Okopka.ru Окопная проза
Ал Алустон
Голоса

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения] [Рекламодателю] [Контакты]
Оценка: 4.75*44  Ваша оценка:


   Голоса
  
   Даже для неисправной бронетехники находилось важное применение.
  
   Обушок привел БМП на блок-пост на окраинах Ивановки, доложился командиру поста, получил данные по ориентирам и расстояниям до них, въехал в окоп, взял под прицел свой сектор ответственности. С машины сняли топливный насос, погрузили на подъехавший вместе "коробкой" пикап с автобазы, увезли ремонтировать.
  
   Обушок поздоровался с бойцами. Ополченцы с большим интересом рассматривали БМП-2 - самую мощную силу отряда. Командир поста и Обушок перевели этот интерес в практическое русло.
  
   Наводчик разъяснил, куда надо целиться, чтобы поразить бронетехнику - прицелы, люки командира и мехвода, которые часто высовываются наружу, триплексы наблюдения экипажа и десанта. Бутылки с зажигательной смесью следовало бросать за башню - на крышу десантного отделения у БМП и БТР или моторного отсека у танков. ПГШ (партизанские гранаты Шавгулидзе образца 1943 г., изготовленные из промышленной взрывчатки - аммонитовой шашки, вставленной в отрезок трубы, засыпанной рубленой проволокой и гвоздями, капсюля-детонатора, куска бикфордова шнура) следовало метать под гусеницы. Из РПГ можно было стрелять куда угодно, лишь бы не в противокумулятивную решетку и не в навесы динамической защиты. Но лучше, конечно, в корму, борт или стык башни с корпусом.
  
   Потом бойцов стали обучать навыкам мотострелков - усаживать на места для десанта, вставлять оружие в амбразуры. Сначала каждый трижды влез-вылез в десантное отделение через кормовые и потолочные люки, а также на десантное место рядом с мехводом. Потом стали проделывать это на время. Потом с усложнением - в десантное отделение "укладывали раненого". Бойцы учились охотно, понимая, что БМП в случае чего вывезет их из-под огня.
  
   Дальше Обушок принялся учить десант пользоваться танковым переговорным устройством.
   - Посадка закончена, - произносили бойцы стандартную фразу-сигнал, придерживая облезлый шлемофон на голове и включая ТПУ.
   Или:
   - Десант готов к спешиванию.
  
   Один боец, совсем еще подросток с громким позывным "Гранит" после обычной фразы добавил:
   - Пользуясь случаем, передаю привет папе и маме! А также моей девушке Марине!
   Он немного задумался.
   - И еще Люде, она тоже очень хорошая девушка!
   Гранит снова задумался.
   - Какая мама, какая хорошая Люда? - рассмеялся Обушок. - Это ТПУ, тебя слышат только в "коробке".
   - Так переключите ТПУ на радиостанцию, - посоветовал Гранит.
  
   Тут настала очередь задуматься Обушку. Радиостанция на БМП была, но он ею никогда не пользовался. На операциях обычно командир был рядом в башне. Редко - поддерживал связь по портативной рации.
  
   Затруднения наводчика были решены одним из бойцов. До войны он был телемастером. Антенна была подключена и настройка частоты сделана еще предыдущим, хунтовским экипажем - на канал, обычно используемый экипажами бронетехники и САУ. Нужно было сделать совсем немного.
  
   Рация включилась, импровизированный радист перевел переключатель рода работы ТПУ для работы на радиостанции.
  
   Гранит снова нахлобучил шлемофон и произнес:
   - Папа и мама, вы меня, конечно, не слышите, но все равно вам привет! И от моих товарищей тоже! Мариночка, моя хорошая, и тебе привет! Люда, ты на меня не обижайся, и тебе привет!
  
   Паренек замолчал, не зная, что еще сказать.
  
   - Ты откуда, парень? - вдруг донеслось из радиостанции.
   Гранит подумал, что его спросил Обушок, находящийся в башне.
   - Да ты же знаешь. С улицы Калинина.
   - С какого города? - продолжал голос.
   - Так с Ивановки же, - отвечал Гранит, начиная понимать, что он разговаривает вовсе не с Обушком. И не с кем-то знакомым вообще.
   - Привет, Ивановка! Мы - Славянск!
   - Привет, Ивановка, мы - Краматорск!
   - Привет, Новороссия! Мы с Дона!
  
   Радиус действия радиостанции был 20 километров, и слова Гранита разнеслись по всей округе.
  
   - Мы вместе, братья! Мы с Кубани!
   - Привет, Новороссия! Мы с Забайкалья!
   - Мы с вами, друзья! Мы с Амурской области!
   - Северный Урал приветствует братьев! За победу!
   - Нижний Новгород с вами!
   - Привет из Питера, мужики!
   - Мы из Калининградской области, привет!
  
   Бойцы, затаив дыхание, слушали голоса соратников. Добровольцы прибыли в Новороссию со всех концов огромного Русского мира. Маленький пост с крошечным гарнизоном плохо вооруженных и плохо обученных солдат, кривовато установленный железобетонный колпак с надписью аэрозолем "Костя + Вика = Любовь", замаскированный городским мусором, оказались передовой крепостью могучего народа.
  
   - Да здравствует Новороссия! - продолжало звучать в эфире. - Мы из Тулы!
   - Мы из Екатеринбурга. Мы вместе, ребята!
   - Мы из Сербии. Будьте здоровы, братья!
   - Мы из Тверской области. Привет!
   - Мы из Астрахани! Жмем руки, братья!
   - Мы из Гомельской области! Да здравствует Новороссия!
   - Мы из Харькова! Мы боремся вместе!
   - А мы с днепропетровщины! Новороссии - ура!
   - Мы с Хабаровского края! Всем привет, братья!
   - Мы с Одессы. Победим здесь и пойдем на запад!
   - Мы с Запорожья! За победу, казаки!
   - Мы с Казахстана! Мы вместе!
   - Мы из Финляндии! Вместе победим!
   - Мы из Осетии! Здравствуйте, друзья!
   - Мы из Армении! Привет, Новороссия!
  
   А потом произошло то, что ополченцы почему-то не ожидали.
   - Мы тоже из Одессы, - произнес мрачный голос. - Мы здесь по мобилизации. Мы не сами. Мы не хотим войны.
   - Мы тоже из Харькова, - присоединился к нему другой. - Когда вы нас освободите?
   - И нас освободите, Николаев...
   - Мы хотим домой, Полтава...
   - Долой войну, Херсон...
   - К нам тоже придите, в Закарпатье...
   - И Киев тоже освободите! Пожалуйста...
  
   В эфире завыло, загудело, зашипело.
   - Прыпыныть розмовы з ворогом! Негайно! Це прыказ! - голос бандеровского командира то усиливался до дребезжания, то ослабевал до писка. - Усим заборонено увыходыты в эфир! - Бандеровец снова стих до писка и перестал быть слышен. В эфире наступила пауза.
  
   Сейчас радиообмен шел между станциями, установленными на бронетехнике и САУ, нагвардия и фанатики Майдана такой техники не имели, поэтому в эфире отсутствовали. Но какой-то армейский киевского режима все-таки вторгся в радиообмен.
  
   - Пропали бабушка и маленькая девочка, - внятно и размеренно вдруг произнес печальный женский голос. - Девочка одета в розовое платьице, на голове два бантика - красный и белый. Девочку зовут Галочка. Бабушку - Ольга Сергеевна. Пропали три дня назад. Поехали в город лечить зубик Галочке. Очень у нее зубик болел... - голос дрогнул, пресекся. - Очень добрая, послушная, спокойная девочка. Четыре годика. Если кто видел, кто что-то знает, отзовитесь. Звоните по телефону...
   - ... негайно! - вновь зажужжало в эфире. - Заборонено! Розмовы з ворогом е нэзаконни!
  
   Из радиостанции послышалось размеренное шипение - видимо, ВСУ включило глушилку.

Оценка: 4.75*44  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на okopka.ru материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email: okopka.ru@mail.ru
(с)okopka.ru, 2008-2015