разработку.
   ***
   Пленных передали, товар от интенданта поступил в полном объеме и надлежащего (отвратительного) качества.
   Помощника военного прокурора брала группа во главе с самим Ломтем. Дело было сделано ночью, без единого выстрела. Заказчик признал работу выполненной, без претензий.
   ***
   И вот - очередные переговоры.
   - Палий Владислав Юрьевич, здоров, 1979 года рождения, помощник военного прокурора...
   - Как?! Тот самый?
   - Да. Захвачен по твоему обращению. В прекрасной форме. В плену уверенно овладел шанцевым инструментом, роет окопы. Будешь брать?
   - А я думал, проблема решена... Столько добра всякого отдал...
   - Так решена же. Дело против тебя рассыпалось, прокурорский в плену. С нашей стороны все честно.
   - Что же у вас такой плен ненадежный! Держали бы уж до конца!
   - Плен как плен. Подумаешь, какой-то прокурорский, мы что, из-за него систему переделывать будем? Так что, берешь его? Разведке он уже не нужен, все уже рассказал.
   - А можете его подержать подольше? Я компенсирую...
   - Нет, наших пленников мы держим на общих основаниях. Но если хочешь, можешь выменять его и держать у нас. Дорого не возьмем, у нас не гостиница. Режим и срок сам определишь.
   - Хорошо, я выменяю его... Мины, машина и броники будут к концу недели.
   - Только цена у него теперь выше, - сообщил Калита. - У прокурорского папочка на тебя, а эта папочка должна в цене учитываться.
   - Папочка в руках пленного не стоит ничего.
   - Так он не навсегда пленный. Как и все.
   - Ну... даю сверху еще десять ящиков гранат к РПГ-2.
   - Это мусор.
   - Еще тридцать ящиков мин 82.
   - Если старые - восемьдесят.
   - Ну, старые... Ладно, восемьдесят.
   - Хорошо, об обмене договорились. Теперь о содержании...
   На той стороне раздался протяжный тягостный вздох.

Оценка: 6.06*31  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015